Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Dragon Age: Забытые. Глава 1

Написано Hajy-Murat, 16 Июль 2017 · 100 просмотры

dragon age забытые
Глава 1: Страж
Много лет спустя, в надежде выяснить причину необычайно раннего Призыва, серый страж Малкольм оставляет Морриган и сына, и возвращается в Башню Бдения.

Часть 1

Ночные кошмары днем сменялись навязчивым шепотом в голове, который становился все сильнее, наравне с возрастающим беспокойством, грозившим перерасти в панику. Таким был Призыв для Малкольма – Стража-Командора Ферелденского ордена Серых стражей.
«Алистер предупреждал об этом, рано или поздно все Стражи слышат Призыв, но ведь прошло лишь чуть более десяти лет, тогда как король Ферелдена говорил о тридцати. Да, десяток лет немалый срок, но все-же…» - все это пугало Малкольма, едва ли не первый раз в жизни он столкнулся с опасностью, которую нельзя побороть ни мечом, ни, даже, магией. Еще ни один страж, насколько известно, не смог воспротивиться призыву. Ему нужен был совет, но от кого? Малкольм послал гонцов всем, кто каким-либо образом связан со стражами, однако ответа не приходило, что и не удивительно, война магов и храмовников охватила весь Тедас, целые караваны и вооруженные патрули пропадают на трактах, кишащих одержимыми магами и храмовниками, что уж говорить об одиноких гонцах. Впрочем, даже если бы Алистер получил послание Малкольма, он бы не смог ничего сделать, страна не может лишиться короля в такое время. Если он и слышит призыв, то наверняка его игнорирует. В Орлее гражданская война, местный орден Стражей несомненно втянут в политические интриги и новый командор оказывает поддержку какой-либо из сторон, в интересах ордена, разумеется. Письмо было отправлено даже Авернусу, вряд ли старик все еще жив, но попытаться стоило, он всю жизнь посвятил изучению серых стражей и его знания могли оказать неоценимую помощь. Оставался еще один вариант – стражи крепости Вейсхаупт, и, странное дело, Малкольм чувствовал необъяснимую уверенность насчет правильности этого варианта.

Грохот распахнувшейся двери вырвал стража из раздумий, в кабинет вбежал запыхавшийся сенешаль Башни Бдения - Вэрел.

Вэрел, лучшие годы которого давно минули уже в момент вступления в должность сенешаля, после осады Башни Бдения начал резко сдавать. Почтенная седая шевелюра превратилась в желтовато-белые патлы, свисающие до плеч, лицо приобрело землистый оттенок, а глаза постоянно слезились. Однако осанку старик старался держать, по крайней мере в присутствии командора. Передвигался он довольно быстро, для своего возраста и состояния, но бег явно выбил его из колеи, и сейчас он, свистя легкими, пытался что-то сказать:

- Командор! В главном зале… там… Огрен... Хоу… Они не на шутку сцепились! Нужна ваша помощь, гном уже избил…

Малкольм сорвался с места, но, к удивлению сенешаля, направился не к двери, а вглубь кабинета, и дернул статуэтку грифона на книжной полке. Послышался скрежет камня и, прямо перед командором, на месте полок начал открываться проход. Не дожидаясь, когда камни закончат своё движение, Страж нырнул во тьму тайного хода. Сенешаль кинулся было за ним, но плиты сомкнулись за командором с удивительной быстротой. Еще больше растерявшись, Вэрел побежал привычной ему дорогой. Весь взмокший, со сбившимся дыханием, он оказался в зале лишь на пару минут позже, чем командор. Видимо именно эти минуты и спасли Натаниэля.

Скорчившись от боли, Хоу сидел, прислонившись к колонне, к которой стрелой была прибита рука, нос сломан, и, кажется, не хватало одного зуба. В нескольких шагах от него сидел Огрен, с развороченным плечом и разбитой головой. Оглушенный гном водил вокруг выпученными глазами и, видимо, не совсем понимал, что происходит. Над ним возвышался Страж-Командор, сжимающий в руках обломки алебарды, взятой с постамента с латами. Еще двое солдат опасливо поглядывали на гнома, им тоже крепко досталось. Громко заревев, тот сделал попытку встать, но силы изменили ему, и гном с грохотом завалился на пол. Удовлетворившись результатом, страж бросил обломки и повернулся к изумленному Вэрелу.

- Ох, Создатель! Но командор, в чем причина? Я видел гнома буйным, но... - тут его взгляд упал на вещи, лежащие у двери, а затем он посмотрел на Огрена, одет тот был по-походному и, судя по количеству груза, куда входил также и заветный бочонок, к которому гном приделал колеса, в путь он собрался не близкий.

- Ты пропустил невероятное зрелище, сенешаль: когда я пришел, Огрен душил Хоу тетивой его лука, а перед этим он выдрал стрелу, пущенную Хоу, из своего плеча, и прибил ею его к колонне, – Малкольм бросил на Хоу презрительный взгляд и сказал:

- Ты никогда не отличался здравомыслием, Натаниэль, но на этот раз ты превзошел самого себя. Чем ты его спровоцировал?
Приподняв голову, тот прохрипел:

- Спроси лучше у гнома, куда он собрался, и вытащи уже наконец эту стрелу… командор. Я тут кровью истекаю, если ты не заметил, - Натаниэль отвечал Малкольму с таким же презрением на лице, которое не смогли скрыть ни гримаса боли, ни кровоподтеки.

- В таком случае ты потеряешь сознание, не успев сказать ничего интересного, придется потерпеть, и не жди что я буду делать это аккуратно… Хоу. Подвинь руку, нужно взглянуть на наконечник.

- Ты что, издеваешься?..

- Заткнись Хоу, и делай что говорят! Если будешь спорить со мной, я вырву эту стрелу с половиной твоей руки! Ты этого хочешь?!

- Избавь меня от своих угроз, Кусланд, - злобно посмотрев на командора он добавил - и где эти проклятые маги, почему никто из магов не идет в стражи?..

Хоу, глухо застонав, начал двигать руку по стреле, выяснилось, что наконечник вошел в дерево полностью. "Хмм, можно вытащить стрелу клещами, а потом срезать наконечник... "- подумал Малкольм. Натаниэль выжидающе смотрел на командора.

- Долго будешь думать?

- Могу и быстро, но тебе это не понравится - больше Натаниэль не проронил ни слова. Взявшись за древко, страж попробовал пошевелить стрелу, наблюдая за реакцией Хоу - тот, сжав зубы, терпел.
"А может... да, пожалуй, можно и так…" - подумал Малкольм, и окликнул сенешаля:

- Тащи клещи Вэрел, нужно срезать древко, - комендант, поспешив исполнить поручение, удалился, а Страж, проводив его взглядом, обратился к раненым:

- Рассказывайте в чем дело.

- Он хотел сбежать. Ты же сам видишь, он собрал все свои пожитки и хочет покинуть крепость. Плевать он хотел на свой долг и на стражей. Решил вернуться к своей гноме, Огрен?

- Ах ты мелкий выродок, это ты меня называешь предателем?! Ты выстрелил мне в спину! И я не забыл о долге Серого Стража, да чтоб ты знал, именно долг меня заставил уйти - я слышу Призыв!

В зале воцарилась тишина и, воспользовавшись всеобщим замешательством, Малкольм схватился руками за древко и сломав его, резко вытащил руку. Послышался дикий вопль Натаниэля, в эту же минуту вбежал сенешаль с клещами, водой и охапкой чистых бинтов. Увидев, что, стрела уже вытащена, он швырнул клещи в сторону и подбежал к раненому с бинтами.

- Вы не перестаете меня удивлять, Командор, я не…

- Поговорим после, Вэрел, окажите ему помощь. Огрен, вставай рыжий ублюдок, тебе нужно многое мне рассказать.
С трудом встав, гном, пошатываясь, побрел за Малкольмом, а Вэрел и двое солдат понесли Хоу.

***

- Почему ты не сказал мне об этом, Огрен? - страж внимательно смотрел на гнома, который уже пришел в себя, и теперь сидел перед ним, уставившись в подсвечник. Тяжело вздохнув, гном медленно перевел взгляд на командора.

- Потому что я знал… Он знал… что ты не дашь мне уйти, знал, что ты обязательно захочешь выяснить, что происходит. Ведь ты же чертов командор, да? Со всей этой гребаной ответственностью, которую ты чувствуешь, носишься за всеми как наг за дерьмом бронто. Даже если бы ты и отпустил меня, то только не одного, а на это ушла бы куча времени, которого у меня нет, – гном снова опустил глаза и нервно поерзав на стуле, просипел:
- Не мое это, Малкольм, с голосами в голове бороться, если бы я знал, как… я бы никогда…

- С голосами? Кто с тобой разговаривал?

- Думаешь я знаю? Какой-то жуткий голос, в жизни такого не слышал. У меня кровь в жилах от него стынет, и я нутром чую, что он меня достанет, если я его не послушаюсь.

- Чего он от тебя хочет, куда ты вообще собрался?
Огрен в недоумении покачал головой:

- Крепость Адамант, и будь я проклят Страж, если знаю почему мне туда надо, но... понимаешь, я не могу сопротивляться, знаю, что эта штука скоро меня угробит. Я не могу себя контролировать и, если я ослушаюсь… я не знаю, что произойдет, Страж. Вероятнее всего я окончательно слечу с катушек и начну убивать всех вокруг.

- Ты уже начал, - Страж внимательно посмотрел на гнома: «А может у него горячка? Но Огрен давно не напивался так сильно, только не после того как у него все устроилось с Фельзи.»

- Когда ты последний раз пил, Огрен?
Гном отвечал скривив рот:

- Я пью постоянно, командор… вижу к чему ты клонишь, нет это не поможет, ты думаешь я не пробовал? Когда появился голос, я подумал, что у меня началась горячка, веришь или нет, но я не пил после этого целых три дня. Но это не помогло, и тогда я напился до беспамятства, думал, что если не буду соображать, то и голоса исчезнут… Но во сне они стали еще сильнее, превратились в видения.

- Что за видения? Такие же, как после посвящения?

- Нет, намного… они были живее и ярче, словно наяву.

- Но как же Фельзи, Огрен? – гном вздрогнул. «Ага, значит не пьян, напившись Огрен свою жену и в лицо-то не узнает, не то что по имени» - подумал страж.

- Как же твои жена и ребенок? Или ты разыграл весь этот балаган лишь для того, чтобы вернуться к ним? Может и нет никакого Зова?

- А это что по-твоему?! – гном неожиданно вскочил со стула и, указав пальцем себе на глаза, свирепо заговорил:

- У меня глаза чернеют! Хочешь сказать это от любви к моей женушке?! Сколько можно повторять - я слышу Зов! И если я прямо сейчас не выйду из этой проклятой комнаты, то клянусь предками, я тебе голову снесу! – Огрен вцепился пальцами в край стола и гневно уставился на Малкольма.

Страж внимательно посмотрел ему в глаза и действительно, зрачки практически сливались с черными прожилками, а в уголках скапливалась слизь.

- Поверь мне страж, еще давно я пообещал себе, что даже если все устроится с Фельзи, башню я не покину, – гном опустил голову - я собрался
притащить их сюда. Но это было до всего этого бреда с призывом, – поспешно добавил Огрен, увидев взгляд командора. – а сейчас, я не могу думать ни о чем кроме этого голоса в голове.

- Адамант? Ты хоть знаешь где это? Тебе нужно пересечь весь чертов Ферелден и пройти границу с Орлеем, а потом идти по пустыне сотни миль. И ты хочешь сделать это все один?

- Ты во мне сомневаешься, страж?

- Да, черт возьми! Ты хоть представляешь, что сейчас творится на трактах?

- Не сдались мне твои тракты, я собирался найти ближайший спуск на Глубинные тропы. Сам знаешь, по ним можно попасть куда угодно.

- У тебя есть карты?

"Карты? – гном возмущенно уставился на Малкольма – чтобы я, сын камня, нуждался в каких-то картах!" - Огрен запнулся и схватившись за голову, забормотал: "Нет, нет, он не собирается меня отпускать, дурит мне голову. Хватит! Я иду, иду! Прекрати это, прекрати! Я иду!" – и с криком кинулся через стол на командора. Тот среагировал мгновенно: схватил со стеллажа бутылку и с размаху приложил ею гнома по голове. В кабинет ворвались двое стражей, и уставились лежащего без сознания гнома. Один довольно заухмылялся.

- Унесите его в темницу, да побыстрее, он скоро очнется. И пришлите кого-нибудь убраться.
Стражи взяли его за руки и ноги и потащили. Тот, что держал за руки, довольно зашептал:

- Говорил я тебе, что вырубит. С тебя бутылка! - второй что-то недовольно пробурчал, но Малкольм уже не слушал. Он сидел за столом, спрятав лицо в руки, и размышлял над увиденным: прежде чем гнома унесли, страж успел заметить вздувшиеся на шее неестественно темные жилы.

***

В главном зале собрались все Серые Стражи, которые были в крепости. Мало, слишком мало знакомых лиц. Из тех, кого Малкольм посвятил лично, до того, как отправился на поиски Морриган, остался лишь Натаниэль. Веланна погибла под завалами стен крепости, Сигрунн… выстрели Хоу на пару секунд раньше, она была бы жива. Справедливость и Андерс исчезли через пару недель после отбытия Малкольма. Намерения Духа всегда были для него тайной, так что его исчезновение нисколько его не удивило, но Андерса объявили дезертиром, а он так и не узнал причины его бегства. Еще были братья Вульф, двое младших сыновей банна Вульфа, чьи земли были полностью уничтожены порождениями, их Малкольм встретил на дороге в Амарантайн, они намеревались присоединиться к ордену. Он помнил их еще со времен турниров в Денериме, оба хорошо владели оружием, однако умом не блистали, что, впрочем, вполне окупалось их верностью делу стражей.
Всех остальных, которых набиралось едва ли два десятка, рекрутировал Натаниэль за время отсутствия Командора. Хоу до сих пор не признался, где он набрал столько людей, впрочем, Малкольм догадывался, новый эрл Амарантайна давно жаловался на то, что у разрушенного города нет средств на содержание темниц, и что в этом отчасти его, Командора, вина. Сейчас Хоу сидел с перевязанной рукой, и смотрел на Командора с обычным своим выражением лица.

Малкольм начал:
- То, что мы все, независимо от того, когда прошли посвящение, слышим Призыв, обычно означает лишь одно – Архидемон пробудился, и близится новый Мор. Однако еще ни разу порождения тьмы не находили Древнего Бога так быстро, всегда проходило несколько веков, прежде чем появится новый Архидемон. К тому же, ни один из нас не видел его во сне, а насколько я помню, это самый верный признак Мора. Но что еще более странно, многие из вас утверждают, что Зов этот ведет в конкретное место – крепость Адамант. Вполне возможно, что там есть вход на глубинные тропы, где порождения тьмы откопали очередного Архидемона. В таком случае, наш долг – выяснить, что происходит в Адаманте, отправить туда разведку, оповестить правителей стран, собрать армию, если это действительно Мор. Однако, все знают, что происходит сейчас в Тедасе: на данный момент ни один правитель не в состоянии обеспечить нам должную помощь и поддержку и даже небеса против нас и извергают демонов на наши головы. Даже если разведка сможет добраться до Адаманта, они не смогут оповестить нас о результатах.

Малкольм осмотрел напряженно слушающих стражей. «Слишком напряженных, - подумал командор - им не понравится то, что я скажу».
- Я знаю, чего вы хотите - оставить башню, выступить всем гарнизоном. В этом есть смысл, нас достаточно, чтобы пробиться к Адаманту и выяснить, что там происходит.

Стражи согласно закивали, послышались возгласы одобрения, однако Малкольм поднял руку, призывая к тишине.

- Но в этом не будет смысла, если порождения уже выступят из Адаманта к тому времени, когда мы подойдем туда. Мы не сможет противостоять орде, а времени собрать армию не будет.

- Ведь короли не помогут нам, о какой же армии идет речь? – вызывающе бросил Йон - бывший солдат из Редклифа, дезертировавший во время нападений на деревню мертвецов, и пойманный на границе с Орлеем - Хоу вытащил его из петли. Командор смерил говорившего холодным взглядом, по привычке оценив свои шансы: «Большой и громкий, но сам рисковать не станет, слишком труслив, станет подбивать остальных.»

- К тому времени, как Архидемон приведет орду к Вейсхаупту, гражданская война в Орлее закончится, нам нужно лишь выиграть для них время.
Поднялся гул и крики негодования:

- Выиграть время? Что же нам, отсиживаться в крепости как крысам, пока орда будет опустошать земли?

- Орлейские земли, – цинично пожал плечами Хоу.

- Послушайте меня. Никто не будет отсиживаться в Вейсхаупте. Объединившись с гарнизоном крепости, у нас будет достаточно людей, чтобы выступить к Адаманту. Мы предупредим правителя Андерфелса, там относительно спокойно и гонец доберется без проблем. В случае, если выяснится, что это действительно Мор, небольшой отряд, который будет способен пробиться, будет отправлен в Орлей за помощью. Остальные будут медленно отступать и заманивать орду к крепости. В Вейсхаупте, при помощи войска Андерфелса, мы будем удерживать порождений до тех пор, пока не прибудут Серые стражи Орлея, во главе армии её или его, это, впрочем, скоро выяснится, императорского величества.

- А как же армия Ферелдена, почему ты так надеешься на орлесианцев?
«Ты» резало слух не меньше, чем тон говорившего. Ведь еще две недели назад «милорд».

- Как я уже сказал, в Орлее гражданская война близится к концу, – ответил страж, подумав про себя: «Морриган справится, обязательно». - А конфликт магов и храмовников куда серьезнее. Король Алистер нам не сможет помочь, если не убедит стороны заключить мир.
Стражи мрачно смотрели на командора. Ни один не выступал против в открытую, слишком бессмысленной теперь казалась идея идти напролом. Однако Малкольм чувствовал - многие не согласны. И дело не в желании действовать, а в том насколько сильно влияет на разум стражей Призыв. В умах мятежных он нашел куда более благотворную почву, чем в тех, которые прислушались к голосу рассудка. Первые приняли звучащий в голове приказ за собственные желания, а вторые пытались его подавить.

- Завтра начинаем сборы. Сейчас все свободны, – Малкольм развернулся и собрался было уйти, но тут в третий раз раздался возглас Йона:

- Что же ты, не дашь нам и слова сказать? Не выслушаешь нас?

- Я знаю, чего вы все хотите, а тебе Йон, я не помню, чтобы запрещал говорить, это все равно бесполезно.
Йон встал и призывно глядя на остальных, заговорил:

- Знаешь, как мы сделаем? Мы обсудим этот вопрос и проголосуем, куда нам нужно идти, - и прежде чем Малкольм успел что-то ответить, в зале
началась неразбериха. Вначале все говорили наперебой, и не слушали друг друга, но через некоторое время стражи разделились на две примерно равные группы. Доводы спорящих переросли в оскорбления и крики и тогда командор поднял руку, требуя тишины, но на этот раз эффекта не последовало. Стражи продолжали спорить. Малкольм внимательно осмотрел «лидеров» двух групп. Поддерживали поход в Вейсхаупт эльф Берен, братья Вульфы, и, к удивлению Командора, Натаниэль Хоу. Из противников плана Малкольма активно выступал только Йон, который с жаром доказывал, что нужно встретить опасность, а не бежать от неё.

- Я сказал хватит! - в первый раз Малкольм повысил голос и грозно осмотрел спорящих. Многие замолчали, и лишь братья Вульфы все еще пытались убедить огромного детину из Редклиффа, который бешено вращая глазами, и размахивая руками, доказывал свою правоту. Малкольм уверенно зашагал через зал, и схватил Йона за плечо. Тот резко развернувшись, замахнулся было рукой, но увидев кто перед ним, вовремя остановился и сознав свою ошибку, смутившись отступил. Убедившись, что все его слушают, Командор продолжил:

- Кто из вас уверен, что нужно сразу идти в Адамант? - Йон и еще пятеро уверенно выступили вперед. Малкольм внимательно осмотрел их:
разгоряченные спором, теперь они смотрели с надеждой на командора, когда поняли, что возможность идти в Адамант еще есть. И это пугало Малкольма больше всего, стражи вели себя странно: необычайно возбужденные, они начали проявлять неподчинение командору. Пойти им на уступки означает успокоить их, но надолго ли?

- Йон, ты поведешь этих людей на разведку в Адамант. Натаниэль, Берен, Вульфы – зайдите ко мне, все остальные свободны.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Октябрь 2017

В П В С Ч П С
1234567
891011121314
151617181920 21
22232425262728
293031    

Новые записи