Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей





* * * * * 8 голосов

Эндшпиль, ход первый.

Написано Mr.Nobody, 10 Сентябрь 2013 · 710 просмотры

Я посмотрел на свою правую руку. Та слегка подрагивала, пальцы сотрясались мелкой дрожью. Я положил руку на стол, но это не помогло. Сжав ладонь в кулак, я перехватил взгляд собеседника, мгновение назад пристально изучавшего мою непослушную конечность. В карих глазах мужчины не читалось ничего, кроме сочувственного понимания. Ни проблеска насмешки.

— Гарри, ты знаешь, почему я тебя вызвал.

Короткостриженный блондин, сидящий напротив меня, сумел лишь чуть переменившейся позой и выражением лица показать свою полную неосведомлённость. Я внутренне позавидовал такому актёрскому мастерству. Впрочем, за те годы, что он прожил, иного ожидать и не стоило.

— Сэр? — вопросительная интонация удалась ему особенно хорошо. — Не имею ни малейшего понятия, сэр.

Я положил руку на досье, лежащее передо мной так, что находившемуся напротив меня мужчине были видны слова, напечатанные на обложке. Там было написано Гарри Райт. Надо отдать должное моему визитёру — он ничуть не изменился в лице, прочитав своё имя.

— Сегодня ночью твой непосредственный начальник, Андриан Хилл, был найден мёртвым около двери в собственную ячейку. Причина смерти ещё устанавливается, но, похоже, что это был несчастный случай. Крайне неудачное падение, — последняя фраза была излишней.

Гарри чуть склонил голову.

— О, — произнёс он после недолгого молчания. — мне очень жаль. Мистер Хилл был выдающимся человеком и прекрасным руководителем.

— Да, несомненно. — Я помедлил. — Третья смерть за полтора месяца. Во всех случаях непосредственным кандидатом на повышение являлся ты. Совпадение?

Райт сцепил руки в замок, чуть склонившись ко мне.

— Это намёк? Да, цепь трагических случайностей позволила мне продвинуться по службе, но я бы никогда… — на протяжении всей фразы его голос наполнялся умеренным, ни в коем случае не переходящим грань негодованием, — Никогда не стал бы совершать… такое. Поверьте, сэр, я ничуть не в восторге от подобных событий.

Я откинулся в кресле. Левой рукой достал пачку сигарет, вытащил одну. Правая рука ещё немного тряслась, когда я послал импульс зажигалке. Глубоко затянувшись, я выпустил клуб дыма.

— Сэр? Если позволите, я бы предпочёл, чтобы вы не курили при мне. Я не люблю запах табака.

Ровный голос, ни следа раздражения. Не стоило и пытаться поймать его на таком.

— Увы, я всё же продолжу. Но вернёмся к причине, по которой я вызвал тебя. Мне крайне не нравится, что сотрудники Отдела Контроля продолжают умирать один за другим, как мухи. Да, случайности выше нас, но не всегда дело заключается в одном лишь случае, не так ли?

Блондин кивнул головой, пристально глядя мне в глаза. Никаких эмоций, полнейшее спокойствие и безмятежность. Рядом с ним я ощущал себя стопятидесятилетним младенцем.

— Как вам угодно, сэр. Но я не властен над судьбой, поэтому могу лишь надеяться, что подобного больше не произойдёт.

Мне не оставались ничего иного, кроме как выдохнуть очередное дымное облачко, постаравшись сделать из него кольцо. Искусство пускания колечек было для меня недоступной магией, в чём я лишний раз и убедился. Всматриваясь в получившееся убожество так, будто оно способено было поведать мне правду о смерти Адриана, я проронил:

— Что ж, я тоже на это надеюсь. И буду пристально, очень пристально следить за обстановкой в дальнейшем, — хотя я и без того знал, почему умер Хилл, — А ты… ты заинтересовал меня. Я пригляжу за твоей работой.

Секундная лёгкая улыбка мелькнула на лице Гарри.

— Я польщён, сэр. Вы оказываете мне честь, сэр. Не мог на такое и рассчитывать.

Сделав ещё одну затяжку, я перевёл взгляд на левое ухо блондина. Нехитрый приём, но действенный. Некоторые приходили в смущение, когда их собеседник вдруг начинал смотреть отрешенным взором словно сквозь них. На новоиспечённого руководителя аналитической группы это, впрочем, не оказало никакого действия.

— Удачного дня, Гарри. Не смею задерживать.

Райт поднялся из-за стола, слегка поклонился — скорее, обозначил кивок и, аккуратно поправив бежевый плащ, вышёл из моего кабинета. Звук его шагов, давно пропав из зоны слышимости, продолжал набатом стучать у меня в голове. Я докурил сигарету, бросил окурок в компактный дезинтегратор мусора, выполненный в виде старомодной позолоченной пепельницы, изображающей русалку, держащую в руках раковину. Короткая вспышка — и пепельница пуста.

Закрыв глаза, я минуту посидел так. Голова чуть кружилась из-за первой сигареты за сегодня и постоянного недосыпа. Потом, встряхнувшись всем телом, я открыл досье и начал просматривать его с самого начала.

Гарри Райт, мужчина. Родился 10 июля 982 года Эры Вечной Жизни в городе Аллентаун. Блондин, средний рост, карие глаза. Отец…

Проклятье. Ему почти четыреста лет, и он только сейчас решил продвинуться по службе. Сидел себе тихо и незаметно, а теперь с чего-то вздумал стать летуном. Зачем? Почему? Да ещё и в самом Отделе Контроля…

Четыреста лет. В два с лишним раза старше меня. И был до недавнего момента мелкой сошкой. Такие не останавливаются сами. Раз уж он решил рискнуть, то наверняка метит на моё место. И его от кресла начальника местного Отдела уже отделяет лишь пара людей.
От перспектив становилось совсем безрадостно. Посмотрев на правую руку, я приглушённо выругался. Злосчастная конечность дрожала, и мне никак не удавалось утихомирить её. С трудом закрыв папку с биографией человека, только что побывавшего у меня в кабинете, я встал. Полумрак комнаты прекрасно сочетался с моим настроением. Шкафы с документами замерли тёмными призраками. Единственным источником освещения была лампа на столе, дававшая света ровно столько, чтобы комнату нельзя было назвать погружённой во мрак. Я нажал на кнопку в столе, включая верхний свет. Зря я пытался нагнетать обстановку. Этого парня такими фокусами не проймёшь.

Я подошёл к стене, при моём приближении ставшей прозрачной. Солнце почти полностью скрылось за серыми облаками, густой туман не давал рассмотреть всё как следует. Временное окно позволяло различить лишь другие небоскрёбы — грандиозные сооружения из металла и преобразованного пластика, пиками устремлявшиеся в небо. Между величественными зданиями, по идее, должны были мелькать маленькими каплями мобили, но разглядеть их представлялось нереальным. Где-то вдалеке вырисовывался громадный силуэт чего-то поистине монументального. Даже белёсое одеяло мглы не могло полностью скрыть его — Рассвет. Величайшее достижение человечества со времён изобретения виталиса. Космический корабль, способный доставить человека к свету иных звёзд.
Аллентаун — маленький городок по меркам Объединённой Земли, но близость космодрома и сопутствующих ему заводов делала его одним из важнейших мест на этой планете.
Я прислонил переставшую дрожать ладонь к нечёткому контуру гиганта. Некоторым символам не требуется величественное название. Они являются вещью в себе.
Убрав руку с пластика окна, я отвернулся, позволяя ему снова помутнеть, превращаясь в ничем не примечательную стену. У каждого в этом городе были свои обязанности. И мои заключались в том, чтобы люди в Аллентауне и на самом космодроме не увлекались, перемещаясь по вертикалям.

Наручный хронометр пискнул, напоминая про время. Я мельком глянул его, достал из потайного кармана костюма небольшую баночку. Открыв её, я вытряхнул маленькие капсулки себе на ладонь. Всего семь штук. Скоро нужно будет брать новые. А тут ещё этот Райт. Я бы совсем не обрадовался, обнаружив одним прекрасным днём в одной из пилюль вместо виталиса яд.

Проглотив одну таблетку, я убрал остальные, спрятал пластиковую коробочку вместе с её драгоценным содержимым. Сколько мороки у меня из-за этих крох…

С виталиса началась Эра Вечной Жизни. Последствия долголетия стали проявляться очень быстро. Возникшее перенаселение затопило города, а невозможность продвинуться по службе — куда стремиться, если ты всё равно не сможешь подняться выше по рангу из-за бессмертных, не желающих уступать свои уютные кресла? — и невозможность решить проблему растущего голода побудили правительство Объединённой Земли выпустить один незначительный на первый взгляд закон — закон о вертикалях. Рабочие места разделялись на разные сектора. При уходе вышестоящего сотрудника служащий чином ниже автоматически получал занимаемую предшественником должность. В любом случае.
За пару месяцев количество смертей от несчастных случаев превысило все мыслимые показатели. Это позволило частично решить проблему перенаселения, но участившиеся случаи открытого устранения заставили правительство сформировать отдельный орган для раскрытия подобных дел — Отдел Контроля. Впрочем, в нём самом подобные казусы были отнюдь не редкостью. Ближайшим примером мог послужить яркий взлёт недавнего мелкого клерка — Райт, ещё одна причина для головной боли. Будто иных недостаточно…

Вертикали, а также ужесточение законов вплоть до смертной казни за малейшие проступки позволили хоть как-то регулировать численность населения. Однако все эти репрессии имели за собой ещё одну цель — в человеческом теле при смерти выделялся гормон, необходимый для производства виталиса.

Я сел обратно в кресло, мельком просмотрел досье Райта ещё раз и, вздохнув, отложил его в сторону. Слегка надавил пальцами на закрытые веки, разминая глазные яблоки. Боль, сравнимая с болью от попавшей в глаз песчинки, и не думала прекращаться.
Раздавшиеся рядом с дверью шаги возвестили о том, что кто-то подходил к моему кабинету. Кто-то аккуратно — на грани слышимости — поскрёб косяк, затем, набравшись смелости, постучал. Я помассировал виски, лениво гадая, что могло понадобиться визитёру.

— Войдите!

В распахнувшемся дверном проёме возник мой помощник. Растрёпанная причёска и запавшие глаза придавали ему нездоровый вид, а врождённая бледность вкупе с худощавостью выдавали сидевшую в нём смертельную болезнь. Впрочем, он был совершенно здоров, а о случаях смертельных заболеваний и вовсе не слышали уже почти два тысячелетия.

— Сэр, отчёт, сэр. И у вас встреча с мистером Льюисом через полчаса, сэр. Вы просили напомнить, сэр.

Если есть на свете вещи хуже, чем угроза моей жизни со стороны всяких выскочек, то именно они со мной и случились: плохая ситуация на подконтрольном участке и встреча с начальством. Зачастую эти ситуации ходят рука об руку.

— Конечно, Перси. Спасибо.

Я даже не пытался скрыть недовольства. Перси, немного постояв около стола, с робостью спросил:

— Что-то ещё, сэр? Чаю или кофе, сэр?

Я махнул рукой, показывая на дверь.

— Нет, обойдусь. А теперь, если ты позволишь… — такой мерзкой интонации не ожидал я сам.

— Простите, сэр. Ухожу сэр. — Первой реакцией человека, впервые встретившего моего помощника — конечно, после вопля оно живое?! — стала бы жалость. Такое забитое существо ещё поискать надо. Неудивительно, что он сумел убрать всех мешавших ему. На людей, подобных Перси, зачастую не обращаешь внимания.

Он был прекрасным помощником. Более того, Перси, в отличие от летунов, предпочитавших взлетать по вертикали так быстро и высоко, насколько это вообще возможно, относился к приспособленцам. Те сидели на одном месте по несколько лет, привыкая к новой обстановке и присматриваясь к своей следующей жертве. Зато их работа отличалась такой аккуратностью, что комар носа не подточит. Почти все, кого Отдел Контроля ловил, были из летунов. В самом же Отделе сдавать своих вообще считалось моветоном — если они не слишком зарывались. Проклятый Райт. Два кресла до меня.
Радовало только то, что летуну придётся прикончить Перси, чтобы добраться до меня. А мой секретарь, несмотря на кажущуюся робость, был далеко не прост. Какое счастье, что он ещё минимум года полтора не станет пытаться совершить что-то… неудобное для меня.
По мере прочтения отчёта за последний месяц мне становилось всё хуже. Количество происшествий на строительной площадке увеличилось на двадцать процентов. И это были не стандартные Дженкинс подавился кофе, запивая кусочек печенья или На голову парня из бригады номер семь упал кусок углепластика. Умирали чины, опасно близкие к высоким.
К запуску “Рассвета” число желающих получить награду за успешно проделанную работу стало зашкаливать. Под конец папки пошла откровенная мокруха, и я с отвращением захлопнул отчёт. О, мне ситуация была известна. Но получение такого яркого свидетельства отбивало всё желание продолжать чтение.

Боясь за свои жизни, руководство, ответственное за возведение космолёта, прятало чертежи и другие разработки в надежде хотя бы так выиграть смертельную гонку. Без толку. Видные физики и инженеры постоянно пропадали, с ними происходили разнообразные досадные случайности. И так происходило всё время строительства. В итоге естественный отбор взял своё — к власти на площадке пришли самые хитрые, но не умные. Звездолёт, который человечество могло бы закончить ещё около тысячи лет, стоял, ветшая и ржавея. В его конструкцию вводились изменения, обновлялись некоторые части. Чертовски медленно, но упрямо люди занимались своим делом — не забывая о себе. А я должен был сдерживать их. Попытка заткнуть прорвавшую дамбу руками и то оказалась бы удачнее.

Сейчас же дело пошло по нарастающей. И вот с этим я должен отчитываться перед Льюисом.

Спрятав порочащие меня как начальника Отдела Контроля Аллентауна бумаги в стол, я вызвал пульт управления кабинетом. Пару минут спустя мне всё же удалось настроить местную антенну на приём. Никогда не любил механические штучки.

Льюис предпочитал являться ко мне самолично, хотя и использовал только частичный перенос. У него не было времени на полную транспортировку, говорил он. Если порой у меня и появлялось желание задушить кого-нибудь собственными руками, так это начальника.

Я закурил, ожидая, когда сигнал подтвердится и мужчина сумеет переместиться ко мне. Тонкие струйки дыма уходили к потолку, рассеиваясь, перед своеобразной смертью порождая причудливые образы.

Раздавшийся совсем рядом от меня голос заставил меня невольно подскочить в кресле, чуть не выронив сигарету.

— И этим вы занимаетесь на работе, Уотсон? Пялитесь в потолок?

Сохранить лицо в такой ситуации не представлялось возможным.

— Поверьте, мистер Льюис, это далеко не всё, чем мне приходится заниматься.

— О, не сомневаюсь, — маленькие глазки толстяка напротив меня сощурились от удовольствия. Сквозь Чарльза Льюиса, генерального директора Отдела Контроля и одного из членов Парламента Объединённой Земли, вполне можно было разглядеть стену напротив. Частичный перенос, он такой.

— Итак, начнём? — лысый боров даже не удосужился выслушать мой ответ, — как обстановка на объекте Рассвет?

Я почувствовал, как мелкой дрожью затряслась моя рука. Только не здесь, только не сейчас…

Ехидная улыбка Льюиза сводила меня с ума.

— Как обычно. Люди суетятся, люди строят, люди ссорятся. Штатный режим, — бой ещё не был проигран, но всё шло именно к этому. Слишком большое преимущество у него было с самого начала.

— Ссорятся? О, но ваша работа как раз и состоит в том, чтобы предотвращать. Предотвращать, — толстяк посмаковал это слово так, словно это было отличное блюдо, — проблемы.

Меня всегда удивляло, что с современными возможностями Чарльз не исправил себе внешность. В отличие от моей неизлечимой болезни, убрать лишний вес и нарастить волосы было делом одного часа. Мне оставалось лишь теряться в догадках. Возможно, подобное отречение было признаком, по которому угадывался один из Парламента. Чисто теоретически высший орган власти Земли был выборным, но с установления Эры Вечной Жизни голосований не проводилось. А ещё в Парламенте ни разу не менялся состав. В безумной круговерти вертикалей это говорило о многом.

— Стараемся изо всех сил. Наш Отдел хорошо работает в постоянно изменяющихся условиях, и нам удалось…

Враньё с невинным лицом удавалось мне просто прекрасно. Но обмануть тысячелетнего интригана? Хотя, возможно, виновата моя рука. Мне пришлось спрятать её под стол, но это не помогло.

— Двадцать процентов… — протянул Льюиз. Я поперхнулся на полуслове. — Двадцать. Проклятых. Процентов. В которые входят чистые убийства. И ни одного задержанного.

Крыть было нечем.

— Весь мир пристально следит за грядущими событиями, — почти ласково продолжал генеральный директор, — А вы… вы не справляетесь. Знаете, что случится, если уберут кого-нибудь из генерального отдела? Нынешние кретины два плюс два сосчитать не способны, а кто придёт на их место? — его голос повышался, — Или вам напомнить, что случилось около трёхсот лет назад в схожей ситуации?

Я помотал головой. Мутная история со взрывом одного из участков из-за халатности работников. Её не освещали, но тогдашнему главе Отдела пришлось очень и очень несладко. Когда-то давно я пообещал себе, что пущу импульс в лоб, если проколюсь настолько. Иначе будет гораздо, гораздо хуже.

Чарльз пошевелил пальцами, посмотрев на мою левую руку. Я опомнился, когда увидел почти прогоревшую сигарету. Торопливо затушив её и кинув в пепельницу, я перевёл взгляд обратно на Льюиса.

— Щекотливая ситуация, Уотсон. Люди начинают разочаровываться в идее космических полётов. Лучше бы вам сделать всё как надо. Человечество не должно отвести восторженных взглядов от Рассвета. Но, если эти взгляды вдруг станут… иными, у нас всех появятся трудности.

Внезапная мысль молнией проскользнула в моей голове, ошеломив настолько, что заставила беспокойную ладонь замереть на секунду. Генеральный директор… боялся. Вот так вот просто. Пытаясь скрыть этот факт от всех, в том числе и от себя. Если люди забудут про Рассвет, то куда они будут смотреть? На общество, в котором нужно постоянно оглядываться через плечо? На нехватку еды? На… правительство, допустившее такое?

Парламент, эти кукловоды — что с ними станет? Этот вопрос заставил меня криво усмехнуться. Льюис не удивился столь резкой смене настроения. Или сумел скрыть это.

— Помни, Стивен. Парламент наблюдает. Мы рассчитываем на этот корабль.

Продолжая улыбаться, я ответил, глядя на то, как толстяк начал растворяться в воздухе.

— Я запомню… Чарльз.

Блаженный момент ответного выпада. Лицо генерального директора скривилось, когда я назвал его по имени. Самодовольные ублюдки и через тысячу лет остаются самодовольными ублюдками. Этого в них не изменить.

Льюис исчез, оставив меня в гордом одиночестве. Руку слегка потряхивало, изредка по ней проскальзывали вспышки боли, но я был доволен собой. Мне всё же удалось нанести ответный удар — по правде говоря, ничтожный укол, но когда тебя громят в пух и прах, то начинаешь радоваться ничтожным победам. Невольно потянувшись к сигаретам, я остановил себя. Очистка крови от никотина была штукой болезненной, поэтому стоило притормозить. Вместо этого я закрыл лицо руками, давая отдых усталым глазам.

В сущности, ничего плохого в вертикалях не было. Если, конечно, если ты не глава Отдела Контроля. Всего лишь адекватная реакция на приобретённое бессмертие, отличный способ регулирования населения. И всё равно слишком много людей. Вот тут и выходит на первый план Рассвет. Но до него ещё надо дожить…

Наверное, прошло не меньше пяти минут, прежде чем я каким-то шестым чувством ощутил, что в кабинете находится кто-то посторонний. Перси стоял в дверях. Вид у него был такой, будто он прямо сейчас свалится в обморок. Мой помощник всегда выглядел запуганным, но не до такой степени. Сердце ёкнуло.

Перси с трудом начал говорить, трясясь мелкой дрожью:

— Я-я-я-я… не хотел говорить, по-пока ми-мистер Льюис был здесь. Он всё-всё-всё равно узнает, но…

Я похолодел. У моего секретаря был вид смертника.

— Купер мёртв. Найден убитым в своей квартире, с-сэр.

Я обратился в камень, весь липкий от пота. Мысли замерли, в мозгу стучало Боже. Даже рука замерла, словно в предвкушении…

— К-какой Купер? Т-тот самый? — я стал вторить Перси в заикании.

— Д-да. Купер Картер, сэр. Сэр. Сэр. — помощника заклинило.

…чтобы содрогнуться в приступе конвульсий. Боль в ней усилилась, став почти нестерпимой.

Новости хуже придумать было нельзя. Даже весть о сердечных приступах, поголовно подкосивших всё руководство площадки, звучала бы не столь скверно.

— Мы в дерьме. По уши в целом море дерьма, — я чуть не выронил пачку, доставая сигарету левой рукой. В груди ощущался целый пласт льда, в горле застрял комок.

К дьяволу контроль никотина. Приговорённым к смерти всегда положена последняя сигарета.




Нет. Если и писать об этом мире, то полноценную повесть (хотя бы). А я сильно сомневаюсь, что она будет столь атмосферной.

А написано просто прекрасно. Если не секрет сколько времени (часов, приблизительно) работали?

 

Жаль, я ведь начал работать над продолжением. Впрочем, его можно просто не читать, верно?

 

Пара часов на само написание. Потом редактура, отлавливание жуков и проговаривание вслух. Увы, от некоторых погрешностей — в том числе недочётов самого мира — избавиться не удалось. Я всё же не профессионал.

Не знаю. А надо?

Нет. Если и писать об этом мире, то полноценную повесть (хотя бы). А я сильно сомневаюсь, что она будет столь атмосферной.

А написано просто прекрасно. Если не секрет сколько времени (часов, приблизительно) работали?

 

Напомнило Азимова и раннего Шекли  , очень хорошая стилизация  , респект .

Не знаю, Азимова (который, если уж на то пошло, является моим любим писателем после Пратчетта) здесь, ИМХО, очень мало.

Напомнило Азимова и раннего Шекли  , очень хорошая стилизация  , респект .

Обязательно почитайте. Нет, я не говорю, что вы несознательно повторяли прочитанное - идей, как и нот, не так много, и бродят они в ноосфере, по мере глобализации становясь все банальнее для каждого. А Берждесса - да, надо зачесть)) ибо классик многое предсказал. И Заводной апельсин и Вожделеющее семя - обе содержат в себе предсказания, которые частично уже позванивают в воздухе))

Да, но там идея ненавязчиво фонила Берджессом. А здесь ничего вторичного))

Я Бёрджесса не читал, как ни странно. Что надо бы исправить.

Не могу представить, насколько сложнее будет следующим поколениям в плане создания чего-то оригинального — даже сейчас нужно ступать с осторожностью, чтобы не вляпаться в чей-нибудь стиль.

Да, но там идея ненавязчиво фонила Берджессом. А здесь ничего вторичного))

Если уж это был пролог, то вполне логично было бы ожидать продолжения)    pardon.gif

Хотя, в данном случае, конечно, история выглядит законченной.

В общем, жду следующих творений, очень интересно читать было, не хуже старых добрых рассказов американских фантастов.

Посмотрим насчёт продолжения.

Кстати, насчёт следующих творений, этот рассказ  тоже задумывался как стилизация под американцев. Не знаю уж, насколько удачно.

Не знаю. А надо?

Если уж это был пролог, то вполне логично было бы ожидать продолжения)    pardon.gif

Хотя, в данном случае, конечно, история выглядит законченной.

В общем, жду следующих творений, очень интересно читать было, не хуже старых добрых рассказов американских фантастов.

Обалденно! У вас талант!)

Не знаю. А надо?

Товарищ писатель, ты краешком обозначил целый мир, доселе невиданный! Дал поглядеть и отобрал игруху)))) не, не, не - еще что-нить!

Слов нету, очень классно, тематика интересная, подача грамотная, все просто супер! С нетерпением жду продолжения)

Ну, я просто в отпаде!!!!!! Это супер! а продолжение будет? да?))))

Не знаю. А надо?

Заинтриговало,если продолжение будет столь атмосферным, то хотелось бы и его почесть))

Ну, я просто в отпаде!!!!!! Это супер! а продолжение будет? да?))))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет