Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей





- - - - -

Прежде, чем начать мстить, выкопай две могилы (Thief 3, Th4ef)

Написано White'n'Nerdy, 19 Март 2015 · 263 просмотры

* * *
Рука Возмездия найдет
Того, кто в Пурпуре цветет,
Но мститель, пусть он справедлив,
Убийцей станет, отомстив.

«Серый Монах», Уильям Блейк

* * *
“Встретимся в Буррике.
Есть работенка.
-Бассо”


Новая работенка, а, Бассо? Ты знаешь, что я приду. На улицах снова не спокойно. Та милая леди решила все-таки поймать ужасного вора, одолжившего ее брошь. Стража ищет меня… Что ж, удачи. Хотя стоит быть осторожным. ВСЕГДА стоит быть осторожным. Зря я оставил девчонку одну в башне. Ладно, надеюсь, она достаточно умна и не сбежит. По крайней мере, Буррик совсем близко. Ооо, ты что-то заметил, правда? Да, иди своей дорогой. Это был всего лишь ветер.
- Ты сказал, у тебя есть работа.
- Бах! Гарретт… Черт тебя за ногу. Может начнешь уже пользоваться дверью?! – Бассо потряс головой, собрав мысли в кучку: – Ну, знаешь ли, не совсем это и работенка…
- Ты темнишь, Бассо. Что ты задумал? – вор прошел в глубь помещения.
- Ну и ну…. Провалиться мне на месте, если это не сам Гарретт!
- Какого…
Обернувшись, Гарретт увидел человека в капюшоне, выходящего из-за стеллажей, которыми был заставлен подвал Бассо. Подельник отошел в сторонку, отворачиваясь от Гарретта и второго гостя, стараясь быть как бы не при делах.
Кому ты меня продал, Бассо?! Постойте-ка…
- Дженна?..
Незнакомец улыбнулся, снимая капюшон.
- А я-то уж подумала, Бассо брешет, как плешивый пес, когда он сказал мне, что ты снова в деле… партнер.
- Мы никогда не были “партнерами”, Дженна.
И НИКОГДА ими не будем, если ты здесь по этой причине.
Дженна уставилась на Гарретта, словно тот был приведением ее покойной матушки. Девушка стала медленно подходить все ближе и ближе к Мастеру Вору.
- Никогда? Нет, Бассо, старый пес, ты слышал это? – воровка издала истеричный смешок. - Мы НИКОГДА не были партнерами, он говорит! – она взглянула на Бассо, но тот лишь пробубнил нечто не членораздельное и предпочел не вмешиваться.
Дженна резко метнулась вперед, схватив руками края капюшона Гарретта. Ее глаза превратились в щелочки и она уставилась на мужчину не моргая. Мастер Вор не стал сопротивляться, сохраняя спокойствие и оставаясь совершенно невозмутимым, что, по-видимому, еще больше взбесило его собеседницу.
- Уже забыл, да? – прошипела Дженна в лицо вора: – Наша первая и, к счастью, последняя работенка? Для Перри? Когда ты бросил меня, несолоно хлебавши? Но я забыла поблагодарить тебя за тех стражников, которые составили мне милейшую компанию на ночь…
Без каких либо эмоций Гарретт буквально отцепил впившиеся тонкими пальцами в ткань капюшона руки воровки, несколько брезгливо отодвигаясь от нее.
- Я помню. Рад, что наконец-то ты меня поблагодарила. Я так много лет ждал этого. Если это все, мне пора, - Мастер Вор пошел на выход из подвала Буррика.
- Стой-ка, – Дженна схватила его за плечо. Ее голос дрожал от раздражения и злобы: – Я еще не закончила.
Гарретт стряхнул руку воровки с плеча.
- Ты можешь рассказать мне что-то интересное? Не думаю.
- Я хочу перекинуться с тобой парой слов. Снаружи. Если у нашего замечательного Мастера Вора найдется минутка на шваль из самой клоаки Города, - губы воровки искривились то-ли в оскале, то-ли в ухмылке.
- Так и быть. Но только ПАРОЙ слов.
И что теперь ей нужно от меня? Дженна не из тех людей, которых я хотел бы частенько видеть. Но если она снова «работает», значит – не только она. Значит, Город более чем оправился после того, что учудила Гамалл. А это, в свою очередь, означает, что с ней стоит поговорить.
Не утруждая себя лишними разговорами, Дженна покинула подвальчик Бассо и забралась на ближайшую крышу, и Гарретту ничего не оставалось, как последовать за ней. Отсюда открывался замечательный вид на Город. Город, который спал. Воровка присела на корточки у края крыши, повернувшись лицом в сторону Часовой Башни, которая еще стояла в лесах, почти отстроенная, но забытая.
Гарретт посмотрел на девчонку. «Девчонка». Никак иначе он Дженну назвать и не мог. Что Гарретт знал об этой воровке? Не много и не мало.
Когда он встретил девицу в первый раз, ей, наверное, только стукнуло четырнадцать. Перри просил взять ее на дело, всячески нахваливал Дженну. «Далеко пойдет» - говорил толстяк. Перри ошибся. Гарретт отправился один и получил то, что хотел. Девчонка пошла с кем-то другим, попалась страже, и ее вернули в приют. Позже Гаррет видел ее в Городе - девочка пыталась воровать, ее неизбежно ловили. Из-за возраста ее не бросали в тюрьму, а вновь и вновь возвращали приютским нянькам на попечение, от которых Дженна сбегала раз за разом. И тогда всё повторялось. Бесконечный, замкнутый круг «приют-побег-стража-приют» напоминал Уробороса, что пожирает себя сам.
Так продолжалось несколько лет. А потом неумелую воровку выгнали из приюта на улицы Города, бродяжничать. Она выросла, и приют больше не обязан был содержать оборванку. И потом Перри снова навязал эту обузу Гарретту. Непонятно, как Дженне удавалось уговаривать толстяка. Подельник говорил, что она исправилась, переучилась. Девчонка действительно стала лучше. Страх быть пойманной на улицах и брошенной в тюрьму научил ее быть более осторожной, более тихой. Но это не отменяло того, что она лишь мешала Гарретту работать в ту ночь. Просто потому, что Гарретт привык работать один, и компания «какой-то малолетки» ему не нравилась. Но дельце того стоило. Мастеру Вору, как и всегда, удалось сбежать с полными карманами. А вот Дженна – попалась, также, как в детстве, и больше Гарретт ничего не слышал о ней. До сегодняшнего дня.
А потом были Хранители и вся эта чертовщина с Гамалл. Было не то время, чтобы вспоминать имена всех обиженных и обделенных из своей прошлой жизни, и Гарретт не забивал голову такими мыслями, лишними и бестолковыми. Прошло, наверное, лет пять с их последней встречи, а может и больше. Девчонка заметно подросла. Гарретт видел, как изменилось ее лицо - с округлого детского на осунувшееся, угловатое юношеское. Из-за роста воровка стала казаться еще более худощавой, а жизнь в самых грязных районах города сказалась на ее внешнем виде – одежда ее была грязной, также как волосы и руки. В остальном она была все той же Дженной, что и раньше – девчонкой со злобой на весь мир в глазах.
Она была озлоблена на того, кто обрюхатил ее мать и был ее неизвестным никому отцом; на больницу, в которой работала ее мать; на чумного больного, от которого ее мамка заразилась, да и отбросила коньки; на нянек в приюте, которые вроде-бы ничего плохого ей и не сделали. Она ненавидела городскую знать за то, что они купаются в золоте и спят на шелках, пока ей приходится питаться похлебкой рядом с нищими; на стражников, которые ловили ее, да и еще много на кого.
Но больше всего ты зла на Перри за то, что он отправил тебя на дело со мной. И на меня, потому что я бросил тебя там одну. Я прав, девочка? Кого еще можно внести в этот список?

Сложно было найти того, кого Дженна не ненавидела бы.
- Почему эта мелкая? – возмутилась Дженна, поднимаясь, и указывая на башню. Ее высокий, режущий слух голос вывел Гарретта из омута мыслей и воспоминаний.
- Почему эта мелкая что? Часовая Башня?
- Та мелкая сучка. Почему ты выбрал в протеже ее!? – огрызнулась воровка.
- Эрин? Она не сучка, и она заслужила это, - Гарретту не особо хотелось тратить на этот разговор дыхание.
- Я - вор! А она – ребенок! – взвыла Дженна.
- Ты – недоразумение.
А теперь ты еще и ненавидишь Эрин, за то, что она оказалась лучше тебя. Ты быстро пополняешь список.
- Недоразумение? – девушка поднялась на ноги и повернулась к Мастеру Вору. – Почему? Чем я мешала тебе в тот день?
- Просто тем, что была рядом. Своим навязчивым присутствием, недостаточно тихими шагами, слишком громким дыханием, медлительностью, неосторожностью, неопытностью, неумением сливаться с тенью, просчитывать каждый шак, - Гарретт прищурился. – Слишком частым, испуганным и громким биением сердца. Этого достаточно?
Дженна поджала бледные губы.
- Я была ребенком, таким же, как твоя Эрин.
- Ты не была такой, как Эрин. Она лучше, гораздо лучше.
Воровка замолчала и задумалась, приложив палец к губам.
- Я столько слышала о тебе, Гарретт, - девушка стала мерить шагами крышу. – От простых людей, от стражников, которые ловили меня. Пока они везли никому не известную девочку в приют, они не редко обсуждали «Мастера Вора». Я видела плакаты о розыске с твоим лицом, развешанные по всему городу. Люди приписывали тебе магические способности – говорили, что ты умеешь летать, просачиваться в дверные скважины, что ты – сама тень, что Трикстер ведет тебя. А я молча восхищалась. Ты был моим героем.
- Лестно, - лишь коротко бросил вор, сложив руки на груди.
- А потом, - Дженна пропустила мимо ушей этот сарказм. – Я смогла выйти на Перри. Не будем вдаваться в подробности, скажу лишь что я воровала для него, чтобы он помог мне. Свел меня с тобой. Он сдержал обещание. Дважды. Оооо как я ликовала, когда толстозадый сказал мне, что ты согласен. Что возьмешь меня с собой! Даже после той первой неудачи, твоего отказа, я не опускала руки, не сдалась, и получила то, что хотела.
- Зачем ты все это мне рассказываешь? Я согласился выслушать лишь пару слов.
- Тебе так сложно? Просто постоять тут и послушать.
- У меня тоже есть к тебе пара вопросов.
- Хорошо. Я отвечу на твои вопросы, а ты выслушаешь мою маленькую историю.
К чему все это, девочка? Тебе некому выговорится?
Гарретт взвесил все за и против. Он никуда не спешил, а послушать этот детский лепет – не такая уж и сложная задача. Тем более, что половину можно пропустить мимо ушей. Вор кивнул, и его собеседница продолжила:
- Я опущу лишние подробности, ты ведь и сам там был, помнишь, как все происходило. При первых признаках опасности ты сбежал. А я осталась.
- В том, что ты замешкалась и позволила себя поймать нет моей вины.
- Правда? – лицо Дженны исказилось гримасой боли и злобы. – Хочешь, я расскажу, что было потом? Тебя ведь не интересовала дальнейшая судьба неудачливой напарницы.
- Даже если я все узнаю, я не сделаю тебя своей ученицей, если ты надеешься на такой исход событий. Эрин – моя протеже. И точка, - голос Мастера Вора звучал твердо.
- Нет-нет, я не этого хочу. Просто, что б ты знал, - Дженна активно замотала головой.
- Тогда расскажи, я послушаю с удовольствием. Люблю слушать интересные истории ночью. Сегодня я как раз в настроении.
- Ах, это будет очень интересная история! – глаза девушки чуть безумно блеснули в темноте. – Их было трое, - Дженна быстрым шагом приблизилась к Гарретту и схватила его за ремень на груди. Выхваченный девушкой кинжал уперся в живот вора.
Осторожней. Ты играешь в опасную игру.
Гарретт не шевельнулся, не испугался. Ему нечего было бояться. Он слишком хорошо знал свои силы и то, что Дженна ему не противник.
- Сначала они разрезали мою одежду, вот так, - кинжал медленно пополз вверх, оставляя тонкую царапину на кожаной куртке, и остановился у горла. – Никто не хотел будить спящих господ. Это было бы плохо, верно? Помнишь, у меня был шарфик? Красный такой. Не помнишь, конечно. Так вот, его они затолкали мне в рот, вместо кляпа. Я плакала и давилась собственной слюной, меня тошнило от того, что скомканная ткань давила на стенки горла. Мой ремень срезали, и им связали мне руки. Так крепко, что пальцы занемели. А из-за попыток вырваться на запястьях остались синяки. Но синяки –самое меньшее, что волновало меня в ту ночь.
- Зачем ты…
- Слушай! – рявкнула Дженна, не дав Гарретту сказать и слова.
- Как думаешь, что стражники сделали потом? – девушка улыбнулась, вопросительно вскинув брови. Вор знал ответ, но просто не смог его огласить. Дженна видела это по его глазам. – Верно, Гарретт, верно, ты угадал, я вижу это по твоим глазам. Я чувствовала себя тогда хуже любой портовой девки - им за такое хотя бы платят. Им было плевать на мои слезы, на кровь, на все. Им нравилось то, как я извивалась, пытаясь вырваться. Не знаю, сколько продолжались эти мучения, но когда они закончили свое дело, они избили меня. До глубоких ран, до почти что черных синяков, кровоподтеков. А потом меня выкинули на улицу. Грязную и внутри и снаружи, избитую, испытывающую отвращение к самой себе. Они плюнули на то, чтобы отправить меня в тюрьму. Зачем? Но это не всё, Гарретт.
Дженна ослабила хватку и чуть отодвинула кинжал от шеи вора.
- У девочек в шестнадцать лет уже идут регулы. Ты знаешь это, да? Простая анатомия, - девушка всплеснула руками и пожала плечами, после чего издала какой-то нервный смешок. Ее взгляд задумчиво бродил с крыши на Гарретта и обратно. – Так вот. Регулы не пришли.
Взгляды воров встретились.
- Я была одинокой, брошенной девочкой с дитём в брюхе. Я даже не знала, какой из тех трех стражников был отцом того создания, что было во мне, да и имело ли это значение? Все, что я умела – воровать. И то плохо. Мне хотелось взять нож и вырезать себе все детородные органы, скормить их псам вместе с зачатками той новой жизни, что росла во мне. В те дни я совершила самую бесшумную кражу в своей жизни. Я обокрала аптекаря.
Почему ты заставляешь меня слушать все это, Дженна?..
Что-то комком встало в горле вора. Чувство вины?
Если бы я знал, я бы помог тебе. Я уверен. Просто если бы ты сказала Перри, или кому-то еще.

- Дженна, я не знал. Я не знал всего того, о чем ты мне сейчас рассказываешь. Ты могла найти меня. Моей вины нет в том, что мне никто и ничего не сказал.
- Как любят повторять наши стражники: «Незнание закона не освобождает от ответственности». Не знал, ты говоришь. Может быть – никогда не интересовался? Хочешь скажу то, чего ты еще никогда не знал и не узнаешь? Как действуют некоторые яды, если принять их внутрь, – кинжал Дженны уперся острием в низ живота Гарретта. – Что это за чувство, когда здесь все словно разрывается на части, будто органы выворачиваются наизнанку, и выплевывают инородное тело. Сколько крови при этом хлещет по ногам, как все тело болит, просит о пощаде и вот-вот готово сдаться, проиграть эту битву с ядом.
Повисло молчание. Все это время в ушах Гарретта звучал лишь голос воровки. Но теперь, когда он смолк, Мастер Вор стал вновь различать шумы Города – далекие голоса, кашель нищих, крысиный писк и прочие звуки, которые приносил ветер. Дженна убрала кинжал и продолжила смотреть прямо в глаза человеку, который когда-то был ее кумиром, ее героем. И из-за которого рухнула ее жизнь. Глаза девушки покраснели, словно она хотела заплакать, разреветься, как дитя, но не могла, не хотела или не позволяла себе этой слабости. Гарретту было тяжело подобрать слова, и он старался выбирать как можно тщательнее.
- Дженна, мне сложно это сказать, но я виноват. Если бы я мог попросить прощения сейчас, я бы попросил. Увы, я не знаю как.
Девушка отошла от вора на почтительное расстояние и горько улыбнулась.
- Иди ты к черту, Гарретт, Мастер Вор. Мне не нужны твои извинения. Я думала что ты помер, так и не узнав, что произошло из-за тебя. Из-за тебя вообще всегда много что происходит. Мне иногда кажется что весь мир вертится вокруг нашего прекрасного Гарретта. Я пришла сюда, к Бассо, чтобы убедиться, что ты не самозванец. И убедилась. А теперь я рассказала все, что так давно хотела.
- Тогда зачем, если тебе ничего от меня не надо?
Дженна вздохнула и кивнула в сторону Часовой Башни, ставшей домом Гарретту и Эрин.
- Та девочка. Когда-нибудь ей тоже будет шестнадцать. И я мечтаю о том, чтобы мою маленькую историю ты вспоминал всю жизнь, представляя на моем месте эту Эрин. Я хочу, чтобы ты страдал, Гарретт. Где-то в глубине своего сознания страдал каждую ночь в своих кошмарах. Больше мне ничего не нужно. А теперь – задавай свои вопросы. Я все сказала.
- Вопроса будет два, или один. Зависит от твоего ответа, - Гарретт поправил ремень на груди. - Многие снова взялись за дело?
Дженна направилась к спуску с крыши.
- Многие. Воров в Городе больше, чем крыс.
- И ты снова в деле?
Девушка остановилась и обернулась на вора. Она накрыла голову капюшоном.
- Нет. Я больше не ворую.


* * *
На втором этаже башни раздался громкий топот, и Гарретт прекрасно знал, кто является источником шума. Вор тяжело вздохнул, терпеливо дожидаясь, пока его протеже спустится на нижний этаж.

Я ведь учил тебя быть тихой, скрытной. Я учил, чтобы твои шаги были бесшумными, как скользящая по земле тень. Но нет. Ты громкая, резкая, нетерпеливая, шумная. Почему? Ведь я так многому тебя учил. А еще…
Эрин охнула, когда учитель поймал ее, бегущую по лестнице, за предплечье, сжав его до боли. Глаза Гарретта внимательно изучали девушку с ног до головы. От взгляда холодного, зеленого механического глаза не скрылись свежие пятна крови на черной одежде.
- Я учил тебя не убивать, - сквозь зубы, ледяным тоном произнес Гарретт. – Не убивать, если на то нет причины, если тот, кто был твоей жертвой, не угрожал твоей жизни. Этот человек был для тебя прямой угрозой?
Эрин зашипела и вывернулась из хватки своего наставника. Ее раздражали эти нравоучения и какие-то глупые, необоснованные правила. Выдуманная «воровская честь». Молодая воровка отвернулась.
- Я повторю свой вопрос, Эрин. Этот человек был угрозой или ты просто убила его, чтобы развлечь себя?
- Ни то, и ни другое, - кривляясь, как только можно, ответила девушка.
Густо зачерненные глаза ее наставника превратились в узкие щелочки. Из-за этой черноты век Эрин видела лишь блеск зрачков, но не видела их самих.
- Ты брала заказ. Снова.
Это тон, с которым говорил ее наставник. Это был не хороший тон, не предвещавший ничего хорошего.
- Мне кажется я уже достаточно взрослая для того, чтобы самой решать – какие заказы брать, а какие нет, Гарретт.
Ошибка. Ошибка за которую она получает хорошую встряску от своего учителя. Он не ударил ее, и никогда не бил. Но цепкие пальцы довольно больно схватили Эрин за плечо, и вор как следует тряхнул ее, словно приводя в чувства.
- Еще одна такая выходка, и ты сама будешь все решать. На улицах, не рассчитывая на мою помощь. Иди наверх.
Молодая и еще такая неопытная воровка смотрит на него глазами обиженного ребенка, которого поставили в угол на горох. Злобно отпихнув своего наставника, она удалилась наверх. Наверное, если бы там была дверь – она бы громко и демонстративно хлопнула ей.
Глупый подросток. Был ли я таким же в ее годы? Нет, не был. А это у нас что такое?
Гарретт поднял маленькую свернутую бумажку, которая, видимо, выпала откуда-то из карманов Эрин.
«Это была отличная работа. Ты хотела еще?
Приходи ко мне, если захочешь. Аулдэйл. Я оставлю свечу в окне.»

А вот и тот, кто подкидывает тебе грязную работу. Что ж, пора бы твоему подельнику встретится со мной. Посмотрим, как запоет эта птичка.

* * *
Свеча на окне, маленькая, но чистая, мансарда в Аулдейле и подельник Эрин.
- То, что ты придешь сюда лично, Мастер Вор, было лишь вопросом времени.
Черноволосая женщина с бледной кожей дружелюбно улыбнулась гостю, убрала ноги со стола и пригласила мужчину сесть в кресло. Мебель, стоящая в комнате, была обшарпанной, старой. Кто-то мог бы назвать все это антиквариатом.
- Ну что же ты стоишь? Разве так встречают старых друзей, Гарретт?
- Мы никогда не были друзьями.
И никогда ими не станем.
Бледные, словно бескровные, пухлые губы женщины растянулись в хищной улыбке.
- Это простая вежливость, Гарретт.
- Я пришел сюда не за вежливостью, - вор остался стоять посреди комнаты, проигнорировав очередной приглашающий присесть жест.
- С каких пор, Дженна, ты стала убивать и втягивать в это других?
Женщина тяжело вздохнула. Ей надоело сидеть и смотреть на своего гостя снизу-вверх, и она встала из-за стола. Проведя по нему пальцами, словно бы проверяя наличие пыли, она устремила взгляд на Гарретта.
- Я всегда была слишком «шумной» для того, чтобы воровать. Как оказалось – достаточно тихой для того, чтобы убивать. Каждому отведено свое место в этом мире, Гарретт. Ты нашел свое, я нашла свое. В Городе всегда будет, что украсть. И всегда будут те, кто готов заплатить за чью-то жизнь. Наши профессии не мешают друг-другу, мы вполне можем сосуществовать. А на примере твоей ученицы – некоторые из нас могут объединять в себе твои и мои… таланты.
- Некоторые из нас не желают, чтобы моя ученица объединяла их в себе, Дженна, - голос Гарретта звучал раздраженно.
- Тебе не нравится, что девочка марает свои нежные ручки в чьей-то крови, Мастер Вор? – Дженна подошла к нему близко, слишком близко.
- Это твоя месть мне, Дженна? Оставь Эрин в покое. Не морочь ей мозги! – Гарретт крепко взял женщину за плечи. – Оставь ее. Она не виновата в том, что сделал когда-то тебе я.
Полные наглости глаза Дженны смотрели на вора.
- Что если я скажу «нет»? Даже без «если». Я скажу «нет». Она сама вольна выбирать. А я вольна отравлять твою жизнь, и жизнь девочки, так, как захочу.
Редко когда эмоции брали верх над хладнокровным вором, но это был тот случай. Он хотел защитить Эрин. Защитить ее от Дженны. Ото всех. История о трех стражниках всплыла в его памяти, и, как и говорила когда-то Дженна, он представил Эрин на ее месте. Эрин, которая была такой шумной, и легко могла попасться. Он не отправлял ученицу на сложные дела, но Дженна могла. Нет, он не хотел такой судьбы для Эрин. Руки, действуя по воле эмоций, а не здравого рассудка, крепче схватили женщину и швырнули ее на то, что было ближе всего. Книжные полки. Пожелтевшие листы, тонкие и толстые тома упали на пол, к ногам сидящей у полки Дженны. Женщина сдавленно усмехнулась. Этот порыв ненависти, который она смогла вызвать в воре, означал ее победу. Она повернулась, тяжело дыша. Ее лоб был рассечен об острый край полки, кровь собралась на свежей ране и потекла вниз, по брови, по нагло смотрящим глазам.
- Дженна… - Гарретт сделал шаг в сторону подельницы Эрин, но та лишь оскалилась, положив руку на висящий на поясе кинжал.
- Убирайся прочь, Гарретт. Я никогда не стану таким вором, как ты. Даже таким, как Эрин. Но убивать я научилась, - она вытерла кровь рукой и поморщилась от боли. – И если ты не уйдешь сейчас, то отсюда выйдет живым лишь один из нас. И мне глубоко наплевать, буду это я или нет.
Гарретт понимал, что сегодня он проиграл. Ему оставалось лишь уйти и пытаться оградить Эрин от этой женщины. Вор предпочел уйти через дверь.
- Ты будешь страдать, Гарретт! Представляй ее на моем месте в том особняке каждую ночь. Я обещаю, ты будешь страдать! – услышал он голос Дженны, донёсшийся из-за закрытой двери.


* * *
- Бассо, еще кто-нибудь знает, что я жив?
В открытое окно влетел ворон. К лапке птицы не был привязан ответ.
- Нет, Гарретт, никто, я думаю. По крайней мере если и знают, то не от меня.


* * *
Казалось еще вчера она сидела здесь, в этом кресле. Глаза светились счастьем, адреналином, предвкушением. Предвкушением большой, грандиозной кражи. Украсть у самого барона! Разве это не увлекательное дело? «Ну, конечно, Гарретт будет, как всегда, всем не доволен. Он стал таким ворчливым. Мне кажется, он стареет». А еще она показывала Коготь. Как она хвалилась этим оружием, расписывала все его плюсы – как с ним легко лазать по стенам, использовать как метательный крюк – и никакой мороки со стрелами ,легко им убивать…
Она смеялась так звонко. Обещала принести самое красивое ожерелье, что найдет в особняке, и не продавать его. А подарить ей. Она знала о пробежавшей между ее учителем и ее подельницей черной кошке, но никогда не спрашивала лишнего, не задавала глупых вопросов, не копалась в нижнем белье.
И вот они пошли на дело, а Дженне ничего не оставалось как сидеть на крыше и смотреть на особняк. Она сидела там и тогда, когда небо озарила вспышка зеленого света и прогремел взрыв. Она молилась, чтобы выжили оба.
Прошло столько времени, прежде чем она получила письмо от Бассо...
Это случилось сегодня. Самое короткое письмо, которое она когда либо от него получала.

«Г. Жив.
Э. – нет.
Бассо»

Дженна села за стол и взяла огрызок бумаги. Ворон прыгал по подоконнику мансарды, ожидая, когда же его отправят обратно с ответом. Перо чиркнуло по пергаменту, оставляя за собой линию из чернил.
«Устрой встречу.
Дж.»

Женщина перечитала эту строчку. Потом еще раз и еще. Тонкие пальцы поднесли пергамент к свече, и пламя поглотило бумагу за несколько секунд. Не дождавшийся ни еды, ни письма ворон улетел прочь.
Дженна поднялась из-за стола. Она чувствовала себя разбитой и уставшей, каждый шаг давался ей с трудом. Руки уперлись в подоконник, и холодный, сырой воздух обдал лицо. Город жил своей обычной ночной жизнью. Убийца осмотрела комнату, и на глаза ей попался нарисованный углем портрет, грубо прибитый к стене на гвоздь. Она вспомнила тот звонкий смех Эрин, когда девушка пыталась уговорить Дженну посидеть смирно, дать ей спокойно порисовать несколько минут.
- Я больше никогда не услышу твоего смеха, моя милая.
Скупая слеза скатилась по щеке женщины.
Не такой я хотела мести. Я и не хотела ее вовсе. Как давно я перестала ненавидеть тебя, Гарретт? Как давно ушла та детская злоба? Если бы ты знал, что я никогда не ненавидела эту девочку, Эрин. Я полюбила ее, Гарретт. А теперь я не увижу ни ее улыбки, ни ее сверкающих, озорных глаз. Из-за своего глупого желания отомстить тебе. Я не хочу больше мстить тебе, вор. Ты страдал. И ты будешь страдать. Все вернется бумерангом, помнишь, я говорила, Гарретт. И оно вернулось. И тебе, и мне. И я тоже буду страдать. Пусть мы больше не встретимся. Лучше чтобы никогда.




Смотрю, Анюта уже  добралась до текстов днем раньше меня. Присоединяюсь к добрым словам. Хотя "более тяжелую" версию бы тоже прочитала) 

Спасибо огромное! Мне правда очень приятно знать, что кому-то нравятся мои работы :)

Надеюсь, не страшно будет, если я тут ссылку размещу.
Там всего-то пара предложений в разговоре Дженны с Гарреттом, но я решила вырезать их отсюда, потому-что рейтинг тут не поставить, да и не хотелось, что бы те, кому такое не по душе, наткнулись на то, что им не приятно будет прочитать. А на мой взгляд они какие-то грубые и, скажем так, не сильно приличные вышли. 
Хотя, может все не так омрачается ими, как мне кажется, и я паникую лишний раз Х)

https://ficbook.net/readfic/2824935

Смотрю, Анюта уже  добралась до текстов днем раньше меня. Присоединяюсь к добрым словам. Хотя "более тяжелую" версию бы тоже прочитала) 

Здравствуйте! Прекрасный текст, спасибо! Как ни странно здесь это признавать - с миром я не знакома, но текст ценен и сам по себе, даже без привязки к сеттингу. Соглашусь с предыдущим комментатором, что местами можно поработать напильником (просто вычитать текст, свежим глазом внимательно прочесть и вы увидите о чём я), но в целом действительно затягивает, это раз, и два - он весьма прочувствованный. Все используемые жесты (провела рукой по столу, вскочила и т.д.) довольно живые и именно их обычно не хватает авторам в начале пути. А у вас - отлично! Продолжайте, у вас явно есть немалые способности к взаимодействию со словом! :)

Спасибо большое за такой приятный комментарий!
Да, я его тут как-то правила уже недавно, но ту "нецензурную" версию, что выложена на фикбуке (она более тяжелая, за счет небольшого абзаца, в котором подробнее и "мрачнее" описывается то, что произошло с воровкой в ту ночь). Постоянно находятся огрехи то тут то там, когда начинаешь вычитывать текст.
Еще раз спасибо большое за добрые слова!)))

Здравствуйте! Прекрасный текст, спасибо! Как ни странно здесь это признавать - с миром я не знакома, но текст ценен и сам по себе, даже без привязки к сеттингу. Соглашусь с предыдущим комментатором, что местами можно поработать напильником (просто вычитать текст, свежим глазом внимательно прочесть и вы увидите о чём я), но в целом действительно затягивает, это раз, и два - он весьма прочувствованный. Все используемые жесты (провела рукой по столу, вскочила и т.д.) довольно живые и именно их обычно не хватает авторам в начале пути. А у вас - отлично! Продолжайте, у вас явно есть немалые способности к взаимодействию со словом! :)

Нет слов.

Прочитал практически на одном дыхании. Есть небольшие огрехи, но диалоги... Диалоги на мой взгляд почти идеальны. Сам пытаюсь порой заниматься писательством, но почти никогда не довожу дело до конца. Обострённый перфекционизм, обострённая критика к своему собственному творению... Ну и банальная лень, мешающая довести дело до конца.

Продолжайте, пожалуйста. У Вас отлично получается.

Спасибо Вам большое за такой отзыв!
Я рада, что Вам понравилось. Тем более что рассказ такой, несколько мрачный, на любителя.
Для меня лень тоже страшная вещь, да еще и в данный момент нехватка как времени, так и вдохновения.
Но такие отзывы, как Ваш, очень поддерживают, спасибо!

Нет слов.

Прочитал практически на одном дыхании. Есть небольшие огрехи, но диалоги... Диалоги на мой взгляд почти идеальны. Сам пытаюсь порой заниматься писательством, но почти никогда не довожу дело до конца. Обострённый перфекционизм, обострённая критика к своему собственному творению... Ну и банальная лень, мешающая довести дело до конца.

Продолжайте, пожалуйста. У Вас отлично получается.


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет