Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





- - - - -

Глава V

Написано Nerest, 26 Декабрь 2013 · 353 просмотры

рассказ

«…Я Смерти вызов бросил, но не страшусь
ее возмездия за дерзость таковую.
Ей не победить меня в бою, увы,

ибо равный не убивает равного…»
Неизвестный автор, 544 год Людской эры.
(неточный перевод)


Глава V
- Как тихо, - прошептала Кира, сидя рядом с Айденом на траве у пруда. – Даже звери молчат.
- Их здесь нет, - равнодушно ответил Айден. – В этой части пустыни никого и ничего нет.
Как уже было сказано, проводника у Мавабанга не было. Язык, замученный болью от раны и изнурительным путешествием по раскаленной пустыне, был мертв. Отправиться дальше никто не решался, ибо это, скорее всего, привело бы к напрасной гибели всего племени. Потому решили разбить лагерь и остаться на какое-то время у оазиса, где под рукой всегда был источник свежей пресной воды, и спокойно обсудить дальнейшие действия. Хотя, когда слово дали Кире, про спокойствие сразу все позабыли.
Однако солнце постепенно скрылось за горизонтом, последний раз окрасив своими лучами песок в багровый цвет. Легкий ветерок последний раз закружил в воздухе пыль и вскоре успокоился. Банги разожгли костер, не опасаясь и даже надеясь, что кто-то по счастливой случайности будет проходить мимо и заметит огонь. Кто-то, кто мог знать дорогу к Перекрестку. Вероятность такой случайности, конечно же, всегда мала, когда речь идет о бескрайних пустынных просторах Фалькомы. Но надежда, как говорится, умирает последней. К тому же, пламя отпугивало хищников, охотившихся в ночи.
Вместе с надеждой погасли остатки солнечного света. Теперь лишь пламя костра согревало души и тела собравшихся вокруг него путников. Вождь Танг велел пятерым своим воинам прочесывать местность поблизости – на случай, если все-таки Перекресток окажется неподалеку. Все пятеро вооружились факелами, чтобы не терять друг друга из виду, и отправились бродить по округе. Тем временем Танг, его помощник, Кира и Айден стали совещаться, когда остальные уже храпели на своих подстилках.
Вождь не хотел, чтобы на этот раз его воины снова услышали неуверенность и отчаяние в словах командира. Однажды допустив такую ошибку, он не посмел повторить ее снова. Ибо в такой момент боевой дух племени – важнейшее, что необходимо сохранить. Деморализованный отряд не продержится и двух дней в смертельно опасных условиях, в которых находились путники. Кира же окончательно убедилась в том, что легендарное племя Мавабанга не имело ничего общего с тем, которое попалось ей в попутчики.
- Вождь Танг, - пояснил ей на ухо Айден, - сторонник старых обычаев.
По лицу Киры он догадался, что женщина ничего не поняла.
- У бангов есть обычай умирать достойно, с честью, не убегая от смерти, - сказал он уже в полный голос. – Когда гибель неизбежна, они садятся на землю и взывают к своим предкам. Затем они совершают ритуальное самоубийство. Это не трусость, Кира. Это их традиция.
- И все же, - закатила глаза она, - я ожидала от этого племени большего.
Танг со своим помощником сидели напротив, отделяемые от них костром, и прекрасно их слышали. Однако ни тот, ни другой не стали возмущаться поведением женщины. Они понимали, как выглядело со стороны их ритуальное прощание с миром живых.
- Тем не менее, - сказал Танг уставшим хриплым голосом. – Нам надо решать, как быть дальше.
- Лично я сомневаюсь, что ваши разведчики что-либо заметят ночью. – В голосе Киры слышалась явная насмешка, которую банги старались игнорировать. Айден же толкнул наемницу локтем. – Да что? Разве я не права? Мулат обещал нас привести к Перекрестку за четыре дня. Прошло только три. Хватит мечтать, господа. Мы не найдем это озеро сами.
- То, что найти его будет непросто, - вмешался Айден, - это мы знаем. Однако для начала можно хотя бы попытаться. Торчать здесь мы можем долго, пока не выпьем всю воду в пруду. А затем начнем сходить с ума. Начнется поножовщина. Может, даже без каннибализма не обойдется. Ведь у нас иссякли все запасы еды.
- Доблестные воины Мавабанга никогда!.. - возмутился помощник вождя, но тот его сразу усмирил.
- Быть может, - предположил Айден, - стоит разделиться?
- Опасная затея, - запротестовал Танг. – Велика вероятность того, что кто-то заблудится и не найдет обратную дорогу к оазису.
- А я заметила, доблестные воины только в сказках опасностей не страшатся. Впрочем, в сказках у них хотя бы вождь с яйц…
Ей не дал договорить Айден, сильно дернув за руку. Кира негромко вскрикнула от боли и неожиданности и потерла будущий синяк. Негры презрительно смотрели на женщину, хоть и не решались парировать ее выпад. Минута моральной слабости, проявленной вождем из-за смерти Языка, была теперь поводом для вполне справедливых колкостей со стороны Киры. Даже Зимбеи, не спавший в ту ночь и слышавший разговор, невольно задумался над тем, стоит ли становление одним из бангов тех подвигов, которых ждал от него Танг. Произошедшее днем разочаровало его в какой-то мере.
Айден чувствовал, как нарастает напряжение. Необходимо было утихомирить свою бывшую напарницу. Иначе она могла невольно спровоцировать открытый конфликт своими оскорблениями, в результате чего остатки надежды на достижение всеобщей цели попросту иссякнут. Наклонившись к ее уху, он едва слышно пробубнил:
- Трус он или нет – у него в подчинении свыше десятка воинов. Давай все-таки ты прекратишь занижать свои шансы на выживание и поможешь нам решить эту проблему?
Кира фыркнула, выслушав его слова. Затем она наклонилась к его уху и ответила так же тихо:
- А давай ты перестанешь делать вид, что это действительно легендарное племя Мавабанга? – Айден оцепенел, понимая, что все пошло совсем не так, как планировалось. – Признайся уже, наконец, где ты набрал этих неженок?
Айден оцепеневшим взглядом продолжал смотреть на костер. Языки пламени плясали в отражении его голубых глаз. В этих глазах читалась растерянность, ибо он не знал, что ответить. Ему не приходило в голову, что кто-либо однажды догадается, раскроет его тайну. Такой неожиданный поворот шокировал его. Но пока еще не стало совсем поздно, он прошептал Кире:
- Молчи. Пусть они думают, что ты не знаешь. Иначе они окончательно потеряют веру в успех. И не дай Бог Зимбеи узнает… После гибели родных, Мавабанга – его последняя надежда на светлое будущее.
Кира, едва заметно ухмыльнулась, довольная тем, что сумела разгадать секрет своего бывшего любовника. Однако сразу же сделала серьезный вид и кивнула. С каменным лицом, но насмехающимися глазами она посмотрела на Танга и его помощника.
Теперь ей стало ясно абсолютно все. Она поняла, каким образом отряд наемников, выдающих себя за легендарное племя, сумел просуществовать несколько лет под предводительством какого-то хромого и не уверенного в себе калеки. Кира догадалась, что не «вождь» руководил всеми операциями, а сам Айден, для прикрытия якобы подчиняющийся приказам Танга. Вспомнились ей и стрелы лучников с красным оперением, которое использовалось солдатами в Маэрне – откуда, по всей видимости, и приехали Сафаи, Адэ и Матуна в поисках заработка на просторах Фалькомы. О да, заработать здесь было легко, если найти толкового работодателя.
«Ну, дружок, - подумала Кира, - тебе удалось меня провести. Интересно, как ты убедил этих людей пойти за тобой. У тебя ведь даже денег нет… Мои деньги ты, наверняка, давно уже спустил…»
- Что ж! – Она потерла ладони, собираясь предложить свою идею. – Как насчет…
Кира обернулась назад, почувствовав на себе чей-то взгляд. Но сзади никого не было. Скакуны, привязанные к пальмам неподалеку, нервно захрапели, стали стучать подковами о песок. Не веря, что ей показалось, она встала на ноги, осмотрелась вокруг. Луна светила недостаточно ярко, чтобы позволить человеческому глазу разглядеть что-либо во тьме. К тому же, глаза женщины не успели еще адаптироваться к темноте, поскольку все это время она сидела, уставившись на яркий огонь. Никого не замечая, она хотела уже сесть обратно.
Но тут она заметила, как Айден потянулся к ее стилету, лежащему рядом на песке. Сомнений не оставалось – он тоже что-то заметил. Негры сидели в недоумении, поглядывая на белокожих собеседников и не понимая причины столь странного поведения. Айден, не шевеля головой, незаметно пододвинул стилет к себе, прикрывая его рукой, словно готовясь нанести внезапный удар по кому-то. Но этот «кто-то» решил более не прятаться в ночи и выйти на свет, демонстрируя свои безобидные намерения.
Медленным робким шагом лавируя между спящими вблизи друг от друга неграми, к ним приближалась фигура с поднятыми вверх руками, словно демонстрируя свою безоружность. Выйдя на свет от костра, пришелец напугал своим неожиданным появлением вождя с помощником, из-за спин которых он и возник. Те отпрянули в сторону, намереваясь дотянуться до лежащих поблизости стальных палашей и поднять тревогу в лагере. Но чужак, словно протестуя, замахал руками с умоляющим выражением лица, прося этого не делать.
Пришельцем был мужчина на вид лет двадцати пяти, слегка худоват. При нем совсем не оказалось оружия, что слегка озадачило присутствующих – гулять по пустыне, особенно ночью безоружным отважиться мог только безумец или тот, кого поблизости ждут вооруженные до зубов друзья. Потому Айден прикрывал рукой стилет и, не шевеля головой, глазами осматривал местность вокруг в поиске затаившихся во тьме врагов.
- Я не причиню вам вреда! – тихо, чтобы не разбудить всех, взмолился чужак, чей вид был крайне безобиден. – Прошу, добрые путники, уберите оружие! Не убивайте!..
- Как ты прошел мимо патрульных? – спросил недоверчиво Танг. – Они мертвы?
- Нет, что вы! Они меня просто не заметили, и я их не трогал.
- Что тебе нужно?
- Я всего лишь шел мимо и увидел ваш костер… Ночью здесь ужасно холодно, милостивые государи! Позвольте мне остаться с вами! – Он сложил молитвенно руки, обращаясь к Тангу. – Я безоружен, мне бы просто отогреться!..
Кира, Айден, вождь и его помощник обвели незнакомца оценивающим взглядом с ног до головы. Его внешний вид заинтересовал всех, поскольку не соответствовал ни по одному параметру внешности пустынных жителей. Даже приезжие чужеземцы не стали бы одеваться в такой наряд: темно-синие штаны и дублет, которые при тусклом освещении казались черными. Обувью ему здесь служили черные кожаные сапоги. Естественно, его одежда не могла похвастаться чистотой, поскольку уже после одного дня в пустыне пыль и песок придали бы ей не самый опрятный вид. Судя по состоянию его штанов и дублета, он провел здесь дня два-три, поскольку они еще не успели порваться и стать похожими на тряпку, как, например, одежда Айдена и бангов. На широком ременном поясе висели два кожаных мешочка, очевидно, набитых золотыми монетами.
Грязные длинные темно-каштановые волосы, собранные в рассыпающийся неопрятный хвост, говорили о том, что головной убор он не носил, подвергая свою голову опасно жарким лучам солнца и пыльным ветрам. Кожа его отличалась от, например, кожи Айдена своей бледностью. Хотя, если сравнивать именно с загорелым Айденом, то много кто покажется бледным. Однако этот чужак походил скорее на того, кто всю свою жизнь провел на севере, где загорать доводилось лишь несколько недель в году. Губы, слегка пухлые и чуть длинные, выделялись на белом лице своим алым цветом. Щеки были впалыми, что очень даже неплохо смотрелось. Не портил первое впечатление также и правильной формы нос, гармонично вписывающийся в этот портрет.
Ростом же пришелец вышел чуть-чуть более высоким, чем шестифутовый Айден, и на голову выше светловолосой Киры. Стоит отметить также и его голос, довольно приятный в отличие от хриплых и грубых голосов пустынных жителей. Когда он говорил, слушатели внимали его словам, наслаждаясь этой мелодией. Судя по говору, искрящимся глазам и гордой осанке, мужчина являлся либо бардом, либо аристократом. Вот только кто из них мог столь глупо подойти к выбору наряда для путешествия по Фалькоме?
- Ты один? – спросил осторожно Айден, прислуживаясь одновременно ко всему, что происходит вокруг. Но слышны были лишь храп воинов и потрескивание костра. Скакуны, по всей видимости, уже успокоились.
- Да, господин! – дрожащим, но приятным голосом ответил чужак, быстро кивнув. – Я отстал от своих попутчиков этим утром и заблудился. Прошу, позвольте мне переждать эту ночь с вами – утром я вас оставлю! Мне бы только отогреться чуток, да в пасть какого хищника не угодить…
Его ядовито-зеленые глаза умоляюще смотрели на Айдена. Понимая, что отказать безобидному несчастному путнику будет бесчеловечно, он кивнул ему и жестом руки предложил присесть напротив, между Кирой и Тангом. Обрадованный незнакомец вполголоса радостно поблагодарил всех за столь редкое великодушие и устроился у костра, согревая ладони. Айден не сводил с него глаз, по-прежнему прикрывая рукой стилет. Кира, когда чужак только-только показался за спиной вождя, успела зарядить дротиком скрытый в рукаве механизм и теперь готовилась в любой момент упредить внезапное нападение выстрелом.
Зимбеи, лежащий в двух шагах от костра, позади Айдена, продолжал притворяться, что спит. Он слышал, как появился незваный гость. Слышал и весь их разговор. Повернулся он лицом к огню, а потому чуть приоткрытым глазом видел лежащий на песке клинок, вскоре скрытый под ладонью его друга. Негр чувствовал, как сердце его бешено бьется в ожидании нападения. Лежа на правой руке, левую он держал на рукояти своей сабли, готовясь вовремя ее выхватить.
- Прошу простить мне мою невежливость, - извинился вдруг пришелец, прервав неловкое молчание и заставив всех вздрогнуть от неожиданности. – Я ведь даже не представился. Коул, сын Дамиана.
- Я Айден, - представился тот. – А это вождь племени Мавабанга – Танг. И его помощник Мавэ.
Коул учтиво кивнул в ответ.
- Кира, - назвалась наемница, понимая, что про нее забыли, и мило улыбнулась Коулу. – Рада познакомиться.
- И я безумно рад, миледи! – Он галантно взял ее руку и нежно поцеловал.
Кира, поначалу настороженная его движением в ее сторону, была шокирована внезапным жестом воспитанного мужчины и даже вздрогнула. Ее попросту застали врасплох. Она покраснела и от смущения чуть не задела пальцем спрятанную в рукаве петельку пускового механизма, едва не прикончив таким образом вежливого гостя. Айден же внимательно проследил за тем, как на мгновение сощурились глаза пришельца, когда его губы прикоснулись к руке девушки.
- Куда держишь путь, Коул? – спросил он, зная, что такие вопросы не принято задавать незнакомцам, встреченным ночью в Фалькоме. Однако больше он не знал, о чем спросить, чтобы избежать неловкого молчания. – Ты уж извини, что мы не предложим тебе ни еды, ни выпить – все запасы кончились.
- Вообще, я намеревался посетить одно собрание… - Коул прищурено следил за реакцией на лице Айдена, слегка улыбаясь. – У высохшего озера.
Вождь с помощником, вполголоса переговаривающиеся между собой на своем родном языке, услышали последнюю фразу пришельца и замолкли, устремив свои взгляды на него. Кира вздрогнула, глянула на бывшего любовника. Но Айден продолжал сидеть с каменной физиономией, словно не услышал ничего необычного. Зимбеи напрягся, стараясь уловить каждое слово из разговора.
- Однако, - заметил Айден, - в такой одежке, наверное, жарковато бродить по пустыне?
- Немного, - улыбнулся Коул.
- Судя по цвету кожи, ты совсем недавно в Фалькоме?
- Меньше недели. Сам я из Валодии. Прислуга ополчилась на меня, забрала все, что у меня было. И вот, я остался один. Без карты, без воды, без еды. Повезло мне, что я набрел на ваш лагерь…
Кира разочарованно опустила взгляд, понимая, что в таком случае незнакомец не сможет провести их к Перекрестку, и стала водить пальцем по песку, вырисовывая задумчиво волнистые линии вокруг своих ног. Айден обратил внимание на длинные ногти Коула, которые были в моде в то время среди высшего сословия большинства северных государств.
- Сочувствую, - кивнул он, продолжая смотреть ему в глаза. – В чем-то наши несчастья схожи. Наш проводник скончался сегодня днем, оставив нас одних посреди моря дюн.
- Мулаты, - пожал плечами Коул. – Даже для них это место губительно.
Никто – ни сидящая рядом Кира, ни перешептывающиеся Танг и Мавэ, ни притворяющийся спящим Зимбеи – никто не придал значения услышанному. Только Айден замер, прищуренными глазами глядя в смеющиеся глаза чужака. Коул знал то, о чем еще попросту не успел узнать – как бы странно это ни звучало. Ведь Айден ничего не упоминал о расе Языка, а мулаты как полукровки встречались не так уж и часто в Фалькоме. Основную долю населения здесь составляли негры. Вот только этот прокол почему-то казался ему не таким уж и проколом. Словно пришелец специально выдал себя.
«Кто ты такой? – думал Айден, продолжая смотреть в эти смеющиеся глаза. – Что тебе от нас нужно?»
По лицу Коула поплыла улыбка – он знал, что собеседник начинает догадываться. Едва заметно он кивнул, молча подсказывая ему ответ. Но Айден не мог понять. Он вспоминал весь разговор с самого появления чужака, вспоминал все, что тот сказал или сделал. В памяти всплыло то, как галантный джентльмен поцеловал ручку Киры, впервые в жизни заставив ее покраснеть от стыда. Он словно снова услышал, как незнакомец повествует о собрании на высохшем озере. И о том, как намеревается покинуть лагерь к утру. Но все это ни о чем существенном не говорило. Он упускал что-то важное…
- Нам с Кирой довелось как-то побывать в Валодии, - признался Айден, вспоминая свой не самый красивый уход от Киры. – Впрочем, недолго. Ибо у Киры внезапно закончились деньги.
Девушка, услышав эти слова, возмущенно уставилась на своего бывшего любовника, готовая вспыхнуть от ярости. Но Айдену было не до нее, поскольку уловка снова сработала. Коул, словно откуда-то знавший еще и эту историю, на мгновение отвел взгляд в сторону – а затем, когда до него дошел смысл язвительной шутки, внезапно рассмеялся. Культурно, как принято было у аристократов, без дикого конского ржания. Но при этом он все-таки сделал то, на что рассчитывал Айден – оголил на мгновение свои белоснежно-белые зубы, включая два необычно длинных и острых для человека клыка.
Делая вид, будто это произошло случайно, Коул притворно спохватился и прикрыл рот ладонью, как того требовал этикет. Удовлетворенный произведенным на собеседника эффектом, он снова посмотрел ему в глаза, слегка наклонив голову набок и мило улыбаясь. Айден с ужасом осознавал, что сейчас произошло, но не знал, как действовать дальше. Его охватил страх, коего он не испытывал после битвы с василиском целый год.
«Застать его врасплох уже не удастся, - думал он. – Стоит мне едва дернуться, и он убьет ничего не подозревающую Киру… Эх, Кира… Что же он с тобой сделал? Ведь это не ты... Ты бы не сводила с него глаз ни на секунду, как нас учили в Братстве… Прости Танг, прости Мавэ – простите все, друзья мои. Я совершил большую ошибку, когда повел вас за Языком. И вот, он заманил нас в ловушку, приведя прямо к логову вампира. Вероятно, кровопийца питался здесь за счет заблудившихся в пустыне путников, набредших на спасительный оазис… Бедные люди хотя бы успевали вдоволь насладиться свежей прохладной водой, прежде чем умереть…»
Сомнений не оставалось. Перед ним сидел у костра немалой силы вампир. Судя по тому, как легко он прочел мысли Киры через прикосновение и заставил ее вести себя как ребенок, ему было не менее ста лет. Это снижало шансы одолеть его в тот момент практически до нуля. Быстрота его реакций, мощь – все это означало, что никто не выберется оттуда живым, если попытается напасть. Однако сам он не спешил никого убивать, продолжая загадочно улыбаться и глядеть в глаза Айдену.
- Я слышал, - заговорил снова Коул, - на востоке отсюда произошел бунт.
- Неужели? – поддержал разговор Айден, изобразив заинтересованность и неосведомленность.
- Да-да! Самый настоящий бунт. Рабы восстали против хозяев, или же кто-то их освободил – но без крови не обошлось. Был убит некий лидер пиратов, разыскиваемый по всему Северу.
Айден догадался, куда клонит собеседник, ибо тому удалось, судя по всему, увидеть даже эти воспоминания Киры. Непонятным оставалось лишь то, зачем он обо всем этом рассказывал. Зачем же монстру нарочно себя выдавать вместо того, чтобы воспользоваться неосведомленностью жертвы и впиться своими клыками ей в шею? Вампир определенно чего-то добивался. Однако Айдену надоело чувствовать себя беспомощным кроликом, с которым сначала хотят наиграться, прежде чем загрызть.
- Довольно, - громко сказал он, видя, как Коул снова собирается, будто невзначай, указать на моменты, увиденные в воспоминаниях Киры. – Хватит играться с нами. Чего ты хочешь?
Танг и Мавэ замолкли, отвлекшись на его внезапно повысившийся тон. Кира взглянула на него, удивленная столь резкой переменой в разговоре. Зимбеи сжал рукоять своей сабли еще сильнее от неожиданности, едва не вскочив с подстилки, словно услышал в голосе друга сигнал к боевой готовности. Храп спящих воинов прекратился, хоть на это в тот момент никто и не обратил внимания. Лагерь погрузился в абсолютную тишину, нарушаемую лишь треском костра.
Коул сперва вопросительно посмотрел на Айдена, словно удивленный его резким тоном. Однако затем он решил более не притворяться и лишь мелодично засмеялся, снова прикрывая свой рот ладонью. Кира, Танг и Мавэ поочередно глядели то на него, то на Айдена, не понимая, что они пропустили и из-за чего все началось.
- Чего ты хочешь? – повторил с нажимом бывший наемник.
- Хм, - перестал смеяться вампир. – Во-первых: чтобы ты убрал руку с кинжала. Если ты не заметил, я здесь безоружен. Давай же не станем забывать об этикете?
Айден проигнорировал его просьбу, на что тот пожал плечами и сказал:
- Ладно, как тебе угодно. Вы здесь хозяева – я гость. Мои желания для вас не должны быть законом. Однако я пришел сюда с добрыми намерениями.
- Конечно, - прыснул Айден. – Я знаю, кто ты! И еще знаю короля Дамиана Валодийского, сына которого звали Коулом. Вот только жили они лет сто назад!
- Что ты хочешь этим сказать? – непонимающе спросил Танг. – Он самозванец?
- Наш замечательный гость – вампир, - ответила Кира, настороженно глядя на сидящего Коула и понимая, что подвергает себя огромной опасности, находясь рядом с ним.
Также она поняла, что совершила огромную ошибку, проявив беспечность. Зимбеи услышал тревогу в ее голосе и решил, что ждать больше нельзя. Он вскочил с места, со звоном выхватывая саблю из ножен и становясь в двух шагах от чужака. Негр направил свой клинок в его сторону. Вместе с ним вскочили с подстилок разбуженные банги, вооруженные топорами, палашами или саблями. Вампир понял, что его окружили, и покачал головой, не вставая с места.
- Господа, - проговорил он. – Давайте будем вести себя прилично?..
- Назови хоть одну причину, - рыкнул вдруг осмелевший Зимбеи, удивив всех присутствующих своей воинственностью, - по которой я не должен сейчас снести тебе голову!
Айден понял, что теперь точно не осталось никаких шансов атаковать вампира, ибо этот цирк лишь усугубил их положение. Он отпустил, наконец, стилет и схватился обеими руками за голову, упираясь локтями в колени. Затем убрал руку ото лба и схватил рядом стоящего Зимбеи за кисть, вынуждая его опустить оружие. Друг удивленно посмотрел на него, вывернулся и снова направил клинок на Коула.
- Уберите оружие, - попросил устало Айден. – Сделайте, как он сказал.
Негры одарили его удивленными взглядами, не понимая, в чем причина такой просьбы.
- Ваш друг хочет сказать вам, - улыбчиво пояснил Коул, - что только так вы можете сохранить свои жизни. Ибо я начинаю злиться, когда мне в лицо тычут железками. Вы ведь не хотите увидеть злого вампира?
- Друзья мои, - снова обратился к ним Айден. – Опустите клинки. Он пришел сюда не ради крови.
Танг с сомнением во взгляде наблюдал за ним, пытаясь понять ход его мыслей. Однако, так ничего и не поняв, вождь решил просто довериться своему gelobodo – белому другу. Хлопнув два раза в ладоши, он на своем языке велел бангам успокоиться и спрятать оружие. Мол, опасности нет, поскольку вампир явился в лагерь для «мирных переговоров». Его слова подтвердил сам Коул, когда негры недовольно, но покорно уселись на свои подстилки и стали слушать чужака:
- Я не знаю, кто вы. Точнее говоря, не знал до определенного момента. Да, вы правы – я кровожадный монстр. И будь вы обычными путниками, угодившими в мой капкан, я бы, несомненно, выпил вас досуха. Хотя, кровь чернокожих сильно раздражает нёбо…
Он увидел, как один из злобных негров снова хочет встать с саблей наготове.
- А-а! – погрозил ему указательным пальцем с длинным ногтем Коул, предупреждая, что этого делать не стоит. – Так вот. Я не договорил. Вы, как уже было мною сказано, представляете для меня определенный интерес. Из всех единиц, проходящих мимо этого оазиса, ни один не подошел бы для этого дела. Их мысли кишели страхом, отчаянием. Но вы намеренно идете в пасть дьяволу. И мне это нравится. К тому же, я заинтересован в том, чтобы избавиться от колдунишки Асулема. И говоря «избавиться», я имею в виду, чтобы вы отправились туда и избавились от него… Ну, или погибли, став героями новых анекдотов.
- Откуда он знает? – едва слышно спросил один банг у сидящего рядом с ним товарища.
- Я готов указать вам нужный путь к Перекрестку, - продолжил вампир, игнорируя его.
- Но взамен?.. – уточнил сразу Айден. – Или мы должны поверить в чутких и отзывчивых вампиров? Особенно после того, как ты сам только что сказал, как хотел нас убить.
- Но взамен я хотел бы вас убедительно попросить оставить в живых одну особу. Непорочную деву по имени Элена… милую, нежную, чернявую девственницу Элену… - Он на короткое время закрыл глаза, поднеся к носу белый кружевной платок, словно вспоминал ее аромат. Но затем опомнился и продолжил. – Мы договорились? Я указываю дорогу, а вы не убиваете девушку. Вроде все просто?
Айден сверлил его глазами, пытаясь найти подвох в его словах. Затем, обведя взглядом всех присутствующих и заметив, что все ждут решения замешкавшегося вождя, он вспомнил про удивительные перемены в поведении Киры, которая теперь казалась напряженной:
- Зачем тебе нас об этом просить? Ты ведь мог поколдовать над разумом нашего вождя. Заставить его подчиниться твоей воле и делать для тебя все, о чем ты только хотел. С Кирой у тебя неплохо получилось.
Женщина снова опустила взгляд и покраснела, будто до сих пор находясь под вампирским гипнозом. Коул же снова весело захохотал, прикрывая рот ладонью и совершенно сбивая Айдена с толку. Затем вампир успокоился и посмотрел на него с искренней улыбкой и смеющимися глазами.
- С чего ты взял, что я «колдовал над разумом» этой очаровательной сударыни? Не спорю, некоторые вампиры, может, и умеют подчинять себе сознание смертных – но лично я таких не встречал.
Айден резко уставился на Киру, изумленно таращась, и спросил:
- Серьезно? Тебе хватило этого поцелуя, чтобы вот так вот просто потерять голову?
Щеки женщины покраснели еще больше.
- Однако не будем уходить от темы! – не дал ей ответить Коул и повторил свой вопрос вождю. – Мы договорились?
- Кто эта Элена? – настаивал Айден. – Почему мы не должны ее убивать?
- Всего лишь прислуга Асулема, которую он ни на шаг от себя не отпускает. Чародеи выращивают девственниц и берегут их для своих колдовских проказ. Однако Элена – самая ценная из тех, что у него есть. Она же и помогла мне бежать из его плена… - Он на мгновение замолчал, помрачнев и опустив взгляд под ноги, но затем опомнился и продолжил: - Она спасла меня – я намерен спасти из рабства ее. Сам я туда, конечно же, вернуться не могу, поскольку меня там сразу же все узнают как любимую игрушку Асулема. Но вы – вас больше, вас не нужно заставлять угрозами идти на верную смерть, вы будто были посланы мне богами, чтобы исполнить мою волю. Потому мне приходится просить вас. Не хотите – как хотите. Могу хоть прямо сейчас начать отрывать вам головы, если боги слегка ошиблись с посланцами.
- И почему мы должны верить тебе – верить, что ты нас не обманешь? Как мы вообще можем довериться первому встречному, который, к тому же, еще и вампир?
- Ты, правда, думаешь, что у вас есть выбор? – не на шутку удивился Коул. – Я объяснюсь чуть более доходчиво. Откажетесь от сделки – умрете. Пострадает Элена – умрете. Провалите задание – умрете. Единственный ваш шанс на спасение – довериться мне.
Все молчали, не зная как реагировать на эту угрозу – вампир был либо глупец, угрожавший целому отряду, либо действительно сильным противником. Айден понимал, что бросать ему вызов будет намного глупее, чем согласиться на его условия. Более того, они нуждались в проводнике к Перекрестку. Потому едва заметно он кивнул вождю, чтобы тот от его лица заключил с ним сделку.
- Если такова цена за спасение моих людей, - пожал плечами Танг, - то не вижу причин отказываться от взаимовыгодной сделки.
Вождь протянул руку Коулу, вызвав ошеломленный ропот среди бангов. Айден хотел предупредить Танга, чтобы тот не прикасался к нему, однако вампир живо его опередил. Ядовито-зеленые глаза на мгновение сощурились, а затем посмотрели на настоящего предводителя «племени». Сомнений не оставалось – Коул прочел мысли негра и теперь знал больше, чем достаточно, давая это понять Айдену своей нахальной ухмылкой. Тот, в свою очередь, с опаской осознавал, в какую же историю им довелось все-таки влипнуть.
- Тогда, - вздохнул Коул, - полагаю, нам стоит обсудить мой план. Ибо ваш, как я понял, провалился.




Вампир!))) вот уж чего не ожидали так не ожидали)))

Как сказал товарищ Таленэль: как же без них-то))

 

 

Возмужавший - это ставший взрослым, а не обретший мужество. Так что это слово тут не по адресу))

Спасибо, исправим))

Вампир!))) вот уж чего не ожидали так не ожидали)))
 

 

вдруг возмужавший

 

Возмужавший - это ставший взрослым, а не обретший мужество. Так что это слово тут не по адресу))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет