Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Забытые хроники - Хроника вторая(Айден)

Написано corol, 08 Февраль 2015 · 612 просмотры

Мириады звёзд, разноцветными мерцающими бриллиантами, заполонили изумительное и неповторимое небо Ларда. Боги, во время таинства сотворения этого мира, были щедры и великодушны. Особенно удался Создателям этот божественный и неописуемый дар - ночное небо. Аже и Сонна гармонично дополняли красоту ночи.

Но Даннату с его спутницей было не до красот. Выбравшись на берег реки, близ Айдена, они растянулись на остывающим, в ночной прохладе, песке.

Время неторопливо отсчитывало секунды, за секундами шли минуты незаметно переходя в часы. И только под утро, когда уже почти светало, Даннат пришёл в себя. Ну, просто проснулся. Волчицы рядом не было...

Даннат не стал удивляться такому повороту. За свою недолгую жизнь повидал всякое. Да и он сам, действовал и принимал решения, только в пределах оговоренной суммы, если, конечно, это не касалось его лично.

По своей сути Даннат был волком, одиноким волком. Иногда гонимым и затравленным, но, в итоге, всегда торжествующим и почти всегда огрызающимся.

Нравилось ли ему убивать - у Данната не было на это ответа. Горячка боя всегда затягивает. Песнь битвы, приправленная терпким и одновременно тошнотворным запахом крови, туманила сознание и обостряла инстинкты. Боевые кличи, стоны и вопли поверженных воинов, будоражили кровь и заставляли с новой силой вгрызаться в гущу противника, оставляя вокруг себя всё новые и новые искалеченные неумолимой сталью тела.

Два раза Даннат испытал сожаление - один раз во время карательной операции против восставших смердов Приводья, широких полей и лугов с южной стороны ВодЯного озера, а второй раз в экспедиции по уничтожению древнего ордена ассасинов, неразумно исполнившим контракт на убийство аббата Корвентского аббатства.

...Неторопливо оглядевшись, он, вдохнув живительный глоток прохладного утреннего воздуха, подставил своё лицо нежным лучам восходящего солнца. Умывшись и приведя себя в порядок Даннат призадумался о последствиях своих действий. В родовом доме, скорее всего, уже хозяйничают люди лорда. Не сегодня завтра лорд Тибрис объявит его преступником, и тогда, во все земли Баронского союза дорога ему будет закрыта. Остаются, лишь только, земли вольных городов, да ещё владения вассальных королю князей и герцогов, где он сможет чувствовать себя в достаточной безопасности.

В провинциях, принадлежащих короне, тоже не будут преследовать. Но если его схватят в баронских землях, то суд на ним, как над дворянином, будет королевским. Дворян в Дивваре может судить только король. Но Даннат понимал, будучи задержан в землях Баронского союза, он вряд ли доживёт до суда. Надо же было оказаться в самом центре заговора!

Со стороны Айдена послышались негромкие голоса и лязг оружия. Даннат даже не насторожился. Так себя может вести только городская милиция - совершенно никчёмный и неопасный сброд, годящийся разве только лишь на то, чтобы гонять с рынка торговцев не уплативших торговую пошлину, да усмирять кабацкие драки.

Вначале, из-за холма, появился всадник в вычурных несуразных латах - капитан городской стражи. Вслед за ним на берег высыпалась толпа Айденских торговцев и ремесленников возомнивших себя воинами. Капитан поднял согнутую в локте правую руку, вооружённая толпа остановилась и затихла.

- По приказу, досточтимого бургомистра вольного города Айден, вы арестованы и вам надлежит, сложив оружие, проследовать с нами, до...

- Я вижу у вас, - прервал Даннат капитана, - королевский патент на арест дворянина. С каких это пор, бургомистры владеют подобными документами?

Капитан осёкся, не в силах выдавить из себя что-либо вразумительное.

- Патент подписан королём?

- Да, - краснея ответил капитан.

- На чьё имя?

Капитан ещё больше побагровел и произнёс, - на имя Данната Вала

- Откуда он у вас?

- Я не знаю. Мне приказано доставить вас к Зертесту.

- Зертест это бургомистр.

- Да.

- Я пойду с вами, но оружие не отдам. Ну как, - вопросительно посмотрел Даннат на капитана.

- Я согласен, - облегчённо выдохнул тот, вытирая свой, внезапно вспотевший, лоб не очень свежим платком.

Нахлобучив на голову крепкий кожаный шлем и поправив оружие Даннат направился к Айдену. Вся толпа вместе с капитаном последовала за ним. Молодой подмастерье, ворча и сплевывая, тащился сзади, с ещё не высохшими тяжёлыми подсумками.

Взойдя на холм, Даннат остановился и невольно залюбовался видом Айдена. Городом удачливых торговцев, непревзойдённых мастеров ремесленников, толстосумов менял, ростовщиков, мошенников, и, конечно же, знаменитых Айденских шлюх, способных, всего лишь, за одну ночь, легко и непринуждённо, выудить целое состояние у самого прижимистого скряги.

По, вымощенной красным булыжником, дороге, в город тянулись многочисленные повозки с окрестными крестьянами спешащими на рынки Айдена. Кто вёз овощи и фрукты - дар заката лета, кто спешил распродать остатки вина прошлогоднего урожая. В клетках ворчали рассерженные индюки вырванные из привычного им мира, клохтали куры, гоготали гуси, время от времени, просовывая свои длинные шеи между прутьями.

Молодые крестьянки, с нескрываемым интересом, разглядывали привлекательного дворянина, идущего впереди городской милиции. Крестьяне угрюмо бросали иcподлобья настороженные хмурые взгляды, вкладывая в них извечную ненависть к своим господам. Безусые юнцы, с восхищением смотрели на стройную и ладную фигуру наёмника, на дорогие доспехи и смертоносное оружие, втайне мечтая, вот так же, пройтись по своей деревне, вызывая всеобщую зависть. Галдящий говорливый поток, неумолимо вливался в открытую чёрную пасть города, исчезая в главных воротах Айдена.

Вместе с этим разномастным шумным народом, Даннат, под присмотром капитана, прошёл под древними сводами и почти сразу оказался в толчее только что проснувшегося города.

Даннат не любил городов. В них он чувствовал себя, почти, беззащитным. Множество разных, не очень понятных ему, людей, узкие улочки, зловоние сточных канав, толчея - всё претило его натуре. Свежий воздух, простор полей, густые леса, небольшие опрятные корчмы вдоль дорог, вот что было ему по душе.

Даннат остановился, ощутив чью-то руку на своём плече. Он резко развернулся, сбрасывая её, и встал как вкопанный, встретив взгляд цепких серых глаз. Перед ним стоял невысокий человек, в одежде, какую обычно носят бродячие поэты и музыканты. Но только более дорогого пошива и гораздо опрятней, чем у всей этой бездомной богемы.

- Нам сюда, - сказал незнакомец показывая на неприметный двухместный портшез с занавешенными окнами.

Капитан стражи делал вид, что он совершенно ни причём, и, что здесь он оказался совершенно случайно. В руках незнакомец держал уже знакомый Даннату патент. Чутьё, редко его подводившее, подсказывало - лучше не спорить.

В паланкине Даннат не проронил ни слова, незнакомец тоже молчал, время от времени рассматривая свои ногти. Шум города начал постепенно утихать, а потом и вовсе прекратился, уступив звукам гулких шагов носильщиков. Временами было слышно как впереди, с тяжёлым скрипом, открывались массивные ворота и закрывались позади паланкина.

Наконец движение прекратилось. Носилки опустились. Открылась дверца и Даннат ощутил, ни с чем несравнимый, спёртый воздух сырого подземелья. В большом овальном зале, по периметру, стояла дюжина арбалетчиков с наведёнными на него заряженными тяжёлыми арбалетами и полдесятка, обнажённых по пояс, заплечных дел мастеров.

Незнакомец протянул руку и Даннат, ни слова не говоря, отдал ему своё оружие.

- Кольцо, - на Данната смотрели глаза не терпящие возражение...

Всё было похоже на какую-то фантасмагорию. Никто ничего не говорил, все стояли и молчали, не предпринимая никаких действий.

Наконец незнакомец нарушил молчание и сказал обращаясь к палачам, - если не дай бог, что-нибудь сломаете, шкуру живьём спущу.

- Обижаете Ваша милость, - широко улыбаясь ответил старший пыточный мастер.

Незнакомец ушёл, больше, не проронив ни слова.

Без всякой прелюдии, без вопросов, на Данната посыпался град ударов. Избивали смачно, с расстановкой, как говориться, от души. Но при этом чувствовалось, что удары как-бы немного сдерживались, не переходя за край, за которым избиваемый получает увечья. Даннат уже потерял счёт ударам и последнее о чём он подумал перед тем как отключиться, уж очень старательно обрабатывают его лицо...

Даннат пришёл в себя от невыносимой боле на левом плече. Ещё не открыв глаза он ощутил резкий запах горелого мяса и услышал шипение раскалённого металла. Он попытался открыть глаза, но не смог. Всё лицо заплыло огромным синяком.

- Ну как Ваша милость? Красавчик? - Услышал Даннат голос одного из палачей.

- Хорошая работа, - согласился тот.

Даннат попытался что-то сказать, но не смог. Распухшие губы не шевелились, рот не открывался. Не получалось даже мычать. Всё тело болело и нельзя было понять от чего сильней, от побоев или от клейма.

- Что?! - Удивился Даннат своей догадке. - Ведь он же дворянин! А дворян нельзя клеймить! Дворяне не могут быть каторжниками!

- Освежите его, - приказал незнакомец.

Тотчас на Данната вылился ушат студёной воды. Немного успокоившееся тело заболело ещё сильней.

- Что теперь, Ваша милость?

- Как что? В кандалы и на каторгу, в королевские серебряные рудники.

- А дойдёт? Партия отправляется сегодня в полдень. Может пусть малость оклемается.

- Ну вы же ему ничего не сломали. И, очень надеюсь, ничего не отбили. А если так, то дойдёт. И переоденьте его в какие-нибудь лохмотья...

На этом заканчивается вторая хроника.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    123
45678 9 10
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новые записи