Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





* * * * * 1 голосов

Преступление по-Морровиндски

Написано Иннельда, 07 Март 2015 · 333 просмотры

morrowind
Преступление по-Морровиндски

Миара Серил подскочила к окну, одним рывком раздвинула тяжелые шторы, широко распахнула ставни и, блаженно зажмурившись, вдохнула свежий утренний воздух. Заканчивался Месяц Руки Дождя, зимняя стужа осталась далеко позади, а летняя жара ещё не успела раскалить Вварденфелл. Любимое время года Миары. С окрестных лугов доносились ароматы трав и цветов, в клумбах под окнами таверны покачивались под лёгким ветерком жёлтые соцветия золотого канета и голубые колокольчики каменевки, неподалёку делились последними новостями местные жители, деловито бряцали оружием и стучали сапогами по мостовой имперские солдаты из расположенного неподалеку форта… Словом, шла размеренная провинциальная жизнь, столь непохожая на вечную суету многолюдного Вивека, где Миара провела все холодные месяцы.
- Госпожа, Ашни ещё не закончила с вашей причёской, - недовольно проворчала служанка, хаджитка по имени Ашни. – Вернитесь, пожалуйста, на место.
Конечно, она, прислуживавшая Миаре уже много лет, имела право на несколько вольное обращение с хозяйкой. Кроме того, сердиться в такой чудесный день было решительно невозможно. Ещё раз глубоко вдохнув весенний воздух, Миара вернулась к Ашни и милостиво позволила той закончить работу, несмотря на то, что сгорала от нетерпения покинуть таверну и прогуляться по окрестностям. Впрочем, предстояло ведь ещё выбрать платье и туфли…
Каждую весну Миара решала, куда отправиться путешествовать в поисках приключений и вдохновения. За несколько месяцев жизни в Вивеке её изящный слог, которым так восхищались бесчисленные поклонники, становился тяжёлым и вычурным, а сюжеты произведений – вялыми и вымученными. По крайней мере, ей так казалось. Путешествия позволяли рассеять зимнюю тоску и найти новые сюжеты для книг. В этот раз она выбрала Пелагиад: тихий, мирный городок, некогда выросший вокруг имперского форта.
- Ашни принесла вам завтрак, - сообщила служанка, входя в комнату с уставленным снедью подносом.
Миара, уже готовая к выходу, с любопытством оглядела подношение: травяной чай, сваренное вкрутую яйцо квама, ароматные булочки с джемом из комуники. Выглядело всё весьма аппетитно, и она решила отложить прогулку. Но, стоило ей поднести ко рту вторую булочку, на улице раздался громкий горестный вопль: «Убили! Да что же это делается?! Уби-и-и-ли!»
Госпожа и служанка ошарашенно посмотрели друг на друга (при этом Миара чуть не выронила из рук чашку с чаем, что наверняка весьма печально отразилось бы на новом платье) и одновременно кинулись к распахнутому окну. Убедившись, что из окна ничего интересного не видно, обе выскочили на лестницу, вприпрыжку – причем пожилая хаджитка не уступала в скорости и ловкости своей молодой госпоже - спустились вниз и выбежали на улицу, где уже собралась небольшая толпа. Протиснувшись к месту действия, они увидели весьма скорбную картину: пострадавший лежал на земле, тело его подёргивалось в агонии, изо рта выступили хлопья пены, глаза заволокла смертная пелена. Хотя его полный страдания взгляд ещё с мольбой обращался к собравшимся, было ясно, что уже ничем не помочь. Рядом на коленях стоял пожилой данмер, непрестанно причитая, то поглаживая умирающего друга по крутому боку, то пытаясь подсунуть ему под голову сложенную безрукавку, будто это могло облегчить муки несчастного.
- Малютка, бедный мой, как же это? - бормотал данмер.
- Похоже, гуар отравлен, - сказала одна из женщин, выскочивших из таверны вместе с Миарой и Ашни. – Ладия Фларугриус, к вашим услугам. Чем в последний раз кормили животное?
Данмер растерянно пошарил в мешке с кормом для гуара, потом высыпал остатки прямо на землю: жухлая трава, какие-то листья…
- Эт-то что ещё такое? – прищурилась Ладия и выхватила из образовавшейся кучки грибную шляпку. – Вы что, давали гуару Банглер Бейн? Разве вы не знаете, что он ядовит?
- Никогда я бы себе такого не позволил! – возмутился данмер, вскочив от наплыва чувств. – Уж наверное я прекрасно знаю о свойствах этого гриба, раз всю жизнь прожил на Вварденфелле!
- Тогда как вы объясните его присутствие в корме для вашего гуара? – осведомилась женщина.
- Не знаю… Должно быть… Да! Должно быть, его подбросили!
- Но зачем?! – изумлённо ахнула толпа. – Кому и для чего могло прийти в голову отравить вашего гуара?
Гуар в этот момент издал надрывный хрип, дёрнулся в последний раз и замер. Он был мёртв.
- Не знаю… не знаю… - пробормотал данмер, снова опускаясь на колени и прижимая лобастую голову животного к груди. – Ах, прошу, оставьте меня! Малютка, дружочек, что же ты, а?
- В чём дело, граждане? – раздался звучный голос, и, раздвигая толпу закованными в имперскую броню плечами, к месту происшествия протиснулся Ангорил, Рыцарь Протектор форта Пелагиад.
Окинув строгим взором открывшуюся картину и мгновенно всё поняв, он сказал:
- Совершено преступление, и виновный обязательно будет найден и наказан. А сейчас прошу вас разойтись и вернуться к своим делам.
На все голоса обсуждая случившееся, толпа нехотя начала расходиться. Точнее, большая её часть втянулась в таверну, где в тёплой, дружеской обстановке за кружечкой мацта или гриифа можно было продолжить строить догадки.
- Что же, теперь этот мёртвый гуар так и будет валяться посреди улицы? – зябко передёрнув изящными плечиками, брезгливо спросила чародейка по имени Самия.
- Только до конца расследования, моя дорогая, - успокоила её Дреласа Рамотран, хозяйка таверны, расставляя на столе блюдца и миски с закуской.
- А если он вовсе не отравлен? Если он умер от какой-то заразы? Тогда эта зараза неминуемо распространится по окрестностям! – возмутилась чародейка.
- Полно! Вы же наверняка изучали алхимию! – резко сказала Ладия Фларугриус. – Налицо все признаки отравления Банглер Бейн!
- Ну, если быть справедливым, то не только Банглер Бейн, - рассудительно заметил данмер, представившийся ранее как Нелос Онмар. – Судороги и пена изо рта могут быть признаками отравления весьма многими растениями или веществами.
- Но ведь в корме животного мы нашли именно его! – сказала Ладия.
- Его могли туда положить для отвода глаз, - пожав плечами, предположил данмер.
- Всё это крайне любопытно, но знаете, что интересует меня больше всего? – вкрадчивым тоном спросил Мебестиан Энке, торговец.
- Что же?
- Кому и, главное, зачем, понадобилось травить гуара какого-то фермера?
- И верно! – загудел хор голосов. – Кто здесь мог точить на фермера, а тем более на его гуара, зуб?
- Чуешь, Ашни? – прошептала тихонько пристроившаяся в уголке и во все уши слушавшая обсуждение Миара стоявшей рядом служанке. – Это попахивает некой увлекательной и запутанной историей!
- Это попахивает разлагающимся на солнце гуаром, - возразила хаджитка, недовольно подёргивая хвостом. – Ашни не знает, сколько он пролежит под окнами таверны, но полагает, что лучше бы сменить место жительства.
- Ерунда! – возмутилась Миара. – Мы никуда не поедем, пока во всём не разберёмся! Пойдём-ка расспросим этого данмера, кто он такой, откуда прибыл и с кем успел поссориться.
Ашни только вздохнула и покачала головой. Умудрённая опытом, она знала, что спорить со взбалмошной хозяйкой совершенно бесполезно.

Владельца погибшего гуара на улице не обнаружилось, зато неподалёку слонялся здоровенный нордлинг.
- Ашни, не кажется ли тебе подозрительным, что какой-то варвар – без оружия и без доспехов, что кажется немыслимым, - отирается рядом с местом преступления? – спросила служанку Миара.
- Возможно, он пропустил всё самое интересное, а теперь решил проявить любопытство, - предположила хаджитка.
- Ну что ж, проявим любопытство и мы, - сказала Миара и зашагала к нордлингу.
- Доброе утро, милейший! – поприветствовала она его.
- И вам не хворать, дамочка, - несколько настороженно отозвался нордлинг, не привыкший к подобной любезности знатных данмерок – а «дамочка», судя по одежде, была как раз из знатных.
- Позвольте представиться: Миара Серил, писательница, проездом из Вивека.
- Кунтар, Варвар. Охотник. Ежели желаете, то и наёмник, - нордлинг, судя по всему, решил, что данмерка собирается его нанять для какого-то дела.
- Не сообщите ли, что вынудило вас снять доспехи и отложить оружие? Я слышала, варвары никогда не расстаются со своим снаряжением.
- Поломались, отдал чинить, - буркнул нордлинг. – Тут рядом оружейная Уулернила. Слыхали?
- Пока что не доводилось, - осторожно ответила Миара.
- Ну так вот теперь услышали. Эльф обещал, что к вечеру всё будет как новенькое.
- Может быть, я услышу от вас также что-нибудь интересное касательно этого инцидента с гуаром? – с невинным видом спросила Миара.
- Инци… что? – от напряжённой работы мысли на лбу нордлинга образовалась пара складок. – Вы про то, как отравили Малютку старины Нилоса?
- Так вы знакомы?! – воскликнула обрадованная таким поворотом данмерка.
- Ещё бы! – захохотал Кунтар. – Сколько раз удирал от него по огородам, когда навещал его славную дочурку!
- О! – только и смогла сказать Миара.
Как благовоспитанная девушка из хорошей семьи, она не могла себе позволить дальнейшие расспросы, хотя любопытство обуревало её со страшной силой. Однако нордлинг продолжил сам:
- Амили весьма… как бы это… гостеприимна. Да. Наёмников привечает, легионеров, опять же. Всяких путников. А её отцу это очень не нравится. Очень. С чего бы, кажется? И дрова всегда наколоты, и ограда выровнена. И дочка в красивых платьях щеголяет. Но – не нравится ему. Может, обижается, что ему золотишка не перепадает… Не знаю. Как-то раз гнался за мной чуть не до самого Вивека с вилами. Конечно, я мог бы ему врезать, да только побоялся силы не рассчитать. А ежели б с ним что приключилось, не видать мне Амили, как собственных ушей: папашу она любит всё же. А этот его Малютка – ну бешеный зверь, хуже никс-гончей! Он меня тогда за зад цапнул. Здоровенный клок выдрал. Не из-за зада, конечно, из штанов. Эх, совсем новые были! По случаю посещения Амили надел, – и Кунтар скорбно повесил голову, сокрушаясь об испорченных штанах.
Миара, не раз покрасневшая и побледневшая за время его пылкой речи, смущённо откашлялась и строгим голосом продолжила допрос:
- Так стало быть, у вас, милейший, был с упомянутым Нилосом конфликт? На почве, стало быть, не одобряемых им отношений с его дочерью? А его гуар укусил вас за… эмм… место пониже спины?
- Да какой там конт… кофликт! – возмутился Кунтар и вдруг – видимо, догадавшись, к чему она клонит, - злобно набычился. – Эй! Вы, дамочка, часом, не хотите ли на меня отравление Малютки повесить? Это вы зря! Я животину люблю. В жизни не обижу.
- Вы же сказали, что промышляете охотой! – возразила Миара.
- Охота – это охота. Честное дело, скажу я вам. Где ты один на один с диким зверем. И зверя перед убиением я не мучаю, бью прямо в сердце. Чтобы я, да кого-нибудь отравил?! Я варвар, а не какой-то там… алкемик! Опять же, к чему мне портить мясо ядом? Кому я его после этого продам? А вы бы лучше, дамочка, присмотрелись к тому ящеру, Ли-Лею, который по Пелагиаду туда-сюда бродит, рожа ещё такая… воровская. Я видел сегодня перед рассветом, как он о чем-то шептался с Нилосом на окраине, они махали руками, точно скальные наездники крыльями, а потом разошлись, оба злющие хуже скампов.
- Что ж, - сказала Миара, видя, что разговор свернул в новое русло, - я обязательно побеседую с этим Ли-Леем, спасибо.
Уточнять, что делал любвеобильный нордлинг в столь ранний час на окраине Пелагиада, она благоразумно не стала.

- Это вы Ли-Лей? – окликнула Миара аргонианина, выходившего из лавки Мебестиана Энке, который, судя по всему, предпочел дело пустой болтовне и вернулся к прилавку.
- Даа, так меня зовуут, - с величавым безразличием ответствовал аргонианин, останавливаясь и немигающим взглядом глядя на Миару.
- Знакомы ли вы с неким данмером по имени Нилос?
- Даа, мне доводилось иметь с ним дело, - всё так же неторопливо и равнодушно произнёс Ли-Лей.
Миаре, однако, показалось, что пауза перед ответом была несколько длиннее, чем в первый раз. Осторожничал, обдумывая свои слова?
- Его гуара отравили сегодня прямо у самой таверны, - сказала Миара, пристально глядя на аргонианина.
За её спиной безмолвной тенью стояла Ашни, успевшая убедиться, что отговорить хозяйку от расспросов местных жителей совершенно невозможно, лучше всего тихонько ходить за ней и всеми силами не давать влипнуть в совсем уж неприятную историю.
- Печально слышшать, - сказал аргонианин, переведя взгляд с Миары на Ашни и обратно. – К сожжалению, я спешшу и не имею времени обсудить это ссобытие.
Миара заметила, что речь Ли-Лея стала менее плавной и в ней появилось больше свистящих и шипящих звуков. Похоже, аргонианин волнуется?
- Как жалко! – всплеснула она руками. – Выходит, мне остаётся обсудить его только с Рыцарем Протектором. В том числе и ваш утренний неприятный разговор с господином Нилосом.
- Раззговор? – насторожился Ли-Лей. – Кто вам… Кх-кх… Ну что шш, полагаю, отпираться бессмысссленно?
Миара кивнула.
- Хорошшо. Я расскажжу, как всё было. Вы, должжно быть, ззнаете, что я акробат? Раззвлекаю публику тут и там. Иногда я… ззанимаюсь и другими вещами, - признался Ли-Лей, понизив голос до едва слышного шёпота.
- Какими? – тоже перешла на шёпот Миара.
- Ну… к примеру, у кого-то есть ценная вещь, а кто-то другой готов за неё ззаплатить…
- Так вы вор? – без обиняков спросила Миара.
- Можжно и так наззвать, - согласился Ли-Лей.
- И как всё это относится к мёртвому гуару?
- Однажжды я… вззял кое-что из одного дома в Кальдере. Так получчилось, что Нилос сстал ссвидетелем моего бегства. Он отысскал меня и стал шшантажировать, угрожжать, что ссдаст меня сстражникам. Пришшлось отдать ему всю полученную от заказзчика плату. Однако он хотел большше…
- И, чтобы предостеречь Нилоса от дальнейшего шантажа, вы отравили его гуара? – с воодушевлением подхватила Миара.
- Нет! – в ужасе отпрянул Ли-Лей. – Зачем мне было травить гуара? Я… на ссамом деле я планировал подкопить денег и нанять кого-нибудь, чтобы враззумить Нилосса.
- Вы планировали убийство? – переспросила Миара, поражённая хладнокровным признанием Ли-Лея.
- Оо! Раззумеется, нет! Несколько ссиняков… воззможно, пара небольшших переломов... Не более! И ссегодня утром, когда Нилосс стал требовать ещё ззолота, я предупредил его об этом. И ни дрейка не дал. Ни дрейка. Вот, что зза разговор у нас вышшел.
- Что ж, благодарю за откровенность, - смешавшись, сказала Миара и поспешно пошла прочь, сопровождаемая верной Ашни.
- Посстойте! – окликнул её аргонианин. – Я бы вам рекомендовал порасспрашивать Анасси, хаджитку из таверны «Полпути». Я сслышал, что Нилос брал у неё какие-то ззелья и, кажетсся, ничего не заплатил.

- Хаджитка, умеющая готовить зелья? Возможно, оскорбленная тем, что ей не заплатили, сколько полагается? – вслух размышляла Миара. – Кстати, Ашни, ты заметила? В той толпе возле умирающего гуара её не было! Ты была там единственной хаджиткой! А ведь она живёт в таверне и наверняка слышала весь этот шум. Неужели любопытство не заставило её хотя бы выглянуть наружу? Судя по всему, ей было совершенно не любопытно. Как ты думаешь, почему? Может, потому, что она знала всё лучше прочих?
- Ашни думает, что пора обедать, - степенно ответила служанка. – А расследование может и подождать.
- Что ж, совместим приятное с полезным: пообедаем в компании этой Анасси! – заявила Миара.

В таверне было полно свободных мест, однако Миара уселась за стол прямо напротив Анасси, увлечённо читающей какую-то толстую книгу. На блюдце перед хаджиткой лежала изрядная горка крабового мяса, в большой кружке налит был грииф, но, поглощённая чтением, она не спешила приступать к трапезе.
- Вы позволите? – спросила вежливо Миара – больше, чтобы отвлечь Анасси от книги, чем ради ответа, который её не слишком интересовал.
- Простите, что? – вскинула зелёные глаза хаджитка. – Ах да, конечно! Располагайтесь! – и вновь уткнулась в книгу.
Миара покашляла. Потом громко заказала у хозяйки таверны несколько блюд. Поерзала на скамье. Наконец, отчаявшись добиться успеха подобными методами, прямо спросила:
- Вас ведь зовут Анасси, так? Вы готовите зелья? И вы продали недавно какие-то зелья данмеру по имени Нилос, чей гуар издох сегодня рядом с таверной?
- О, Анасси не алхимик, а монахиня, - сообщила хаджитка, выглядывая поверх книги. – Анасси не готовит зелья.
- Но вы ему что-то продали? – настаивала Миара.
- Данмер искал зелье из горьколистника. В небольших дозах оно помогает от головной боли. Он жаловался на сильную головную боль, как помнит Анасси. Ни у кого во всём Пелагиаде не было зелья. У Анасси было. Но Анасси не продала его, она отдала его даром, - сказав всё это, хаджитка снова погрузилась в чтение.
«Пожалуй, излишним будет спрашивать, где она провела утро и почему не выскочила на шум, - подумала Миара, наблюдая, с каким увлечением хаджитка перелистывает страницы. – Похоже, она всё это время просидела с книгой. Не удивлюсь, если крабовое мясо и грииф она заказала ещё на завтрак, да так и не съела до сих пор. Хотела бы я знать, что она читает? Название и имя автора на обложке совсем затёрлись… Хмм, зелье из горьколистника… В небольших дозах оно используется как лекарство, да и то крайне редко. А вообще-то горьколистник – сильный яд. Могло ли получиться, что бедняга Малютка каким-то образом выпил зелье своего хозяина? Предположим, Нилос развел немного зелья с водой для себя, а пробку закрыл плохо и оставил бутылёк в каком-то доступном гуару месте. Предположим, опять же, бутылёк опрокинулся и зелье пролилось – в кормушку или поилку… Но тогда пострадали бы и другие животные, не только Малютка. Нет, что-то не сходится!»
Миара и Ашни пообедали в полном молчании. Служанка, кажется, была рада, что хозяйка наконец никуда не бежит и никого не тормошит. И всё бы хорошо, но тут дверь отворилась, пропуская Рыцаря Протектора собственной персоной, он направился прямиком к их столу и, щёлкнув каблуками, вежливо произнёс:
- Миара Серил? Прошу проследовать за мной – если, конечно, вы уже закончили с обедом.
«Час от часу не легче! – подумала Миара, поспешно вставая и выходя из таверны вслед за Ангорилом. – Я-то что успела натворить? Или расспросы местного населения караются законом?»
Она не видела, как вскочила со скамьи Анасси, как остальные посетители таверны провожали её взглядами, полными искреннего – хотя и, возможно, нездорового - интереса.
- Мне доложили, что вы с самого утра расспрашиваете здешних обитателей про отравленного гуара, - произнёс Рыцарь Протектор, быстро и решительно двигаясь к форту.
Миара и Ашни едва за ним поспевали.
- Так и есть, - подтвердила она. – Это противозаконно?
- Нет. Просто… в этом нет необходимости. Преступник уже найден, нет смысла и дальше нарушать покой этого тихого городка.
- Преступник найден?! – изумлённо воскликнула Миара. – И кто же он?
- Сам Нилос, как ни странно.
- Нилос?!
- Сразу после утреннего инцидента мои легионеры вежливо проводили его ко мне, поскольку у нас имелась информация о… не совсем законной деятельности, которую он вёл. Из доверенных источников нам стало известно, что он промышлял шантажом, мошенничеством, а также предоставлял собственную дочь для… Впрочем, неважно. Его обыскали и в кармане нашли пустой пузырёк из-под отравы. Пойманный с поличным, он признался, что ранее в пузырьке находилось зелье из горьколистника, которое он дал своему гуару, чтобы получить компенсацию за его смерть от Легиона, поскольку отравление произошло на территории, за которую отвечает форт Пелагиад. Он признался также, что давно пристрастился к скууме, на которую и уходили все его деньги. Ища средства на новую дозу, он и придумал отравить животное.
- Какой ужас! – вплеснув руками, вскричала Миара. – Что за жестокосердный мер! Кто мог подумать, что он способен отравить преданное ему существо ради денег?
- Теперь у Нилоса будет время поразмыслить о своём поведении в тюрьме, - сказал Рыцарь Протектор. – К счастью, пострадал только гуар. Кто знает, до чего бы Нилос додумался дальше, если бы его план удался… Поэтому, госпожа Серил, прошу вас оставить расспросы и не смущать беспочвенными подозрениями обитателей Пелагиада.
- Обещаю! – заверила Миара. – Мне жаль, что я причинила вам неудобства. Могу я теперь идти, сэра?
- Да, конечно, не смею вас более задерживать. Только… - Рыцарь Протектор замялся, будто бы в смущении.
- Да?
- Не изволите ли вы дать мне автограф? Это для моей младшенькой, она обожает ваши романы.
- О! – теперь смутилась Миара. – Конечно!
Ангорил отстегнул от пояса походную чернильницу, достал перо и лист бумаги, кто-то из стражников подставил спину в качестве стола.
- Как, говорите, зовут вашу дочь? – всё ещё смущаясь, спросила Миара.
Написав короткое приветственное обращение к незнакомой девушке по имени Иниэль, а также раздав ещё несколько автографов подошедшим легионерам, Миара наконец была отпущена восвояси и, по-прежнему потрясенная открытиями этого дня, поплелась в таверну, почти не слушая ворчания Ашни, которая, конечно же, с самого начала была уверена, что стражники и без них прекрасно разберутся.
Но вечер ещё только начинался. На пороге её встретила с сияющими глазами Анасси и, робко протягивая ту самую книгу, также попросила автограф. Это оказался один из старых романов Миары, выпущенный на рассвете её творческого пути в Вивеке крайне малым тиражом. Анасси оказалась большой поклонницей ей таланта и долго расспрашивала о дальнейшей судьбе героев и перипетиях сюжета. Потом в таверну пришел Кунтар – в доспехах и при оружии. Зашел, как он сказал, попрощаться, потому что только что узнал о злосчастной участи старины Нилоса и спешил утешить оставшуюся в полном одиночестве Амили. Нехорошо ведь беззащитной девушке оставаться совсем одной на ферме: ни отца с вилами, ни кусачего гуара… Почти сразу за ним явился Ли-Лей и начал развлекать посетителей таверны акробатическими трюками. Миара хлопала вместе со всеми и даже кинула ему пару монеток, но за кошелем на всякий случай следила строже обычного, а ценный перстень, подаренный матушкой, и вовсе повернула камнем к ладони.

«Мда, странная вышла история, - подумала она, засыпая, пока Ашни расчёсывала её длинные густые волосы. – Впрочем, из неё может получиться неплохой сюжет для нового романа! А если вместо гуара будет, предположим, другой данмер, а вместо компенсации – наследство… Назвать роман можно, скажем, «Преступление по-Морровиндски»
Так, с мыслями об очередной книге, она и уснула.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    12 3
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031