Перейти к содержимому






- - - - -

1. Дальняя дорога - Из глубин.

Написано Daylight Dancer, 16 Январь 2018 · 208 просмотры

1. Дальняя дорога - Из глубин. http://tesall.ru/blo...-chast-vtoraya/ Предыдущая глава.
http://tesall.ru/blo...yas-v-proshloe/ Следующая глава.
С одной стороны, я возвращался в "Дуб и Патерицу" навеселе, насвистывая что-то легкомысленное себе под нос, с другой, терзался глубокими вопросами и планами на будущее.
Допустим, у меня на руках одна из трех частей безумно дорогого исторического памятника неизвестной письменности. Возможно, даже единственного в своем роде. Но что делать с этой частью? В Корроле ее не продашь за действительно выгодную цену. Поискать клиентов в Имперском Городе? Или последовать совету альтмера и порыться в архивах Скинграда? Н-да, все-же Скинград не ближний свет. Дело даже не в очевидной вероятности загнать себя в тупик поиском информации о скамповых "золотых" пластинах, кои, вполне вероятно, могут сейчас почивать где-нибудь под километровыми толщами атморских льдов, или заплывать морским илом в затопших руинах Йокуды. Уж больно долог путь к заветным книгохранилищам - придется минуть целых два графства и протирать седла не менее чем целый месяц. Не говоря уже о том, что среди девчонок эта идея явно не вызовет восторга и всеобщей поддержки.
Жизнь давно научила меня, что удача любит внимательных и рисковых. И, если этот надежный учитель подкидывает тебе вполне выгодный заказ, требующий затрат времени и сил... так почему бы нет? Даже не найдя в Скинграде желаемой наводки на остальные части артефакта, я точно найду там ценителя подобных диковин, в собственности которого и осядет злосчастный осколок, взамен, наполнив мои карманы изрядным количеством золота.
Касаемо дальнего пути можно не расстраиваться - при должном внимании к картам должна найтись краткая и прямая дорога через Великий лес.
Оставалось только аккуратно огласить свои планы перед спутницами.



https://www.youtube.com/watch?v=nbqDu4TAoYs
- Милые дамы, поворачивайте коней! Мы едем в Скинград! - резко распахнув двери таверны я влетел с ночным ветром наперегонки, решив не откладывать словесные прелюдии в долгий ящик.
Быстро отыскал глазами столик, за которым они ужинали. На подвыпившего порывистого имперца уставились чуть-ли не все присутствующие в трапезном зале. Впрочем, было мне тогда на это глубоко фиолетово. Более занимательно смотрелись выражения лиц этой неразлучной троицы - идиотская улыбка до ушей Никоса, робкая надежда в кристально-ясных глазах Вильи, да страх и ненависть в лице держащейся за голову Рианны.
В повисшем молчании именно она решилась ответить на это смелое утверждение:
- Ну точно, %&!"ть, церковный орган в кустах, - бретонка уронила голову на сложенный ладони, взъерошив светлые волосы.
- В чем проблема? - я плавно перетек за стол, сев рядом и отозвал официантку, подскочившую следом. Поесть еще успею, а вот фирменное пиво заведения не пойдет впрок после выпитого флина.
- Ты едешь в Скинград?! Круто! Я как раз взялся за доставку посылки туда и пришел попрощаться... - ладно, в начавшейся безудержной болтовне Никоса я выделил главное. Обратился к Вилье:
- А что у тебя, солнышко скайримское?
Нордка краснела, бледнела, бледнела-краснела, краснела-бледнела и громогласно заявила:
- Я знайт как спасти Мелинду!!! - так, понятно, в ней кипит ответственность за старшую сестру. - Мой оленистый друг, ты ведь не шутить, говоря о Скинграде?..
В недоумении, увещаемый в правое ухо полуальтмером о том, что все так замечательно складывается, ему будет не одиноко в пути и, "вообще, давайте напьемся по столь чудному поводу!", а в левое обозванный на ровном месте каким-то парнокопытным я пошел напрямую, достучавшись до Рианны:
- С текущими делами в городе и местной проблемой в криптах приората я разделался. Но, как я понял, не мне одному прилетела по голове мысль о треклятом Скинграде? - сестра молча кивала, ковыряя вилкой салат.
- Вилька жалуется, что здешние алхимики ни в зуб ногой и никак не могут помочь в приготовлении нужного ей противоядия.
- А Имперский Город? Там точно есть специалисты получше, - я проводил взглядом Никоса и нордку, удаляющихся к барной стойке. - И при чем тут олени?
- Она загорелась желанием навестить давнюю подругу, живущую там. Якобы, только она может предоставить ценные реликтовые компоненты. Касаемо второго - не обижайся. Вилья хотела сказать "мой дорогой друг". Особенности акцента, понимаешь ли...
- Ты не в восторге от таких планов. Воля твоя, можешь не ехать. Извини.
- За что извиняться? Спорим, пока мы доедем до столицы ты раз пять передумаешь гнать лошадей в Скинград и нам даже не придется разделяться!
- Не совсем. Если ты намекаешь на то, что мы сначала покинем коррольское графство по Черной дороге, а потом завернем возле Имперского на Золотую дорогу, то это не так. Подобный путь займет не меньше месяца-полтора. Есть верный вариант срезать через границу Коловианского нагорья и Великого леса, что будет по времени менее двух недель. Никос!
- Чего? - отозвался тот, гордо шествуя к столу с двумя пузатыми кувшинами. Вилья поспевала следом, уже с подносом, полных тарелок чего-то дымящегося и невероятно вкусного, в сопровождении четырех деревянных чарок для питья.
- Погоди с выпивкой! Подай, лучше, старую карту графства.
- Какого?
- Антиклерского, блин! По твоему, где мы сейчас находимся?
- Коррол, так Коррол,- пожал он плечами, поставив кувшины и расшнуровав заплечный мешок, смирно висящий на спинке его стула. - Чего сразу язвить?
Пристроив за одним столиком немаленькую, однако, карту, бутылку вина, два кувшина пива, по шесть пинт каждый, четыре порции жаркого, краюху хлеба, небольшой круг сыра, тарелку вареных раков и еще много чего съестного по мелочи (как уместилось - ума не приложу. Главное, карту не заляпали и на том спасибо), я повременил с едой, объясняя назревший план.
- Родные мои гуарчики... Почему гуары, Вилья? Твое замечание про оленя было столь же метким. Что? Потом объясню. Так вот, раз уж всем здесь загорелось как у дракона в ж... глотке. Рианна, не надо так смотреть. Короче, вы двое, точно хотите ковылять на самый край света? Хм, синхронно и положительно. Так вот, все внимание сюда. Никос, не в кубок! В карту! Кстати, что у тебя там? Пиво светлое? Когда сварено? А, Сангвин с тобой, наливай!
Вот Коррол, вот Скинград. Начальная и конечная точки пути ясны. Ставлю свой новый кинжал против алхимического набора Вильи, что в мыслях у вас было тащиться обратно до Города, поворачивать возле развалин Никель и счастливо катить до окружной, к пересечению с Золотой дорогой! Не будучи семи пядей во лбу, вычисляем и выходит нам сия авантюра стоимостью в добрый месяц пути. Желающие встречать праздник Новой Жизни в мрачном и сыром Скинграде есть? То-то же. Плесните еще. И подайте во-о-н того здоровенного рака, у меня с утра маковой росинки во рту не было. Спасибо.
Но! Тут на помощь нам придут уроки истории, в лице данной карты. Гарантирую пускай и меньшие удобства пути, зато на месте окажемся гораздо раньше. Смотрим чуть западнее текущего местоположения и... И? Что это? Клякса? Никос, $%@&&*! по голове, твою растудыть %&!"; налево десять раз, клякса! Это другая карта! Четыреста двадцать пятый год третьей эры датирования! Вон, в левом нижнем углу! Ты бы еще мою взял, этого года выпуска! Налейте мне чего-нибудь, пока я тут всех не поубивал и дайте другую карту...
Ну вот! То что нужно! Видите, через небольшую деревушку, близ коррольских стен, ведет еще один тракт? В конце-концов он пересекает Золотую дорогу, неподалеку от Теневой рощи. А оттуда немного на запад и предместья Скинграда тут как тут! На более свежих картах его нет, сказались вечные территориальные междоусобицы, мешавшие развитию торговли в графствах Коловии. Благо, за последнее столетие все устаканилось. Хм, кстати... В горле как-то пересохло.
На дороге есть перевалочные пункты. В соп-пряжении с Золотой лжит поселение Вудланд. Небольшой по размерам городок, еще и идеально стоит на полпути у торговых подвод, катящих как в Имперский Город, так и в обратную сторону. М-да. А на середине "несущствующего" тракта... агась... вот-тут, приорат Готтлесфронт с прилегающими деревнями и угодьями. Там можно пополнить припасы и немного отдохнуть. Что это за поселение? Это Хакдирт, Виль... Вилька. Его мы не берем в рассчет - около лет тридцати назад он был уничтожен Легионами. Не знаю, там вполне могла окопаться крупная разбойничья шайка, не дававшая продыху всему графству... Какая к скампам разница?! Вояки камня на камне не оставили, пожалуй, на том пустыре даже нечисть, тяготеющая к брошенным поселениям обитать не станет. Уже заселили, говоришь? И торговлю наладили? С кем, с нечистью? Тьфу - ты, так бы и сказал, что люди. Ну и ладненько - еще одну ночь проведем под крышей! Х-ха... А что, пиво кончилось? А раки? Живоглоты, блин, куда в вас троих только лезет!
- Ты слишком долго возился с картой, - вздохнула печальная и трезвая как стеклышко Рианна. - Даже мясо успело остыть.
- Да, раз уж мы все обсудили... Осталось последнее, - я обратил внимание на доселе тихую сестру, - Ты... С нами?
- А вас одних отпускать - себе дороже, - улыбнулась бретонка и с моего сердца, будто, кто-то убрал тяжелую могильную плиту.
- Подлейте кто-нибудь, пожжалуйста? Я еще даже не пьяный, ведь так, Вилька? - пихнул локтем нордку.
- Олени?
- А-а-а-р-г-х! Давай объясню...

Через день пути на запад, лес сгустился до неприличия, а под копытами коней и нашими сапогами почавкивала непросохшая грязь. Чувствовалось, что, по крайней мере, неделю над этой частью леса властвовали дожди, насквозь пропитывая обломки брусчатого покрытия дороги и вездесущую бурую глину. Низкие облака вновь скрыли небо, погружая лес в серую мглу.
Мы шли вслед отпечаткам копыт чьих-то лошадей, подтверждая мысли, что дорога не совсем заброшена и кто-то ей все-же пользуется.
Первые развалины попались за несколько часов до непосредственного въезда в сам Хакдирт. Выглядели они плачевно - две стены, осевший кусок крыши и целое, зияющее пустотой глазницы черепа окно. Искать что-либо в завалах смысла не было. Не мародерствовать мы сюда ехали, все-же.
Но как выглядело это, долгожданное после трех дней дороги поселение, обещавшее отдых в какой-никакой постели и тепле? Лес плотно подступал к домам, прорастая сквозь самые ветхие и нежилые, мусор, похоже, как и зловонные навозные кучи никто не убирал последние десятка четыре лет существования городка. А те же дома, что хоть как-то смотрелись облюбованными жителями, смотрелись печально и щербато.
Осматривая безлюдные постройки я вкратце набросал примерный план поселка: мы находились возле самого крупного трехэтажного здания, судя по вывеске - таверны. Прямо напротив, в некоем подобии захламленной мусором и отходами площади ютился колодец, окруженный жилыми хибарами, с выделявшимися высокими домами постарше. В дальнем конце высилась часовня, хранящая в потрескавшемся камне стен, выбитых окнах и побегах высохшего плюща хоть какое-то подобие былого величия. Но, величия чего? Если, сколь хватает глаз, тянутся обломки домов, пожженные, сломанные, будто тараном. Забытые и брошенные временем, что они тили ранее и какие мрачные секреты прошлого скрывают и сейчас?
Пожалуй, если бы не многочисленные отпечатки обуви в вездесущей грязи, да лошадь, светло-пегой масти, смирно ждущая хозяина у трактирной коновязи, я бы счел не столь давнее заявление Никоса, относительно заселенности этих мест ошибочным и тронул коня далее. Чего врать, подобное желание гнетуще напоминало о себе и далее - ибо Хакдирт мне не понравился. Вонь, серость, уныние и мрак, витавшие повсюду, были, по сути, безобидной помехой в общем фоне мерзостного давления самого места. Примерно, так же, по рассказам очевидцев ощущался Бравил, после не столь давно минувшей эпидемии чумы.
Примерно так я чувствую себя, спускаясь в гробницу или некрополь, где, в казалось бы безмятежной тишине и сырости, нет-нет да скрипнет что-нибудь, случится еле слышный тяжелый шаг, хотя, по здравому уразумению, там быть никого не должно. Недосказанность пугала. Не спорю.
А ведь Хакдирт, с его-то непередаваемой атмосферой мог быть жертвой некого проклятия, опасного для приезжих. Или терроризируем опасными зверьми. Стоило бы предупредить остальных о своих подозрениях, но... На меня и так уже смотрели, как на параноика ( небезосновательно, впрочем, но все же...), в особенности Рианна, наверняка, уже догадавшаяся о истинной цели всей этой авантюры с поездкой в Коррол, несмотря на гладко отполированную мной "легенду", скрывавшую проблемы с Клинками.
- Ну и местечко, - бурчал я, привязывая Сомика рядом с остальными. - Как в той старой байке.
- А что за байка? - полуэльф поправлял притороченный к седлу длинный тисовый лук, мешавший расседлать коня.
- Плоская такая шутка... Заблудился мужик в дремучем лесу, идет, видит - стоит высоченный черный замок. Человек здравомыслящий прошел бы мимо, а этот стучит в двери. Открывает ему уродливый страшный карлик, гостеприимно предлагает переночевать. Идут в отведенную комнату, в черной-черной башне, в маленькую-маленькую каморку. А там, страшный бардак - запекшаяся кровь на полу, отпечатки кровавых рук на потолке, за стеной цепи гремят, под кроватью шебуршится кто-то... Классика жанра. Бедный тупица и спрашивает:
" - А у вас тут ничего необычного не происходило?". На что горбун отвечает: " - Да вот, понимаешь, лет десять назад один из постояльцев живым проснулся..."
Никос засмеялся. Я позволил себе скромную кислую ухмылку.
Помещение встретило сыростью, слабой вонью неопределеного происхождения, еще более неопределенного периода старости мебелью, грязным полом да зелеными от времени досками стен и балками перекрытий.
Напророчив себе на голову, при посещении внутреннего убранства таверны встретился с пресловутым горбуном, в виде трактирщика, спавшего стоя за прилавком. Ну, или он был не совсем горбатым, может, очень сутулым. Я не рассмотрел в окружавшем мраке. Поэтому, рассмотреть толком хозяина не смог.
- Добрый день, - трактирщик оклемался, злобно зыркнув в мою сторону блестящими глазами. - Я и мои друзья хотели - бы остановиться у вас на ночь...
- Тридц'мать септимов. С кажн'мого, - проскрипел тот тихим и булькающим голосом. - Корм'ить не буду, на вопросцы ваши отм'ветствовать тожить.
Однако расценки у них здесь.
- Эй! А поменьше нельзя, все же не Имперский Город, удобства не такого уровня!
- Чужак совсем шалопай. Все чужаки скопидомы, а ты подавно сталм'быть... Не хош, проваливай!
- Ладно, - я выложил нужную сумму, дав себе зарок, что постараюсь более не пересекаться с этим грубияном. Получив указания, в какую комнату можно заселяться, отнес туда вещи свои и девчонок.
Из крайней левой комнаты правого крыла, второго этажа, я вынес неутешительные выводы, что здесь нас считают совсем за дураков. Кровати всего две - обе пыльные, старые и односпальные. Вид из окна на серо-рыжий мокрый лес, будто в этом есть что-то особенное и информативное для впервые приехавших гостей города. Хм, парни явно не умеют делать себе рекламу, или они редкостные консерваторы.
Перекусив на скорую руку я даже не стал раскладывать вещи, повинуясь проснувшемся духу авантюризма, оставил спутников в комнате одних и решил осмотреться в округе. Секундно похулиганил , покинул таверну через окно второго этажа в дальнем левом конце коридора, спрыгнув на козырек конюшни, а оттуда и на ровную землю.
Начал накрапывать мелкий дождик, но благодаря теплому плащу и плотной коже куртки он был нестрашен, скорее, действуя на нервы и в без того удручающих пейзажах.
Я медленно и осторожно обходил развалины, стараясь держаться в стороне от жилых домов, так-как заходя в таверну заметил излишнее внимание местных, по отношении к своим гостям, выражавшееся в устремленном их созерцании, со стороны нескольких лиц, предпочевших держаться поотдаль, у крайних к церквушке домов. Отчего-то не хотелось попадаться на глаза аборигенам. Мало-ли, камнями побъют из-за шалости.
Мое знание истории оставляет желать лучшего, хотя, приходилось копаться в ветхих архивах, выискивая старые карты, архитектурные планировки особняков или информацию относительно некоторых ценных вещиц, с сопутствующими их появлению - хранению - местоположению событиями. О Хакдирте я знал мало. Примерная дата его основания отходила к триста сороковым годам этой эры, то есть, около столетия назад. Упоминалось, что тут были глубокие и богатые шахты, хорошо снабжавшие Коррол рудой и углем. Гораздо интереснее, причина его уничтожения, случившегося не более тридцати лет назад. Версия о разбойничьих намерениях, захвативших умы некоторых жителей, подмявших под себя силой войта поселения, казалась мне наиболее приемлемой. Впрочем, бытовали слухи, якобы именно церковники не хотели мириться с наличием на карте этого городка, подвергнув священному огню инквизиции его еретические стены. Даэдрапоклонничество? Как вариант, но тогда замять истинные мотивы аутодафе не получилось бы, слишком уж скользкая это тема. Несколько сотен, считай, тысяча людей, поклоняющихся какому-нибудь Молаг Балу, устраивая кровавые пиры и оргии в его честь?
Звучит необычно, в масштабах такого поселка.
И необычайно громко.
Начало темнеть. Осматривая подкопченые, но затертые временем уцелевшие куски стен, могучие стволы деревьев, чья крона, недавно зеленая, ныне тихо шуршала палым ковром под мягко подошвой моих сапог, я, к великому своему удивлению, не заметил появления одного из аборигенов, аккуратно и требовательно подергавшего меня за рукав куртки, подкравшись сзади.
Развернулся чуть-ли не фехтовальным полупируэтом, держа руку с кинжалом под покровом плаща. Местный был невысок, очень худ, что чувствовалось глазу даже через мешковатую одежду, скрывал большую часть великоватой ему кожаной грубой шапкой, нависавшей подобно пелерине над носом и глазами. Он кутался одной рукой в драный грязный плащ, некогда зеленого цвета, но сейчас, поблекший до зелено-бурого оттенка, второй, просяще держался за меня.
- Милсдарь... Послушшайте, я вссе молвлю, - шепелявил он, похоже, недостающими передними зубами. Судя по несломанному молодому голосу, моему собеседнику было не более шестнадцати. - Я знаю, защем вы шдесь. Это... Это все они! Они шхватили чушачку, дабы возвернуть Глубинных. Спашите ее... Я протиф етого...
Хоть это и походило на бред тихопомешанного, я попросил вдаться в подробности, немного отстранившись от незнакомца и оглядываясь по сторонам, в расчете увидеть подбирающихся со всех сторон рослых сообщников паренька, вооруженных дубинками и сельскохозяйственными снастями, в надежде выбить из городского немного спеси. Обошлось. В том заросшем закутке, что образовывался стенами бывшего овина без крыши и осыпавшимся кирпичом скелета дома, мы были одни.
- Фы веть за ящщеркой прикатили? Она тут торговала, сталбыть, приехала от чужаков. Да и сама чужачка. Мослин, глава нашш, повелел схватить ее, как она дня пятого нассад приехала, и утащщил в подвалы, - оборванец многозначительно показал под ноги, где если и был когда-то какой ни на есть подвал, то ныне он был давно и бесповоротно завален.
- Это вссе Глубинные. Их-х нашшли еще деды нашших дедов. Они дали нам книгу, зело умную, но зело сстрашшенную. Потом пришли солдаты. Кто оссталсся, баяли, что Глубинные ушли, а Этира нашла сстарые книги и научилась читать руны. Заговорила с-с-с ними. Но они жаждут крови, баяла она так. Иначе помогать не будут.. Я не хочу, я боюссь Глубинных. Я не видел их. Они пришшли из глубин шахт, породнилиссь с предками, сделали насс богатыми, могучими. Но мы платили кровью, быть может и хушше... Вот, - тонкая ладонь в старой вязаной перчатке, порванной где только можно, протянула еле видный в сгущающейся тьме ключ. Оссвободите ее. Никто не долшшен страдать. Скоро Братья и С-с-сестры пойдут в Храм, читать библию. Когда колокол пробьет полночь они принессут жертву. Поторописсь. В шахты мош-шно попас-сть через лаз в таверне Мос-с-слина. А потом бегите, что мочи ессть, не оглядыфаяссь...
Уже можно было осознать, что моя затея срезать дорогу через Хакдирт имела дендро-фекальный принцип конструирования...
- Кгхм... Тут случаем никто не толкает скууму?
В ответ, парнишка молча махнул рукой, призывая следовать за ним. Шли, судя по еще слабо виднеющемуся на фоне свинцово-серого неба силуэту, к церкви. Ночь скрашивала и прятала все. Я махом выпил скляночку зелья "ночного глаза", чтобы разбирать дорогу за проводником и не налететь на возможную ловушку. Но ключ взял, спрятав его в припоясный карман куртки.
Невольно вздрогнул, увидев идущего навстречу человека, вблизи оказавшегося Никосом. Попридержал местного.
- Что ты здесь забыл, на дворе ни зги не видно? Считаешь, удачное время для прогулок?
- О, Девятеро, Терральт, нельзя так пугать! Я тебя даже не видел!
- Пей чай из собачьего корня, говорят, для зрения полезно.
- А, опять ты со своими подколками... Я тут в местный магазинчик заскочил, оценил ассортимент... Негусто. И торговка нервная, замоталась в платок с ног до головы, что-то про себя булькает. А ты куда?
- К церкви. У меня нашелся хороший экскурсовод, так почему бы и нет? Пошли с нами, только тихо.
Остаток пути преодолели втроем, зайдя к храму с задней стороны и проникнув внутрь через разбитый витраж одной из капелл.
Алтарь, статуи, ничего указывающего на поклонение Девяти здесь и близко не наблюдалось. Основную часть помещения занимали криво поставленные лавки и стулья, деревянные обломки и бревна. Имелись и высокие напольные подсвечники, заплывшие воском погасших свечей. На месте алтаря, откуда добрый пастор должен вещать своим подопечным, стоял стенд, накрытый черной тканью.
Проводник сдернул покрывало, явив тяжелую книгу, минимум тридцать дюймов диагональю, оплетенную шершавой старой кожей, непонятного цвета. Да-да, именно, что цвет таковой я не видел никогда и описать его не могу. Он открыл ее на первой попавшейся странице, жестом предложив прочесть. Конечно, Никос ничего этого не мог видеть, пришлось подходить самому.
В глаза бросились необычные символы, по написанию даже отдаленно не похожие ни на что виденное, вроде даэдрических рун, двемерской письменности или знаков на моей "недозолотой" пластине. Везет же на подобные раритеты письменности в последнее время...
Выполнены письмена были коряво, сомневаюсь, что чернилами, сомневаюсь, что вообще человеком. Боюсь, нашим пальцам не хватило бы такой ловкости и чувствительности в отношении выведения символов. Перелистнув страницу, наткнулся на вполне привычный даэдрик. Хоть и малый фрагмент, но все-же. Следующая...


"Передано мне вождём Глубинных жителей. Он научил меня своему языку и рунам. Это древнее знание его народа, и мы будем следовать ему отныне и навсегда.
Подписал в присутствии двенадцати свидетелей,
Ирлав Мослин

3E 345"

Привычный тамриэлик... Заинтересованный, перевернул еще одну страницу и в ужасе отступился.
Непонятно, что было столь страшного в этих символах, отчего я чуть-было не осел там же, на месте, пытаясь успокоить резко вспыхнувшую панику и тупую головную боль? Будто-бы гигантские толщи земли и воды давили сверху, отделяя подобно осеннему низкому небу от солнца, под которым ходит все известное живое. Но самые страшные тайны таят толщи земли, взывая через символы, выведенные тонкими и склизкими пальцами неизвестного художника.
Выведенные кровью.
Теперь я чувствовал этот древний запах, исходящий от исписанных страниц.
Мальчишка захлопнул книгу, вновь накрыв ее, как было.
- Чужим нельс-ся долго читать библию. Она напис-с-ана не для них-х. Вот, - проводник снял шапку, явив то, что повторно и почти-почти не сбило меня с ног. Лицо будто бы говорило, что прокажено какой-то неизвестной болезнью, столь отдаленно оно напоминало нормальное, человеческое. Голова его была крайне вытянута, сильно выделялись два выпученных, похожих на рыбьи глаза. Бугристая бледная кожа, с странным отливом, схожим на цвет переплета этой книги, приплюснутый нос. - Теперь ты мне вериш-шь? - прошипел он, являя острые и тонкие рыбьи зубы, похожие на таковые у утопленников. Да-да, вот что мне это напоминало - помесь лица живого человека и рыбьей морды утопца...
- Уходите, скоро с-с-сдесь будут вс-с-е остальные. Удачи, - бросил он у самого выхода. - Ты ведь с-с-пасешшь ее, правда?
- И, что это было? - тихо-тихо, испуганно прошептал Никос.
- Ты видел?
- Да, глаза привыкли к темноте.
- Тогда слушай...
Насколько я понял из невнятного шипения этого существа, мне была открыта тайна уничтожения Хакдирта. Местные связались с чем-то... Чем-то пришедшим из глубин шахт, захватившим их внимание. Контракт с Глубинными, кровавые жертвоприношения. Потом, нагрянул Легион, огнем и мечом пройдясь по этой клятой земле. Теперь, выжившие потомки собираются вернуть покровителей, с помощью библии и жертвоприношения кого-то из похищенных торговцев.
- Что будем делать? - спросил Никос, немного задержавшись внутри храма, когда я уже вылез, все так-же, через пустой проем от витража.
- У меня жутко хреновое предчувствие, касаемо происходящего в таверне. Ладно, давай пробираться туда, только осторожно. Предупредим наших, я спасу этих несчастных, а вы пока будете готовить лошадей к побегу.
- Я могу задержать врага, если они бросятся в погоню, даже план есть, вот, послушай...
- Слушай сюда, - я резко прервал полукровку, - геройствовать не позволю. И, тем более, гибнуть за незнакомых тебе людей. Сам я, как можно догадаться, спасаю этих пленных идиотов только ради того, чтобы не прослыть в лазах Рианны последним м#d@%0^, а в веках, пробудителем рыбоголовых упырей. Тебя это касается тоже.
- Так вы...
- Брат и сестра, верно подмечено? Ничего более личного, кроме общего детства.
- Но у меня и в планах не было подставляться! Могу провернуть все и дистанционно.
- Рожа ты альтмерская, - усмехнулся я, видя встречную улыбку Никоса. - Тебе и карты в руки. Хоть сожги здесь все синим пламенем, но чтобы во время эвакуации ты был с нами!
Полуэльф радостно кивнул. В глазах его горели дьявольские искорки.
- Ну хоть дождь кончился, - злобно бормотал он, скрываясь в тенях.


Трактирщика на месте не оказалось. Я черной тенью, с кинжалом и бомбой наготове взлетел по лестнице, бесшумно прокравшись к дверям нашей комнаты. Было подозрительно тихо.
Дверь открыл также аккуратно, не торопясь заходить внутрь. Опять мне сказочно повезло и повествование не оборвалось на этом самом месте.
Отпрянул от двери, когда в опасной близости просвистело что-то деревянное и увесистое. В открывшемся светлом проеме комнаты, где судя по яркости, кроме свечей был запален также световой пульсар, явилась страшная как смерть Вилья, с дикими глазами, растрепанной косой волос, тяжелой ножкой отломанной от стола наперевес, в разорванной на груди рубашке, отчего я был вынужден отвести взгляд куда-нибудь в сторону, иначе же, гарантированно рискуя лечь тут с проломленной головой.
Что сказать, я опоздал. Догадывался, что хакдиртцы попытаются раздобыть себе больше принципиального "сырья" для жертвоприношения, в лице двух беззащитных девушек. Но, я не всесилен.
Вилья подвинулась, молча пропуская меня в комнату. Кроме Рианны, едва удерживающей мой четырех с половиной фунта веса полуторник в руках, неприспособленных к столь тяжелому оружию, в помещении обнаружилось два тела, спеленатых по рукам и ногам. Лежали они лицами (скорее уж мордами) вниз, отвернутые, похоже, из отвращения. Полуголые, обряженные в тряпье. Кожа, все того же, знакомого оттенка; местами он переливался на чешуе (!), фрагментально заменявшей привычные покровы тела. Пальцы длинные, тонкие и с перепонками. У одного явно просматривался рудиментальный спинной плавник. Он лежал в расползающейся от маловолосой головы луже крови. Второй, подергивался, распространяя стойкую вонь жженого волоса и недожареной рыбы. Понятно, сестра не рассчитала силу " шаровой молнии".
- И? Зачем было связывать трупы? - спокойно созерцая картину заметил я.
Бретонка охнула, выронила звякнувший меч, осела на пол. И без того испуганные глаза ее округлились от осознания ужаса. Убила она впервые. Пускай даже случайно и это был не человек.
Попытка опросить Вилью тоже мало чего дала: нордка ругалась мешая слова из данмериса, кривого тамриэлика и яростного нордика, тыкала ножкой от стола в труп с проломленной рыбьей черепушкой, указывала на выпирающие через разрыв рубашки пышные формы и сетовала на неудачных поругателей девичьей чести.
Перешел к радикальным мерам - вылил на Рианну кувшин воды, поймал мечущуюся как ураган Вилью за косу, притянул к себе, обнял за талию и нежным голосом, старательно подбирая красочные поэтические выражения, на ушко, пообещал закончить начатое, но незавершенное, касательно ее девственности, если она сейчас же не успокоится. Помогло. Приоритеты резко поменялись - сестренка осмысленно взглянула на мир, вскочив на ноги; Вилья, красная, что твой дракон на имперском гербе, забилась в уголок, стараясь выглядеть как можно более незаметной.
- Можешь не объяснять. Я уже все понял, - махнул бретонке, попутно собирая нужное для похода в шахты снаряжение. - Слушай внимательно. Как ты уже поняла, здесь живут далеко не люди. И отношение к нам четверым у них, судя по всему, специфическое. Сейчас около восьми вечера. У нас есть четыре часа, чтобы убраться отсюда, прихватив с собой еще кое-кого. Собирайте вещи. Где трактирщик?
- Мы его не видели, - покачала головой сестра.- Обнаружение жизни тоже ничего не дает.
- Тогда неважно. На первом этаже есть вход в подвал. Я иду туда. Вы баррикадируете его следом за мной. С дверью и окнами также. Постарайтесь укрепить первый этаж, чтобы никто не смог войти. Выжидаете некоторое время, и, если никто не появится сами, тайком выберетесь через окно в левом конце этого коридора на крышу конюшни и седлайте коней. Пятую лошадь тоже, возможно, нашего полка прибудет. Должен подойти Никос. Не мешать ему, но глаз не спускать, чтобы к моему прибытию был с вами, готов к погоне. Будем драпать. Быстро-быстро.


Мягко приземлился на пыль и каменную крошку. Сверху щелкнул засов, послышался скрип двигаемой мебели, приглушенный грохот. Из подвала, пустого, не считая вездесущего мусора и обломков, фундамента, через пролом в кирпичах попал непосредственно под своды шахты с почти осыпавшимися в гнилую труху подпорками.




Держась у стен последовал вглубь хитросплетения тоннелей, прислушиваясь к каждому шороху, всматриваясь в наиболее темные углы, где сам и планировал пережидать по нескольку секунд пути, выжидая незваных гостей. Полунатянутая тетива лука, готовая к финальному, резкому движению, влекущему наложенную стрелу, давила на пальцы.
Нет уж, скорее именно я был вором в этом доме. Проник в святая-святых подземного народа, откуда и повели свой род отвратные гибриды. Шугаюсь каждой подозрительной тени, танцую на грани кромешной тьмы и не столь глубокой. Тише шаг, размереннее, я ведь не хочу, чтобы эта берцовая кость человека хрустнула под ногами?
Поворот, второй, развилка. Таюсь в темноте помещения, пропуская мимо себя хлюпающего зубастым рыбьим ртом аборигена. Двинулся дальше, когда шлепки перепонок о сырой камень стихли, а запах сырости и мерзостной рыбы исчез.
Прятки с самим-собой продолжались около получаса. Может больше. Один из боковых проходов, ведущий резко вниз, привлек мое внимание, отчего я задержался там дольше обычного.
Спускаться я пока не планировал. Следовало осмотреть верхний ярус шахты. Но чем так притягательна эта пустота черноты внизу? Будто, запел подземный ветер, примешав к своим балладам шаги тысяч и тысяч тонких перепончатых лап, далеко внизу, куда не зароется самая глубокая шахта, куда не проникнет никакой луч солнца, а любое ночное зрение окажется бесполезным, отдавая жителей этих царств в руки запахов и звуков. Кто знает, какие боги и дэйдра обитают там, ждут своих подданных, властвуя этими бескрайними просторами подземных гор, лесов и морей.
Я даже не заметил, как выронил стрелу и почти-почти не свалился в эту дыру. Щелчок упавшего под ноги предмета вывел из транса. Нет, стрела канула в лету, точнее, в этот самый проход. Упал компас, вывалившись из моего кармана, лежал под ногами. Стрелка, когда я поднял его, показывала куда угодно, вращаясь чуть ли не по всей окружности делений, кроме повернутой к пролому. Хотя, по всем приметам, я стоял лицом к северной стороне. Убрав взбесившийся прибор, бесшумно побежал дальше, доставая новую стрелу.
Тихо не получилось - вылетел в освещенную факелами, уставленную ящиками залу, попав на глаза, как минимум двоим тварям. Стрела свистнула, прошив чешуйчатое пузо одной.
Даже кровь у них зеленая...
Лук в сторону, хватаюсь за меч. Предварительно,метнул ослепляющее зелье в надвигающихся прыжками врагов. Привычно, разобрался со сменой оружия с закрытыми глазами, услышав кроме злобного клокотания и воплей безудержной боли, чей-то вполне внятный, хотя и на шипящих тонах вскрик. Может заложники тут? Некогда, потом разберусь что к чему.
Пружиняще перешел на полусогнутые, меч в две руки, близ земле, покачиваюсь в полувыпадах, с одной ноги на другую. Так сложнее сбить на землю. Первый удар, по диагонали снизу, неосторожная рыбья челюсть, орошаясь фонтанами зеленой, дурнопахнущей крови отлетает в сторону. Перевел клинок над головой. Следующий выпад - предупредительный. Двое отскочили, вопя о чем-то своем, навечно ослепленные непривычно-ярким светом, но все-еще прекрасно меня слышащие.
Укол, отскок, пируэт, рубящий. "Полумеч", когда один подобрался слишком близко, за что платит теперь, полируя лезвие своими органами. Не поворачиваясь, выдергиваю меч, с силой, используя инерцию движения, прописываю противовесом в тошнотворные костяные зубы, с добрую иглу длинной каждый. Рублю поперек туловища, пока не отошел. Второй пузырек с пояса, в сторону следующей группы оппонентов. Звон стекла под ногами выродков, красивый танец красноватой пыли в отблесках факелов, и фаербол следом. Жахнуло гнем столь сильно, что слегка опалило даже меня, стоящего футах в девяноста от локального огненного апокалипсиса. С чистой совестью, импульсами телекинеза обвалил сначала подпорки прохода, а затем самый высокий штабель ящиков, закупоривая один из путей подхода врага.
Можно и осмотреться.
- Я здесь! - отчаянный крик исходил из ржавой, вмонтированной прямо в камень клети, служившей, похоже, много-много лет назад кладовой в этом отсеке шахты. Там, среди сумрака, заскорузлых куч тряпья, гнилой соломы и обглоданных костей взывала измученная страхом аргонианка.
- Сейчас открою, - ключ, полученный от неизвестного доброжелателя, похоже, единственного здесь, что не утратил остатки человечности, оказался в самый раз для этого клинящего додревнего замка, вкованного прямо в решетку. Иначе, времени взламывать его у меня нет. -Ты была одна?
- Да, со мной приехала только моя лошадь, Цветок. Надеюсь, с ней все в порядке.
- Светлая кобыла пегой масти?
- Да, - мягко скрежеща слабо приспосо




Помню, как я в первый раз прибыл в этот "материковой" Инсмут...

Дело было ночью, поэтому я первым делом пошёл в таверну, где снял комнату. Далее, когда моего персонажа разбудила непонятная фигура, что-то орущая и размахивающая мечём, то моей первой реакций был громкий крик, порождёный неописуемым ужасом от нападения. Когда, мой бедный бретон, дрожа от страха, выбрался из этого проклятого города, то первым делом он отправился в Коррол (вернее сказать, это было очень поспешное "стратегическое" отступление, называемое также "бегством").

Ещё хуже было далее: на следующий день я начал вспоминать книгу, прочитанную дней 5-6 назад - тогда, проводя всё больше и больше параллелей между Хакгридом и Инсмутом, я осознал, что за тьма была укрыта глубоко под Великим Лесом, в забытом богами поселении...

 отвечала аргонийка с серо-зеленоватой чешуей и двумя плавниками- гребнями на голове. После лицезрения местных рыб-мутантов, вполне мило, тем более, что я не раз в своей жизни общался с аргонианами, не имея предубеждения шарахаться от них, подобно дремучему крестьянину. - Давайте уходить отсюда.
- Дорогу знаешь?
- Меня привели оттуда связанную, - девушка махнула коготками в сторону малозаметного за ящиками прохода. - Кстати, можешь звать меня Дар-Ма.
- А меня Форад, - уже таща бывшую пленницу следом отрезал я.- А теперь давай сваливать отсюда!
Ведомый знанием правильного маршрута через эту, довольно освещенную часть верхнего яруса шахт, с мечом наготове я шел впереди, ожидая очередного покушения на наши жизни. По счастью, обошлось; вскорости нашлась заветная лестница наверх, что вывела нас в темное и тесное помещение, судя по всему, принадлежавшее местному магазину.
Спросив Дар-Ма о своей догадке, получил утвердительный ответ и краткую предысторию о том, что она приехала в Хакдирт с торговой миссией, будучи достаточно наслышана о местной лавочнице и ее до поры безобидных странностях.  Бегло осмотрев комнаты, пришел к выводу, что тут бушевал небольшой но изобретательный ураган. Ряди бочки и коробов были повалены и раскиданы в хаотичном порядке, одежда разворошена, местами порвана. Над битыми склянками витал запах спирта и алхимических реагентов, а на пороге я вляпался в маслянистую, слегка вязкую, с ароматом эфира, черную лужу неизвестного происхождения. Вообще, когда мы  вышли на улицу, казалось, что запах этот витает всюду, не будучи даже разбавленным усилившимся дождем, решившим вновь навестить нас в эту ночь.
Стремглав побежали к таверне, словно подгоняемые всеми ветрами в спину. Небезосновательно, так-как сзади нарастали злобные выкрики, знакомое "квакание" и топот  ног в раскисшей грязи, чавкающей под перепонками многих из преследователей.
У самых дверей таверны я чуть-было не налетел с мечом на Рианну, подвешивающую на уровне крыши пару мерцающих "светлячков", высвечивающих сквозь тьму и дождь надвигающуюся толпу. Вилья заканчивала выводить лошадей, держа их чуть поотдаль;  Молниеноску в том числе тоже, хотя Никоса нигде видно не было. Я смачно выругался в его адрес.
- Мы окружены, - угасающим голосом сестра подошла сбоку.
- Что, они заходят с другого конца здания?
- Нет, проезженный участок пути перекрыли поваленными лесными стволами. Лошади не пройдут. Вилья сказала, что по обочинам... везде капканы.
- Пешком мы далеко не уйдем, - подытожив это я развернулся к близящемуся сонму, окружавшему нас полукругом, не торопясь, прижимая к фасаду таверны.
Заняли оборону. Отодвинув Дар-Ма назад, чтобы присматривала за лошадьми, не давая им разбегаться, вступили в бой. Нордка отгоняла врагов прихваченными на конюшне вилами, Рианна, отстреливалась "шаровыми молниями". Опасное занятие под сильным дождем, так-как велик шанс схлопотать солидный разряд от собственного заклинания, но на промокших хакдиртцев с их чувствительной к благотворящей влаге коже-чешуе, это оказывало самое губительное действие. Поток жгучих, стреляющих током искр проделывал значительные бреши в рядах противника. Впрочем, вскоре он должен был иссякнуть - заклинания Разрушения никогда особо хорошо не давались сестре, отнимая у нее много магии.
Все это я слышал взвизгами поджаренных током тварей, видел на периферии, сам же, утроив старание в пляске меча.
Крысиная стая, зажатая в угол, всегда дерется наиболее отчаянно.
Отступать некуда. Прорваться не удастся. Спасти нас могло только-лишь чудо, похоже, что раздосадованные смертью многих собратьев и срывом церемонии жертвоприношения, рыболюди не собирались брать нас живьем, усиливая натиск.
Это я.
Благодаря моей жадности и жажде наживы, единственный родной человек, вкупе с тремя невинными душами, сгинет в этой грязи, богами забытой деревушки, под проливным дождем. Взлетали вверх ножи, дубины, ржавые  булавы и самодельные палицы; палки, вилы, серпы, лопаты - выродки похватали первое, что попалось под руку, стремясь достать каждого из нас...
Крысиная стая, зажатая в угол, всегда дерется наиболее отчаянно.
А впереди всех,  грызет глотки врагов крысиный волк.
А посему...
"Готов я принять тьму.
В свое разбитое сердце.
Но сейчас я переступлю черту."
Укол.
Отскок.
Тычок кулаком наугад. Встретил препятствие, значит, попал.
"Женская стойка" - вовремя блокирую чей-то клинок, нацеленный поперек спины.
Импульс телекинеза.
Рублю.
Пируэт, ближе к Рианне.
Сейчас, поток молний иссякнет. Надо прикрыть.
Финт.
Удар от ног, перевожу крест-накрест.
Меч на плечо.
Ноги поустойчивее.
Рублю через голову, пропахивая очередного от горла до пупа.
Неловкий укол влево.
Одним движением.
Отогнал...
Леденящий визг со стороны фланга, удерживаемого Вильей.
От эфирного запаха кружится голова.
Свист стрел.
Конец, можно ставить точку...
Ведь так?

Неожиданно, затрещал огонь, разгораясь яркой бегущей дорожкой, что очень странно под таким-то дождем. Он отделил многих нападавших от нас, отбросив их назад. Столь же неожиданно, сверху раздался громогласный, но подозрительно знакомы голос:
- Все сюда, КУРРВА МАТЬ!!!
Но уставились на источник звука, исходящий с крыши таверны все. Единственным исключением была Рианна, метнувшаяся к Вилье на помощь.
Выпрямившись в немаленький такой свой полный рост, вещая столь сильно, что даже непостоянный дождь предпочел стихнуть, на крыше обнаружился Никос в компании пустого колчана стрел, да своего лука, прислоненного к печной трубе. Потрясая горящим факелом в одной руке, и чем-то прямоугольным в другой, полуэльф ловкими пинками перевернул несколько бочек из великого множества разнообразных контейнеров, поставленных на крыше, подоконниках и любых пригодных для этого поверхностях. Полилась черная, с эфирным запахом маслянистая жидкость. Мутанты взвыли в священном ужасе, но причина крылась отнюдь не в пролитой, как я ее опознал, нефти.
- ЕЖЕЛИ СЕЙЧАС ЖЕ НЕ ОТСТУПИТЕСЬ, ТО ВЫ МЕНЯ НАДО-О-ОЛГО ЗАПОМНИТЕ!!!! - Никос потрясал библией Глубинных у самого факела, также, многозначительно поводя огнем над откупоренной бочкой "каменного масла". Если присмотреться получше, то  содержимое некоторых ящиков, оплетенных странного вида шнурками определенно не было нефтью, отчего становилось еще страшнее. - ВЫ МЕНЯ ЕЩЕ ПОПОМНИТЕ!!! Я ТАКОЙ ГРОХОТ УСТРОЮ, КАК Е%@№*Ъ, ТАК В СКИНГРАДЕ БУДЕТ ОГНИ ВИДАТЬ!!!!

На крыше даже что-то зашипело от его слов, побежал маленький огонек. Пнув лук с крыши, так что тот упал ровно возле меня и тут-же был подхвачен, Никос неимоверно быстро слез без помощи рук. Нам лишние слова были не нужны - в седлах мы оказались еще быстрее. Нордка, по счастью, выглядела не раненной.
Пустили коней в галоп, через гаснущую огненную стену и не спешащую расступаться толпу. Наиболее резвые бросались, в попытках стянуть с седла за ноги. Проезжая, я рубил не глядя, будучи со стороны наибольшего скопления тварей, пока полуэльф не выкинул заветную книгу куда-то в сторону, устремив тем-самым, чудовищ туда.
Неизвестно отчего, но таверна Хакдирта за нашими спинами начала полыхать, разгоняя злую ночь, освещая все несовершенства гнилого города, его гнусных жителей, погрязших в пороке и подземной тьме, навсегда потерявших как облик, так и душу. Твари корчились и выли, рвали редкие волосы и свою плоть, оплакивая мертвые страницы книги, залитые сильно едким щелоком и прочим, навсегда сжегшим их изнутри, без любого огня.
Кульминацией и огненным финалом стал чудовищный взрыв, разметавший таверну в мелкую щепу, перекинувший ярко-рыжее очищение на соседние здания. Повторно уничтожая проклятый город, чудовищ, порожденных им и ужасную тень, висевшую над Хакдиртом.


Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет