Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





* * * * * 2 голосов

В объятиях Матери

Написано Сара Бонели, 22 Январь 2014 · 415 просмотры

По дороге меня застиг дождь. Верный товарищ любого путешественника. Если ты не любишь дождь, то не стоит высовываться на дорогу. Капли стекали по моей мантии, медленно переходя на лошадь. Долгая дорога замучила мое тело, поэтому я испытала блаженство, когда кожи коснулись капли дождя. Холодный ветер более не обжигал моего лица. Раны зажили, но остались шрамы – боевые трофеи.
До таверны «Змеиный колодец» ехать еще несколько миль. Лошадь бежала из последних сил. Временами я похлопывала старушку Ириш по шее, дабы подбодрить. Понимала ли меня лошадь – неизвестно. Эта поездка порядком изнурила ее. Ириш верный товарищ, но она уже не годиться для долгих поездок.
Таверна встретила меня веселым гулом голосов пьяных матросов. Лучшего места для встречи эта каджитка подобрать не могла. Я спешилась. Подбежал паренек и схватил мою лошадь за узды. Это неловкое движение чуть не лишило дурака жизни. Ириш поднялась на дыбы, размахивая копытами. Моя быстрая реакция спасла парнишке жизнь. Он лежал в грязи, растерянно хлопая ресницами. Усмехнувшись, я кинула ему один септим и сама отвела лошадь в конюшню.
Здесь действительно было много народу. Я протискивалась сквозь толпу, стараясь скрывать лицо под капюшоном, который всячески пытались стянуть. Мне казалось, что под мантией моя женская фигура будет незаметна, но похотливый свист говорил о другом. Рука непроизвольно потянулась к кинжалу. И не зря. Тяжелая ладонь врезалась в мои ягодицы, оставив отпечаток. Не на теле. На гордости, а эту вещь я берегла больше, чем любые сокровища. Всякое покушение на нее каралось смертью. В одно мгновение случилось то, что заставило собравшихся замолчать. Я прижала к стене наглого редгарда, приставив кинжал к животу. Зубы заскрипели. Мой кинжал давно не пробовал крови, но сейчас не лучший момент для этого.
-Можешь ли ты назвать мне причину, по которой я до сих пор не распорола тебе брюхо и не разбросала твои внутренности по таверне?
Редгард сдавленно кашлянул. Его кожа моментально покрылась потом. Я чувствовала дрожь. Охотник проснулся во мне. Инстинкт захлестнул, и я действительно не знала, почему медлю. Вероятно, я добивалась только испуга. Его дрожащие коленки поднимали меня в своих глазах.
-Даю тебе время подумать. Раз, два, три, - кинжал постепенно углублялся. Кровь змейкой поползла вниз.
Захватывающее зрелище охота. Все любят за нею наблюдать, пока сами не становятся жертвами.
-Не стоит этого делать. – Раздалось сзади.
Я медленно обернулась. С трудом сдержала рефлекс и не выстрелила из лука. Это был хозяин таверны. Пожилой бретонец с пышными бровями и суровым взглядом. Тусклые серые глаза метали молнии. Он стоял за стойкой, вытирая руки. Я убрала кинжал и шагнула к хозяину. Испуганные посетители шарахались от меня. Но стоило мне спрятать оружие в ножны, как веселье продолжилось.
-Кем бы ты ни была, мне не нужны проблемы. – Пробурчал он и бросил тряпку в сторону. – Ищешь приключений, хочешь обрамить свой кинжал кровью? Тогда советую выбрать другое место. Мне хватает пьяных матросов, которые вот-вот разнесут таверну в щепки.
Пыл и ярость отступили. Я вновь была сосредоточена на своем задании.
-Я ищу каджитку по имени Ра’Джи. Она должна была остановиться в этой… таверне. – Так и подмывало назвать это помещение дырой. Другого звания оно не заслуживало.
- Ра’Джи? – он почесал подбородок. – Не знаю, я не запоминаю своих клиентов. Может, и была такая…
Я вложила ему в ладонь десять септимов.
-Вот сейчас отчетливо вспоминаю, что на днях заезжало три каджита.
На стойке заблестело еще столько же монет.
-Точно! Ра’Джи! Я выделил ей третью комнату на втором этаже.
-Ваша помощь бесценна.
Будь ты проклят! У меня были времена, когда я за один септим была готова убить, а сейчас с закрытыми глазами отдаю их какому-то старику. Можно было перерезать глотки ему да матросам и самостоятельно обыскать таверну. Здравый рассудок сильнее жажды крови.
Ступени скрипели, в принципе, как и пол. На стенах и потолке поселилась плесень. Нет, нет. Это место не имеет ничего общего с убежищем. Оно скоро канет в небытие, ненадежно.
Я облокотилась о стену и постучала в третью дверь. Что-то упало.
-Кто там? – зашипела каджитка. В ее голосе проступали нотки истерики.
-Та, кто зальет землю кровью твоих врагов. Открывай, Ра’Джи, не заставляй меня выламывать дверь!
Дверь была поспешно открыта. Передо мной стояло пушистое создание в лохмотьях. Совсем ребенок, ей не было шестнадцати. Но не в моей компетенции проявлять жалость к заказчику.
Я села на стул, вальяжно раскинув ноги на столе. Мокрая мантия полетела на кровать. Костюм ассасина Ра’Джи ничуть не смутил, да и моя поза тоже. Дитя село напротив. Она молча крошила сыр в тарелку, изредка поднимая на меня глаза. В ожидании я ковыряла кинжалом стол. Мне быстро надоела эта сцена.
-Во имя Ситиса! – я села ровно и ударила кулаком по столу. – Я пришла сюда не для того, чтобы наслаждаться тишиной в компании закомплексованной каджитки. Переходи к делу, глупая девчонка! Или тебе нравится мысль о том, что жертва живет больше положенного срока?
Каджитка опустила глаза. Сыр выпал из ее рук. Я рефлекторно раздавила его ступней.
Не успела я опомниться, как на столе появились мешочек с деньгами и конверт, в котором было написано имя жертвы. Я спрятала все в сумку на поясе.
-Проклятый данмер. – Зашипела Ра’Джи. – Он собирается уничтожить деревню, в которой я живу, чтобы построить порт, который наладит его бизнес. Все, что было мне так дорого, уничтожат в течение месяца…
Жестом я остановила каждитку.
-Мне это не интересно. Моя работа заключается не в том, чтобы выслушивать подобные истории. Я привыкла действовать без лишних слов, быстро и незаметно. Дайте мне неделю, и след этого данмера простынет.
Каджитка обнажила свои белоснежные и острые, как лезвие кинжала, зубы.


Ближе к вечеру я вернулась в убежище. Сырость, холод и тьма– как бальзам на душу. Я медленно спускалась вниз по коридорам, дабы насладиться мраком, ощутить близость к смерти. О Мать Ночи, удостоюсь ли я когда-нибудь встретиться с тобой воочию? Знаю, ты всегда рядом, спасаешь от разящего клинка моих врагов, убаюкиваешь заботливо в бессонные ночи, но ты избегаешь встреч со мной. Чувствую твое присутствие. Холодное прикосновение смерти. Но этого не достаточно. Так и хочется шагнуть в бездну, принять твои объятия, навсегда забыться.
От стены отделилась темная фигура. Она шагнула ко мне. Я остановилась. Сальтео снял капюшон. Его глаза презрительно сощурились.
-Сестра! – воскликнул он, взмахнув руками. – Долго же тебя не было.
-Путь из Чейдинхола до Анвила оказался не самым сладким, плюс – разбойники, которые сегодня одичали, словно оборотни на полнолуние.
-Где же трофеи? – и он отвратительно ухмыльнулся.
Я фыркнула.
-Это не мой удел, ты же знаешь. Да и есть ли смысл в этом древнем хламе? Оружие и доспехи тех бедолаг стоили дешевле моих перчаток.
Его хохот вызвал у меня приступ тошноты.
-Кончай этот спектакль, Сальтео. Говори, что хотел. Я устала.
-Ты встретилась с заказчиком? – теперь говорил спикер. Я кивнула. – Цель? – я развела руками. – Как? Ты не посмотрела на имя? А что если тебе меня заказали?
-Таков уж наш бизнес. Коль там твое имя, - и я похлопала по сумке, - будь добр, прими объятия Ситиса.
-Твои красные глаза обливаются кровью. Вижу, ты не против того, чтобы раз и навсегда избавиться от меня.
-Я всего лишь выполняю свою работу, не более. Мысли о личной расправе редко посещают мою голову.
Сальтео фальшиво усмехнулся. Его глаза растерянно забегали. Пальцы крепко сжимали рукоять кинжала. Жалкий трус. Он боится смерти, с которой тысячу раз пытался сблизить меня. Я никогда не забуду того, что его кинжал попробовал моей крови. Пусть Сальтео клялся перед братством Матерью Ночи, что не предавал меня, я же знаю, что все его слова пропитаны ложью.
-Твое молчание таит в себе угрозу.
Он наклонился ближе. Я мотнула головой. Мысленно изувеченное лицо приобрело прежний вид. На меня снова глядел альтмер. По природе узкие глаза сделались похожими на щели.
-Скрой свой страх, иначе набегут волки и превратят твое тело в груду костей. – Я обнажила зубы. – Тебе было бы это некстати.
-Ступай, данмер. – Сколько грубости в его голосе! – Пролей кровь во славу Ситиса.
-Как скажешь.
Мы с минуту смотрели друг на друга. Сальтео удалился первым. Его шаги были неимоверно большими. Мысль о том, что он меня боялся, грела душу.
Я улыбнулась сама себе и ушла. Перед глазами была только одна картина: я наношу ножевые ранения высоко задравшему нос альтмеру. Хищник внутри меня желал крови Сальтео.
Мне нужен был отдых, поэтому я расстроилась, когда увидела, что Индира сидит на моей кровати. Она жаждет подробностей.
-Сестра! – она всегда встречала меня, как бога, вот только на этот раз Индира воздержалась от падения на колени. – Какой контракт на сей раз тебе достался?
-Убийство, Индира. Как всегда убийство.
-Какой расы твоя жертва?
Тишину в комнате разрушил свист. Из головы манекена торчал нож.
-Сестры!
-Брат.
Я только кивнула данмеру, имени которого так и не запомнила. Он не кажется мне серьезным. После двух контрактов это дитя ожидает грустный конец.
-Так назовешь ли ты мне расу?
-О! Представителя этой расы я убью впервые.
Босмер села на противоположную кровать, поджав под себя ноги. Из всего разнообразия рас мне не удавалось лишить жизни только три.
Я сняла сапоги и высыпала из них песок. Косточки на пальцах захрустели. Блаженство.
-Агронианин? – вполне ожидаемый ответ, этот босмер терпеть не может ящериц.
-Нет.
-Хм, должно быть это норд! – и вновь промах.
Я виновато развела руками.
-Неужели данмер…
-Именно.
-Ты убьешь своего сородича?
-У меня нет выбора. И почему сразу сородича? Родители бросили меня, когда я была младенцем, и отправили в Сиродиил. В некотором роде, я почти имперец.
История из моей жизни, которую я вспоминать не желаю, но порою, она врывается в мое сознание. Я не держу зла на родителей, не желаю их крови. В письме ясно говорилось, что у них не было средств, я бы долго с ними не прожила. Вероятно, их уже нет в живых. Но даже если это ложь, идеальная, красивая ложь, мне не хочется держать зла. Прошлое ушло, уступило место настоящему.
-Что? – спросила я, когда заметила, что губы Индиры двигаются.
-Как ты убьешь этого несчастного?
-Сначала узнаю распорядок его дня. На это уйдет не более суток. Когда он будет один, моя лучшая стрела встретится с его лбом.
Такой ответ босмера не удовлетворил. Она поджала губы.
-Я ждала чего-нибудь оригинального. В конце концов, это твой последний контракт в качестве душителя. Дальше тебя ждет карьера спикера.
Раньше эта гонка имела для меня значение. Теперь я про нее совсем забыла. Так вот почему Сальтео с самого утра рычал на меня. Он боится того, что я подобралась слишком близко. Его страшит мысль о моей мести. Глупец! Будто мне есть дело до этой крысы. Рано или поздно он сам загонит себя в яму. А я лишь буду наблюдать.
-Индира?
-Да, сестра.
-Прошу, называй меня Анри. – Девушка кивнула. – Не хочешь ли ты выполнить этот контракт вместо меня?
Девушка засияла. Она чуть привстала.
-Это такая честь! Наконец-то я распрощаюсь со званием киллера.
-Но с условием, что ты сама расскажешь об этом Сальтео.
Босмер восторженно кивала головой. Ей не терпелось стать ликвидатором.
-И вот еще что: я хочу видеть это.
-Как скажешь Анри.
-А теперь давай раскроем конверт. Узнаем, кто посетит в ближайшее время достопочтенного Ситиса.
«Шевалье Фод. Данмер. Деревня Мортем к северо-западу от Анвила»
-Отлично! Завтра прольется кровь данмера. – Она уже предвкушала вкус победы.
-Завтра? К чему такая спешка?
-Мне не терпится получить следующий контракт в звании ликвидатора.
И девушка резко вскочила, что заставило меня уклониться от ее длинных рук.
-Ты должна быть в этой деревне в полдень, чтобы лицезреть мой триумф.
Это были ее последние слова. Босмер скрылась за дверью. Я уныло проводила ее взглядом, а потом упала на кровать. Одежду я снимать не стала. Сил даже на это не было. Что меня так измотало? Я ведь сегодня почти не работала.
Сама не знаю, почему отдала свой контракт неопытной девчонке. Может, я решила дать ей шанс? Сальтео долгое время не давал Индире контрактов. Или мое тело просит покоя. Мне всегда нравилось убивать, но я редко видела, чтобы Сальтео или какой-нибудь другой спикер выполняли заказы. Вероятно, по этой причине.
Глаза закрылись, и я отдалась во власть сна, но перед тем как забыться, улыбнулась. 500 септимов сладко звенели в моей сумке. Индира совсем забыла о деньгах.

Кто-то настырно толкал меня. Я мысленно разразилась тысячью проклятиями.
-Во имя Ситиса, что еще? – закричала я, толком не проснувшись.
Молодой орк в приступе паники отскочил и споткнулся о кровать. Я захохотала. Ну, какой из него ассасин, если этот недоумок сносит вещи как ветер, стоит его только напугать. Набрали молодежь…
-Чего ты хотел, Ра’гро’Шарк? – терпеть не могу их имен.
-Сестра, Индира просила разбудить тебя утром.
Рычание вырвалось из меня.
-Почему вы так любите пренебрегать моим сном?
Я еще немного поворчала, словно древняя старуха, и стала собираться. Из еды на столе лежал только черствый хлеб, кусок сыра и яблоко. Рука потянулась к фрукту, но я ее остановила. В связи с некоторыми событиями яблокам лучше не доверять. Уничтожив остатки еды, я вышла.
Сальтео провожал меня взглядом. Я поклонилась ему, на что последовал ответный кивок. Не нравятся мне его хитрые глаза. Он что-то замышляет.
Ириш встретила меня грустными глазами. С каждым днем ей нездоровится все более и более. Думаю, это ее последнее путешествие. Я должна отпустить ее. Умение отпускать – одна из черт сильных личностей.
-Ну что, ты готова?
Конечно, мне не ответили. Взгляд Ириш стал более унылым. Она прекрасно осознает, что вот он, момент расставания.
Стражники у ворот начали шептаться. Дабы избежать подозрений, я быстро вскочила на лошадь, и она унесла меня вперед.
И вновь всю дорогу меня преследовал дождь. Будь я суеверна, наверное, сказала бы, что это плохой знак. Как бы в подтверждение моих слов на небе все засияло и загремело. Дождь перешел в сильный ливень. А утро только началось. Значит, день будет паршивым. Лишь бы Индира не наделала глупостей до моего приезда. Мать Ночи убережет свою дочь, как укрывала от бед меня.
Башня Белого Золота скрылась за туманом. Я не смогла любоваться ею, и это оставило неприятный отпечаток на душе. Сегодня точно не мой день.
И мои подозрения в очередной раз подтвердились, когда из леса на дорогу выскочила стая волков. Прежде чем я успела превратить их в пепел, они изуродовали ноги Ириш. На эти лохмотья было тошно смотреть даже мне. Ириш не могла идти дальше. Мое тело изнывало от боли, словно клыки этих псов вонзились в меня.
-Я знаю, ты боец, ни за что вот так не сдашься. Это только царапина. – Я погладила лошадь по гриве. – Недалеко была деревня. Я попрошу их о помощи.
Что-то препятствовало моему визиту в Мортем. Были те силы добрыми или злыми – мне нет до них дела. Индира может попасть в беду, эта глупая девчонка не умеет вовремя остановиться. Уверена, босмер не упустит шанса наломать дров.
Оказывается, огненный шар в руке и кинжал лучший способ вести переговоры с упрямыми имперцами. На сей раз я благодарна судьбе, что дело обошлось без рукоприкладства. Время действовало против меня. Казалось, мы схватились в смертельной схватке. Одно за другим я получаю ранения, но не в силах ответить.
Вот и показался Анвил. Этот прекрасный город манил меня к себе, но я поспешно его миновала. Ноги несли быстрее лошади.
Дальше меня вела кровь. Я остановилась, мазнула каплю на палец и поднесла его к носу. Свежая, липкая, прошло не больше часа. Суровая реальность подсказывала, что принадлежала она Индире. Дурная моя голова. Зачем я доверила ей этот контракт, ничего не узнав о данмере. Он мог оказаться опасным типом, психопатом. Босмер не умеет действовать красиво и бесшумно, она ведет себя подобно троллю – много криков, но нет толку. И где же была моя голова в тот момент!
Кровь увела меня далеко от деревни Мортем. Вроде тихо, стражников нет. это хороший знак. Может, Индира получила стрелу в тело и скрылась где-нибудь в лесу. Если оно так и есть, я добавлю ей еще ранений, чтобы в следующий раз думала головой, а не тем местом, на котором сидит.
Когда я вновь вернулась на дорогу, что-то яркое ослепило меня. На дороге лежало тело. От него и исходил этот свет. Я шагнула ближе и прикрыла глаза. Это была Индира, а сиял ее нож. Я отвернулась, чтобы подавить приступ тошноты. В ее животе зияла дыра. Данмер оказался магом далеко не первого уровня. Глаза девочки были раскрыты. Она смотрела на небо. Будто и не умирала. Бедное дитя. Я впервые осознала, что потеряла не только товарища, но и сестру.
На берегу стоял седоволосый данмер, который наблюдал за плывущими кораблями. Теперь у меня нет выбора. Я убью того, кто лишил жизни моего хорошего знакомого, и чье имя было написано в письме. Выполню этот контракт, закрыв глаза на боль в сердце.
Я выхватила лук и сделала все так, как планировала, только лбом оказался затылок. Старик покачнулся и упал лицом в воду.
Я приблизилась.
-Да примет тебя в свои объятия Ситис. – И я перевернула тело, чтобы посмотреть на его лицо.
Душераздирающий крик вырвался из меня. Я рухнула на колени и стала прижимать к себе холодное тело. Тело моего отца. Пятно на правом виске, нос с горбинкой, губы сложенные в упрямую линию, пышные ресницы, идеально длинные пальцы – все говорило о нашем родстве. А главное – частичка кулона, который с детства висел на моей шее. Я ни за что не прощу себе убийства отца! За что, Мать Ночи? За что?
-За что? – закричала я.
-За то, что хранишь прошлое.
Я обернулась. Сзади стояла целая и невредимая Индира. В руке босмер сжимала нож. Она сделала грациозное движение и вонзила его мне в сердце.
-Тебя заказали. – Известила меня босмер и прикрыла мне веки. – Твои родители.
Руки разжались. Отец выпал из моих объятий. Я раскрыла веки, но было уже поздно. Мать Ночи обняла меня и увела за собой.




...Душераздирающий крик вырвался из моей груди...

 

...- За твою смерть, заплатили твои родители, - без нотки сожаления произнесла босмер и прикрыла мне веки...


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    123
45678910
11 121314151617
18192021222324
25262728293031

Новые записи

Новые комментарии