Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





- - - - -

Глава VI

Написано Nerest, 03 Январь 2014 · 390 просмотры

рассказ фэнтези

Опрос: Вам понравилась эта глава? (2 пользователей проголосовало)

Понравилась глава?

  1. Да. Продолжай рассказ! (1 голосов [50%])

    Соотношение голосов: 50%

  2. Нет. Продолжение не интересует. (1 голосов [50%])

    Соотношение голосов: 50%

Голос Гости не могут голосовать
«Все лгут. Кроме меня… Кстати, это тоже ложь»
(Хаусавэль, знаменитый эльфийский врач,
автор Теории о несуществовании души и богов)


Глава VI
- Продолжайте, - вежливо попросила девушка лет двадцати. – Его план сработал?
Из темного угла комнаты послышался сдавленный хриплый смешок, сразу же прервавшийся судорожным кашлем, когда по его ребрам прошелся очередной удар. Девушка, чьи распущенные шелковистые волосы казались белее лунного сияния, сидела за маленьким квадратным столиком прямо и гордо. На столике лежал журнал, в который она ловко записывала все услышанное во время допроса, и гусиное перо с чернильницей. Единственное, что еще могло туда поместиться – металлическая кружка, из которой беловолосая за весь двухчасовой допрос отпивала максимум раза три, и подсвечник, отбрасывающий тусклый свет на бумагу. Деревянный стульчик под ней тоже был совсем невелик.
Комната напоминала собой тюремную камеру, поскольку запиралась решетчатой дверью и едва освещалась небольшим круглым отверстием, чей размер не превышал размера обычной человеческой головы, в деревянной стене под невысоким потолком. Также здесь не было ничего, кроме несчастного столика со стулом и отхожего ведра. Однако действие происходило не в тюрьме, поскольку комната то и дело раскачивалась, словно на волнах. Это был карцер для заключенных на корабле. И единственное, что его отличало от помещения для перевозки рабов, - отсутствие вбитых в пол кольев для цепей, в которые заковывали невольников.
За спиной у девушки стоял громила в ламеллярном доспехе с дубинкой наготове. Голову его защищал стальной шлем с опущенным забралом, чтобы не оставить незащищенных мест для особо буйных заключенных. Он охранял беловолосую, а также избивал пленника каждый раз, когда тот осмеливался дерзить или игнорировать заданные ему вопросы. Девушка же сохраняла при этом непринужденный вид и продолжала разговаривать вежливо.
- Вам напомнить, - молвила она, - как вы должны себя вести, Айден? Попросить Мозгоправа еще раз все объяснить?
Он откашлялся, сдержав рвотный позыв, и обессилено ответил:
- Нет, госпожа! Прошу вас, не бейте меня больше…
- Чудно, - удовлетворенно пропела она своим искристым голоском. – Итак, я повторюсь, чего делать очень не люблю. Сработал ли план вышеупомянутого Коула из Валодии?
- Думаю, ответ очевиден, - буркнул Айден. – Раз я здесь…
Следующий удар прервал его речь. Дубинка огрела его прямо в солнечное сплетение, заставив панически пытаться глотнуть хоть чуточку воздуха. Он скрючился, не надеясь больше на то, что ему когда-либо еще удастся вдохнуть. Спустя полминуты дыхание восстановилось, и Айден облегченно распластался на полу. Мозгоправ схватил его за шиворот и поставил на колени.
- На вопросы леди Гвиатэль отвечать только «да» или «нет», - прохрипел он через опущенное забрало. – Никаких увиливаний от ответа. Ты понял?
- Да, - простонал заключенный. – Я понял.
Громила отпустил его, и тот чуть не рухнул на пол, изнуренный от побоев. Но он знал, что необходимо срочно ответить на заданный вопрос. Иначе его изобьют до такой степени, что придется жевать кашу одними деснами.
- Да, миледи, - кивнул Айден.
Эльфийка застрочила снова в своем журнале, периодически макая перо в чернильницу. Ее молодое милое личико светилось от счастья и не переставало светиться в течение всего допроса. В черных глазах отражался пляшущий огонек свечи. Маленькие ноздри тоненького изящного носика постоянно вздувались, словно она наслаждалась запахом чернил. Закончив писать, Гвиатэль вопросила:
- Продолжайте. Почему же вы оказались здесь? План оказался не таким изящным?
- О нет, миледи, - измученно усмехнулся он, - план Коула оказался более чем изящен. Этот подлец все очень хорошо продумал.
- Почему вы зовете его подлецом? Объяснитесь.
- Его слова звучали красиво и обдуманно. Сделка выглядела беспроигрышной для обеих сторон. Однако, как бы успешно мы ни добрались с его помощью до Перекрестка, вскоре выяснилось, что он обманул нас. И его ложь подставила нас всех под удар.
- Хм. – Она снова застрочила. – Давайте по порядку. Что произошло после того, как вы обсудили свои действия у оазиса?
***
Айден не хотел этого признавать, но идея Коула казалась ему лучше собственной. Если до встречи с вампиром он намеревался притвориться хозяином тринадцати негров, то теперь он играл роль обычного покупателя – плантатора с севера. Хотя, для этого пришлось сбрить соломенного цвета бороду, к которой он так привык, и убрать волосы в хвост. Не осталась без внимания и его одежда, не годившаяся даже в качестве тряпки для мытья полов. Потому они с Зимбеи обменялись нарядами. Теперь Айден выглядел вполне ухоженным и опрятным, хоть и чувствовал себя униженным.
Кира по легенде была его компаньонкой. Ей не пришлось меняться с кем-либо одеждой и наводить порядок на голове, что не могло ее не радовать. Всю дорогу она молчала, стесняясь своего поведения у оазиса. Это несколько забавляло ухмыляющегося Коула, который какое-то время провожал их, после чего вдруг исчез в поисках укрытия – губительный рассвет приближался. Потому оставшуюся часть пути Айден и Кира преодолевали вдвоем.
Так они добрались на пегих скакунах до Перекрестка к вечеру субботы. Банги же обеспечивали им пути к отступлению. В задачу трех известных читателю лучников Адэ, Матуны и Сафаи входило прикрывать Киру и Айдена издалека, спрятавшись в скалах. Скалы, как и ожидалось, оказались невысокими, но вполне пригодными для того, чтобы в них укрыться. Также оттуда открывался неплохой вид на Перекресток, позволяющий следить за всем, что там происходит. Остальные банги отправились на юго-запад – туда, где в небольшой заброшенной бухточке ждал корабль. Об этом корабле решила рассказать вдруг Кира, якобы забывшая заранее о нем упомянуть.
На Перекрестке путники насчитали пятнадцать шатров. Рядом с каждым из них был вбит в землю столб, к которому привязывали рабов. За рабами следили надзиратели, которые старались особо не бичевать их перед началом торгов, однако кое-кому все-таки прилетало по лицу. Все шатры хорошо охранялись: кто-то ставил у входа двух матерых вышибал, кто-то – вооруженных саблями и замотанных в пустынное облачение воинов. Однако попался на глаза шатер из алой ткани – собственность Асулема ибн Ахариза. Столб, вбитый рядом с ним, пустовал – царек собрался покупать, а не продавать. У входа он поставил четырех головорезов в ламинарных кожаных доспехах. Однако ограничиться лишь такой охраной он не мог – а потому головорезы держали на цепях двух львов. Взрослых амаратинских львов.
Не считая охранников, здесь насчитывалось немало простых работорговцев и пиратов, сидящих у костров и играющих в азартные игры. Отовсюду доносилась музыка и вульгарные песни о продажных эльфийках. Кое-где устраивали драки за деньги или просто так. Из некоторых шатров выходили девицы с растрепанными волосами и оголенной грудью. Перекресток оказался местом собрания отбросов общества. Собрания, на котором все предавались веселью как умели.
Учитывая то, сколько вооруженных мерзавцев здесь остановилось, у Айдена и Киры практически не оставалось шансов на успех. Все, на что они могли рассчитывать – везение. Не было смысла надеяться, что лучники снимут охранников и их львов, не подняв тревоги. К тому же, Айден после захода солнца заметил, как из шатров выходят другие разбойники. Некоторые из них стали взбираться на скалы с факелами в руках и с арбалетами за спинами, чтобы приглядывать за порядком на собрании и исключить вероятность покушения. Сомнений не оставалось, что трое бангов к тому времени уже скрылись оттуда, дабы не попасться пиратам.
- Все пропало, - вздохнула Кира, словно не особо обеспокоенная этим. – Прикрывать нас некому.
- И что ты предлагаешь? – раздраженно буркнул Айден.
- Бросить все и свалить, пока не поздно!
Но Айдену такая идея была не по душе. Он пять лет потратил на то, чтобы добраться, наконец, до Асулема. Пять лет он искал его различными способами. И вот, когда от цели его отделяло всего двадцать шагов и алый навес шатра, ему предлагают сдаться! Нет, Айден многое мог вытерпеть – но только не такое унижение. Потому он стал ждать то единственное, что могло их выручить – везение. И поскольку чудо приходит тогда, когда в него верят и когда его ждут, оно не обошло стороной и Айдена.
***
- То есть, - заключила Гвиатэль, - вы решили не действовать по плану Коула?
- Можно и так сказать, - кивнул Айден. – Его план заключался в том, чтобы прикинуться плантаторами, под шумок снять охранников и проникнуть в шатер Асулема, пока все будут заняты дневным аукционом. Но, как вы понимаете, пройти мимо львов мы не могли. Да и поддержки лучников лишились почти сразу же, как прибыли на место.
- Почему же Кира не усыпила зверей своими дротиками?
Айден посмотрел на нее как на недалекую.
- Потому, - ответил он, - что ее дротик рассчитан был на человека. Если бы он и не застрял в густой гриве, то его яда не хватило бы для здоровенного льва. Звери бы попросту взбесились, а не уснули. К тому же, их дрессировщики сразу заподозрили бы неладное и подняли тревогу.
- Но вы все-таки попали внутрь? – Заключенный кивнул. – Любопытно. Но прежде чем вы продолжите, я бы хотела прояснить один момент. По-вашему, вышеупомянутый Коул из Валодии действительно был вампиром?
Айден задумался над ответом. Понимая, что сильно медлить нельзя, поскольку громила снова оживился и хотел уже подойти к нему, он быстро проговорил:
- Да, миледи.
Мозгоправ снова застыл, услышав ключевое слово.
- Хм. – Она отложила перо и посмотрела прищуренным взглядом на пленника, словно пытаясь понять, не обманывает ли он ее. – Вы осознаете, что это значит?
- Нет, - ответил он, слегка помедлив.
- Вампиры признаны вне закона во всех цивилизованных странах на материке Эльфиан. Любой, кто уличен в вампиризме или же в связи с вампиром, приговаривается к смертной казни через повешение без права на помощь адвоката. Вы знали об этом?
- Нет. До определенного момента я вообще не знал об их существовании.
- Чудненько. – Она равнодушно черканула в журнале. – Теперь насчет Киры: вам не показалось странным то, что она упомянула о своем корабле лишь спустя почти неделю, которую вы провели вместе?
- Показалось.
- Думали ли вы, что у нее есть какие-то секреты от вас? Скрытые мотивы? Козыри, о которых она не говорила?
- Я догадывался об этом с того дня, как она появилась в Селихе. Кира есть Кира – у нее всегда были, есть и будут скрытые мотивы и козыри. Поверьте, я привык.
- Допустим. Что ж, расскажите, какое везение помогло вам на Перекрестке? – Она снова приготовилась строчить.
- Ночью я отправился бродить по окрестностям, поскольку громкая музыка и смех разбойников не давали мне уснуть. Кира осталась в палатке.
Гвиатэль удивленно приподняла бровь и задержала перо над журнальным листом. С его кончика на бумагу упала чернильная капелька. Эльфийка раздраженно взглянула на кляксу и, все равно, вежливо спросила у пленника:
- Вы оставили свою спутницу одну посреди всего этого сброда из-за банальной бессонницы? Вы, правда, подумали, что я поверю в это?
Мозгоправ понял ее приказ и без слов, уловив лишь нотки недовольства в ее тоне. Ему изначально велели избивать заключенного каждый раз, как тот посмеет солгать, промолчать или дерзить. Потому громила не стал дожидаться приказа и, звеня металлическими пластинами ламеллярного доспеха, приблизился к Айдену. Замахнувшись дубинкой, он хотел уже ударить его со всей силы в живот – излюбленное место для избиений. Но тот замахал руками и протестующе замычал, давая понять, что согласен рассказать всю правду. Это остановило Мозгоправа, и пленник боязливо затараторил:
- Хорошо, хорошо! Я все скажу!
Гвиатэль постучала ногтями по деревянному столику, отзывая к себе громилу. Тот послушался и вернулся на свое место за ее спиной. Затем эльфийка снова обмакнула перо в чернильнице и приготовилась строчить. На лице у нее появилась довольная улыбка от того, что она чувствовала некую власть над заключенным и могла выбить из него любые показания, которые затем порадуют ее хозяина.
- Я оставил ее одну не потому, что мне не спалось… - Он замялся, чувствуя себя неловко. – Мне понадобилось справить нужду. На те деньги, что Кира собиралась потратить на раба в Селихе, мы купили на Перекрестке слегка подпорченную рыбу и две бутылки разбавленного водой рома – кроме него пить было нечего, а жажда в пустыне сами знаете какая. С рыбой, как ни странно, проблем не возникло – но вот ром вскоре попросился наружу.
- Продолжайте, - сдерживая смех, пропела эльфийка.
- Я вышел из палатки и стал бродить по окрестностям в поисках укромного местечка. Работорговцы не стыдились отлить у всех на глазах прямо на Перекрестке. Но я так не мог – двадцать пять лет в Братстве научили меня хоть каким-то манерам.
- Угу… - пробубнила Гвиатэль, давая понять, что успевает записывать. Затем, оторвавшись от писанины, она стала ждать продолжения рассказа заключенного, который явно не мог подобрать нужных слов. – И вы нашли Элену?
- Да… - неуверенно кивнул тот.
- Судя по вашему стеснению, она застукала вас за этим делом?
- Нет… То есть да… То есть…
Гвиатэль задумчиво нахмурилась, глядя ему в глаза. Эльфийский взор – вот чего не хватало в тот момент Айдену. Ибо беловолосая могла отчетливо видеть его лицо в полумраке темного карцера, а ему даже при свете свечи было трудно ее разглядеть. Понимая, что Гвиатэль вот-вот рассердится из-за его медлительности, он набрал в легкие воздуха и заговорил.
***
Желая поскорее отлить, Айден нашел все-таки удаленный от Перекрестка валун высотой и шириной в четыре фута. Встав так, чтобы камень оказался между ним и скоплением шатров, он стал наслаждаться процессом. Испытывая неподдельное облегчение, он запрокинул голову, вглядываясь в звезды и пытаясь найти какое-нибудь созвездие. В тот момент он мог блаженно думать о чем угодно: о далеких краях, где круглый год растут цветы и зеленеют леса; о бескрайних морских просторах, по которым мирно идет галера. Журчание напоминало ему звуки ручья во Фрайберге, в котором он когда-то учился ловить рыбу. Вот только звук целого потока бранных слов и выражений в его адрес, сказанных на чистом общепринятом языке, не напомнили ему ни о чем хорошем.
- Ай! Прекрати! Прекрати!
Испуганно вздрогнув и опустив взгляд вниз – туда, откуда донесся возмущенный женский голос, – Айден опешил. Его струя звонко проходила через камень, совсем не сталкиваясь с его поверхностью. Изнутри слышались раздраженные гневные восклицания, требующие немедленно прекратить. Но он не мог разглядеть девушку, скрытую там. Ему даже казалось, что все это – галлюцинации, вызванные некачественной выпивкой. Потому он не перестал мочиться, продолжая слушать бранную речь, удивленно уставившись на валун.
- Грязный мерзавец! – верещал девичьим голосом камень. – Как ты смеешь! Да ты хоть знаешь, кто я?!
Поправив штаны, Айден огляделся по сторонам, проверяя, не разыгрывают ли его.
- Валун? – предположил он, обращаясь к камню. – Булыжник? Я не знаю.
Представьте себе, как цыпленок вылупляется из яйца, не сломав при этом скорлупы. Да, именно так, проходя через каменную поверхность насквозь, из валуна вылезла девушка лет двадцати трех в красном платье и с длинными черными волосами. Впрочем, теперь ее пышная юбка была не только красной, но и мокрой, когда незнакомка показалась во весь рост. Ее вьющиеся волосы обрамляли красивое личико, которое в тот момент исказилось злобной и обиженной гримасой.
- Ты пожалеешь об этом! – всхлипывая от досады воскликнула она и злостно топнула ножкой в красной туфельке.
Затем девушка взглянула на свою юбку и с отвращением простонала. Айден стоял как вкопанный и не мог поверить своим глазам. Он не знал, что ему делать. Да и на самом ли деле все это с ним происходило? Или же все-таки ром хорошенько вдарил в голову? Но выпито было всего лишь бутылка-полторы – ранее ему доводилось оставаться в сознании после десяти полных кружек гномьего пива, когда самые затейливые банги устраивали соревнования между собой.
Раздраженная и униженная девушка собралась убежать прочь, подальше от него. Но Айден вдруг опомнился и догнал ее, остановив за руку. Незнакомка попыталась вырваться, отчаянно дергаясь и крича. Однако услышать ее никто не мог – Перекресток был в шагах пятидесяти от того места, а музыка и песни заглушали любой ее визг. Отчаявшись и не зная, что ей делать, она на мгновение замерла. Айден, державший ее локоть, почувствовал легкую вибрацию, исходящую от нее. Но было поздно.
Песок задрожал у них под ногами, собираясь маленькой кольцеобразной горочкой вокруг туфелек девушки – она вобрала в себя Энергию. А значит, произошедшее с Айденом – не галлюцинация. Черноволосая оказалась волшебницей – причем, судя по иллюзорному валуну, Посвященной. Кто же мог ее обучить в этих землях? На этот вопрос он не успел найти ответ, поскольку вобранную в себя Энергию девушка сразу же выплеснула на него.
Громкий хлопок. В ушах зазвенело, в глазах зарябили искры, когда мощный толчок сбил с ног и отбросил Айдена назад. Оглушенный, он на какое-то время оказался дезориентирован в пространстве. Все его попытки подняться провалились, обрекая на падения лицом в песок. Раньше этот песок казался не таким шершавым, когда лицо покрывала борода – но теперь после бритья ощущения обострились, что не могло радовать.
Перестав кататься по земле, Айден, наконец, вернул контроль над своим телом. Звон в ушах утих, голова перестала кружиться. Он оторвал голову от песка и взглянул вслед гордо уходящей девице, униженной им по нелепой случайности. Желая хоть как-то ее остановить, Айден не нашел более подходящего способа, чем крикнуть:
- Элена!
Крик оказался не таким уж и криком – скорее, стоном. Но брюнетка услышала его и вмиг остановилась. Подул легкий ветерок, слегка растрепавший ее кудри, ниспадающие до середины спины. Девушка услышала то, чего не могла услышать от простого встречного, ибо ее не существовало для тех, кто не приближен к Асулему. Это заставило ее замереть в ожидании. Так она стояла спиной к Айдену, не решаясь пошевелиться, в неестественной позе и ждала, пока тот еще что-либо не скажет. Затем она, все же, развернулась и настороженно взглянула на лежащего плантатора, чье лицо было все в песке.
- Как ты меня назвал? – робко спросила девушка.
- Элена, - повторил Айден, пытаясь найти в себе силы встать на ноги.
Но встать у него не получилось. Он лишь приподнялся, ощутил легкое головокружение и сел на песок. Удар, вызванный мгновенным всплеском чистой Энергии, не мог пройти бесследно. Хлопок, который прозвучал при высвобождении, оказался очень громким, а потому возникал риск того, что работорговцы услышат его и прибегут на место происшествия. Однако его звук не мог перебить громкость музыки. А если бы и смог, то пьяные разбойники не придали бы этому попросту значения.
Девушка продолжила стоять, с опаской глядя на незнакомца, унизившего ее. Она не знала, что ей делать: помочь ему подняться как возможному другу или бежать прочь как от возможного врага. Единственным разумным решением в тот момент казалось ничего не делать и держаться подальше. На всякий случай она прощупала плантатора незримым импульсом, дабы обнаружить при нем скрытое оружие. Но в ответ ей не послышалась металлическая вибрация, говорящая о том, что незнакомец за спиной готовит для удара нож. Следовательно, он был безоружен. Но, все равно, это не давало ей повода расслабиться и приблизиться к нему.
- Кто ты такой? – пугливо спросила она, хотя ее страх уже утихал.
- Я Айден, - ответил он, учащенно моргая из-за головокружения. – Тот, кого тебе не стоит бояться.
- Да неужели? А кто сказал, что я боюсь? В данной ситуации именно тебе следовало бы меня остеречься.
- Ты боишься, Элена. Мне много кто угрожал, и много кто мог меня убить – так же, как и ты сейчас – но многие из них дрожали от страха даже в тот момент, когда я был безоружен.
- Как зловеще, - фыркнула Элена. – Возомнил себя таким грозным?
- Я не говорил, что кто-то боялся меня. – Он покачал головой, что только усилило головокружение. – Кто-то страшился лишить человека жизни, а потому его рука дрожала, вместо того, что бы уверенно вырвать мое сердце. А ты напугана тем, что я могу оказаться кем-то, кто таинственным образом прознал о тебе и пришел за тобой. Кем-то, кто пришел сюда не один.
Страх снова объял Элену. Она стала озираться по сторонам, боясь, что кто-то действительно следил за ней в тот момент или даже готовился нанести свой удар. Айден понял по ее поведению, что попал в точку. И это слегка меняло дело: Коул не удосужился предупредить его о том, что Элена – не просто служанка-девственница, о которой так заботится Асулем. Девушка оказалась Посвященной, довольно сильной для ее возраста. Вампир либо не знал этого – что вряд ли, - либо решил обмануть Айдена и Киру и обманным путем заполучить мощное оружие. Или не оружие, но особый – магический сорт крови, который удовлетворял бы его извращенные гурманские вкусы.
Понимая, что девушка повстречалась ему при довольно странных обстоятельствах, в не менее странной для пустыни одежде и почему-то вне «царского» шатра, Айден решил убедиться в своих догадках на этот счет. Ведь туфли были новые или специально вычищенные по какому-либо поводу, а платье с неглубоким декольте отличалось своей красотой, не свойственной простым служанкам, и, скорее всего, не являлось повседневным. Значит, она нарядилась так действительно по какому-то поводу – или для кого-то. И хоть на ее лице и не было макияжа, оно оставалось до боли привлекательным.
- Ты ведь ждала здесь кого-то, верно? – предположил Айден, но девушка ничего не ответила, слегка покраснев. – Ты ждала Коула?
Элена опустила голову, скрывая свой пристыженный взгляд.
- А этот камень, - продолжил он и указал на тающий в воздухе валун, - ты придумала, чтобы тебя не нашли другие слуги, заметив твое исчезновение из шатра? Тонко. И качественно. Доводилось мне и раньше повидать магические иллюзии. Если бы ты не закричала, я бы так и не узнал, что он не настоящий.
- Довольно! – Она снова подняла голову и мокрыми от слез глазами посмотрела на него. – Кто ты? Что ты знаешь о Коуле? Что тебе нужно от меня?
- Я думаю, это очевидно. Нам повстречался твой дружок Коул и попросил разыскать тебя. Говоря «разыскать», я имею в виду «освободить».
- Вам повстречался? Сколько вас здесь?
- Двое, - невинно солгал Айден. – Я и еще одна девушка.
- И, разумеется, вам известна его природа?
- О да, мы знаем, что он вампир. Удивительно, что ты это знаешь и при этом сбегаешь на свидание с ним.
Элена одарила его укоризненным взглядом, но прикусила губу, чтобы с ее уст не сорвался язвительный ответ. Она все-таки хотела услышать то, что Айден знал о ее друге. Потому она не могла вслух заявить, что лучше уж бегать на свидания с вампиром, чем с неотесанным пьянчугой. Хотя, следует признать, что пьяницей назвать его было бы несправедливо, поскольку на тот момент он выглядел вполне трезвым, если не считать головокружение и слегка заплетающийся язык из-за удара.
- Расскажи мне о вашей встрече. Пожалуйста! Я не видела его несколько лет.
- Думаю, что было бы неплохо уйти отсюда, пока нас не увидели. Поскольку к себе ты пригласить меня для такого разговора не можешь, я предлагаю тебе пройти в мою палатку. – Он, сильно раскачиваясь, смог наконец встать на ноги и чуть снова не упал. – Она просторная. Там места и на троих хватит… Если Кира ляжет поперек.
Элена помедлила с ответом, не решаясь согласиться на столь подозрительное предложение. Хоть она и видела, в каком состоянии находился сейчас Айден, ей становилось не по себе при мысли, что надо идти с ним в его палатку. И все же, оставаться там и ждать, пока их увидят вместе работорговцы или даже слуги Асулема, никто не желал. Не доверяя ему, девушка снова прощупала его импульсом, чтобы окончательно убедиться в том, что он безоружен. Понимая, что опасности пока нет, она неуверенно согласилась пойти с ним.
***
Гвиатэль продолжала строчить под диктовку заключенного. Ее рука словно располагала неиссякаемым запасом сил, поскольку не останавливалась ни на секунду, чтобы передохнуть. Пленник наблюдал за эльфийкой, стараясь не глядеть на труп, лежащий в противоположном углу карцера. Однако взгляд сам притягивался к мертвому телу, которое обещало вскоре дать неприятный запах разложения. Айден не решался спросить, кто этот несчастный. И Гвиатэль прекрасно понимала это. Видя краем глаза, как он постоянно туда поглядывает с неким отвращением и даже страхом, она начинала незаметно улыбаться.
Мозгоправ стоял как вкопанный, словно манекен с доспехами. Лишь изредка он подавал признаки жизни, когда слышал в голосе своей хозяйки нотки недовольства или же недоверия. Тогда его голова в закрытом стальном шлеме поворачивалась в сторону заключенного, и из-под забрала доносилось утяжеленное хриплое дыхание. За все дни допроса громила ни разу не снял шлем. Это вынуждало Айдена лишь догадываться о том, кто скрыт под доспехом. Жуткое хриплое дыхание рисовало в его сознании образы невиданных чудовищ с острыми клыками и щупальцами вместо щетины. Оттого он начинал бояться Мозгоправа еще сильнее и не решался гневить эльфийку.
- Выходит, - пропела она, когда закончила писать, - обманом господина Коула вы называете то, что он не сказал вам, кем является Элена?
- Верно.
- И девушка согласилась пойти с вами в палатку просто так? Судя по всему, ее характер не такой уж храбрый, чтобы водиться с первыми встречными на собрании воров и убийц. Особенно учитывая то, что этот встречный помочился на нее. Не верится, что она вот так просто решилась пойти с вами.
- Представьте себя на ее месте. Несколько лет подряд она каждую ночь с субботы на воскресенье сбегает из дома в надежде, что ее друг придет за ней. Но его все нет и нет. И вот, когда надежда уже начинает угасать настолько, что даже лишний раз красить губы ей кажется напрасным, появляется тот, кто не просто знаком с Коулом, но и послан им во спасение из плена. Неужели бы вы на ее месте испугались едва держащегося на ногах человека и отказались бы от шанса получить ответы на все вопросы, которые несколько лет не давали уснуть по ночам? Я думаю, нет.
- Разумно, - равнодушно пожала плечами эльфийка.
Она сделала пару пометок в своем журнале и продолжила:
- Вы, вероятно, боялись, что он узнает о том, как вы унизили его пассию? И именно это повлияло косвенным образом на ход дела? Поэтому вы здесь?
- Увы, - пожал плечами Айден, - но нет. В тот момент я и не думал уже о Коуле. Мне попросту не было до него дела. Я получил то, на что так надеялся – возможность добраться до Асулема и положить конец истории со злобным духом и искуплением грехов. Вернее, думал, что получил.
- Но все пошло не так, как вы хотели, - подытожила Гвиатэль. – Почему?
- Потому что обман Коула заключался не только в том, что Элена оказалась не простой служанкой, а самой настоящей чародейкой.
- В чем же тогда?
Айден обреченно вздохнул.




Не плакай)) у нас праздники просто, мы занимаемся всякими накопленными делами)) доберемся и до тебя)))))

Эх, вот и перестал добрый люд комментировать мое творчество...(


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет