Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





* * * * * 1 голосов

1. Фантом Театра (Часть 1)

Написано Sebursky, в Венецианские близнецы 01 Май 2016 · 135 просмотры

fantasy original draft венецианские близнецы
Праздник был в самом разгаре, тут и там можно было увидеть гуляющие вместе или страстно целующиеся пары. Практически все в масках, как и положено в карнавальную ночь. Но больше, наверное, для того, чтобы почувствовать всю полноту свободы в поступках и словах, без угрозы быть узнанным. Хотя это не помешало некоторым горячим головам скрестить шпаги, даже не зная в точности, у кого или перед кем они отстаивают свою честь. Гондолы, перевозящие знатных людей, воришки, снующие среди беспечной и веселящейся толпы венецианских граждан и гостей города. Кругом звучит смех и музыка, и нет никому дела, до редких криков о помощи, раздающихся иногда в самых тёмных переулках города, вдалеке от шумной толпы и танцев…

Спектакль оказался на редкость бездарным, наверное, от части из-за того, что основной герой, был несколько рассеян, и путал диалоги или вовсе говорил не впопад. Конечно, его ужасную игру можно было понять, зная цель моего визита, но вряд ли остальная аудитория была настолько посвящённой. И вообще, если ты актёр, то всё что вне сцены, должно там и оставаться. Так что мне не понравилось, и я с трудом дождалась встречи.

Всего пару дней назад ко мне пришёл пожилой человек, в старомодной, но очень дорогой одежде, и попросил о помощи. Он оказался агентом и близким другом одного весьма известного театрального актёра. Месяц назад, он стал замечать за своим другом некоторые странности, на прямые вопросы он отшучивался или вовсе не отвечал, но с каждым днём положение становилось всё хуже. Небольшое расследование, проведённое моим клиентом, навело его на мысль, что друг похоже попал под какое-то проклятие. Причины оказались непостижимы для обычного человека, по этому он и обратился ко мне.
Возле служебного входа в холле театра, меня встретил Михаил, тот самый, что приходил ко мне в офис. Он был очень злой и расстроенный. Пытаясь хоть как-то взять себя в руки, он сделал пару глубоких вдохов.
- Добрый вечер Елена, наверное, вы уже отметили отвратительную игру Григория сегодня. – И после небольшой паузы он продолжил. – Всё ещё хуже чем я предполагал, к тому же я только что разговаривал с администрацией театра, и если мой друг не возьмёт себя в руки до следующего представления, то они разорвут контракт. Простите… - он замялся.
- Да ничего, иногда выговориться полезно. Пойдёмте, познакомимся с нашим подопечным. Я постараюсь разобраться во всём, как можно скорее.
Ещё на подходе к двери, за которой должен был находиться актёр, меня кольнуло странное и неприятное ощущение. Гримёрка оказалась весьма просторным помещением, где помимо комода со всеми необходимыми аксессуарами для актёра, было ещё множество всяческой мебели, включая даже кровать. Почти всё пространство было погружено во мрак. Опасения оправдались когда, обойдя комнату, мы с Михаилом обнаружили обездвиженное тело седовласого старика, лежащее перед огромным напольным зеркалом в латунной оправе. Присмотревшись, пожилой человек внезапно вскрикнул и схватился за сердце.
- Боже мой, это … Григорий!

Сотрудничая долгое время с милицией, появляются связи, а если твоя работа ещё и эффективна, то приходит и уважение. Я уже работала внештатным консультантом в правоохранительных органах более трёх лет, и обладала и тем и другим. Так что сразу же после обнаружения трупа, позвонила своему знакомому в МВД, спустя четверть часа, на место прибыли оперативники, привезя некоторые специальные средства для определения причин смерти и изучения обстановки. Формально такие случаи как этот милиция закрывала обычным несчастным случаем, но по факту расследование прекращалось не раньше, чем выяснялась причина и обстоятельства гибели. Затем принимались определённые меры по предотвращению повторных случаев, и всё это вместе с отчётами передавалось куда-то ещё выше. До того уровня я ещё не доросла к сожалению. Правда в последнее время, подобных внештатников развелось как собак нерезаных, но далеко не все справлялись со своими прямыми обязанностями, и я не без гордости считалась одной из лучших.
Записав наши с Михаилом показания, сделав специальные снимки места происшествия и опечатав помещение, оперативники с трупом уехали, а я направилась домой, пытаясь разобраться в происшествии. Могу поклясться, что прямо перед тем, как мой клиент опознал своего друга, я краем глаза заметила чей-то силуэт в отражении этого старинного зеркала. Звонок из специального отдела не заставил себя долго ждать, и меня попросили в ближайшие день – два подъехать, в связи с открытым мною делом. Поскольку спектакль начинался около восьми вечера, а потом ещё часа два после окончания выступления пришлось провозиться с милицией, домой я попала далеко за полночь.

- Милорд, пришел отец Себастьян, у него к вам очень важный и безотлагательный разговор.
- Проводи монсеньёра в главную гостиную, извинись за мою задержку, и принеси ему охлаждённое вино, я спущусь через минуту.
Гостиная, как и любая другая жилая комната в этом доме, была неприлично дорого обставлена, обличая владельца в склонности к стяжательству, а многие предметы искусства, откровенно намекали на массу других пороков скрывающихся в чёрных душах современной знати. Однако этот дом и его владелец привлекли внимание церкви, в лице отца Себастьяна, не столько показной роскошью, что можно найти практически в каждом купеческом доме, сколько тем, что было скрыто от посторонних глаз в лабиринтах разума столь гостеприимного хозяина. Именно об этом святой отец и собирался поговорить с молодым человеком.
Лет десять назад, отец нынешнего хозяина дома взял на себя смелость нести крест терциария, и справлялся весьма успешно. Пока не погиб от чёрной смерти, в ходе трагической случайности во время миссионерской поездки. Они были хорошими друзьями, и падре взял на себя обязанности крёстного, чтобы позаботится о его сыне. К сожалению, сын унаследовал от отца лишь его имущество, но не духовный путь. Получив в руки довольно большие богатства, он погряз в грехе и распутстве. От мрачных мыслей монсеньёра оторвал бодрый и слегка пьяный голос хозяина дома.
- Добрый вечер святой отец, рад видеть вас в добром здравии крёстный. С чем пожаловали?
- До меня дошли слухи Марк, что тебя всё глубже затягивает трясина порока и греха. И в поисках удовольствия, ты приблизился к весьма опасной грани, пересекая которую, у тебя не будет возврата. Я очень опечален, и хотел лично убедиться, что слухи лишь злостная клевета ваших завистников, и ничего более. Я прав? – После этого вопроса, доминиканец внимательно посмотрел в глаза собеседнику.
- Да, святой отец, вы правы, это всего лишь клевета, - Молодой человек не выдержал пронзительного взгляда священника и отвёл глаза. – Я завтра же приду на исповедь крёстный, обещаю.
- Очень надеюсь. Спасибо за гостеприимство Марк. – Отец Себастьян медленно встал, и вышел из зала. На душе у него было тяжело, всё, что ему сообщила одна пожилая прихожанка, похоже действительно было правдой. И если парень не остановится, то дело может очень скверно обернуться. Господи прости, не уберёг я агнца сего…

Я проснулась в три ночи, вся в холодном поту, мне приснился кошмар, но состояние крайней «разбитости» и отсутствие каких либо сил, не способствовали проведению анализа всего увиденного мною в объятиях морфея. На улице было душно, кондиционер работал на полную силу, но температура всё равно держалась около двадцати градусов, а воздух был вязким. Потом пришла волна, быстро справившись с собой, я выставила защиту, и раскинула паутину, чтобы вычислить, откуда идёт угроза. Всё было спокойно. Во рту возник привкус пепла. Сосредоточившись, я сотворила «Нову», вспышка энергии должна была выявить хоть кого-нибудь, но это тоже ничего не дало. Постепенно чувство опасности ушло, видимо я всё же спугнула таинственного и незваного гостя. Чуть успокоившись и выпив чашку специально травяного чая, попробовала снова уснуть, но меня стали одолевать различные мысли. Сев за компьютер я стала просматривать свой «электронный» гримуар, выискивая что-нибудь про зеркала и случаи внезапного быстрого старения. Потом заглянула в интернет. В моём дневнике появилось личное сообщение от неизвестного, который просил с ним встретиться в связи со случаем в театре, и как можно скорее. Кроме телефона никаких данных оставлено не было, даже письмо было написано кем-то третьим в интернет кафе. Номер тоже ничего не дал, сложилось впечатление, что симку только что купили, вместе с новым телефоном. Сообщение было отправлено где-то около двух часов назад. Попробовав просканировать точку отправки, я разочаровалась. Интернет кафе находилось под танцполом какого-то клуба на «Улице 1905 года», и энергетика была смазана настолько насколько это вообще возможно, к тому же играли «дарк», что ещё больше усугубляло ситуацию. Я метнулась к последней своей зацепке, девушке, которая писала сообщение под диктовку. Но та буквально за пару минут до этого приняла таблетку, и что было реальными образами в её голове, а что галлюцинациями, навеянными музыкой, танцем и химией, было уже не разобрать. Похоже, мне не оставили иного выбора кроме как позвонить по указанному номеру. А я не люблю когда мне не оставляют других вариантов, с колледжа ещё, где самым любимым развлечением декана было загонять меня в угол, чтобы развивать тем самым нестандартность мышления и непредсказуемость моих действий. Я задумалась, ассоциативный ряд вызвал массу приятных и не очень воспоминаний…

- Ну, Ленусик, что мы будем теперь делать? – голос раздавался у меня в голове, а перед глазами вставала хитроватая ухмылка Александра Палыча, висящая прямо передо мной. – Не отвлекайся, а то не выберешься, - окликнул меня декан.
Любимая забава на занятиях по визуализации - ролевая игра. Изначально группа помещалась в отправную точку, задавался лидер, распределялись позиции и возможности, а потом начиналась «игра». Компьютерным уродцам далеко до такого уровня, ни одна РПГ с этим близко не стоит. Оценки выставлялись по результатам прохождения всяческих хитроумных лабиринтов и прочих «сказочных» мест, заданных преподавателем для оттачивания работы с визуальными образами и развития абстрактного мышления у студентов. Физически процесс был довольно простым, в начале занятия группа погружалась в транс, и дальше учитель мысленно задавал основные параметры каждого участника, и задавал определённую цель. По ходу игрового процесса, преподаватель сильно усложнял жизнь игрокам, предлагая им решать самые различные проблемы, возникающие по его желанию, но в рамках отведённой роли.

Вот и сейчас Деми-лич, заточил всех моих спутников в лабиринт разума, и мне надо было их спасти, но при этом самого злодея убить нельзя иначе лабиринт закроется навсегда и партия будет проиграна, а урок соответственно не сдан. Естественно по собственной воле мёртвый некромант, вернувшийся с того света нежитью, отпускать группу не будет. Ирония заключается в том, что я в данном случае, принадлежала как раз к школе магии, работающей с разумом, но в сложившейся ситуации была абсолютно бессильна. Поскольку противник держит моих спутников в измерении созданном его разумом, и он может их там хранить сколь угодно долго, на своё усмотрение.
- Ну что совсем никаких идей? – голос декана был несколько разочарованным.
Внезапно, возможно от обиды у меня мелькнула безумная мысль, и я сплела заклинание, понижающее интеллект противника до самого низкого «ай кью», какой возможен, что фактически сделало бы из великого некроманта недалёкого и тупого мертвеца. Шанс был пятьдесят на пятьдесят, либо созданное им измерение просто захлопнется, как в случае смерти, либо не поддерживаемое сильной волей просто рассеется. Теперь всё зависело от удачи.
- Молодец, - декан был почти доволен моей находчивостью. Но только почти, надо будет спросить потом, что я не так сделала или может чего, забыла.
Мне повезло, не поддерживаемое злой силой воли деми-лича, измерение просто рассеялось, и группа была спасена. За тот урок мне поставили четыре с плюсом. Когда я спросила Александра Палыча почему, он ответил:
- Елена Владимировна, вы могли манипулировать не только чужим разумом, но и своим, и времени было достаточно, чтобы увеличить шансы на успех своего действия хотя бы на 20%, а вместо этого сломя голову принялись колдовать, уповая лишь на одну удачу. Будьте в будущем более рассудительными.

Тот урок я запомнила на всю оставшуюся жизнь, несмотря на, казалось бы, совсем отчаянное положение, надо сосредоточиться и подумать, прежде чем опускать руки или паниковать, цепляясь за любую соломинку. Воспоминания остудили мою голову, и я стала перебирать все имеющиеся в моём распоряжении данные, решение пришло почти сразу. Сосредоточившись, на симке и телефоне, я зафиксировала продавца, который сегодня продал всё это хозяйство … неприметному человеку, в простом, но достаточно солидном костюме. На нём была старомодная шляпа, словно с экранов американского кино про гангстеров. Лицо бледное, волевое и очень таинственное (наверное, так можно описать ощущение). Глаза никак не попадали в фокус, словно кто-то намеренно смазывал картинку. Немного напрягшись, я всё-таки поймала его взгляд. Пронзительные голубые глаза, настолько древние насколько это вообще возможно. Лицо улыбнулось и исчезло вместе со всей картинкой.
За окном занимался рассвет. Я приняла душ, и практически сразу уснула. Разбудил меня звонок мобильного телефона, за окном ярко светило солнце, будильник показывал полдень.
- Елена Владимировна, надо бы подъехать. Извините если что, но у нас кое-какие версии есть на отработку, – сообщил Пётр Алексеевич, начальник специального отдела МВД.
- Хорошо, уже собираюсь, до встречи. - Сон словно рукой сняло.

Быстро умывшись и купив по дороге кофе, через десять минут я уже мчалась по садовому кольцу, если можно так сказать. Днём как обычно дороги забиты, а при нынешней жаре, стоящей уже третий месяц, многие авто вообще не выдерживают. Так что до офиса я добралась только через час. Выпив не только кофе, но и почти литр тепловатого кваса. Закрыв машину, я окунулась в блаженную прохладу кондиционеров офиса.
- Добрый день, Елена Владимировна – Секретарша, просто чудо, особенно, после того как я сняла с неё венец безбрачия, просто цветёт, с каждым днём становясь всё краше. – Пётр Алексеевич ждёт вас в подвале.
- Алёнка, сколько раз говорить, просто Лена, ни к чему такая официальность. – Девушка виновато улыбнулась в ответ. А я зашла в лифт и нажала кнопку «-1».
Да, день начнётся с весьма неприятной процедуры. Никогда не любила это делать, но иногда бывает очень полезно. Когда дверцы лифта открылись напротив, как и всегда оказалась большая надпись «Морг», а внизу какой-то шутник из стажёров пририсовал улыбающийся смайлик, с выколотыми глазами-крестиками и парой швов на кружочке-мордашке. Ещё ниже была довольно крупная надпись, написанная всё тем же маркером, «налево пойдёшь – покой обретёшь, направо пойдёшь в ад попадёшь». Намёк был на то, что слева хранилище, а справа кабинет патологоанатома. Шутка видимо получила признание, потому что обычно художества под указателем очень часто закрашивали.

Рядом с начальником стоял молодой парень в своей служебной униформе, за белой тряпичной шапочкой и респиратором поблёскивали озорные глаза. Человеку явно нравилась его работа. Взглянув на меня, он снова склонился над трупом найденного мной вчера старика. Кожа на теле пострадавшего актёра настолько сморщилась, словно ему было не 48, а все 127. Судя по остаточной ауре, человек действительно умер от старости, чтобы понять причину, вызвавшую этот процесс, нужно было обратиться к первоисточнику, то есть к самому пострадавшему. Очень неприятный и тяжёлый процесс.
- Знаете, что самое интересное, - обрывая мои размышления, произнёс начальник, - его мозг оказался ещё более старым, чем тело, что есть нонсенс. – Ввернул таки своё любимое словечко майор милиции. – Лет на 20, а то и на 30, как говорит Саша. – Он кивнул на патологоанатома.
- Надеюсь, Пётр Алексеевич, вы мозг то сам не повредили? А то довольно сложно будет добиться нормальных показаний. – Мои слова, заставили практиканта взглянуть на меня более внимательно. До этого он упорно игнорировал женщину в «гражданском». Делая вид, что он сильно занят. В глазах читалось смятение, страх, недоверие и даже издёвка. Посмотрим на тебя бравый мальчик в халате, когда я заставлю говорить это, я даже мысленно сама себе улыбнулась. – Ну что стандартная процедура? Хотя нет, - оборвала я себя, - здесь надо что-нибудь более эффективное.
- Как скажете Леночка, это так сказать ваша «альма-матер», - начальник как всегда загнул. Бывают у него вот такие вот непонятные простому смертному приколы.
Я сняла с плеча сумку и стала перебирать всё, что обычно беру для работы в поисках подходящих предметов.

По углам операционного стола были установлены четыре чёрных свечи. Рядом, на безопасном расстоянии был начертан мелом символ защиты от зла, способный защитить троих людей. Все двери в кабинет были закрыты на ключ, и на каждой из них также был начертан символ ограничения. Когда все зашли под защиту символа на полу, я зашла следом, на ходу произнося защитное заклинание. Затем достала из пояса нож и порезала правую ладонь. Сжав несколько раз кулак, вызвала достаточное кровотечение. Убрав нож обратно, я вынула из сумки основной элемент ритуала, Выточенный из чёрного агата череп. Произнося заклинание призыва, я окропила его своей кровью, которая тут же впиталась в матовую поверхность камня. Несмотря на солнечный день за окном и яркую лампу над операционным столом в помещении заметно потемнело и стало ещё прохладней, насколько это возможно в морге. Свечи вокруг стола вспыхнули, пламя устремилось на миг вверх, затем утихло, а сами свечи стали плавиться, растекаясь алыми, словно кровь ручейками. В помещении стал быстро распространяться дурманящий, сладковатый и неприятный запах тлена. Тьма сгустилась ещё больше, превратив солнечный день в сумерки. Я всё повторяла и повторяла заветные слова призыва. Наконец чуждая нашему миру сила уступила, подалась, и раздался скрежещущий и неприятный голос, прямо в голове, как я поняла не только у меня, но и моих подневольных партнёров, оставшихся наблюдать, это хорошо. Слова пока не имели чётких очертаний, только звуки не совсем разборчивые, но это скоро пройдёт, как только установится прочный контакт. Тело начало постепенно двигаться, с большим трудом оно садилось. Ещё годик поработать с черепом, и можно будет трупы из могил поднимать. Потом голова повернулась в нашу сторону, открылись белесые глаза, без зрачков и радужки. Просто пульсирующая, мутная белизна. Рот стал беззвучно шевелиться, но через мгновение возник голос.

- Что тебе надо Ведьма, зачем потревожила покой мёртвых?
- Мне нужно знать, что случилось с тобой в последние мгновения твоей жизни. Расскажи.
- Я смотрел на себя, и видел его, я испугался, я был растерян, силы мгновенно стали покидать меня, тяжесть в ногах, тяжесть в руках, тело перестало меня слушаться, я стал падать. А он смеялся, он радовался, он почти свободен. Он … ЗДЕСЬ! – Речь мертвеца оборвалась истошным воплем, тело внезапно обмякло, словно его кто-то толкнул. Резко откинувшись обратно на спину, труп раскинул руки и замолчал. Пару раз, словно в конвульсиях он снова дёрнулся и утих уже навсегда.
За миг до этого я почувствовала чьё-то присутствие, как тогда, ночью. Резко разорвав контакт, я раскинула сеть, и лишь самый кончик задел нечто. Вдогонку незваному гостю я отправила небольшой, но сильный импульс энергии, зеркало над раковиной, у дальней стены треснуло, а шкафчик в углу рядом, вспыхнул и стал разгораться. Свечи уже давно потухли. Резко посветлело, так что резануло глаза, уже привыкшие к возникшему сумраку. Мои партнёры застыли, боясь пошевелиться. Я произнесла заклинание очищения, и, достав из сумки небольшой флакончик, кинула его в середину комнаты, тот разбился, и комнату наполнил туман, который несколько раз изменив свой цвет, стал медленно рассеиваться.

Когда в комнате стало снова светло, а туман полностью исчез я, прочитав на всякий случай ещё одно заклинание, для обращения негативной энергии, покинула границы символа защиты. Осмотревшись, я стала прибираться после своего ритуала, тщательно восстанавливая в голове, все образы что успела «снять» с мозга мертвеца в процессе общения. Кажется, я перестаралась с демонстрациями. Паренёк, занимающийся трупами не один год, сорвал с себя повязку, нерешительно вышел за пределы круга и тяжело дыша, обмяк на одном из стульев. Не обращая внимания на начальника, он достал из внутреннего кармана металлическую фляжку и хорошенько к ней приложился.
- Что-то не так? – майор тоже выглядел несколько озадаченным, хотя он видал мои фокусы уже не раз. Но тоже понял что, что-то пошло не так.
- Дайте передохнуть, мне ещё прибраться надо, и выпить горячего шоколада, а потом я зайду к вам в кабинет и мы всё обсудим.
- Ладно, чтобы через час была у меня. – Деловито распорядился начальник, - и это… - он замялся, указывая на символ на входной двери. Я быстро подошла, стёрла символ и отомкнула дверь, пропуская его в коридор.
На уборку ушло ещё минут десять. Я практически полностью восстановила все картинки, полученные при контакте с пострадавшим. И направилась к выходу.
- И часто у вас так, Елена Владимировна, - слабо прохрипел патологоанатом со своего места.
- Почти каждый день, - слегка приврала я, и закрыла за собой дверь. В углу всё ещё дымился шкафчик с медикаментами, наполняя помещение запахом обугленной пластмассы.

Горячий шоколад был моей слабостью и силой одновременно, он придавал мне столько энергии и жизненных сил, и в то же время, когда я пила этот великолепный напиток, я расслаблялась и наслаждалась жизнью, насколько это вообще возможно. Собравшись с мыслями, я встала со своего рабочего места. Оставив сумку с инструментами и ритуальными принадлежностями у себя на столе, закрыла за собой кабинет. Ещё в начале моей карьеры в правоохранительных органах, у меня попытались стащить одну симпатичную вещицу с моего рабочего места, закончилось это госпитализацией. Так что «ритуал» по закрыванию двери в свой кабинет, скорее дань приличию и правилам поведения, чем реальное желание защитить своё рабочее пространство от несанкционированного посещения или посягательств на мою собственность. Пройдя мимо секретаря, я постучалась в дверь к майору.
- Войдите, мы вас уже заждались Елена Владимировна. – Совещание было в самом разгаре, тихонько прикрыв за собой дверь, я прошла и села на своё обычное место.
- Вот, взгляните. – Мне протянули несколько спектральных снимков с места преступления. Почти все они были «пустыми», только зеркало в латунной оправе темнело «чёрной дырой» на одной из фотокарточек. – Я так понимаю это плохо?
- Да, определённо это опасная вещь, и её надо немедленно изъять. Мне надо будет его исследовать. Возможно, оно и стало причиной смерти актёра. Но возможно здесь было ещё что-то, и пока я во всём не разберусь, дело нужно будет придержать.
- Хорошо, зеркало сейчас под охраной, как и всё место преступления, вечером мы его перевезём в лабораторию. Все вещи будут конфискованы, как вещественные улики.
- Теперь, я изложу всё, что получилось узнать во время процедуры три-тринадцать.

В тринадцать часов двадцать три минуты по московскому времени была проведена процедура 3-13, известная так же как «посмертное дознание». Объект 1785, по документам Григорий Вячеславович Никитин. Родился 23 июня 1962 года. Дата смерти 17 Августа 2010 года. Время смерти двадцать два часа семнадцать минут. Причина смерти естественная, от старости, обстоятельства, приведшие к смерти, первоначально не выяснены. Процедура дознания проводилась согласно протоколу семьдесят семь. На процедуре присутствовали представитель правоохранительных органов Пётр Алексеевич Гуриев, и гражданское лицо Резник Александр Николаевич. В процессе дознания были соблюдены все необходимые процедуры для безопасности наблюдателей, так же установленные протоколом семьдесят семь. Результатом процедуры 3-13 являются точные показания потерпевшего описывающие последние минуты его гибели. Полный отчёт о проведённых действиях и полученной информации будет предоставлен в конце рабочего дня. Пока же могу сказать следующее.

Пострадавший вступил в непосредственный контакт с демонической сущностью. Исходя из некоторых обстоятельств, при проведении процедуры 3-13, можно сказать, что это сущность третьего или четвёртого класса. Предположительное местоположение сущности зеркало, изображённое на одном из спектральных снимков с места происшествия. Однако сущность использовала жизненные силы потерпевшего и тесную с ним связь, что позволило произвести трансгрессию в аналогичную среду, для того чтобы помешать проведению процедуры 3-13. Опасений связанных с иными перемещениями сущности за пределы своего текущего местоположения, я пока не прогнозирую, поскольку присутствует пока ещё не выясненный фактор, позволивший сущности вообще пробудиться, от довольно долгой спячки. Я считаю, что этот фактор напрямую связан с пострадавшим, необходимо провести дополнительный анализ данных и по самому пострадавшему и по предметам связанным с высвобождением демона. На этом, пожалуй, я могу окончить свой доклад. Более подробную информацию вы сможете получить позже из моих отчётов. Есть какие-нибудь вопросы? – официоз этих совещаний меня всегда бесил, нет, чтобы по-человечески, им всякие протоколы и процедуры подавай. О моём ночном визите я намеренно умолчала, чтобы избежать лишней волокиты, хотя стали возникать очень неприятные ощущения и мысли, ещё тогда в морге, когда эта тварь явилась в операционную.

- Елена Владимировна, какого рода обстоятельства возникли в процессе проведения процедуры 3-13. – Вопрос был задан одной из самых дотошных и неприятных личностей.
Изекииль Якович Рутенштейн, жуткий скептик, не признающий существование чего-то не укладывающегося в рамки обыденности. Именно такой и должен, конечно, заведовать подразделением, контролирующим всю нашу деятельность. Хотя, везде нужна мера. Согласна, среди всяких новоявленных магов и экстрасенсов есть очень много шарлатанов, но я уже неоднократно доказывала ему реальность того, что делаю, однако у него видимо возникла какая-то личная неприязнь, персонально ко мне. Так что он никогда не упускал случая изобличить или подловить меня на каких-нибудь нарушениях треклятых протоколов.
- Я уже упомянула трансгрессию в зеркало, расположенное на месте проведения дознания, но беспокоиться не о чем, сущность была тесно связана с жертвой, и когда душа покойного Григория вновь вернулась в тело, это позволило демону переместиться к месту, где находился покойный в текущий момент времени, чтобы предотвратить своё разоблачение. У него это не получилось, я «сняла» все необходимые показания.
- Ну что же, - на лице скептика едва мелькнула злорадная ухмылка, - буду с нетерпением ждать вашего доклада Елена Владимировна.
- Совещание окончено, все свободны, а вас Елена Владимировна я попрошу остаться, - сообщил Петр Алексеевич. Все стали постепенно расходиться. А я сидела и ждала. Честное слово, эти совещания меня выматывают больше чем любой самый сложный ритуал.

Когда все разошлись, майор аккуратно прикрыл дверь. Усевшись за свой огромный стол, махнул мне рукой, чтобы я села поближе.
- Ты вот что Ленка, давай с этим делом побыстрее разберись, и я тебя в отпуск на месячишко отправлю. Ты там, на стоунхейдж свой хотела посмотреть, и ещё куда-то там съездить. – Он прервался, на миг задумался, потом махнул рукой, и, посмотрев на настенные часы, достал откуда-то небольшую бутылочку и пару рюмок. Пока он разливал ликер, я притворно обиженно спросила.
- За что же вы меня так Петр Алексеевич? – и нарочито надулась.
- Да ладно тебе дочка, - он в момент опрокинул рюмку. Придвинул вторую склянку мне и продолжил, - тут Ленка под тебя копает кто-то. – Я сделала многозначительный взгляд на закрытую дверь, и вопросительно посмотрела на начальника. – Да нет, Изекииль конечно порядочная сволочь, даром что еврей, но это его работа, не будет тебя и таких как ты, и не будет у него работы. Тут что-то более серьёзное, так что отдохнёшь, пока я разберусь со всем, а осенью со свежими силами так сказать, снова в работу. В любом случае буду держать тебя в курсе. Давай, давай, - и он снова подтолкнул мне склянку с белой жидкостью. Я опрокинула содержимое внутрь и зажмурилась от удовольствия.
- Ладно, Пётр Алексеевич, вам виднее. Вы в этих делах собаку съели, а я как была гражданской, так ею и остаюсь. Что скажете, то и сделаю.

Часть 2 (мля, не тянет большие тексты)





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет