Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей





* * * * * 1 голосов

2. Святая Инквизиция (часть 1)

Написано Sebursky, в Венецианские близнецы 01 Май 2016 · 154 просмотры

fantasy original draft венецианские близнецы
Как бы лояльно я не относилась к церкви и религии, но ведьме в Ватикане, определённо не место. Мы летели на самолёте Аэрофлота в Рим. Отец Себастьян что-то слушал в наушниках и дремал рядом, а я была вся на нервах. Несмотря на то, что все расходы были оплачены, я всё же была не в восторге от полётов, я больше люблю поезда. Но святой отец сказал, что дело настолько срочное, что меня необходимо доставить как можно скорее, в связи с этим, уже на следующее утро после нашей встречи, мы вылетели в Италию, направляясь в конечном итоге в Ватикан. Причины, которые объясняли бы моё присутствие там, мой сопровождающий не стал объяснять. На том конце нашего путешествия нас ждал загадочный Совет, это единственное, что я с трудом смогла выудить из моего сопровождающего. Кстати, в аэропорту святой отец был одет в свою родную униформу доминиканского ордена (Псы Господни). Ассоциации не самые вдохновляющие, зная историю Святой Инквизиции. Но все равно было забавно на это смотреть. Хотя публика в зале ожидания была самая разная. Полёт прошёл нормально, и время пролетело незаметно. В аэропорту нас ждал чёрный лимузин с тонированными стёклами и отличным кондиционером, жара стояла даже более жестокая, чем в Москве. На капоте развивались флажки, на одном был герб Доминиканского ордена, на другом довольно странный для церкви, перевернутый чёрный крест на белом фоне. С вопросами я решила подождать, к тому же после того как мы сели в салон, отец Себастьян полностью погрузился в чтение библии. Странно, казалось бы, любой священник уже давно наизусть знает библию, и все равно они её раз за разом перечитывают.

Дорога заняла даже больше времени, чем полёт, прибыли мы вовсе не в Собор Святого Петра, как я ожидала, а куда-то на окраину Рима. Выйдя из автомобиля под палящее солнце Италии, мы прошли к неприметному зданию рядом с небольшой часовней. Пройдя двери, оказались в небольшом внутреннем дворике. Практически все, кто встречался нам на пути, расходились в стороны и кланялись, пропуская нас вперёд. Словно шёл не простой доминиканец, а папа римский. Наконец мы вошли в большой зал, достаточно богато убранный, но без каких либо излишеств. Там и тут стояли парами или даже небольшими группами священники разных рангов, из разных орденов, общаясь между собой, что-то обсуждая, о чём-то разговаривая. Я осознала, что все мои заклинания, наложенные на себя для защиты, маскировки и других целей, были давно сняты, но вокруг стояла такая умиротворённость, что я вовсе не переживала по этому поводу.
Словно не замечая никого вокруг, отец Себастьян уверенно шёл вперёд, оставляя позади множество лестниц и коридоров, по маршруту, известному только ему одному. Будь я одна, то наверняка бы уже заблудилась. Конец пути оказался внезапным. За очередной дверью была небольшая, но уютная комнатка. Посередине стоял длинный стол, вдоль стен были книжные шкафы, на которых стояли самые разные книги. Несколько надписей на латыни, а у дальней стены, рядом с окном, возвышался штандарт с изображением всё того же перевёрнутого чёрного креста на белом фоне. За столом сидело пять священников разных рангов и принадлежностей, но большая часть были, так же как и мой сопровождающий, доминиканцами, но рангом несколько выше, судя по одеждам и знакам отличия. Они что-то обсуждали, не обращая внимания на нас. Мы стояли так ещё несколько минут, затем один из сидящих всё же обратился к отцу Себастьяну на латыни. Сделано это было видимо специально, чтобы я тоже поняла, о чём они говорят.
- Это и есть та самая, что связана с венецианским делом, не так ли брат Себастьян?
- Да ваша светлость. – После этой фразы, все взгляды сидящих, были устремлены на меня.
Сложно описать, что я тогда почувствовала. Я словно оказалась «голой», всё, что я когда-либо делала, тут же невольно всплывало у меня в голове, а я ничего не могла сделать. Вся моя жизнь почти от самого рождения промелькнула перед моим взором, вызывая подсознательно стыд и раскаяние, за все неприглядные и плохие поступки, и смущение, когда я использовала свою силу чтобы помочь кому-либо. Я готова была провалиться сквозь землю, с трудом выдерживая сканирование. Но в ответ, чтобы хоть как-то меня успокоить, они позволили заглянуть и к ним, совсем чуть-чуть, дав мне лишь то, что посчитали нужным. Многие вопросы отпали сами собой, я поняла, что означает этот странный крест, я узнала, где я нахожусь, и ужаснулась. Теперь я понимаю, что испытывали ведьмы и колдуны прошлого, сталкиваясь со Святой Инквизицией. Я так же поняла, зачем я им понадобилась, узнав суть «венецианского дела», в самых общих чертах, хотя всё равно не понимала, как я сама с этим всем связана. Контакт прервался так же внезапно, как и начался. Они все по-прежнему смотрели в нашу сторону, но разговор продолжился уже более «стандартно».
- Чуть позже, дитя, ты поймёшь, как связана с демоном из прошлого, пока что мы считаем, что ты достойна нашего расположения.
- Да, в отличие от многих подобных тебе, ты достаточно чиста и талантлива, и мы готовы к дальнейшему сотрудничеству. – Подхватил другой.
- И всё же, несмотря на наше доверие, твоя профессия и навыки, вынуждают нас принять определённые меры предосторожности. – Продолжил третий.
- По этому, мы требуем, чтобы вы и брат Себастьян, работали в паре. В случае непредвиденных обстоятельств и иных проблем, которые могут возникнуть, он вас сможет поддержать или остановить. – Сказано это было так, словно это лишь обычный рабочий момент, часто возникающий при их деятельности.
- Добро пожаловать в Италию. – Закончил за всех, тот, что первым заговорил. – Брат Себастьян проводит вас до машины, которая отвезёт вас в гостиницу. Затем нам будет необходимо обсудить ещё некоторые нюансы, - последнее касалось исключительно моего спутника, и мы, наконец, вышли за дверь. Святой отец, действительно довольно быстро вывел меня из лабиринтов на свежий воздух, к уже ожидающему меня лимузину, украшенному всё теми же флажками на капоте. Я удобно разместилась в салоне с кондиционером, а отец Себастьян, перекинувшись парой фраз с водителем на итальянском, снова удалился в лабиринты храмовых сооружений Ватикана. Сосредоточившись, я обнаружила, что все мои заклинания для защиты, маскировки и прочее, снова на месте. Сил почти не осталось. Встреча со Святой Инквизицией, вымотала меня больше любой, самой сложной работы.

Как мы добрались до гостиницы я не помню, Водитель помог мне выйти, и пообщавшись со служащими отеля, проводил меня до номера. Приняв душ, и перекусив (да, обед доставили прямо в номер), я легла спать, повесив на двери табличку не беспокоить.
В начале мне снилась Венеция, та самая, что обычно показывают в фильмах и рекламных роликах туристических агентств. Потом картинка несколько сменилась, стала более правдоподобной, небольшие грязные улочки, каналы, проспекты. Знатные люди, плывущие на собственных гондолах. Торговые площади. Исходя из обстановки и одежды окружающих меня людей, я находилась явно не в двадцать первом веке. Картинки сменялись одна за другой, и вот уже ночь, карнавал, вокруг все веселятся, пьют, всячески флиртуют друг с другом. А я, почему-то направляюсь по тёмным переулкам всё дальше от толпы. Внезапно я оказываюсь в тупике. Растерянная девушка в дорогом карнавальном наряде, испуганно смотрит по сторонам, из темноты переулка появляется силуэт, на нём тоже очень дорогой и пышный наряд, а на лице необычная карнавальная маска. Он подходит к женщине, успокаивая её, потом берёт под руку и куда-то ведёт. Картинки снова быстро сменяются, и вот я нахожусь в каком-то заброшенном помещении, посередине на цепях висит женское тело. Праздничный наряд, который я видела чуть ранее, разодран в клочья, всё тело покрывают раны и ссадины. Основные артерии перерезаны, и кровь густыми ручейками стекает в довольно большую ёмкость, наподобие ванны, стоящую под телом. Осмотревшись, я замечаю на стенах различные магические и каббалистические знаки, словно я попала в логово шифтера. Стало понятно, для чего жертве пустили кровь. И осознание этого повергло меня в ужас. Это был не испуг, это скорее отвращение, как некоторые люди испытывают фобии к насекомым или пресмыкающимся.
В помещении стало гораздо более душно, температура стала подниматься, а от дальней стены отделился неясный темный силуэт. Это был человек в чёрном балахоне. В руках он держал чашу и ритуальный нож. Он начал читать какое-то заклинание, затем зачерпнул чашей кровь своей жертвы, и прочитав очередную часть заклинания отпил из неё. Меня чуть не вырвало. Затем стена напротив человека, вспыхнула кроваво-багряным светом. Стали открываться «Врата». Постепенно, вся комната стала наполняться этим демоническим свечением, но кто вышел из «Врат», я так и не увидела, слава Богу…

Осторожный стук в дверь, выдернул меня из сна. Я открыла глаза, постепенно приходя в себя от увиденного кошмара. Стук продолжался, и я медленно встала с кровати. Запахнула порядком промокший халат, и направилась к двери. За дверью оказался отец Себастьян.
- Надеюсь, Елена Владимировна, вы не собираетесь меня совращать, - он улыбнулся.
Я смутилась как девчонка, и покраснела, а он с невозмутимым видом продолжил.
- Извините за то, что прервал ваш отдых, но я хотел пригласить вас в ресторан на обед, чтобы мы смогли продолжить наше общение, в более комфортных и благоприятных условиях. Буду ждать вас внизу через час, и ещё раз извините.
Я закрыла дверь, и снова пошла в душ, чтобы смыть остатки сонливости и отвлечься от мыслей, постоянно возвращающих меня к тому кошмару, что я увидела во время сна. Затем я стала собираться. Багаж у меня был не особо большой, но подходящее по случаю вечернее платье в нём нашлось. Хотя, как оказалось позже, выглядело это (мягко говоря) довольно необычно. Доминиканский священник в своём балахоне и расфуфыренная девушка в платье с глубоким декольте … смотрелись вместе, по крайней мере, странно. Деваться всё равно было уже некуда, хотя чувствовала я себя весьма смущённой. Священник ободряюще улыбнулся, и пригласил меня к столу. Я до сих пор не могла понять, как мне вести себя с моим новым знакомым. Нам подали меню. Итальянский я не знаю! Священник, игнорировал меня, сделав вид, что поглощён изучением меню, и не спешил на выручку. Поняв, что не дождусь никакой помощи, я прибегла к хитрости. Подозвав жестом одного из официантов, я стала наугад тыкать во все подряд, вопросительно на него смотреть. Тот охотно пускался в объяснения, а я тем временем изучала образы, возникающие у него в голове. Наконец я нашла несколько подходящих мне блюд, и заказала себе жульен, какой-то суп и тушёное мясо с овощами и картошкой. Ещё напоследок я случайным образом выбрала вино. Отец Себастьян, как оказалось, всё это время, с интересом наблюдал, за тем, как я выпутывалась из сложившейся ситуации. Потом в шутку поаплодировал, и улыбнулся. Быстро сделав заказ, он снова стал внимательно меня изучать, а я тем временем осматривалась, ожидая, когда подадут вино.
- Ну что же Елена Владимировна, вы нашли весьма неординарный выход из сложившейся ситуации, - внезапно заговорил доминиканец на латыни.
К слову, некоторые иностранные языки я всё же выучила в колледже. К сожалению, только английский был хоть как-то полезен в наше время, остальные мои академические достижения были сильно устаревшими, хотя и полезными в моём ремесле.
- Всегда пожалуйста, - так же на латыни ответила я, - но было бы гораздо проще, если бы вы мне просто помогли. – Несколько посетителей мельком взглянули на странную парочку, общающуюся на древнем языке. Но, соблюдая приличия, сразу же вернулись к своим делам.
- Именно это я и делаю, - улыбнулся отец Себастьян, говоря уже на чистом английском, - я помогаю вам. И в мои обязанности входит не только помощь, но и ваша подготовка к основному расследованию. Я должен проверить вас, и если потребуется научить тому, что может в будущем, пригодиться при нашей совместной работе. А вот и вино.
Официант изящно разлил по бокалам искрящееся вино, вернул бутылку в вазочку со льдом, и тихо удалился. Я была в замешательстве, что за проверки меня ожидают, и что значит «основное» расследование. Но, разговоры могут и подождать, официант снова подошёл, подкатывая на блестящей тележке заказанные нами блюда. Обед был просто изумительным, я давно уже так вкусно не ела. Когда со всеми блюдами было покончено, мы встали и направились в холл.
- Елена Владимировна, не желаете прогуляться по Риму, я покажу вам разные достопримечательности нашего славного города. А заодно, отвечу на ваши вопросы, полагаю, их набралось уже порядочно. – Священник говорил по-английски, больше не переходя на латынь.
- Да, было бы не плохо, только сменю одежду и спущусь.
- Хорошо, буду ждать вас у входа через пол часа.

Переодевшись в более привычные для меня джинсы и блузку, всё-таки вечерние платья это не моё. Я собрала сумочку и направилась в холл. Отец Себастьян мирно беседовал с кем-то из местных. Увидев меня, он вежливо попрощался со своим собеседником и направился ко мне.
- Ну что, вы готовы увидеть Святой Город?
На улице заметно похолодало, был уже вечер, к тому же небо покрыли белые облака, загораживая измождённый город от палящего солнца. Мы вышли и направились куда-то вдоль дороги, чуть поодаль от нас, тронулся тёмный автомобиль, сохраняя определённую дистанцию, он быстро подстроился под наш темп. Я вопросительно посмотрела на своего сопровождающего.
- Вы гость Ватикана, причём достаточно важный, так что действуют определённые протоколы, - он улыбнулся, как тогда, в первый раз, по-отечески, доверительно. Словно разговаривал со своей дочерью, а не с посторонним человеком. Странное поведение, но мне стало спокойно на душе. Оценив шутку с протоколами, я улыбнулась в ответ.
- Что значит «основное» расследование?
- Это самая главная причина, по которой мы привлекли тебя к делу. Тот актёр, который погиб от рук демона, был потомком одного очень древнего рода. Из поколения в поколение, его предки выступали на сцене, ещё со времён древнего Рима. Но его гибель случайна. В своё время, одна королевская семья наградила его далёкого предка, очень дорогой карнавальной маской, изготовленной одним венецианским мастером. Сделав свой королевский подарок, монархи сами того не подозревая, навлекли на несчастного и весь его последующий род проклятие. Та маска имела очень богатую и кровавую историю, о которой её тогдашние владельцы даже не подозревали. - Он сделал небольшую паузу, и мне показалось, что в последней фразе священника проскользнула горечь какой-то страшной утраты и разочарования. Но отец Себастьян быстро взял себя в руки, и продолжил.
- Мастер создавший эти две маски, был весьма искусен и талантлив. Да, масок было две. Предупреждая твои вопросы, я коротко расскажу их историю. Заказал их один очень богатый и молодой купец. Он попросил сделать две абсолютно одинаковые и в то же время уникальные маски, для чего это было надо, он не стал уточнять, но заплатил за работу очень щедрую цену, и ещё больше заплатил за то, чтобы мастер сохранил в тайне тот факт, что масок две. Затем, когда заказ был выполнен, этот купец весьма хитро распорядился полученными предметами. Он нанял себе слугу, который во время карнавалов, одевал на себя одну из этих масок, и был всегда на виду, общаясь с окружающими и выдавая себя за хозяина. Сам же молодой человек, использовал вторую маску, и творил свои тёмные дела. Так что окружающие не могли ничего заподозрить, поскольку он присутствовал сразу в двух местах одновременно. - У меня во время рассказа возникали образы, и сразу вспомнился кошмар виденный мной недавно, я поняла, что за тёмные дела творил тот купец.
- А что стало со второй маской, раз только одна из них была подарена актёру?
- Этого мы не знаем, когда Инквизиция, выследила еретика, его слуга вместе со второй маской и некоторыми украденными из дома хозяина ценностями сбежал, после чего его так и не нашли. Всё имущество согласно правилам было конфисковано, и разделено между Святой Инквизицией и властями, под чьей юрисдикцией находилась территория, где был схвачен молодой человек. Уже потом, много позже, эта маска попала к предку того актёра, что погиб недавно. Вот такая вот история. Маски назывались «Венецианскими Близнецами», и стали со временем одной из городских легенд. Только наш орден, знал об истинном положении дел. Мы старались найти маску, которая по недоразумению попала в руки простых людей, вместо того, чтобы быть запертой в подвалах Ватикана, где хранятся многие другие, очень опасные артефакты, найденные церковью. Мы слишком поздно её обнаружили, и не успели сделать всё необходимое, чтобы избежать дальнейших проблем. - Он задумался над чем-то.
Постепенно, даже не заметив как, мы вышли на площадь Святого Петра. Машина всё так же бесшумно следовала за нами.

Палач снова поместил свои инструменты в раскалённые угли, чтобы нагреть металл уже не раз, опалявший очистительным пламенем еретиков и прочих детей лукавого. И пока его богатый арсенал накалялся, до красна, сам экзекутор, по деловому проворачивал колесо дыбы, придавая и без того измученному телу подследственного дополнительную растяжку сухожилий и приводя к вывихам конечностей. Но для большей эффективности использовалось колёсико поменьше, расположенное на самой дыбе, этот механизм стягивал довольно широкий ремень, обхватывающий только голову, вызывая при этом весьма болезненные ощущения. Ещё была стяжка на грудной клетке жертвы, но её палач использовал довольно редко, потому что если чуть перестараться, то жертва просто погибала, за такие промахи серьёзно штрафовали, а в особых случаях можно было и самому на дыбу попасть.
Инструменты уже раскалились, и безмолвный дознаватель взялся за очищение огнём. Самыми эффективными были раскалённые иглы, которые умело, вгонялись в мышцы жертвы, это причиняло неимоверную боль и даже частичную парализацию конечностей. Дальше шли в ход различные раскаленные куски металла, которые прикладывались к особо чувствительным частям тела. И под конец, прямо на ноги или руки жертвы выливалась чаша с кипящим маслом, что приводило к серьёзным ожогам и невыносимой боли, когда конечности в буквальном смысле горели. Но делалось это небольшими порциями, чтобы жертва не теряла сознание из-за болевого шока, иначе вся проведённая до этого работа была не эффективной.
После всех процедур, подследственного окатывали ледяной водой, и если это не помогало привести его в чувства, вызывался специалист, который, используя свои медицинские знания, всё же приводил жертву в чувства. Потом с подозреваемым беседовал священник, ожидая признания вины, и покаяния, если этого не происходит, то цикл повторялся.

Пытки продолжались уже третьи сутки подряд, молодой человек, за это время сильно постарел, его силы очень быстро утекали, а палачи лишь ускоряли этот процесс. В свои двадцать семь лет, юный Марк выглядел на девяносто. Седые пряди засаленных и потных волос спадали на лицо, прикрывая глаза и ссадины, оставленные экзекуторами. Священник, заходивший в камеру время от времени, тщетно пытался получить от обвиняемого признание в его сродстве с нечистыми силами, призывая покаяться. Но в голове юноши было только ощущение голода и проклятия, посылаемые в адрес своего крёстного, который как он думал, заложил его, предав таинство исповеди. Отчасти он был прав, но ослеплённый своей ненавистью, многого не понимал. Неподалёку от камеры, в тёмной и сырой келье на коленях стоял уставший и измождённый доминиканец, непрерывно молясь, он взывал к Господу, дабы тот смилостивился и помог бедному юноше одуматься, покаявшись во всем содеянном. Но душа молодого человека была уже настолько черна, что Бог давно отвратил свой взгляд от него. Не смотря на всё это, вера отца Себастьяна была сильна, и он всё равно продолжал свои молитвы, надеясь на милость Божью. Когда положенный для дознания срок истёк, а обвиняемый так и не признал свою вину, был составлен приговор, но к исполнению он так и не был приведён, поскольку буквально на кануне перед казнью подсудимый умер от естественных причин.

- Что же брат Себастьян, дело вашего подопечного закрыто, и с огромным прискорбием должен сообщить вам, что он не признал свою вину и не раскаялся в содеянных им злодеяниях. Следственная группа, действительно нашла указанную вами проклятую обитель, и несколько жертв, полностью обескровленных и истерзанных. Так что сомнений в вине юного Марка не осталось, жаль, что он не обрёл покаяния. Однако вы знаете, что нарушение таинства исповеди, даже с учётом непростых обстоятельств, и вашего искреннего желания спасти заблудшую душу и обезопасить мирных граждан, всё равно в конечном итоге заслуживает наказания. – Кардинал был крайне расстроен и искренне сочувствовал.
- Да, ваше преосвященство, знаю, - и доминиканец покорно склонил голову. – Буду смиренно ждать решения Совета, вне зависимости от того, каким оно будет. И я с покаянием приму любое назначенное мне наказание.
- Ну что же отрадно слышать подобные слова, будем надеяться, что совет учтёт все обстоятельства вашего проступка, и как всегда вынесет мудрое решение.

Обратно в отель, мы возвращались в машине. Прохлада кондиционера и размеренное ворчание двигателя, убаюкивало. Я всё ещё не до конца перестроилась, другой климат, другая страна, само по себе это уже утомляет, а ещё учитывая бешеный темп событий, происходящих со мной. В общем, меня клонило ко сну, и я даже начала дремать.
- Елена Владимировна. – Откуда-то издалека раздался голос моего опекуна. – С вами всё в порядке? – я тряхнула головой, чтобы сбросить дремоту, и ответила.
- Да, святой отец, всё в порядке, мы уже приехали?
- Ещё нет, - он достал откуда-то из складок своего одеяния довольно толстый, старинный фолиант. – Просто Совет поручил мне передать вам это, довольно опасные знания, но мы вам доверяем, и уверены, что вы используете полученный дар во благо. – Он улыбнулся, и бережно передал книгу мне в руки. – Ну вот, мы и приехали. Постарайтесь хорошо отдохнуть, у нас завтра будет трудный и тяжёлый день.
Поднявшись к себе в номер, я быстро переоделась, выпила чаю, и с нетерпением взялась за подарок Инквизиции. Несмотря на такую щедрость, церковники всё же не отступили от своих правил. Это была тщательно составленный гримуар, где помимо самих заклинаний и ритуалов (надо отметить, что некоторые действительно были очень опасны), была так же хронология судебных дел, тех несчастных, что попались при использовании описанных знаний во зло, тонко намекая читателю, к чему может привести неверно выбранный путь. Но, несмотря на различные уловки, всё описанное было составлено без малейших изъянов. Помниться, в самом начале, когда магия и эзотерика постепенно становились достоянием публики, публиковалось много разных книжек, гарантировавших вам, что после прочтения вы станете крутым магом (колдуном, целителем и так далее). Так вот, составлены они все были либо намерено, либо по безграмотности с массой ошибок и недописок, что зачастую приводило начинающего практиканта в лучшем случае к разочарованию, а иногда и вовсе фатальным результатам. Я была в восторге, практически всё, что я могла бы почерпнуть из этой книги, мне было неизвестно, да и хронологии иногда было интересно читать. Я полностью погрузилась в изучение текстов, и сама не заметила, как прямо с книгой уснула. Во сне я прорабатывала некоторые новые заклинания и ритуалы, мысленно прогнозируя, к какому результату они приведут, и где их можно было бы использовать.

Утро на удивление, было пасмурным. Небо затянутое серыми тучами, давало надежду, на то, что сегодня иссушенная земля, получит свой долгожданный, свежий глоток воды. Вдалеке даже мелькали молнии, и доносился слабый гром. Завтрак подали в номер, а отец Себастьян пока не показывался, так что, поев, я снова уселась за книгу. Счастье длилось не долго, и уже через пару часов появился святой отец. Он сказал, что будет ждать меня внизу минут через двадцать, мы отправимся на испытания. Заинтригованная, я очень быстро собралась, и спустилась даже раньше, чем было надо. Меня встретил водитель, и проводил к автомобилю, который вчера следовал за нами во время прогулки. В салоне доминиканца почему-то не было, но как только я села, автомобиль тронулся. Ехали мы долго, и я продолжила изучение книги. Городские улицы Рима, постепенно сменились небольшими приземистыми домиками и складскими территориями, а затем машина и вовсе выехала на пригородное шоссе. Время от времени мы проезжали богатые особняки с искусно выкованными воротами, живыми изгородями и прочими элементами роскоши. Затем дорога свернула в лес. После этого, мы довольно скоро остановились. Водитель вышел и отворил мне дверцу. Мы оказались в полной глуши, кругом только деревья и поют птицы. Автомобиль стоял в конце дороги. Дальше была только едва заметная колея, заросшая травой.
- Ждите здесь, - произнёс водитель на латыни. Вернувшись в автомобиль, он развернулся и уехал обратно. А я осталась стоять посреди леса, совсем одна.

Часть 2





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет