Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Тени изуверов

Написано Zlucky, 21 Ноябрь 2013 · 260 просмотры

Глава 2
Вирбус уже хотел идти за ним, в надежде, что он зайдет в какой-нибудь переулок, но чья-то тяжелая рука легла на его плечо. Он обернулся и увидел Марка, в свете луны похожего на призрака. В серых глазах отражался не столько гнев, сколько разочарование. Посмотрев на уходящего священника, он произнес:
-Нет! - Говорил он тихо, будто боясь, что в эту безлюдную ночь, его кто-то может услышать. В серых глазах отражался не столько гнев, сколько разочарование. - Он каким-то образом узнал, что его хотят убить. Если он пойдет в полицию, они станут еще бдительнее, и возьмут под охрану не только его, но и всех остальных главных священников в этом городе, просто так, на всякий случай и будут правы.
-Делать то что будем? - Вирбус был огорчен провалом также, как и Марк. - Убить его все равно надо.
-Не будем рисковать. Возможно, он видел тебя. Я прослежу за ним, может он и не пойдет в полицию. А ты иди домой и отдохни, утром поедешь в «Химикал Гудс», и купишь все, что тут написано. - Он протянул помятый листок, полностью исписанный названиями различных реактивов. - Завтра решим, что делать дальше, глядишь, не все прогорело. - В его голосе больше не было ноток разочарования, теперь говорил он свойственным ему спокойным голосом, характеризующего его, как расчетливого человека. - Уходи.
Вирбус пошел, не оглядываясь, в сторону центра: в сторону пьяного смеха и пения, туда, где молодежь прячется от полиции, пытающейся их разогнать, где постоянно горят огни круглосуточных заведений или ночных клубов. Марк подождал, пока он скроется за углом и посмотрел на, сверкающую вдали, спину жертвы, избежавшей своей участи. Потерять его из виду было почти, что невозможно - шел он достаточно медленно, то и дело, оглядываясь назад, но Марка видеть он просто не мог, тот стоял в тени сломанного фонаря, да и желтоватый туман начал сгущаться густыми хлопьями. Окутанный туманом, как вторым плащом, Марк, ставший абсолютно невидимым для священника, зашагал.
Постепенно выключался свет в окнах многоэтажных зданий, деревья слегка шелестели листьями под силами легкого ветерка, яркие синие огоньки сигнализаций редких машин, вспыхивали и гасли, словно светлячки. Полная луна, не увидевшая сегодня кровопролития, уже зашла высоко и ярко светила редким людям на улице. Она как будто, вместе с туманом, следила за преследовавшим и его целью. Они уже прошли два квартала, никуда не сворачивая. Марк сократил дистанцию между ними, но все же держался поодаль, чтобы испуганный священник не заметил его. Но с каждой минутой преследования, он начал сомневаться, что цель вообще была испугана. Он не оборачивался около четырех минут, будто и вовсе забыл, что его пытались убить. Для Марка было загадкой, как он это узнал. Он пришел в момент, когда священник позвонил кому-то, а потом развернулся. Неизвестно было, и кому он звонил, разговаривали они около пятнадцати секунд. Что можно успеть сказать за такое время? Звонил ли он, чтобы сообщить, что заметил что-то подозрительное? Или же это ему позвонили? Как бы то ни было, другой абонент оставался анонимным.
Они проходили здание крупного банка, когда священник резко остановился, выводя Марка из его размышлений. Удивившись этой непредвиденной остановке, преследовавший едва успел скрыться в переулке. Вовремя, потому что именно в этот момент цель медленно обернулась и посмотрела по сторонам, затем она достала телефон и начала разговор. Марк не мог слышать слова - между ними было не менее ста метров, он лишь видел, как священник долго смотрела в сторону банка и, будто кивая головой, говорил что-то человеку на другом конце линии. Так прошло около двух минут. Марк нашел странным, что священник не шел и говорил одновременно - он действительно, будто забыл причину, из-за которой, он добирается домой пешком. Поговорив еще немного, цель двинулась дальше. Марк вышел из своего укрытия и, немного погодя, продолжил преследование. Туман уже начал расходиться, видимость стала намного лучше, и тем самым риск обнаружения стал больше. Но более неожиданностей не последовало: священник больше не останавливался, и вовсе не оборачивался. Так они дошли до места проживания цели. Это был пятиэтажный дом с четырьмя подъездами, стоявший, словно призрак-карлик среди других многоэтажных зданий, без единого света в окне. Марк достал монокуляр из внутреннего кармана плаща, чтобы увидеть код, который наберет священник, чтобы открыть дверь подъезда. У него было много таких полезных инструментов, облегчающих добычу информации, и не только: складной охотничий нож, острый как лезвие бритвы, отмычки, гитарная струна, а также более современные - жучки и GSM датчики. Увидев как священник набирает код, Марк подождал, пока тот поднимется к себе в квартиру. Через некоторое время он заметил, как в одном из окон загорелся свет. Определив, таким образом, месторасположение квартиры, он решил идти к себе домой.
Но осознав необходимость, замести следы, он пошел в направлении парковки, где стояла машина священника. Его волновало много вещей: кто этот неизвестный информатор, предупредивший жертву; как кто-либо мог узнать о бомбе под автомобилем, ведь она была заложена под покровом ночи.
"Надо срочно снять взрывчатку" - решил Марк, и ускорил шаг.
Помимо этого было еще много дел, которые он должен был сделать. Нужно было продать краденые вещи, раздать задания другим членам организации. Должность раздающего очень утомительна.
В "Маат Терсей" входило около двадцати человек. Двадцать один, если быть точнее. Чем занимался их лидер в то время, когда он не присылал задания и указания, не знал даже Марк. Помимо раздачи заданий и обязанности следить за их выполнением, он занимался поиском дополнительных источников денег для организации и, когда это было возможным, набором кадров. Принимать кого-то еще в организацию было делом рискованным - преступлений они совершили достаточно, чтобы полиция заинтересовалась ими. Да и достаточно взять добропорядочного гражданина - сдаст, как только соберет доказательства.
Имелось несколько компаний, готовых с ними работать. Одни поставляли химические реактивы, другие - оружие, третьи - информацию. Но постоянно поступала только информация. И ее предоставлял лидер организации. Где он ее брал, Марк не знал. До случая с этим священником, проблем не возникало.
После Марка, по иерархии, шли химики. Два студента на последнем курсе медицинского ВУЗа. Несмотря на это, они изготавливали вполне качественные взрывные устройства и яды.
Больше в организации постоянных обязанностей не было ни у кого - каждый делал то, что ему говорили. Оно, может, и к лучшему. Каждый мог выполнить любую работу. И не нужно было ждать, пока специалист по кражам или убийствам освободится.
Но Марка часто волновал один вопрос. Как люди, впервые совершившие преступление, не попадались полиции? За три года действий, никого еще не поймали.
Путь назад к парковке, он вернулся намного быстрее. Автомобиль священника, так и стоял, одинокий и нетронутый. Остановившись в пятидесяти метрах, Марк аккуратно посмотрел по сторонам. Вокруг ни души. Не было света в окнах домов, обдуваемых сильным ветром. Даже ни одна машина не проехала по дороге.
На секунду он почувствовал себя единственным выжившим после бомбардировки. Под вуалью ночи, человеку с богатым воображением, могли показаться воронки на асфальте от упавших бомб. Но Марк был холодно мыслящей, рассудительной персоной, и подобные сцены мечтания для него были забыты. Воспоминания завертелись в голове, складываясь в единое целое, как кадры образуют фильм. Благодаря своей исключительной памяти, он помнил каждый момент своей жизни в мельчайших подробностях. Это был его дар. Или проклятие.
…Они стояли всей группой у широко распахнутых окон, и ждали начала пар. За окном ясно светило солнце, не было и намека на плохую погоду. Несмотря на жару, в здании института было довольно прохладно. Оживленный говор доносился со всех сторон. Студенты всю неделю находились в напряжении в преддверии сессии.
Молодой Марк, прижавшись спиной к стенке, читал свою тетрадь с записями по психологии, одновременно разговаривая с однокурсниками, стройной, симпатичной девушкой и высоким светловолосым парнем.
-Я тебе говорю, что он никому "автомат" не поставит. Он слишком упрям для этого. - Сказала девушка высокому парню и слегка топнула ногой. - Я же права, да? Что скажешь, Виг? - Обратилась она к Марку.
Эту кличку ему придумали еще на первом курсе, когда он удивлял всех своей наблюдательностью. Он выявлял незначительные и от того едва заметные изменения в поведении любого из студентов и говорил всем причину. Чаще всего он оказывался прав. В результате ему придумали кличку, взяв слово из английского языка и сократив его. Марку кличка была по душе - она удовлетворяла его самолюбие, хотя в целом он придавал особого значения именам.
Виг посмотрел на девушку своими серыми проницательными глазами. С коротко стриженными рыжими волосами, веснушками и ясными зелеными глазами она походила на бродячую кошку. Выдержав паузу, он ответил:
-Вполне возможно Катя, но зачем рушить надежды другого человека?
-Никто ничего не рушит! И вообще... - Ее щеки слегка покраснели, она едва могла устоять на одном месте. - Я пойду на улицу, тут ужасно душно. Вы со мной идете?
-Ты слишком сильно волнуешься по поводу сессии. - Заметил Марк.
-Ну и что? Ты не идешь, я так понимаю. - Она обратилась к парню стоящему рядом. - Сереж, а ты?
Сергей кивнул ей, и они направились к лестнице, ведущей на первый этаж. На факультете психологии были студенты, которые мечтали стать психологами, были те, которых заставили родственники, и был - Серый. Он попал сюда совершенно случайно, перепутав аудиторию. Ему понравилось, и он остался. Среди всех факультетов - этот был самым немногочисленным. Больше сорока человек на одной паре не сидят. Ты всех хорошо знаешь и со всеми дружишь. Почти со всеми.
Марк полностью погрузился в свои записи, вспоминая все, что они проходили в этом семестре. В этом не было необходимости - он был прирожденный психолог, но все же находил нужным подстраховаться. Устав от этого занятия, он захлопнул тетрадь и принялся рассматривать всех вокруг. Каждый раз можно было увидеть что-то новое и, если повезет, интересное.
Он бросил взгляд на девушку, стоящую в десяти шагах от него. Немного полноватая, но с приятными чертами лица блондинка. Они с ней плохо общались, но о ней он многое. Она стояла и, скрестив пальцы рук и постукивая большими пальцами друг об друга, что-то шептала. Виг обратил внимание на ее ногти: очень красивый сложный рисунок. Он давно заметил, что чем красивее и сложнее маникюр у девушки, тем большим свободным временем она располагает.
"Ничего нового" - Решил он, и продолжил наблюдения.
Мускулистый парень с короткими волосами в джинсах и футболке из серии "I love Rock", украдкой поглядывал на довольно-таки симпатичную однокурсницу. Она тоже, время от времени, смотрела в его сторону. Марк ухмыльнулся. Они давно спят вместе - от него пахнет ее мылом. Но почему они это скрывают, он не знал. У него были догадки на этот счет, но подтвердить их не было возможности.
Через некоторое время он уже осмотрел всех, и огорчился от мысли, что не узнал ничего нового. Либо он был недостаточно внимателен, либо ничего, хоть сколько-нибудь, интересного в их жизни не происходит.
Появившийся профессор прервал его размышления. По его внешнему виду можно было сразу определить его профессию. Старые поношенные брюки, белая, без единого пятнышка, рубашка, и черная жилетка - все это определяло его, как человека аккуратного и щепетильного. Лысеющая голова, с седыми волосами на ней, блестела на свету, очки в золотой оправе уверенно сидели на его орлином носе. Время от времени он почесывал свою козлиную бородку, которая, кажись, была у него всю жизнь.
Профессор немного повозился с замком, и впустил всех в аудиторию. К этому времени уже подошли Сергей с Катей. Студенты неспешно занимали свои места.
-А что это сегодня с Мерешниковым? - Толкнула Катя Марка.
Виг посмотрел на профессора. Тот, вопреки своему обычаю, спокойно стоял и ждал, пока все рассядутся. Обычно, он как только входил в кабинет сразу начинал писать темы на доске. Но сейчас он ничего не делал.
"Интересно" - Подумал Марк.
-Готов поклясться, он сейчас заявит о том, что все-таки будет ставить автоматы. - Радостно пролепетал Сергей.
Профессор кашлянул, призывая к тишине.
-Дорогие студенты. - Начал он. - Сегодня к нам приехал гость из Англии, и эту неделю лекции будет читать вам он. А вот и он! - сказал Мерешников про вошедшего в этот момент человека.
Профессор из Англии, одетый с иголочки, подошел к русскому психологу и слегка поклонился присутствующим.
Марк внимательно уставился на англичанина. Резко очерченные кости худощавого лица, крупный нос, широкий, массивный, но не слишком тяжелый подбородок. Темные волосы, густые брови, углубляющие неподвижные, зоркие глаза. И выступы мускулов вокруг сжатых тонких губ крупного рта. Недобрая, но незаурядная сила исходила от взгляда этого человека, на вид не старше сорока с небольшим лет. Их взоры пересеклись, и Марк понял, как физически ощутимо уперся в него этот взгляд.
Он заговорил мягким, приятным на слух, английским языком.
-Меня зовут Эндрю Шварц. - Говорил он отчетливо, делая усиления на окончаниях слов.
"Немец?" - Дальше Виг уже не слушал. Его заинтересовала личность этого профессора. Что-то в нем цепляло, какая-то тайна исходит от этого человека, но он не знал какая.
"Он должен быть хорошим гипнотизером. Но что профессор из Англии делает у нас?" - Пообещав себе, во что бы то ни было в этом разобраться, Марк начал слушать лекцию.
…Он отмахнулся от этих воспоминаний, и направился в сторону машины. Иногда они не поддавались контролю, и появлялись сами, даже в самый неподходящий момент.
Подойдя к автомобилю, Марк опустился на корточки и заглянул под него.
"Нет!" - Не веря своим глазам, он обошел машину со всех сторон, полностью все ощупал, но сомнений быть не могло.
"Ее сняли" - Мысли хаотично закрутились в голове, впервые за несколько лет от волнения у него задрожали коленки. Он встал, оперся на машину и заставил себя успокоиться. Собравшись с мыслями, он решил как можно быстрее уносить ноги.
"Бомбу мог снять только тот, кто предупредил священника, сомнений не было. Но кто он?"
Его мысли прервал телефонный звонок. Марк достал телефон, посмотрел на номер - зашифрован. Слегка дрожащими руками он поднес трубку к уху:
-Алло.
На секунду послышались помехи, будто кто-то переключает радио. Затем резкий, очень неприятный, как гвоздь по металлу голос заговорил:
-Ну как? Обнаружил сюрприз?
-Кто ты? - Скрыв все свои эмоции, он заставил себя говорить спокойным голосом.
-Я бы предпочел остаться неизвестным, до некоторых пор. Мы давно следили за вами. Завтра в полдень, на мосте возле большого озера. К тебе подойдут.
-С чего бы мне это приходить? Вдруг это ловушка?
-А ты ценишь своих людей? - В голосе промелькнули нотки иронии.
Марк почувствовал, как вспотел.
-Что?
-Где сейчас, по-твоему, тот, кого ты отправил заложить бомбу? Завтра в полдень.
-Стой!…- Но звонивший бросил трубку, оставив Марка наедине со своими мыслями.
Он так и стоял возле автомобиля, не зная что делать. Вирбуса надо было спасать, но что если это ловушка? Они забрали одного, могут забрать и всех.
Виг заметил скамейку, недалеко от парковки, и направился к ней. Сев на нее, он начал обдумывать все возможные варианты.
Уже первые лучи солнца появились на небосводе, когда Марк, приняв решение, достал телефон и позвонил:
-Передай всем, - Сказал он, после того, как трубку подняли. - Я их созываю на срочное дело.Глава 2
Вирбус уже хотел идти за ним, в надежде, что он зайдет в какой-нибудь переулок, но чья-то тяжелая рука легла на его плечо. Он обернулся и увидел Марка, в свете луны похожего на призрака. В серых глазах отражался не столько гнев, сколько разочарование. Посмотрев на уходящего священника, он произнес:
-Нет! - Говорил он тихо, будто боясь, что в эту безлюдную ночь, его кто-то может услышать. В серых глазах отражался не столько гнев, сколько разочарование. - Он каким-то образом узнал, что его хотят убить. Если он пойдет в полицию, они станут еще бдительнее, и возьмут под охрану не только его, но и всех остальных главных священников в этом городе, просто так, на всякий случай и будут правы.
-Делать то что будем? - Вирбус был огорчен провалом также, как и Марк. - Убить его все равно надо.
-Не будем рисковать. Возможно, он видел тебя. Я прослежу за ним, может он и не пойдет в полицию. А ты иди домой и отдохни, утром поедешь в «Химикал Гудс», и купишь все, что тут написано. - Он протянул помятый листок, полностью исписанный названиями различных реактивов. - Завтра решим, что делать дальше, глядишь, не все прогорело. - В его голосе больше не было ноток разочарования, теперь говорил он свойственным ему спокойным голосом, характеризующего его, как расчетливого человека. - Уходи.
Вирбус пошел, не оглядываясь, в сторону центра: в сторону пьяного смеха и пения, туда, где молодежь прячется от полиции, пытающейся их разогнать, где постоянно горят огни круглосуточных заведений или ночных клубов. Марк подождал, пока он скроется за углом и посмотрел на, сверкающую вдали, спину жертвы, избежавшей своей участи. Потерять его из виду было почти, что невозможно - шел он достаточно медленно, то и дело оглядываясь назад, но Марка видеть он просто не мог, тот стоял в тени сломанного фонаря, да и желтоватый туман начал сгущаться густыми хлопьями. Окутанный туманом, как втором плащом, Марк, ставший абсолютно невидимым для священника, зашагал.
Постепенно выключался свет в окнах многоэтажных зданий, деревья слегка шелестели листьями под силами легкого ветерка, яркие синие огоньки сигнализаций редких машин, вспыхивали и гасли, словно светлячки. Полная луна, не увидевшая сегодня кровопролития, уже зашла высоко и ярко светила редким людям на улице. Она как будто, вместе с туманом, следила за преследовавшим и его целью. Они уже прошли два квартала, никуда не сворачивая. Марк сократил дистанцию между ними, но все же держался поодаль, чтобы испуганный священник не заметил его. Но с каждой минутой преследования, он начал сомневаться, что цель вообще была испугана. Он не оборачивался около четырех минут, будто и вовсе забыл, что его пытались убить. Для Марка было загадкой, как он это узнал. Он пришел в момент, когда священник позвонил кому-то, а потом развернулся. Неизвестно было и кому он звонил, разговаривали они около пятнадцати секунд. Что можно успеть сказать за такое время? Звонил ли он, чтобы сообщить, что заметил что-то подозрительное? Или же это ему позвонили? Как бы то ни было, другой абонент оставался анонимным.
Они проходили здание крупного банка, когда священник резко остановился, выводя Марка из его размышлений. Удивившись этой непредвиденной остановке, преследовавший едва успел скрыться в переулке. Вовремя, потому что именно в этот момент цель медленно обернулась и посмотрела по сторонам, затем она достала телефон и начала разговор. Марк не мог слышать слова - между ними было не менее ста метров, он лишь видел, как священник долго смотрела в сторону банка и,будто кивая головой, говорил что-то человеку на другом конце линии. Так прошло около двух минут. Марк нашел странным, что священник не шел и говорил одновременно - он действительно, будто забыл причину из-за которой, он добирается домой пешком. Поговорив еще немного, цель двинулась дальше. Марк вышел из своего укрытия и, немного погодя, продолжил преследование. Туман уже начал расходиться, видимость стала намного лучше, и тем самым риск обнаружения стал больше. Но более неожиданностей не последовало: священник больше не останавливался, и вовсе не оборачивался. Так они дошли до места проживания цели. Это был пятиэтажный дом с четырьмя подъездами, стоявший, словно призрак-карлик среди других многоэтажных зданий, без единого света в окне. Марк достал монокуляр из внутреннего кармана плаща, чтобы увидеть код, который наберет священник, чтобы открыть дверь подъезда. У него было много таких полезных инструментов, облегчающих добычу информации, и не только: складной охотничий нож, острый как лезвие бритвы, отмычки, гитарная струна, а также более современные - жучки и GSM датчики. Увидев как священник набирает код, Марк подождал, пока тот поднимется к себе в квартиру. Через некоторое время он заметил, как в одном из окон загорелся свет. Определив таким образом месторасположение квартиры, он решил идти к себе домой.
Но осознав необходимость замести следы, он пошел в направлении парковки, где стояла машина священника. Его волновало много вещей: кто этот неизвестный информатор, предупредивший жертву; как кто-либо мог узнать о бомбе под автомобилем, ведь она была заложена под покровом ночи.
"Надо срочно снять взрывчатку" - решил Марк, и ускорил шаг.
Помимо этого было еще много дел, которые он должен был сделать. Нужно было продать краденые вещи, раздать задания другим членам организации. Должность раздающего очень утомительна.
В "Маат Терсей" входило около двадцати человек. Двадцать один, если быть точнее. Чем занимался их лидер в то время, когда он не присылал задания и указания, не знал даже Марк. Помимо раздачи заданий и обязанности следить за их выполнением, он занимался поиском дополнительных источников денег для организации и, когда это было возможным, набором кадров. Принимать кого-то еще в организацию было делом рискованным - преступлений они совершили достаточно, чтобы полиция заинтересовалась ими. Да и достаточно взять добропорядочного гражданина - сдаст как только соберет доказательства.
Имелось несколько компаний, готовых с ними работать. Одни поставляли химические реактивы, другие - оружие, третьи - информацию. Но постоянно поступала только информация. И ее предоставлял лидер организации. Где он ее брал, Марк не знал. До случая с этим священником, проблем не возникало.
После Марка, по иерархии, шли химики. Два студента на последнем курсе медицинского ВУЗа. Несмотря на это, они изготавливали вполне качественные взрывные устройства и яды.
Больше в организации постоянных обязанностей не было ни у кого - каждый делал то, что ему говорили. Оно, может, и к лучшему. Каждый мог выполнить любую работу. И не нужно было ждать, пока специалист по кражам или убийствам освободится.
Но Марка часто волновал один вопрос. Как люди, впервые совершившие преступление, не попадались полиции? За три года действий, никого еще не поймали.
Путь назад к парковке, он вернулся намного быстрее. Автомобиль священника, так и стоял, одинокий и нетронутый. Остановившись в пятидесяти метрах, Марк аккуратно посмотрел по сторонам. Вокруг ни души. Не было света в окнах домов, обдуваемых сильным ветром. Даже ни одна машина не проехала по дороге.
На секунду он почувствовал себя единственным выжившим после бомбардировки. Под вуалью ночи, человеку с богатым воображением, могли показаться воронки на асфальте от упавших бомб. Но Марк был холодно мыслящей, рассудительной персоной, и подобные сцены мечтания для него были забыты. Воспоминания завертелись в голове, складываясь в единое целое, как кадры образуют фильм. Благодаря своей исключительной памяти, он помнил каждый момент своей жизни в мельчайших подробностях. Это был его дар. Или проклятие.
…Они стояли всей группой у широко распахнутых окон, и ждали начала пар. За окном ясно светило солнце, не было и намека на плохую погоду. Несмотря на жару, в здании института было довольно прохладно. Оживленный говор доносился со всех сторон. Студенты всю неделю находились в напряжении в преддверии сессии.
Молодой Марк, прижавшись спиной к стенке, читал свою тетрадь с записями по психологии, одновременно разговаривая с однокурсниками, стройной, симпатичной девушкой и высоким светловолосым парнем.
-Я тебе говорю, что он никому "автомат" не поставит. Он слишком упрям для этого. - Сказала девушка высокому парню и слегка топнула ногой. - Я же права, да? Что скажешь, Виг? - Обратилась она к Марку.
Эту кличку ему придумали еще на первом курсе, когда он удивлял всех своей наблюдательностью. Он выявлял незначительные и от того едва заметные изменения в поведении любого из студентов и говорил всем причину. Чаще всего он оказывался прав. В результате ему придумали кличку, взяв слово из английского языка и сократив его. Марку кличка была по душе - она удовлетворяла его самолюбие, хотя в целом он придавал особого значения именам.
Виг посмотрел на девушку своими серыми проницательными глазами. С коротко стриженными рыжими волосами, веснушками и ясными зелеными глазами она походила на бродячую кошку. Выдержав паузу он ответил:
-Вполне возможно Катя, но зачем рушить надежды другого человека?
-Никто ничего не рушит! И вообще... - Ее щеки слегка покраснели, она едва могла устоять на одном месте. - Я пойду на улицу, тут ужасно душно. Вы со мной идете?
-Ты слишком сильно волнуешься по поводу сессии. - Заметил Марк.
-Ну и что? Ты не идешь, я так понимаю. - Она обратилась к парню стоящему рядом. - Сереж, а ты?
Сергей кивнул ей, и они направились к лестнице, ведущей на первый этаж. На факультете психологии были студенты, которые мечтали стать психологами, были те, которых заставили родственники, и был - Серый. Он попал сюда совершенно случайно, перепутав аудиторию. Ему понравилось, и он остался. Среди всех факультетов - этот был самым немногочисленным. Больше сорока человек на одной паре не сидят. Ты всех хорошо знаешь и со всеми дружишь. Почти со всеми.
Марк полностью погрузился в свои записи, вспоминая все, что они проходили в этом семестре. В этом не было необходимости - он был прирожденный психолог, но все же находил нужным подстраховаться. Устав от этого занятия, он захлопнул тетрадь и принялся рассматривать всех вокруг. Каждый раз можно было увидеть что-то новое и, если повезет, интересное.
Он бросил взгляд на девушку, стоящую в десяти шагах от него. Немного полноватая, но с приятными чертами лица блондинка. Они с ней плохо общались, но о ней он многое. Она стояла и, скрестив пальцы рук и постукивая большими пальцами друг об друга, что-то шептала. Виг обратил внимание на ее ногти: очень красивый сложный рисунок. Он давно заметил, что чем красивее и сложнее маникюр у девушки, тем большим свободным временем она располагает.
"Ничего нового" - Решил он, и продолжил наблюдения.
Мускулистый парень с короткими волосами в джинсах и футболке из серии "I love Rock", украдкой поглядывал на довольно-таки симпатичную однокурсницу. Она тоже, время от времени, смотрела в его сторону. Марк ухмыльнулся. Они давно спят вместе - от него пахнет ее мылом. Но почему они это скрывают, он не знал. У него были догадки на этот счет, но подтвердить их не было возможности.
Через некоторое время он уже осмотрел всех, и огорчился от мысли, что не узнал ничего нового. Либо он был недостаточно внимателен, либо ничего, хоть сколько-нибудь, интересного в их жизни не происходит.
Появившийся профессор прервал его размышления. По его внешнему виду можно было сразу определить его профессию. Старые поношенные брюки, белая, без единого пятнышка, рубашка, и черная жилетка - все это определяло его, как человека аккуратного и щепетильного. Лысеющая голова, с седыми волосами на ней, блестела на свету, очки в золотой оправе уверенно сидели на его орлином носе. Время от времени он почесывал свою козлиную бородку, которая, кажись, была у него всю жизнь.
Профессор немного повозился с замком, и впустил всех в аудиторию. К этому времени уже подошли Сергей с Катей. Студенты неспешно занимали свои места.
-А что это сегодня с Мерешниковым? - Толкнула Катя Марка.
Виг посмотрел на профессора. Тот, вопреки своему обычаю, спокойно стоял и ждал, пока все рассядутся. Обычно, он как только входил в кабинет сразу начинал писать темы на доске. Но сейчас он ничего не делал.
"Интересно" - Подумал Марк.
-Готов поклясться, он сейчас заявит о том, что все-таки будет ставить автоматы. - Радостно пролепетал Сергей.
Профессор кашлянул, призывая к тишине.
-Дорогие студенты. - Начал он. - Сегодня к нам приехал гость из Англии, и эту неделю лекции будет читать вам он. А вот и он! - сказал Мерешников про вошедшего в этот момент человека.
Профессор из Англии, одетый с иголочки, подошел к русскому психологу и слегка поклонился присутствующим.
Марк внимательно уставился на англичанина. Резко очерченные кости худощавого лица, крупный нос, широкий, массивный, но не слишком тяжелый подбородок. Темные волосы, густые брови, углубляющие неподвижные, зоркие глаза. И выступы мускулов вокруг сжатых тонких губ крупного рта. Недобрая, но незаурядная сила исходила от взгляда этого человека, на вид не старше сорока с небольшим лет. Их взоры пересеклись, и Марк понял, как физически ощутимо уперся в него этот взгляд.
Он заговорил мягким, приятным на слух, английским языком.
-Меня зовут Эндрю Шварц. - Говорил он отчетливо, делая усиления на окончаниях слов.
"Немец?" - Дальше Виг уже не слушал. Его заинтересовала личность этого профессора. Что-то в нем цепляло, какая-то тайна исходит от этого человека, но он не знал какая.
"Он должен быть хорошим гипнотизером. Но что профессор из Англии делает у нас?" - Пообещав себе, во что бы то ни было в этом разобраться, Марк начал слушать лекцию.
…Он отмахнулся от этих воспоминаний, и направился в сторону машины. Иногда они не поддавались контролю, и появлялись сами, даже в самый неподходящий момент.
Подойдя к автомобилю, Марк опустился на корточки и заглянул под него.
"Нет!" - Не веря своим глазам, он обошел машину со всех сторон, полностью все ощупал, но сомнений быть не могло.
"Ее сняли" - Мысли хаотично закрутились в голове, впервые за несколько лет от волнения у него задрожали коленки. Он встал, оперся на машину и заставил себя успокоиться. Собравшись с мыслями, он решил как можно быстрее уносить ноги.
"Бомбу мог снять только тот, кто предупредил священника, сомнений не было. Но кто он?"
Его мысли прервал телефонный звонок. Марк достал телефон, посмотрел на номер - зашифрован. Слегка дрожащими руками он поднес трубку к уху:
-Алло.
На секунду послышались помехи, будто кто-то переключает радио. Затем резкий, очень неприятный, как гвоздь по металлу голос заговорил:
-Ну как? Обнаружил сюрприз?
-Кто ты? - Скрыв все свои эмоции, он заставил себя говорить спокойным голосом.
-Я бы предпочел остаться неизвестным, до некоторых пор. Мы давно следили за вами. Завтра в полдень, на мосте возле большого озера. К тебе подойдут.
-С чего бы мне это приходить? Вдруг это ловушка?
-А ты ценишь своих людей? - В голосе промелькнули нотки иронии.
Марк почувствовал, как вспотел.
-Что?
-Где сейчас по-твоему тот, кого ты отправил заложить бомбу? Завтра в полдень.
-Стой!…- Но звонивший бросил трубку, оставив Марка наедине со своими мыслями.
Он так и стоял возле автомобиля, не зная что делать. Вирбуса надо было спасать, но что если это ловушка? Они забрали одного, могут забрать и всех.
Виг заметил скамейку, недалеко от парковки, и направился к ней. Сев на нее, он начал обдумывать все возможные варианты.
Уже первые лучи солнца появились на небосводе, когда Марк, приняв решение, достал телефон и позвонил:
-Передай всем, - Сказал он, после того, как трубку подняли. - Я их созываю на срочное дело.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    1 2 3
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новые записи

Новые комментарии