Перейти к содержимому






* * * * * 1 голосов

Жестокая Алик'р, часть 7. Возвращение домой

Написано Gorv, 19 Октябрь 2017 · 253 просмотры

«Так. Запишем сначала сентинельских.» – старый лекарь говорил медленно, заложив руки за спину, – «Число поставил? Пиши. Бьорк Ледяной взор, двадцать шесть лет – сквозное ранение груди, не совместимо с жизнью. Гаррус Ленокс, двадцать девять лет – множественные переломы и повреждения внутренних органов, не совместимо с жизнью. Лукреций Ходж, двадцать четыре года – проломлены кости черепа, сильная потеря крови, реанимация не удалась. Сейдро Веллиндус, тридцать три года – обширное ранение спины, реанимирован успешно, угрозы для жизни нет. Силиан Ходж, двадцать два года – ранение плечевого сустава, заживление идет, угрозы для жизни нет. Талим-эт-Бергама, двадцать семь лет – тяжелое ранение живота, реанимирован успешно, угрозы для жизни нет. Эльстер Лайнкорт, двадцать пять лет – потеря правой руки ниже локтя, сращивание не удалось... угрозы для жизни нет. Бери второй лист...»
Сейдро оторвал ухо от стены и перевернулся на другой бок, вперившись взглядом в серое лицо сидящего на своей постели боевого мага.
– Нет, я все-таки не понимаю, как можно было не найти мою руку, капитан. – Эльстер уже в который раз осмотрел обмотанную бинтами культю и сделал паузу, – Хоть я и левша, но буду по ней скучать.
– Прости меня. – глухо ответил имперец.
– Ох, да ладно вам, Сейдро. Давайте посмотрим правде в глаза. Чудо, что вообще кто-то из нас вернулся. Мы с вами дали Мерунесу Дагону такую пощечину, какой не видали со времен Бэттлспайра. И выжили.
Бретонец принялся шарить по тумбочке около кровати в поисках трубки и, наконец нащупав ее, облокотился спиной о стену и закурил. На минуту в комнате стало тихо.
– Знаете, я всю свою сознательную жизнь думал о том, что мне суждено совершить что-то большое. Не знал что и когда, но я искренне верил в свою судьбу. И вдруг я слышу о новой центурии под командой капитана Веллиндуса, – он снова сделал паузу, – Тут я понял: время пришло. И знаете что, сэр?
– Что?
– Я не прогадал.
Сейдро снова уставился в потолок и вяло улыбнулся.
– Может ты и прав.
– Конечно прав. – неожиданно захрипел редгард с койки у стены, – Он дурак, но дурак умный.
– Талим, ты очнулся! – офицер с трудом приподнялся на локте, – Мы боялись, что не выкарабкаешься.
– Ну, это капитан боялся. – добавил Эльстер, пуская дым изо рта, – Я нисколько не сомневался в твоей редгардской живучести.
– Вот как. Ну ладно. А где братья?
Талим переводил взгляд с одной койки на другую в поисках знакомых лиц и нигде их не находил.
– Неужели обоих?
– Нет, только Лукреций. – бретонец принялся теребить мундштук в руках, – Младшего уже отпустили домой. Ну, как домой...
– Выходит, он решил остаться и выменял свою жизнь на жизнь брата. – Талим опустился на подушку, – Это благородно. Далекие Берега встретят его с распростертыми объятьями. Как и всех нас.
Солдаты сентинельского гарнизона провели в госпитале четыре дня, прежде чем последнего из них признали поправившемся. Несколько раз за это время их навещал центурион ам-Шадаль, всегда улыбался и шутил. Если бы легионеры тогда не знали, что его отряд потерял на пустошах Обливиона половину людей, то никогда бы не могли по нему об этом сказать. Герой, вытащивший на себе с поля боя капитана, остался все тем же жизнерадостным и беспечным сорвиголовой. Теперь же, спустя неделю после того, как все началось, два командира вновь стояли на стене и вновь смотрели вдаль - туда, где исходили черным дымом остатки Врат.
– Да, ты виноват, Сейдро. – неожиданно выпалил редгард, глядя на угрюмого товарища.
– Что?
– Ты виноват во всем, что случилось. А я виноват во всем, что случилось с моими. Виноват с того момента, как стал их командиром.
– Что ты несешь, Денар?
– Такова доля каждого, кто берется вести за собой людей. Это поганая ответственность. Но тем мы с тобой и отличаемся от всех остальных – мы стойко принимаем последствия своих решений.
– Ха, а эти двое пытались убедить меня в обратном.
– Им не понять, пока сами не попадут в такую ситуацию. Не отрицай вину, Сейдро. Прими ее, прими, как горькую микстуру. И забудь. Никто не сделал бы все, что мы провернули, за нас. Никто не полез бы вместо нас в пекло. Я знал, что делаю, а ты доверился мне. Ты думаешь, лучше было бы, если бы тебе довелось погибнуть за них?
– Да, именно так я и думаю. – имперец опустил голову.
– Верно. Это было бы лучше. Но это не так. Значит мы еще нужны богам в этом мире. И лучшее, что ты можешь сделать, мой друг – продолжать делать то, что делал.
– «Служить гражданам Тамриэля до тех пор, пока император или смерть не освободят меня.»
– Слово в слово, Веллиндус. Слово в слово... Пойдем.
– Куда?
– Увидишь.
Денар повел имперца по занесенным песком улочкам к центру города. Сейдро удивляло, насколько хорошо редгард знал всю округу. Возможно, он уже был здесь раньше, а, может, это была просто врожденная способность редгардов хорошо ориентироваться в незнакомых местах. Так или иначе, вскоре они оказались у входа в местную кузницу. Внутри их уже ждали.
– Ах, мы все сделали, как вы просили. – засуетился подмастерье, завидев гостей на пороге.
Темнокожий мальчишка скрылся в глубине помещения и вскоре появился с большим свертком в руках. Следом вышел и владелец кузницы.
– Здравствуйте, господин ам-Шадаль, – он почти незаметно поклонился, – А вы, я так понимаю, сэр Веллиндус?
– Да, это я.
– Тогда могу лишь поздравить вас с тем, что у вас такие прекрасные друзья. – он принял сверток из рук подмастерья и положил на прилавок, – Нечасто люди делают такие подарки. Впрочем, нужно признать, что повезло и мне. Я еще никогда не ковал ничего подобного.
Мастер аккуратным движением развернул ткань и перед взором офицеров предстали два прекрасных клинка. По форме они напоминали мечи легионов Хаммерфелла: рукояти и гарды были выполнены в типичном для провинции стиле, в то время как лезвия были прямыми, как делали коловианцы. Отблески света причудливо играли на серебряных гранях.
– Я назвал их «хегатские близнецы», – гордо произнес кузнец, – Ну же, берите!
– Такой тяжелый? – имперец взвесил клинок на ладони, – Из чего он?
– Из серебра. И даэдрического металла.
– Я... я не могу принять, – он серьезно посмотрел на Денара, – Этим мечам нет цены.
– Если клиент не предоставляет материал, – улыбнулся центурион, – Видишь ли, я прихватил из царства Дагона сувенир.
– Господин ам-Шадаль принес нам даэдрический клеймор и попросил перековать его на два меча. Так что, строго говоря, это две части одного целого.
– Верно, клинки-близнецы для братьев-легионеров, так что давай без глупостей и бери меч. А то ведь обижусь.
– Ты настаиваешь?
– Настаиваю.
Сейдро широко улыбнулся, наверное, впервые с тех пор, как оказался в Хегате. Он принял украшенные серебром ножны из рук кузнеца и, поблагодарив его, вышел на улицу под лучи палящего алик'рского солнца. Он чувствовал себя... хорошо.
– Видимо, теперь пора прощаться? – спросил центурион, выходя из лавки следом.
– Прощаться? Тебе пришли распоряжения?
– Да, я с моими людьми уходим в сторону Гилана. – он достал из под нагрудника помятый конверт, – А ты, друг мой, судя по всему возвращаешься в Сентинель.
– Для разжалования в интенданты?
– Хо-хо-хо, капитан Веллиндус обретает чувство юмора! – редгард хлопнул офицера по полечу, – Чую, наши битвы еще впереди. Вот выберешься живым из этой даэдической кутерьмы – тогда и пойдешь на пенсию. И ни днем раньше, Веллиндус, ты понял?
– Спасибо, Денар.
– Э, да что там. Береги себя, Сейдро.
Он развернулся и широкими шагами направился прочь, быстро скрываясь в базарной толпе. А капитан так и стоял, глядя то на медные купола городской ратуши, то на голубое небо, то на причудливо одетых горожан. И ничто не напоминало ему о войне, что нависла над всеми. И он улыбался.

Шестая часть | Первая часть





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет