Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Еще один набросок

Написано Nerest, 26 Июнь 2017 · 144 просмотры

рассказ творчество
Еще один незаконченный рассказ.
===========================================



Ричард сидел на холодной земле и смотрел, как еще одного дружинника поволокли с петлей на шее. Островитяне хохотали и не переставали тянуть, пока дергались его ноги, отплясывая предсмертный танец. Он недолго брыкался и вскоре совсем обмяк. Сняв с него сапоги и серый плащ, его оставили под деревом. Другие пленники тряслись от страха с опущенными головами, боясь, что в следующий раз выбор падет на них.
То была не первая мучительная смерть, которую довелось увидеть Ричарду той ночью. Он уже не чувствовал страха – смирился с тем, что всего этого не избежать. Когда варвары оставили в покое мертвого дружинника, Ричард перевел взгляд на другое тело. Неподалеку, в десяти шагах от него, лежал обезглавленный воин. Островитяне сняли с него дорогие меха и кольчугу, которая встречалась довольно редко в тех краях, а затем пригвоздили его копьем к земле. Голова лежала где-то рядом с ним, но в сумерках Ричард не мог ее разглядеть.
- Не смотрите на него, - тихо сказал старик в коричневой рясе. – Участь вашего брата не самая худшая из тех, что может выпасть нам.
- Что может быть хуже смерти? – сухо ответил тот и почувствовал ком поперек горла.
Очередная попытка освободить руки ни к чему не привела.
- Это язычники, милорд, - поморщился старик. – Кто знает, что у них на уме.
- Я не лорд, Седрик.
Голос Ричарда был почти бесстрастным – таким он хотел его сделать. И все же легкая, но хорошо уловимая дрожь сводила все старания на нет.
- Теперь вы лорд. Хотя, я уже не уверен, что вас это спасет.
Седрик поймал на себе недовольный взгляд бородатого островитянина, что стоял чуть поодаль, и тут же опустил седую голову, чтобы не смотреть ему в глаза. Но тот уже шел к нему, оставив разговоры с другими варварами, и в руках он держал щит с топором.
- Меня же погубила эта ряса и крест, - с опущенной головой вздохнул старик. Ричард удивленно покосился на него. – Они не любят священников.
Когда островитянин приблизился, то показался пленникам настоящим великаном, хоть и был не намного выше остальных варваров. Сидевшие рядом дружинники сжались от страха, не зная, кого на этот раз выберут мучители. Он приподнял голову Седрика лезвием топора, с отвращением посмотрел на его лицо, на деревянный крест на груди, а затем отпустил, что-то вопросительно рыкнув. Тот, не глядя на него, кивнул. Тогда послышался вопрос чуть длиннее. К ним подошли еще несколько островитян. Старик взглянул на Ричарда.
- В чем дело? – спросил тот, ничего не понимая.
- Он спрашивает, кто наш предводитель, - неуверенно сказал Седрик.
Ричард невольно посмотрел на остывающее тело брата, из живота которого торчало копье.
- Очевидно, - пожал он плечами, - что теперь это я.
Великаны поняли и без перевода.
Когда ему накинули на шею петлю, он даже не думал сопротивляться – лишь закрыл глаза в ожидании своей участи. Однако Ричарда ждало большое удивление. Его не стали волочить по земле, как некоторых других дружинников. Вместо этого варвар настойчиво, но не сильно дернул веревку, приказывая встать.
Воин подчинился. Не без труда, со связанными руками, он поднялся на ноги и тут же чуть не упал, когда за веревку резко потянули. Он едва успевал за тем, кто его вел. Следом шумно ковылял Седрик на таком же поводке: Ричард не мог повернуть голову и оглянуться, но знал, что это был именно он. Пленники не понимали, куда шли, но там, где осталась дружина, казни явно не закончились.
Ричарда удивило то, что он увидел в утренних сумерках, когда их вывели на небольшую поляну.
- Они и своих не щадят, - хмуро заметил он.
Действительно, язычники обходились с пленными островитянами ничуть не лучше, чем с чужеземцами из дружины Ричарда. Даже наоборот: кому-то отрезали уши, кому-то вспарывали брюхо, с кого-то заживо сдирали кожу. На деревьях висели босые воины. Кого-то к этим же деревьям привязывали как живую мишень для стрел и копий. То там, то тут лежало брошенное оружие, пустые шлемы, расколотые щиты. Раз или два Седрик чуть не наступил на отрубленную голову.
Пленников привели к тому месту, где предводитель, сидя на камне, распоряжался судьбами побежденных. Он задавал вопросы каждому, кого приволокут его люди, а затем отдавал на растерзание. Нетрудно было догадаться, как сильно они презирали тех, кто помогал чужеземцам. Все это презрение они выражали с беспощадной и весьма изобретательной жестокостью.
Их военачальника на первый взгляд ничто не выделяло среди остальных. Все они казались Ричарду высокими массивными воинами. У многих на лицах виднелись шрамы. У кого-то не хватало одного уха или глаза. Большинство из них носили длинные светлые волосы и бороды, хотя были и те, кто коротко стригся или брился. Одевались они в шкуры, меха и кожаные куртки. Кольчуга, которую сняли с брата Ричарда, считалась редким трофеем у островитян, привыкшим к грубой и дешевой защите.
И все же, если не внешний вид или поведение, то хотя бы отношение окружающих выдавало предводителя. Воины могли поссориться из-за добычи и вести себя как угодно дерзко с пленниками, но к лидеру они обращались с почтением. Никто не кланялся ему и не падал пред ним на колени. Он был словно первый среди равных, другом и старшим братом каждому из них. Люди делали, как он говорил, не потому, что так нужно, а потому, что доверяли ему. Ричард понял это и без слов – стоило лишь увидеть все своими глазами.
Военачальник собрался допросить очередного пленного язычника. Именно в этот момент Ричарда и Седрика подвели достаточно близко, чтобы командир их заметил. Воин, который держал поводок священника, произнес что-то отнюдь не радостное. Сначала он говорил, указывая на Седрика, а затем и Ричарда вытолкнули вперед.
Предводитель нахмурил брови и задумчиво глядел на пленников. Он кивнул своим людям, и те увели язычника, который так и не дождался допроса. Ричард не смотрел, куда потащили вопящего островитянина, но отлично слышал, как где-то там, позади, вершилось возмездие. Лидер встал в полный рост и подошел ближе.
Он был не намного выше Ричарда, на полголовы. Длинные вьющиеся волосы соломенного цвета, небольшая борода и усы. На лице не оказалось ни шрамов, ни ожогов. Плечи покрывал плащ из волчьих шкур, а под ним виднелась кожаная куртка, усиленная металлическими пластинами. Проще говоря, он выглядел не так дико, как зачастую описывали варваров на родине Ричарда.
Трудно было догадаться, о чем он думал, внимательно разглядывая пленного воина. Варвар изучал его со всех сторон, словно искал уязвимые места или же просто сравнивал с собой. На Седрика он, наоборот, не обратил почти никакого внимания – лишь бросил косой взгляд на его рясу и крест на груди. Остальные язычники, что не занимались казнями, тоже заинтересовались Ричардом. Вернее, им стало любопытно, почему их лидер заинтересовался этим чужеземцем.
Военачальник остановился на расстоянии вытянутой руки от Ричарда. Он уже не хмурил брови и не разглядывал пленника с ног до головы. Вероятно, убедился, что перед ним стоял обычный человек, из плоти и крови. Тогда он произнес что-то сложное и неразборчивое, на языке островитян, и по интонации Ричард понял, что ему задали вопрос.
- Он спрашивает, много ли за вас заплатят, милорд, - послышался хриплый голос Седрика.
Воин прыснул и посмотрел на священника так, будто тот сказал глупость.
- Ты прекрасно знаешь, - ответил он измученно, - что за меня некому заплатить. Единственного, кого могли выкупить, они обезглавили. На меня же король не потратит и монеты.
Затем он повернулся лицом к военачальнику и добавил:
- Пусть не теряет времени и прикончит меня. Хоть с братом увижусь.
Предводитель пытался понять по его уставшему взгляду, каков ответ. Затем он уставился на Седрика в ожидании перевода. Старик не сводил глаз со своего лорда, словно надеялся, что он передумает и попросит сказать что-нибудь другое. Что угодно, лишь бы язычники решили, что его не стоит убивать. Но Ричард его даже не замечал и не собирался цепляться за возможность выжить.
- Мой лорд сказал, - заговорил священник на языке островитян, - что король заплатит за него приличный выкуп.
Ричард устало кивал, глядя себе под ноги.
- Вы получите сундук серебра, - продолжал Седрик, стараясь не выдавать волнения и скрыть нервную дрожь, - если мой господин вернется целым и невредимым.
- Большой сундук? – уточнил военачальник, недоверчиво поглядывая то на одного пленника, то на другого.
Ричард услышал вопрос и на мгновение посмотрел на старика, измученно кивнул ему и снова опустил взгляд.
- Достаточно большой, - ответил Седрик.
Военачальник молча смотрел на лорда, словно пытался понять, стоило ли надеяться на обещанный выкуп. Ричард не выглядел богатым человеком. Под шерстяным плащом он не носил кольчуги – лишь подпоясанную куртку, как и большинство островитян. Ни дорогих украшений, ни пышных мехов. Даже за растительностью на лице он ухаживал не так старательно, как это делали варвары. Те заботились о своих бородках. Порой они придавали им красивые формы или заплетали в косички. Другие просто гладко брились. Лицо пленника уже не первый день покрывала безобразная темная щетина.
Предводитель долго сверлил его глазами, не двигаясь и не произнося ни слова. Затем он все же зашевелился. Глубоко и шумно втянул носом прохладный воздух. Седрик видел по его лицу, как нелегко ему было принять решение. Ричард тоже наблюдал за командиром и понимал, что в тот момент решалась его судьба. Нельзя сказать, что он не надеялся на благоприятный исход. Вот только он понимал, что шансов на выживание у него мало, и поэтому давно смирился.
- Мы возьмем его в плен, - сказал военачальник, с трудом открыв рот, чтобы вымолвить это. – Ты доставишь послание вашему королю.
Глаза Седрика засияли от радости. Он благодарно кивнул в ответ. Ричард не мог этого не заметить. С удивлением он уставился на старика, ожидая, пока тот ему все объяснит. Но священник не успел издать и звука.
- Мы ведь не берем пленных, - раздался сильный женский голос.
Ричарду доводилось ранее слышать о воительницах Севера. Но он и представить себе не мог, что эти полумифические создания и впрямь существовали. Издалека ее было не отличить от остальных воинов. Она одевалась и вела себя так же, как и они: безжалостно казнила побежденных врагов и обирала их мертвые тела. Все вокруг относились к ней так, словно не видели ничего необычного в том, что женщина носила мужскую одежду и бралась за оружие. И Ричард, возможно, так и не узнал бы о ней, если бы она не заговорила.
Он не верил своим глазам. Все то время, что воительница разговаривала с лидером, пленник следил за каждым ее движением. Старался разглядеть под толстым плащом ее фигуру. Слушал ее голос, который она нарочно делала грубым, чтобы походить на мужчин. Военачальник терпел ее наглость неспроста – это от Ричарда не могло ускользнуть. Не каждый осмеливался обратиться к нему с такой дерзостью. И пусть Ричард не понимал, о чем они говорили, он все же слышал ее требовательный тон.
Предводитель не повышал на нее голоса. Каждый его ответ звучал спокойно и рассудительно. Очередной ее выпад разбивался о невозмутимость командира, как разбиваются волны о скалы. И в конце концов островитянка сдалась. Она явно не успокоилась, но требовать все же перестала. Когда она развернулась и гневно зашагала прочь, Ричард увидел довольную улыбку на лице военачальника. Тот явно получил удовольствие от битвы характеров.
- Даю тебе три месяца, - вновь обратился он к Седрику.
Улыбка сразу же исчезла. Он говорил без какой-либо злобы, но при этом давал понять, что шутить с ним не стоило. В его тоне чувствовался легкий, но уверенный нажим.
- Когда мы получим выкуп, - продолжил он, - ваш вождь вернется домой.
Седрик покорно слушал, а затем согласно кивнул. Лидер закончил с ним разговаривать и отправился раздавать приказы воинам. Те принялись обезглавливать оставшихся пленников. Быстро и без мучений. Со священника сняли поводок, а затем подвели к нему лошадь. Одну из тех, что островитяне отобрали у чужеземцев. Ричард ждал, что теперь и его освободят. Пока не увидел виноватый взгляд старика.
- Что ты ему сказал? – спросил Ричард.
- Что за вас дадут приличный выкуп. – Даже в предрассветных сумерках было видно, как разозлился лорд. Поэтому Седрик поспешил объясниться: - Может, вы и готовы умереть, но я еще не готов! Уж точно не здесь, чтобы мое тело бросили в лесу.
Ричард молчал, но глаза его метали молнии.
- У вас есть родные, - продолжал старик. – Пока не родился ваш племянник, вы законный лорд. Жена вашего брата не оставит вас в плену и сделает все, чтобы вас выкупить.
- Ты прекрасно знаешь о нашем состоянии, - напомнил тот.
- Я также знаю, что у вас есть младший брат, - парировал Седрик.
- Которого никто не видел с тех пор, как он покинул дом. Глупо надеяться, что он захочет помочь. Даже если ты и найдешь его.
Старик не без труда забрался на лошадь.
- Я дал вам еще три месяца жизни, - сказал он. – Надеяться или нет – решать уже вам.
Чуть погодя, он добавил:
- Я отвезу останки вашего брата домой.
Островитяне закончили собирать вещи. Все трофеи погрузили на лошадей. Военачальник тоже взял себе одну из них. Гнедой жеребец отличался от остальных только цветом. Командир словно выбирал наугад. И только Ричард с Седриком знали, что этот конь совсем недавно принадлежал покойному лорду.
Предводитель подъехал к ним, сказал что-то священнику и взял поводок Ричарда. Воин, что держал его все это время, удалился.
- Удачи вам, милорд, - на прощание сказал Седрик.
- А как я буду их понимать? – вдруг спросил пленник, когда его уже потянули за веревку. – Я не знаю языка!
Военачальник ехал неспешно, чтобы лишний раз не травмировать его. Но иногда ему приходилось ускоряться и сильнее натягивать поводок, когда Ричард пытался остановиться и обернуться назад. В какой-то момент пленник даже чуть не потерял равновесие. Поэтому он быстро оставил свои попытки и подчинился.
- Вы научитесь, - услышал он напоследок.




Интересно было почитать . Ну , НАДО продолжить !

Я так и подумал. Ну, буду ждать.

Ну я на муза не тяну, однако же, почитал бы с большим удовольствием. Вот та телка будет с ним сраться, драться и влюбится, да? И они поженятся, чтобы скрепить шаткий мирок между королем и племенами? А потом все начнут друг друга обманывать, а этим двоим придется решать на чьей они стороне, или вообще бежать на поиски новых земель? И они откроют местную Америку. И такие приедут и всех помирят, и все отправятся завоевывать Америку.

Или вообще случится какой-нибудь слэш и телка захочет отрезать этому типу голову. Или... ну пиши давай уже!

Ничего из тобою перечисленного)

Ну я на муза не тяну, однако же, почитал бы с большим удовольствием. Вот та телка будет с ним сраться, драться и влюбится, да? И они поженятся, чтобы скрепить шаткий мирок между королем и племенами? А потом все начнут друг друга обманывать, а этим двоим придется решать на чьей они стороне, или вообще бежать на поиски новых земель? И они откроют местную Америку. И такие приедут и всех помирят, и все отправятся завоевывать Америку.

Или вообще случится какой-нибудь слэш и телка захочет отрезать этому типу голову. Или... ну пиши давай уже!

Хочу продолжение!

Однажды может быть) Уже полгода не было идей, как достойно связать этот отрывок с намеченным продолжением. Пока пытался это сделать, уже и запал пропал)

Хочу продолжение!


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет