Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей





- - - - -

Начало, или Вороны Улетают На Юг

Написано The_Last_Nomad, в Пепельный Престол 17 Октябрь 2013 · 712 просмотры

Пепельный Престол


Начало, или Вороны Улетают На Юг


"An adventure can only truly begin three ways:
by death, by slur, or by letter."
- Dylxexes the Younger (First Era)

Пухлые пальчики госпожи Хельги нервно постукивали по тяжелому дубовому столу, и чем больше она слушала Бьорда Разбитого Кулака, тем пронзительней казался Ксанадру ее и без того холодный, укоризненный взгляд.
- ...Более того, - горячо продолжал краснобородый норд, потирая свой меховой наруч, - вчера он вытащил у ничего не подозревающего Ультирха меч из ножен, а потом, нарядившись в черные одежды, выпрыгнул на него из-за кустов около полуночи и воскликнул, что он, видите ли, убийца из Темного Братства. У бедняги чуть сердце не остановилось! Неслыханно!
Юноша, с иголочки одетый в действительно стильные вещи - классические алые брюки, белая узорчатая шелковая рубашка с золотыми гербовыми запонками, красный жилет с кармашком слева на груди, из которого наполовину выглядывал изящный белый платок, кожаные лаковые туфли черного цвета,- вспомнил лицо стражника, который чуть было не обмочился от страха, и с трудом подавил улыбку. Прекрасный был розыгрыш!
- А то, что он учудил пару дней назад? Подкладывал детенышей грязекрабов в рюкзаки, корзины и одежды жителей и путешественников! Представь себе, Хельга, как ты запускаешь руку в корзину с помидорами, а тебя за палец хватает цепкая клешня!
- Зачем ты это сделал, Ксанадр? - вдруг спрашивает совсем не своим привычным голосом женщина, вкладывая в вопрос как можно больше злости.
- Я?.. Что? - ну зачем, зачем она спрашивает одно и то же каждый раз, когда Бьорд приходит доносить на него? Пришлось, как обычно, сделать вид, что отвлекся на интерьер, изученный им уже досконально, и не услышал вопроса.
- Не притворяйся! - Хельга срывается на крик, бьет по столу ладонью. - Зачем ты это сделал? - вновь повторила она все тем же злым голосом.
Не подействовало. А ведь раньше он избегал ответа.
- Я просто хотел... пошутить, вот и все.
- Тебя словно Шеогорат коснулся, юнец! - взрывается норд. Изо рта с желтыми, дурно пахнущими зубами вылетают белоснежные слюни, как у гончих после забега. И этот неотесанный деревенщина, которому кроме топора, бабы и пива с медом ничего не нужно, еще смеет упрекать его, Ксанадра Авелисуса, в том, что его коснулся Шеогорат?!
- Шеогорат? Тогда над твоим рождением уж точно поработал Малакат, мужлан! - теперь и сам юноша не выдерживает. - Не смей так разговаривать со мной, ясно?! Я тебе не нордлингский сын, пропахший дерьмом после игры в навозной куче мамонта!
- Ах ты, волчий помет! - мигом встает из-за стола стражник, задевая стол и роняя стул позади себя. Да, он больше и сильнее, у него есть опыт в боях с разбойниками и дикими зверями, но у него нет как минимум трех черт, которые станут для него камнем преткновения.
"Ловкости..."
Разбитый Кулак начинает оббегать стол, пытаясь добраться до подскочившего со своего места юноши, отмахиваясь от тарелок и бутылок, посылаемых в него Ксанадром. Пара бросков оказались удачными - о крепкий череп разлетелись вдребезги бутылка с молоком и расписная глиняная тарелка с жареным лососем.
- Уа тыбе покаву! - отплевываясь от вкуснейшего блюда ( "А зря," - проносится в голове юноши,) ругается этот толстяк. До наглеца остается считанный метр, предвкушение публичной порки греет и без того облитую горячим супом душу. Бьорд бросается вперед, прямо на юнца, хватая его своими ручищами...
Ловкость. Руки стража обнимают пустоту.
- Ха!- весело издает Ксанадр, перепрыгивая через стол. "Умело," - отметила дама, заметив, что ни одна из стоящих бутылок не шелохнулась.
Но норд обозлен пуще прежнего. Добыча ушла от охотника?! Да как бы не так!
Тяжеленный стол, словно пушинка, отбрасывается в сторону, и стражник, пыхтя, летит со всех ног на юношу, чуть не сбивая стул с Хельгой. Чего же теперь ему не хватает?
"Скорости..."
Пинком открывая длинную дверь, юноша вылетает в коридор особняка. Бьорд, словно разъяренный медведь, бежит за ним, тяжело дыша. Дверь заботливо толкается Ксанадром, и преследователь со всего размаху врезается в нее и в падении попадает в коридор.
- Ц-ц-ц, растяпа, - журит норда юнец, уперев руки в боки. - Не мог просто открыть дверь, носится как бешеный!
- Ну я тебе!..- стражник встает, и, не отряхнувшись, вновь бросается в погоню.
Практически все неприкрученные вещи, которые встретил на своем пути Авелисус, летят в красного, как переспелый помидор, нордлинга, который пару раз чуть не падает из-за корзины с бумагами и метлы, прилетевших ему под ноги. "Дальше тупик, теперь уж Ксанадр получит свое!" - рычит в голове голос рассерженного Разбитого Кулака.
" Ловкость, скорость... Да, но есть еще кое-что. То, что переплюнет оба качества, то, что не раз помогало мне... Что же это?"
Впереди была небольшая кладовая, заваленная различным барахлом для уборки, со стеклянным оконцем. Юноша разогнался, отрываясь от еле бегущего Бьорда, и захлопнул за собой дверь. " Все, попался!" - злорадно улыбается изрядно вспотевший толстяк, подбегая к кладовой.
Не успевает стражник открыть дверь, как ясно слышит звук бьющегося стекла. Догадка приходит тут же.
- Проклятый грязекраб! - кричит в сердцах норд, вбегая в кладовку и видя разбитое окно. Уходит, дракон его возьми!
Бьорд встает на подоконник и высовывается в проем, собираясь сигануть за мальчишкой, но там, внизу, в маленьком ухоженном дворике, его нет. Вместо Ксанадра на земле лежит ведро, забитое доверху тряпьем.
- Лети, ты свободен! - слышит за спиной округливший глаза стражник, и кто-то выталкивает его в окно.
"Интеллект, друг мой. Интеллект..."
С громоподобным ором, привлекая к себе удивленные взгляды прохожих и стражников, иссиня-бордовый нордлинг, размахивая руками, падает со второго этажа на клумбу. Юноша же, посмотрев на "полет шмеля", с хохотом закрывает деревянные ставни кладовой.

На цыпочках, едва дыша, он идет в свои покои, моля всех богов и принцев не столкнуться с госпожой Хельгой. После такого спектакля юному Ксанадру совсем не хотелось получать лишнюю порцию...
- Авелисус!
Оу. Похоже, от добавки ему не отвязаться.
- Ксанадр Авелисус! - вновь окликает его рассерженный голос дамы, и юнец неохотно поворачивается, пряча взгляд.
- Да, госпожа Хельга?
- Во имя Девяти богов, что ты устроил?! Зачем ты так с беднягой Бьордом? Он же глава городской стражи, Ксанадр!
- Он... дерзил мне, госпожа.
- Ох, - вздыхает Хельга и поправляет косу русых волос, увитую вокруг головы. - Тебе уже двадцать лет, двадцать! А ты продолжаешь выкидывать подобные... штуки.
Да уж. Рифтен надолго запомнит его двадцатилетие.
- Я ведь люблю тебя, Ксанадр, люблю как родных сыновей. Дернхель же и вовсе души в тебе не чает, ты же знаешь.
О да. Дядя Дернхель. Единственный, кого по-настоящему уважал Ксанадр.
- От него пришло письмо, пришло? - с надеждой спросил юноша, подняв голову. Опечалившиеся глаза ответили ему красноречивее, чем тысячи сиродиильских ораторов.
- Быть может, он сильно занят на своей работе там? - робко произнесла Хельга, и голос ее с каждым словом становился все безнадежнее.
- Я наверх, госпожа, - почему вдруг он охрип? И глаза как-то стало резать...
Нет. Нельзя. Дернхель бы не одобрил.

Ночь была то светлой, то погружалась в беспросветную тьму, когда луны закрывало быстро бегущими по небосводу тучами. Рифтенский пронизывающий ветер, идущий, похоже, с севера, истошно выл в стенах города, пугая детишек и заставляя стражников беречь колыхающиеся факела. Сырая земля с хлюпаньем уминалась сапогами, то и дело шуршащими о заполнившую все желтую и рыжую листву. На юге Скайрима осень начиналась тогда, когда в Имперской Провинции еще шло лето.
Хотя грех жаловаться. В Виндхельме, например, плевок на улице в любое время года может стать причиной обморожения легких.
А Ксанадр в это время шел и думал, наплевав на запрет тетушки выходить из дома после десяти вечера. Чтобы Хельга не искала беглеца, он накрыл одеялом пару подушек и слепленную из расплавившихся свечей восковую голову, на которую напялил парик. "Двойник" вроде получился правдоподобным, и после этого юноша исчез в окне. Действенный способ.
Мысли волнами обрушивались на голову Авелисуса, заставляя гадать и надеяться на лучшее.
Дядя Дернхель - его самый близкий человек после смерти родителей и исчезновения сестры много лет назад. Этот рослый и мудрый норд даже не являлся ему кровным родственником, он был лишь хорошим другом его отца, сиродиильского аристократа Демофена Авелисуса, вместе с которым попал в кораблекрушение у Строс'Мкая и около трех лет был рабом редгардов-головорезов. После такого испытания, знаете ли, даже темный эльф с ящером сдружатся, не то что люди. В итоге именно он пообещал покровительство младенцу Ксанадру перед алтарем Девяти Богов, став его вторым отцом. Конечно, тогда никто не знал, как все обернется...
Около месяца назад дяде пришло письмо, после которого он спешно собрался и уехал в Сиродиил. Теперь от него ни слуху, ни духу, что действительно насторожило всю семью Дернхеля, а Ксанадра в особенности: обычно, находясь в командировках, он писал ему письма каждую неделю, красочно описывая происходящее с ним, а теперь... Теперь нет даже весточки.
Привычный поворот к кладбищу, немного пройти вперед - и вот она, каменная беседка, отмеченная одним интереснейшим знаком. Кнопка, выполненная в виде ромба с кругом внутри, легко поддается руке, и пол, поскрипывая, отъезжает в сторону, открывая лестницу в убежище одной из самых веселых гильдий провинции - Гильдии Воров.

Привычный шум падающей воды, все тот же отвратительный запах, бегающие из угла в угол крысы и скользкие влажные стены - обычная канализация. Однако было что-то, что выдавало в этом месте прибежище умелых карманников, хитрых взломщиков и красноречивых лгунов, способных на любые ухищрения ради звенящего кожаного мешочка или шкатулки с набором колец.
- Вы проиграли, достопочтенный! - донеслось до ушей юноши из-за деревянной двери.
"Опять играют... Что теперь? Достают фекалии из сточных вод, или голышом бегают по всему городу, как в прошлый раз?" - подумал Ксанадр и толкнул дверь.
За одним из столов сидели два друга - каджит Варрас и темный эльф Дерван Увалор, больше известные как Такс и Заныра. Рядом стоял орк-охранник, имя которого юноша так и не выучил, а за барной стойкой, больше напоминающей сгнившие под водой доски утонувшего корабля, стояла Мальви, белокурая данмерка, к которой любит подкатывать Заныра. Это была "Буйная фляга", здесь начиналась свобода.
- Итак, мой дорогой хвостато-усатый друг, - с улыбкой в двадцать-двадцать три зуба (остальные были невидимыми - невинная шутка одного телваннийского мага,) промолвил эльф, проведя ладонью по своему ирокезу, - согласно нашему договору, вы должны, так сказать, излить содержимое своего мочевого пузыря прямо на алтарь Мары. Разумеется, во время свадебной церемонии двух высокопоставленных особ, что прибудут завтра в город.
Дерван был исключительным эльфом с исключительным послужным списком и исключительной жизнью. Да вообще - подобного данмера больше нигде не найдешь, кроме, может быть, Дрожащих Островов Шеогората. Свою кличку "Заныра" он получил после того, как с головой - и статуэткой в сорок тысяч септимов - нырнул отхожее место одного богача, спасаясь от преследования. Причем рассказал об этом только после того, как клиент забрал свой товар и выплатил деньги. Говорят, того тщедушного альтмера, что сжимал золотую "Дибеллу Анвильскую", вырвало прямо на статуэтку.
- Так-с, - о, а это Варрис. Благодаря своему слову-паразиту "так-с" получил кличку, а благодаря тому, что поджигал псов и сбрасывал их с крыш Коринта, крича "Конец Времен! О К'Шарра, помилуй нас!", больше никогда не поедет в родной город, королевство и Эльсвейр вообще. Репутация, честно сказать, не хуже (или, точнее сказать, не лучше,) чем у Заныры, а уж в воровском деле он и вовсе любитель экспериментов. Однажды он пришел в форт Империи, из которого уехали генералы и остались в большинстве своем новобранцы, и убедил легионеров, что фалмеры вернулись и объявили войну Рубиновому Трону, разгромив все силы Легиона. Также, как будто бы невзначай, отметил, что они не убивают тех, кто платит им дань, а он сам - посредник между сторонами. Ему отсыпали целый мешок септимов и золотых украшений, после чего очень больно получили по шлемам от вернувшихся командиров, узнавших, что все собранные с жителей деньги ушли не им в карман, а снежным эльфам.
- Так-с, - повторил каджит, не мигая. - Условия договора, мр-р-р, будут обязательно исполнены в том виде, в котором они были обговорены. Но только вы обещаете мне предоставить жидкость для завтрашнего разливания.
- Ну, разумеется, - бутылка пива, стоящая под стулом Дервана, стукнула по столу. Глаза Такса засветились от счастья.
- Опять играете, негодники? - вышел на свет Ксанадр, скидывая плащ. Синий, словно бушующее море на масляной картине, костюм, из-под которого видна шелковая рубаха голубого цвета, заставляет всех (уже привычно) подивиться чувству стиля и цвета молодого имперца. Только охранник не изменяется в лице - но он орк, ему простительно...
- Мы уже знаем, как ты разделался с Бьордом, - подает голос Заныра, рассматривая каждую пуговичку костюма. - Это было славно!
- Я слышал, ты собираешься завтра присутствовать на свадьбе, Такс, мои поздравления, - юноша подмигнул каджиту и уселся за стол. - Во что ты проиграл на этот раз?
О том, какие соревнования устраивали эти две мешающих обществу личности, можно было слагать легенды. Начиналось это все с простейшего вытягивания палочек: из деревянной коробочки торчали двадцать палочек, девять из которых были вполовину меньше остальных. Тот, у кого было больше обрубков, считался проигравшим.
Потом начались другие состязания. Борьба, в процессе которой нужно отвязать с ноги (или лапы) противника тряпку; воровство наперегонки; игра в кости... Потом они стали то приносить игры разных народов, то выдумывать совсем уж вычурные соревнования. Была настольная игра цаэски, где нужно было собрать змею, двигая фишками по деревянному полю; знаменитые сиродиильские шахматы Империи; соревновались даже в игре на лютне. Метание томатов в корзину прямо на рынке? Запросто! Ощипывание на время живого петуха? Да не вопрос!
В этот раз Такс проиграл в воровстве женского нижнего белья - данмер собрал на три штуки больше. Мухлежа и обмана быть не могло - все, что касается азарта и игры, эти двое чтили. Даже больше, чем богов, духов-предков или дейдрических принцев. И, честно сказать, имперец их понимал.
Пока Заныра смаковал подробности и выбирал место, с которого он будет наблюдать за "фонтаном", Ксанадр обернулся и увидел томные очи Мальви, наклонившуюся над стойкой и глаз не сводившей с юноши. Ее прелести, которые чуть не выскальзывали из корсета, было прекрасно видно в вырезе платья, а сама она, как бы между делом, завивала на палец белоснежные локоны. Поймав на себе взгляд черноволосого красавца, она закусила нижнюю губу и медленно выпрямилась, красуясь безупречной талией, после чего продефилировала в темноту. Хлопнула дверь в Цистерну.
- Я на минутку, - вскочил из-за стола Ксанадр, быстро проследовав за эльфийкой. Все трое с завистью посмотрели ему вслед.

Ночь была бурной, полной объятий, поцелуев и стонов. Юноше нравились такие ночи, он проводил их со всеми видными красавицами Рифтена, а иногда и других городов Скайрима. Такому, как он, всегда легко найти ту, которая согреет ему ложе в этих бесконечных снегах.
Но уже наступало утро, и если он не успеет попасть в особняк до того, как госпожа Хельга раскусит его обман, то ему не поздоровится. Кроме того - вдруг именно сегодня придет письмо от Дернхеля?
Последняя мысль, больше похожей на глупую надежду, все-таки заставила его встать с кровати, откинув руку оголенной Мальви.
- Куда ты? - опять этот извечный вопрос, который задают все его барышни утром. Как будто он кочевник, и ему все равно, где и когда остановиться... Неужели ты действительно думаешь, что ты одна такая?
- Домой, - коротко ответил Ксанадр, одевая рубаху и застегивая запонки. "Давай, попроси остаться, чего ж ты молчишь..."
- Останься, не уходи. Мне так хорошо с тобой...
Ну. Все по сценарию. Будто смотрит в сотый раз все тот же спектакль.
Юноша выпрямился и застегнул последнюю пуговицу костюма, после чего накинул плащ.
- До свиданья.
Да, это было цинично. Бессовестно, возможно, но определенно цинично. И знаете что? Им это нравится.

Солнце только-только взошло, когда Ксанадр пробрался в свою комнату. Не успел он раздеться, как услышал громкий крик Ювонда, десятилетнего младшего сына дяди Дернхеля:
- Ксанадр! Тебе письмо!
Ювонд был ранней пташкой, и обо всех новостях узнавал первым. Естественно, что все письма и посылки проходили через него.
- Не тронь! - вскричал юноша, поспешно натягивая брюки и накидывая рубаху. Откроет же, любопытный хоркер!
В несколько прыжков преодолев лестницу ( уже не раз он чуть не лишился писем из-за Ювонда, поэтому натренировался,) Ксанадр вырывает письмо из рук мальчугана. Руки подрагивают, разрывая красную печать с каким-то знаком, и вот наконец сжимают письмо. Глаза пробегают по словам, и с каждой строчкой письма округляются все больше и больше.
"Что? Как? Этого... этого не может... О нет..."
- Ну что там? - кричит спускающаяся тетушка Хельга. - Как Дернхель?
Хельга... Господи, нужно рассказать ей. Это же ее муж...
Нельзя. Она не должна узнать. Дернхель бы не одобрил.
- Это... Это не от него, госпожа, - поспешно отвечает юноша, пряча письмо под рубашку на пояс. - Это мой друг, старый друг из Маркарта. Маркарта...
- А-а-а, - огорченно протянула Хельга, остановившись на лестнице. - Ясно. Тогда я пойду...
Ксанадр, не услышав этих слов, перевернул конверт и посмотрел на печать. В шестиугольном гербе был изображен летящий ворон, без букв и знаков. В спектакле появляется новая глава.
Отрешенный голос, будто бы и не он произносит эти слова:
- Тетушка, помоги собрать мне вещи. Я отправляюсь в Сиродиил.

  • Miraak это нравится



Спасибо вам, и я также жду ваших новых идей, облаченных в слова и буквы печатного текста :)

Думаю, скоро облачу в слова и буквы пару новых мыслишек)

    • Meosen это нравится

Начало очень интересное) Ждем продолжения!

Спасибо вам, и я также жду ваших новых идей, облаченных в слова и буквы печатного текста:)

Начало очень интересное) Ждем продолжения!

Умеешь ты подать эпитеты к столу))))))))))
С почином! как обычно - очень интересно, с удовольствием почитаем))

Благодарю)
греет и без того облитую горячим супом душу

Умеешь ты подать эпитеты к столу))))))))))

С почином! как обычно - очень интересно, с удовольствием почитаем))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет