Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





- - - - -

Глава XXIV (продолжение)

Написано Nerest, 19 Июль 2015 · 392 просмотры

рассказ
***
Отряд конных лучников в темно-зеленых плащах окружил телегу, вынудив Киру остановить лошадей.
Эльфы угрожающе схватились за стрелы, держа девушек под прицелом и предупреждая, что оказывать сопротивление бесполезно. Лидер всадников, облаченный в салатовый стеганый дублет и носивший на лбу голубую ленту, подъехал ближе. Внезапно в руке его оказался длинный стилет. Слегка наклонившись из седла, он ткнул кончиком клинка в шерстяное одеяло, убедившись, что под ним не скрывался человек. Резким движением головы он велел Элене, сидевшей в телеге, снять покрывало.
- Серебристый отряд? – спросила она у Киры, рассчитывая на то, что эльфы не поймут языка.
- Не думаю, - напряженно отозвалась та, не сводя глаз со стрелы, готовой в любой момент вонзиться ей в голову. – Слишком хорошо экипированы.
- Сними покрывало, - высокомерным тоном повторил приказ русоволосый эльф, доказав, что отлично владеет общепринятым языком. – Живо!
Чародейка послушно стянула накидку, оголив четыре бочки. Всадник, увидев то, что, ожидал увидеть, спрятал стилет под плащом и жестом разрешил накрыть их снова. Затем он подъехал к вознице, одарив ее презрительным взглядом, кивнул остальным, чтобы те убрали стрелы, и заявил:
- Вы проследуете за нами в Эйлан. Вас там ждут.
- Какой еще Эйлан? – возмутилась Кира. – С какой стати? Мы едем в Роким!
Не дожидаясь приказа, каждый лучник мгновенно выхватил из колчана стрелу и натянул тетиву. Русоволосый лидер поднял ладонь в длинной перчатке, говоря таким образом «отставить». Элена, сидевшая позади, тихо сказала ей на ухо:
- Они и так знают, куда мы едем. Пока нас в очередной раз не заковали в кандалы, давай по-хорошему заглянем в Эйлан.
- И кто же нас там ждет? – дерзко обратилась Кира к всаднику.
Эльф не стал отвечать. По его лицу было понятно, что каждая минута этого бесполезного разговора на людском языке причиняла ему массу неудовольствия. Пришпорив коня, он безо всяких объяснений выехал вперед. Закрывая его собой от девушек, за ним последовали еще шестеро. Кира не стала дожидаться, пока ей снова начнут угрожать, легонько стегнула лошадь. Телегу сопровождали сзади и по бокам.
- Не тот ли это Эйлан, - вполголоса проговорила Кира, чуть повернув голову, чтобы Элена услышала, - о котором рассказывал писарь в таверне?
- Вряд ли в Рокии найдется два Эйлана, - отозвалась чародейка. – А значит, мы, по-прежнему, движемся в верном направлении.
- Хоть это радует. Интересно, кто же нас там ждет…
Эйлан действительно находился всего в миле от дороги, ведущей в Роким, и в каких-то трех часах пути от самой столицы. То был деревянный замок, окруженный высоким частоколом и рвом с водой. Когда к обеду конвой приблизился на расстояние, достаточное, чтобы увидеть дозорных на башнях, эльф с голубой повязкой на лбу скомандовал отряду остановиться, а затем протрубил в сигнальный рожок.
Почти сразу же опустился мост через ров. Его незамедлительно подняли, когда конвой полностью перебрался на ту сторону.
Что показалось девушкам удивительным, стражниками здесь служили только эльфы. Высокие, с благородными светлыми лицами, они бдительно следили за горизонтом, не отвлекаясь на разговоры между собой. Знаками отличия у них считались разноцветные ленточки на рукавах дублетов, и лишь старшим офицерам дозволялось повязать их на лоб.
Но и без людей в крепости не обошлось.
- Вот они, реформы, - фыркнула Кира, указывая на взрослых и совсем еще юных мужчин в лохмотьях, на лицах которых виднелись свежие синяки, а через одежду просачивалась кровь от кнута. – Хотя, и эльфов тоже можно понять.
Русоволосый командир велел всем спешиться, после чего люди, побросав все дела, покорно поспешили увести лошадей в стойла. Девушки не торопились покидать телегу. Тем не менее, один из слуг, коему на вид было не больше шестнадцати, низко склонив голову, словно ожидая удара хлыстом, подал Кире руку. Та, слегка удивившись такому приему, протянула ему свою, позволив ему помочь ей спуститься. Элена, не дожидаясь приглашения, спрыгнула на землю и хотела что-то сказать спутнице, но в следующий же миг замерла.
Разозленный чем-то эльф из отряда конвоиров грубо схватил мальчишку за шею и повалил его лицом в грязь. Тот вскрикнул от боли и тут же закрыл голову руками, предугадав, что случится дальше: остроухий, что-то выкрикивая на своем языке, стал яростно хлестать его плеткой, оставляя на спине кровавые полосы. Юнец отчаянно вопил, умоляя прекратить, но всадник даже не думал останавливаться, продолжая стегать его изо всех сил.
К ним подбежали другие слуги, падая на колени рядом и в низком поклоне прося господина пощадить его. Однако светловолосый лучник, гневно сверкая глазами, словно не замечал никого вокруг. Услышав во дворе шум, прибежал лидер конвоиров. Сказав всего одно слово на эльфийском, он заставил его перестать издеваться над полуживым мальчишкой, за что остальные люди на коленях со слезами благодарности поползли к нему.
- За что он его так? – спросила Кира, обращаясь к прислуге.
Разумеется, никто из них не ответил, в своих рыданиях даже не услышав ее вопроса. Зато отозвался командир с голубой повязкой на лбу:
- Им запрещено разговаривать или прикасаться к гостям.
- Мальчик всего лишь хотел мне помочь.
- Никого не волнует, чего он хотел, - отрезал эльф. – Он нарушил закон этого замка, за что и поплатился. Они как скот. – Он окинул презрительным взглядом рыдающих слуг, жалевших белого, как смерть, юнца, потерявшего сознание. – Без кнута до них не доходит, что можно, а что нельзя. Зато в следующий раз он будет покорнее.
Затем эльф посмотрел на Элену, подозрительно сощурился и быстро проговорил, обращаясь и к Кире тоже:
- Господин велел привести вас немедля. Следуйте за мной.
Прислуга, стоило им отойти, тут же взяла лошадей под уздцы и повела их к стойлам. Эльфы из отряда русоволосого, отдав людям плащи, поспешили следом за ним в замок. Перед тем, как за ними закрылась большая дубовая дверь, Кира успела обернуться и увидеть, как несчастного мальчишку, накрыв тонким одеялом, уносят на руках.
Замок представлял собой большое бревенчатое сооружение. По периметру возвышались четыре оборонительные башни с бойницами, соединенные между собой галереями с зубчатыми парапетами. Внутри оказалось довольно темно и мрачно. Освещение давали лишь небольшие окна высоко над полом и настенные факелы в железных держателях, отчего стены и потолок давно почернели от копоти.
Далеко идти не пришлось – русоволосый командир остановился прямо посреди тронного зала, не дойдя пару десятков шагов до большого стола, за которым сидел некто, незнакомый девушкам, но, видимо, очень важный, раз эльфы не преминули низко ему поклониться. Лишь тогда, когда господин едва слышно по-эльфийски позволил им подойти, они смогли выпрямиться и приблизиться к нему.
Рядом с ним стояли двое стражников, защищенных длинными, почти по самые колени, пластинчатыми доспехами. Лица были не видны, поскольку они прятали их под капюшонами широких плащей. Зато Кира отчетливо видела, как хорошо они вооружены – этот факт, вероятнее всего, охрана скрывать не намеревалась.
Сам господин, по-светски орудовавший ножом и вилкой, не боялся, что кто-либо узнает его. Хотя стоит признать, что и Кира, и Элена видели его впервые и понятия не имели, к кому их привели. Девушки любопытно озирались по сторонам, оценивая обстановку, и ждали, когда же к ним обратятся.
Наконец насытившись, эльф отложил столовые приборы и аккуратно вытер уголки рта краем белой салфетки. Тут же возле стола возникли слуги, все это время стоявшие вдоль стен зала так тихо, что их попросту невозможно было сразу заметить. Насколько путницы могли разглядеть, этим людям досталась куда более чистая и целая одежда, чем рабочим снаружи, а на неприкрытых участках тела не виднелись следы побоев и расправы кнутом.
- Alle onel? – приятным, но наполненным высокомерия голосом вопросил господин, сидя прямо и пристально глядя на Элену изумрудными глазами, в коих плясали отражения огоньков свечей.
Командир с голубой повязкой на лбу быстро кивнул в ответ.
Хозяин встал из-за стола, и тогда гостьи смогли увидеть его в полный рост. Высокий молодой эльф с длинными, серебрящимися даже в столь тусклом свете, волосами, спадавшими на плечи. Шелковые пряди со смазливого лица он убрал назад и заплел в тонкую косичку. Не менее элегантно смотрелся и его наряд: роскошное платье из темно-зеленого атласа, с белыми лилиями и позолотой, подпоясанное черным кушаком. Поверх платья он носил тонкий плащ с серебряной застежкой, а на голове – золотой обруч с большим сапфиром.
Только один эльф на всем Севере мог позволить себе подобный наряд.
- Я Таленэль, регент Рокии и король Альсорны, - мягко пропел он, властным жестом приглашая девушек сесть за стол. – Не соизволите ли вы отобедать со мной, сударыни?
Прежде, чем они успели что-либо ответить, слуги отодвинули для них по стулу с обоих концов стола. Еще две служанки, которым, очевидно, дозволялось прикасаться к гостям, забрали у них дорожные накидки. Девушкам ничего не оставалось делать, кроме как принять приглашение и позволить усадить себя за стол.
- Я знаю, что вы путешествуете налегке, - снова заговорил регент, слегка улыбаясь, когда им подали горячие блюда. – А потому рискну предположить, что вы голодны.
- Да, - согласилась Кира, увидев, насколько богатым оказалось угощение, - вы правы, господин регент.
Элена сурово взглянула на нее с противоположного конца стола и к еде не притронулась.
- Вы, наверно удивлены, - продолжал Таленэль, - почему я принимаю вас здесь, в столь скромной обстановке, вместо того чтобы сразу пригласить в свой дворец.
Кира замерла с открытым ртом, поднеся ко рту вилку. Элена напряглась, чувствуя, что их намерения раскрыты, и, не двигая головой, посмотрела по сторонам, прикидывая пути к отступлению.
- Боюсь, я не могу так просто позволить вам въехать в Роким с вашим грузом и вашими намерениями, - не переставая улыбаться, молвил он на диво приятным мелодичным голосом.
Кира закрыла рот, отложила вилку, понимая, к чему он клонит. Элена побледнела, видя, как эльфы-конвоиры встали у главной двери и у бокового выхода из тронного зала, полностью лишив возможности беспрепятственно бежать.
- Но я уверен, что мы могли бы прийти с вами к соглашению, выгодному как для вас, так и для меня.
- Это господин Могильщик выдал нас? – спросила Элена, с легким отвращением отодвинув от себя тарелку и гордо выпрямившись. – Или тот крестьянин, Гурт?
- Нет, что вы, - усмехнулся эльф. – Разве мертвецы могут кого-либо выдать?
- Вы убили их? – удивилась Кира. – Зачем?
- Ах, вы ей так и не сказали, госпожа Элена? – Он улыбнулся. – Ну, думаю, у вас будет еще возможность это обсудить.
Чародейка опустила взгляд, чтобы не видеть раздражающе недоумевающую физиономию спутницы. Довольный регент сделал небольшой глоток вина, держась за бокал лишь двумя пальцами, словно брезгуя прикоснуться к тому, к чему прикасались люди.
- Видите ли, - сказал он после недолгой паузы, - я не нуждаюсь в информаторах. У меня свои способы узнавать все обо всем.
- Вы говорили о соглашении, - напомнила ему Элена. – Наши жизни в обмен на что-то?
Таленэль манерно засмеялся, не размыкая тонких губ и прикрывая рот салфеткой.
- Все гораздо проще, поверьте. Я позволю вам взорвать дворец. Если вы сделаете это строго в условленное время – ни минутой раньше, ни минутой позже.
- Это шутка? – не поняла Кира. – Вы хотите назначить нам точное время, когда следует взорвать ваш дворец?
- Почему же, я вполне серьезен. Я гарантирую вам, что вы в безопасности доберетесь до Рокима, а затем, если все пройдет успешно, вы будете отпущены на свободу. До того дня, когда все это должно случиться, вам придется побыть пленницами в этом замке. – Затем, чуть погодя, он добавил, слегка улыбнувшись Элене: - Чтобы вам не пришло в голову пустить искру раньше времени.
- Что же нам помешает пустить ее здесь? – спросила она.
- Абсолютно ничего. Можете сделать это хоть сейчас, если вам не жаль тех смердов снаружи, а также самих себя. Ведь, согласитесь, было бы весьма прискорбно проделать такой огромный путь из самой Фалькомы, потерять столь близких вам людей – и все это лишь для того, чтобы найти бессмысленную смерть в каком-то старом деревянном замке. Так долго идти к цели и немножко не дотянуть.
Он поочередно посмотрел на Киру и Элену.
- Я знаю, что Дункан утверждал, будто не причастен к смерти ваших друзей, Айдена и Коула… – Элена вновь ощутила неконтролируемую злобу, жаром охватившую все тело. Таленэль уловил исходящие от нее вибрации. – Не советую вам выходить из себя, милая Элена. Вам не удастся причинить мне вред, но любая попытка будет расценена мною как оскорбление и отказ сотрудничать.
Чародейка сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Она мало что знала о собеседнике, но даже этого было достаточно, чтобы не испытывать его терпение.
- Так вот, - продолжил он, - у вас будет отличная возможность ему отомстить. Вероятно, вы планировали выйти за него замуж, провести с ним несколько лет семейной жизни и, когда вам уже удастся полностью войти к нему в доверие, в один прекрасный момент зажарить его и, вероятно, ваших с ним детей на медленном огне – не важно, в каком порядке.
Элена даже глазом не моргнула, пристально глядя ему в лицо. Отсутствие какой-либо реакции и навело Киру на мысль, что регент нисколько не ошибся в своих догадках, и повергло в ужас. Она понимала, что чародейка рано или поздно захочет отомстить королю, виновному в смерти ее любимого, но даже предположить не могла, что девушка пойдет на такие зверства. От неуверенной и запуганной дочки тирана, встреченной в Фалькоме, не осталось и следа в этой жаждущей возмездия и кровавой расплаты, разгневанной ведьме.
- Я нисколько вас не осуждаю, - мягко говорил Таленэль, чей голос по-настоящему успокаивал и даже завораживал. – Мы с вами даже в этом похожи. Напротив, я предлагаю вам возможность свершить суд гораздо раньше, не обременяя себя необходимостью выходить замуж и несколько лет делить постель с тем, кто вам так ненавистен.
- А ведь мы полгода скрывались и от вас тоже, - заметила Элена, сверля его взглядом. – От вашей разведчицы, Гвиатэль. Она пытала Айдена на корабле.
Таленэль задумчиво наморщил лоб, вспоминая историю с захваченным кораблем в Фалькоме.
- Разве то был Айден? – удивленно уточнил он. – Странно. Гвиатэль сказала, что это был некий негр по имени Зимбеи, которого вы заставили принять облик Айдена, чтобы тот избежал пыток.
Кира нервно сглотнула, вспомнив несчастного юного раба, которому она помогла попасть в плен, чтобы выиграть время для побега. Таленэль не сводил глаз с чародейки, но при этом чувствовал, какой эффект оказывали его слова и на другую гостью.
- Кстати говоря, - продолжил он, - этот негр даже не хотел поначалу верить в то, что вы его предали. Жаль, я не видел его лица, когда он все же осознал истину и поклялся, во что бы то ни стало, отыскать Айдена Вудкорта и убить его. Но, как мы знаем, он опоздал.
- Так Зимбеи не умер? – спросила Кира.
- Я бы выразился иначе, - ответил эльф, наконец, удостоив ее взглядом. – Он перестал существовать как человек и дал начало чему-то новому, более совершенному. Но вы, рискну предположить, уже видели его в деле. Правда, он великолепен в этих угольных доспехах? О, а как он ловко управляется с секирой…
Кире потребовалось, по меньшей мере, минуты две, чтобы понять, о чем толкует регент. До Элены же смысл его слов дошел почти сразу, как только он заговорил про секиру. И вот тогда ее лицо, не выражавшее доселе никаких эмоций, будто преобразилось: рот ее приоткрылся, кожа побледнела, а в глазах читался неподдельный ужас. Чародейка поверить не могла в то, что недавнюю резню на поле боя устроил считавшийся погибшим негр, которого она запомнила совсем безобидным простачком.
- Вы можете не беспокоиться насчет Гвиатэль, - добавил эльф, снова уставившись на Элену. – Она стала первой жертвой Зимбеи после его преображения.
- Хотите, чтобы мы поверили, - фыркнула чародейка, - будто вы убили свою лучшую разведчицу?
- Она доказала, что она не лучшая, - усмехнулся Таленэль. – Но мы несколько отошли от темы. Как я уже сказал, вам представится шанс отомстить Дункану и всем его приближенным. Вам лишь стоит дождаться нужного дня.
- И что же это за день? – спросила Кира.
- Понедельник. Начало новой недели станет также и началом новой эпохи для всей Империи. – Затем он на мгновение задумался и, улыбаясь своим мыслям, вполголоса добавил: - Или ее концом.
- То есть, - уточнила Кира, - меньше, чем через неделю, мы сможем беспрепятственно войти в императорский дворец с нашим грузом и взорвать его?
- Разумеется, нет. В этот день будет моя пышная коронация, во дворец не пустят никого, кроме чародеев из Университета, знати и моих братьев-королей. Но вы можете попасть под дворец. Правда, придется быть весьма осторожными, чтобы вас не смыл водопад. Но, если все пройдет успешно, все будут в выигрыше.
- Король Дункан отступил на юг, - заявила Элена. – С какой стати ему быть через неделю в Рокиме?
- С такой, - улыбнулся Таленэль. – Он уже знает, что для него все кончено и единственный шанс остаться в живых – покаяться и признать меня императором. Его союзники, побывавшие при Йенском сражении или узнавшие о нем, скоро отправятся по домам, поскольку здесь им делать больше нечего, а в одиночку справиться со мной ему не удастся. Поэтому через несколько дней он будет здесь, не сомневайтесь.
Чародейка молчала, обдумывая его слова. Кира же, не веря, что все может быть так легко и просто, всеми силами старалась отыскать подвох, и, когда спутница ее уже хотела что-то ответить, она вдруг спросила:
- Вы сказали, что все будут в выигрыше, но какая выгода вам? Мы взорвем императорский дворец, помешаем вашей коронации.
- Нет, моей коронации вы не помешаете – я уже буду коронован к тому моменту, когда вы пустите искру. Взрыв должен произойти не раньше, чем начнется пир, когда все будут в сборе.
Он встал из-за стола, жестом остановив прислугу, которая тут же поспешила убрать за ним посуду, и остановился у окошка спиной к гостьям, глядя на лучников дозорной башни.
– Когда я стану императором, войска наших соседей покинут земли Донарии, признав поражение. Начнется выплата репараций. Тогда единственное, чего будет ждать от меня дворянское собрание, - это восстановление порядка, которого в этой стране не было с самой смерти моего отца Бальтазара.
- Но вам вовсе не порядок нужен? – догадалась Кира.
- Когда случится взрыв, - менторским тоном отвечал Таленэль, не оборачиваясь к ним, - ни у кого даже мысли не возникнет, что сам император мог устроить его в своем же дворце. Подозрения падут на тех, кто мог быть против моей коронации и кого, при этом, в зале не было. Несчастный Дункан, едва согласившийся на воссоединение семьи, погибнет.
Элена, старавшаяся выглядеть безмятежно, слегка ухмыльнулась.
- Он обещал своим союзникам горы трофеев и новые земли, а в итоге они лишь потеряли своих солдат и вернулись домой ни с чем. Разве этого мало для покушения на его жизнь?
- Этот взрыв и смерть вашего брата послужат поводом для продолжения войны, - догадалась Кира. – Вы вторгнитесь в соседние земли и без труда захватите их. При этом, знать только поддержит вас.
- Теперь вы понимаете, - он отвернулся от окна, чтобы посмотреть в глаза Элене, - почему мы все окажемся в выигрыше?
***
В Рокиме уже второй день все в дикой спешке готовилось к церемонии. Горожан обязали целую неделю надевать только лучшую из имеющейся одежды, содержать дома и дворы в чистоте и порядке. При этом каждый житель, проживавший в северной столице, должен был отработать в общей сложности не менее десяти часов, помогая украсить город, или заплатить немалые откупные. Всюду из окон вывешивались разноцветные ковры, пестрели гирлянды. В дворцовом районе проходили репетиции парада.
Герольды тем временем облагораживали и без того бесподобный вид самого дворца, командуя изнуренной от целого дня беготни прислугой, и планируя коронацию вплоть до мельчайших подробностей. Составлялись списки приглашенных гостей и порядок их рассадки за праздничным столом. Кроме того, кому-то пришла в голову идея за несколько дней отлить подарочную статую из бронзы, чтобы преподнести ее императору, и теперь все носились в поисках мастера, способного в столь сжатые сроки сотворить чудо.
Вся эта суета сводила город с ума. Регент не любил смотреть на то, как живут люди за стенами его дворца, как не любил и самих людей. Сейчас же, когда там воцарился такой хаос, ему и вовсе противно стало думать о горожанах, словно черви, копошащихся в грязи. Поэтому и путешествовал в последнее время он исключительно телепортами, предпочитая не появляться на публике.
Но сейчас Таленэль, скрывая внешне все раздражение, думал отнюдь не о бесполезных смертных. С громким хлопком очутившись у себя в кабинете, он сходу упал в кресло, начав нервно перебирать пальцами по подлокотникам. Тут же – не прошло и полминуты – в шаге от него возник Кристиан Умбра, ничуть не удивив эльфа своим появлением.
По полу поплыла холодная дымка, источником которой служило то место, где только что появился лидер Круга Теней, а еще чуть раньше – сам Таленэль.
- Знаешь, - недружелюбно бросил эльф, - я делюсь с тобой секретами, чтобы ты сам не совал в них нос.
- И я благодарен тебе, - кивнул Кристиан. – Твои секреты весьма ценны для меня – чего только стоит возможность телепортироваться через электрум в этот дворец.
- И тем не менее, - он испепеляюще взглянул на незваного гостя, - ты осмеливаешься за мной следить.
Кристиан встал чуть левее, чтобы не видеть голову Гвиатэль в банке, что стояла в шкафу среди разнообразных сосудов.
- Ты знаешь, почему я за тобой следил, - заметил он. – Тебе известно, что Аквотус Фрост вчера ночью был убит. Прямо у себя в башне. И кто-то собрал с его тела всю Энергию.
- Думаешь, это был я? – усмехнулся Серебряное Диво.
- Нет, - отрицательно покачал головой тот. – Я знаю это. Только чародей мог выкачать из него Энергию. И только ты мог телепортироваться в его покои.
Эльф сохранял насмешливое выражение лица.
- Не убедил, - пропел он.
- Ты, как и я, знаешь, что Аквотус встречался вчера с Дунканом, чтобы выдать ему твои секреты. – Таленэль никак не реагировал. – Не знай я тебя – предположил бы, что ты оплошал, раз кто-то выведал твои планы. Но я тебя знаю, Таленэль. Пусть совсем немного, но этих знаний достаточно, чтобы понять: ты сам скормил Аквотусу всю информацию, чтобы тот заманил Дункана во дворец. И в подтверждение этому сегодня ты заключил сделку с его же диверсантами.
Таленеэль скрестил руки на груди.
- Если все так, как ты говоришь, - молвил он, - зачем же тогда мне было убивать Фроста?
- Это показательная казнь. Ты запугиваешь остальных архимагистров своей вездесущностью, неуловимостью.
- Мне удалось запугать тебя? – игриво хлопая, глазами спросил Таленэль. Кристиан не ответил, лишь отвел взгляд. Тогда эльф резко посерьезнел: – А теперь, если ты закончил меня отчитывать и играть в детектива, я хочу предупредить: еще раз попробуешь проследить за мной или помешать моим планам – я избавлюсь и от тебя тоже.
Умбра продолжал молчать и старательно изучать взглядом интерьер, сжав губы и униженно кивнув в знак того, что он понял предупреждение и не намерен перечить беловолосому чародею. Так его взгляд блуждал от картины к картине, пока не наткнулся на карту, развернутую на столе, один край которой был прижат каменной чашей для ритуалов, а другой – серебряным подсвечником.
- Это… - прошептал Кристиан, пораженный увиденным. – Это то, о чем я думаю?
Таленэль, придвинув к себе зеркало и начав расчесывать длинные пряди, на мгновение отвлекся, чтобы взглянуть, что так удивило собеседника, и тут же продолжил свое занятие, посчитав его куда более интересным.
Кристиан подошел к столу, дабы убедиться, что ему не показалось. На карте, изображавшей Анаман в границах столетней давности, виднелись яркие красные пометки: столицы королевств – в том числе и тех, что уже вышли из состава империи, - были обозначены жирными точками: Роким, Донар, Марон, Алия, Вал-Ах, Кромон, Моррес и Брена. Не ускользнуло от внимания чародея и то, что регент выделил даже Бал Ардан, который перестал считаться столицей Донарии довольно давно. Затем все эти точки эльф соединил прямыми линиями, в результате чего образовалась почти правильная фигура.
- Корона, - сказал Кристиан, усмехнувшись гениальности Серебряного Дива. – Не существовало никакого артефакта, за которым нужно было охотиться по всему свету. Легендарная Драконья корона – это вовсе не вещь. Имелась в виду вся империя, которую когда-то построил Бальтазар I, и которую северяне так успешно разрушили после него.
- Забавно, правда? – с нотками сарказма отозвался Таленэль, сосредоточенный на том, чтобы заплести идеально ровную косичку.
- «На престол взойдет тот, кто добудет Драконью корону», - процитировал Кристиан строку из договора Багумира и Дункана. – Пока твои братья были заняты поисками несуществующей вещи, ты готовился к тому, чтобы самому добыть Корону. То есть объединить земли, вернуть былые владения Анамана.
Таленэль на этот раз не отозвался, но Кристиан этого и не ждал, продолжив рассуждать вслух:
- С самого начала ты вел все к тому, чтобы тебя наделили высшими полномочиями, правом вести войну от имени всей империи. Теперь, когда у тебя это право появится, ты захватишь Арамор, Бреонию, Валодию и Валахию – добудешь Корону. И тогда уже никто не посмеет оспорить твое право на трон
Кристиан осекся, сощурился, словно что-то заподозрив, повернулся к беловолосому и спросил:
- Твой отец умер не от оспы? – Таленэль замер, услышав вопрос, но спустя пару секунд тут же продолжил прихорашиваться, как ни в чем не бывало. – Рядом с ним всегда был придворный маг Дювор, обучавший тебя, когда ты только-только вошел в эту семью. И тут государь умирает, якобы от болезни, которую волшебники лечат за несколько дней. А сам Дювор пропал.
- Ты хочешь что-то сказать, Кристиан? – устало спросил Таленэль. – Так говори прямо.
- Дювор не сбежал, верно? Ты убрал его, чтобы он не помог императору. Своего отца ты довел до такого состояния, в котором он, сам не понимая, что творит, написал роковое завещание. Ты нуждался в хаосе. Тебе нужна была эта гражданская война.
- Если бы тебе не было девяти сотен лет, - улыбнулся беловолосый, - я бы предложил тебе работу в моей разведке. Но сомневаюсь, что ты не побрезгуешь подчиняться приказам малолеток.
- Зачем тебе все это? – не обращая внимания на издевательства, говорил Кристиан. – Зачем тебе место в Совете архимагистров, титул императора, непобедимый воин, громящий вражеские армии? Ты просто хочешь владеть всем? Как ребенок, которому хочется самых дорогих игрушек? Или, как все тот же ребенок, ты жаждешь быть в центре внимания?
Эльф перестал заниматься прической, медленно и неохотно встал с кресла и направился на балкончик, с которого открывался отличный вид на горы Рокии и знаменитый императорский водопад. Кристиан, не дожидаясь приглашения, последовал за ним. Как только он закрыл за собой дверь, чародей ощутил легкую вибрацию, пробежавшую по стене и окнам: Таленэль сотворил звуконепроницаемый Энергетический барьер.
- Неужели ты не видишь, - немного растягивая слова, заговорил он, - как я устал от всего этого?
Регент облокотился о позолоченные перила и стал наблюдать за падающей водой. Кристиан встал рядом, но глаз с собеседника не сводил.
- Вся эта история мне порядком наскучила, - продолжал Таленэль. – Когда все это только начиналось, когда многообещающий Айден Вудкорт сразил Асулема из Фалькомы, я был уверен, что у нас получится нечто грандиозное, чего не было еще ни в одной легенде, ни в одной сказке. Но спустя столько времени я понимаю, что мне это уже не интересно. Я заранее знал, чем все закончится, что случится с тем же Айденом, или, например, к чему приведет заносчивость Дункана. И теперь я понимаю, что с этим пора заканчивать.
- С чем? – нахмурился Кристиан.
- Со всем. Я так долго растягивал все эти события, а теперь хочу положить всему этому конец. И уйти.
- И куда же ты пойдешь?
- Далеко. В другой мир, куда более совершенный, чем этот.
- Ты обещал уничтожить этот мир, а нам, чародейской элите, подарить новый, в котором волшебники будут править, а простые смертные – служить.
Эльф улыбнулся, вспоминая о своем появлении на собрании Совета.
- Так оно и будет, - пропел он в ответ. – Этот мир исчерпал себя, и те, кто был мне верен, смогут отправиться со мной. Туда, где я – Создатель. Туда, где нет смерти, где живут давно забытые темные эльфы.
- Я не буду спрашивать, как ты создал целый мир. Удивляться твоим амбициям у меня уже просто не получается. Спрошу лишь, как ты намерен уничтожить этот мир. Призовешь на службу еще тысячу демонов, нарушишь баланс и устроишь Апокалипсис?
Регент рассмеялся.
- Нет, друг мой. Я позволю этому миру самому уничтожить себя. Через несколько дней люди увидят, на что способно новое оружие, в котором нет ни капли магии. А когда мир услышит о том, как северная империя начала стремительно разрастаться и стала представлять угрозу для остальных; когда каким-то таинственным способом образцы пороха попадут в руки потенциальным врагам Анамана; когда войны по всему свету станут поистине разрушительными – вот тогда человечество уничтожит само себя.
- Но ты к тому времени будешь уже далеко отсюда? – догадался Кристиан.
- Я буду далеко отсюда уже очень скоро. Ты даже представить себе не можешь, насколько скоро.
- И что, ты не планируешь напоследок чего-нибудь учудить? – усмехнулся Умбра, задрав брови. – Настолько устал от всей этой игры, что даже не устроишь нам прощальный сюрприз?
- Ну разумеется, у меня есть идеи, как сделать конец этой истории неожиданным. На то я и Таленэль, Серебряное Диво.
- Да, у тебя всегда в голове есть дьявольский план на всякий случай. Может, посвятишь и меня в него?
- Если посвящу, он будет уже не таким дьявольским, - коварно ухмыльнулся беловолосый и убрал Энергетический заслон. – Но не переживай, ты скоро сам все увидишь.
И эльф, оставив после себя лишь холодное белое облачко, покинул императорский балкон, моментально растворился в воздухе, оставив Кристиана ломать голову в попытках предугадать следующий ход Серебряного Дива.




появилась куча мощных идей насчет новой

Блин, Nerest, почему ты не написал рассказ для конкурса? Вот уж кому стоило в Антологию попасть.

Все, кто читал мое творчество, знают, как редко я что-либо пишу) Да и качество у меня в последнее время стало очень хромать, что и стало одной из главных причин, по которым я хочу поскорее закончить историю с Таленэлем) Так что нечего мне в конкурсах пока что участвовать :D

появилась куча мощных идей насчет новой

Блин, Nerest, почему ты не написал рассказ для конкурса? Вот уж кому стоило в Антологию попасть.

О, чуть не пропустила! Прости, друг, что не отписываюсь, работаю днями. Спасибо за продолжение!

спасибо большое за отзывы) приятно осознавать, что пишу не только для себя) хотя, уже заканчиваю эту историю, ибо появилась куча мощных идей насчет новой)

О, чуть не пропустила! Прости, друг, что не отписываюсь, работаю днями. Спасибо за продолжение!


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет