Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





* * * * * 1 голосов

Глава XIII (продолжение)

Написано Nerest, 09 Май 2014 · 173 просмотры

рассказ
***
Как только Коул вылез из сознания больного, открылась дверь и в комнатку вошла его возлюбленная, которую он видел только что в непристойных снах Айдена. Увидев старого друга, она ахнула от неожиданности и чуть не выронила из рук поднос с бутылкой и кружками. Посуда на мгновение звонко задрожала, но девушке удалось не расплескать воду, разбавленную ромом. Коул сразу же учуял запах алкоголя, без которого не могли обойтись жители пустыни, ибо иначе вода начинала быстро затухать.
- Элена, - поприветствовал чародейку вампир учтивым поклоном. – Извини за вторжение.
- Что ты здесь делаешь, мой дорогой друг? – удивленно спросила девушка, ставя поднос на столик. – Разве ты не собирался покинуть Фалькому?
- Хотел бы я и сам узнать, что я здесь делаю, - усмехнулся он, стараясь не замечать то, как она называла его. – Скажи мне, дражайшая Элена, почему вы до сих пор в Фалькоме? И где остальные?
- Ты о выживших бангах? Они ушли от нас, как только мы достигли Селиха. Насчет Киры сказать точно не могу. Она часто уходит средь бела дня или же ночью. Хотя, в этот раз она, скорее всего, пошла на поиски обезболивающего для Айдена. – Они оба мельком взглянули на спящего. – Не знаю, как она планирует его достать, ибо денег у нас не осталось совсем. Хорошо, хоть дали бутылку воды «за красивые глаза».
Коул поморщился при мысли о том, как грязные торгаши глазели на девушку и, представляя ее в самых омерзительных сценах, дают ей эту воду. У него сразу же возникло непреодолимое желание содрать заживо кожу с тех, кто посмел хотя бы подумать о том, чтобы обидеть его очаровательную зазнобу. Однако проснувшийся в нем палач сразу утих, когда в комнате раздался негромкий стон.
Элена поспешила к койке, падая на колени рядом с Айденом, у которого начался очередной приступ боли. Вампир проследил за тем, как она заботливо целует его в лоб, опасаясь насчет высокой температуры, а затем бережно гладит ладонью по волосам цвета соломы, напевая тихонько что-то наподобие колыбельной. Элена заметила на себе пристальный взгляд Коула и постаралась проигнорировать его. Но, чувствуя, что он по-прежнему не сводит с нее глаз, она не выдержала и недовольно буркнула:
- Что?
Коул не отвел взгляда и продолжил разочарованно смотреть на темноволосую девушку. Понимая, что ему как-никак задали вопрос, он решил ответить:
- Ты… так заботишься об этом аферисте. Ведь из-за него ты до сих пор не уехала на север?
- Его зовут Айден, - настойчиво поправила его Элена. – Мы и так бросили Зимбеи умирать в плену у эльфийских наемников – бросать кого-то еще я не стану.
- Эльфийские наемники? Плен? – удивленно переспросил вампир. – О чем ты? Что я пропустил?
- Это долгая и весьма неприятная история, - коротко ответила Элена, не желая обсуждать эту тему. – Зачем ты здесь?
Коул обреченно вздохнул и, подойдя к окну, уставился на серебристый диск луны, скрывающийся за горизонтом.
- Твой друг, Айден, - начал он, стоя спиной к девушке, - умирает. Сам того не осознавая, он звал меня в своих снах – и я откликнулся на зов. Ему не больно, но, как я понял, в этом виновна та дурманящая гадость, которой вы напоили его.
- Эта гадость, так или иначе, закончилась. Последние капли он выпил как раз перед твоим появлением. – Элена устало покачала головой и обеспокоенно взглянула на больного. – Так, по-твоему, эта настойка совсем ему не помогает?
- Ну почему же. Я видел его сон. Очевидно, обезболивающее вызывает у него эйфорию, воздействуя на центральную нервную систему. Значит, если напоить им его еще раз, то умрет он от дикого удовольствия. – И вампир иронично улыбнулся.
Элена удивилась услышанному и вопросительно уставилась на Коула:
- Ты что, врач?
- Мы, хищники, по природе своей чувствуем больное животное, - объяснил вампир. – Но если тебя интересуют мои познания в медицине, то нет, я не врач. Однако увлекался когда-то изучением строения человека… Хотел научиться жить без людской крови. Но это в прошлом.
- А ты смог бы определить, чем больна твоя жертва?
- Некоторые болезни, - менторским тоном молвил он и улыбался, - оставляют в крови необычный привкус. Кстати говоря, алкоголь в крови делает ее даже немного приятной. Если человек аллергик, то она приобретает кислинку, а если… - Он осекся и повернулся к ней. – Постой, ты с какой целью интересуешься?
Элена схватила Айдена за руку, что не могло ускользнуть от глаз вампира, и с мольбой посмотрела на Коула. Неизвестно, какие эмоции руководили в тот момент ее действиями. Скорее всего, она и сама не отдавала себе в этом отчет. Но бороться за жизнь товарища она решила непоколебимо. А потому выпавший внезапно шанс помочь ему вызвал у нее чувство надежды на долгожданный, хоть и казавшийся маловероятным, результат.
- Прошу тебя, - умоляла она, глядя на него мокрыми глазами, - скажи, чем он болен. И я сделаю все, чтобы найти лекарство.
- Ну уж нет… - возмутился вампир, но чародейка не спешила сдаваться.
- Молю тебя, Коул! Ради нашей с тобой нерушимой дружбы! Помоги ему! Помоги мне!
- Пойми, Элена! Этот калека, все равно, уже не выживет! Я почувствовал присутствие Смерти в этой комнате с того момента, как переступил порог. Именно она звала меня сюда, а я, будучи мертвецом, услышал ее зов. Даже если вы и найдете для него лекарство, его уже не спасти. Слишком поздно.
По щекам чародейки потекли слезы. Ее мокрые глаза, в коих мерцал огонек свечи, казались теперь еще ярче. Вампир изо всех сил старался контролировать свои эмоции, чтобы его не разжалобили эти слезы. Но видеть такой взгляд своей возлюбленной – единственной смертной на всем белом свете, ради которой еще стоило существовать, - он не мог. И, когда она совсем уже разрыдалась, Коул лишился всякого контроля над собой.
- Ты просишь меня об этом потому, - неохотно спросил он, - что он твой друг? Или же между вами что-то есть?
- О чем ты? – искренне удивилась она, продолжая тихонько всхлипывать.
Сжав изо всех сил кулак так, что в комнате раздался противный хруст его суставов.
- Я видел его сны. Ему снишься ты!
Стараясь понять, что могло присниться Айдену, Элена холодно ответила:
- Я не понимаю, о чем ты, Коул. Я прошу тебя помочь потому, что он наш друг. Он многое сделал для нас.
- Ну да, - пробубнил Коул, задетый холодным тоном его пассии, - поэтому с ним сейчас сидишь ты, а не Кира.
Видя, как девушка снова дрожит всем телом и старается сдержать очередной поток слез, он раздраженно выругался и все-таки кивнул:
- Я сделаю это. Не ради него, но ради тебя. – Он подошел к койке и недовольно добавил: - Ради нашей нерушимой дружбы.
Не успела ошеломленная Элена ничего спросить, как вампир молча взял Айдена за запястье и вспорол длинным когтем его вену. Темно-вишневого цвета кровь стремительно потекла вниз по предплечью, обагряя одеяло и простынь. Чародейка не понимала, что происходит, но не решалась ничего сказать. Страх лишил ее дара речи. Коул же поднес вскрытую вену к своим губам, собирая стекающую кровь. Едва первые капли попали ему на язык, он грубо отпустил руку, упавшую на уже бордовое одеяло, и вскочил с кровати, морщась и кривясь от отвращения.
- Ну конечно, - злобно хрипел он.
Элена не стала медлить и поспешила остановить кровь. Она оторвала кусок простыни и замотала ею запястье Айдена, который бледнел на глазах. Чародейка не понимала, в чем причина такой реакции вампира, и уже опасалась худшего. Коул же тщательно пытался вытереть свой рот ладонью и рукавом, закипая от гнева. Затем, перестав вытираться, он стал яростно бегать глазами по комнатке, словно что-то искал. Не найдя ничего интересного, он упал на колени рядом с больным и заглянул под его койку.
Чародейка удивленно наблюдала за тем, как ее старый друг вновь встает на ноги, держа в руке пустую склянку из-под обезболивающего, разглядывая ее с гримасой омерзения на лице. Она не понимала, что могло заинтересовать в ней вампира, и никогда ранее не видела его таким беспокойным. Коул уловил на себе любопытный взгляд еще мокрых от слез глаз и поднял голову, показывая Элене бутылочку.
- Ты хоть знаешь, что это? – злобно прорычал он.
- Опиум, - пожала она плечами.
- И ты так спокойно об этом говоришь?! – Склянка лопнула у него в руке, оставляя на ладони глубокие порезы, которые тут же затянулись.
- Я не знаю, что это за микстура, но она помогла Айдену справиться с болью. Почему ты спрашиваешь?
Не успев объяснить причину своей ярости, Коул осекся, взглянул еще раз на склянку, затем на Айдена и перевел взгляд на Элену. Ему вспомнился сон больного и то, как милая чародейка заботливо ухаживала за ним, не жалея слез и нежности. В его голове промелькнула светлая мысль, от которой всякое желание рассказывать ей о «микстуре» вдруг пропало. Оттого по лицу Коула едва заметно поползла довольная улыбка.
- Итак, - постарался он сменить тему, - ты хотела знать, как вылечить своего друга?
- Ты знаешь, как? – с затаенным дыханием спросила девушка. – Прошу, скажи, что знаешь!
Коул слегка поморщился от такой заботы, но все же ответил:
- Я знаю, что в местном порту зачастую швартуются работорговцы, везущие аборигенов с северной границы Фалькомы – оттуда, где царствуют непроходимые джунгли, отделяющие нас от цивилизованного мира.
- И как это нам поможет? – торопила его Элена.
Коул достал из сапога звонкий мешочек и положил его на простынь:
- Торговцы всегда обирают туземцев. Поинтересуйся, не находили ли они кору хинного дерева. Большинство из них знакомы с ее целебными свойствами, а потому возят с собой.
Лицо чародейки говорило о том, что она ничего не понимала.
- Здесь, - он указал на мешочек, - денег хватит на лекарство и дорогу на север. – И через несколько секунд он добавил: - Я помог не ему, а тебе. Вылечи его и как можно скорее убирайся из Фалькомы.
Айден снова тихонько простонал. Элена отвлеклась от разговора с Коулом и осмотрела его повязку, пропитавшуюся кровью насквозь. Стоны больного становились постепенно все громче и громче, что означало одно: действие опиума заканчивалось, вскоре ему понадобится новая доза. Девушка, не понимая всю страшную суть происходящего, принялась обнимать его голову и гладить по мокрым от пота волосам, пытаясь хоть как-то успокоить.
- Спасибо тебе, Коул… - хотела поблагодарить она.
Но, когда Элена снова подняла взгляд, ее друга-вампира уже не было рядом. Он будто испарился, не желая более наблюдать за всем этим.
***
- Вы выяснили, чем он болен? – спросил бродяга, по-прежнему трясясь от страха.
- Эта болезнь не так уж и редка в этих краях, - хмыкнул Коул, - хотя во влажном климате встречается намного чаще.
- И что же это?
- Малярия. Хворь, от которой Айден вполне мог умереть.
- Но ведь он впал в вашу немилость, - не понимал путник, - зачем же вы спасли его?
- Опиум, которым его отпаивали из-за боли, - пояснял вампир, - это сильный наркотик. Мой покойный отец, король Дамиан, променял все на эту дрянь. Он лишился всего: трона, любви народа, семьи – и все ради опиума, без которого он не мог уже жить. Короля свергли, а его родных постигла страшная участь. Моих сестер уволокли за волосы гневные крестьяне, насиловавшие их несколько недель, после чего отрубили им головы. Мать сожгли на костре, как ведьму. Моего брата посадили на кол, а меня… Я успел убежать – и пожалел об этом. Несколько дней я трясся от холода на лютом морозе, умирая от голода, пока кровь в моих жилах не заледенела…
Ядовито-зеленые глаза гневно полыхали в свете костра от всех этих воспоминаний. Собеседник с ужасом слушал рассказ.
- Опиум, - заключил вампир, - это мерзость, разрушающая человека и лишающая его всего, что ему дорого. Я не дал бы Айдену так просто умереть – я хочу, чтобы перед смертью от него отвернулись все, кто ему так доверял и заботился о нем. Я хочу, чтобы Элена видела, каким ничтожеством он стал, и выбросила его из своей жизни!
Бродяга мельком взглянул на горизонт, который к тому времени уже начинал светлеть. Тень надежды на спасение промелькнула в его сознании. И вампир учуял это. Лицо Коула расплылось в злорадной улыбке. Его собеседник увидел два обнажившихся острых клыка и робко спросил, медленно отползая назад, будто надеясь так поскорее добраться до солнца:
- Вы убьете меня?
Коул ничего не ответил – лишь молниеносно прыгнул на свою жертву, не дав ей даже пикнуть, и впился ей в глотку, выплескивая всю свою злобу и отчаяние, вызванное недавней встречей с возлюбленной, и наслаждаясь страхом, бурлящим в крови бродяги, пока в порыве ярости не отгрыз ему голову напрочь.
***
- Как ты сказал? – прохрипел король Дункан, гневно втягивая носом воздух и впиваясь ногтями в подлокотники трона. – Повтори.
Темноволосый юноша лет двадцати, одетый по форме маэрнской разведки, стоял перед своим владыкой на коленях, склонив голову, которую так боялся потерять в тот момент из-за принесенных им плохих новостей. Его черные штаны, кожаные ботинки и черный дублет без всяких вставок говорили о том, что то был рядовой разведчик, коим не доверяли ничего более серьезного, чем донесение информации от начальства королю. В то время офицеры боялись гнева государя, и потому не решались сами доносить ему плохие вести.
В этот раз, однако, юнцу повезло, ибо Дункан гневался не на разведку. В его голове творился тогда хаос, вызванный недавними событиями в столице Империи. Прошла всего неделя с тех пор, как он покинул Роким, храня в сердце обиду на старшего брата. Мысли о его предательстве не давали ему покоя, а мысли о еще большем сближении Таленэля и Багумира раздражали его. Еще в детстве он не раз бесился, когда видел, как родной брат и отец уделяли куда больше внимания сводному, чем ему. Но случай со свадьбой ему казались явным перебором.
- Корабль сэра Альберта сел на мель, едва перейдя границу с Валодией по реке Львице, - робко, запинаясь, затараторил юнец.
- Нет, нет! – раздраженно прервал его король. – Я хочу услышать твою последнюю фразу!
- Эм… Да, Ваше величество!.. Корабль дрейфовал, ибо на его борту все были убиты. В том числе и офицер разведки сэр Альберт, отправленный вами в Фалькому. На борту также найдены тела мертвых эльфов, которые и перебили всех наших разведчиков. Их смерть наступила чуть больше месяца назад. Поэтому, мы и не получали так долго известий с юга…
- Эти эльфы… На них были какие-либо знаки отличия?
- Никаких, милорд. Это были эльфы Серебристого отряда.
Монарх сощурил глаза, глядя на юношу, словно заподозрив его во лжи.
- Серебристый отряд? Элитное подразделение разведки короля Таленэля? Ты понимаешь, о каких вещах ты сейчас говоришь?
Рядовой задрожал от страха, ожидая, что сейчас его прикажут схватить и обезглавить на месте. Однако король хотел вовсе не этого. Он нуждался в правде, даже если эта правда могла повергнуть его в шок. Верить просто так словам молодого разведчика он не решился, ибо даже разведка порой ошибалась. Дункан жаждал получить доказательства столь серьезного обвинения, а потому спросил:
- С чего вы взяли, что это были они?
- Серебристый отряд отличается тем, что не использует никаких знаков отличия. Его агенты одеваются, как простые лесные разбойники. Оттого и легко их спутать с разбойниками. Они попросту не оставляют следов. Но мы имели дело с этим отрядом несколько лет назад. Они неуловимы потому, что после каждой миссии совершают ритуальное самоубийство.
- Их могли убить наши люди. Это ничего не доказывает!
- Помилуйте, государь… Мы тоже сначала подумали, что их убили наши. Но все они убиты одинаково: они вонзали себе в сердце кинжал. С идеальной точностью – надо быть очень метким, чтобы в драке так точно попасть противнику в сердце. А эльфов там было немало… Куда уж проще вогнать клинок в сердце самому себе… Картина происшествия ясна: пешки Серебристого отряда с какой-то целью захватили корабль, убив всех, а затем покончили с собой, когда им отдали приказ.
Дункан откинулся на спинку трона и отвернулся, уставившись в высокое окно Маронского дворца, что в Мароне, столице Маэрны. Он наблюдал за тем, как солнечные лучи сверкают в фонтане, что струился в королевском саду. Это занятие поглощало его, расслабляло и помогало отвлечься от всех проблем. Так он мог сидеть часами, глядя на фонтан и не обращая внимания ни на кого. Но в этот раз у него не получилось отвлечься от своих проблем: слишком много их накопилось.
- Прошу прощения, милорд, - вмешался в разговор пожилой советник. – Но Серебристый отряд на самом деле не является подразделением королевской разведки. Они действуют отдельно ото всех, выполняя для короля особые задания, и не считаются с разведчиками.
- Это правда? – спросил Дункан у юнца.
- Да, мой повелитель, - дрожащим голосом ответил тот. – По нашим данным, их лидер получает приказы непосредственно от короля.
- То есть, - подытожил Дункан, - сам Таленэль велел ему напасть на моих разведчиков?
- Вообще-то, их лидер – женщина по имени Гвиатэль, - поправил его юнец и тут же осекся, пожалев об этом. – Но да, вы, несомненно, правы, Ваше величество! Если Серебристый отряд что-то и делает, то только по приказу короля Альсорны.
Король Маэрнский в изумлении слушал юнца, не веря своим ушам. Он мог, конечно же, велеть отрезать ему язык за такие слова, посчитав их клеветой. Но что-то подсказывало ему, что разведка на этот раз не ошиблась. Что-то ощущал Дункан все это время, но не мог понять, что именно. Он будто чувствовал, что за его спиной зреет какой-то заговор. Ситуация со старшим братом лишь усилила это предчувствие. А теперь еще и это.
- Сир, не думаете ли вы… - хотел спросить испуганный советник, но не успел.
- Интересная вырисовывается картина, - задумчиво протянул Дункан. – Несколько месяцев назад началась погоня за Драконьей короной. Мы, короли Анамана, пообещали друг другу сохранить мир в стране и беспрекословно присягнуть на верность тому, кто эту корону найдет. Пока эльфы Таленэля расправлялись с моими лучшими агентами, сам он вместе с моим братом занимался приготовлениями к свадьбе, о которой я даже не знал. Затем я позже всех узнаю об этом торжестве и позорно опаздываю на него, чтобы два дружных короля поставили меня в известность: они решили не спрашивать моего королевского мнения и подделали мою подпись при решении немаловажного государственного вопроса. После меня на глазах у своих подданных оскорбляет Багумир и показывает всем, что меня можно отшлепать, как какого-то мальчишку. В итоге я остаюсь без брата, без разведки, всеми осмеянный и выгнанный из Рокии. Как думаешь, Эктор, на что это похоже?
Советник замялся, не решаясь ответить, и постарался дать наиболее мягкий ответ:
- Я точно не знаю, сир… Но… Мне кажется… Ваши братья… Они…
- Это похоже на начало войны, - перебил его Дункан. – Багумир объединился с Таленэлем во всех вопросах. Они не признают меня за короля, Багумир не признает за родного брата.
- На вашем месте, сир…
- На моем месте любой бы уже давно заметил заговор. Я знаю. Я был слеп и глуп, когда верил своему брату. Я чувствовал, что что-то не так в этих искренних порывах Таленэля сохранить мир между нами, но не мог понять, в чем дело. Теперь, мне кажется, я все понял. Король-эльф изначально хотел объединиться с Багумиром, подготовиться к войне, устранив моих лучших разведчиков, лишив меня уважения знати, лишив меня семьи, а затем напасть.
- Но король Таленэль, - настаивал советник Эктор, - хотел сохранить мир…
- Король Таленэль не хотел никакого мира. Он хотел набраться сил для решительного и подлого удара в спину. Я не дам ему такой возможности. Не получит такую возможность и Багумир. Мы нанесем удар первыми!




И все заверте! Жаль что продолжение еще не скоро)) вот так каша заваривается)))

А мне кажется, каша уже в самом разгаре... впрочем, только автор знает ответ.

P.S. Единственый минус, как для меня, это имена... Дункан, Багумир, Альберт...дело не в них самих, а в том, что они вызывают ассоциации с определенными странами, а значит возвращают читателя в наш мир, хотя действие происходит в выдуманном, на основе вселенной Скайрима. Это то же самое, что описывать в фантастическом романе мир, скажем, Альфа Центавра, а персонажи этого мира, скажем... Петя и Элена.

И все заверте! Жаль что продолжение еще не скоро)) вот так каша заваривается)))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет