Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей





- - - - -

Под подолом правды. Часть 2.

Написано Mr.Nobody, 25 Январь 2014 · 244 просмотры

На лордство Девонуар опускались запоздалые сумерки, накрывая летающий остров стыдливой фатой темноты. Солнце, красневшее пролитым вином, уже не слепило глаза. Бедняки готовились к сну — богатые ехали в притон, где улыбчивый хозяин с масленым взглядом и нервными руками, угодливо кивая плешивой головой, вытащит из кармана когда-то изящного, а ныне растянутого и запачканного в не отстирывающихся пятнах пиджака маленький пакетик с мево — наркотиком, дарующим бодрость и расположение духа. Хозяин прошепчет, оглядываясь по сторонам, что припас последнюю порцию специально для его милости, сдерёт втридорога, а потом, убедившись, что клиент поднялся наверх к уже ждущему его развлечению — симпатичной девушке или смазливому пареньку, — подойдёт к следующему гостю и скажет ровно то же самое, так же оборачиваясь на любой шорох и демонстративно грозя слабым, покрытым коричневым налётом кулаком расторопным слугам. Слуги белозубо ухмылялись, нисколько не обижаясь. Они знали, чем торгует их хозяин, а хозяин знал, что слуги знали. Да и богачи были в курсе, что с них требуют завышенную цену за мево. Всё это являлось частью никогда не надоедающей игры в конспирацию, в которую подчас играли и шеф полиции вкупе с самим лордом Арэллом. Иногда казалось, что от понимающих улыбок не вздохнуть свободно, — только втянешь в грудь побольше плотного густого воздуха, в котором ощущался аромат дорогих трав, как натыкаешься на оскал какого-нибудь холуя, уставившегося на тебя, будто на неземное чудо. И ты кашляешь, смеёшься — даже бить паршивца не хочется, до того его рожа кажется тебе умилительной и забавной. Глядя на тебя, слуга сам хохочет до упаду, пока его не остановит затрещиной и поручением хозяин, которого уже ждал в постели привезённый недавно мальчонка лет десяти, обученный и порочный похотливостью кошки в период течки. Ждал, ждёт и не дождётся — для хозяина работа важнее, а вот потом, под утро, и расслабиться можно.

Сознание плывет, течёт по стенам притона, покрытым пушистыми разноцветными коврами, хочется остановиться, но потом мягкая волна топит мозг, погружая его в ванну из розового сиропа, и ты хохочешь, пляшешь и лапаешь шлюх, которым в голове тоже бьют наркотические пары. Шлюхи верещат. Ты теряешь себя — ползёшь по полу, а потом — узнаёшь, что это стена, валишься с грохотом, порождая взрывы нездорового, истеричного гогота. Озираешься — ты не в приватной комнате, но в общем зале, где собрались все, выманенные повальным безумием. Кто-то танцует. Председатель городского совета катается по полу, вереща что-то невразумительное. Выключается свет — от людей в темноте остаются только глаза — большие, болезненно блестящие глаза. Кто-то хватает тебя за брюки, карабкается по ним. В лицо бьёт винным духом, затуманенное сознание раздроблено на куски, думаешь, что ты сам карабкаешься по штанам, но голос сметает обломки помешательства — это председатель просит тебя присоединиться к нему. Ты ложишься и перекатываешься с боку на бок, и впрямь завороженный тем, как мир перекатывается с тобой, а где-то вдалеке слышится порыкивание казначея, требующего ещё мево. На тебя кто-то наступает, ты недовольно стонешь, а неведомый топотун орёт вверху. Врубается одна лампа — яркий после кромешной тьмы свет врезается в мозг, тот протестующе визжит. Ты приподнимаешься, тянешься к столику с напитками, чудом не сбитому, падаешь на кого-то и тут же отрубаешься. Хозяин притона кривит рот в предвкушении прибыли, почёсывается. Веселье продолжается долго, иногда до рассвета.

Сей мерзкий гадюшник вспоминался с особенной теплотой сейчас, в холоде наступающей ночи. Бевалье плотнее укутался в плащ, ругаясь сквозь зубы на пробирающую до костей морось. Впрочем, его цель была близка. Слуга, стоявший у ворот и проклинавший свою участь вместе с отвратительной погодой, узнал советника и пропустил его. Дверь тоже открыли незамедлительно — старый дворецкий в красивом мундире и с великолепной осанкой тихо сообщил, что его светлость изволит отдыхать в спальне. Мазнув по старику отсутствующим взглядом, каким смотрят на мебель, Бевалье поднялся на второй этаж и по памяти добрался до покоев Арэлла. Характерные звуки, доносившиеся из опочивальни, говорили о том, что лорд был не один. Решительно распахнув дверь, Бевалье вошел внутрь.

Лорд Арэлл действительно был не одинок. Компанию ему составляла довольно уродливая девица, которую он пользовал. Судя по тому, что девка с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться, её поймали на улице и привели к Арэллу, не спрашивая на то согласия. Бевалье покачал головой. И чего это лорда потянуло на простушек?

Арэлл заметил советника, состроил недовольную гримасу. Лорд был одет до пояса, изящная, но смятая сорочка придавала его одутловатому лицу оттенок благородства. Впрочем, сорочка не могла исправить нос картошкой и жидкие сероватые волосы — и это в двадцать четыре года!

Бевалье приготовился ждать: Арэлл не выглядел торопящимся. Однако лорд ценил своего слугу и потому, в пару мощных толчков закончив с девкой, дёргаными движениями поднявшись и буквально подбежав к советнику, протянул тому руку.

— Бевалье!

Советник осторожно пожал её.

— Ваша светлость… штаны.

Арэлл посмотрел вниз.

— А, демоны Нижнего мира!

Брюки лорда обнаружились возле большой, на вид уютной кровати. Натягивая их, Арэлл поинтересовался:

— А с чего ты вообще сюда заявился?

Ваша светлость, вы постоянно откладывали встречу с королевским сборщиком налогов. И, когда я вам напомнил в последний раз, вы заявили, что мы непременно должны посетить его сегодня. Как вы выразились — хоть из пропасти вас вытащить, если потребуется.

— Разве? Впрочем, неважно. И что это на меня нашло? Ну да ладно, сказал, значит сделаю. Иначе какой из меня лорд? — Арэлл подмигнул. Потом, будто вспомнив про что-то, схватил с прикроватного столика какой-то предмет. Его суматошные порывистые жесты, словно не знающие, куда себя деть, пальцы подсказали Бевалье, что лорд принял мево. Неестественно сверкающие глаза подтвердили догадку.

— Ну? Что за машинка!

Он сунул вещь чуть ли не под нос советнику. Тот отстранился. Это был пистолет с одной необычной деталью — на его стволе ближе к курку взбухла уродливая металлическая опухоль.

— И… что это?

— Многозарядный пистолет. Может делать до шести выстрелов без перезарядки! — Арэлл лучился гордостью. — Это наша разработка. С таким и повоевать нормально можно!

Бевалье кашлянул.

— К счастью, нам не с кем воевать.

— Слова труса!

Лорд был молод.

— Но удастся ли нам запустить массовое производство? У нас нет больших мастерских.

Арэлл вздохнул, повертел пистолет в руках.

— Ты прав, нет. А жаль, — он вновь оживился, — хочешь, покажу, как он работает?

— С удовольствием, — произнёс Бевалье. Он видел, что лорду очень сильно продемонстрировать свою игрушку. А хороший советник — это зачастую угодливый советник. По крайней мере, живыми такие остаются дольше.

Арэлл оглядел спальню в поисках того, что могло бы послужить мишенью. Его взгляд упал на съёжившуюся на кровати девку.

— Спорим, что могу не глядя попасть в неё? — горячо спросил лорд. Не дожидаясь ответа, он отвёл руку с пистолетом назад. Рука дрожала, пистолет дёргался. Лорд нажал на курок — раз, другой, третий, пока не опустела обойма. Девка осталась жива — ещё при первом выстреле дуло смотрело поверх её головы. Визг рикошетов заставил Бевалье опасливо содрогнуться, но, к счастью, его и Арэлла не задело.

— Демоны! — выругался лорд, обернувшись и увидев, что его мимолётная забава осталась жива. Его лицо исказилось яростью поражения. Он подошел к ней, замахнулся для удара.

— Ваша светлость, думаю, если бы вы попали, она бы испачкала вам всю комнату. Так что вышло даже лучше.

Лорд застыл с занесённой рукой.

— А ты прав! Вот за что я тебя ценю.

Он бросил бесполезный теперь пистолет на кровать. Бевалье склонил голову. Советник полагал, что было бы куда лучше, если бы лорд вообще не стрелял.

В опочивальню ворвалась пара слуг, испуганных, с крепко зажатыми в руках палками. Они осмотрелись, но лорд, которого они в своих мыслях уже хоронили, стоял живым и невредимым.

— Скоты! Это что, не спальня, а проходной двор?

— Милорд, мы думали, на вас напали…

— И только сейчас почесались, чтобы защитить меня? Да будь во мне шесть пуль, я бы раз десять успел подохнуть, пока вы там шевелились, — Арэлл напустился на слуг. Те, ожидая хорошей взбучки, понуро стояли с бесполезными дубинками, годными только на то, чтобы отходить по спинам саму прислугу.

— Ваша светлость, встреча, — напомнил Бевалье.

— Что за… ах, точно! Ладно, у меня нет времени на вас. Приберитесь здесь к моему возвращению. — Бросил напоследок Арэлл и, затянув ремень, вышел из спальни. Бевалье последовал за ним, а слуги, правильно уловив намёк, вытащили из постели заревевшую девку, которая чуть не отправилась к демонам в Нижний мир, и по-тихому вытолкали в заднюю дверь.

Уже готовившийся пропустить кружечку-другую в компании поваров кучер вывел автомобиль из ангара. Он был раздражен, но кому было до этого дело? Бевалье и Арэлл сели на задние места, кучер устроился на переднем. Машина резво тронулась, поехала по улицам, освещаемым редкими фонарями, уже доверху заполненными маслом. Фары разгоняли темноту, в их лучах плясали частицы опускавшегося тумана. Узкие улочки не позволяли разгоняться как следует, но автомобиль ехал достаточно быстро, лишь однажды замедлившись, когда на его пути появился поздний прохожий.

— Какого демона, Варт? — спросил лорд.

— Идёт кто-то, милорд. Может, пьяный. Не объехать, — лаконичный ответ кучера заставил Арэлла выругаться.

— Сбей его, да и всё. Расплодились, животные.

Машина разогналась, послышался глухой звук удара, автомобиль подскочил на возникшей кочке — и двинулся дальше.
Вынырнувшее здание королевского посольства было низким, приземистым. В нём не за что было зацепиться взгляду — скучная серая коробка, самый настоящий памятник практичности. Впрочем, если вспомнить, что король обустраивал посольство на свои деньги, можно легко догадаться, какую роль в практичном исполнении сыграла элементарная бережливость, если не сказать — скупость.
Обученные слуги вынырнули неслышными призраками, предупредительно распахнули дверцы, согнувшись в поклонах. Визитёры вышли из машины. Становилось холоднее — первый признак вступающей в свои права осени.

В посольстве их сопроводили прямо к кабинету казначея Верарда — изначально бедно обставленной комнатушке, которую владелец переделал на свой лад с изыском не страшившегося быть пойманным на воровстве. От напитков гости отказались, сразу же усевшись на внушительные кресла, сработанные из благородного тёмного дерева. Верард был обрюзглый мужчина с поплывшим от постоянного употребления алкоголя лицом, на котором едва виднелись крохотные поросячьи глазки.

— Ваша светлость, — начал казначей, — рад, что вы нашли время посетить меня. В последний раз, если я не ошибаюсь, мы виделись на приёме у госпожи Неаннеты.

— Возможно, — протянул Арэлл. Действие мево заканчивалось, и лорд уходил в себя, всё больше раздражаясь.

— Это было несколько месяцев назад. И уже тогда я говорил вам, что нам необходимо обсудить процесс выплаты налогов королю Антонину. Видите ли, насколько мне известно, вы не платили ни гроша вот уже три года. Ваша светлость, я прекрасно понимаю ваше положение, но недавно мне пришло письмо с указанием немедленно… изъять надлежащую сумму. Более того, в письме указано, что со следующего года платежи будут повышены. Десять процентов, ваша светлость, — большие деньги!

— И на что этому жирному борову, — на этих словах Верард пару раз кашлянул, причём довольно громко, — понадобились деньги? Прямо сейчас?! — Арэлл темнел лицом прямо на глазах.

— Не могу знать, ваша светлость. Не нам, верным слугам его величества, думать о том, как король распорядится средствами.

— Но я хочу знать. Может, эта тварь хочет построить ещё один дворец за мой счёт? Этому скоту палец в рот не клади, дай только оттяпать кусок побольше! И таких денег, что он просит, не найдётся во всём лордстве!

На казначея было больно смотреть — так усердно он изображал приступы кашля, заглушая оскорбления короля, что, наконец, раскашлялся по-настоящему, после чего заговорил с заметной хрипотцой.

— Кхм, я не соневаюсь в ваших, кхм, словах. Но, боюсь, его величество не внемлет им. В письме есть приписка касательно такого положения дел. Там, кхм, говорится о том, что деньги должны быть получены любой, кхм, ценой.

Бевалье открыл было рот, чтобы предотвратить реакцию Арэлла на данное высказывание, но не успел. Лорд взвился, его воспалённое от недостатка сна, постоянного приёма мево и избытка вседозволенности сознание откликнулось на фразу единственно возможным способом.

— Подонок угрожает мне? Угрожает потомственному лорду? Он в своём уме, этот сбрендивший ублюдок? Пусть только попробует
вытащить из меня деньги!

Верард обмяк. У него не оставалось ни сил, ни голоса на предупредительный кашель.

— Вы понимаете, что, кхм, его величество не оставит, кхм, подобное… без ответа?

Советник вздохнул. Он знал, что за этим последует. Арэлла не интересовало положение дел в собственном лордстве. Он плевал на экономику, на то, что без внешних поставок лордство не протянет и двух месяцев. Наверное, лорд рассчитывал на соседей — таких же сумасбродов и кретинов, как и он сам. Собственно, его больше интересовало другое — действительно ли улучшенные пистолеты способны дать преимущество в бою?

— К демонам короля! Я объявляю ему войну! — Арэлл горделиво выпятил грудь, представляя, должно быть, как потом, десятилетия спустя, по его воспоминаниям напишет картину известный на всё королевство художник. Лорд выглядел жалко и противно, как слизняк, но только изрядно опьянённый слизняк, в котором бурлящим варевом сошлись мево и самолюбование.

Верард сощурился. Посмотрел на Бевалье жалобным взглядом. И, с затухающей надеждой на то, что лорд на следующее утро забудет своё решение, сказал:

— Да будет так.

  • Miraak это нравится




Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет