Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей





- - - - -

Глава 1

Написано The_Last_Nomad, в Ночи Пустоты 14 Август 2013 · 306 просмотры

Ночи Пустоты
Глава 1
На пустынные земли сахара давно легла тень: исчез зной, сменившийся прохладой, столь долгожданной всеми не- кошками ( да и кошками тоже, которые уже устали от такой жары и молили Азуру, чтобы она смилостивилась над собственным народом); Магнус ушел, уступив свое место лунному свету нового Массера и полной Секунды - знак того, что каджитские Матери Рода и другие роженицы обретут Омов или Ом-ратов; закрылись все городские ворота, что означало для заплутавших путешественников ночь под стенами.
Обыкновенная ночь Эльсвейра.
Сутай прикрыл глаза, вслушиваясь в абсолютную тишину, изредка нарушаемую диалогами стражи. Подождав, пока один из защитников города пройдет чуть дальше, каджит набрал воздух в легкие и сиганул с городской стены.
Прыжок оказался удачным: куча сена, наваленная верблюдам в качестве корма, оказалась чистой и умело амортизировала удар. Встав и отряхнув свое серое одеяние, Сутай осторожно прошел к воротом загона, стараясь шагами не разбудить верблюдов, спящих неподалеку. Тот, кто однажды напугает верблюда, научиться переоценивать противника, и каджит знал об этом на своей шкуре.
Пройдя между домами и подойдя к улице города, Сутай накинул свой серый капюшон, дабы больше походить на монаха какого-нибудь храма, вроде Храма Двух Лун. Выглянул из-за дома: на дороге никого не было, кроме спящего пахмара, забредшего сюда, в бедный квартал, из Дворца или Высокого Квартала. Не мешкая, каджит вышел из укрытия и ускорил шаг, чтобы не стать посетителем городской тюрьмы - комендантский час Короля еще никто не отменял...
Свернув вправо у торговой площади, кот прошел еще пару домов и остановился. Постучав в хлипкую деревянную дверь, он вновь огляделся по сторонам: нет, кажется, никто не помешает ему этой ночью.
Из-за двери послышался сиплый старческий голос:
- Кто? Я сейчас стражу позову!
- Успокойся, Джирра, это я, Альтибб.
Дверь, скрипя, приоткрылась, и белая кошачья рука схватила Сутая и резко затащила в дом, не забыв закрыть вход. Хлопок разбудил пахмара, и тот, облизываясь, побрел в сторону дворца, где его ждала еда и наложницы самого Ра'Скарра.
Резкий манящий запах скуумы в слабо освещенном лампами притоне Джирры зашевелил желания Сутая, таящиеся в его нутре. Кот вдохнул дым от трубок и выпустил через ноздри.
- Затянешься?- один из каджитов-наркоманов протянул дрожащей рукой трубку Альтиббу. Кажется, он здесь был самым постоянным потребителем сахара и всех его форм, и они с Сутаем пресекались довольно часто.
- Чуть позже, кот, чуть позже,- проговорил Альтибб и повернулся к хозяйну: - Р'Таш здесь?
***
Почтенного возраста каджит Сутай-рат, облаченный в серую робу, чем-то похожую на монашескую, согнувшись, сидел за красивым коловианским столом, купленном когда-то у странствующего торговца из Киродиила. Его рука сжимала перо, которым он каллиграфически выводил каждую букву Та-агра в старой огромной книге. На этом же столе лежали другие книги, с довольно-таки потертыми переплетами: на корешке одной из них едва угадывалось "Об Обливионе".
За спиной у каджита, в двух разных углах комнаты, стояли два алтарных факела, освещавших огромный набор книг и фолиантов в полках между ними. Стол и самого кота освещала небольшая каджитская медная лампа, света которой было достаточно для продолжения работы.
Оставив перо в чернильнице, каджит откинулся на спинку кресла, потянувшись и сладко зевнув. Лампа осветила лицо кота: среднего возраста сутай-рат, темно-коричневого окраса с белыми полосами и парой темных пятен около глаз. Усталый взгляд демонстрировал, как долго писец занимается своей работой.
За дверью послышались тяжелые шаги: кто-то спускался по лестнице. Каджит положил лапу на золотую рукоять клинка, выполненную в виде вытянутого тела пахмара - его редко посещали сами, а врагов всегда было предостаточно...
Тяжелая обитая железом дверь медленно открылась, и в комнату вступил кот в такой же робе, как и у писца. Из-под одежд выглядывал небольшой прямой стальной меч, на плече крепился кожаный ремень, проходящий через тело до пояса: крепеж для наспинной сумки и метательных ножей. На самом широком кожаном поясе были закреплены небольшие подсумки.
Посетитель снял капюшон, скрывавший его облик, и писцу предстал знакомый молодой каджит белого раскраса в тонкую черную полоску. Он поклонился:
- Да будут пески теплыми для тебя, Р'Таш.
Р'Таш облегченно вздохнул и убрал руку от клинка:
- Приветствую, аалитер Альтибб.
Сутай прошел вперед, отряхнув лапы, прежде чем наступил на красивый узорчатый ковер местных мастеров. Сделав еще шаг, он задел пустой сосуд из зеленого стекла, укромно лежащий на полу.
- Я ждал тебя к утру, аалитер.
- Ты ведь знаешь, что я не из тех, кто спит под воротами городов.
Альтибб схватил сосуд за горлышко пальцами ног, подкинул и поймал рукой, поставил на плетеную корзину. Писец улыбнулся: ему всегда нравилась ловкость, с которой Сутай выполняет различные выкрутасы. Ловкач, тем временем, рассматривал гобелен на стене комнаты.
- Это же Черим, верно?- Сутай подошел ближе, рассматривая картину. На фоне огромных деревянных дворцов Торвала, в окружении стражи, был изображен сам Грива. Его огромные косы свисали с открытого паланкина, глубокие зеленые глаза, казалось, смотрят сквозь время и пространство.
- Верно, Альтибб. Ты всегда разбирался в искусстве, и я знал, что тебе понравится.
- Где ты его взял? Еще при жизни гобелены Заика Черима стоили тысячи септимов, а после смерти...
Р'Таш ухмыльнулся:
- Мне просто повезло. Я нашел его в одной из коробок ограбленного иностранного торговца - похоже, ренрижи не слишком разбираются в работах Зайка.
- В Сиродииле, конечно, такой оплошности не допустили. Говорят, тамошние приключенцы умудряются на глаз оценить цену товара.
- Гзалзи, аалитер. Как такое возможно? Не говори глупостей. - Р'Таш вновь зевнул. - Ладно, зачем ты пришел?
Альтибб подошел к столу, подвинул бамбуковый стул с подушечкой и сел.
- Р'Таш, ты знаешь, что я недавно обнаружил в Оркресте на рынке...
-Ты об этой каменной табличке? Жрецы Храма Двух Лун помогли тебе перевести письмена на ней?
- Именно. Как я и думал, это оказался язык Пришедших-До.
Писец удивленно выдохнул.
- На этой табличке, - продолжал Сутай, - не было ничего особенного: похоже, она была просто указателем или картой для последующих пришедших. Тем не менее, на ней было указано расположение чего-то вроде лагеря для Пришедших-До. Я около недели пытался определить местоположение этого места, прочитав огромное количество фолиантов. И мне удалось. Это здесь, Р'Таш. В Дюне.
На этот раз писец действительно был ошарашен. Пришедшие-До и их артефакты - в Дюне!
- И что теперь? Где ты собираешься искать их? Дюна - не стоянка племени, Альтибб!
- Я знаю. Именно поэтому я пришел к тебе. - Каджит придвинулся к собеседнику. - Нужно организовать здесь поиски, и ты - единственный представитель нашего Братства в этом королевстве. Ра'Зиим уже дал согласие - мы не можем упускать такую возможность спасти и изучить что-то из останков Пришедших-До.
Р'Таш знал, как опасно искать артефакты Пришедших-До, понимал, как могут повлиять их знания на расстановку сил в Тамриэле, Нирне и выше. Он выпрямился, скрестил руки на столе и спросил:
- Тогда с чего начнем?
Сутай улыбнулся. Он знал, что писец согласился - это был его выбор.
Кот перевернул страницу и поставил дату - 4Э 98.
Ночь заканчивается.




Отлично)) хотим дальше! непременно)) мрмрмр)) у хаджита нет слов для тебя!

исчез зной, сменившийся прохладой, столь долгожданной всеми не- кошками

Тут лучше поменять на "столь долгожданной для всех меров и людей".

 

да и кошками тоже, которые уже устали от такой жары и молили Азуру

"И некоторых хаджитов, уставших от изнуряющей жары пылавшего светила, моливших..."

 

На пустынные земли сахара

Лучше добавить "страны" перед "сахара".

 

 умело амортизировала удар

Куча сена не может быть "умелой". И, пожалуй, вместо "чистой" можно было бы сказать "свежей", не прелой и слежавшейся. Ведь это ты имел в виду?

 

 научиться

Научится. Без "ь"

 

переоценивать противника

А зачем его переоценивать? Может, "воспринимать их всерьёз"?

 

 и белая кошачья рука

На одном сайте, имя-которого-нельзя-называть, уже указывали на этот странный оборот.

 

зашевелил

Лучше "расшевелил" или "подогрел".

 

- Затянешься?- один из каджитов-наркоманов протянул дрожащей рукой трубку Альтиббу. Кажется, он здесь был самым постоянным потребителем сахара и всех его форм, и они с Сутаем пресекались довольно часто.

Это предложение кажется мне слегка... неуместным. Вряд ли наркоманы так просто отдают часть своего наркотика другим. "Кажется" в начале второго предложения указывает на неуверенность, но потом идёт довольно точное описание их встреч. И у меня отчего-то сложилось впечатление, что Сутай редко виделся с писцом. Так каким образом они с левым наркоманом часто пересекались?

 

Добавить нечего. Хорошая работа, ждём продолжения. 


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет