Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





* * * * * 3 голосов

Две Души Одного Тела

Написано The_Last_Nomad, 09 Ноябрь 2013 · 996 просмотры

Две Души Одного Тела

Бард Номад, из общих рукописей.


Черные рваные листики кружились в железной кружке, придавая отвратительной воде хоть немного вкуса настоящего чая.
Заштопанный плащ свисал аж до пыльного пола скинградской таверны, укрывая плечи и спину. Клинки - сделанная на заказ римменским мастером-змеем катана и серебряный бастард, доставшийся от отца в виде наследства, - выглядывали из-под накидки, одними эфесами отпугивая местных любителей мордобоя. Конечно, без драки из города он не выйдет, это точно: один из бандитов, рослый аргонианин с шипами на головешке, прошептал, что "его можно подстеречь у ворот, ублюдка этого", презрительно щурясь в сторону незнакомца. Но ему все было слышно: тонкий музыкальный слух и тут не подвел.
Гробовую тишину в таверне убивали постукивающие о стол кружки и бутылки, да разговоры, доносящиеся со второго этажа. И этот ящер надеялся, что его шепоток проберется незамеченным?
Дверь наверху распахнулась, и в таверну, хлюпая сапогами и бормоча ругательства, ввалился промокший данмер. На нем была черная роба, роднившая его и со священниками, и с магами, и - что было ближе всего - с некромантами.
Чай стал достаточно крепким, и Номад позволил себе отхлебнуть. Гадость, но пить можно. Не гаже того, что он пил в Орсиниуме, даэдра его возьми...
Эльф, тем временем, спустился вниз, к орчихе, что стояла на пиве сегодня. Послышался короткий и тихий разговор:
- Это он, тот бард? - мер слегка кивнул, в сторону сидящего.
- Угу.
Больших гарантий от зеленой и клыкастой бабы данмер получить не мог точно. Он взял две бутылки, скинул на прилавок пару монет и неспешно зашагал к столику. Странник напрягся и сжал нож, ожидая выпада.
Выпада не последовало.
- Приветствую, бард Номад, - эльф уселся за стол, прямо напротив потягивающего чай странника. На узком лице не было ни волосинки, два темных пятна под налитыми кровью глазами говорили о бессонных ночах. Однако очи были живыми, показывали ясность ума обладателя и глубину знаний. Интересно, какие помыслы могут зародиться в голове такого мера?
- Я... Я Веркулус Хлаалу, - представился темный эльф спустя пару мгновений молчания. - Вы не желаете пива? Самое...
- Нет. Только чай.
Данмер хорошо подготовился, или просто не выдал потерянности после резкого отказа. А это значит, что у него есть дело.
- Сэр Номад, -вновь начал он, отпустив бутылки, - одной семье нужна ваша помощь...
- Какая? Сыграть на свадьбе? - усмехнулся странник и вновь пригубил кружку.
Странный и загадочный собеседник менестреля сузил глаза:
- Я боюсь, что если вы так будете себя вести, то играть придется на похоронах. Похоронах ребенка, мутсера.
Зеленые глаза мигом замерли на лице эльфа. Врет ли?
Кружка стукнула о стол.
- Говори, Веркулус.
- У местной семьи, - зашептал мер, - есть ребенок. Ребенок... не совсем обычный. Она болеет, болеет очень сильно, очень скоро умрет. Причина болезни - демон, что сидит внутри ее.
- Это работа церкви, уважаемый, - холодно ответил Номад. - Девять ведут и охраняют людей, не всякие музыканты.
- Вы ведь знаете, как решают проблемы с бесами священники Девяти богов, мутсера. Огнем и мечом.
- А вы, значит, добрая овечка, а, Веркулус? Хотите спасти девочку и от демона, и от смерти? Какой ваш интерес здесь?
Уголки рта мера немного пошли вверх.
- Вы не так глупы, как я считал. Понимаете, бард, у меня есть сын, а окромя сына у меня есть долг перед своим домом. Это не обычная фермерская семья, Номад. Это зажиточные люди, которые могут поправить мое финансовое положения. А я налажу торговлю с Великим Домом Хлаалу, где неплохо продвинусь по службе. Достаточно?
- Вполне, - помолчав, ответил наконец странник. Кружка уже опустела, на дне осталась только гуща чаинок, и бард замер, глядя в нее.
"Неожиданное приобретение..." - мысленно твердил бард, пытаясь разгадать суть. "Неожиданное приобретение..."
- Оплата - от трех сотен септимов, мутсера, - добавил данмер, вставая со стула. Номад не ответил, продолжая таращиться на застывшие чаинки.
- Ах да, вот, - на стол упала записка, - адрес дома. Сегодня, в полночь, то есть через часов пять, мутсера. Всего доброго.
Эльф засеменил прочь, немного шурша потрепанной робой. Хлопнула дверь.
Рука оторвалась от кружки и взяла кусочек бумаги, изумрудного окраса очи забегали по словам.
"Дом Бейнисов, полночь. Просто представьтесь."
Ладонь превратилась в кулак, сминая записку. Нужно торопиться.

Бум-бум-бум!
Номад стоял прямо напротив обитой железом двери в дом богачей Бейнисов. На улице стремительно холодало.
- Кто там?- беспокойно спросил женский голос.
- Номад, бард.
Скрежет в замочной скважине, пара щелчков.
- Проходите, господин Номад, проходите, - пролепетала молодая женщина со светлой косой, обвивающей ее прелестную голову. Голубые глаза, выделенные карандашом, румяные щечки, хорошенькие губки. Одето это чудо было в голубое платьице горничных, поверх которого был завязан идеально белый фартук.
- Это ведь дом Бейнисов, прелестная госпожа? Удивительное местечко, право, - он всегда спрашивал очевидные вещи, если не знал, как правильнее начать разговор с красивой девой. Тем не менее, строение действительно поражало своей изысканностью - мрачные стены, с повешенными картинами и гербами, пара расписных алых ковров, мебель, что стоила под стать эбонитовому или даэдрическому оружию... Замок, а не дом, еще и прекрасно украшенный.
- Да, любезный сэр, но я не госпожа вовсе. Виталья, домработница этой достопочтенной семьи. Сейчас всего одиннадцать, а мы ожидали вас на полночь. Что-то стряслось?
Певучий голос умолк, оборвав прелестные мелодию и рифму, которые начал складывать в уме бард.
- Да. Мне нужен сэр Бейнис.
- Тогда я жду вас, мастер Номад! - донеслось из зала слева.
На кресле из ольхи, чьи подлокотники заканчивались вырезанной раскрытой пастью льва, сидел мужчина и глядел на играющий в камине огонь. Бард аккуратно прошагал своими кожаными сапогами по круглому синему ковру, изукрашенному золотыми рисунками бабочек, и сел в такое же мягкое сиденье, изучая мистера Бейниса.
Это был крепкий сударь сорока лет, чьи вьющиеся черные волосы пустили бакенбарды и бородой обвивали подбородок. Лицо его было свежо, небольшая родинка под левым глазом придавала ему запоминающийся образ. Одет он был в расписной халат золотого цвета, чья ткань блистала в отсветах, взгляд карих глаз в этом же свете казался дьявольски огненным, бесовским.
- Говорят, родинка на лице - признак удачи, сэр Номад, - тяжелым, но все же доброжелательным голосом начал Бейнис. - А у вас их целых три. Вам часто везет по жизни?
- Достаточно, господин...
- Умоляю, зовите меня Хайц, - взгляд переключился на странника, глаза улыбнулись. - О вас ходят слухи, сэр бард. И хорошие, и не очень. Можно я повопрошаю вас, развею для себя мифы?
Номад слегка кивнул.
- Хорошо. Говорят, что ваша мать была эльфийкой, и ростом да умом вы пошли в нее. Это так?
- Нет, Хайц. Лишь разговоры.
- Хм. А то, что у вас странности с радужкой? - сэр Бейнис сощурился, пытаясь разглядеть цвет глаз барда. - Говорят, вы меняете окрас очей тогда, когда вам это заблагорассудится.
- Не совсем, сэр. Цвет меняется, правда, но от меня это нисколечко не зависит.
- Удивительно. За такое можно и на костер невзначай попасть, так мне кажется. Последнее: вы ходите с двумя мечами. Двумя. Бард. Зачем барду два меча?
- Я увидел эту традицию у одних могучих воинов, на далеких землях, куда я вряд ли когда-нибудь вернусь. Более я вам сказать не могу.
Глаза Хайца сверкнули, выдавая неудовлетворенность ответом. Тем не менее, он улыбнулся.
- Теперь, сэр Бейнис, Хайц, - проговорил Номад, - я задам вам вопросы. Три. Первый - что произошло с вашей дочерью?
Взгляд мужчины опечалился, он вновь отвернулся к камину и уставился в пламя. На секунду барду стало жаль его. На секунду.
- Это была Садрит Мора, в Морровинде. Я туда ездил по указанию Совета Старейшин - дворяне очень зависят от их расположения, бард. В общем, после возвращения оттуда Анья захворала. Ночью ее мучили кошмары, потом начали мучать галлюцинации днем. Один наш знакомый маг определил, что это демон, что демон вселился в мою девочку. Но помочь он ей не мог. Никто не мог...
- И тогда появился Веркулус, правильно? Он пообещал вам ее выздоровление?
- Да. Данмер назвался опытным колдуном, и я с этим спорить не стал. И вам бы не советовал, Номад. Он поставил мне тяжкие условия, на которые я согласился. Отдать семнадцатилетнюю дочь...
- Ясно. Горька цена победы. И последнее - что вы сделали в Морровинде?
Кровь отхлынула от лица Бейниса.
- Ч-что?
- Повторю: что вы сделали в Морровинде, Хайц? Отвечайте, от этого зависит жизнь Аньи!
- Не смей приказывать мне в моем доме, бродяга!- прикрикнул мужчина, ударив кулаком по подлокотнику. - Я... я... Послушай, бард, я не хочу говорить об этом, никогда... И вообще, откуда ты узнал? Читаешь мысли, а?..
- Ниоткуда, - просто ответил Номад. - Догадка, случайность.
Не верит. По лицу, на котором боролись гнев и ужас, видно - не верит.
- Не говорите жене, умоляю, - задрожал голос мистера Бейниса. - Мы с ней давно не ложимся в одну постель, а если и ложимся, то не занимаемся ничем... удовлетворяющим мужские потребности, бард. А иногда хочется разогнать кровь в чреслах, понимаешь? И там, в Морровинде, стране плотских утех, мне захотелось развлечься.
Однажды меня, прогуливающегося по Садрит Море, нагнала данмерская красотка, в изорванных одеждах. Просила приютить... Я и приютил. Потом мы с ней совокупились, и она вдруг бросилась на меня с ножом, представляешь?! Я оборонялся. И... и...
- И вы ее убили, Хайц, - докончил за мужчину Номад. - Мда, история странная, но я начинаю, кажется, понимать. А она ничего не говорила вам? Необычное поведение, а?
Бейнис смахнул слезу с глаза, не веря, должно быть, своим ушам. Не каждый поймет мужчину, который убил темную эльфийку, да еще и в Морровинде.
- Да... Спросила о моем статусе, кто я, о детях спросила... А, кхм, а когда она напала на меня, то будто специально подставлялась под удары. Знаю, звучит как...
- Нет, Хайц, я понимаю. Звучит так, как я ожидал.

Свет уличных факелов, чуть поблёскивая, отражался в оконных стеклах. Веркулоса это раздражало, и он занавесил их бархатными шторами. Пара свечек и канделябров играли пламенем, освещая шкаф, тумбочку и постель, на которой лежала жертва демона.
- Итак, - начал данмер, с опаской поглядывая на прикованную к кровати Анью, которая прыгала и извивалась, - вы, сэр Номад, встанете впереди меня и начнете играть на лютне.
Рыжеволосая девочка, чье лицо было похоже на лик вампира после долгого голода, завизжала и забарахталась пуще прежнего.
- Демоны не выносят определенные мелодии, - подтвердил бард, сжимая свой инструмент, - и я знаю, как их играть.
- Поистине древнее искусство, - улыбнулся Веркулус. - Сейчас таких музыкантов мало где встретишь, часть стала демонологами... Но не вы, мутсера.
После того, как вы заиграете, я начну наговор. Тварь, засевшая в бедной Анье, переместится в этот камень душ, - в пальцах данмера мелькнул синеватый камушек, - а вы получите награду. Начнем?
Номад не ответил, перехватив лютню и расположив пальцы. Поплыла мелодия, состоящая всего из семи нот.
- Вы все сдохнете, ар малеа умари! - закричала дева, ужасно выгибаясь в спине.
Данмер зашептал заклинание, старательно делая акцент на каждом слове. Голос был ровным, четким, будто наговор этот эльф произносил не впервые.
"Хлаалу? Маг? Близко к абсурду", - забегали мысли в голове барда, продолжающего играть на лютне. -" Торговец этого дома никогда бы не стал читать колдовские манускрипты, тем более влезать в столь дурнопахнущее дело, которое сулило сомнительные выгоды. Изгнать демона из девочки, чтобы получить покровительство ее отца-дворянина? Кто ты, Веркулус из дома Хлаалу?"
- Веркулус из дома Телванни, бард.
Эфирный посох просвистел прямо над пригнувшимся Номадом, высекая искры и выплевывая сгустки светящегося вещества. Бард развернулся и со всего размаху врезал левым боковым по опешившему лицу данмера. Послышался хруст трескающейся челюсти.
- А-а-ах! - выплюнул несколько зубов отступивший данмер, осклабив окровавленный рот. - Смотрю, что-то все-таки ты получил от эльфийской матери, а, бард? Прочел мои мысли, как я твои?
- Нет. Я не обладаю магическими способностями. Они для таких ничтожеств, как ты, Телванни.
- Н'Вах! - вскричал темный эльф и выпустил молнию, синевой окрасившую комнату. Номад прыгнул навстречу разряду, едва не задев его, кувыркнулся по полу и локтем приложился к щеке колдуна, отбросив его на бок.
Неплохо.
- Веркулус, - пнул стонущего эльфа странник, сильнее натягивая кожаные перчатки, - если ты думаешь, что ваши эксперименты с душами проходят безызвестно, то ты ошибаешься.
Пинок. Пенные брызги крови вперемешку со слюной на полу.
- Сначала вы сотнями лет выращиваете душу, перенося ее из одного тела в другое, а потом поглощаете, чтобы получить еще больший магический потенциал, не так ли?
Еще один пинок, теперь сильнее. Лежащий эльф, кажется, начал плакать.
- Но вот что-то пошло не так. Ваш "сосуд" убежал, ведомый душой, которая не хотела стать вашей добычей. Лишить себя жизни она не могла, и поэтому напала на богатого сиродиильца, предварительно узнав о его семье, выбрав себе новое тело и успев переспать с ним. И вот тут-то и начинается самое интересное.
Опять удар. Хрустнуло ребро.
- Душа, которую вы так долго выращивали, видимо не знала, что тело для нее предварительно избавляют от прежнего носителя, попросту убивая его, наполняя камень душ и оживляя вновь. Интересно, догадался ли мистер Хайц Бейнис, что занимался сексом с трупом?
Из-за двери послышался бранный шепоток упомянутого сэра Бейниса, наполненного отвращения и горечи. Музыкальный слух вновь донес все в лучшем виде.
- Естественно, вселение в одушевленное тело стало для вашей беглянки болезненным - как и для душы Аньи. Кошмары, припадки, боли... Деформация лица и некоторых конечностей. А выгнать сильную душу с многовековым опытом практически невозможно без ее согласия. Только поглотить.
Сапог вновь ткнул в поломанное ребро данмера. Номаду даже на секунду стало жаль его. На секунду.
- И несколько минут назад, показывая мне сапфир, ты был полностью уверен, что облапошил невежду-барда. Зря. Неужели ты думал, что я не узнаю эту блестяшку? Скажу тебе более, я прекрасно знаю, что она является камнем-передатчиком в ваших некромагических преступлениях. Точнее, одним из передатчиков.
Зашипела медленно выползающая из ножен катана.
- Орудие из небесного металла. Вот вторая штучка, нужная для сего колдования, да, Телванни? Найти в Скинграде - да что уж там, во всем Тамриэле! - безумца с таким оружием, который решится тебе помочь - это похоже на сказку, правда? А, данмер?!
Клинок слегка сверкнул и впился в темную узловатую руку эльфа, пригвоздив ее к полу. Тот закричал и забился в агонии, пальцы обхватили запястье пробитой руки и попытались выдернуть ее из-под лезвия. Тщетно.
- Ты заслужил смерти, Веркулус. По церковным обычаям всех религий, по кодексам Империи и любой провинции, по хартиям любого магического общества, как и многие другие Телванни. И мне очень жаль, что я не могу выступить в роли палача, потому что один маг из вашего Дома, хоть и нехотя, но спас мне жизнь, потребовав взамен десяток сохраненных жизней Телванни. Ты - шестой, ублюдок.
Номад вырвал катану и еще раз хорошенько припечатал носком стонущего эльфа. Смачно плюнув на лежащего данмера, менестрель вытянул из кармана одежд маленькую железную печать и погрел её над огнем свечи, раскаляя докрасна.
- Со вторым днём рождения, тварь, - прошипел Кочевник, ткнув в пригвозжденную руку Веркулуса клеймом. Данмер закричал, забившись в конвульсиях, после чего бесчувственно распластался по полу.
- Теперь ты, беглянка, - медленно зашагал к замершей на месте девушке бард. Рыжеволосая молчала, удивленно таращилась на молодого бродягу. - У тебя нет выхода. Веркулус будет охотиться за тобой, убивая людей, меров, представителей зверорас... Всех. И богатых, и бедных. Видимо, ты для него очень ценный проект.
Анья всхлипнула, кроваво-красные воспаленные глаза вампирши наполнились слезами.
- Тебе больно. И с каждым часом, каждой новой минутой нахождения в этом теле тебе будет все больнее и больнее. Не думай, что ты сможешь перебить это. Девочка будет тоже страдать, с тобой она не проживет и года. А когда она умрет, тебе придется вновь искать инкубатор, лишая здоровой полноценной жизни еще одного человека. Я предлагаю тебе иное.
Бард полез в мешочек на поясе, поддевая пальцами что-то круглое.
- Вот, смотри. Это - кольцо, серебряное кольцо с сапфировыми вкраплениями. Не пугайся, не надо! Я не поглощу тебя, твой опыт и силы. Ты станешь жить здесь, в этом колечке, на среднем пальце моей левой руки. Я буду оберегать тебя, защищать от данмера Веркулуса. Что ты так смотришь? Он вернется за тобой, выследит по следу, чертов Телванни... Решайся.
Дева моргнула, чуть взмахнула головой. Горючие слезы упали на одеяло.
- Х-х-хорошо, странник...

-... Я бы принял пару настоек, сэр Бейнис, если вы не хотите через пару годков получить проблемы с маленьким другом. Трупный яд, сами понимаете... Да, да, она была теплая, но это не значит, что она была живой, сэр! Вот и правильно, жена всяк лучше некрофилии. Еще лучше - обратитесь к аптекарю, странствующему доктору либо целителю из скинградской часовни, обследуйтесь у него. Всего вам доброго!
Кошель звенел от оплаты, которую он получил за "экзорцизм". Серебряное кольцо в виде трех змей, кусающих свой хвост, грело ему руку, наполняя энергией Мундуса, от которой бард отказался уже давно. Магия рушила Природу, ее законы элементалей, но такой симбиоз для странника не казался критическим. Чаинки, по которым он гадал в той таверне, были правы - из сложной ситуации он получил неожиданное приобретение.
- Тебе понравится наше путешествие, Айзен, - прошептал Номад, перехватывая сумку с лютней. - Я собираю много интересных знаний, из разных земель и от их жителей. Потом отображаю это в песнях, баснях, загадках, рассказах... Приключения не оставляют меня.
"Я рада, Бард," - ментально ответила Айзен, кольцо чуть задрожало. - "Посмотрим, что мы с тобой увидим."
Ворота захлопнулись за ним, прекрасный свежий денек радовал пестрящими листьями и цветами.
- Вот он, парни!- донеслось из-за кустов. Укрытия стали не нужны, и разбойники, предвкушая легкую добычу, повыпрыгивали на дорогу.
- Я же говорил, - устало проговорил бард, вытаскивая бастард из-за спины, - что приключения не оставляют меня...
"Ага. А день только начинается..."




Внезапно! Аж печаль взяла, неужто все Телванни такие ублюдки?

Шикарно написано! Как кино смотришь, на одном дыхании))


Спасибо, уважаемая:3

Здорово! Как ты так научился писать?

*разводит руками* Оно само, чесслово.

Здорово! Как ты так научился писать?

Шикарно написано! Как кино смотришь, на одном дыхании)) 

Очень здорово!)

Спасибо, Theodrid.

Очень здорово!)

Здорово.

Спасибо, рад.

Здорово.

Отличный, прекрасный рассказ))))

Как всегда, шикарно))) Напомнило фильм "Константин")

Я даже и не поблагодарил вас:3 Спасибо большое, господа-читатели, вот лютню поднастрою и порадую чем-нибудь.
    • Miraak это нравится

А я не смотрел "Константин", зря?

Имхо, один из лучших мистических триллеров - советую, милсдарь) 

О, Константина надо поглядеть)))

А я не смотрел "Константин", зря?

Отличный, прекрасный рассказ))))

Как всегда, шикарно))) Напомнило фильм "Константин")


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет