Перейти к содержимому






- - - - -

1. Дальняя дорога - Золотой свет на эфесе меча.

Написано Daylight Dancer, 24 Декабрь 2017 · 119 просмотры

1. Дальняя дорога - Золотой свет на эфесе меча. http://tesall.ru/blo...-bez-proshlogo/ Предыдущая глава.
http://tesall.ru/blo...-doroga-korrol/ Следующая глава


Морозный темный воздух заиграл запахом дорогих духов. Столь необычным в царстве снега ароматом восточных цветов и горчинки едкого пепла. Она легкими шагами подошла со спины и отвлекла разговором от созерцания мрачного полотна города с едва проглядывающими сквозь ставни огоньками лучин, пятнами факелов на стенах и празднично сияющих витражей храма Талоса.
Странно, что моего отсутствия хватилась именно она. Та, что с самого моего появления в команде не оставляла попыток задеть, показать себя главнее или ехидно прокомментировать. Ах, да, еще она немного пьяна, как и все мы в эту особую ночь.
- Дай угадаю, ты тоже спасся бегством, когда этот идиот Сар раскурил трубку, набитую горьколистником? - тихий, немного шепчущий, незаметно срывающийся от выпитого с интонации, но наглый в своей мелодичности голос.
- Почти. Кстати, его там еще никто не бьет? - все так-же, не поворачиваясь, я поддержал разговор.
- Пока нет. Ныне он с увлечением смешивает мацт и вино Сурили. Твои ставки?
- Один кувшин и нам придется иметь дело с моральным трупом. Весь оставшийся праздник.
- Я с ним несколько дольше знакома. Голосую за два. В случае проигрыша с тебя пятьдесят септимов.
- Заметано.
Судя по шуму, доносящемуся из-за дверей "Радушия Джерола", праздник Новой Жизни заметно набирал обороты, хотя до полуночи оставалось еще около получаса. Музыканты надрывались так, что их задорная танцевальная композиция слышалась как минимум на другом конце Брумы, заглушая даже шум гулящей в помещении таверны толпы посетителей и громогласное рявканье Командира, озлобленного по неизвестной мне причине.
- Не задерживайся, тут холодно. Наши просили передать, что ты нам нужен живой и с не отмороженными пальцами.
Поняв, что я сейчас не настроен разговаривать или возвращаться к компании, она бесшумно скользнула вверх по ступеням крыльца и хлопнула дверью, просквозив тепло помещения. В предшествующий этому миг я почувствовал на своей спине холодный взор огненно-алых, с фиолетовыми искорками, глаз данмерки.
Командир послал за мной? Как мило. Сама она бы никогда не снизошла до подобной опеки по отношению ко мне.
Плотнее закутавшись в плащ я простоял так под ледяными ветрами до боя колоколов часовни, знаменующих приход первого дня месяца Утренней Звезды. Первого холодного дня 433 года.
Тихонько сверху начала сыпать белая крупа, гонимая во все стороны, но, еще далекая от настоящей метели. В эти несколько знаменательных минут даже барды и музыканты отложили инструменты, поднимая чарки и принимая поздравления. Один лишь я стоял, медленно засыпаемый снегом, смотря никуда и на весь мир одновременно.
Что было и что будет? Я могу коснуться прошлого в памяти, но не могу вернуть. Но зачем возвращать, если есть будущее? Надеюсь... надеюсь, оно есть , надеюсь, в нем будут хорошие стороны.
Почему я нарушил исповедуемые принципы работы в одиночку? На это были свои причины. Более-чем веские. Но, перед самим-собой я отчитываться не намерен.
Как и перед другими.
Пепел и цветы давно истаяли, унесенные ветром.
Необъяснимо, но захотелось вдохнуть их вновь...



Утро застало врасплох легким заморозком, явившимся в компании робкого солнца. Облачная розоватая дымка истаивала, по мере того, как мы выехали в дальнейший путь, освобождая чистое в кристальной синеве небо. Не знаю, как там остальные, но мое пробуждение ознаменовалось стучащими зубами, что в связке с ледяными ногами и легким насморком создавало жуткий дискомфорт. На помощь пришла Вилья, подсунув свежеприготовленное снадобье, что одновременно и согрело конечности и сняло назревающую простуду.
Среди дикой лесной природы нордка чувствовала себя как дома, то и дело направляя коня к обочине, дабы сорвать высмотренную на ингридиенты растительность. Впрочем, зелья и настойки она мастерила почти на каждом привале, поражая Рианну знанием практического алхимического дела.
Черная дорога на данном участке еще не дошла до непролазных на обочине дебрей Великого леса, будучи примечательна небольшой плотностью произрастания деревьев и кустарника. Поэтому, тряска в седле компенсировалась неплохими видами Коловианского нагорья, что высилось далеко на севере в окружении плотного кольца лесов. По сторонам частенько попадались обширные поляны или давно заброшенные крестьянские угодья, часто поросшие кустарниками или даже молодым леском.
Казалось, будто наша конная четверка одни остались во всем мире. На пути не попадались деревни или фермы, из встречных или догоняющих путников лишь однажды мы лицезрели колонну из десятка телег, нагруженных товарами и провизией, что запряженные быками и лошадьми, катили в Имперский Город. Дороги, они такие - иной раз можно днями месить грязь в гордом одиночестве, а иногда, ни один день не обходится без встреченных людей или событий.
По счастью, даже лесные хищники и прочее зверье были более чем разумны, не приближаясь к дороге и почти не создавая нам неприятностей. Вообще, с началом осени у них хватает своих забот, в кропотливой готовке к зиме. Бывало мы видели мелькающие среди древесных стволов тонкие и быстрые силуэты оленей, ловкие рыжие белки как-то пытались выкрасть немного вкусностей из наших запасов еды, однажды, я даже заметил в отдалении от тракта, ошивающуюся среди начавших сыпать листвой кустов широкую бурую с подпалинами спину медведя, выискивавшего законсервированные ульи и россыпи ягод, дабы набрать жира перед спячкой.
Бытовали и случаи поинтереснее, например, когда Вилья поймала в силки кролика, а я подвергся нападению жирной и злобной лесной крысы. Ничего толкового ни здесь, ни там, не вышло - сестра запретила есть кролика и, понянчившись с ним, отпустила на волю. Крыса же, на вкус оказалась ужасна, даже качественно прожаренная и с сильными специями. Что еще ужасней, за "безвинно" съеденную (между прочим, в целях самозащиты!) хвостатую гадину мне и Никосу сильно досталось поленом.
От Рианны.
И, как прикажете восполнять резервы провизии, если я плохой грибник и за эти шесть дней пути отравился дважды?!

Никос оказался неплохим в общении человеком. Простоват, прямолинеен, речь без особых изысков, акцента нет, подходит более типичному городскому обитателю, какому-нибудь ремесленнику средней руки. В годах, если дать навскидку, чуть больше двадцати пяти, что для полуэльфа, считай, порог совершеннолетия. Вторая половина крови полуальтмера, оказалась редгардской, что сказалось при высоком росте, нехарактерной для частенько изящных эльфов, жилистостью и грязно-золотым цветом кожи. Чувствовалось, что парень повидал дорожной жизни, но это естественно, при выборе работы курьером. В географии Сиродила он разбирался не очень хорошо, не знаю, последствие ли это амнезии или сказалось его возможное иностранное происхождение. Но, этот недостаток он компенсировал быстрой обучаемостью, отчего в его походном мешке было полно свернутых карт.

https://www.youtube.com/watch?v=-UmJKHODc3g

Дорогу, в основном, проводили за болтовней. Замечательный способ скоротать время и получше узнать своих спутников, конечно.
Наверное, я вечно буду помнить тот день и тот разговор под сенью золотых листьев, медленно срывавшихся в последний полет, дабы устлать разноцветным ковром наш путь. Тот самый миг, когда в мои руки попал злосчастный компас Никоса.
- Итак, последний вопрос, сколько еще нам ехать до пересечения с Оранжевой дорогой? - таким образом я подвел точку в сегодняшнем уроке обучения Никоса умению ориентироваться в дорожной сети сердца Империи.
- М-м-м... Примерно день. Завтра после полудня, да. Значит, мы въедем в предместья, а там еще часов шесть и Коррол!
- Великолепно, - Рианна поравняла своего белоснежного Бельтайна в ходу с нами. - Четыре дня тряски позади, а, значит, экватор пути преодолен!
- Да уж, - Никос заметно сник, что не укрылось от моего внимания, - то еще приключение.
Его можно понять. Он привязался к нам, я чувствовал это. Пройдут эти два дня, и? Мы разминемся, скорее-всего, навсегда. А судьба человека без прошлого, без семьи и друзей, что колесит дороги без цели - это судьба незавидная. От таких мыслей мне стало паршиво, хотя, ранее я не замечал за собой подобной обеспокоенности судьбами малознакомых людей.
- Я тут вот что подумал, - продолжил полукровка,- вы делили со мной пищу и ночлег... И я... В общем, вот,- он протянул мне свой компас.- Считайте подарком на память, все равно я не знаю, что с ним делать и как к нему относиться!
Принял увесистый окованный кругляш с свисающей цепочкой, я дал мысленный зарок при первом удобном случае избавиться от него, продав или сбагрив хотя-бы сестренке.
- Пааберегись! - приличной скорости рысцой Вилья пролетела мимо, на ходу успев водрузить свежесплетенный из ярко-желтых и оранжевых листьев венок, на голову Рианны. Проскочив на пару метров вперед, она осадила коня, дождавшись остальных, отчего теперь мы ехали вчетвером в один ряд.
Бретонка смеялась, поправляя корону огненной листвы, Никос лучезарно улыбался. Даже я позволил себе ухмылку, убирая подарок в околопоясную суму.
- Спасибо.
Начавшийся цирк с конями вызывал все новые приступы веселья. Бельтайн легонько щипал за ушко Брюса - жеребца нордки. Кружащийся в воздухе кленовый лист упал на лоб Сомика, отчего тот смешно свел глаза к морде, силясь рассмотреть неведомую помеху, став действительно похожим на рыбу, только лишь потом стряхнув лист и съев его в полете к земле. Молниеноска Никоса была как обычно сурова и тиха, оправдывая серьезную черную масть и непростой норов.
Пятна, пока еще высокого, солнца мелькали между крон деревьев и усилившегося листопада. Все мы окрасились в эти теплые полутона осени, пылая как часть окружающего огненного дождя, с цокотом копыт по сухому старому камню и пыльной земле падающему в небытие. Свет был повсюду - на одежде, беспечальных листьях, гривах лошадей, даже темный эфес моего меча, притороченного к седлу не остался в стороне, поблескивая, когда выныривал из тени деревьев.
Немногие оседлые птицы распевали гимн осенней солнечной ласке, среди усиливающегося холода.
Было так спокойно на этой дороге, граничащей между голубым шелком неба и пестротой всего остального. Было так, как бывает лишь единожды в жизни, среди родных и друзей.
Среди бескрайней, но такой короткой дальней дороги.
И все-же, что там?
Далеко-далеко...
За следующим холмом?..








Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет