Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой





- - - - -

Алреа. Глава 5. Часть 2.

Написано FromDarkTime, 12 Апрель 2017 · 84 просмотры

алреа литрпг
Глава 5. Часть 1

Глава 5. Часть 2

Главный офис компании InGameInc, разработчика «Алреа», США.

Майкл Раин, глава отдела технической безопасности и разработок, сидел в своем кресле и задумчиво крутил в руках сигарету. Вид у него был неважный: снятый пиджак валялся где-то на полу, рубашка выправлена, галстук ослаблен настолько, что болтался чуть ли не возле колен. Закусив губу, Майкл с прищуром и не мигая смотрел в одну точку, мысленно посылая далеко-далеко всех тех «умников», которые осудили его решение.
- Придурки, - отточенным движением подкуренная сигарета быстро оказалась в зубах, и столь же быстро была смята о лакированное покрытие стола. Спустя еще полминуты, в руках Майкла завертелась уже новая. Он бросил курить вот уже лет пять назад, но после сегодняшнего совещания с советом директоров и главами других отделов руки сами достали припрятанную на черный день пачку, и теперь Раин боролся с желанием пару раз затянуться.
- Мистер Раин, сэр, к вам пришли, - донесся звонкий девичий голос секретарши из динамика переговорного устройства.
- Джули, я, кажется, предельно ясно выразился – всех посылать к чертовой матери! Я не хочу никого сегодня видеть или слышать! Мне что, найти более понятливую помощницу?
- Я помню, мистер Раин, но это Терри. Говорит, вы его вызывали.
- Терри? - Майкл шумно вздохнул, собираясь с мыслями. - Пусть зайдет.
Дверь кабинета открылась едва ли наполовину, и внутрь бесшумно проскочил техник. Оглядев начальника, Терри стоял молча, что-то внимательно вычитывая в неизменно носимом с собою планшете, изредка бросая взгляды на босса.
- Что? – нарушил тишину Майкл, откидываясь в кресле.
- С вашего позволения: хреново выглядите, сэр.
- Спасибо, что просветил, а то я и не знал.
- Собрание?
- Оно самое. Эти дегенераты сами не знают, чего хотят. То им нужно срочно, не взирая ни на что, проводить тесты по программам госдепартамента, то они боятся общественных волнений и суда. Обвинили в несогласованных действиях и пригрозили отстранением от должности. Но в случае чего, простым увольнением не отделаюсь – слишком много знаю. Да даже просто вскользь услышать об этом госзаказе – это стирание памяти и заключение, минимум. Дьявол. Это я им еще про русского и возможную утечку не сказал, - глава отдела провел рукой по волосам. - К черту их. Какие новости?
- Да, сэр, есть результаты по нескольким ключевым направлениям. Но сперва хочу доложить об успешном частичном снятии защитного протокола в игровом мире Алреа. Конечно же, исключением является закрытый сервер. По предварительным подсчетам, погибших в течение этих трех суток относительно мало.
- Частичном? Что ты имеешь ввиду? – Раин нахмурился. – И мало – это сколько?
- Примерно тысяч десять по всему миру. Кто лекарство не принял вовремя, у кого сердце не выдержало, а у иных капсулы допотопные, - пожал плечами Терри. - Общий блокирующий выход из игры фактор ликвидирован, однако, по нашей информации, не у всех игроков появилась возможность вернуться в реальность. Мы пытаемся установить причины, но пока безрезультатно. Будем работать и дальше.
- Эту задачу сделать первостепенной, иначе полетят головы. В том числе и моя. И это приказ с самого верху. Понятно? Так, ладно, что там по поводу ключевых направлений?
Терри кивнул, открыл какой-то файл на планшете и, прокашлявшись, заговорил:
- Восемь из двенадцати испытуемых по программе «Матрица» показали положительные результаты. Сознания этих людей успешно перенесены в Алреа и остались там после отключения физических тел.
- А остальные четверо?
- Погибли: один - в момент переноса сознания, трое - при разъединении и извлечении тела из капсулы. Также есть жертвы и среди удачно перенесенных – Большой Брат не смог засечь двоих из них, они вроде как развоплотились сразу. Еще двое исчезли после нескольких часов пребывания в игре. Есть мнение, что они не смогли, так сказать, поверить в свое бессмертие в игровом мире, и после гибели их аватара просто не смогли возродиться. Мы считаем, что абсолютный успех во многом зависит от воли и желания испытуемого, а также от его общего психического здоровья. Сейчас за оставшимися ведется круглосуточное наблюдение посредством мощностей Большого Брата, а также нескольких игроков. К слову, наблюдения показывают, что самые стабильные показатели у корейцев, русских и финнов, сэр.
- Итого: четыре из двенадцати, тридцать три процента. С такими результатами лучше не отчитываться. Что с бумажками?
- Формальности соблюдены. У нас есть подписанные погибшими договоры об освобождении нас от ответственности в случае неудачи, о добровольном участии в эксперименте, и так далее.
- Хорошо. Что дальше? – Раин убрал сигареты в ящик стола. Новости о хоть каком-то прогрессе приподняли настроение.
- Стараниями наших и медиков, нам удалось сузить диапазон у стирания памяти. Стабильно можем убирать воспоминания за последние пять суток, на удачу – два-три дня. Параллельно с этим бьемся над возможностью точечного удаления информации на протяжении всей прожитой жизни. Стоит отметить, сэр, что эта операция крайне затруднена, практически невозможна, если речь идет о «перенесенных» игроках. Что касается «Марионетки». Вот, смотрите.
Терри протянул свой планшет главе отдела, запустив видеоролик. Майкл усмехнулся, просматривая видео, затем перемотал назад и смотрел по второму разу уже более внимательно.
- И куда он потопал ночью в женском халате, тапочках и кастрюлей на голове?
- За молоком к соседям, сэр. Этот немец, - назовем его Ганс, - владелец небольшой фирмы, человек семейный, серьезный и педантичный, как и все немцы. В течение этих нескольких дней, ему в подсознание закладывались определенные действия, которые он должен был совершить после того, как услышит определенную фразу и число. Итог вы видите сами: после звонка нашего сотрудника в Германии, Ганс решил попросить молока у соседей в нелепом виде в три часа ночи. До адресата он не дошел, был перехвачен все тем же немецким коллегой и отправлен спать.
- Он не повторит прогулки снова?
- Нет, приказ изначально позиционировался как одноразовый. Да и фраза с числом такие, что Ганс вряд ли услышит где-то случайно.
- Что ж, неплохо для первого и маленького шага. Непрямой гипноз через сеть работает. Спасибо, Терри. Хоть что-то хорошее за сегодня. Можешь идти. Докладывать о любых изменениях.
Техник замялся, виновато почесывая затылок.
- Что-то не так? – насторожился Майкл.
- Офис, куда явился Даринин, просит помощи.
- Что именно?
- Наш парень пришел не один, а с какой-то девчонкой. Так вот она в числе тех, кто смог выйти. Пока что она восстанавливается, но уже завтра начнет расспрашивать про своего спутника. Русские просят вытащить его, но, как вы знаете, мы тоже не можем этого сделать.
- Так и скажите им. У них совсем что ли мозги промерзли? Пускай скажут ей, что Даринин решил воспользоваться нашей спец. программой. А в игре не может найти потому, что он помещен в специальную локацию для технической диагностики. Или для чего он там к ним пришел? Короче, пусть думают сами, как угомонить одну девушку. У меня своих проблем хватает.
Терри коротко кивнул и быстро покинул кабинет. Раин встал, поднял валяющийся на полу пиджак и повесил его на спинку кресла, поправил рубашку и подтянул галстук. День перестал быть таким отвратным, каким он был еще пару-тройку часов назад.

Офис компании «InGameInc», Россия.

Арентьев уже в который раз перечитывал ответ американского офиса на свой запрос.
- Твою мать, ну просто гениальный совет. Наврать девчонке. Лучше бы подсказали как теперь его отключить, - он расхаживал вокруг капсулы, где лежал Семен, и бросал злобные взгляды на суетящихся здесь же техников. – Ну, что там?
- Да ни хрена, - в сердцах ответил один из работников, наплевав на субординацию. – И найти не можем, и отключать опасно – помрет ведь. Или может ну его?
- Тогда будешь сам копать пару могилок – Даринину и себе. А может и третью, для меня, придется, - Виктор Павлович резко развернулся в сторону говорившего.
- Понял, не дурак. В любом случае, его жизни ничего не угрожает, пока что. Система жизнеобеспечения работает исправно, жизненные показатели в норме, дышит сам.
Арентьев хмуро кивнул и окрикнул одного из сидевших за пультом контроля техников.
- Толик! Живо ко мне! – он дождался, пока парень подошел, и заговорил тише. – Что там у нас?
- Все живы-здоровы, Виктор Палыч. Большинство гостей офиса покинули игру, как только протокол был снят, и сейчас находятся в комнатах реабилитации или медицинской помощи. По Даринину докладывать нечего – Большой Брат улавливает отдельные куски инфы, но ничего путного. Из интересного только то, что Семен Александрович вошел в контакт с местным главным ИИ. Как, когда и где – не знаем.
- Короче, новостей никаких. А знаешь ли ты, Толик, что янки очень заинтересованы Семёном? Видимо, беспокоятся, что он может что-то вспомнить, пока находится в закрытом бета-сервере.
- Это например что?
- Да хрен их, конспираторов, знает. Отмахиваются, мол, «государственная тайна», - Арентьев задумчиво вглядывался в лицо Даринина. – Что же узнал, услышал или увидел наш слепой друг? Интересно...
Они пару минут стояли в молчании, думая каждый о своем.
- А где Валерия?
Техник нахмурился, соображая о ком идет речь, а потом просиял.
- А! Его девушка? На четвертом этаже, отлеживается. Но медики докладывают, что она уже в адекватном состоянии и вот-ни вот начнет задавать вопросы и закидывать претензии.
- Да уж. Пойду, пообщаюсь, - скривился Арентьев, направляясь к лифту. Он хорошо себе представлял, что грядущий разговор будет как минимум неприятным.

- Где Сёма? – Виктор Павлович еще не успел перешагнуть порог, как девушка начала допрос.
- Рад видеть вам в здравии, Валерия...эмм...Как вас по отчеству?
- Не важно, можно просто Лера. Так где Семен?
- С ним все в порядке, Лера, не волнуйтесь. Он...
- Прошло трое суток! – возмущенно вскрикнула девушка. – Сема залез в игру против своего желания, по большому счету, и теперь застрял там, да?
- Нет, что вы! Семён, – Арентьев выставил ладони перед собой, стараясь защититься от напора Леры. После короткой заминки, мужчина продолжил. – Ему было предложено воспользоваться нашей программой по погружению в Алреа со спец.условиями. Семён с радостью согласился, как только узнал подробности. Правда, мы не обговаривали, на какой срок, но повода для беспокойства нет. Семён под пристальным наблюдением техников и медиков, так что...
- Что вы несете!? – зло выдавила из себя девушка, сжимая в кулачках простынь. – У него чуть ли не фобия перед долгими погружениями в вирт. А вы утверждаете, что он добровольно решил пробыть в Алреа неизвестно сколько времени? Это после того, как впервые зайдя в игру, ему вспорола живот какая-то тварь, а боль была выкручена на сто процентов?! Еще эти ваши дебильные нововведения. Там теперь не игра, а сплошные пытки! Раньше мы рубились с монстрами и друг с другом, получая исключительно удовольствие, а что теперь?! И это говоря об опытных игроках! Если с ним что-то случилось, то, клянусь, я вас живьем закопаю, а фирму затаскаю по судам.
- Наши нововведения? О, нет-нет, все глобальные изменения идут из... – Виктор Павлович посмотрел на девушку и его натянутая улыбка медленно сползла. Лера плотно сжала губы и беззвучно плакала, роняя слезы на простынь, все еще крепко сжимаемую пальцами. Руки её дрожали мелкой дрожью, выдавая натянутые до предела нервы.
- Это я его заставила зайти в игру, я притащила сюда, вы понимаете? Ему и так досталось, а теперь...- Лера прикрыла лицо ладонями, еле сдерживая всхлипы. О том, что творится в голове у девушки и в чем еще она себя винит – Виктор Павлович мог лишь догадываться. Он вздохнул и присел на край кровати. Ослабив галстук, Арентьев решил на время отбросить должность и сказать правду. Не всю, конечно, но все же:
– Короче. Дела такие – Семен в закрытом от нас секторе игры. Даже прямое подключение не помогло его засечь. Он жив и здоров, и ему и правда ничего не угрожает. Почему он не вышел из игры? Видимо, Семен попал в число тех, у кого протокол защиты еще не деактивирован. Не спрашивайте, как это работает, я без понятия. Так что, пока что он будет у нас. У Семена есть кто-то, кто будет его искать или беспокоится? Может, родственники? Хотя, три дня прошло, уже б начали поиски...
- Не думаю, - резко оборвала его Лера. – Из близких - я да соседка. Еще вроде брат есть, но он за рубежом живет.
- Вот как? Что ж, тогда оставите свои контакты внизу у администратора. Мы будем вам сообщать об изменениях. Нет, - Арентьев опередил вопрос девушки. – К нему вам нельзя, извините, такие правила.
Виктор Павлович встал и направился к двери. Уже шагнув в коридор, он бросил через плечо:
- Попытайтесь найти его в Алреа. Если что – сообщите нам. Правда, даже мы не знаем ни расы, ни имени. Но может вам повезет? Отдыхайте, Лера. И свяжитесь с родственниками – вас, наверное, потеряли.

***

Настроение с утра было паршивеньким – за ночь мне приходилось дважды просыпаться от холода и подкармливать огонь, чтобы не замерзнуть окончательно, а потому полноценно выспаться не удалось, хоть и провалялся я почти до девяти часов утра по внутриигровому времени. Собственно, я особо и не рассчитывал, учитывая условия моего ночлега, но все же неприятно.
Завтрак – самый важный прием пищи. Поэтому я слопал целый сухарь, запивая водой – фляга уже была пуста чуть больше, чем наполовину, а в сумке осталась половина этого безвкусного хлебца и еще какие-то крошки. Очень хотелось мяса, желательно тушеного и горячего, а еще чая. За чашечку черного, даже пакетированного, я почти готов был продать душу. Не думал, что так пристрастился к этому напитку.
Покончив с трапезой, я снова прикинул план дальнейших действий и предстоящего путешествия. В моем «видении» девушка-игрок говорила, что от края опушки до деревни переход для армии займет несколько суток. Но солдаты в строю обычно маршируют не слишком торопясь, а, значит, у одиночки путь займет меньше времени. Правда, та дорога уже заросла, да и я иду вслепую, так что буду надеяться уложиться хотя бы в сутки-двое.

Пройдя вдоль стены до заваленных ворот, я остановился, размышляя сразу в двух направлениях: «смогу ли снова удачно залезть и слезть?» и «этим камнем раздавило остатки лича, так может ли остаться чего-нибудь интересного под ним?».
Не справившись с одолевающим меня любопытством, я чертыхнулся и встал на четвереньки, откидывая камни в стороны и шаря руками перед собой. Уже прошло минут тридцать, а из находок были только пыль и маленький кусок непонятно чего. Я предположил, что это прах от костей и лоскут мантии, но уверенности в этом не было.
- Интересно, а что ты ожидал обнаружить на месте сражения якобы трехсотлетней давности? – в который раз спрашиваю сам себя, стараясь приглушить досаду. Обидно, однако. Не понимаю, с чего я решил, что здесь есть вообще что-либо? Блин, сам себя надурил получается.
«Все, последний булыжник» - думал я, с трудом отодвигая большой камень, используя посох как рычаг, - «Лишь бы эта палка не сломалась. Вообще некрасиво получится».
Валун нехотя перевалился, чуть не угодив мне на ногу, и я снова нагнулся и начал шарить по земле руками.
- Та-а-ак, что это тут у нас? – рука нащупала что-то длинное и шершавое. Кость? Или какая-нибудь гнилая доска? Через пару мгновений перед глазами появляется надпись:

Обломок Поглотителя Жизни
Обломок посоха могущественного лича Хтарса, сохранивший часть магической энергии своего хозяина.
Сломано, нельзя отремонтировать


Бинго! Еще через десять минут у меня в руках оказалось несколько кусков посоха лича, а вслед за радостью пришло и разочарование. Если нельзя отремонтировать, тогда какой смысл? Хм, может где-то по квесту пригодится или типа того? Немного подумав, я забросил обломки в сумку – потом разберусь, а сейчас уже пора шагать в Турицу.

  • Selena это нравится



Интригующе) Еще хочу!))


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Август 2017

В П В С Ч П С
  12345
6789101112
131415161718 19
20212223242526
2728293031  

Новые комментарии