Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





* * * * * 1 голосов

Глава 5

Написано The_Last_Nomad, в Ночи Пустоты 30 Август 2013 · 407 просмотры

Ночи Пустоты


Глава 5


Свисающий с балкона флаг королевской династии, красная ткань с золотым львом, едва колыхался. Отсюда был виден весь город, и даже отсюда он чувствовал, насколько глубоко погряз в отбросах каждый житель Дюны. Сахароманы, воры, убийцы, бедняки - вот все достояние каджитской культуры, традиций, воспитания. Все эти низы общества, вылезающие из бедных кварталов, тянули на дно "Жемчужину Анеквины", как и его самого.
Дать пламени стереть с лица Тамриэля этот рассадник тьмы, а затем отстроить его заново? Когда-то так спасли Сенчал, и теперь он один из лучших городов Эльсвейра. Но это слишком затратно и чересчур просто, а ему не нравились легкие пути.
Покорность граждан - вот что требовалось ему для превращения города в истинно великую Западную Столицу Не'Квин-Аля. Покорность же достигается только уважением и страхом. Поэтому он был жесток. Очень жесток.
- Мы привели ее, владыка.
Сутай-рат, в расшитом золотом красном шелковом халате, оторвался от своих мыслей и бросил взгляд на слугу. Его глаза сверкнули:
- Веди.
- Да, мой Король,- поклонился слуга и выбежал из комнаты.
Сутай-рат же, медленно пройдя к золотому трону по выложенной мозайкой дорожке, сел и потер подбородок. К трону подошел высокий каджит, стоящий до этого у двери. Этот катай-рат с коричневой шерстью и желтыми пятнышками был одет в широкие парчовые штаны кроваво-красного цвета с мифриловыми наколенниками, покрытыми засохшей кровью. На торсе ничего не было, кроме ужасных шрамов, вокруг шеи была мифриловая подвеска с рубином, а половину морды скрывала тканевая бордовая маска. За спиной, на подвеске, крепились две сабли, а в руках он сжимал огромное копье. Ла'Шхул, хранитель Ра'Скарра.
В зал к Королю вошли трое, одетые в сине-зеленые мантии с капюшонами. Это были высокие эльфы, их выдавал рост, желтый цвет лица и походка, присущая только высокомерным альтмерам. Остановившись перед троном, один из них снял капюшон и поклонился:
- Долгих лет жизни, владыка Ра'Скарр.
- И тебе, Арбаддон. Что, уже услышал весточку о пойманной птичке?
Эльф лишь выпрямился и улыбнулся.
Ра'Скарру не нравился этот альтмер, и даже не из-за расовой принадлежности. Арбаддон, лысый высокий эльф в годах, имел множество странных атрибутов темных сил. На серьге в его левом ухе был изображен череп с открытой пастью, от шеи начиналась жуткая череда мистических татуировок, кольца на средних пальцах были изображены в виде змей. От него за версту несло черной магией, особенно некромантией, а в суеверном Эльсвейре, практически растерявшем все знания после распада Гильдии Магов, подобное совсем не приветствовалось.
В коридоре послышались шаги, и вскоре в зале появились двое стражников, волочащих каджитку в зеленом изорванном платье. Альтмеры отошли в сторону, и солдаты бросили на их место пленницу.
- Госпожа Шатира Черим, прекрасно,- постепенно произнес Король, сузив глаза и рассматривая женщину. Та стояла на коленях, без вольно опустив руки, а один из стражей держал ее за волосы, лицом к Ра'Скарру. - Я рад, что вы посетили мой Дворец, прелестная госпожа.
Шатира молчала, еле дыша; Король сделал знак рукой, и пленницу ударил ногой в бок один стражник. Лицо вдовы застыло в стоне, по щекам потекли слезы, а владыка продолжил:
- Так вот, госпожа Черим. Буквально вчера к вам проникли двое, с целью, известной только вам. Что они искали?
Шатира посмотрела на тирана:
- Ты... Сдохне...
Не успев договорить, вдова получила еще один удар, но теперь в шею. Арбаддон сбросил мантию, оставшись в одних черных штанах и оголив свое татуированное тело, сделал несколько шагов к госпоже и обхватил руками ее голову.
- Отпусти ее, колдун!- Крикнул Ра'Скарр, привстав с трона.
- У нас нет времени на твои развлечения, старик!- Ответил альтмер. - Талмору и Храму нужен результат, а не твое бездействие!
Договорив, он склонился над плачущей Шатирой и начал смотреть прямо в глаза пленнице, произнося шепотом какие-то слова. Та начала истошно кричать, биться в конвульсиях и рыдать пуще прежнего, но колдун не останавливался. Татуировки начали сиять белым светом изнутри, ослепляя всех стоящих, глаза Арбаддона также засветились. Некоторые уже зажмурились, не выдержав сияния, а те, кто продолжал смотреть, разглядели, как некромант открыл рот и начал словно высасывать что-то из своей жертвы. Закончив, он выпрямился и сделал глубокий вдох. Бедная Шатира повалилась на пол, и один из солдат потрогал ее пульс.
- Жива,- сказал воин, увидев пытливый взгляд Короля.
Альтмер поднял и одел брошенную мантию, повернувшись к Королю спиной; Ра'Скарр в ярости закричал:
- Да как ты смеешь, проклятый некромант?! Твои внутренности изукрасят стены моего города, если впредь ты не будешь слушать меня!
Арбаддон остановился, после чего резко обернулся и взмахнул рукой. Вспышка зеленого света - и стражников буквально вынесло из комнаты, а некромант сделал несколько шагов к трону. Ла'Шхул, зарычав, бросился на него, но тот легко поднял хранителя Короля в воздух одной рукой, окружив зелеными эфемерными путами, напоминающими змей, и сомкнул пальцы на горле Ра'Скарра другой.
- А теперь слушай меня, старик,- спокойно проговорил колдун. - Я здесь главный, прыщ. Ты - жалкий палец нашего Общества, разве ты не понимаешь этого? С твоей помощью я выполню задачу более важную, чем жизнь любого из подобных тебе, Ра'Скарр. Вы - короли только для этих бедных умов, не для Храма, ясно? Так что,- глаза альтмера налились кровью,- не смей мне указывать.
Задыхающийся Король сделал что-то похожее на кивок, и некромант опустил руки. Змеи растворились в воздухе, Ла'Шхул рухнул на пол и тут же поднялся и побежал на альтмера, но Ра'Скарр остановил его. Арбаддон рассмеялся и исчез в вспышке света, вместе с остальными альтмерами. Тиран в сердцах плюнул на пол:
- Проклятый талморский пес... Принеси мне вина,- приказал он слуге, но тот стоял с широко открытыми глазами.
Король мгновенно рассвирепел, вскочил с трона, вытащил маленький золотой нож и всадил в беднягу по самую рукоять. Слуга упал, а Ра'Скарр вытащил оружие из его тела:
- Я - твой Король, мразь!- кричал он, избивая ногами свою жертву. - Слышишь? Я - твой Король!
Когда его жертва распласталась по полу, он повернулся к остальным слугам и тихо сказал:
- Вина.
Слуги мигом вылетели из комнаты, спотыкаясь и падая, а Ра'Скарр улыбнулся и сел на трон.
Именно так. Жестокость рождает страх, страх рождает покорность.
Все просто.
***
- Ты слышал о каджите-кочевнике?- Задал вопрос Альтибб, проходя по узким улочкам Дюны, избегая посторонних глаз. - Говорят, он недавно пришел в город и пишет рассказы, показывая их всем желающим.
- Нет, не слышал. - Ответил Р'Таш. Они обходили лежащих на пути каджитов-бедняков и скуумозависимых наркоманов, стараясь не наступить ни на одного из них. - И как он, хорошо пишет?
- Не знаю, я не читал.
- А те, кто читают? Что они говорят?
Пара резко остановилась: прямо перед ними вывернуло каджита, который со смешным звуком плюхнулся в собственное произведение искусства.
- А вот ничего они не говорят,- продолжил Сутай, когда они прошли "опасный" участок. - Одна каджитка, вроде большая шишка в городе, иногда высказывается о его творчестве, но она вообще очень доброжелательна ко всем.
- Альтибб, если его читают - значит, им интересуются,- писец посмотрел за угол - все чисто.
Был уже поздний вечер, и двое самых разыскиваемых преступников Дюны чувствовали себя в относительной безопасности. Ни один свидетель не смог дать четких указаний страже, и та продолжала искать кольцо в пустыне. Р'Таш же знал Дюну, как свой хвост, хоть и был, как казалось Альтиббу, затворником, и прокладывал всегда самые безопасные пути по ней, умело обходя стражу, широкие улицы и людные места.
- Так что,- Альтибб вновь обратился к своему проводнику, - Черим был захоронен в усыпальнице, верно? И туда мы сейчас направляемся?
- Да. Заметил?- Нагибаясь под просевшей из-за белья веревкой, проговорил писец. - Зайк Черим, изготовитель гобеленов про каджитские традиции, ценности и особенности жизни, строит себе усыпальницу и желает быть похороненным в ней.
- И что?- Заинтересовался Сутай.
- И то! Традиционно всех каджитов, не принадлежащих к королевской династии, бальзамируют и оставляют в пустыне, а ярый приверженец традиций Черим неожиданно отрекается от этого исконного и уважаемого обычая.
- То есть он знал, что за ним прийдут?
Р'Таш обернулся и с улыбкой посмотрел на Альтибба:
- Он не мог знать о нас и твоем даре, ведь он умер. Значит, ему хотелось что-то сохранить, аалитер.
- Ключ!- Тут же догадался Сутай. - У него был ключ от Хранилища Наследия!
- Именно, аалитер. За несколько лет до своей смерти он перестал плести, занявшись изучением каким-то непостижимым образом попавшего к нему ключа. Он долго путешествовал, и никто даже не знает, где побывал. Собирал древние книги, искал различные предметы Пришедших-До. У Зайка это настолько хорошо получалось, что он частично выучил язык Пришедших, ведя записи на нем и та-агра в той самой кни...
Р'Таш резко остановился, подняв согнутую руку с одним торчащим когтем - знак "остановись". Альтибб замер и начал внимательно осматриваться.
- Впереди стражники, свернем сюда,- шепнул писец и шагнул в проход справа, уводя за собой бойца.
- Так вот,- продолжил ведущий,- Зайку, бедняге, не хватило немного времени - он скончался. Чтобы не передавать свою тайну в чужие лапы, он решил унести ее с собой.
Улочка вывела к тупику.
- Теперь придется лезть. Не отставай!- Ухмыльнулся Р'Таш и запрыгнул на стену, ухватившись за выступ оконной рамы.
- Не волнуйся за меня,- бросил Альтибб, прыгнул на стену, оттолкнулся от нее и зацепился за крюк для белья на противоположной стене.
Через пару минут оба каджита уже были на крыше: Р'Таш разглядывал крыши и искал быструю дорогу, а Сутай посматривал на городские стены, с которых их могут увидеть.
- За мной,- шепнул писец, и оба исчезли в прыжке.
***
Усыпальница снаружи абсолютно ничем себя не выдавала, имея тот же стиль, что и остальные дома бедного квартала Дюны. Небольшое одноэтажное здание на окраине, покрытое желтой глиной, не привлекало к себе никакого внимания. Это очень нравилось Чериму, так сильно обеспокоенному вопросами безопасности. Дверь была каменной, с врезанным имперским замком, но обитая старыми деревяшками так хорошо, что была абсолютно неотличима от легких деревянных дверей. Лишь одно могло смутить - оно было без окон.
В эту ночь у двери усыпальницы Черима, выплевывая каджитские ругательства, стояли двое: один, сжимая отмычку, осторожно поддевал и фиксировал механизмы внутри замка, а второй смотрел, нет ли лишних глаз.
Наконец-то замок поддался, и взломщик промолвил:
- Готово, Альтибб. Заходим.
- Отлично, Р'Таш, а то я думал, что мы здесь третьей луны на небе ждем.
Внутри все было совсем по-другому: грубые камни, без глиняного покрытия, являлись стенами, у входа стояли два потухших факела, а единственным путем была лестница, ведущая в неизвестность.
Закрыв дверь, каджиты потихоньку спустились, рассматривая все своим ночным зрением. Им открылся большой зал с такими же каменными стенами и полами. В центре стоял пьедестал, на котором расположили красивый деревянный гроб. На стенах было несколько потухших факелов, у гроба стояли еще четыре.
- Вот оно,- тихо сказал писец и подошел к гробу.
Взявшись с двух сторон, Р'Таш и Альтибб сняли тяжелую крышку, отложив ее в сторону, и ахнули.
- Все-таки дань традициям он отдал,- констатировал Сутай, разглядывая заполненный доверху песком гроб.
...Спустя полчаса половина песка устилала пол, а двое каджитов продолжали ковыряться в гробу. Они "оголили" череп Черима и часть обветшалых одежд, в которые он был похоронен, но ключа так и не нашли.
- Почему меня не посетило видение при прикосновении к останкам Зайка?- Прервал тишину боец, посмотрев на рядом стоящего собрата.
- Видимо, он является как бы обладателем ключа, поэтому видение не требуется.
- Знаешь, я чувствую себя некромантом, Р'Таш,- пропыхтел Альтибб, проверяя песок около туловища покойника.
- Ты просто никогда не видел настоящих некромантов, аалитер,- ответил ему писец, копающийся в районе ног. - Нашел хоть что-то?
- Не-а. Пусто, как в кувшине с пивом в нордской таверне,- подвел итог Сутай и отряхнул руки.
- У меня то... То... Тож-ж-е, Апчхи!- Оглушительно чихнул Р'Таш и потер лапой нос.
Альтибб тут же вытащил кольцо-печатку, с которой сдул песок своим чихом писец.
- Смотри-ка, кольцо!- Обрадовался боец и показал Р'Ташу. Повертев в лапе, каджит натянул его на указательный палец.
Неожиданно все в глазах Сутая потемнело, словно усыпальницу заволокло дымом от пожара. Не было видно абсолютно ничего, кроме горящей ярко-красным цветом точки на стене.
Альтибб попытался стянуть кольцо, но то словно уменьшилось в размере и не поддавалось.
- Р'Та-а-аш...- Неуверенно протянул боец.
- Да? Что такое?- Послышался ответ откуда-то слева. Сутай мотнул головой, но так ничего и не увидел.
- Похоже, оно зачарованное,- испуганным голосом подвел итог боец.
- В смысле? Что с тобой?
- Я... Я ничего не вижу, Р'Таш,- обреченно сказал Альтибб. - Кроме...- Лицо каджита исказилось в догадке.- Я вижу горящую точку на стене, слышишь? Возьми меня за руку и веди так, как я буду тебе говорить, хорошо?
- Да, конечно,- Сутай почувствовал, как его взяли за правую руку.
- Так... Идем прямо, шага четыре.
Пара медленно преодолела расстояние и остановилась. Альтибб видел горящую точку слева, и скомандовал:
- Теперь чуть левее, два шага.
Каджиты вновь начали движение, но Сутай заметил, что они отдалились от точки.
- Куда ты идешь?! Я же сказал - левее!
- Я так и сделал,- оправдался писец, причем его голос прозвучал четко в левое ухо.
- Как ты это сделал?- Удивился Альтибб и посмотрел налево. - Ты ведь держишь мою правую руку!
- Куда ты смотришь? Я здесь! Справа!
Сутай замер, обдумывал происходящее.
- Так вот оно что!- Рассмеялся писец. - Это кольцо дезориентирования! Лево для тебя - право, и наоборот. Гениальная вещь!
- И что теперь?- Взволнованно спросил Альтибб, смотря на красную точку.
- Где точка?
- Ну... Слева...
- Значит, мы идем вправо!- Решил Р'Таш и сделал несколько шагов вместе со "слепым". Сутай увидел, что точка становится больше.
- Точно! Иди туда же!
Они подошли к стене, боец нащупал метку и приложил кольцо. С пальца спало давление, и Альтибб вытащил его. Кольцо же словно прилипло к стене, и к нему подошел Р'Таш. Недолго думая, он потянул за него, и кусок стены открылся, словно дверца шкафа.
- Ну наконец-то,- произнес он, улыбнувшись.
Внутри стояла небольшая деревянная шкатулка с опущенной крышкой. Каджиты смотрели на нее, не отрывая глаз, не решаясь открыть.
Р'Таш положил руку на плечо Сутая:
- Это твой плод, аалитер. Возьми ключ.
У Альтибба блестели глаза, он дрожащими руками прикоснулся к шкатулке и открыл ее.
Внутри лежала свернутая бумажка. Без ключа.
Сутай медленно взял ее и раскрыл, после чего протянул Р'Ташу:
- Я... Мне...- К горлу подступал ком, слова путались. - Я не понимаю ничего, прочти...
Писец прокашлялся и начал читать:
- "Приветствую, искатель. Ты, скорее всего, прошел долгий путь сюда, и ожидаешь найти здесь одну вещицу. Так вот - я ее уже нашел.
Я случайно столкнулся с Зайком Черимом на своей родине. Мы вместе исследовали родовые гробницы, сдружились. И однажды я прочел его дневник. Похоже, что артефакт, которым он завладел, довольно-таки ценный, верно? Узнав о том, что он умер и построил себе усыпальницу, я сразу понял, где нужно искать. Все твои усилия зря, мне жаль. Всего хорошего, твой друг В. Р."
Закончив, Р'Таш взглянул на Альтибба. Тот сидел, обхватив голову лапами и смотрел перед собой.
- Что теперь делать, а?- Обреченно спросил Сутай. - У нас нет ни единой зацепки. Кто-то обставил нас.
Писец промолчал. Он не знал ответа, все догадки вылетели из головы. Кто бы мог это быть? С кем подружился во время путешествия Черим? Как отыскать его? Вопросы повергали в уныние.
Боец поднялся и захлопнул дверцу тайника. Кольцо тут же отпало, ударилось несколько раз о пол и остановилось.
- Надо уходить, Р'Таш,- тихо проговорил Альтибб. - Похоже, что дар оказался бесполезным теперь...
- Дар... Дар!- Осенило писца. - Еще не все потеряно, аалитер! Давай подумаем: если ты можешь найти кого-то, кто оставил "след" ключа, неужто ты не сможешь найти того, кто оставил СВОЙ "след"?
- Ты цепляешься за соломинку,- ответил ему Сутай.
- Но ты же ничего не теряешь! Хотя бы попробуй, даэдрот тебя сожри!
Альтибб развернулся к Р'Ташу и взял из его рук записку.
"Покажи мне, покажи мне, покажи..." - думал он.
Писец внимательно следил за аалитером, ловя каждое движение мускула.
В ушах Сутая постепенно появлялось то же шипение, что он слышал перед видениями. "Покажи мне, покажи!" - наливался гневом каджит. - "Давай!"
... Ноль-Один-Один... Цифры выстраивались в ряды, ряды связывались в сеть... Бесформенные образы туманом обволакивали его разум... Ноль-Ноль-Ноль... Ш-ш-ш... Субстанция принимала форму... Это был данмер, проклятый темный эльф! Один-Ноль... Он писал записку, рыжий данмер с усами и бородкой, волосы были уложены в хвостик... На лице, чуть ниже правого глаза - черная татуировка в виде метательной шестиконечной звезды, ага... Ноль-Ноль-Один...
...Р'Таш с надеждой смотрел на Альтибба, когда тот открыл глаза. Сутай смял записку в лапе:
- Это был данмер. Рыжий данмер с бородкой и усами, под глазом - татуировка. Черная шестиконечная звезда.
Писец улыбнулся:
- Это уже что-то.
***
Король стоял но балконе, рассматривая ночную Дюну. Луны нависли над городом, освещая его; в некоторых местах были маленькие светящиеся точки - стражники с факелами или лампами; Высокий Квартал был освещен фонариками, расставленными вдоль улиц. Не было видно черни, но это не значит, что ее не было.
Ра'Скарр вытащил из кармана своего одеяния небольшую треугольную пластину с кругами и линиями, излучающую еле заметное свечение. Он сжал его в руке и, приложив ко рту, поцеловал. Эта маленькая вещь изменит жизнь всех жителей города, откроет обладателю безграничные возможности. Именно с ее помощью Дюна, а затем и весь Эльсвейр, вступит в новый век - в век просвещения! Не будет преступников, бедняков и прочих, все будут законопослушны и равны. Он, Король Ра'Скарр, построит идеальное общество, и будет мудро управлять им, как и завещали Высшие мира сего...
Каджит улыбнулся, бросил взгляд на город и пошаркал в свои покои. Днем ему нужно быть сильным и бодрым, а в его возрасте и при его режиме это дается очень тяжело.
Зачем ему быть сильным? Сила позволяет быть жестоким. Слабый не может быть жестоким, и поэтому слабый умирает. А живет сильный, живет за счет слабых.
Простая пищевая цепь.




Я постараюсь^^ спасибо еще раз)

Еще сделаешь. Куда нам спешить? Классная книга получается. теперь главное достойно продолжить и очень достойно завершить))

Изначально я хотел сделать мод по этой истории и другим, связанным с Пришедшими-До. Однако ооочень не вовремя лишился ноутбука.
Спасибо за оценку!

Очень здорово написано. Без любых сомнений))) это надо вставить в мод, чтобы все читали))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет