Перейти к содержимому






- - - - -

1. Дальняя дорога - Коррол, часть вторая.

Написано Daylight Dancer, 10 Январь 2018 · 171 просмотры

1. Дальняя дорога - Коррол, часть вторая. http://tesall.ru/blo...-doroga-korrol/ Предыдущая глава.
http://tesall.ru/blo...roga-iz-glubin/ Следующая глава.

Оказалось, что этот город обожает площади. По крайней мере, на путеводителе я насчитал три наиболее крупные, где общественная жизнь, проще говоря, кипела. И ныне я созерцал, не сходя с промерзшего за ночь крыльца постоялого двора одну из достопримечательностей Коррола.
Статуя, чего уж говорить, была прекрасна - престарелая мать и молодой воин, явно ее сын, умирающий на коленях родного человека. Помнится, я как-то имел дело с парой платиновых, во много уменьшенных копий сего памятника, в виде драгоценных статуэток, да созерцал как-то картину, по мотивам композиции.
Занимательно.
И статуэтки немало стоили.
На улице только-только стало светать, было довольно пустынно и сумрачно. Пешком я покинул город и пешком же, не возвращаясь в конюшню, двинулся в ближайший перелесок, откуда, проезженная дорога должна была вести через достаточно заселенные предместья, прямиком к приорату. Пожалуй, такая прогулка заняла бы в раза два меньше времени верхом, но я ведь был впервые в Корроле. А если ты хочешь узнать незнакомые места получше - ходи, наблюдай и не торопись.
День, как ни странно, обещал быть ясным. Пожалуй, этот месяц Начала Морозов выдался слишком солнечным, хотя, обычно именно с этого времени все скатывалось в непроглядный мрак, серость и дожди, вплоть до Утренней Звезды.
Минув лесной массив я принялся за подъем в гору, где уже ютились первые крайние сарайчики неизвестной деревеньки, что прятались за, местами плетеные, местами досчатые, а местами сколоченные из длинных палок заборчики. По правый склон горы шел овраг, уходящий сначала полого, затем круто вниз, к покинутым полям, а затем, снова вверх, к смешению величественных сосен, раскидистых кленов, да неких иных деревьев, сыпавших листьями в розоватом, багреющем восточном тумане, откуда всходило красно-пурпурное солнце. Небо достаточно окрасилось в синий, чтобы его контраст ближе к дальнему лесу стал очень явен, перетекая в клубящееся розовое марево, плещущееся, что твой океан о дальние овраги и чьи-то домишки, далеко-далеко на отшибе.
Недолго любуясь туманным восходом шел дальше. Свернул с разъезженной брусчатки, проложенной через наиболее оптимальный к проезду край деревушки, разламывал каблуками сапог подсохшие в мерзлоте гребни грязи, оставшиеся от проезжающих считанные дни назад подвод. Пинками отбивался от назойливых собак, норовящих прокусить край плаща, или твердую кожу обуви на голенище, улыбался ранним сельским девицам, скрывающим ладные фигуры за плотной теплой одеждой, да спотыкался о неосторожных куриц, неизвестно что забывших вне пределов курятника в столь холодный месяц.
Все более клонящееся день ото дня к южному горизонту солнце поднялось настолько, что касалось очень далеких верхушек деревьев. Решив про себя, что ныне где-то около восьми часов утра, и остается совсем мало времени до полудня, я слегка ускорил шаг, покидая деревню. У меня все-же, кроме явного дела в приорате были планы на вечер, относительно нескольких антикварных лавок и частных коллекционеров, да и не очень-то горелось желание встречать простецких сельских парней, всегда охочих до драки, особенно к городским. Таким, пожалуй, бывает начхать, что ты вооружен, особенно, если неграмотных тружеников полей с десяток и они подвыпивши. Легендарные кровопролитные драки, на дрынах вырванных с мясом из плетней, отнюдь не сказки и имеют место быть. Да так, что опытные пехотные алебардисты порой, зеленеют от зависти к крестьянскому мастерству, берущему свои корни от постоянных упражнений с вилами и лопатой.
Что до вечерних планов? Нет-нет, я совсем не собирался разворачивать свой противозаконный промысел в незнакомом мне городе. Дело в том, что вор неопытный и начинающий, только в путь, имеет привычку совать свой нос куда не попадя, полагаясь на гильдейских хапуг ли, на милость стервозной Ноктюрнал, или еще на что-то, что взбредет им в голову. По идиотски, впрочем, но попадаясь на этом. Для проворачивания серьезного дела, требуется кое-что большее, чем личные умения, подходящие инструменты и сопутствующая удача.
Требуются люди. Люди надежные, что дадут тебе карту предполагаемого плацдарма, для проворачивания темных делишек, предупредят насчет обстановки сил охраны объекта, дадут наводки и заказы на самую ценную добычу и многое-многое другое. Это целая сеть, и хороший вор, как резвая рыбка должен уметь в ней трепыхаться.
Вовсе нет. Я иду с доброй волей, как посетитель и интересующаяся личность.
Чем же я буду интересоваться? Пресловутой золотой пластиной, треугольной формы с закруглением на торце, что ныне покоилась в наплечном мешке. Символы испещренные на всей ее внешней поверхности, увы, пока неизвестны мне. Это не Даэдрик, не близкий к нему Данмерис, не Айлейдис, не Альдмерис... А что тогда? Языков десятки, живые и мертвые, у каждой расы. Лично я знаю только общепринятый Тамриэлик, пару слов на Бретике, милые комплименты Данмериса и по чуть-чуть ругательств вразноброс, и то, благодаря хорошему старому знакомому, что свободно матерится на всех известных языках и кое-чему обучил и меня.
Может быть это язык нецивилизованной расы? Как бы то ни было, встреча со знающими людьми рассудит меня со всеми этими сомнениями и размышлениями.
Пластина. Тяжелая, однако. Проба грязного и потускневшего золота там явно не указана, на то это и артефакт неизвестной древности. Но очень старый, определенно. Никому из своих о произошедшем той ночью, во сне или наяву, я не рассказывал.
А что именно произошло? Версии так и вертелись в голове, не складываясь толком, ни во что подходящее. В Университете я проходил краткий курс прикладной светлой некромантии, ныне даже запрещенный по одним ведомым Магическому Совету причинам. Ничего особо ужасного и противозаконного там не было - чтение бестиариев, простейшее поднятие безопасных трупов, работа со светлыми душами и детальное изучение методов борьбы с нежитью и ее упокоения. Но даже оттуда, собирая скудные остаточные знания, изрядно поистрепавшиеся за годы забытья, я не могу припомнить хотя-бы одну подходящую под описание тварь, как та, что нанесла памятный визит.
Она нематериальна? Возможно. Эктоплазматические сущности, порой, растворяются без образования концентрированного осадка (что, вполне, объясняет ее исчезновение поутру), но при этом, способны длительно взаимодействовать с материальными объектами. И, ставлю на то, что тварь активно использовала магическую школу Иллюзий - призраки не могут столь быстро перемещаться в материальном плане, предпочитая в силу определенных физических факторов, медленно "плыть" по воздуху.
А располагающие в своем арсенале изощренными чарами Илюзии способны на многое. Так, например, финал драки мог быть всего-лишь мороком, а неизвестный реликт смылся, обронив пластину и усыпив меня. А может и нет.
Это ведь все домыслы. Не более.
Правда, как это обычно бывает, лежит куда как глубже. Порой, ее не найти. Совсем не найти.
Ветер гнал палые листья навстречу, развевая полу плаща. Меч приятно отягощал пояс с левой стороны, почти не мешаясь на ходу.
Дорога делала поворот, спуская вниз, к лесополосе, тянущейся вдоль тракта и просвечиваемой солнцем стволы, подобно коллонаде незнакомого дворца. Где золото падало с неба, будто приветствуя мое триумфальное шествие.
И куда? На поклон к Клинкам в дурацкий приорат? Я кисло усмехнулся. Будто нельзя было придумать лучшего места для тайной ставки разведывательного блока Ордена. Та же самая пивоварня вызвала бы меньше вопросов, чем, например, толпа благообразных монахов, каждое утро упражняющаяся с деревянными поделками на тему акавирской катаны... Да и у пивной больший потенциал на выведывание немаловажных сведений среди посетителей.

Однако же, ничего подобного и гротескного я в приорате не заметил. Во дворе уж точно. Сразу же, ко мне подлетел тощий молодой монах, обряженный, как и все прочие его братья из черного духовенства Церкви Девяти, в мешковатую перепоясанную веревкой серо-бурую робу с откинутым капюшоном. Вопросив, по какому поводу я прибыл в монастырь, он получил ответ и честно вознамерился провести меня к настоятелю.
В свою очередь, я принял подобное предложение и осторожно проследовал за остриженным в жилые помещения приората Вейнон - второе по размеру строение, после часовни, на его территории.
Рабочий кабинет святого отца располагался в правом крыле, на верхнем этаже. Выглядел он более чем заполненным и оживленным - книжные шкафы у стен, солидные сундуки и комоды в промежутках архивной мебели, неплохой ковер, однако... Но, в остальном, все просто, без золота, блеска, безумно ценных вещиц , как принято у небедствующих на деньги верующих крупных церковных шишек. Ох, подозрительно выглядит эта контора, ой подозрительно!
Единственным источником дневного света являлось крупное витражное окно, располагавшееся прямо позади рабочего стола настоятеля.
Старик, восседающий за этим столом, по всем канонам здравого смысла не мог быть никем иным, кроме как настоятелем Джоффри, подробнее о котором я узнал из смиренной беседы с пастором часовни Стендарра и трактирных сплетен. Утверждали, что он бывший военный, отшедший от ратных дел и посвятивший себя служению Девяти.
Н-да, не очень уж далеко от истины, кстати, утверждали. Клинки, во множестве своих подразделений являются открыто действующей императорской гвардией, отрядами специального назначения и высокопоставленными телохранителями. Но, все-же, шпионский корпус Ордена, как по мне, самый мерзостный. Хотя бы потому, что не гнушаются никакими методами и успешно докопались до меня...
- Я брат Джоффри. Что вы хотите от представителя нашей скромной обители? - старик оторвался от желтых пергаментов, усеивающих все свободное пространство стола, уставленное также книгами и письменными принадлежностями.
А ведь он в достаточно почтенных летах. Не то чтобы слишком, но бретон разменял, на вид, уже пятый десяток лет. Даже тонзура грязно - седых волос не могла скрыть их стремительное редение. Глубокие морщины залегли на лбу, у глаз, на щеках и подбородке. И эти глаза... Такие же старые, холодные, видевшие едва-бы не сотни людских смертей.
На ратном поле или от удара катаной в спину. Без разницы.
Главное одно - не следует долго смотреть в глаза, подобные им.
- Я Терральт - посланник последней воли Императора, направленный сюда по указанию господина ла' Роша. Император... Он просил найти вас.
- Император Уриэль? Так ты знаешь что-то о его смерти? - чувствовалось, что бретон насторожился. Глаза его на миг блеснули, осматривая меня с ног до головы. Надолго наши взгляды встретились. Я старался не отводить глаз в сторону, но, не выдержал.
- Посмертно он назначил меня хранителем Амулета Королей. Я присутствовал в момент... покушения.
- Амулет с тобой?! - в ответ я извлек из кармана куртки льняной сверточек. Отогнув края, освободил на волю хранящийся там кроваво-красный свет камня.
- Этого не может быть, - на выдохе изумился Джоффри. - Дай-ка я взгляну на него.
Осторожно я передал тряпочку с драгоценностью в руки собеседника.
- Да, это он...- еле слышно и благоговейно, наполнившись печалью пробормотал он. - Кто ты? Откуда это у тебя? И, самое главное, что ты знаешь о смерти Императора? - голос его отвердел до приказного тона.
Судя по всему, в сложившейся сумятице, Джоффри не обладал всей полнотой информации о случившемся. Это можно списать на расстояние между городами, требование соблюдения конспиративности в передаваемой по крупицам информации? Да и ладно, не моя забота, главное, что сейчас надлежит выставить себя в лучшем свете, чтобы меня наконец оставили в покое.
На весь рассказ ушло около получаса. Слоняясь по помещению, восседая на предложенном стуле, не важно как, но я описал убийц Императора, поведал о гибели его телохранителей и последних словах Уриэля, походивших более на бред, че на завещание.
- Хоть твоя история и невероятна, я верю тебе. Только странная судьба Уиэля Септима могла вверить твоим рукам Амулет Королей.
- И? Что теперь? Кто такой этот Принц Разрушения и его "врата Обливиона"? Надеюсь, я могу поинтересоваться о этом?
- Но дела важности в масштабе Империи, - Джоффри поднял голову.
- И ныне покойный Император завещал мне эти слова, что подобны ключу от этих самых дел?..
Я решил взять свое и повести разговор в нужное русло.
- ... значит, сделал он это с неким умыслом?
- Вы опасно и глубоко копаете, Терральт.
- Ну уж за проделанный сюда путь, я, как минимум имею право знать. Знать, стоит ли в надвигающейся буре кидать концы в воду. А она будет, я предчувствую. Но, что именно? Гражданская война? Интервенция из Акавира? Скромный переворот в белокаменных стенах дворца?..
- Все гораздо хуже. Принц Разрушения, о котором он говорил, не кто иной, как Мерунес Дагон, один из лордов мира демонов. Обливиона. Слова Императора - "Затвори мраморные врата Обливиона" - определенно говорят о том, что он предчувствовал угрозу, исходящую от Обливиона. Как давно установлено, смертный мир защищен от дэйдра Обливиона магическими барьерами. Я не разбираюсь в этом. И не знаю. Только императоры полностью знают все стороны ситуации и ее связь с ритуалами коронации, - старый Клинок удосужился встать из-за стола, повернувшись лицом к окну, созерцал залитый осенним мягким светом, огражденный деревьями дворик приората.
- Амулет Королей очень древний, - продолжал он. - Сама Святая Алессия получила его от Богов. Это священная реликвия величайшей силы. При коронации, император использует Амулет для возжигания Драконьих огней в Храме Единого в Имперском Городе. Теперь, Император мертв, а его наследник не коронован. Драконьи огни в Храме затухают. Впервые за очень многие века. И, может статься так, что Драконьи огни защищали нас от угрозы, о которой знал только император.
- Я слышал, что все прямые наследники мертвы. Должно быть, ваш Орден располагает сведениями, относительно убийц. А вопросы престолонаследия меня не особо волнуют. Гораздо важнее трогательное отношение Принцев Даэдра к смертному миру, ведь так? Дагон был в памятном сговоре с Джагаром Тарном, также, некогда он уничтожал Морнхолд, а тот-же Молаг Бал покушался на сам Имперский Город. Назревают плохие аналогии.
- В том-то и дело, что косвенно упомянутое вами вторжение сил Обливиона вполне имеет место произойти. Не знаю, - покачал головой старик. - Слишком уж удобная ситуация сложилась для даэдра. Еще месяц-другой, и Драконьи огни погаснут.
- Война? - тихо выдохнул я.
- Скорее бойня. Бойня, которой можно избежать. Ты неглуп и должен знать, что все уже сказанное и то, что я скажу тебе сейчас, должно остаться в пределах этой комнаты...
- Равнозначно, мне это неинтересно. Я сделал свою часть работы и ожидаю какой-никакой награды. Но, впрочем, вы можете дать мне надежду на светлое будущее.
- Наследник. Тайный наследник Уриэля. Я один из немногих, кто знает о его существовании. Много лет назад, я служил капитаном телохранителей Уриэля. Как-то ночью Уриэль позвал меня в свои личные покои. В колыбели там спал новорожденный мальчик. Уриэль приказал мне доставить его в безопасное место. Он никогда и ничего не говорил мне об этом мальчике, но я знал, что это его сын. Время от времени он интересовался жизнью ребенка. Теперь, похоже, этот незаконорожденный стал наследником трона Септимов. Если он еще жив. Последние сведения датированы годовой давностью. Нашу надежду зовут Мартин, он служит Акатошу, в часовне города Кватч... Наши агенты в городе будут оповещены, они найдут сына Уриэля и доставят его в безопасное место. Если враги знают о его существовании, что вполне вероятно, Мартину грозит страшная опасность.
- Последний вопрос, ладно?
- Да-да, что вам угодно?
- Зачем вы рассказали все это мне? Лично я не собираюсь заниматься помощью в поисках наследника. Вербовка? Пожалуй, и любая другая работа на вас мне неинтересна.
- Это необычайно смело, - Джоффри улыбнулся, переместившись обратно за стол.
- И глупо, хотели вы добавить? Понимаю, что я сейчас в положении мелкой лисицы, тяфкающей на разъяренного медведя, но лис быстро петляет и может спрятаться там, где косолапый не сможет пролезть. Родных, семьи, друзей и возлюбленных у меня нет. Касаемо моих спутников, о которых вы осведомлены даже лучше меня, то шантаж с их участием ничего не даст вашему Ордену. Вы побоитесь ссориться с влиянием семьи Вераннон, а на остальных двоих мне просто плевать. У этой лисы короткий хвост.
- Поэтому я и рассказал вам. Не хотелось бы, проснувшись поутру, обнаружить пропажу важных документов из архивных ящиков своего стола. Лучше уж так. Наши ищейки с ума сходили, пытаясь выследить вас, при условии, если вы даже не догадывались о том, что открыт сезон охоты на лисов. Не побоюсь такого утверждения, вы даже немного не в своем уме...
- Надо-же, откуда такие выводы?
- С какой целью воры выходят на промысел? Прокормиться, достать лишний септим на теплый кафтан лютой зимой - ими движет бедность. Или заработать много денег на безбедную старость, подняться в Гильдии по рангу...
- Ага, или получить взятку, подмахнуть пару контрактов купли-продажи земельных участков и провернуть денежную махинацию на ровном месте, для обогащения и без того немаленькой личной казны. И это, при условии, что чиновникам и без того немало платят. Короче, святой отец, меньше всего я хочу сейчас двух вещей - уйти отсюда прорубаясь через строй боевых монахов и слушать ваши проповеди.
Настоятель вздохнул:
- Ты психопат с привычкой воровать, чтобы воровать еще. И ничего более тебя не интересует. Странное призвание, но осуждать я его не могу. Ладно, вот, - на стол лег увесистый кожаный мешочек, насчитывающий в себе, с первого, броского взгляда, более сотни септимов. - Амулет останется у меня. Здесь он будет в большей сохранности, до прибытия Мартина.
Я забрал кошель и уже повернулся чтобы уйти.
- Спасибо. Было приятно прийти к общему соглашению сторон, - бросив напоследок, вышел за дверь, к лестнице на первый этаж.
Ладно, вроде как от Клинков отвязался. Вряд-ли надолго. Тем более, что Император и сам что-то бормотал, в предсмертные минуты, о своем наследнике. Но ехать на край света под указку грандмастера Ордена, а потом возвращаться в компании отбитых хитрозадых фанатиков порядка и законности в Империи, служа нянькой еще одному священнослужителю... Извините, это стоит дороже, чем Джоффри может себе представить.
Ну, или у него завалялись в загашнике лишние полграфства и рука данмерской принцессы в придачу?
За меньшее я не согласен!


Любуясь закатом, мерзнув и весело звеня полученными деньгами я вернулся в Коррол перед самой темнотой.
Определенно, этот наимилейший город не мог меня не радовать своими чистыми озелененными улицами, нарядными горожанами и вежливой стражей. Минув храмовую площадь я завернул в жилые кварталы среднего класса, где, по наводке Никоса и жил заказчик памятной вазы. Расспросив парочку встречных, получил подробный маршрут до дверей дома коллекционера.
С порога встретил меня слуга-каджит, выслушав просьбу и проводив к хозяину.
После скудной и формальной обстановки приората, та роскошь в которой я оказался, пришлась более-чем по духу. Ковер на полу был несравненно богаче, дорогие шелковые шторы притеняли и без того скуднеющий свет с улицы; резная мебель из заморских деревьев, а уж чего стоят серебряные вазы на тумбах, блестящие в трепещущем свете дорогих настенных светильников...
Хозяин - облаченный в темно-зеленую мантию, степенного вида престарелый альтмер, по имени Альнаиэль, предложил сесть и выпить. Пожалуй, это место нравилось мне все больше и больше. Особенно, когда я приложился к стаканчику флинна.
- Золотая пластина говорите? - альтмер рассматривал артефакт на свету, со всех сторон, проводил пальцем по сколу с угловатой стороны, что-то искал в принесенных хаджитом книгах, насчет резьбы и знаков.
- Увы, вынужден разочаровать, но это не золото. Точнее, доля золота в данном сплаве велика. Она-то и придает такой блеск фрагменту. Тут нечто на уровне двемерской металлургии, древнее, прочное, слишком походит на их сплавы, но, также, не оно.
- Сильно отразится на цене?
- Да. За обычный кусок золота, по параметрам схожий с таковым вы выручите раза в три меньше денег. Обращайте внимание на интересующихся покупателей. Любой из Гильдии Магов душу продаст за подобную находку. в ее культурологическом значении.
- Хм, - я поудобнее развалился в кресле. - Это касаемо письмен?
- В точку. Написанное я не могу прочитать, тем более, что тут от силы треть долженствующих символов. Судя по углу скола, если предположить, что первоначально артефакт был округлой формы, должно существовать еще два фрагмента. Вам следует обратиться к другим специалистам, больше смыслящим в языковедении, а таких в Корроле, увы, нет даже в филиале магической Гильдии. Вот в Скинграде, например... Ах, знали бы вы, какая там библиотека. Я же, к сожалению, коллекционирую предметы роскоши и работы истинных мастеров своего ремесла.
- Скинград? - с мягкой ухмылкой, покопавшись в карманах я выудил три несомненно прекрасные мраморные статуэтки , с пол-ладони величиной, прихваченных за время моего пребывания в приорате. - Можно ли поподробнее? Тем - более, что в отместку за информацию и гостеприимство, я готов предложить товар, что, наверняка, покажется Вам небезынтересным...




Жду-с реакции нашего героя на открытие Врат Обливиона (и, собственно, начало Кризиса). И да, про графство - это вы случайно не про восстановленный с модами Кватч?

Увы, Кватч при  моем герое не восстановят. А до Врат еще писать и писать...

Жду-с реакции нашего героя на открытие Врат Обливиона (и, собственно, начало Кризиса). И да, про графство - это вы случайно не про восстановленный с модами Кватч?

Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет