Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Набросок рассказа ч.2

Написано Nerest, 26 Июнь 2017 · 56 просмотры

рассказ творчество
Не сводя с него глаз, браконьер подбросил монету. Логан тоже не отводил взгляда, незаметно дрожа от напряжения, и держал палец на спусковом крючке. Майлз же панически поглядывал то на одного, то на другого, опасаясь, что ситуация вот-вот выйдет из-под контроля. Когда настало время оглашать результат первого броска, воришка чуть не заскулил от страха, а его покровитель непроизвольно задержал дыхание.
Первым выпал «лев». Логан облегченно выдохнул, хоть и знал, что это еще далеко не конец. Оппонент, казалось, вообще никак не отреагировал, что очень беспокоило его. Не желая растягивать паузу, Ральф опять бросил монету. Но и в этот раз его надеждам не суждено было сбыться. Снова «Лев».
Логан застыл, ожидая самого худшего. Он знал, что браконьер не любил проигрывать. Знал, что ему очень хотелось заполучить это ружье. Майлз не решался вмешиваться, чтобы не спровоцировать его. Но вопреки всем ожиданиям Ральф и слова не произнес. Он просто встал, забрав с собой свою долю, и ушел вглубь леса, оставив двух товарищей еще с минуту сидеть в полном молчании и оцепенении.
Когда треск и шорох от шагов браконьера совсем затихли, первым неуверенно заговорил Майлз:
- Теперь все?
Логан задумчиво покивал. Он обвел взглядом местность вокруг, посмотрел на светлеющее небо. Только тогда он заметил, что стрельба прекратилась, голоса замолкли и все погрузилось в тишину. Не было сомнений, что вскоре сражение возобновится: обеим сторонам лишь требовалось перевести дух, восстановить силы. Потому и задерживаться в том месте беглецам не стоило, если только они не хотели угодить в плен или поймать шальную пулю.
- Странно, что он так просто уступил, - заметил старичок. – Я думал, он набросится на тебя.
- Он знал, что ты меня прикроешь, - улыбнулся Логан, приободрив его. – Дальше я пойду один.
- У тебя есть какой-то план?
- Посмотрю, удастся ли мне под видом офицера добраться до столицы и сесть на корабль. Если получится уплыть отсюда, хочу найти эту девушку.
Он показал ему портрет в медальоне. Глаза старика так и не разглядели ничего впотьмах, но Майлз притворился, что все увидел.
- Думаю, в письме указано, как ее зовут и кто этот лейтенант. Найти бы только того, кто сможет его прочитать.
Майлз обеспокоенно смотрел на его мундир.
- Если тебя поймают в этой форме…
- Знаю, повесят, - отмахнулся Логан. – Сниму ее – лучше не станет. В каторжной одежке до столицы я не доберусь. Не говоря уже о том, чтобы сесть на корабль.
Старик ничего не ответил, не зная, что возразить.
- Куда пойдешь ты? – спросил Логан, потянувшись за своей долей.
Еще долго он не мог понять, что именно спасло его в тот момент: то ли то, что он по счастливой случайности вовремя отклонился назад, подобрав солдатский паек, то ли то, что у стрелявшего был только пистолет. Когда вдруг раздался резкий хлопок и что-то сильно ужалило в бровь, сработал старый армейский инстинкт, заставлявший на выстрел отвечать еще одним выстрелом. Логан не помнил, как в одно мгновение встал на одно колено, прижав приклад к плечу, и, казалось бы, даже не прицеливаясь, как будто и так зная, куда стрелять, спустил курок.
Врага он увидел, только когда дым рассеялся. Вернее, увидел, как тот, прижав к ключице руку с пистолетом, неуклюже встал из укрытия, развернулся и, шатаясь, скрылся в зарослях. Это был Ральф.
Логан схватился за бровь. От боли слезящиеся глаза непроизвольно зажмурились. Немало усилий понадобилось, чтобы их открыть. Горячая кровь обильно заливала лицо алыми струйками. Ему очень повезло, что браконьер целился с такого расстояния, да еще и из пистолета. Он повернулся к Майлзу, чтобы попросить у него помощи, но, как оказалось, старику повезло куда меньше. Пуля, задевшая Логана, застряла у него прямо в шее. И теперь низенький воришка в агонии расставался с жизнью.
На какое-то время Логан позабыл о боли. Пока он пытался помочь товарищу, она его не беспокоила. Вот только все попытки его были бессмысленны. Он знал, что старик вот-вот задохнется, захлебнется собственной кровью. Такие ранения ему доводилось видеть на войне, и всегда они приводили к неминуемой гибели. К ужасной мучительной смерти. И единственное, что оставалось, оказавшись поблизости, - это смотреть в выпученные глаза умирающего, пока тот отчаянно цеплялся за жизнь, или милосердно избавить его от страданий, если хватало смелости.
Майлз скончался быстрее, чем Логан успел что-либо предпринять. Окровавленная рука, из последних сил сжимавшая его ладонь, обмякла. Тело перестало содрогаться, а страх так и застыл во взгляде. О’Брайан опустил голову, закрыл ему глаза.
Он знал, что времени выкопать могилу и, как положено, похоронить товарища, у него нет: перестрелку наверняка слышали – а значит, очень скоро туда могли явиться солдаты. Ему не хотелось его так оставлять. И еще долгое время он терзал себя мыслями, что именно по его вине Ральф дожил до того момента, и, следовательно, он виновен в гибели Майлза. Ведь именно Логан так много раз мог пристрелить мерзавца, но вместо этого позволил ему просто уйти. И именно он неосмотрительно оставил рядом с покойным лейтенантом пистолет, из которого и был убит старик.
Все, что оставалось теперь Логану, - идти дальше и надеяться, что великан Ральф истек кровью где-нибудь в овраге. Если же он выжил, то обязательно постарается найти его, и в следующий раз браконьер уже вряд ли промахнется.
Небо продолжало светлеть. Это было самое холодное время: за час до рассвета, когда ночью все тепло улетучилось. Логан, как в бреду, шел через лес параллельно реке, держа окровавленную тряпку у лба, и намеревался поскорее добраться до ближайшего моста, чтобы перейти на другую сторону. Плыть он уже не осмеливался, ибо знал, что с таким головокружением шансов не утонуть у него мало. Не говоря уже о том, как он задубел, не раз пожалев, что оставил шинель лейтенанту.
Не прошло и десяти минут, как с того берега послышались ружейные залпы и крики командиров. Столкновение произошло настолько близко, что Логан уже мог разобрать отдельные слова, выкрикиваемые солдатами, и даже увидеть очертания людей, присмотревшись внимательнее. Все это говорило о том, что ему следовало убираться оттуда так быстро, как только можно. И он изменил направление, отклонившись чуть к западу.
Но в следующий момент и на его берегу враг возобновил активное наступление: теперь уже стреляла не одна пушка, а четыре. Логан отчетливо слышал, как ревели тяжелые ядра и с грохотом врезались в землю. И меньше всего он хотел оказаться на линии огня артиллерии. Но и назад повернуть он не мог: там его, несомненно, встретила бы вражеская армия, попасться на глаза которой в красном мундире с ружьем за спиной было бы просто самоубийством.
Он продолжал идти вперед, ускоряя шаг, как только позволяли силы. Логан боялся, что если споткнется и упадет, то уже не встанет. Кровь постепенно останавливалась, засыхая на лице темной коркой, из-за чего приходилось бежать с закрытым глазом. Ноги не просто казались ватными – он не понимал, как они до сих пор его слушались. Со всех сторон гремели мушкеты. Временами то тут, то там ему мерещился силуэт Ральфа, озлобленного и свирепого, словно раненный зверь. Черпая силы из одного только желания выжить, Логан двигался дальше. До тех пор, пока не угодил в засаду.
- Стой! – послышался чей-то голос за спиной. – Назовись!
Логан замер, опасаясь худшего. В первую секунду ему почудилось, что голос принадлежал браконьеру, все же застигшему его врасплох. Но затем со всех сторон послышались многократные щелчки взводимых курков. Он не мог сосчитать, сколько их было, но предположил, что не меньше десятка мушкетов нацелились на него. Оторвав окровавленную тряпку ото лба, он медленно поднял руки и обернулся. Теплая кровь снова заструилась по лицу.
- Лейтенант Уэлдон, это вы? – спросил все тот же голос, но уже не в таком приказном тоне.
Логан не знал, что ему ответить. Он лишь немного покачнулся вперед, снова ощутив головокружение, и солдат, который к нему обращался, очевидно, воспринял это как кивок.
- Боже правый… Опустите ружья! – скомандовал тот не в силах скрыть ужаса, что вызвал у него вид Логана. – Адамс, принеси бинты и воду. Живее!
Логан не понимал, что происходит, однако страх, что его все равно расстреляют, не давал ему делать резких движений. И он послушно присел под дерево, как того просил обеспокоенный сержант, приняв Логана за кого-то другого. Остальные бойцы покинули укрытия и столпились рядом. На их лицах также читалась тревога, которой он не понимал. Все как один глядели на него так, словно чего-то ждали. Словно его появление было значимым для них.
- Мистер Уэлдон, сэр, - говорил сержант, выхватив из рук солдата флягу и бинт. – Вы узнаете меня?
Логан не решился издать ни звука. Сердце его бешено колотилось.
- Здорово его контузило, - буркнул кто-то из любопытных рядовых.
- Молчать! – резко велел сержант, не оборачиваясь.
Затем выражение его лица снова смягчилось, и он обратился к Логану:
- Я сержант Стинг. Вы узнаете меня, мистер Уэлдон? Потерпите, я промою вашу рану и наложу повязку.
И он, смочив кусок ткани водой, потянулся к его лицу.
Тогда до Логана, наконец, дошло. Кровь залила половину его лица, отчего в темноте солдаты и приняли его за другого. Вероятнее всего, мистером Уэлдоном звали того самого покойного лейтенанта, чью форму он надел. Это многое объясняло, поскольку они с Логаном были примерно одного роста. Поэтому бойцы и не расстреляли его, решив, что встретили раненого командира.
Он понимал, что от разоблачения его отделяет лишь тонкая кровавая корка, закрывавшая его лицо. Стоило ее смыть – сержант тут же поднял бы тревогу, а Логана расстреляли бы как шпиона. Осознание всего этого не на шутку отрезвляло и вынуждало принимать решения быстро, но при этом вести себя естественно, чтобы ни у кого не вызвать подозрений.
- Оставить, - он не дал прикоснуться мокрой тряпкой к его лицу.
- Но, сэр, вы истекаете кровью! – запротестовал тот.
- Перевяжите мне голову так. – Голос его до неузнаваемости охрип. – Нет времени на эти процедуры.
Затем он выхватил из рук сержанта Стинга флягу и жадно прильнул к ней, осушив, пожалуй, наполовину. Пока тот накладывал повязку ему на лоб, Логан слушал его доклад, который истинный лейтенант Уэлдон счел бы крайне неутешительным. Сам же он старался вникнуть в происходящее и определить, таким образом, в какую сторону лучше идти, чтобы не наткнуться на другие отряды красных мундиров и не попасть под пули лятуров.
- Все, кто остался от нашего взвода, - вещал Стинг, - перед вами. Пятеро убиты, семеро ранены. Троих из них пришлось оставить там. Пятеро пропали.
- Дезертировали, - поправил его Логан.
- У второго взвода дела еще хуже, - продолжил сержант, не став отрицать очевидное. – Там перебили всех. Командир тоже погиб. Когда мы потеряли вас из виду, то решили, что и вас убили. Мы отступили сюда и ждем, пока гонец вернется с приказами.
Он закончил перевязку. Логан поднялся на ноги и, держась рукой за сосновый ствол, устремил взгляд на юг: там вдалеке, меж деревьев, темноту разрывали пламенные вспышки канонады. Лятуры обстреливали позиции красных мундиров и медленно, но неумолимо продвигались на север. Туда, откуда тоже доносились пушечные выстрелы и где сосредоточились силы сопротивления. Логан угодил в огненные тиски без каких-либо шансов на бегство.
«Совсем еще дети, - думал он, глядя на потрепанных новобранцев и невольно вспоминая себя в первые дни службы. – Оставлю их здесь – убьют».
Он не переставал проклинать себя за свою сердобольность.
- Сержант, - собравшись с мыслями, сказал Логан, - уходим отсюда.
Он не знал, куда их поведет – ему просто хотелось поскорее убраться из этого леса. Туда, где не будет слышно мушкетных залпов, горна и канонады.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет