Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей





- - - - -

Неправдоподобная история.

Написано Kishitoka, 15 Апрель 2015 · 220 просмотры

творческие записки
- Мама, расскажи ещё раз историю, как ты сражалась с Великим Пожирателем Мира, - светловолосый юноша только вернулся с охоты и, выпив кружку доброго эля, разомлел у ног матери. Жещина - истинная нордка, широкоплечая, статная, поджарая, не смотря на возраст, с немного грубой кожей от морозов, расслабленно сидела в кресле у камина. Её руки были заняты рукоделием - огромный и безумно длинный отрез из тёплой ткани обшивался золотистыми нитями.
- Ты снова жаждешь это услышать? - сын вяло кивнул, ожидая рассказа. Под болтовню матушки было легко и приятно засыпать. Женщина тепло улыбнулась, её зелёные и мудрые глаза, обрамлялись морщинами, а некогда золотистые локоны тускнели с каждым часом, наливаясь благородной сединой.
- От твоего рассказа я ощущаю гордость и радость, матушка. Во мне словно кровь порой вскипает, как на яву вижу, а во сне досматриваю, - признался юноша, перебирая в руках мягкую ткань, - Ты шьёшь слишком большую скатерть.
- Думаешь переборщила? - женщина воровато прислушалась. В доме, кроме них никого не было. Ни слуг, ни благоверного, что наверняка просиживает штаны в своём дворце ярла. Сын усмехнулся, - Да всех столов в округе не хватит, что бы концы не возились по земле.
- Мой милый, это не скатерть, - матушка грустно улыбнулась и пробормотала под нос, что-то про сильные в этом году морозы. Парень взъерошил свои белые волосы и разлёгся очень близко к огню, словно не боялся подпалить меховые наручи, - Сын мой. Наследник, ты - будущий правитель в этих землях. Выслушай сегодня историю в последний раз.
- Ма, да ты чего? Помирать собралась? - подскочил перепугавшийся сын, - Давай чего-нибудь крепкого налью? Быстро вспомнишь, как на земле хорошо.
Женщина засмеялась гулким смехом, который прокатился по всем этажам дома.
- Сангвин тоже так считает. Тот ещё засранец, эх. Давно я уже отгуляла те дни. Но прими сейчас истинную историю битвы. Я считаю, что пора рассказать как было на самом деле. Слушай и не перебивай.
Едва ступив в Совнгард, я успела только рассмотреть большие статуи вдоль каменной лестницы и вдохнуть приторно сладкий запах от вечно цветущих полей. Ни тумана, ни заблудших душ в нём не было. Сам Пожиратель стоял в самом низу и ждал, ждал как самого верного друга. И дождался, взмахнув исполинскими крыльями, подхватил моё, едва ли много для него весящее, тело. Я слышала лишь свист ветра, ни руками, ни ногами не могла шевельнуть. Очевидно, что если он сбросит меня, хотя бы с высоты собственного роста, мне не собрать своих костей. Одно радовало, тут же я, в Совнгарде, душу и отброшу. Не в Обливион же меня потянет с самых небес.
Но Алдуин был не настолько глуп, он вынес нас обратно через свой портал в мир живых. И сбросил на деревья, что бы я не расшиблась. Но пару переломов мне всё же досталось. Вскочив вновь на ноги, я приготовилась к битве. Я тогда очень боялась, ведь в Царстве Шора мне должны были помочь, а теперь - я была одна. Один на один с первенцем Акатоша. Он не спешил нападать, как и я, мы долго стояли под холодным дождём и ждали, кто первым начнёт. Ведь та битва была предначертана нам богами.
И вот, я сорвалась с места с яростным кличем и мечём в руке. Дракон вторил мне своим криком и начал собирать воздух для огненной стены. Содрогнулась сама земля.
Едва успев укрыться за камнем, я начала смазывать свой меч особым ядом. Его привез один благодарный мне караванщик - каджит. Сама смерть в склянке - от него любые раны не заживают. Будь хоть маленькая царапинка, и истечёшь кровью долго и мучительно. Конечно, что бы простую драконью шкуру проколоть нужно очень сильно постараться, а уж с таким-то врагом тем более. Как только пламя унялось, я начала кричать ту'умом. Чуть глотку не разодрала, ведь ради такой битвы и умереть не страшно. Но мне было чего бояться.
Алдуин не мог взлететь, чем я тогда и воспользовалась. Подобно маленькой пчёлке, я кружила и вонзала меч в плотную шкуру дракона. На четвёртом ударе мой верный клинок надломился и, как соломенное пугало, меня снесло от удара крылом. Алдуин ревел и в этом душераздирающем вопле, я расслышала крик силы. И вдруг небо стало над нами алым, с него посыпались камни объятые пламенем.
Я тоже крикнула, продлив мучение Пожирателя, пригвоздив его к земле, не давая взлететь. Видно он решил меня похоронить под камнями, но я его опередила, могила станет общей, подумала я. Если не камни, то глубокие раны, с хлещущей кровью, его точно убьют. Мой щит не выдержал удара, и я потеряла сознание.
Очнулась я уже днём, солнце палило мои ожоги и сушило раны. Руки все были изодраны до суставов. Лицо болело очень сильно, думаю у меня был сломан нос, если по мнимому. Но глядеться в зеркало я была не намеренна. Я встала на чудом уцелевшие ноги и взглянула на Алдуина.
Дракон почти весь был погребён под камнями. Одна голова с шеей и хребтом перебитым выглядывали. Но он дышал, я слышала его тяжёлое и прерывистое дыхание. Алдуин лежал с переломанными, разодранными и вывернутыми крыльями. Кровь от его ран почти достигла меня. Я, как впервые увидевшая её, начала в ужасе отходить, но споткнулась о камень стоящий позади. Хриплый голос Пожирателя вернул меня с царства Шегората.
- Ты теперь выглядишь страшнее меня. Такую уродину, даже драургр испугается.
- И мне это говорит Алдуин без своих рогов и крыльев, истекая кровью, - я не могла пошевелиться. Стало противно от того, что ни я не могла убить врага, ни он меня. Я вспомнила, что здесь, в мире живых, он бессмертен и не может умереть, в отличии от меня. Мои слёзы жгли мне лицо, как раскалённое железо. Подобно двум волкам, которым что и осталось, рычать друг на друга, мы лежали и ругались.
Свой ранец с целебными зельями я потеряла, когда летела в лапах дракона. А без лекарств и воды, мне не протянуть. Так мы и смотрели друг на друга. Алдуин был проклят лежать здесь вечно, превращая своей кровью окружающее пространство в мини план Обливиона. Моя одежда, или то что от неё осталось, тоже напиталась кровью.
- А знаешь, теперь, судя по твоему рассказу, я похожа на Дремору, сидящего подле своего Даэдра, - как не к стати я вспомнила упомянутых уродов Мернеуса Дагона и криво усмехнулась, чувствуя, как скоро потеряю сознание.
- И правда, Довакин, правда, - согласился слабеющий Алдуин, - В забавном мы положении, смертная. Но ты скоро умрёшь и освободишься от своего растерзанного тела. Я завидую тебе.
- Ты не представляешь, как я хочу жить, - во мне не осталось влаги, что бы заплакать. Я посмотрела в глаза Пожирателю Мира и пыталась там увидеть хоть каплю сочувствия. Но холодные красные глаза смотрели сквозь мою ссыхающуюся тушку. Солнце едва перевалило за полдень, руки я перестала чувствовать ещё пару часов назад.
- Если бы ты взмолилась о смерти, я бы не счёл это слабостью и дал бы её тебе, - Алдуин поднял голову и до меня начало доходить, что всё это время, что мы находились напротив друг друга, он мог воспользоваться ту'умом и убить меня. Эта мысль меня резко взбодрила, я дёрнулась и попыталась встать. Встать и убежать. Куда угодно, лишь бы подальше от противника. Хотя кого я обманываю, кроме приметной вдалеке пещеры в заснеженных горах и леса вокруг, я не знала, где нахожусь.
- Однако ты хочешь жить, - вздохнув, дракон выкрикнул слова силы и рухнул на землю, потеряв сознание и остатки сил. Из его полу открытой пасти потекла новая дорожка крови. Но мне стало не до разглядывания дитя Акатоша. Моя кожа начала лупиться и из неё потекла кровь, словно изнутри меня рвало на кусочки, перемалывало. А потом ощущения меня покинули, и я с ужасом начала видеть, как с меня начала слазить кожа, оголяя сначала чернеющие мускулы и белые кости. Свет померк и звуки стихли, но я была ещё жива, я это осознавала. Сколько прошло так времени не решусь сказать.
Потом так же резко свет ударил в глаза и я вновь взглянула на свои руки. Они были целы, без ожогов, каждый палец был здоров и лицо. Я коснулась лица. То, что оставалось от носа пропало, моя физиономия вновь улыбалась и кожа на ней была со старыми шрамиками. Подскочив с места я увидела под собой маленький разрытый курган, который начал наполнятся кровью дракона.
- Что ты сделал? - но Алдуин был без сознания, так и лежа под валунами. Ответ напрашивался сам - Пожиратель Мира только что воскресил Довакина тем же способом, что и своих последователей. Я выбралась из ямы и начала осматриваться в поисках ближайшего селения, но что-то меня остановило. Мне пришлось вновь оглянуться на истерзанного Дова. Он вновь меня спас, сначала в Хелгене, и вот теперь.
- Талос милосердный, - у меня наконец-таки потекли слёзы, ревя как раненый медведь, я начала стаскивать с крыльев камни. Не дожидаясь когда Алдуин очнётся, я выправила крылья и лоскутами одежды подвязала некоторых местах. Вымазалась в крови с ног до головы, когда откатила последний валун. Солнце наполовину уже скрылось за горами и в тёмном лесу начали загораться светлячки. Поняв, что дракона теперь не брошу одного, я принялась заживлять порезы с помощью магии. Но яд оказался качественным и раны не затягивались ни на дюйм.
- Эх, сюда бы мой белый флакон с чудо восстанавливающим эликсиром и целый ящик противоядий, - я истратила всю ману на бесполезное лечение. Теперь до завтрашнего утра от меня нет толку в мощных заклинаниях. Меня пронзило острое чувство жалости, я была бесполезна и не могла помочь Алдуину. Это даже дико звучит - Довакин вместо того, что бы найти способ убить Пожирателя Мира - олицетворения Рагнарека в мире живых, пытается найти способ его спасти от вечных мук.
- И кажется нашёл! - у каджита должно быть противоядие, хоть сколько нибудь. Но где искать странствующего по всему Скайриму кота?
Да не важно, ночевать же у какого-нибудь города он обязательно ляжет. Караван никогда не ночует в степи, слишком опасно. Со всех ног я побежала в сторону, где предполагалось ближайшее селение. Но натолкнулась лишь на бандитский лагерь. Ох, зря они попались мне. В то мгновение, сама тьма меня укрыла от глаз разбойников, словно я верная почитательница Ситиса. Тут кинжальчик стащила, там специально хрустнула веткой и так, одного за другим я убила их. Выпотрошила карманы. Немного денег и у одного, видать мага, нашла свиток для перемещений. Чуть ли не с хохотом Дреморы я вписала Рифтен, и переместилась к вратам города воров.
- Стража! - дозорные обнажили мечи, увидев меня всю перемазанную в крови, - Спокойно! Довакин я!
- Не уже ли? Так ты жива! Ты убила Пожирателя Мира! - я удержалась от желания вцепиться в глотку орущему и восхваляющему меня мужчине, - Заткнись и слушай! Когда тут в последний раз останавливался караван каждитов?
- А? Торговцы? Позавчера кажется, - сориентировался второй дозорный, чем был поощрён тремя монетами. Позавчера. Все караваны двигаются по кругу и нужный мог оказаться как в Морфале, так у ворот Вайтрана. Нужно ещё два свитка, а лучше три. Забежав в город под хвалебные речи, чуть нос к носу не столкнулась с Мьял, той что мне пришлось искать стеклянный меч. Девушка шуганулась меня как привидения и поспешила скрыться.
Медовик был обжит только в кухне и в подвале. Тратить деньги на кровать я не стала, чисто из неприязни к Рифтену. Этот вонючий городишко меня раздражал ежедневными убийствами пойманных воров. Более того какой-то глупый нарушитель закона устроил тайник прямо в моём саду. Я обчищала его постоянно, в надежде, что это станет уроком для идиота, но горбатого только могила исправит.
- Честь тебе... мой тан, что случилось? - хускарл подлетела ко мне, мешая пройти в подвал за свитками, которыми всегда запасалась в самый прок. Я прошипела, что бы ушла и взглянула в глаза женщине. Та потянулась к клинку, видно подумав что это не я, - Забыла, что присягала мне? С дороги, я спешу.
Запихнув в ранец свитки, все зелья, что стояли на полках и съестное со стола, я переоделась в запасную броню и вышла из дома, на ходу записывая Вайтран.
- Здравствуй, мой друг, - шершавый голос нужного каджита меня обрадовал сильнее, чем кружка воды после попойки с Сангвином. Весь караван спал, кроме моего друга, поэтому я объясняла тихо и быстро свои просьбы, - Я поранила мальчика клинком с ядом, что ты мне дал. Ради всех богов, скажи, что у тебя есть противоядие!
- Погоди. Дай поищу. Где же оно. А вот! - из подсумка каджит вытащил маленькую баночку с мазью и протянул её мне, - Для друга ничего не жалко, бери так. Я потом ещё сварю.
Вся моя спешка вдруг остановилась. Стало дико интересно из чего сделана чудо-мазь, что должна остановить реки крови Алдуина, - А из чего она?
- Из моей мочи, - растянул улыбку каджит сильнее. Об этом составном ингредиенте я никогда не расскажу Дова, если оно поможет. Вытащив снова свиток, я встала в ступор - я не знала, где оставила слабого и беспомощного дракона. С тихим стоном я осела на землю.
- Это ведь не ребёнок, да? - каджит сел напротив и заглянул мне в лицо. Глаза кота из-за огня светились мистичным рубиновым светом. Я кивнула, отведя взгляд в звёздное небо, - У нас говорят, что если ты связан с тем, кого ты потерял, то ты можешь его найти, следуя зову сердца. И ты мой друг, прислушайся к сердцу.
Меня начал распирать хохот, ага конечно, так мне сердце и подскажет, где разыскать исполинскую бескрылую ящерицу: - Спасибо, но пожалуй тут сердце мне не поможет.
Я брела по дороге от Вайтрана, теребя в руке свиток с угольком и мазью. Встав на перепутье, я уставилась на млечный путь, который впереди упирался в тёмные холмы.
- Там были заснеженные горы и пещера, что выходила на восток, - прямо на дорогу я положила карту Скайрима, подаренную мне Ралофом - воином Братьев Бури. Имея странную привычку отмечать на карте все места, где побывала, я должна осмотреть примерное место, от портала в Совангард до заснеженных холмов. Может мне доводилось бывать в той пещере, тогда отметка на карте обязательно должна быть. Подозвав ближайшего стражника с факелом, я попросила посветить, тот лишь пожал плечами и сказал, мол не положено. А я рассердилась, схватив того за мягкую броню, грозным голосом спросила, - Так ты со своим таном разговариваешь? Я - Довакин и убила Алдуина не для того, что ты мне тут мешал важному делу.
- Довакин, прости. Конечно, я выполню всё, что скажешь, - стражник подсветил карту. Я разобралась с примерным направлением и, прихватив факел у дозорного, переместилась к пещере, что видела днём.
Ухватившись за выступ, я взобралась на ровную поверхность. Без точного указания места переноса, свитки ведут себя очень капризно. Из дома перемещаться нельзя, в здание тоже. Мне повезло, что не оказалась в расщелине скалы или в метре от обрыва, иначе пришлось бы заново меня воскрешать из того, что вообще останется. Факел я естественно уронила. Благо вспомнила заклинание светящегося шара, и хлопнула себя по лбу, тогда на кой Даэдра я сорвалась на бедного стражника?
В лесу я не раз наткнулась на пару волков, медведя и сприганов, но я упрямо шла вперёд, не смотря на дикую усталость. Небо начало светлеть, когда я наступила на кровавую жижу.
- Алдуин! - не разбирая дороги я понеслась туда, где крови было ещё больше. Сон прогнало, правда голод проснулся. Чуть не поскользнувшись, я вышла на поляну с рассветом.
Дракон так и не очнулся. Открыв мазь, я принялась смазывать раны. На удивление лекарство подействовало быстро и раны начали затягиваться. Оставшуюся мазь я смешала с целебными зельями и принялась будить первенца Акатоша.
- Просыпайся! Кому говорю? Алдуин, ради всего святого подними голову, - дракон едва смог открыть глаза, - Ты должен мне помочь. Ты должен выпить эти зелья, что бы ты вылечился. Давай я буду их вливать тебе в рот, а ты не будешь выплёвывать и проглотишь. Хорошо?
Сочтя за согласие моргание чешуйчатого века, я приоткрыла пасть, с меня размером, и вылила всё, что было из восстанавливающих зелий. Приподняв нижнюю челюсть, помогла жидкости протечь в горло. Дракон начал кашлять и попытался меня оттолкнуть, но лишь шипя от боли, через сжатую пасть, злобно на меня глазел.
- Проглотил? Умничка, - я отпустила его и села на свалившийся вчера с неба валун, - В этих зельях был остаток противоядия, который позволит тебе залечить раны. Я была удивлена, что ты спас меня, снова. Считай, что это за Хелген.
- А ты видимо уже навыдумывала себе, что мы подружимся и будем вместе цветочки на поляне нюхать, - мой бывший враг буквально на глазах восстанавливал силы, но крылья почему-то обратно не сращивались. Заметив мой хмурый взгляд, дракон оглянулся за спину, - Похоже твоих зелий не достаточно. Я чувствую, что внутри ещё кровоточу.
- Что теперь? - теперь я боялась. Страх, что Алдуин начнёт бесчинствовать, вернулся вновь. Пожиратель усмехнулся и приблизил ко мне свою морду, предложив очевидное, - Ну, мы можем продолжить на чём закончили.
- Ну, нет! Вот как крылья свои залечишь, тогда и приходи, - я отмахнулась от скалящейся мины врага всех времён и народов, - Кстати, я тут слух распустила, что убила тебя. Так, что если отсидишься, может и не узнают при встрече.
- Думаешь теперь мы квиты? - Алдуин поднялся на лапы. Переднюю он придерживал на весу, видать ещё не восстановилась, - За Хелген рассчиталась, молодец. Вчера я воскресил тебя, так что за тобой должок, Довакин, - едко процедил Дова. Если бы мне однажды сказали, что я вылечу Пожирателя, да ещё и останусь в должниках у Алдуина, то я бы сломала тому челюсть, - И чего же ты хочешь, бывший разрушитель Мира?
- Есть хочу, - с его словами заурчал и мой желудок, который видел еду позавчера, - Думаю четырёх коров пока достаточно. Не стоит мой раненый живот сильно набивать.
- И так я спрятала Алдуина в пещере. Его крылья так и не излечились, да и сейчас продолжает прихрамывать во время ходьбы на переднюю ногу, - женщина закончила обшивать ткань и весело посмотрела на огонь в камине, - Хочешь навестить со мной моего старого друга? Заодно и обдумаешь услышанное, сын.
- Мама, ты видимо перетрудилась, эта история слишком невозможна. Я лучше пойду спать, - парень поцеловал женщину в макушку и поднялся на второй этаж. Довакин тяжело поднялась из кресла, прихватив работу. Охая из-за ноющей спины, она вышла на улицу со свитком.
Через пару мгновений она оказалась у широкой пещеры, что уходила ещё глубже. - Эй! Тупая ящерица! Держи свой шарф, - женщина поприветствовала Дову без рогов, лежащего у подожженной сосны, - Дышать не чем, ты бы проветрил.
- Утихни, баба несносная! Так ты мне не расскажешь, что входило в состав лечащей мази? У меня опять нога разболелась, - заворчал Алдуин. - А ты готов простить должок тридцатилетней давности? - спросила женщина, накидывая на шею бывшего врага шарф. Тот начал привычно фыркать, когда Довакин его пыталась перехитрить, - Нет!
- Ну жди, когда поставщик приедет, вот тогда и принесу, - усмехнулась легендарный воин, та, что победила Алдуина - Пожирателя Мира.




5+

 

юноша... разомлел у ног матери.

Очень смешно звучит.

Разделяйте текст на абзацы - тяжело читать, когда всё сбито в кучу.

 

Спасибо за старание.


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    123
45678910
11 121314151617
18192021222324
25262728293031