Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

История персонажа - Регкинг Хромая Судьба

Написано Александр-Уголь, 10 Апрель 2014 · 219 просмотры

творчество
«ВОР»

«Герой, рожденный в неизвестный день, от неизвестных родителей»
«Пророчество о Нереварине»

В 181 году Четвертой Эпохи, на грязных улицах славного города Рифтен родился младенец, судьба которого не волновала смертных, за исключением пожилого бородача, случайно споткнувшегося о корзинку с хнычущим детенышем.
Человеческий ребенок лежал в грубой плетеной корзине для белья, завернутый в грязные тряпки, ярко-голубые глаза весело уставились на мужчину и так резко контрастировали с черными от слякоти камнями мостовой, выглядели такими неуместно красивыми на фоне унылых луж, что бородач, который уже думал пойти дальше, поскреб обгрызенными ногтями щеку и задумался.
Если бы он все-таки пошел дальше, эта история никогда бы не была написана. Одинокий ребенок – лакомая добыча для вампиров, людоедов, торговцев рабами и прочих культистов.
Мужчина чертыхнулся, осторожно взял ребенка на руки и завернул в драную суконную куртку, которую стянул с широких плеч.
Быстрым шагом он исчез в закоулках бедняцких районов, растворился в серой пелене накрапывавшего дождя.
Жизнь в Рифтене никогда не отличалась легкостью и простотой, именно поэтому его обитатели старались эту самую жизнь себе не усложнять. Такой подход, в сочетании с равнодушием к горестям ближних, неизбежно порождает черствые сердца и холодные души. Взять к себе сироту, еще один голодный рот, который не скоро начнёт себя окупать – поступок достойный звания подвига, особенно если попечитель – это нищий сапожник имеющий кучу долгов, пятерых собственных детей и больную жену.
Поэтому ласки и чувства сытости подкидыш не знал никогда. Сапожник, которого звали Огвальд, нарек девочку Регкинг Хромая Судьба, в память о ушибленной ноге и как намек на ее будущее. А какое еще будущее могло ждать ее? Денег на хоть какое-то образование для падчерицы сапожник не имел, поэтому злачные кварталы Рифтена уже поджидали, когда подросшая Регкинг придет искать работу под его багровые фонари.
Через пять лет сапожник тяжело заболел хрипунцом и умер пережив жену на полгода. Старший сын продал дом и уехал куда-то в Хай-Рок забрав с собой младших братьев и сестру, а Регкинг просто бросил на произвол судьбы.
Пока ее «семья» собирала вещи и заколачивала досками окна и двери, девочка просто стояла и смотрела огромными глазами, теребя пальцами краешек залатанного платья из мешковины, топчась в грязи на загрубевших, покрытых язвочками ножках. Молча.
Но когда они навсегда ушли она долго плакала. Плакала горько, навзрыд. Они были ее единственной семьей, маленькие сердца умеют любить сильнее, искренней чем взрослые. Она любила и грубоватого неласкового отчима, и тоненькую как тень, таявшую как свечка мачеху. И равнодушных названых братьев, и практически не замечавшую ее сестру. Сердцу надо кого-то любить, а лучших кандидатур у нее просто не было.
Но детские сердца эластичны, горе недолго сжимает их в злой хватке, да и слезы тоже должны кончится. Девочка последний раз всхлипнула, глубоко вдохнула, шмыгнула носом и оглядела «новый чудный мир» в котором ей продеться выживать совершенно одной. Жизнь разделилась непроницаемой чертой - до и после слез.
Вначале она просила милостыньку у храма Мары-заступницы. Там были и другие маленькие попрошайки, целая стайка «профессиональных нищих», у некоторых даже были родители. Не сказать, что она много зарабатывала на паперти, иногда ей везло и случались свадьбы. Плохим знаком и дурным тоном считалось прогнать сироту, поэтому ей перепадали мелкие деньги или даже кусок мяса или рыбы.
А иногда и ничего не получалось добыть.
День приходил и уходил, а голод оставался и приводил верных подруг – слабость и болезнь.
Однажды на нее обратил внимание жрец Мары, настоятель этого храма. Он накормил ее и ласково предложил жить при Храме. Помогать по хозяйству и тому подобные вещи.
Это было хорошее предложение, но друзья по ремеслу предостерегли ее. Оказывается, жрец уже предлагал подобное некоторым попрошайкам и пользуясь их юностью и беспомощностью насиловал в тайном подвале из которого только одному удалось выскользнуть живым. Перед тем как убежать из Рифтена маленький мученик предупредил друзей об ужасном священнике и незамедлительно скрылся. Ему было восемь лет.
Хватать детей прямо у Храма жрец остерегался, а детям было некуда больше идти, в других местах практически не подавали, в других гоняла стража, а в-третьих местах, особенно у трактиров, куда опаснее.
Регкинг к тому моменту уже исполнилось шесть лет. Улица ее хорошенько потрепала за год скитаний, ночевок с собаками, жизни впроголодь. Она кое-чему научилось у новых друзей, кое-что узнала о жизни. Например, что смелость – это лучшая удача, ловкость и быстрота - залог выживания, бойкий язык – верный кусок хлеба. Но руки были еще не испытаны. И у нее созрел план.
Она обратилась к жрецу Мары и сказала, что устала жить на пустой желудок, ночевать в бочках под дождем и хочет служить при Храме. Обрадованный жрец заверил что место служки вакантно и она принята. Весь день девочка драила деревянные полы, чистила алтарь и статуи, возжигала свечи и выполняла всю прочую работу при церкви. Вечером священник позвал ее в свои покои, похвалил за усердие и предложил разделить с ним ужин. Но Регкинг ничего ни пила и не ела, только делала вид, в сумерках покоев жрец ничего не заметил весь поглощенный предвкушением. Улучив момент девочка вылила сок из своей кружки в кубок священника, когда тот ненадолго вышел. Когда он пришел обратно, что-то пряча за спиной и гнусно ухмыляясь, то первым делом схватил кубок и выпил, остужая разгоряченное нутро.
Видя пустую кружку девочки и уверенный что сонное зелье вот-вот сработает, он показал Регкинг короткий хлыст с нанизанными колючками.
-О, знаешь ли ты, моя сладкая, во что ты сегодня поиграешь с отцом Рупертом? – он осклабился, не скрывая даже напрягшуюся плоть под рясой.
Девочка схватила табуретку и угрожающе взмахнула перед жрецом. Тот засмеялся каркающим голосом, таким не похожим на тянучие распевы, обычные для дневных проповедей о Любви и Милосердии.
Оскалив зубы он потянулся к малышке и лицо его перекосило. Глаза, несмотря на все усилия, закрылись сами собой и отец Руперт рухнул на стол.
Регкинг не теряя времени собрала в храме все мало-мальски ценное что могла унести. Серебряные и медные подсвечники, лампадки для благовоний, деньги из жертвенной чаши. Она даже срезала кошелек жреца.
Было искушение прирезать также самого насильника, но девочка здраво рассудила, что ей просто не хватит силы и выдержки. После чего она исчезла в ночи.
Через друзей постарше она загнала краденое и уже было радовалась безбедному существованию, как жизнь научила ее не доверять людям второй раз. Ее просто обманули «старшие товарищи» и не отдали ей ничего. Просто не пришли на встречу за старой кузницей.
Но начало было положено. Маленькая Регкинг вступила на стезю воровства.
После было много краж. Удачных и не очень, выгодных и грошовых. Были и драки за выживание и бегство от стражников и первая влюбленность. Все это было. Она научилась не доверять, перепроверять, обманывать, торговаться. Лгать друзьям, неплохо орудовать кинжалом и луком. Природная жажда жизни и закалка сделали ее душу иронично-ядовитой, язык острым и гибким, тело ловким и быстрым, а сердце…сердце как и прежде, жило надеждой на лучшее и не пререкалось с реальными, суровыми обстоятельствами.
Когда ей исполнилось восемнадцать лет, Гильдия воров милостиво обратила внимание на подающую надежды воровку.

ЧАСТЬ I
«Гильдия Воров»


Первый и самый важный закон выживания на улицах – «думай только о себе, заботься только о себе, наивные альтруисты живут не долго и плохо». Никто о тебе не позаботиться, кроме тебя.
Второй закон выживания на улицах – «не доверяй никому». Слишком часто доверие оборачивалось подставами и предательством. Те немногие, кого я считала друзьями, не доверяли мне, а я им. И все же, даже такой органичный допуск в личную зону подвел меня под монастырь, а точнее в Рифтенскую тюрьму, в руки добрейшего «палача» Альфонсо де Ла Крузо – прокуратора из Сиродила.
Имперский прокуратор расследовал пропажу церемониальной короны Барензии и след привел его в наш славный город. Пошли облавы и трясли всех: - скупщиков и щипачей, шниферов и домушников, аферистов протухшими мясом и жигало. Словом, каждого, кто хоть мизинцем причастен к воровскому миру Империи.
Я пряталась тогда у друга…Что же, случай убедил меня раз и навсегда, что доверие и дружба – роскошь не для меня. Непозволительная, опасная блажь.
Накануне первых облав, когда взяли скупщика Фолку Гангрену и щипача Вебера, я накрутила сейф в особняке шишки из Магистрата. Взяла нормально септимов, несколько крупных гранатов и слиток золота. Добычу загнать или заначить не успела, поэтому пришла как есть, с добычей, с своему парню – известному шниферу Карлосу.
А Карлоса уже взяли, только до меня слух не дошел, я же сразу решила лечь на дно и по кабакам не шаталась как некоторые. Когда я пришла к нему домой, на окраину Рифтена, в портовый район, палач ему уже доделывал «Алдмерскую розу». Конечно он меня сдал. Все выложил: и где я могу прятаться и чего от меня ждать, словом, разве что позы не рассказал.
Я не герой, знаю, что под пытками все поют, но раз все раскалываются, пусть лучше никто и сказать обо мне ничего не сможет. Уже через три часа я сидела в скучном подвале Рифтенской тюрьмы. Конечно меня выпустили потом. Добычу стражники не нашли, я все-таки успела сделать у Карлоса тайник, на всякий случай, так что позадавали вопросов о ближайшем окружении и дали пинка. Не в масть имперскому прокуратору, мелкую воришку на судилища таскать, он рыбу покрупнее ловит. Это я к чему в воспоминания ударилась, к тому, что первые два закона улицы надо чтить свято, от этого самой тебе польза будет. Кто их забудет, к тому костлявая приплясывая побежит не споткнувшись.
***
Бриньольфа я знала давно, года два уже, если быть точной. Ничего особенного между нами не случилось, так, пару раз пили вместе у старухи Гринготтс. Я слышала, что он вроде как из Гильдии, и даже не шестерка, а чин имеет. Я ткнулась к нему, мол, так и так, возьми меня в Гильдию, а он посмеялся и сказал, чтобы подросла. Я и думать забыла об этом разговоре, да и других дел по горло было, если честно. Украсть и продать, на это особого разрешения не нужно, а у серьёзных людей я не воровала. Очень хорошо заполнился неудачник, попытавшийся обнести Черный Вереск. Его труп без головы всплыл в реке на следующий день, а голову нашли в катакомбах «крысиной норы».

Глава I
«Экзамен»

Солнечный денёк радушно согревал торговый «угол» Рифтенской главной площади. Разные товары предлагались тут и там: - продукты питания, ювелирные изделия, оружие и броня, домашняя утварь и прочие необходимые вещи. Шумели горожане выбирая товар получше, петушились продавцы торгуясь за лишний септим, нудили нищие выклянчивая хоть медный обрезок разменной монетки, словом, шел обычный рабочий день. Солнечные зайчики бегали по отшлифованной наковальне местного кузнеца, блеяли козы и овцы, стреноженные для продажи, пахло горячей сталью от кузницы, медом, пирожками и рыбой. Прохладой тянуло с реки.
Регкинг, одетая в старую кожаную куртку на шнуровке и штаны из серой мешковины, стояла на деревянном мостике у площади, лениво поплевывала в серебрящуюся воду и ловила чуткими ушами обрывки чужих разговоров: – крики, рассказы, шепотки:
- «…Нет, ваш лимит на кредиты исчерпан в прошлом месяце.»
- «Пода-а-айте инвалиду Великой Войны.»
- «Свежая рыба!»
- «Смотри, еще раз увижу, не обрадуешься…»
- О! Кого я вижу! Привет крошка! – знакомый голос, дружеский хлопок по плечу.
- Привет Бриньольф, как дела? – девушка улыбнулась старому знакомому, бросив быстрые взгляды по сторонам. Стражи или иных головорезов не наблюдалось. Бриньольф проследил за ее взглядами и рассмеялся.
- Ты всегда настороже детка, это хорошо – он почесал нос и продолжил – Что насчет вступить к нам в Гильдию?
-Э-э-э, это что, шутка? – Регкинг улыбнулась показав мелкие жемчужно-белые зубки к которым не отчего-то не липла никакая грязь.
Бриньольф обнял ее за плечи и наклонился к перилам моста, зашептал на ухо
- Понимаешь крошка, нам нужны новые люди, нужны хорошие воры. Я же вижу, ты уже взрослая, да и жизнь показала что ты годишься. Но есть правила, и от них отступить нельзя.
- Правила? Ты наверно пришел клянчить членские вносы? – Регкинг кивнула – не прокатит братишка.
- Да какие вносы…вовсе нет – он досадливо щелкнул пальцами – нам и вправду нужны люди и люди эти нужны для работы. Если выполнишь для меня поручение, получишь не только долю, но и место в Гильдии. А это хорошо оплачиваемые заказы, «крыша» и хорошие знакомства.
Девушка выскользнула из объятий
- На знакомства мне плевать, нужно было сразу начинать с доли. Что за работа?
- Работа простая, для тебя уж точно – Бриньольф огляделся, убедившись, что никто не подслушивает продолжил – знаешь Мадези, ящера, торгующего побрякушками? Регкинг кивнула.
- Хорошо, нужно стащить у него из прилавка кольцо и подбросить Бранд-Шею – дернул плечом в сторону прилавка темного эльфа-коробейника.
Рег задумчиво оглядела шумную базарную толпу.
-Я знаю, о чем ты думаешь, не волнуйся, я отвлеку их. Когда дело будет обстряпано дай мне знак – он скрестил два пальца вместе – ну как, берешься?
В кармане Рег было: - дыра, одна штука, септимов – ноль.
-Хорошо, по рукам – девушка тряхнула гривой белых волос и потянулась на цыпочках хрустя пальцами.
Бриньольф улыбнулся и шепнув – жди – отошёл к своему ларьку, на котором стояли бутыли и флаконы с жидкостью красного цвета.
- Дамы и Господа, все внимание, все сюда! Представляю Вам новый чудодейственный эликсир, последнее слово в области…- его неожиданно громкий голос перекрыл гул толпы и люди стали оборачиваться, отходить от других прилавков. Регкинг не особенно слушала, о чем он там болтал, ее взгляд был пригвожден к ящеру Мадези. Вот он повернул голову, вот отошёл от прилавка, присел на бочку. Пора!
Она плыла мимо толпы слушателей, выхватывая обрывки фраз:
- Фалмерская кровь…Живительное снадобье!
- Наверное снова надувательство?
- Пожизненная гарантия…только сегодня…
Регкинг нырнула под прилавок ювелира, никем не замеченная вытащила из рукава пару отмычек. Три щелчка, поворот, пауза, отмычка жалобно вздрогнула и сломалась.
-Черт – девушка тихонько выругалась и сунула в замок еще одну. Три щелчка, пауза, легкий поворот налево, щелчок…замок открылся. Внутри прилавка стоял маленький сундучок, чуть больше шкатулки. Вообще-то по уму, следовало просто взять его и вскрыть в спокойной обстановке, но само дело не давало такой возможности.
Она сунула в замок отмычку. Поворот до упора, щелчок, чей-то особенно громкий возглас и пальцы дернулись, отмычка сломалась. Ее засекли? Нет, точно нет, это Бринельф вешает на уши простачкам увесистое босмерское макраме.
Она взяла новую отмычку – последняя – подумала Рег и осторожно ввела ее в замок сундучка. Поворот до упора, щелчок, чуть-чуть влево, еще чуть-чуть вправо, нажатие…отмычка сломалась.
-Твою мать! – воровка сунула сундучок под куртку и быстро покинула площадь незамеченной. Закопав добычу за ближайшим домом она вернулась на площадь. Там, поймав вымученный, встревоженный взгляд напарника, встала на цыпочки и показала условный знак – два пальца скрещенных вместе.
Оратор моментально прервал свою речь.
- Теперь, когда Вы ознакомились с преимуществами нового снадобья, вы конечно захотите его купить. Так что приходите завтра, к полудню.
- Но Бриньольф!
Утомленный долгой речью Бриньольф только отмахнулся и поманив рукой Рег отошел за угол ближнего трактира.
- У меня сломались все отмычки, но я спрятала шкатулку в надежном месте, потом можно открыть – она виновато помолчала - наверное.
Брин свирепо взглянул на нее – Да нет, поздняк уже метаться, дело провалено. Собственно, я не удивлен, у нас уже давно так…
- Всмысле?
- Неважно…ладно, пусть работа сделана плохо, она ведь все равно сделана, да? – неуверенно пробормотал Бриньольф.
- Я все равно приглашаю тебя в Гильдию, люди нам нужны, а вор ты неплохой, я ведь знаю. Приходи в «Буйную Флягу» сегодня вечером, там обсудим твое вступление в Гильдию. Будь осторожна в «Крысиной норе» детка, там бывают такие вещи, от которых даже у меня кровь стынет в жилах – он махнул на прощание рукой и растворился среди прохожих Рифтена.

.... Продолжение в разработке.

  • Kory34 это нравится



Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    123
4 5 678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031