Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





* * * * * 4 голосов

Шиммеренская роза

Написано Daniel_Chizh, 27 Декабрь 2014 · 676 просмотры

рассказ tes
8-й день Месяца Начала морозов, 4Э 174
Это будет первой датой в моем дневнике. Я намеревался черкнуть в нём несколько строк прежде, чем воспользоваться шансом на сон. Однако я сижу над пустыми страницами, должно быть, уже не первый час, и попросту не знаю, что и как мне следует сюда писать. Возможно, если я стану воплощать в вязь букв все те мысли, что тревожат мой разум, и буду оставлять их на страницах этого дневника, мне станет легче. Как бы то ни было, отныне, когда выдастся свободная минутка, я постараюсь отмечать здесь все сколь угодно значимые события, которые со мной произойдут.

Сегодня мы, наконец, вышли к нашей цели – имперскому складу снабжения близ Чейдинхола. Он располагался на территории загородного поместья, занимая как прилегающие земли, окруженные густыми лесами, так и само здание – высокий дом в два этажа, сложенный из серого камня. Охрана была немногочисленной – десяток зелёных рекрутов легиона и трое солдат постарше, бывалых. Они не могли остановить пять боевых магов Доминиона. Они и не смогли.
Когда всё закончилось – мы принялись за беглый осмотр лагеря в надежде найти что-нибудь ценное. Планы, карты, письма. Следовало поторапливаться. Пока Атерен, заручившись помощью Синдевина и Унредила, обыскивали наружный лагерь, мы с Тармионом отправились во внутренний двор поместья. Там нашим глазам открылось чудо, которого мы никак не могли ожидать.
В центре уютного дворика была клумба, а на ней – куст, среди ветвей которого красовался всего лишь один цветок. Но он один затмил бы собой любую композицию. Изящные, будто сотканные из самого эфира лепестки, легкие, как крыло бабочки, казалось, излучали лазурное сияние. Уроженцам Алинора невозможно было ошибиться – нам посчастливилось увидеть шиммеренскую розу. Она росла только в одном месте в Тамриэле – на нашей родине, островах, которые упрямые или просто невежественные имперцы продолжали именовать «Саммерсет». Я никогда не слышал о том, чтобы эти цветы появлялись где-то за их пределами. Согласно старинной легенде, лишь руки эльфа, чистого помыслами, могли прикасаться к этой розе, а в любом ином случае цветок бы немедленно угас, умер и рассыпался прахом. Напоминание нам о том, насколько хрупка и беззащитна красота мира, за который мы сражаемся.
Сколь не была велика наша радость столь внезапному подарку судьбы – ещё глубже была наша печаль. Следуя полученным приказам, мы должны были уничтожить этот склад вместе со всем содержимым. В пламени, которое вскоре должно было разгореться, цветок бы неминуемо погиб. Скрипя сердцем, я сделал единственное, что мог – срезал его и аккуратно пришпилил к плащу. Пусть красота шиммеренской розы проживет дольше, согревая нас мыслями о доме, о прекрасном Алиноре.
В самом поместье, однако, меня ждала ещё одна находка. Мы так и не нашли в доме ни писем с приказами, ни тайных карт, однако дом оказался чрезвычайно богат своей библиотекой. Осматривая полки, я наткнулся на одну небольшую книжку в простеньком, но прочном переплете из кожи. Её страницы оказались чисты, и я понял, что это именно то чтиво, которое мне нужно. Поначалу я подумал, что в ней могли быть какие-то записи, скрытые от любопытного взора, однако после быстрой, но тщательной проверки я убедился, что они действительно пусты.
Вскоре мы закончили своё задание, и, оставив позади пылающие руины, покинули то место. Шиммеренская роза отправилась вместе со мной на северо-восток, в горы. Сейчас, когда я пишу эти строки, мы уже далеко оттуда, в лесах, густо покрывающих холмы на подходах к горам Валус. Рядом ободряюще потрескивает небольшой костерок. Мои товарищи спят, за исключением Атерена, который сегодня в дозоре. А я – любуюсь волшебной синевой дивного цветка и записываю эти строки. Не знаю, зачем.

9-й день Месяца Начала морозов
Мы всё больше углубляемся в предгорья Валус, в безлюдные земли на границе Сиродила с Морровиндом. Здесь, глубоко в тылу имперских войск, мы не рискуем быть обнаруженными. За два дня пути нам не встретилось ни души.
Империя рушится. После взятия нашими войсками Имперского города и возвращения Башни Белого Золота в руки меров спустя столько эпох конец владычества людей в Тамриэле кажется предрешенным, а победа Доминиона – неминуемой. Когда-то я был готов сражаться за это до последней капли крови. Сейчас же, к стыду своему, вынужден признать, что эти вести не приносят мне ни радости, ни облегчения. Мы сражаемся за красоту Алинора, но когда мы его видели в последний раз?
Ах, прекрасная моя родина! Сколько бы я не отправлялся в странствия с её берегов – нигде и никогда я не видел более красивых краев. Роскошные парки, блестящие изумрудной россыпью, в которых каждое дерево, каждая ветвь и каждый лист находились на своём месте. Величественные статуи героев прошлых эпох, слепленные так искусно, что казались живыми, лишь на миг замершими фигурами. Изящные колоннады и башенки, столь утонченные и легкие на вид, будто были сотканы из белых облаков и утренних туманов.
Сейчас всё это казалось столь далеким и зыбким, что порой я спрашиваю себя – не было ли оно лишь дивным сном? После трёх лет кровопролитной войны единственное, чего мне по-настоящему хочется – это вернуться домой.

11-й день Месяца Начала морозов.
Мы ушли достаточно далеко в пограничные земли, и сегодня я наконец-то смог выйти на связь с Амиокаром, боевым магом при штабе лорда Наарифина, командующего войсками Доминиона в Сиродиле.
Нам надлежало выдвигаться далеко на север, к Джерольским горам, где предстояло встретить талморского мага в сопровождении двух солдат и в дальнейшем следовать его приказам.
Роза из Шиммерена выглядит свежей, будто только что сорванной, живой и прекрасной. Я опасаюсь применять какую-либо магию к этому цветку, даже в надежде продлить его жизнь, но, кажется, ему это и не нужно. Силы, более древние и могучие, чем моё волшебство, не дают ему завянуть сейчас. Откуда он появился здесь, в Сиродиле? Ведь любое касание к нему не-эльфа его бы убило. Ему могло навредить даже прикосновение мера – если тот был нечист духом. Но все истинные эльфы сейчас сражались за дело Доминиона.
Не знаю, что это значит. Возможно, ничего.

14-й день Месяца Начала морозов.
Тарвион наконец подружился с нашими новичками, Синдевином и Унредилом. Я слышал, как во время отдыха один из них спросил о его амулете – голубом камне на прочном шнурке, который он носил на шее, и вспомнил, как и сам задал подобный вопрос, давным-давно. Тарвион поведал им о своих исследованиях айледов, древних эльфов Сиродила, и объяснил, что его талисман сделан из осколка метеоритного стекла подобно тому, как они изготавливали свои велкиндские камни. Он попытался объяснить подробнее, но быстро сдался, увидев, что его не понимают. Что ж – в своё время я тоже не многое понял в его речах. Единственное, что осталось у меня в памяти – сломав амулет, можно было высвободить значительный резерв магических сил. Однажды это может очень пригодиться.

16-й день Месяца Начала морозов.
На рассвете мы увидели вдали статую из белого камня, искусно запечатлевшую стройную эльфийскую деву, державшую в широко разведенных руках Луну и Звезду. Лучи восходящего солнца придавали ей загадочный, почти мистический вид. Казалось, что она сама состоит сплошь из этого сияния, из самого света. Не рискнув приблизиться, мы обошли святилище Азуры с юго-запада, и направились дальше, выдерживая направление на северо-запад.
По мере приближения нашей встречи с талморским волшебником, я вспоминаю весь тот ворох противоречий, который вызывает у меня этот древний магический орден. То, что для многих меров было, скорее, мифом, красивой легендой, которую стоило хранить лишь в памяти и жить дальше, для них было единственной истиной этого мира. За неё они боролись, не гнушаясь любыми методами, не зная ни сомнений, ни жалости. Столетиями они накапливали силы, знания и власть. Мы все хотели восстановления справедливости, но цели Талмора простирались намного дальше этого. Когда-то я верил, что им попросту не хватит сил свершить то, на что они покушались, но после всех событий последних времен я в этом уже не уверен. Их мощь ужасала, как и их фанатизм - все не эльфийские расы были для них низшими, второсортными. Те альтмеры, которые выражали открытое несогласие с их позицией, также не могли считаться «истинными эльфами».
Не смотря на всё это, именно Талмор спас наш народ во время Кризиса Обливиона. Они смогли остановить врага, уже почти сломившего нас - когда пала Хрустальная Башня. Их маги уничтожали даэдра сотнями и остановили натиск тёмных орд тогда. Им удавалось даже прорываться в сами Врата Обливиона и уничтожать их. Их чествовали как героев и спасителей. Власть Талмора росла и пускала глубокие корни в сердца многих альтмеров.
Именно их заслугой стал возрожденный Альдмерский Доминион, который впервые за долгие столетия собрал под едиными знаменами силы Алинора и Валенвуда. Они смогли расстроить все планы Империи, с легкостью заткнув за пояс знаменитых Клинков, считавшихся до того лучшими шпионами каких когда-либо знал мир. А затем они повели нас на Великую войну, к чести и славе во имя всех эльфов. Во имя лучшего мира, судьба которого слишком долго находилась в руках тех, кто этого не достоин. В руках людей, чей век краток и подобен полету мотылька. Что они могут знать о красоте и гармонии? Какую мудрость они успевают познать за несколько десятков лет жизни, отравленной извечными конфликтами с самими собой? Какое право имеют они распоряжаться судьбами всех народов Тамриэля? Мы жили в этих землях задолго до них и теперь лишь возвращаем то, что наше по праву. Мы хотели принести всем народам свет Алинора, отблеск его неописуемой красоты, его справедливость и порядок.
В это мы верили когда шли на войну против всей силы Империи – ослабевшей, расколотой внутренними противоречиями, но всё ещё цепко держащей в своих руках большую часть Тамриэля. Мы знали, что без боя упрямые люди его нам не отдадут, и что единственный путь – это война за то, во что мы верим. За новый, лучший мир, управляемый вечным Алинором, мудрой рукой Старших народов.
Но сейчас я более не знаю, во что верить. За три года этой страшной войны я видел только кровь и смерть. Поначалу это было не трудно – убедить себя, что иначе нельзя. Что враг, стоящий на пути к нашей мечте, иного и не заслуживает. Но сейчас я чувствую, что каждая смерть тяжким грузом лежит на моей душе. Неужели всё это было необходимо? Теперь я не знаю ответа. Я обращаясь в мыслях к моей родине, но не могу увидеть ни её густых вечнозеленых фруктовых садов, ни белых башен над лазурью моря. Перед моим взором лишь глаза тех, нити жизни кого я оборвал. Возможно, для молодых эльфов эта война ещё имеет какой-то смысл, а я уже просто слишком стар. Мне хочется лишь вернуться домой.

19-й день Месяца Начала морозов
Мы забрались далеко вглубь территории имперцев, и это вынуждает меня принять некоторые меры предосторожности касательно этого дневника. Немного повозившись, мне удалось вспомнить последовательность нужных заклинаний. Теперь эти записи будут видны лишь мне самому, а любой посторонний увидит здесь лишь пустые страницы. Это пригодится в том случае, если этот дневник попадет в чужие руки. Надеюсь, однажды я доживу до тех дней, когда смогу больше не таиться и развеять эти чары.

21-й день Месяца Начала морозов.
Сегодня мы добрались до условленного места и встретились с талморским магом, приказам которого мы и должны теперь следовать. Упомянутых в сообщении Амиокара сопровождающих солдат при нём не оказалось, на вопрос о них он ответил, что они занимаются развездкой. Надеюсь, они не попадутся местным патрулям. Ставка имперского командования сейчас совсем близко - менее, чем в неделе пути на запад, к Бруме. Суть предстоящего нам задания пока неизвестна, но всем ясно, что оно будет нелегким и опасным. Талморец сказал, что выдвигаться нам доведется завтра же на рассвете, так что мы решили сполна воспользоваться возможностью ещё раз отдохнуть перед тем, как лезть в самое пекло.
Роза всё ещё жива, её не коснулись ни время, ни мороз. Только её вид сейчас греет моё сердце.

22-й день Месяца Начала морозов.
На рассвете вернулись разведчики. Они обнаружили два отряда врага: один, из шести человек, в четырех-пяти часах пути на восток; другой – четыре человека – на юге. До них были сутки пешего ходу. И те, и другие движутся в нашу сторону, но о нашем присутствии, по всей видимости, не знают. Мы выдвигаемся на восток, вместе с талморцем и его сопровождающими. Я всё ещё не знаю, какова главная причина нашего присутствия здесь, но первым делом нам предстоит разобраться с этими двумя отрядам имперцев. Ещё десять смертей – капля в море на этой войне, но каждая из них навсегда останется на моей совести. Как же я устал.
Этой ночью мне вряд ли удастся уснуть. Возможно, к лучшему. Случившееся сегодня ещё долго будет преследовать меня в кошмарах.
Мы устроили засаду солдатам Империи, укрывшись в налетевшем снегопаде. Не могу сказать, было ли это везением или талморец каким-то образом умел управлять погодой. Мне очень хочется верить, что хотя бы эта сила ещё не подвластна им.
Вот только лишь двое из наших противников оказались воинами. Привычно кинувшись в пучину боя, мы разили врага клинками и молниями, бросали в них шары из пламени и обращали в глыбы льда. Бой закончился, едва успев начаться, и тогда я наконец смог заметить то, что должен был заметить сразу – четверо из шести сиродильцев не носили ни доспехов, ни оружия. Беженцы.
Я не знаю, зачем нас отправили против них. Мы уже сбились со счета, сколько раз нам доводилось скрестить клинки с лучшими бойцами Легиона, но ещё никогда нам не доводилось убивать безоружных. Что задумал Талмор? Посеять ужас среди людей, показать, что даже здесь, в глубоком тылу их войск, они не могут чувствовать себя в безопасности? Или же цель была в чём-то ином, а эти несчастные могли помешать её достижению? Я не уверен, что хочу это знать. Знаю только лишь, что мне не забыть широко открытых, будто от удивления, глаз того парнишки, совсем ещё юного, который остался лежать на алом от крови снегу.
Завтра с рассветом нам предстоит ещё одна вылазка, за вторым отрядом «врага». Сколько загубленных душ, и ради чего?.. Жизнь так коротка, неужели она вся без остатка должна сгореть в горниле войны? И сколько ещё потребуется смертей чтобы погасить это неистовое пламя?
Завтра случится то, чего я никогда не смогу себе простить.

23-й день Месяца Начала морозов.
Всё кончено. Полагаю, это последняя запись в этом дневнике.
Мы поджидали вторую группу на узкой каменистой тропе. Вчерашняя вьюга прошла, стояла ясная погода, и видно было далеко. На юг вёл покатый склон, а к северу дорога резко забирала в гору. Спрятавшись среди придорожных валунов и прикрытые завесой невидимости, мы ждали, готовые в любой момент захлопнуть капкан – как только они пройдут мимо нас. Оставалось ещё несколько часов до подхода сиродильцев, и я погрузился в самые черные мысли. Из задумчивости меня вывел голос Тармиона. «Пожалуй, его можно обрушить. Но вряд ли им, - он кивнул в сторону тропы, - это удастся. Для этого потребовался бы очень большой огненный шар». Он указал мне вверх, на широкий утес, нависающий сверху над тропой, покрытый множеством длинных и острых сосулек, походя на полураскрытую пасть чудовищного каменного волка. В тот момент я невольно пожелал, чтобы эта пасть тотчас же сомкнулась на нас, чтобы всё наконец закончилось.
Когда же нашим взорам открылся сегодняшний враг – моё сердце сжалось от ужаса: воин с окровавленной повязкой на голове, молодая женщина в видавшем виды плаще и двое маленьких детей в меховых накидках. Оцепенев, я безмолвно наблюдал, как они приближаются. Случайно я пересекся взглядом с Тармионом и прочитал в его янтарных глазах все те же чувства, что терзали меня самого. Когда семья беженцев поравнялась с нами, произошло невозможное. Ведь ни один альдмерский боевой маг не мог так поступить. В тот момент мне показалось, что это не я, что кто-то другой сделал это. Но сейчас, вспоминая всё, я понимаю, что впервые за долгие годы это был настоящий я. На мгновенья опережая сигнал к атаке, вскочил, разрывая завесу невидимости, и, размахивая руками, закричал: «Бегите!».
В тот же миг воздух над ущельем взорвался десятками заклинаний, летящих отовсюду. Талморец попытался нацелить на меня какие-то чары, но Тармион бесстрашно налетел на него с клинком наголо. Кто-то из нашего отряда схватился с разведчиками. Дальнейшего я не видел. Собрав все силы, я защищал отчаянно бегущих на север людей. Испарив снег вокруг нас, и подняв облако пара, мешающее нацеливать заклятья, я возводил всё новые щиты на пути летящей за несчастными беглецами смерти во множестве форм. Мгновения растягивались в вечность. В какой-то момент всё вдруг закончилось.
Молния безжалостно швырнула наземь, вышибая дух. Всё тело парализовала страшная боль. Время, казалось, остановилось. Я видел лишь талморского мага, стоящего в шагах пятнадцати от меня. Он уже был готов бросить следующее заклинание, которое должно было стать для меня последним. Я чувствовал лишь легкость и искупление. Приготовившись к смерти, я не сразу заметил какое-то движение справа и снизу от волшебника. На белом снегу, посреди быстро растущего красного пятна лежал Тармион. Его клинок валялся рядом, но смотрел он прямо на меня. Легкая улыбка играла на его устах и светилась в его глазах, и мгновеньем позже я увидел: его айлейдский талисман, крепко зажатый в кулаке, был сломан, рассыпаясь звёздной пылью. Через неразличимую секунду мир исчез в невыносимо яркой вспышке и громогласном грохоте. Это и вправду был очень большой огненный шар.
Очнувшись и кое-как сумев подняться на ноги, я увидел, что каменный карниз, нависавший над тропой, был сломан на множество острых осколков, разрушивших дорогу на юг и похоронивших под собой наш отряд вместе с талморцем. Выжить удалось лишь мне.
Тармион. Атерен. Синдевин. Унредил. Двое сопровождавших талморца боевых магов и он сам. И ещё одно имя. Ещё один воин Альдмерского Доминиона, который умер на этом перевале. Рунил. Что бы ни случилось со мной дальше – я уже никогда не стану отнимать жизни других. В этот миг я как никогда понял, насколько коротка бывает жизнь.
Развернувшись, я устало побрел на север. Это единственное направление, которое мне оставалось. Подальше от войск Империи и Доминиона. Если каким-то чудом мне удастся пересечь Джерольские горы, возможно, у меня ещё будет второй шанс.
Размышляя так, я чуть не споткнулся о лежащий в снегу клинок из лунного камня. Присев, чтобы подобрать его, я увидел на его окровавленном лезвии обуглившийся синий лепесток. В тот миг я похолодел от ужаса. Моя рука метнулась к плащу, где была приколота роза из Шиммерена – и наткнулась лишь на прожженный в нескольких местах плащ. Острая боль потери пронзила меня. Я чувствовал себя так, будто у меня вырвали сердце. Великих усилий мне стоило подняться вновь и заставить себя идти дальше в горы.
На север.
Я не знаю, что буду делать теперь. Талморцы будут искать меня, и не приходится сомневаться в том, что меня ждет, если они преуспеют. А значит, пока их власть сильна – мне нет дороги назад в мой любимый Алинор. Столько лет войны за прекрасный мираж, почти стершийся из моей памяти, утонувший в грязи и крови! Борьбы за мечту, которая мне больше не принадлежит. Наверное, забудь я её насовсем – мне было бы легче. Но как можно забыть собственный дом?..
Когда я закрываю глаза – я вновь и вновь вижу картину, которая теперь никогда не сотрется из моей памяти: эльфийский меч, сияющий клинок которого покрыт алой кровью, и синий лепесток на нём, обожжённый, распадающийся пеплом. Мы втянули весь Тамриэль в эту войну – в надежде сделать мир лучше, чем он был. Мы убивали и погибали за наш Доминион. Мы верили, что новый, преображенный и прекрасный мир стоит любой цены. Но после всего, что мы сделали, есть ли нам место в нём? Я чувствую, что если бы нам было суждено вернуться домой и коснуться красоты шиммеренских роз – то от прикосновения наших испачканных кровью и смертью рук они рассыпались бы пеплом.




Рассказ с другой стороны конфликта. Согласен, в игре это представлено однобоко, без попыток разобрать "что" и "как". Роза - символ жизни, свершений и надежд о лучшей жизни. Но, как известно, если одни возвышаются за счет других, то для те, другие теряют жизни, свершения и надежды. Пепел розы показывает, как легко перейти грань и потерять все, не успев осознать, что ты наделал, тем самым оказаться уже по другую сторону. Приветствую дневниковый стиль, еще в Морровинде любил все эти дневники, записочки и прочее. Продолжай творить, отслеживаю блог)

Благодарю, 2_All.)
Спасибо за подробный отзыв.))

Рассказ с другой стороны конфликта. Согласен, в игре это представлено однобоко, без попыток разобрать "что" и "как". Роза - символ жизни, свершений и надежд о лучшей жизни. Но, как известно, если одни возвышаются за счет других, то для те, другие теряют жизни, свершения и надежды. Пепел розы показывает, как легко перейти грань и потерять все, не успев осознать, что ты наделал, тем самым оказаться уже по другую сторону. Приветствую дневниковый стиль, еще в Морровинде любил все эти дневники, записочки и прочее. Продолжай творить, отслеживаю блог)

Да Совесть И возрастная мудрость подарили такой подарок который не каждый способен получить , а запутавшись в себе самом он отыскал таки себя такого каким хотел быть не всегда !!!

Да прочитал !!! (весь росказ) 

Да понравился очень !!!

И что то похожее парит в облаках !!!   

Спасибо.))

Да Совесть И возрастная мудрость подарили такой подарок который не каждый способен получить , а запутавшись в себе самом он отыскал таки себя такого каким хотел быть не всегда !!!

Да прочитал !!! (весь росказ) 

Да понравился очень !!!

И что то похожее парит в облаках !!!   

Затея удалась, определенно. Сильный рассказ. 

 

*чешет репу*

Что же сделать, чтобы его прочитало как можно больше людей? Надо подумать) Для начала сделаем еще какой-нибудь альманах или конкурс... в общем приберегите рассказ))) 

 

Очепятку нашла маленькую, в первом абзаце "Чейдинол" когда должно быть "Чейдинхол", - буква пропущена. А дальше меня уже затянуло, и на опечатки я не смотрела. Прекрасный рассказ. И название что надо...

Большое спасибо, Юми. =)
Насчет того, как заинтересовать народ - может, всё-таки обратимся к той идее, которую я предложил в первом письме? :D

По поводу очепятки - история вышла странная. Дело в том, что буква эта пропущена там намеренно... и напрасно, как я теперь выяснил. Произошло это из-за того, что при написании рассказа я старался сохранить равновесие между его художественной ценностью и неким реализмом, соответствием лору. Одной из задач было сохранить и развить стиль, который присущ дневнику Рунила в "Skyrim". Поскольку сей альманах я давным-давно отдал его владельцу, а беспокоить его по этому поводу счел неудобным - я обратился к ru.elderscrolls.wikia. дабы иметь возможность постоянно заглядывать в этот документ. И именно оттуда я почерпнул это "Чейдинол". Поскольку до того мне доводилось слышать и ещё более искаженное "Чейдинал", я решил, что это один из вариантов произношения и написания названия этого города, свойственный либо алинорцам, либо конкретно Рунилу - в силу каких-либо неясных причин.)
И только сегодня, проверив этот дневник по другому источнику, я выяснил, что это опечатка на самом сайте вики и не более того.))

Затея удалась, определенно. Сильный рассказ. 

 

*чешет репу*

Что же сделать, чтобы его прочитало как можно больше людей? Надо подумать) Для начала сделаем еще какой-нибудь альманах или конкурс... в общем приберегите рассказ))) 

 

Очепятку нашла маленькую, в первом абзаце "Чейдинол" когда должно быть "Чейдинхол", - буква пропущена. А дальше меня уже затянуло, и на опечатки я не смотрела. Прекрасный рассказ. И название что надо...

О, и простите, если обнаружите в тексте ошибки. Я редактировал его, но, думаю, мне следует сделать это ещё раз на свежую голову - как только я немного посплю.)

Ещё несколько бессонных ночей - и ещё одна история. Почти сутки ушло на то, чтобы подогнать сие произведение под рамки рассказа - до 20 000 символов. Пришлось отказаться от некоторых идей, сократить некоторые части повествования, а многие моменты - вырезать вовсе. Но, мне кажется, всё это пошло только на пользу.)
Задумка была в том, чтобы написать историю, рассказывающую нам о Великой войне с несколько непривычной точки зрения - с точки зрения того, кто сражается за Доминион. При прохождении "Skyrim" мне показалось несправедливым, что позиция этой стороны, в сущности, никак не аргументирована и представлена как абсолютное злое без какой-либо моральной основы для своих поступков.
Также, мне хотелось, чтобы рассказ был каким-либо образом сюжетно связан и с лором, и с персонажами игры. Не описывая напрямую что-либо, что было в TESV, а дополняя, выводя определенных персонажей за рамки того, какими мы их знаем. Помимо этого, мне хотелось немного поэкспериментировать со стилями написания - например, оформив историю в виде дневника. Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что объединить все три цели одновременно мне может помочь лишь один персонаж, который был мне весьма симпатичен при прохождении игры.
Насколько моя затея мне удалась - судить вам.)


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новые записи