Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Безликие (продолжение)

Написано Swapner, 06 Июль 2014 · 255 просмотры

Начало здесь - ТЫК


Глава 4

Резкий, тошнотворный запах вынудил Габриэля вернуться в реальность. С трудом открыв глаза, он хотел оглянуться, но не смог. Тело ныло от тупой боли и отказывалось слушаться его. Собрав остаток сил, он все-таки сумел оглядеться, и увиденное его не очень-то обрадовало. Габриэль лежал в куче трупов, которую, по всей видимости, куда-то везли.
«Пополнение нежити, — смекнул Габриэль. — Неужели меня посчитали мертвецом? А может, я умер? — Парню стало жутко от одной мысли об этом. — Не страшно, что-нибудь придумаем…»
Габриэль с трудом приподнял голову и посмотрел по сторонам. По правую руку от него протекала небольшая речушка, крутой берег которой не позволял разглядеть её целиком. Рядом с ней стояла одинокая сосна, верхушка которой был обожжена. Что-то пробежало мимо неё и тут же исчезло.
С левой стороны было выжженное поле. Габриэль вспомнил, что об этом поле ходило много слухов. Кто-то утверждал, что каждую ночь пролетает дракон и выжигает это поле вновь и вновь. Кто-то говорил, что оно проклято, и именно поэтому оно выглядит именно так. Иные утверждали, что лично видели, как пламя вспыхивало и нечто появлялось прямо из огня. Габриэль, конечно же, не верил слухам. Он считал, что поле было выжжено во время бунта нежити в данной части региона.
Сам же парень находился в повозке, в которой лежало как минимум шесть, а то и больше, мертвых тел. Понять, что они мертвы, было не трудно: пустые глаза, характерные трупные пятна и запах…запах был ужасен, он терзал Габриэля словно говоря: «Ты тоже скоро станешь таким, смирись». Но парень не хотел мириться с таким исходом. Нет, он не цеплялся за жизнь, он просто не хотел умирать. Тем более здесь, в куче мертвецов, которые скоро станут послушной нежитью и будут служить своему хозяину, пока однажды не умрут окончательно.
Габриэль попытался пошевелить рукой. Вспышка боли прошлась по всему телу, и парень застонал.
— Ты слышал? — послышался голос где-то впереди.
— Нет. — Ответ на вопрос пришел незамедлительно.
— Я слышал стоны! — возбужденно сказал молодой, почти детский голосок.
— А-а-а, ты об этом? Ну так знай: мертвецы скоро очухаются и убьют тебя! — сказал кто-то хриплым басом и засмеялся.
— Да пошел ты!
Габриэль сначала хотел подать голос, сказать, что вот он, здесь, живой, но передумал. Ему казалось, что, если он сейчас что-нибудь произнесет, его просто убьют. Силы таяли, сознание вновь начало проваливаться в пустоту. Но парень пытался не допустить этого.
«Не сопротивляйся, — послышался знакомый голос. — Иди ко мне, я ведь так долго тебя ждала… — сладкий, приятный на слух девичий голосок доносился откуда-то извне. — Идём. Здесь хорошо, здесь ты обретешь покой, который ты так жаждал». Голос манил его, и Габриэль начинал поддаваться ему.
Сознание вновь померкло…


***

— Братик, вставай. Братик… — жалобно взмолилась Фрида, рыдая над бесчувственным телом Габриэля. — Очнись. Я боюсь находиться здесь одна…
— Ты не одна, — неожиданно подал голос кто-то из темноты. — И, пожалуйста, заткнись уже. С твоим братом ничего не случилось, он просто спит.
— Кто вы? Что это за место? — настороженно спросила девочка, но от незнакомца не ускользнули нотки радости в её голосе.
— Я – никто. И вы теперь тоже. Мы лишь товар, который скоро продадут. — Незнакомец вышел из темноты. — Нас купит какой-нибудь человек, даст нам новые имена, но это если повезет. А если нет, – даст номер. И будем мы «номер двадцать семь» или «номер триста сорок восемь», — усмехнувшись, произнес незнакомец, окончательно выйдя из темноты.
Девочка, наконец, смогла его разглядеть — это был мужчина средних лет. Он был среднего телосложения, его лицо было покрыто густой щетиной, на правой щеке красовался еле заметный шрам. Он доброжелательно улыбался, но его алые, словно кровь, глаза пугали девочку.
Мужчина подошел к Габриэлю, склонился над ним, слабенько ударил несколько раз по груди, и мальчик очнулся.
Открыв глаза и увидев незнакомца, Габриэль испугался. На глазах проступили слезы, и его кинуло в дрожь. Он хотел вскочить, убежать, спрятаться куда-нибудь.
— Братик! — радостно вскрикнула Фрида и кинулась обнимать Габриэля. — Я рада, что ты проснулся! — заплакав, произнесла девочка.
— Ну-ну, не плачьте, — улыбнулся им мужчина. — Все ведь хорошо, вы живы. Есть хотите? У меня припрятано немного. — Мужчина ушел в темноту, чтобы затем вернуться с куском хлеба в руках.
Дети покосились на хлеб, но брать не решались.
— Ну же, не бойтесь, берите. — Незнакомец все так же улыбался и протягивал хлеб дрожащими, ослабшими руками.
— А как же вы, дяденька? — спросила Фрида.
— Я не голоден, — беззаботно произнес незнакомец. — И да, прошу вас, называйте меня Картер.
— Меня зовут Фрида, а моего брата – Габриэль. — произнесла девочка, неуверенно беря хлеб из рук Картера.
— Рад с вами познакомиться.
— Мы тоже, — смущенно произнесла Фрида.
Она вернулась к Габриэлю, разломала хлеб надвое и протянула часть брату.
— Спасибо вам, дядя Картер, — поблагодарила она мужчину, после того как съела предложенную им еду.
— С-спасибо.
— Не за что! — как обычно улыбнулся Картер и, встав, ушел обратно в темноту.
Наступила тишина, прерываемая лишь глухим звуком капель, доносящимся откуда-то сверху. Но долго насладиться тишиной обитатели темницы — а именно так считала девочка — не смогли. Звук открывающихся дверей прервал тишину. Послышались чьи-то тяжелые шаги и дыхание. К месту, где находились дети, подошел огромный человек и произнес: — Ты! — Он указал на Фриду. — Пойдешь со мной.
— Что? Куда? А как же мой братик? — испуганно и растерянно спросила девочка.
— Его очередь тоже настанет, не беспокойся. — Мужчина расхохотался и, просмеявшись, добавил:
— Вы скоро встретитесь, наверное… — Он неопределенно пожал плечами, подошел и схватил девочку за руку.
Фрида пыталась сопротивляться, пыталась вырваться, но это оказалось слишком сложно для нее. Она сдалась, послушно следуя за мужчиной, который сжал её руку настолько сильно, что казалось, будто она вот-вот сломается.
— Отпусти её, — сквозь слезы и страх произнес Габриэль и ухватился за ногу гиганта, но мужчина отшвырнул его, и мальчик, пролетев полкомнаты, столкнулся с чем-то мягким и теплым. Испуганно он оглянулся назад и увидел Картера, который, все так же улыбаясь, смотрел, как уводят Фриду.
— Почему вы не помогли ей? — спросил мальчик и тут же отпрыгнул от Картера.
— Оглянись, что ты видишь? — вопросом на вопрос ответил мужчина.
— Почему вы не помогли ей? — Габриэль уже не плакал. Он крепко сжал кулаки, словно хотел напасть на Картера.
— Успокойся, осмотрись и скажи, что ты видишь?
Габриэль, недоумевая, осмотрелся. В большой клетке, которая была обильно увешена какими-то табличками с непонятными ему символами, находилось восемь человек, которых он раньше не заметил. Все они были непохожи друг на друга, но у всех была общая черта — они были мертвы. Его лицо побледнело, по телу побежала крупная дрожь, но он стоял и смотрел. Смотрел, не прерываясь, вглядывался в лица мертвецов. Габриэль, по неизвестной ему причине, знал, что найдет то, что ищет. И он не ошибся. Ближе к стене лежало тело крупного мужчины с перекошенным от страха лицом — это был тот самый человек, который буквально минуту назад увел его сестру.
— А теперь скажи мне, что ты видишь? — произнес Картер, встав и подойдя прямо к мальчику.
— Я вижу мертвых людей, их много. Вижу клетку и какие-то таблички. — Габриэль обернулся. Его взгляд изменился, он был равнодушным и спокойным. Лицо вновь налилось румянцем, а дрожь прошла.
— Хорошо, но все не то. Ты не видишь главного… — Картер стоял рядом, с довольным видом глядя на преобразившегося мальчика.
— Я вижу страх на лицах этих людей, — добавил Габриэль.
— Правильно, — улыбнулся Картер, но в этот раз его улыбка походила скорее на хищный оскал.
Габриэль пригляделся, и все его спокойствие словно рукой сняло. Перед ним стоял совершенно другой человек — молодой, красивый, с ухоженными волосами и в хорошей одежде. Всё, что осталось от него прежнего — глаза. Они всё также были алыми, как кровь, но при этом такими холодными.
Габриэль съежился от страха. Ему хотелось убежать, спрятаться, но ноги его не слушались, да и прятаться было негде.
— Давай заключим сделку, — произнёс преобразившийся Картер. — Я спасаю твою сестру, а взамен ты идешь со мной, не задавая вопросов, и слушаешься меня, беспрекословно выполняя все, что я тебе прикажу.
Мальчик выпрямился. Предложение ему не нравилось, но и Фриду терять он не хотел.
— Хорошо, — невнятно прошептал мальчик.
Картер подошел к мальчику и приказал: — Стой смирно, будет немного больно. — Взяв Габриэля обеими руками за голову, он что-то сказал на непонятном языке. Спустя секунду мальчик почувствовал тупой удар сзади и боль. Он упал, сознание померкло, но спустя минуту его разбудил голос Картера.
— Кто такая Фрида? — спросил он жестко.
— Не знаю, — холодно ответил мальчик.
— Идем. Я обещал старому знакомому помочь его сестре. — Картер повернулся лицом к металлической двери клетки и та услужливо открылась.
Габриэль молча последовал за Картером, внутренне напрягшись.
«Кто эта Фрида? Что за старый знакомый?»
Выйдя из помещения, которое оказалось обычным, но просторным подвалом, они оказались на улице. У двери лежал мертвый мужчина в полумаске, рядом стоял Картер и оттирал руки от крови белым шёлковым платком.
Габриэль оглянулся. Его холодный взгляд встретил красиво подстриженные деревья и кусты. Фонарные столбы в виде драконов и большой особняк, колонны которого подпирали балкон второго этажа.
Он посмотрел на Картера, который кивнул головой, указывая на особняк. Они двинулись, мальчик кинул последний взгляд на труп, горло которого было разорванно, а вокруг растекалась лужица крови.
Дойдя до особняка, он услышал радостные возгласы мужчин и женщин и играющую там музыку. Войдя внутрь, он быстро огляделся. На стенах висели картины, на них, наверное, были изображены предыдущие владельцы фамильного особняка. Там же, у стен стояла скульптура мужчины. Пол застилал красивый синий ковер с незамысловатыми рисунками. На потолке висела огромная золотая люстра, а у стены в центре большой комнаты была лестница, ведущая на второй этаж.
Два человека, мужчина и ребенок, отдаленно напоминавшие отца и сына, молча начали подниматься на второй этаж.
Поднявшись наверх, Габриэль увидел множество дверей, но все они были закрыты. Кроме двух. Одна дверь вела в спальную комнату, а вторая — в огромный зал, в котором сидело и стояло множество людей. В центре всей этой толпы стоял мужчина, рядом с которым был небольшой столик, в руках мужчины был молоток.
— Мы вовремя, — сказал Картер и хищно улыбнулся.
Однако Габриэль промолчал. Он лишь стоял и наблюдал, как к мужчине подносят разные картины, вазы и прочие предметы декора.
— Начальная ставка пятьсот золотых, — крикнул мужчина, когда в комнату в очередной раз вынесли какую-то вазу. Он говорил что-то о том, кому принадлежал данный лот, но мальчик не услышал, да и ему было все равно.
— Долго нам ждать? — тихо спросил Габриэль, вопреки приказу Картера молчать.
— Нет, сейчас уже начнётся главная часть аукциона, — сказал Картер, не оборачиваясь.
Несмотря на заверения Картера, они прождали ещё примерно час, а может, больше.
— Дамы и господа, мы подходим к концу нашего аукциона, и сейчас будут выставлены последние и самые ценные лоты. Начальная цена каждого – десять тысяч, — прокричал ведущий аукциона, после чего повернулся, сказал что-то своим подчиненным, те кивнули и вышли.
— Итак, первый финальный лот — двенадцатилетняя девочка, — указал он рукой на девочку, которую медленно выводили из дверей.
Резкий шум поднялся в зале, люди кричали, свистели и хлопали. Каждый хотел купить такой диковинный товар.
— Двадцать тысяч! — крикнул кто-то из зала.
— Тридцать! — тут же послышалось с другой стороны.
— Три миллиона! — выкрикнул Картер. Все оглянулись на него и его молчаливого маленького спутника. — Точнее... Сколько здесь вас? Человек триста? Значит по десять тысяч на человека. — Картер улыбался.
— Что вы несете? Какие люди и деньги? Да вы рехнулись, — крикнул кто-то из зала.
— Это я рехнулся? Забавно. Какие же вы, людишки, глупые. Вы говорите о равенстве и свободе для каждого и подчиняете нежить, но при этом не забываете и о рабстве. Вы говорите, что жизнь – главное, но нещадно забираете её у людей за какие-то мелкие ценности. Вы говорите, что война – это плохо, но тут же разжигаете её. И после этого ты смеешь называть меня психом? — Глаза Картера пылали.
Где-то в толпе закричала женщина. Люди оглянулись и увидели труп человека, на его лице была гримаса ужаса, а его внутренности лежали рядом с ним. В душной и прокуренной комнате началась паника, которая стихла буквально через минуту.
Фрида, которую все это время держали за руки, почувствовала свободу. Она боялась снять повязку, которую на нее одели перед тем, как вывести сюда. Она слышала истошные крики людей, которые стихли так же резко, как и начались.
Девочка осмелилась снять повязку. На ее глазах проступили слезы, она сжалась в клубок и заплакала. Лицо её побледнело, а саму ее трясло. Увиденное её поразило. Вся комната была в трупах, крови и человеческих внутренностях. На лицах всех людей был запечатлён ужас, которые они испытали за мгновение до смерти. Но она все же выпрямилась и ещё раз огляделась, надеясь не увидеть труп брата.
Осмотрев все внимательно, превозмогая ужасный страх и тошноту, она вглядывалась в лица погибших, которые были не только на полу, но на стенах и потолке. Нужного лица она не нашла.
К ней подошли двое. Взрослый человек и ребенок. Она посмотрела по очереди на обоих и облегченно выдохнула.
— Братик… — вымолвила она, еле сдерживая хлеб, который съела накануне, он пытался вырваться наружу.
— Знакомы? — сухо спросил Габриэль.
— Это же я… Фрида, твоя сестра, — глухо сказала девочка, а на её красных заплаканных глазах вновь начали проступать слезы.
— Прости, но я не знаю тебя, — все так же спокойно произнес Габриэль. — Картер, пойдем отсюда, пожалуйста, ты же выполнил обещание?
— Почти, — улыбнулся Картер.
Он подошел к Фриде и, легонько ударив девочку по шее, усыпил её.
— Теперь пойдем, — сказал мужчина, бережно взвалив Фриду на плечо. — Оставим её где-нибудь на дороге, что бы бедняжку хоть кто-нибудь подобрал.
Когда они вышли на улицу, особняк вспыхнул. Резко появившееся пламя разыгралось не на шутку. В воздухе витал запах жареного мяса, отчего у Габриэля разыгрался аппетит.
— Итак... в путь! — бодро сказал Картер и двинулся к стальным воротам. Габриэль же бросил последний взгляд на особняк, пылавший голубым пламенем.
— Мир вашему праху, — произнес Габриэль и двинулся вслед за Картером.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    123
456789 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новые записи