Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





- - - - -

Чертоги Перемен: Введение

Написано Mikezar, 06 Май 2015 · 216 просмотры

Бездонный... Бескрайний... Смольный... Вечный океан Пустоты, что был соткан Ткачем из гнилых останков Былых, или Миновавших или Грядущих? Раскинувшись средь безмолвных пустошей его бытие длилось мгновение, а может вечность? Океан был спокоен, вот, что важно. Его воды всколыхнулись впервые, когда Океан привел в них Четверых, так началасьTavsa Jular, что на языке посвященных означает Великая Заря. Так что же такое Чертоги Перемен, спросите вы? Ошибка, недоразумение, а может неизбежность? Чертоги Перемен — это волны бороздящие пространство, кое изменяется в каждое мгновение. Чертоги — это место где времени нет, где пространство весьма условно, это мир между мирами, это тень реальности, существующего, бытия, это проекция реальности на невозможное. Чертоги - это волна, которая несет вас по потоку, Перемены - это время, которое изъедает вас.





Глава 1: Бастард

Утро. На горизонте только -только показались ярко-огненные, пылающие языки рассвета. С каждой минутой притягивающий свет с востока становился все ярче и сильнее, красил все большую территорию в малиновый окрас, отбрасывая на нее свои тени. Слабое дуновение ветерка рождало желание остановится на мгновение, сделать глубокий вдох утреннего свежего воздуха, насладиться им, познать всю незабываемость этого момента и вернуться к своим делам. Было слышно щебетание птиц, что встречали новый день, перелетая с ветки на ветки и напевая что-то мелодичное, ветерок не отставал и подхватывал это своими легкими порывами, колыхая то листья , то ветви деревьев, то еще не раскрывшиеся от сна бутоны цветов. Все вместе создавало некую гармонию, общее единство, которое позволяло восхищаться, как некоторые вещи могут так взаимно дополнять друг друга. Назвать это можно даже чудом, ну да..а почему нет, ведь чудеса такими и бывают, они окружают нас, пускай мы и не замечаем их и не считаемся с ними, но это чудо.. когда тебе посчастливилось застать подобную сцену, ты наблюдаешь за тем, как постепенно все оживляется и предстает в новых красках. Сонное царство подымается, ты проводишь рукой по мокрой траве и ощущаешь на ладони капельки росы, это вызывает улыбку на твоем лице, ты не можешь удержаться и уже через мгновенье смотришь на небосвод, где грань ночи, уступает свои права новому дню. Хотелось бы так провести вечность...ты начинаешь забывать о своих проблемах, с головой окунаешься в эту успокаивающую и приятную атмосферу, счастье просто наполняет твое сердце, и ты понимаешь как это прекрасно. Закрываешь глаза, глубоко вдыхаешь аромат цветов , травы, кристально чистой воды, запах благоуханий , нового дня. Яркий свет заставляет тебя оторваться от наслаждения. Не замечаешь как быстро все летит, солнце уже встало и своими теплыми лучами заигрывало с тобой. Ну что ж, пришло время оторваться от этого, время не ждет еще много дел впереди. Что на счет поселков, да деревушек, то здесь новый день начинался куда более оживленно, над деревянными домиками уже во всю подымался белыми клубами дым. Крестьяне во всю были поглощены своими заботами, кто вел стадо в поле, кто ведрами таскал воду с колодца, кто с плугом распахивал землю, кто живность кормил, а кто был ленивее только продирал глаза с петухами. Выбежали хозяйки с детьми, чтобы проводить мужчин, собрали в дорогу им парного молока и мякоти хлеба. Мужик на своей телеге направился в город с продуктами, чтобы продать излишки, которые были собраны кровью и потом. Земля еще была холодной и сырой , ребятишки бегали по еще не прогревшемуся песку и жизнерадостно смеялись. Деревню наполнял детских смех, копошение в луже поросят, лай собак, спокойное кудахтанье и временами петушиные бои.
Ревенгоф был ничем не примечательным поселением, и собственно не отличался от других, разве что находился за Деймицовым нагорьем. Десяток раскиданных домов, склады для хранения припасов, пару загонов для скота. Большая часть этих построек были очень потреблены непогодой и временем. Крыши многих домов прохудились, прогнившие доски в дождь спокойно пропускали воду, а сильный ветер мог мгновенно разрушить хрупкое строение. Старый забор и вовсе еле держался, а местами имел бреши, были повалены многие столбы, а новый частокол возводить крайне запрещалось. Многие дома были обиты досками, дабы скрыть нищету, некоторым крестьянам и вовсе не пришлось этого делать — деревья и кустарники возле их домиков скрывали от посторонних глаз их жилища. Некоторые дома были и вовсе заброшены в следствии последних дождей и ураганов. Крыши провалились, были выбиты ставни, ступеньки прогнили и могли за просто провалиться, если бы на них наступил человек. Эти дома пустели уже не один год, единственными их обителями были крысы, да и живность всякая, что любила сырость и предпочитала быть в тени. Для детворы это было развлечение "покорять" эти дома, подобно рыцарям, покоряющим замки, обнесенные высокими не преступными стенами, конечно же это происходило в основном по вечерам, когда они запросто могли порезвитmся вдоволь. Весь день же они находились в присутствии своих отцов и матерей, перенимая опыт и обучаясь управлять стадом или же вспахивать землю. С самых ранних лет ребенка приобщали к труду, воспитывали из него крестьянина, обрекая тем самым на рабское существование в дальнейшем, но ничего поделать нельзя, души этих людей принадлежали хозяину земли, за долго до их появления на свет. В прочем правила, которые устанавливались самими землевладельцами были иногда столь сумасбродными, что становилось не ясно, то ли они потакают своим извращенным прихотям, то ли пытаются еще более унизить крестьян. Помимо общих проявлений жестокостей, иногда их фантазия заходила за границы разумного, устраивали бои на выживание среди самых сильных, а для пущего эффекта гладиаторские бои проводили между братьями одной семьи , отказ не принимался, или же как следствие смерть обоих; запрещалось возводить частоколы, отстраивать дома, копать рвы, никто не имел права дать отказ хозяину. Молодую красивую девушку, например, отказавшейся от любодеяния с хозяином, была жестока изуродована кнутом, а после истязаний брошена в канаву. Ну что же касалось Ревенгофа, то здесь все было иначе, это было одно из не многих мест, где сохранились старые порядки понимания законности и благородности лорда и его вассалитете. Итак это была небольшая деревушка находившаяся далеко на востоке провинции Сара-ин-Мар и самого островного государства, была весьма не плохим местом, если вы уже решили что все поведали в своей жизни и что стоит закончить свои дни в этой прогнившей дыре, где еще с почестями могут вас похоронить на ближайшей возвышенности.
Как бы худо бедно не обстояли дела в деревне, само поместье Норэлусов располагавшееся неподалеку, цвело и процветало. Принадлежало именье достаточно известному и древнему роду, что обосновался здесь чуть ли не в начале заселения острова. На сегодняшний день, всей землей в округе заправлял барон Генри Норэлус, брат Вино Норэлуса, кой со своей женой на время остановился в его имении. Что ж "на время" со временем перешло в "до тех пор, пока", а затем и вовсе "на неопределенный срок". Дни тянулись, за ними быстротечно проходили недели, затем месяцы, Вино Норэлус находился на особой службе Его Верховенства Хакона I, как это и бывает, он практически никогда и ничего, а если и говорил, то резко замолкал, словно что-то сдавливало его горло, стоит ему заикнуться о своей службе. Вино постоянно находился в разъездах, это то ему и мешало спокойно жить да поживать в предместьях солнечной Ордеи вместе со своей новоиспеченной женушкой. Ему срочно понадобилось отлучиться по государевому приказу, чуть ли не на следующий день после свадьбы, поэтому Вино попросил Генри приглядеть за его супругой, пока все дела не завершит. Но, поверьте, это совершенно не значит, что Вино Норэлус не мечтал об обычной тихой и мирной жизни, мечтал, еще как, но тогда он был не волен выбирать, а был привержен лишь своему чувству долга.
Генри был старшим сыном в семье, поэтому после смерти родителей он, по непреложному закону наследования получил право владеть имением и предписанными к нему актом землями. Человеком был он прямолинейным, временами достаточно жестковат, всегда оставался верен его покойной жене, даже не рассматривал вариант новой пассии, чтил и уважал свой род, в общем, что называется старых правил. Принял он просьбу Вино с охотой, как никак, а Генри любил помогать людям, особенно, если интересы других при этом совпадали с его. Дом был большим и пустым, и старший Норэлус часто бродил по нему с тоской глядя в никуда и грезя о своем. С появлением в доме Висcии Норэлус, все изменилось, молодая кровь, жизнерадостность этой молодой особы придавали старым стенам этого строения новый глоток жизни, а вместе с тем сам Генри, чувствовал прилив энергии и облегчения при взгляде на Висию.
Висcия была родом из Атхейра, земель, что стелились на юго-западе острова и была сведена с будущим супругом по милости самой судьбы, если не сказать больше. Девушка повстречала своего избранника случайно, да знала бы она только, что он - это тот единственный, наверное никогда бы и не поверила. В тот день, прогуливавшись по мощенным улочкам Звеновья, мимо нее пронесся весь в лохмотьях, дурно пахнущий, и да не совсем благородного вида гражданин с курицей в руках, по нему было видно, да и по вырывающейся курице, что тут было не все чисто. Вдогонку вору сыпались невзгоды и угрозы отчаянного хозяина бедной птицы. Не успела Виссия отойти от этого зрелища, как из-за угла вслед за удирающим вором помчался гремя своими доспехами и утопая в собственном поту рядовой - шлем съехал на бок, длинные слипшиеся волосы прилипли ко лбу, ноги заплетались. Тяжело дыша и оперившись рукой об стенку, молодой человек по уставу обратился к гражданке, дабы выяснить не видела ли они вора. Указав ему направление беглеца, рядовой набрав воздух полной груди сделал рывок и под тяжестью собственного веса и доспехов полетел в нужном направлении. Прошло после того момента пять лет. Вино за все это время возмужал, окреп не только телом, но и духом. Карьера у него сложилась как нельзя лучше, после нескольких лет изнуряющей казарменной жизни, теперь он находился в распоряжении императорской миссии. По состоянию лет и обязывающей службы, ему хоть кровь из носу но нужно было жениться. На одном из приемов его познакомили с персоной дворянского происхождения, а именно с Виссией Хродвин. Молодая особа сразу узнала в статном мужчине того зеленого рядового, а забыть было тяжело, зрелище непередаваемое! Тогда стало ясно, что случайные встречи далеко не случайны. Что касается родителей невесты, то они не были впечатлены выбором их единственной дочерью; безусловно преданность Вино родине была похвальна, но за не именем средств к существованию он тут же становился не видным женихом, хотя был весьма привлекательным. Так вот и сложилась судьба Норэлусов. Однако, Виссии жаловаться не приходилось, жила она в огромном особняке, да и жила надо сказать припеваючи - ни забот ни хлопот, и как то она стала даже забывать о любимом Вино, хотят его личный курьер постоянно привозил от него весточку.
Как говорилось ранее, поместье, с прилегавшей к нему деревней, располагалось прям таки сразу за Деймицовым нагорьем, местом, которое не жаловало чужаков. Крутые горные хребты, чередуясь с плоскогорьем, плато и низовьями, тянулись далеко на север и там соединялись с могучим Арг-Сарталом. Темно-серые, сырые и холодные горные склоны разбавлялиcя зелеными прожилками кустарников и деревьев редко встречающихся в седловинах горных гряд. В таких местах много водилось оленей, но охотники побаивались захаживать в эти края, чаще высматривая свою дичь на окраинах, авось и забредет кто. А страхи были не спроста, с давних пор, да и по сей день, здесь проживало племя аборигенов зовущих себя агеринцами. Откуда взялись и когда здесь обосновались толком никто не знает, ведь пришедшие сюда первые люди с материка уже застали здесь стоянку островитян. Агеринцы редко проявляли интерес к колонистам, но стоило пересечь границы Деймицового нагорья, по праву принадлежащего им, будьте уверены, что пересечь живым вам его никогда не удастся. Это всегда вызывало определенную трудность для странствующих купцов и караванов, ведь через нагорье лежал самый близкий путь к горной провинции Гарлейн, а на окольном теряли не меньше двух недель. Власть часто пыталась согнать агеринцев с насиженного места, но никто кроме этого племени не мог знать так хорошо этот край - каждую расщелину, каждую тропку, да что там, даже каждый валун и пещеру. Кроме того, в молве давно еще ходили слухи о том, что племя защищает древний дух, обитавший в этих местах с самого появления острова. Так это или не так, судить уж вам, но стоит подметить, что сами агеринцы побаиваются отходить в весенние ночи далеко от лагеря, и ютятся все возле огромного костра, что зажигают возле шатра вождя. Были смельчаки средь иноземцев, кто отправлялся в Деймицовое нагорья, и лишь те не многие, коим удалось вернуться, взаправду рассказывали истории о духе, что спускается на землю с наступлением темноты и блуждает среди смертных подыскивая себе жертву.
В последние годы, отношения местных с племенем начали налаживаться. В деревни, близ нагорья часто захаживали агеринцы принося на продажу шкуры оленей и лисиц, но меняли не на деньги, а на молоко, хлеб, алкоголь и инструменты. Шкуры конечно потом продавались в города, и крестьяне выручали не плохие деньги, которые ровным счетом полностью уходили на хозяйство. Многие агеринцы осуждали своих собратьев за торговлю, считая это дело гнусным - использовать шкуры убитых животных для своей выгоды. Алкоголь был у них под запретом, считался дьявольским напитком одурманивающим и усыпляющим, погружающим человека в Царство Теней.
В Ревенгоф захаживал один из таких агеринцев: смуглый с резко очерченными чертами лица, курносый, с выпуклым лбом и массивным подбородком, рослый, широкоплечий, вместе с тем был достаточно медлительным и неуклюжим. Крестьянам нечего было предложить юноше, им зачастую самим еле хватало на жизнь, поэтому его отослали к барону. Генри Норэлус, на тот момент, был в городе, поэтому кроме Виссии встретить агеринца было некому. У юноши был хорошо подвешен язык и тот в миг уговорил даму в надобности бесподобных оленьих шкур. Затосковавшияся по мужскому вниманию Виссия была очень рада новой встрече, конечно Генри был с ней галантен и всячески пытался произвести на нее впечатление, но это скорее из-за излишней доброты, и никаких дурных намерений он вовсе не имел. А по взгляду этого аборигена было сразу ясно, что Виссия была ему симпатична. Агеринец привозил десять шкур животных раз в месяц, как позже выяснилось юноша со своей семьей держали неподалеку от основного лагеря оленью ферму, мясо уходило на утварь, часть кожи тайком продавалось Норэлусам.
Прошло два месяца, а о молодом агеринце не было и духу. Однажды, Зар-Тимей, именно так звали этого юношу, пришел в поместье без шкур. Виссия поинтересовалась у него на этот счет, после чего Зар-Тимей и сообщил даме о том, что старейшина племени раскрыл похождения Тимея и запретил ему приближаться к поселениям чужаков, но непреодолимое желание вновь встретиться с очаровательной госпожой сподвигло молодого человека на этот отчаянный шаг. Вероятно его отсутствие уже раскрыли и дома его ждет гнев отца и старейшины, однако сейчас он был поглощен яркими и играющими при свете солнца глазами дочери барона. Да именно так девушка представилась Зар-Тимею, сказать что она уже имеет супруга, о котором и след простыл, признаться тогда она не смогла. Ему было и невдомек, что прелестная леди уже давно замужем, а временно проживала она в доме брата мужа. Как бы то не было, Тимей душей и сердцем любил Виссию. Тронутая поступком агеринца, Виссия в тот же час сбежала с воздыхателем куда глаза глядят. Судить иль не судить - оставим это дело для Богов. Тогда ей было все равно куда бежать, лишь бы по-дальше от этого чертового дома и его стен, в которых она проводила дни и ночи. Редкие приезды Вино - совсем не то, чего она ожидала от замужества. А обещания мужа о переезде в Ордею в ближайшее время доводили девушку до отчаяния и слез. Ох этот Тимей, он стал для нее спасением из вражеских оков. И вот на коне он увозит девушку вдаль неведомо куда.
Не долго длилось счастье молодых. Всадники и гончие, посланные бароном скоропостижно , на 4 день, нагнали Тимея и Виссию. Шквалом они обрушились на их небольшой лагерь, разбитый на берегу реки Нирьян. Виссию силой забрали и вернули в поместье, а Тимея приволокли к агеринскому старейшине. Кто бы помог подумать, что барон водил дружбу с ним, и что уж точно никто бы даже и не погрешил, что именно он рассказал о похождениях Тимея к ним в поместье. Барон ни раз замечал пристальные взгляды юноши на его ятровке. И опасался худшего. И не зря опасался, стоит сказать. Однако, даже это не остановило Виссию от измены. Но о самом страшном Виссии лишь предстояло узнать. Никогда Генри Норэлус не был столь зол узнав он о том, что жена его мужа носит под своим сердце ребенка агеринца! Какой будет скандал! Это бросит тень на весь их благородный род. И допустить, чтобы какая-то девка растоптала его честь, и честь его рода...

Всю беременность от Виссия ни на шаг не отходили служанки, которым было приказано следить за леди. Тимей больше так и не появлялся, она понимала, что больше его никогда не увидит, но надежда умирала последней. Узнав о беременности жены, Вино тут же приехал бросив все дела. Было решено ничего ему не говорить, ни об агеринце, ни уж тем более о чужом ребенке, что она носит. Действительно счастливым, похоже, был только Вино - он искренне радовался такой вести и с нетерпением ждал появление младенца. От всего этого Виссии становилось только хуже и больнее, и от ее измены, и от потерянной любви, и от ее лжи.
На протяжении всей беременности, Вино всегда находился подле жены поддерживая и помогая ей. Что ж, так, наверное, даже было лучше. “Теперь-то эта девчонка не наделает глупости”, — подумывал про себя Генри угрюмо следя за прогулкой его брата с женой. “Хотя, все что могла - она уже натворила. Оставалось только одно - не допустить того, чтобы Вино узнал о столь безрассудном поступке его женушки. Иначе беды не миновать. А как тут не узнать? Агеринцы всегда отличались смуглым цветом кожи, и родись ребенок с таковым, брак будет расторгнут, а расторгнуть он мог быть только через Канцелярию. Тут-то и пойдут слухи по-кругам: сначала от самого низовья, а там, знаете-ли, и до верхов рукой подать. Допустить такого нельзя было!
Когда срок уже подходил к концу, а роды должны были начаться со дня на день, младшего Норэлуса вызвали срочной депешей к Наместнику. Противясь приказу, он все же последовал ему обещая обратиться в скором времени. На следующий день, ближе к вечеру, повитухи, шурша подолом своих платьев, заспешили в комнату к роженице. Барона тот час же выпроводили. Почти всю ночь Генри не находил себе места терзая себя догадками и опасениями, прислушиваясь к неразборчивым словам служанок и крикам Виссии. По дому эхом пронесся первый крик младенца. Барон немедля врывается в комнату и глазами пытается в полутьме разглядеть новорожденного.

— Это мальчик, — тихо произнесла Виссия. Служанки поспешно удалились, барон, тяжело вздохнув, повалился в кресло. То, что он так боялся, свершилось. Даже в тусклом колыхании свечи можно было разглядеть, что ребенок от чужака.

Генри долгое время сидел молча, раздумывая о своих дальнейших действиях.

— Он не должен узнать, — нарушив тишину и кряхтение ребенка сказал барон.

— Я уже так устала... так устала... я скажу ему, а там будь что будет, - взмолилась Виссия.

Барон грозно поднялся с кресла и бросил ненавистный взгляд на Виссию. Девушка прижала к груди ребенка и вся скукожилась, ожидая гнев барона.

— Нет, — еле сдерживая свое негодование выдавил он, — Ему мы скажем, что ребенок родился мертвым, малыш этот — бастард, и никто не узнает об этом, дабы тень сплетень и злых промыслов не пала на наш род. Я не позволю какой-то дряни оскорбить честь моего брата и честь моей семьи. Молчи, пожалуйста, молчи — все что ты могла ты уже добилась.

— Но... как же ребенок, — сдерживая слезы промолвила несчастная мать.

— Я позаботился об этом заблаговременно. Есть хорошая семья, которая не давно переехала в Ордею и поселилась в Телепинских полях. Им то ребенок и будет передан, они-то и воспитают его, как своего родного. Да не бойся ты, они люди добропорядочные и зла малышу не причинят.




Вчитался из интереса. Позвольте несколько замечаний сделать.

 

свет с востока становился все ярче....  отбрасывая на нее свои тени.

Ну какие свои тени могут быть у света?

 

Выбежали хозяйки с детьми, чтобы проводить мужчин, собрали в дорогу им парного молока и мякоти хлеба.

Мякоти? У хлеба - мякиш, и я думаю, его никто не выковыривает из корочки, это были просто ломти.

 

очень потреблены непогодой и временем

Потрепаны, наверное?

 

в следствии

вследствие, насчет, вовсю и запросто пишутся слитно.

 

высокими не преступными стенами

Стенами, не ведущими преступный образ жизни? Неприступные.

 

Молодую красивую девушку, например, отказавшейся от любодеяния с хозяином, была жестока изуродована кнутом

Итак это была небольшая деревушка находившаяся далеко на востоке провинции Сара-ин-Мар и самого островного государства, была весьма не плохим местом...

 

Это все крайне нуждается в редактировании. ОЧЕНЬ много ошибок. 

 

В тексте путаются времена.

 

Даже в тусклом колыхании свечи можно было разглядеть, что ребенок от чужака

Вы, похоже, не видели новорожденных. Никакой генетик вам ничего не скажет о человеке, рожденном пять минут назад.

 

Читается трудно из-за неувязок типа свининки и курочек в нищей деревне и - еще раз - нуждается в редактировании.

Простыню невозможно читать(( что насчет абзацев и форматирования?

упс... Исправлю.

Простыню невозможно читать(( что насчет абзацев и форматирования?

Декабрь 2016

В П В С Ч П С
    1 2 3
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Новые записи

Мои изображения

Теги