Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





* * * * * 1 голосов

Глава X

Написано Nerest, 23 Март 2014 · 178 просмотры

«Enem vi mi enem kvis mi bodoem»
(Эльфийская пословица)


Глава X
Он лежал на спине, изнывая от боли и чувствуя, как волосы прилипли ко лбу от запекшейся крови. Перед глазами все плыло. Солнце близилось к закату, а вдали виднелся огромный столб черного дыма. Руины Червоточины горели. Он не мог понять, как многовековая легендарная сеть тоннелей превратилась в ничто в считанные минуты. Неужто всему виной магия, несущая разрушительный огонь по велению Элены? Но нет. Чародейка достигла немалых успехов в работе с иллюзиями, однако сотворить такой пожар ей вряд ли под силу.
- Я умер? – поинтересовался Айден не в силах подняться.
- А ты хотел бы? – буркнул кто-то сидящий рядом.
Кое-как повернув голову, Айден разглядел знакомый силуэт. То был мулат с пирсингом на лице, мечтательно уставившийся на догорающую арену. Он сидел обняв колени, однако обнимал он их лишь одной рукой. Ибо вторую ему отрубили с неделю назад. И лицо его при ближайшем рассмотрении кишело трупными червями – как и остальные участки гнилого тела. Айден узнал этого мулата, брошенного несколько дней назад в пустыне мертвым. И оттого ответ на его вопрос заинтересовал его еще сильнее.
- Ты мертв, - прохрипел Айден. – Но ты здесь. А значит, мертв и я. Верно?
- Я мертв, - подтвердил Язык. Когда он говорил, из его рта сыпались опарыши. – Но ты нет. Ибо в противном случае ты узрел бы меня в моем истинном обличии.
- Саид? – вспомнил он имя отца Асулема. – Это ты?
- Саид – это я. Не рад снова меня видеть?
- Смотря, зачем ты пришел... Клянусь, я сделал все, чтобы выполнить мою часть сделки! Я…
- Да знаю, знаю! Ты молодец. Моя жена на свободе и сейчас ищет подходящее тело. Наш сын бежит прочь, но это не проблема. Уже совсем скоро с ним будет покончено. Так же, как и с его отпрыском.
- Элена? Саид, не надо. Она ненавидит его не меньше, чем ты. Всю жизнь она провела в его рабстве.
- Она такая же чародейка, как и он. А значит, представляет не меньшую опасность для остальных.
- Саид, прошу тебя! Она…
- Тебе не мешало бы просить сейчас за себя, а не за других, - отрезал дух. – Ее судьбу я буду решать с моей женой, но не с тобой. А вот твоя жизнь зависит именно от меня.
- Раз уж Маргарита на свободе, ты отпустишь меня? Я пять с лишним лет провел, скитаясь по этой адской пустыне в надежде достичь цели. Я делал все, жертвовал всем ради одного – выполнить уговор. Прошу, Саид, отпусти меня.
- Должен признать, сначала я подумал, что ты решил обмануть меня. Прятался от моего взора под своими молитвами, бродил Бог знает где. Но, как ни странно, тебе удалось не разочаровать меня, сынок. А значит, и я могу свою часть сделки выполнить. Отныне ты свободен.
Айден облегченно выдохнул, расслабившись на песке. Но дух продолжил:
- Но стало ли тебе от этого легче? Зная то, сколько смертей тебе пришлось видеть и даже подарить. Перестанут ли теперь тебя терзать кошмары, в которых приходят души убитых тобою детей? Не будешь ли ты вспоминать сегодняшний день, когда ты дважды был на волоске от смерти, как один из самых страшных дней в своей жизни? Не будешь ли ты вспоминать, как ты смотрел в изъеденное червями лицо человека, которого ты бросил посреди пустыни. Особенно, когда знаешь, что он в тот момент еще не был мертв. И наконец, сможешь ли ты простить себе смерть верного Мавэ, который погиб при выполнении твоей части сделки?
***
- Позволь догадаться, - проговорила Гвиатэль, бродя вокруг узника и изучая его с ног до головы, - ты, наверное, Зимбеи?
- Как вы узнали? – спросил настороженно негр, боясь пошевелиться.
- Из всех чернокожих в команде Айдена Вудкорта только Мавэ знал о том, что племя Мавабанга – просто горстка наемников, выдающих себя за легендарных бангов. А значит, ты не он. Остаются выжившие лучники. Но они некогда участвовали в битве с василиском. А потому знали бы, как он выглядит. Остается лишь новичок Зимбеи, наивно мечтающий влиться в ряды племени и не подозревающий об обмане… И да, твоя кожа начала пузыриться уже пару часов назад.
- Вы врете! Откуда вам знать, что из себя представляет наше племя?
- Бедняжка, - с наигранной жалостью пропела эльфийка и толкнула негра на пол, вынудив его упасть рядом с безымянным трупом, - тебе ведь никто не сказал! Понимаешь ли, Кира, которую мы наняли пару месяцев назад, уже обо всем нам доложила. Рассказала и про тебя, и про Айдена, и про остальных его последователей. Вот только обещала она привести самого Айдена, а не его собачонку. Mieseless. В переводе с Высшего языка означает разочарование.
Зимбеи попытался встать, но эльфийский сапог сильно прижал его к полу. Мозгоправ наблюдал за этим, но не знал, что ему делать: начать колотить пленника или бездействовать дальше. До негра вдруг стал доходить смысл всего происходящего. Ведь не зря Айден неделю назад предупреждал его и просил не сводить с Киры глаз, ни в коем случае не доверять ей. Но тогда ему и в голову не могло прийти, что все настолько серьезно. Наемница с Севера оказалась не просто охотницей за сокровищами. Она самая настоящая предательница, которая завела их всех в западню.
Но еще сильнее его обеспокоило заявление, что люди, называвшие себя бангами, оказались простыми наемниками. Ведь он так хотел стать одним из них! С первого дня знакомства с ними, Зимбеи мечтал вступить в их ряды, сражаться за свободу угнетенных пустынных жителей, освобождать рабов и бороться с работорговцами. Он до боли надеялся отыскать когда-нибудь свою несчастную маленькую сестру, которую уволокли в плен караванщики…
Все это не укладывалось у негра в голове, и он попросту не хотел в это верить.
- Если Кира и впрямь предала нас, - прохрипел он, пока каблук давил ему на кадык, - то зачем вы рассказываете мне об этом? Зачем посвящать меня в ваши заговоры? Это ведь так банально.
- Согласна, - пожала она плечами, - и в то же время не согласна. Кира обманула нас – значит, она наш враг. Мне выгодно, чтобы моих врагов ненавидели.
- Какой смысл мне ее ненавидеть, если вы меня, все равно, убьете?
Гвиатэль, услышав этот вопрос, отвела прищуренный взгляд в сторону и ухмыльнулась. Какая-то дьявольская идея посетила ее голову, благодаря которой она убрала ногу с горла заключенного. Тот закашлял, схватившись за шею, и попытался восстановить дыхание. Эльфийка же отошла и стала ходить туда-сюда по комнате, рассуждая вслух. Зимбеи неохотно слушал ее, следя за ней полным ненависти и презрения взглядом.
- И вправду мне незачем тебя убивать. Ведь ты стал жертвой обмана, как и все мы! Тебя обманула Кира, и нас обманула Кира. Но что самое прискорбное – тебя обманул твой единственный друг, Айден.
- Не правда! – рявкнул Зимбеи.
Мозгоправ воспринял это как угрозу и незамедлительно пересек комнату, чтобы снова разбить ему лицо. Но эльфийка показательно приказала ему остановиться, дабы заслужить доверие негра. Более того, она велела громиле уйти и не закрывать за собой дверь. Тот долго медлил, не решаясь оставлять свою хозяйку наедине с обозленным пленником. Но приказ есть приказ. Во все времена за неповиновение отводились самые жесткие наказания. Потому он смирился и покинул карцер.
- Тебя использовали, дружок, - жалобным голоском пела Гвиатэль. – С самого начала ты был лишь расходуемым материалом на пути к достижению «великой цели». Айден не хотел, чтобы ты узнал правду о так называемом племени. Ведь ему нужны были твои услуги. Услуги в качестве шпиона за Кирой – о да, Кира мне и об этом рассказала, - а также услуги в качестве залога при сделке с вампиром. И наконец, как я вижу, ты сыграл свою последнюю роль в интриге Вудкорта, став наживкой, отвлекающим маневром.
- Чего вы хотите от меня? – процедил сквозь зубы Зимбеи, стараясь не придавать ее словам значения.
- Я хочу, чтобы ты рассказал мне, как было все на самом деле после взрыва Червоточины. От своего лица.
- С чего бы мне рассказывать вам все это? Они мои друзья, я не стану их предавать!
- Ты до сих пор ничего не понял? Ну хорошо. Значит, поймешь чуть позже. А пока, я предлагаю тебе небольшую сделку…
- Мы уже заключили сделку – и вы не сдержали свое слово! – Он вскочил на ноги, от злости сжав кулаки.
- Нет, нет! Я заключала сделку с Айденом Вудкортом. Его я бы отпустила на волю, как и обещала. Но ведь ты оказался не Айденом. А значит, с тобой мы еще ни о чем не договаривались.
- Что это меняет? Вы все равно убьете меня, когда я перестану быть полезным.
- Тогда давай не будем переставать быть друг другу полезными? Пойми наконец, мы оба стали с тобой жертвами обмана двух бесчестных людей! Это в какой-то степени даже роднит нас. Enem vi mi enem kvis mi bodoem. Или как там говорят люди? «Враг моего врага – мой друг».
- Они мне не враги! Они еще придут за мной – вот увидите!
Последняя фраза из его уст прозвучала не слишком уверенно, а потому эльфийка едва заметно улыбнулась:
- Даю тебе слово, Зимбеи, если ты окажешь мне одну незначительную услугу сейчас, я открою тебе глаза на твоих «друзей». Как видишь, я велела Мозгоправу уйти. Его кулаки предназначались не тебе. Я хочу, чтобы мы могли доверять друг другу.
- Доверять вам? Вы совсем недавно готовы были придушить меня на этом полу!
- Но ведь я не придушила, верно? – Негр не знал, что ответить. – К тому же, из нас двоих только я не пыталась обмануть за все это время. Поверь, тебе незачем опасаться меня, если ты согласишься сотрудничать. Я даже отпущу тебя на волю.
- А если я откажусь сотрудничать? – перекривлял ее Зимбеи.
- Тогда мне придется убить тебя за то, что ты мешал следствию и выдавал себя за лицо, скрывающееся от закона.
- Хах, тогда мне нет разницы что-либо делать. Не помогу вам – вы убьете меня. Помогу вам – и тогда меня убьет Кира, а может, даже и Айден. И правильно сделает!
- Во-первых, я не стану просить тебя делать то, что Айден или Кира могли бы счесть предательством. Мне нужно лишь немного информации. Во-вторых, если ты откажешься сотрудничать, то умрешь до того, как твои друзья придут за тобой. Это весьма благородно выдать себя за Айдена, чтобы он мог выиграть время. Но поверь, нет благородства в том, чтобы заставлять его напрасно идти сюда на смерть за тобой, когда ты сам будешь уже мертв. И в-третьих, было бы обидно умереть, так и не узнав всей правды о своем обожаемом друге, не так ли?
Негр снова ничего не ответил. По лицу его эльфийка поняла, что он в раздумьях. Внутри него сейчас боролись две стороны: «за» и «против». С одной стороны, он хотел согласиться, понимая, что тогда его отпустят и Айдену не придется рисковать своей жизнью, вызволяя его из плена. Но с другой стороны, ему казалось, что довериться эльфийке было бы весьма глупо. Однако правда, о которой говорила Гвиатэль, неслабо заинтриговала его, ибо он почему-то все меньше и меньше сомневался насчет правдивости ее слов о самих бангах.
- Что вы хотите знать? – неуверенно спросил он.
- Просто расскажи мне, - улыбнулась она, - что стало с Асулемом, куда делась его дочь, трое лучников, Мавэ и вампир.
- Я расскажу. Но сначала скажите мне, кто вы и кто этот мертвец.
- Всему свое время, дружок. Сейчас не это самое главное.
Зимбеи понимал, что спорить с беловолосой будет не самой лучшей идеей, и потому снова присел на пол, прислонившись к стенке. Гвиатэль же села обратно на стульчик, но писать ничего не стала. Она повернулась к негру лицом и начала внимательно его слушать, закинув ногу на ногу и подперев ладонью подбородок.
***
- Ты видишь их? – спросил шепотом Зимбеи.
Там вдалеке, где несколько часов назад слышались взрывы, откуда доносились отчаянные крики сотен людей, теперь виднелось зарево, обагряющее ночной горизонт. Солнце давно зашло, забрав с собой все звуки и оставив Фалькоме мертвую тишину. Что-то очень страшное случилось тем вечером. Настолько страшное, что даже вампир, многое повидавший и многого натерпевшийся от жизни, заметно нервничал и не решался что-либо сказать, молча наблюдая за горизонтом.
- Нет, не вижу, - хрипло ответил он после долгого молчания. – Я ничего не вижу, кроме адского пламени, пожирающего место, которое я ненавидел всей душой и телом.
- Ты не рад тому, что оно в огне?
- Нет, не рад. Это место существовало долгие годы как обитель самого страшного человека Юга. Пираты восхищались Червоточиной, а простые смертные до ужаса боялись. Попасть туда означало найти там жуткую погибель неизвестно от чего. Для кого-то Червоточина ассоциировалась с Адом. Но в Аду ты не испытаешь таких мучений и за сотню лет, которые мне довелось пережить всего за год в пыточных комнатах Асулема. И сейчас его обитель горит. Боги, что же могло случиться, что сама Червоточина теперь превратилась в руины?..
Коул сокрушенно покачал головой и повернулся спиной к зареву, чтобы больше не видеть этого. Он сел возле костра и протянул к нему ладони. Зимбеи наблюдал за его движениями, не решаясь что-либо еще спросить. Вампир уставился на пляшущие языки пламени, которые отражались в его ядовито-зеленых глазах и завораживали, словно самое настоящее волшебство. Зрачки у него сузились от яркого света. Да и без освещения он видел бы не хуже кошки в темноте.
- Забавно, - пробормотал он себе под нос, глядя на свои белые руки, протянутые над огнем, - я чувствую жар огня, хоть и вовсе в нем не нуждаюсь… А ведь когда-то, помнится, я мерз, моля Бога сделать так, чтобы мне больше не было холодно. Похоже, он посмеялся надо мной…
Зимбеи хмыкнул, не зная, что ему ответить. Коул снова вернулся к мыслям о пожаре:
- Несомненно, такое не могло произойти само по себе. Я больше чем уверен, что Айден был там.
- Но если он был там, - уловил его мысль негр, - значит, их поймали?
- Значит, Элена тоже была там…
При мысли о том, что с его возлюбленной что-то случилось, Коул изо всех сил сжал кулаки. У смертного при этом побелели бы костяшки. Но руки вампира и без того казались белее луны, ибо сердце его уже не стучало. Зимбеи занервничал, увидев, как он напрягся. В конце концов, кровосос вполне мог со злости перегрызть ему глотку. Потому негр сам невольно стал болеть за то, чтобы с Эленой ничего не случилось.
- Не забывай, - процедил сквозь белоснежные зубы Коул, словно прочел его мысли, - на каких условиях я позволяю тебе жить. Если твой дружок не появится до рассвета, я отгрызу тебе голову.
Зимбеи нервно схватился за шею, представив, как ее разгрызают вампирские клыки. Коул садистски ухмыльнулся, прищурившись и наблюдая за его реакцией. Затем ему надоело сидеть с негром у костра, и он снова встал на свой пост дозорного. И как только он повернулся лицом к зареву, у него из груди вырвался сдавленный стон. Зимбеи заметил это и не на шутку перепугался:
- Что там? В чем дело?
Вдалеке вампир заметил несколько фигур, движущихся по направлению к их костру. Один из них тащил кого-то у себя на спине. Коул долго вглядывался во тьму, пытаясь определить, кто это такие. Больше всего на свете в тот момент он боялся, что путники могли нести на спине Элену. Не решаясь подойти ближе, чтобы не увидеть то, что его так пугало, он просто стоял и ждал, пока они сами не приблизятся. Но вскоре, когда их уже разделяло меньше трети мили, он облегченно выдохнул, разглядев знакомые очертания устало идущей чародейки.
- Элена… - нежно прошептал он, обнимая ее.
Но она почти не отреагировала на его появление, устало кивнув в сторону Сафаи, который укладывал рядом с костром чье-то тело. Адэ и Матуна плюхнулись рядом. Кира, от наемничьего доспеха которой осталось лишь рваное и обгорелое тряпье, вытащила из сумки лучников бутылку рома. Вместо того, чтобы напиться, она оторвала от своего рукава небольшой кусок ткани, смочила его ромом и начала протирать лицо бедолаге. Коул подошел ближе, чтобы разглядеть лицо мертвеца. Им оказался Айден Вудкорт.
Он лежал на спине весь в крови и не подавал признаков жизни. Некогда красивый пиратский жилет превратился в обрывки кожи. Длинные волосы его обуглились, а лицо покрылось копотью. На колене виднелась глубокая кровоточащая рана, которую Сафаи тут же принялся перевязывать, предварительно плеснув на нее рому. Это слегка удивило вампира, ибо Айден выглядел, как самый настоящий мертвец.
- Так он жив? – спросил Коул, подходя еще ближе к нему.
- Пока еще да, - неуверенно ответила Элена.
Коул услышал наконец медленное и слабое сердцебиение того, кого недавно принял за труп. Сложно сказать, какие чувства это вызвало в нем. Он повернулся снова к чародейке, чье зеленое платье выглядело несколько печально, хоть и не настолько, чтобы сравнить его с одеянием Киры или Айдена. Оно утратило свой цвет, покрылось грязью, местами обгорело, а снизу так вообще порвалось, оголив белые ноги почти по колено. Сами колени были разбиты, и потому Коул присел у ее ног, чтобы осмотреть как следует рану. Но девушка остановила его:
- Не стоит, Коул. Поверь, я очень рада наконец встретиться с тобой. Но сейчас нам следует позаботиться об Айдене. Он на волоске от смерти.
Вампир огорченно поднялся и уже с неприязнью взглянул на лежачего. Вдруг ему в глаза бросилась одна необычная деталь. В руке тот держал все это время курительную трубку, несмотря на то, что пребывал без сознания. Коул хотел подойти к нему и взять вещицу, чтобы рассмотреть поближе. Но лучники предупредили жестом, чтобы он не делал этого.
- Мы нашли его, - пояснил Сафаи, - без сознания. В руке он держал эту трубку. Я не знаю, кто мог вытащить его из того пекла, которое сейчас в Червоточине. Но с уверенностью могу сказать, что именно этот спаситель и оставил ему трубку. Возможно, это что-то должно значить. Но мы не узнаем, пока Айден не очнется.
- Что же там произошло? – спросил Зимбеи, изумленно таращась на обгорелые и рваные наряды Киры, Айдена и Элены. – Мы видели взрыв, даже отсюда слышались крики и громыхания.
- Сейчас это уже не важно, - холодно ответила Кира, отложив тряпку и перестав вытирать лицо Айдена. – Важно как можно скорее привести его в чувство и добраться до корабля.
Зимбеи словно не услышал ее ответ:
- А где остальные? Где вождь? Где все?
Лучники склонили головы. Элена отвернулась и с горестным взглядом посмотрела на пылающие руины. Стряхнув с плеча пепел, Сафаи продолжил то, чем занималась до этого Кира – промывать раны Айдена. Кира встала с земли, отряхнулась от песка и бросила раздраженный взгляд на Зимбеи, которой продолжал на нее пялиться в ожидании ответа. Ее напрягало то, что по реакции остальных негр до сих пор не догадался, каков его ждет ответ. Но, тем не менее, она не стала язвить и – что было для нее еще более необычно – ответила на вопрос с ноткой печали, которую она всячески старалась скрыть.
- Их больше нет. Ни вождя, ни его крепыша-помощника – ни кого-либо еще. Все мертвы.
Зимбеи ошарашенно глядел на нее, раскрыв рот. Его не на шутку поразила эта весть. Еще несколько дней назад он прощался с бангами как со своими друзьями. Ему казалось, что пройдет совсем немного времени – и он снова увидит их, а те встретят его как своего героя, который отважился остаться в заложниках у вампира ради достижения их общей цели. Ночами глядя на огонь костра, негр воображал, как вождь Танг торжественно принимает его в ряды племени и вручает ему саблю как символ того, что отныне он – бравый воин Мавабанга, борец за свободу и благородный рыцарь этих краев… Но теперь, когда почти все банги были мертвы, его сердце сжалось от ледяной тоски, вызванной чувством безысходности и одиночества.
- И что же теперь делать? – едва слышно спросил он, сдерживая слезы и обреченно глядя на огонь. – Кто теперь станет вождем?
- Хах, ты только посмотри на него! – не удержался Коул. – Кира, может, ты уже скажешь ему?
- Что она должна мне сказать?
Кира вздрогнула, услышав эти слова. Удивление Зимбеи, которое нарастало вместе с его подозрением, заставило ее занервничать. Но в тот момент ей не хотелось причинять надоедливому негру излишнюю боль, которой он и так немало натерпелся, узнав о падении племени.
- Я не понимаю, о чем ты, - процедила она сквозь зубы, гневно глядя Коулу в глаза.
- Ладно, - хмыкнул тот, - как скажешь.
И оба они отвернулись в разные стороны, словно не желая, чтобы их взгляды пересекались со взглядом негра. Тот, в свою очередь, пытался понять смысл услышанного, но тщетно. Тогда он снова уставился на догорающий огонь костра, стараясь не показывать никому свою скорбь, которая в тот момент одолевала всех. Разве что кроме Коула. Вампир же не придал значения смертям тех, кого ему довелось увидеть лишь однажды. Ведь они прожили на пару дней дольше лишь благодаря ему. Потому он просто наблюдал за красавицей Эленой, встрече с которой никак не мог нарадоваться. Но, чтобы не показаться другим бесчувственной сволочью, решил не демонстрировать свое счастье.
***
- Так значит… - пробубнил себе под нос Зимбеи.
- Именно! – воскликнула Гвиатэль. – Теперь ты понимаешь, что я пыталась до тебя донести? Кира знала все о вымышленном племени. А вампир прочитал ее мысли при первом знакомстве. Но они оба решили не делиться с тобой этим знанием. При встрече можешь сказать им спасибо.
Негр отвернулся и устремил свой взгляд на смежную стену, на которой виднелись пятна засохшей крови, оставленной после побоев Мозгоправом. В его глазах читалась жгучая обида, он чувствовал себя преданным и обманутым. Словно те люди, которых он считал своими друзьями – или не совсем друзьями, - сговорились против него.
- Но я с детства слышал о легендарных бангах. Неужели…
- Неужели те банги были такими же наемниками? – хихикнула эльфийка. – Нет. Про племя Мавабанга рассказывают детям на ночь чуть ли не во всех странах мира. Твоему дружку Айдену удалось лишь найти подходящих людей, чтобы те сыграли роль этих самых мифических бангов. Таким образом, его отряд вознесся в глазах остальных жителей Фалькомы и приобрел немалый авторитет среди его врагов.
- Но Айден…
- Твой Айден искусный лидер и аферист. Не более того. И ради достижения своих целей, он не постыдился собрать всех этих людей, повесив всю ответственность на несчастного хромого старика Танга, а также сделать вид, что ему важна лишь смерть Асулема. Ведь именно этого и добивалось Мавабанга – смерть всех работорговцев. Айден хорошо все продумал. И если бы ему пришлось ради своей миссии свернуть тебе шею, то он бы непременно сделал это. К счастью, потребовалось лишь оставить тебя с кровопийцей в качестве заложника. Но и этот его поступок заслуживает осуждения. Не так ли?
Зимбеи промолчал, гневно вобрав в легкие спертый воздух карцера.
- Ладно, - сменила тон Гвиатэль, - им удалось убить Асулема?
- Он сбежал. Элена не сказала, как именно – просто сбежал. Но из ее рассказа ясно было одно: взрыв Червоточины – вовсе не ее рук дело. А также Асулем не мог быть причастен к этому. Грохот начался ни с того, ни с сего.
- Интересно. Кто же это мог быть?
- Точно не знаю. Но мне показалось, что Кира что-то скрывала от нас.
- Удивительно, правда? – съязвила беловолосая.
- Она постоянно твердила об одном – о том, что нам нужно незамедлительно попасть на корабль.
- И вы послушали ее? Что было потом?
- Идти в тот момент, пока Айден без сознания, никто не хотел. Но спустя час он очнулся – и повода оставаться на месте больше не было.
Гвиатэль понимающе кивала, вникая в суть его рассказа.
- Коулу не было причин оставаться с нами, ибо он получил то, чего хотел - спасение Элены. Поэтому с нами он не пошел, но пошла Элена. Признаюсь, путь выдался нелегкий. Нам пришлось спускаться по скалам к берегу. Труднее всего было Айдену с его ногой и ребрами. От боли он часто терял сознание на ходу. Но нам удалось все-таки добраться до моря к утру. Когда мы увидели корабль, словно ниоткуда появились лучники-эльфы. Всего их было семеро. Они повыскакивали из-под песка, из-за камней. Нас словно ждали.
- А Элена, - задумчиво проговорила беловолосая, - в очередной раз продемонстрировала свои способности иллюзионистки?
- Именно. Ни она, ни Кира – никто не сказал мне, зачем выдавать меня за Айдена, которого тащил на себе Матуна. Я просто подыграл им. Кира пообещала напоследок, что они вытащат меня отсюда, когда решатся все проблемы. Мне лишь оставалось изображать Айдена достаточно долгое время.
- Ты думаешь, они действительно вытащат тебя отсюда? – насмешливо фыркнула эльфийка.
Негр не ответил ничего, уставившись в пол.
- Встань. Подойди к окну и убедись сам!
***
- Что ты наделала? – гневно процедил Айден, глядя на Киру.
- Спасла тебе жизнь, - пожала плечами она, наблюдая за тем, как банги наваливаются на весла.
Лодка, раскачиваясь на легких волнах, медленно, но неумолимо отдалялась от парусного корабля, на котором в тот момент проводила допрос беловолосая эльфийка Гвиатэль. Искалеченный Айден кое-как сумел сесть на корме, но в гребле не участвовал. Элена и Кира сидели спереди к нему лицом. Негры гребли изо всех сил, обливаясь потом, и, не подозревая об этом, давали Кире полюбоваться своими мышцами. Чародейка же сочувственно глядела на раненого.
- Мало того, что ты отправила Зимбеи на смерть – тебя даже не грызет совесть? – не унимался он.
- Знаешь, эта лодка и так еле выдерживает наш вес – вряд ли она выдержала бы еще и груз моей вины. Спроси лучше у нашей замечательной чародейки, зачем она согласилась мне помочь. Ведь если бы не она – сейчас бы ты был на месте своего дружка.
- Кира сказала мне, - начала оправдываться Элена, - пока ты был без сознания, что нас будут ждать у корабля. Сказала мне о том, что нужно сделать, чтобы спасти тебя… и всех нас.
- Серьезно? А Кира не сказала, зачем она это все устроила? Зачем было вести нас в западню? Ведь у нее все планы готовятся заранее. Она продумала все еще до того, как встретила Зимбеи, и до того, как мы узнали о твоем существовании. Значит, изначально отдать эльфам планировалось меня. Пока случайное стечение обстоятельств не привело в наш отряд доверчивого юнца и умелую чародейку.
- В чем ты пытаешься меня обвинить, Айден? – не выдержала Кира, заставив негров вздрогнуть от неожиданности. – В том, что, когда у меня появился выбор кого оставить в живых, я выбрала тебя? Или в том, что, когда меня поставили перед выбором «приведи его или мы тебя выпотрошим», я не захотела умирать? Ты не знаешь, с чем мне пришлось связаться, пока вы с аборигенами строили здесь из себя отряд миротворцев.
Айден молчал, пытаясь понять, о чем она говорит.
- Эта Гвиатэль прибыла сюда издалека не просто так, - продолжала Кира. – Если король Таленэль прислал специалиста такого уровня, то, поверь, на Севере сейчас все очень серьезно! И что еще серьезнее: им нужен был ты! Мало кто знает, что происходит с теми, кем заинтересовалась эта эльфийка. И знаешь, почему? Ни одного из этих людей впоследствии никто не видел.
- Какое тебе дело до того, что они сделали бы со мной?
- Справедливый вопрос. Если бы я должна была выбирать между мной и тобой, кого отправить на плаху, то выбрала бы тебя, не сомневайся. Но мы с тобой через многое прошли вместе. К тому же, ты порой можешь быть очень полезен. Поэтому я непременно отправлю на смерть любого другого бедолагу вместо тебя, если представится такая возможность.
Он покачал головой, зашевелился, пытаясь обернуться назад и посмотреть на отдаляющийся корабль, и снова почувствовал боль в ребрах. От этой боли его злость возросла еще сильнее:
- Нам нужно вернуться! Я не оставлю его там!
- Мне очень жаль, Айден, - не задумываясь, покачала головой Кира. – Зимбеи уже нет в живых.
- Откуда тебе знать? – не верил он.
- Я видела его тело, - солгала она. – Как только они получили «Айдена Вудкорта», они выпытали у него все, что он знал, и убили. Довольно жестоко убили…
***
- Видишь? Они уже далеко. Они не стали возвращаться за тобой. Ты им не нужен.
- Я не могу поверить, - сокрушенно покачал головой Зимбеи. – Айден… Кира…
- Да-да! Теперь ты видишь, что из себя представляет Айден. Он бросил тебя здесь как кусок мяса на съедение волкам, чтобы удрать самому. Как я и говорила, он просто использовал тебя.
- Но теперь вы знаете все, что знал я, - отвернулся негр от окна. – Теперь от меня пользы уже нет. Что вы намерены делать со мной?
Эльфийка улыбнулась:
- Скажи. Тебе ведь обидно?
- Да…
- Ты понимаешь, что тебя предали, что тобою пользовались?
- Понимаю. – Он чувствовал, как злоба закипает внутри него.
- Ты хотел бы отомстить, мой дорогой друг?
Зимбеи недоверчиво взглянул на нее:
- Откуда мне знать, что вы не хотите также использовать меня? Совсем недавно ваш громила избивал меня в этом карцере, а вы душили своим сапогом. Как мне вам доверять?
Беловолосая помолчала с минуту.
- Ты прав, - кивнула она. – Я поступала неправильно и должна загладить свою вину, должна заслужить твое доверие.
Она подошла к двери и несколько раз постучала по ней. Громкими шагами по лестнице спустился Мозгоправ. Он вошел в карцер и стал ожидать указаний своей госпожи. Зимбеи не понимал, что происходи, и напугано смотрел на громилу. Эльфийка вынула из-за пояса блестящий стилет, повернулась лицом к негру и продолжила свою речь, виртуозно размахивая оружием, словно кистью по полотну:
- Мы с тобой оба стали жертвами обмана. Нас обоих предали. Предатель ничем не лучше врага. И, как ты заметил, у нас с тобой общие враги. Мы оба хотим воздать им по заслугам. И если мы будем работать вместе, то у нас будет больше шансов. Но как нам сотрудничать, если между нами не будет доверия? Никак. Поэтому… - Она молниеносно развернулась в полупируэте и вогнала острый, как жало, клинок прямо в щель между шлемом и доспехом Мозгоправа. – Я докажу тебе, что мне можно доверять.
Громила схватился за горло, покачнулся и рухнул на колени. Алая жидкость, пузырясь, стекала по доспеху, собиралась в лужу на полу. Крепыш стоял на коленях, кашляя и захлебываясь собственной кровью. Он снял с головы шлем, надеясь, что так ему достанется больше воздуха. Несколько капель крови попали на блузу беловолосой, вызвав у нее гримасу отвращения. Зимбеи увидел обезображенное ожогами пухлое лицо, панический взгляд человека, который не понимал, за что с ним так поступили. Издавая звуки, от которых мурашки бежали по коже и начинались рвотные позывы, громила упал лицом вниз, плюхнувшись в лужу собственной крови. Содрогаясь, он недолго мучился, прежде чем окончательно обмякнуть. Зимбеи изумленно наблюдал за этим, не понимая, что происходит. Гвиатэль же довольно смотрела на его испуганное лицо, понимая, что этим добилась необходимого ей доверия негра.
- Поверь мне, мальчик, - молвила она, глядя ему прямо в глаза. – Вместе мы не дадим никому снова обмануть нас. Я не дам Мозгоправу более поднять руку на тебя. Вместе мы сумеем воздать нашим обидчикам по заслугам! Только ты и я. Нам не нужны помощники. Мне не нужен этот громила. Мы никому не можем доверять, кроме как друг другу.
Девушка все еще видела на лице негра нерешительность и недоверчивость. И тогда ей вспомнился доклад Киры о прошлом Зимбеи:
- Вместе мы сможем отыскать твою пропавшую сестру.
[Продолжение в другой записи блога]


  • Miraak это нравится




Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет