Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





- - - - -

Глава 6

Написано The_Last_Nomad, в Ночи Пустоты 05 Сентябрь 2013 · 394 просмотры

Ночи Пустоты


Глава 6


- Похоже, пусто,- Р'Таш потер покрасневшие глаза и захлопнул книгу. - Зайк не записал ни одного имени в своем дневнике, как и любые другие сведения о своих путешествиях.
- Да,- протянул Альтибб.- Он позаботился о сохранности своей тайны, проклятый хитрец.
На огне алтаря закипала вода, и писец, поднявшись со своего кресла, взялся за длинную деревянную ручку светло-коричневой металлической кастрюльки, дно которой было немного почерневшим.
- Передержал немного,- прокомментировал он, наливая воду в белый маленький чайничек.
- Что теперь?- Спросил Сутай, почесывая шею и задумчиво глядя в потолок. - Как мы найдем этого данмерского ублюдка, если мы даже имени его не знаем?
- Зато мы имеем хороший отличительный знак, аалитер,- Р'Таш опустился на свое привычное место, сжимая чашку с чаем. - Найти темного эльфа с татуировкой на лице гораздо легче, чем найти просто темного эльфа.
- Но ведь он может быть уже далеко, даже в Морровинде...
Писец округлил глаза и посмотрел на собеседника:
- Ты что, думаешь, что этот данмер отправился через пол-Тамриэля за непонятным артефактом каджита-старика, чтобы продать его и вернуться на разграбленную аргонианами и загрязненную Красным Годом родину? Не смеши меня, аалитер,- Р'Таш отпил чай из стакана и продолжил:- Я почти уверен, что он остался здесь, в Эльсвейре. В Валенвуде его вряд ли ждет теплый прием от босмеров и Талмора, в Чернотопье - тем более. Может быть, он отправился на север, в Сиродиил или даже Скайрим, но я что-то сомневаюсь, учитывая нынешнее состояние Империи.
- Даже если так,- начал Альтибб, скептически глядя на своего собеседника.- Даже если этот данмер здесь, то как мы его найдем? Перекопаем весь Эльсвейр вдоль и поперек, а?
- Ох, аалитер, ты слишком редко общаешься с окружающими, а потому представить не можешь, как много можно узнать от них,- сочувственно улыбнулся Сутаю писец. - Слухи и сведенья распространяются, передаются из уст в уста простыми жителями, поверь мне.
- Меня не учили этому,- заворчал боец. - Я посвятил свою жизнь рукопашному бою и службе Братству, а не болтовне с прохожими. Все, что мне нужно было знать о своих заданиях, я получал из уст Наставника. Мне этого было достаточно.
- Откровенно говоря, ты был просто инструментом, аалитер,- подытожил Р'Таш, отставляя пустую чашку с гущей на дне. - Тем не менее, что-то ты уже понимал, в отличие от остальных фанатиков, которыми пользуется Братство. Сила нужна для свершения, знание - для выбора того, что следует совершить, а что нет. Учись красноречию - это откроет тебе множество дверей. Когда мы выспимся, я покажу тебе.
Альтибб скривил морду и потянулся, ясно показывая, что этот диалог ему не интересен, после чего улегся на стол и сладко зевнул. Писец пожал плечами, лег на кровать и пробормотал, поворачиваясь на бок:
- Как знаешь, аалитер, как знаешь...
***
В пустыне дул легкий ветер, иногда преподносящий порцию песка прямо в лицо зазевавшимся, заставляя их чихать, кашлять и промывать глаза. Альтмеры, не привыкшие к подобному, ругались всеми известными словами и вытряхивали песчинки из своих легких доспехов, отправляя в Обливион весь каджитский народ и Эльсвейр заодно. Двое лесных эльфов, определенно более опытных, сидели посреди лагеря, укрывшись темно-зелеными плащами и капюшонами. Лицо босмерам закрывали шарфы, и никто не видел, как они усмехаются, видя прыгающих и высыпающих из сапог песок своих сородичей-гордецов.
Лагерь талморцев стоял на бархане, с которого хорошо просматривалась Дюна. Среди маленьких одноместных палаток со спальниками и пары навесов стоял большой шатер цвета самой настоящей грязи. У входа в него стояла закутанная в мантию фигура, отпугивающая любых желающих проникнуть внутрь, где проводил свой ритуал Арбаддон. Вокруг кострища переговаривались солдаты талморской фракции - те самые альтмеры и босмеры.
- Вот когда время придет - я уж этим каджитам покажу!- Горячо высказывался один молодой лесной эльф, потрясая кулаком. - Спуску не дам, ни одному! Стрелы им по шеям рассую, ха-ха!
- За что же так, Лартир?- Поинтересовался высокий эльф с длинными светлыми кудрями, выглядывающими из-под шлема. Он стоял и с интересом наблюдал за бьющим себя в грудь юноши.
- Возьму реванш за свой народ! Заберу долг Пятилетней войны, так-то!
- А, это та война, когда у вас забрали восточные земли?- Подал голос другой альтмер с традиционно уложенными волосами коричневого цвета с черной родинкой под правым глазом, сидящий на коробке.
Лартир тут же завелся:
- Да что ты можешь знать, Савокулис?! Империя ничего не сделала в этом конфликте, бросив нас против превосходящих сил этих дрянных кошек!
- Ох, а вам нужно все время помогать?- Вновь заговорил длинноволосый, улыбнувшись. - Ну ничего, теперь вы в Доминионе, в обиду мы вас не дадим!
- Заткнись, Олтемар, иначе я всажу тебе в голову пару-тройку стрел!
- Да? Ну давай, покажи нам, чего стоит твой лук!- Крикнул третий высокий эльф, с рыжим ирокезом и хвостиком на конце, вытащив меч правой рукой и подготовив заклинание левой.
Глаза босмера сверкнули, он тут же вытащил лук и натянул стрелу, целясь точно в голову третьему:
- Что, испугался, а, Нурилит?! Страшно свою смерть видеть?
Ситуация накалялась, определенно. Закутанный в мантию смотрел за бурно развивающимися событиями абсолютно флегматично: эти солдаты уже достаточно надоели ему, и ему было абсолютно все равно, сколько из них умрет.
Бездейственное противостояние продолжалось: ни Нурилит, ни Лартир не предпринимали никаких действий, ожидая противника. Неожиданно
кусок ткани, служивший дверью шатра, откинуло, и вспышка зеленого цвета сожгла стрелу босмера, опалив руку и заставив того истошно кричать. В руке альтмера же раскалился меч, и тот выронил его, после чего его сбила с ног эфемерная змея.
Все тут же повернулись лицом к шатру и увидели Арбаддона, раскинувшего руки в сторону забияк. Он, нахмурившись, опустил руки и гневно закричал:
- Жалкие грязекрабы! Что вы здесь устроили?! Олтемар!
Олтемар вышел вперед и виновато посмотрел на некроманта:
- Арбаддон, мы... Они просто...
- Хватит!- Вскричал колдун. - Ты, являясь командиром этого отряда, не можешь уследить за действиями своих подопечных и предотвратить конфликты, пока рядом не появлюсь я! Похоже, что твои глаза больше любят следить за барышнями, да, Олтемар?
Маг выставил вперед руку, и командира окутали легкие зеленые полосы. Кулак эльфа начал медленно подниматься вверх, и, остановившись напротив глаз, разогнул два пальца. Лицо альтмера исказил ужас:
- Арбаддон, прошу, не надо! Я... Я исправлюсь, обещаю!- Бедняга кричал что есть мочи, пока его лицо сближалось с указательным и средним пальцами. - Не надо, умоляю, не надо, Арбаддон!
- Хорошо,- сказал некромант. Рука Олтемара остановилась в паре дюймов от лица. - Я дам тебе еще один шанс, ясно? Последний шанс.
- Спасибо, спасибо, господи, спасибо, Арбаддон!
- Да не за что,- улыбнулся колдун и чуть взмахнул рукой. Средний палец медленно согнулся. - Тем не менее, два глаза для тебя - слишком много.
Кулак с указательным пальцем резко вошел в левый глаз: по сбитым костяшкам кулака и лицу потекла кровь, Олтемар заорал от боли. Арбаддон опустил руку, и альтмер упал на песок, согнувшись и закрыв лицо ладонями:
- А-а-а! Проклятый колдун, черт, а-а-а!- В агонии кричал командир, пальцы побагровели, облитые кровью. Эльф извивался, испытывая страшную обжигающую боль.
- Это послужит тебе уроком, больше ошибаться тебе нельзя- бросил Арбаддон командиру и обратился к остальным: - Армия уже выдвинулось, и прибудет в течении этой недели.
Договорив, он развернулся и пошел в шатер, закрыв вход тканью. Нурилит подбежал к стонущему Олтемару, поднял его и поволок к навесу. Все, в гробовом молчании, разошлись по своим палаткам, проворачивая в голове сцену с выкалыванием глаза снова и снова.
Песок скрыл под собой капли крови и поглотил куски выколотого глаза.
***
Улицы Дюны пестрили народом, как в любой другой день. Толпы выбивали своим топотом песок из камня, давая городу еще немного времени для противостоянию ненасытной пустыне. Тысячи тем и диалогов, обсуждаемых каджитами, мерами и людьми, перерастали в гул, который словно подтверждал барханам-поглотителям: Дюна жива, она не засыпана! Но Анеквина уже не раз слышала подобное в ныне погребенных городах и строениях, поэтому так просто от своей добычи она не откажется.
Стражники, патрулирующие улицы, всматривались в лица и одежды каждого проходившего мимо, иногда останавливая подозрительных личностей. После инцидента в особняке вдовы Черима поиски проникших во Дворец возобновились: описание охранников госпожи Шатиры Черим, неожиданно исчезнувшей, совпадало с описанием солдат, преследовавших воров. Это успокаивало Короля Ра'Скарра, надеявшегося содрать шкуру с еще живых преступников его закона, выяснив, что они искали в Библиотеке и что им известно о загадочной Двери, таящейся в катакомбах под Королевским Дворцом.
С'Жавв, вместе с двумя другими стражами, стоял и контролировал одну из улиц, ведущих на базар Дюны. Знойное солнце допекало солдата, даже такого крепкого и тренированного. М'Шакка и Вахж, напарники здоровяка, давно уже прильнули к стене и обмахивались отобранными у торговца веерами. Они периодически попивали из фляги, уже трижды покинув свой пост и наполнив ее у Сенжа-Водоноса, приносящего воду на рынок. Безалаберность и наглость своих сотоварищей просто поражала С'Жавву, но он ничего не говорил им и, стиснув зубы, лишь тщательнее вглядывался в прохожих.
Мимо него проходила группа монахов какого-то храма в пустыне, склонивших голову и обхвативших плечи в молитве. Все они проговаривали священные слоги, и в этом едином гимне высшим силам звучали знакомые голоса. Стражник только было приложил ладонь к бровям, закрывая солнечный свет и рассматривая священнослужителей, как вдруг в толпе зазвучали звенящие монеты, рассыпавшиеся по каменной уличной кладке. Каджиты, увидев золото, тут же бросились собирать его, рассовывая по карманам, сандалиям или заворачивая в одежды. М'Шахха и Вахж тут же сорвались со своих мест и кинулись в толпу, жадно загребая монетки. С'Жавв же, с отвращением посмотрев на своих напарников, на мгновение увидел повернувшееся лицо одного из монахов: белый сутай, идущий одним из последних, смотрел на суматоху и ухмылялся.
"Ах ты ренри..."- успел подумать стражник, прежде чем кто-то разглядел монету под его ногой и сбил каджита с ног. С'Жавв, ударившись о стену черепушкой, упал на песок и захрапел - сказалось двухдневное отсутствие сна на посту.
Один из нищих поднял монету к свету, поглядел на нее и прикусил - она оказалась железной, покрытой золотой пылью. С горечью плюнув, бедняк поплелся по переулку к своему спальнику. Ажиотаж вокруг рассыпанных фальшивок не унимался еще около получаса.
Пройдя еще несколько домов, два монаха оставили остальных и спешно зашли в таверну "Маяк Не'Квин-Аля" - старое каджитское заведение, популярное среди горожан, но не среди путешественников, больше предпочитавших "Королевскую Обитель" в Высоком Квартале или гостиницу "Купель Талоса и Восьми" имперского предпринимателя Пармия Цивитиуса у Внутренних Ворот Дюны, отделявших квартал богатых особняков от других кварталов.
Как обычно, таверна была забита каджитами разных пород, окраса, размера, возраста и социального статуса: в углу сидело множество азартных игроков, наблюдающих игру в кости черного сутай-рата в легкой бади и черных штанах, жадно оскалившегося над золотыми монетами, с молодой каджиткой породы ом, пепельно-серого окраса с белыми толстыми полосками на шерсти и длинной косой, свисающей до бедер, одетой в откровенную кожаную броню, оголяющую ее талию и приковывающую к ней похотливые взгляды мужчин; за одним из столов шло соревнование двух могучих катай-ратов - сцепившиеся руками силачи пытались перебороть соперника под крики болельщиков; за другим столом, в самом темном углу, сидели несколько фигур, чьи дела, похоже, никого не касались. Ко всему этому стоило прибавить поющих пьянчуг, простых постояльцев, разговаривающих на различные темы, торговца скуумой, неприметно стоящего у противоположной ко входу стены и другой сброд, добавляющий еще больше жизни в это заведение.
За барной стойкой, частично прогнившей и поддерживаемой свежими досками, стоял каджит лет сорока пяти, мрачный сутай с привычной для породы коричнево-белой окраски, одетый в фартук, стиравшийся, похоже, еще до Кризиса. Монахи подошли к нему, и один из них подал голос:
- Здравствуй, Джозирр!
Лицо бармена просветлело:
- О, к этому пришел друг Р'Таш! Джозирр приветствует тебя, о Р'Таш, и радуется твоему приходу!
- Я тоже рад видеть тебя, Джозирр!- ответил монах. - Скажи, отец Хадж-И-Хадж здесь? Мне нужно увидеться с ним.
- Конечно, друг Р'Таш, каджит проведет тебя к отцу Хаджу, тебя и твоего спутника,- Джозирр посмотрел на второго монаха, с интересом наблюдавшего за игрой в кости. -Идем.
... Троица поднялась по лестнице вверх на второй этаж, свернула в узкий коридор и дошла до комнаты с номеров "8". Бармен трижды стукнул в дверь и громко сказал:
- Отец, к вам два монаха, хотят поговорить.
- Пусть зайдут,- прозвучало из-за двери.
Джозирр откланялся и ушел, а монахи вошли в покои отца Хаджа.
В чистой комнате, с одноместной кроватью, письменным столиком из валенвудской красной древесины, большим книжным шкафом и бамбуковым креслом-качалкой, на котором сидел пожилой каджит медного окраса породы сутай-рат, было тепло и уютно. Поправив очки, старик хлопнул в ладоши и весело проговорил:
- Р'Таш! Собственной персоной! Сколько лун сменилось, а?- Каджит посмотрел на второго: - Твой друг, верно? Вы проходите, проходите!
- Спасибо за теплый прием, отец Хадж-И-Хадж,- молвил писец и вытащил неизвестно откуда два стула. - Это Альтибб, я рассказывал тебе о нем.
- Да-да, что-то припоминаю...- Забормотал старик, покручивая небольшой седой ус. - Ну, расскажи, как ты? Зачем пришел? Рассказывай!
Парочка уселась, и Р'Таш заговорил вновь:
- У меня все прекрасно, отец. Все также переписываю тексты... А ты как?
- Ох, неплохо, конечно...- Хадж слегка приуныл. - Но раньше было определенно лучше. Интереснее, что ли.
- Отец, мне нужна твоя помощь,- вдруг сказал писец. - Требуется отыскать одного данмера, но его имя я не знаю. Зато есть отличительная черта - татуировка в виде шестиконечной звезды на лице.
- Шестиконечная звезда? Хм...- Старик тяжело встал с кресла, медленно подошел к шкафу и открыл его.
- Так... Это не то... Не то...- Шептал каджит, листая огромную красную книгу. - Вот, кажется, нашел.
Хадж-И-Хадж с раскрытой книгой прошел к креслу, сел в него и зачитал:
- "Валор Релвис, темный эльф. Цвет волос - рыжий, на лице под правым глазом имеется татуировка - шестиконечная черная звезда."- Отец поглядел на писца: - Он?
- Он, он,- ответил Альтибб. - Но откуда вы узнали?
Отец Хадж вопросительно посмотрел на Р'Таша, и тот еле заметно кивнул.
- Хорошо,- вздохнув, сказал старик. - Альтибб, ты должен поклясться, что то, о чем я тебе расскажу, умрет вместе с тобой.
Альтибб приложил правую лапу к груди:
- Клянусь, Хадж-И-Хадж.
- Хорошо. Теперь слушай.
Ты ведь знаешь о "Двух Лампах"? Это организация, помогавшая рабам - каджитам и аргонианам - бежать из Морровинда и устроиться в своей родной провинции. Деятельность, конечно, не совсем законная, но зато достаточно благородная.
Я родился в семье двух бывших рабов, около девяноста лет назад. С молоком матери я впитал весь ужас рабства и обделенности, и потому еще в детстве решил помогать рабам, нищим и зависимым. Так я и пришел в Две Лампы, чьи задачи на тот момент были неопределенными.
Потом по Эльсвейру прокатилась волна убийств и похищений, без свидетелей и улик. Мы пытались хоть как-то помочь, но были бессильны, пока не разглядели между убитыми и похищенными каджитами связь - все они были либо бывшими рабами, либо их детьми. Проклятые данмеры-рабовладельцы не хотели оставить нас, им было противно осознавать, что "раса рабов" перехитрила их.
Тогда я предложил вести учет всех темных эльфов в провинции, записывать их въезды и выезды в Эльсвейр. Моя затея показалась безумной тогдашним главам организации - наверное, именно поэтому ее и приняли.
Это решило проблему с пропажей каджитов, и до сих пор помогает найти убийц, грабителей и насильников среди данмеров в любом городе Эльсвейра.
- Удивительно,- только и смог промолвить Сутай. - Никогда бы не подумал, что каджиты способны на подобные уловки. Но где он сейчас, этот Валор Релвис?
Хадж посмотрел в книгу:
- По последним письмам, он сейчас в Караван-Сарае, причем он там очень давно.
- Замечательно,- улыбнулся Р'Таш и встал с сиденья. Альтибб тут же встал вслед за ним. - Спасибо, отец, теперь нам нужно бежать.
- Куда же вы?- Огорчился старик, видя уходящих собеседников. - Куда вы так быстро?
- В Караван-Сарай, Хадж-И-Хадж,- шептал писец, закрывая дверь. - В Караван-Сарай...
***
- Арбаддон, верхушка Храма ждет твоего отчета, а ты тянешь с предоставлением информации.
- Я понимаю, Нумизмат, но все проходит не совсем так, как было рассказано в начале. Ситуация более сложная, чем я предпологал.
- То есть?
- Оставшиеся два ключа спрятаны самым надежным образом, я потратил уже много времени на их поиск, но пока все безуспешно. Кроме того, ключи также ищет Братство Воронов.
- Что?! Как они прознали о Двери?
- Я не знаю. Тем не менее, они собирают все сведения и знания о Наследии в Дюне, что было для меня абсолютной неожиданностью. Но не волнуйтесь, я уже нашел тех, кто позаботится о них.
- Хм. А что Талмор? Они уже направили войска?
- Их армия прибудет на этой неделе, Нумизмат.
- Прекрасно. Помни, Арбаддон - распространение влияния Альдмерского Доминиона на провинцию является твоей второй главной задачей. Храму нужна твоя активная деятельность и хороший план.
- Я приложу все усилия, чтобы успешно выполнить наказ, Нумизмат.
Образ Нумизмата исчез, золотой амулет в виде треугольника с круглым аметистом внутри потух и перестал дрожать. Арбаддон с усталым видом сел на украшенный черепами черный стул и закрыл глаза, пытаясь выстроить план на несколько шагов вперед. Его изумительный гибкий ум не раз создавал шедевры стратегического мышления, помогая обойти других претендентов на его место деятеля внешней политики Саммерсета. Однако теперь проблемой были эти щенки из Братства, которые, похоже, знали больше, чем сам Арбаддон. Некромант был бы совсем не против получить их - живых или мертвых - для экспериментов после всего этого кошмара в забытой богами пустыне, которую эти низшие существа называют своим домом. Однако все совсем не кончилось - все только начиналось.
Забив свою голову этими пессимистичными мыслями, раздосадованный альтмер лег на легкую раскладную кровать и уснул, отправившись в царство Ваермины.




Как всегда отлично и как всегда должно последовать продолжение))) эх, это надо сделать небольшое дополнение для скайрима и мода с Эльсвейром)))) атмосферно))

И как всегда спасибо) Рад писать ради читателя в вашем лице)
Продолжение в пути)

Как всегда отлично и как всегда должно последовать продолжение))) эх, это надо сделать небольшое дополнение для скайрима и мода с Эльсвейром)))) атмосферно))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет