Перейти к содержимому






- - - - -

1. Погоня за прошлым - Туманный Альбион.

Написано Daylight Dancer, 29 Апрель 2018 · 138 просмотры

1. Погоня за прошлым - Туманный Альбион. http://tesall.ru/blo...skih-prostorov/ Предыдущая глава.
http://tesall.ru/blo...utevodnaya-nit/ Следующая глава.


Ночи могут представать в разном свете. Обычно, они ассоциируются в сознании, как нечто таинственное, скрывающее загадки и опасности, вредные для обывательского разума.
Но...
Когда две небесных, светящихся жемчужины, на исходе осени глядят сквозь раздвинувшиеся облака на черную землю, что в синеватой дымке плетущегося тумана, словно в подвенечном платье...


Когда тишина и ветер, играющий скрипучими деревьями, оголившимися до неприличности, сходят в ночь, сплетаясь с шорохом травы, листьев и плеском туманной мути...
И, когда ты остаешься наконец-то один, идя вдаль, по дороге неизведанного, что на самых дальних берегах от привычных пейзажей знакомых мест...
...Тогда хочется думать о прошлом. Том самом, что случилось и не так давно, и бесконечные века назад, отдаляющиеся с каждой секундой. Все же, самое сладкое былое - то, которое не случилось, вопреки предначертанному, оставляющее в моей душе, пускай и тревожную болезненность давно изъеденных воспоминаний, но, вместе с тем, толику спокойной мечты А осознание ее, наверное, не поддается определению в своем происхождении.
Очень и очень давно, с тех самых пор, как я помнил себя, нечто нашептывало мысли о том, что однажды все пошло по незапланированной колее, когда Судьба свернула не на ту дорогу перекрестка, что освещен Мессером и Секундой в одну из таких вечных ночей. Быть может, я многое упустил,выбрав другую жизнь, уготованной, в едва угадываемом сквозь годы детском упрямстве.
Наверное...
Но шел бы ли я по этой дороге, как отражение похожей на мою внутреннюю? Откинув капюшон, с полами плаща, едва треплемыми ласканиями небесного скитальца, через расступающиеся черно-синие заросли. Этот лес был не просто красив, но в нем чувствовалось нечто умиротворенное, оберегом раскинувшее на четко видимые в освещенном небе ветви, свою опеку над случайным гостем издалека. Тот мог не бояться диких зверей, лесной нечисти, "блуждающих огоньков" и неупокоенных призраков - тайные и великодушные владыки строго-настрого запретили даже приближаться к укутанному в мысли и грезы незнакомцу.
А если вернуться к истокам - с чего все началось? Заглянуть в глаза прошлому, невозвратимому и непойманному!
Но, если первым воспоминанием у многих детей был дом, семья, любимая зверушка, скамп ее побери!..
У меня это был голод.
И холод, который я ненавижу до сих пор, возможно, благодаря именно тем самым впечатлениям. Можно пофантазировать: был ли этот голод о плотской еде? Может это впечатление скуки по семье, родным местам, близким душам и душам ли вообще?!
Казалось, что маленькие коченеющие пальцы достаточно ловки и я могу раздобыть еще множество блестящих кругляшков, с которыми столь интересно играть, но, куда лучше потратить на еду. А, приметив некоего господина, в громоздком нагруднике поверх кафтана, я был готов ликовать в щемящем предвкушении богатой добычи.
Похоже, тот безымянный легионер, как врезалось мне память, упомянутый "капитаном", был проворнее в поимке покушающихся на его кошелек. Спасло меня присутствие в том месте и в то время, очень хмурого и незаметного магиуса из Университета. А, затем..
Три года и еще девять лет тянущегося обучения в застенках...
Боль от тренировочного меча в руках, с плохо слушающимися после практик в волшебстве пальцев...
Рианна.
Пьянящая свобода Города, после стольких давящих ночей.
Круговерть, все ускоряющаяся с каждой секундой.
Командир, Рыжая, Сар...
И она...
... язвительная, глупая, надменная, порой жестокая.
И смешная девчонка с жемчужно-светлыми волосами, обожающе смотрящая синевой глаз.
Тянущая руки холодной призрачной фигуры, среди остова разрушенного Калдью.

Затихший ночной лес сам раздвинул заросли на обочине, теперь отражая луны в хрустале ровных вод, загрязненных одинокими листиками, дрейфующими в этом, по их меркам, бескрайнем море. Если Воды Жизни, в любой из своих ипостасей могут существовать в клятом, забытом всеми Нирне, то цвет их и притяжение красоты будут не лучше тихого звона у покинутых холодных берегов.
Ненадолго задержавшись у лесного озера я пошел дальше, размышляя уже более о будущем, чем прошлом.
О скором конце ровной дороги, следующими за ней ухабами, ямами и прочими прелестями, что так омрачают вчерашнее начало пути.

В один миг, поменяв небо и море местами, пиратский корабль перенес "Тортугу" в указанное место. Что-ж, Комус честно выполнил свою часть сделки, обеспечив мне минимум две-три недели форы, в ожидании преследуемого. А капитан и команда, до самого момента, как я покинул корабль, сойдя на портовые подмостки, едва ли не молились на своего спасителя, за хороший конец этого пережитого приключения.
Знать бы, какой исход ждет приключение лично мое... Моряки рассказали, что ныне я нахожусь на территории островного графства Альбион, что немного восточнее от берегов владения Нортпойнт в центральной части Хай-Рока. Многого эта информация мне не могла рассказать, но теперь я более точно знал свое текущее местоположение:
Графство раскинулось на нескольких достаточно крупных, холмистых островах, знаменитых своими лесами и обилием рыбы в прибрежных водах. Граф Нерион, местный владыка, прослыл политиком достаточно изощренным, но тихим и миролюбивым, старающимся держаться в стороне от обычных распрей и междоусобиц, то и дело вспыхивающих среди хай-рокской знати. Но, графство его отнюдь не процветало - моряки, с чьих уст я получил все эти знания, сами толком не могли объяснить обстановку на острове, так-как редко совали нос дальше порта, стращаемые местными байками. Благо, для столь простых людей все необходимые удобства можно было сыскать в портовой деревушке, чего нельзя сказать про меня, испугавшегося, хотя бы, вездесущей рыбьей вони.
Отсюда и вытекала эта чудесная прогулка по лесу, где я держал путь в сторону крошечного городка у стен графской резиденции. К слову сказать, прицепившаяся присказка "туманный", как нельзя лучше характеризовала сам Альбион, некогда славный духом местных традиций, праздников поклонения природе и Кинарет. Ведь, если и при вполне ясной ночной погоде окружение покрывал ползающий туман, в таком облике более одухотворенный и гармонирующий с окружением, то в ночи пасмурные, как метко говаривал корабельный кок: "можешь не увидеть вытянутой руки, утонувшей в белом мареве".
Что такого необычного происходило на островах? Соседи сходились во мнении, что тут разворачивалась небольшая гражданская война, или преследования неких анархистов-отщепенцев, старательно скрываемые графом, резко принявшим консервативную позицию затворника, по отношению к соседям. Многие заявляли, что это совсем на него не похоже и более виновата, в данной ситуации, роль благоверной графини Кайлы.
Как бы то ни было, это все-равно не мое дело. А подобное любопытство я использовал, скорее, в целях определить, с какой из возможных опасностей придется столкнуться в самом центре графских владений.
Выйдя с последними лучами заходящего солнца я несколько часов шел по удобно замощенной лесной дороге, пока впереди не предстали ярко-рыжие огни стрельчатых окон замка. Силуэты прохожих, мелькающие в свете уличных факелов, казались причудливыми тенями неизвестных созданий, а островерхие крыши, едва заслоняющие луны, высвечивались ими, подобно острые пики верхушек сосен.
Город бытовал странной атмосферой, на сопряжении духа дикой природы и окружающих лесов, с вполне типичной человеческой грязью и дымом, чадящим из печных труб. Даже, судя по виду графской резиденции, нельзя было сказать, что это обычный замок - мрачный и суровый, в аскетизме монолитных стен; был он слишком одухотворенным, напоминая, скорее дворец - узорчатый, но не лишенный архитектурной готичной серьезности.
Первым делом, усталый от многодневной морской качки путник, вдоволь насладившийся прогулкой по ровной земле, возжелал мягкой постели и свежей "сухопутной" пищи, в противовес вездесущей на корабле грубой рыбе и старым запасам замоченных фруктов.
Спустя две пересеченные улицы, нашлась таверна. Доверившись незатейливой вывеске, я зашел в помещение, уже на ходу прикидывая, что заведение, пускай и старое, но относительно неплохое. Пускай, не совсем просторное, зато теплое, мебель старая, наверняка видавшая и пережившая многое, но, благодаря своей дубовой массивности, оставшаяся целой спустя многие годы службы.
Кроме меня, освещенная факелами входная зала приютила где-то с полдюжины посетителей. В основном, заурядного вида местных, докапываться до внешнего облика которых, путем внимательного рассмотрения и с целью определить род их деятельности, с моей стороны подозрительного вооруженного чужака, было бы невежливым вызовом.
Немедля, я отравился к длинному и узкому столу, являющему собой трактирную стойку, в надежде разыскать там кого-либо из слуг. Ожидая в тихом зале, где полумрак разгоняли негромкие разговоры присутствующих, некоторые из которых уже посматривали в мою сторону, я присел на ближайшее место, наиболее удобное с моей точки зрения - в достаточно темном месте, где непосредственно за спиной сидящего была стена.
Едва не задремав, утомленный фантастическими событиями ушедшего дня, я стал невольным свидетелем и участником некой сцены - сколь кровавой, столь же и ужасающей, даже по меркам того, кто успел повидать за четверть прожитого века множество жутких вещей.


Дверь едва не вылетела с петель, отворив дорогу нескольким высоким фигурам, чей облик я первоначально принял за некую шутку или элемент снаряжения, ведь головы воинов, облаченных в тускло блестящие панцири, кольчуги и прочие элементы неполного доспеха, венчали шапки или же это были маски, в форме волчьих голов, выполненные в пугающей натуралистичности. Где-то с десяток нападавших, были вооружены копьями, топорами и щитами, будучи настроены на драку.
Я и глазом моргнуть не успел, чего уж там - даже не подумал, что можно укрыться под ближайшим столом, как некоторые из посетителей обнажили клинки в ответ, встречным потоком ринувшись к незнакомцам, получив неожиданное подкрепление из дальних помещений таверны, в лице более вооруженных бойцов, не маскирующихся под простых обывателей.
Все-таки заняв выгодную позицию под барным столом, стал свидетелем кровопролитной драки в пределах столь небольшого помещения. Следовало уделить больше времени, на разработку плана к отступлению, ведь это была не моя война и вмешательство в ход битвы казалось глупым, что бы там эти люди не поделили.
Только вот многие из них людьми не были...
И определил я это, когда в молчаливой доселе мясорубке, раздался протяжный волчий вой, а один из "волкоголовых" вгрызся в горло пригвожденного копьем к стене врага.
Эти существа, действительно, походя на людей, были в некоторой степени зверями...
Оборотни? Мать вашу, отсюда действительно пора сматываться!
Неосторожность привела к тому, что кто-то из нападающих смахнул со стойки пару факелов, отчего, огонь крайне быстро распространился по соломенному полу, намекая на близость пожара. И, редеющие в числе чудовища, так неудачно выбравшие древковое оружие для драки в замкнутом пространстве, как и все остальные, оказались отрезаны от выхода, пока-еще шаловливыми огоньками, с аппетитом уминающими хрустящую соломку под их ногами. Но уж оставаться в этом аналоге погребального костра я не собирался, а оттого, вскочив из-под укрытия, держась ближе к стене, так, чтобы меня и нападавших разделял стол, выстрелил из лука в сторону самого большого очага возгорания, стрелой, на конце которой переливался ярко-голубой хрусталик, хранящий в себе достаточное количество воды, чтобы потушить факел или здорово осадить некую уязвимую к воде огненную сущность.
Как оказалось, этого тоже было не совсем достаточно, еще и кто-то из волкоголовых принял меня за свой потенциальный ужин, ударив копьем через стол. Благо, я успел отбросить лук, уйдя вправо, уже нашептывая формулу заклинания.
Стараясь не держать заклятие активным слишком долго, так-как это было бы чревато отмороженными пальцами, я покрыл сплошной, но тонкой коркой льда, загоревшиеся участки пола и стен, изведя на такой трюк все запасы магической энергии, впрочем. Мало того, что мои познания в области Разрушения скатились едва ли не до третьего года обучения, так еще и Элемент льда никогда не был мной жалован: слишком слабый в моих руках, чтобы превратить человека в глыбу льда, еще и гасить огонь на освещаемых участках, можно более элегантно и с большей дистанции теми же стрелами.
Драка заметно оживилась, когда все потеряли стойкую опору под ногами, теперь, стараясь более не упасть, чем убить кого-либо. Один из оборотней не растерялся: будучи на одном месте он стал цеплять врагов крюком на торце своей гвизармы, резким рывком опрокидывая их и, добивая уколом уже лежачих. Так-как нападавший на меня зверь уже лежал, лишившись головы, в стычке с очередным незнакомцем, а я нашел лук - одна стрела поставила точку в кроваво-красной картине, на белом ледовом холсте.
И вновь я стоял один среди трупов, на грязном снегу...
- О, Девять Божеств! - тонко взвизгнул женский голос за моей спиной. - Они все мертвы!!! Франсуа, Веонт... Карим!...
Женщина, почти сорвалась на плач, похоже, даже не замечая меня. Но, она знала обороняющихся людей, значит, могла поведать мне о этих необычных волках, вперемешку устилающих пол, где две красные крови слились воедино.
Звериная и людская...
- Успокойтесь, - тихо и проникновенно сказав, подойдя ближе, я взял незнакомку за руку. Это оказалась молодая девушка, стройная - подобно юному деревцу, с длинными угольно- черными волосами, прекрасными тонкими чертами лица, одетая в простецкую темную одежду. - Можете рассказать, что здесь произошло? Кто эти чудовища?
- Ах... - поначалу она вздрогнула, пытаясь вырваться, но, присмотревшись ко мне успокоилась. - Так вы тоже человек. И даже помогли в битве с этими тварями, - она проницательно указала на мою стрелу, прошившую горло последнего из оборотней.
- Нам стоит уходить отсюда, немедленно! Я все объясню по дороге! - подобрав окровавленный меч, она рассудила про себя, что идти через трупы по скользкому льду - не лучшая идея, выведя меня на улицу через черный ход. - Эти твари, как вы бы могли ошибочно подумать, не являются оборотнями в прямом понимании нашего разума, господин... Э-э-э?..
- Форад. Я только сегодня сошел с корабля, так-что совсем недавно здесь. Так куда мы идем?
- В наше убежище, на случай, если волколаки захотят взять реванш за эту засаду, свидетелем которой вы и были. Поэтому, говорите потише. Так вот...
- Волколаки? - перебил я девушку. - Так это были гноллы?
- Ну, в общих чертах, да. Волколак - это более распространенное определение людей, чье тело вроде-как нормально, но голова является волчьей. Они, подобно оборотням, прячут звериную натуру, трансформируя головы в человеческие. Бр-р-р... Кошмарные создания! Спасибо вам за помощь, пускай даже вы просто оказались не в том месте и не в то время. Но волколаки уже достаточно давно терроризируют это графство. Я вижу, вы их тоже не любите.
- Нет, я просто защищался. Вы организовали сопротивление, я так понимаю?
- Да, все верно. Можешь звать меня Сьюзанна, для друзей, из рядов охотников на нечисть - просто Сьюзи. И, не коситесь вы так, что я тут на духу выкладываю все что знаю - у меня есть вполне рабочий амулет, распознающий нелюдские чары, так-что я прекрасно знаю об отсутствии у вас пушистого хвоста и волчьих зубов на столь прекрасном личике! - с пристрастно-заговорческим видом со мной пытались флиртовать. Пропустив фривольность мимо ушей я продолжил:
- Ты тоже отлавливаешь гноллов? Не в обиду тебе будь сказано, но на опытного бойца в силу возраста, ты не похожа...
- А, нет. Я работала в трактире, собирая информацию. Всякое-разное: когда и где волколаки атакуют, их укрытия, численность, лидеры. Нас наняла графская чета, но, в основном, снабжает и дает указания, именно графиня Кайла. Граф более прохладен к нашей деятельности, он более печется о сохранении мира в подвластных землях, а оттого сильно ограничивает нас в методах. По сути, на этом острове сейчас идет война и мы, не буду хвастать, скоро потесним выродков! О! мы пришли...
За разговорами и держась в тенях, отбрасываемых домами в лунной ночи, мы пробрались к малозаметной двери в одном из переулков. Сьюзи отворила ее ключами, впустив меня первого.
На засаду не похоже - пускай, вокруг было хоть глаз выколи, я прекрасно лицезрел внутреннее убранство дома. где были только мы вдвоем. Решив не пугать девушку своими способностями, попросил зажечь свет. Отыскав в глубинах комнат вход в подвал, мы спустились туда, оказавшись чуть ли не в настоящей оружейной, сопряженной с алхимической лабораторией и складом.
На мой шутливый вопрос, где тут находятся казармы личного состава, Сьюзи на полном серьезе указала на дальнюю дверь.
- Пойдем, тебе надо переговорить с нашим главным, - поманила меня девушка, стоя возле входа в следующую комнату.
Главарем организации оказался одетый с иголочки, но малоприятной внешности данмер, представившийся Вейноном. Знаете, бывает в людях что-то такое, вроде бы и ничего плохого тебе еще он не сделал, но в душе что-то ноет, отталкивает от этой персоны. Еще и хищные огоньки фанатизма в глазах... Бр-р-р... Более всего, Вейнон напоминал мне опытного инквизитора в отставке - такой и родную мать кинет на костер, ради доли власти и удовольствия над слабостью человеческих помыслов и судеб, что попали в его цепкие руки.
- Сьюзен, - начал он первым, - я тебя слушаю. Как прошла контратака? Результаты? Где все остальные?
- Они... мертвы, - девчонка оробела под змеиным взглядом данмера.- Этот господин стал невольным свидетелем, он помог добить последних ликанов.
- Один? - Вейнон говорил сухо, отрывисто и нестерпимо желчно, словно насмехаясь над собеседниками. - Да уж, Сьюзен, я знал, что поручать тебе противодействие атаке на наш разведывательный центр, было глубокой ошибкой. Что-то вы, сэр, не совсем похожи на опытного головореза, а битва с волколаком, дело ой какое непростое!
- Он маг, - вступилась за меня девчонка, подавив слезы. - Господин Форад заморозил все убранство таверны, ледяными заклинаниями!
- Даже так? - тон главы всей этой конторы, недвусмысленно сошел до почти змеиного шипения. - А известно ли тебе, моя милая, что вот уже три дня, наша более эффективная разведка, чем ты, докладывает о неком незнакомом маге, трущемся около высокопоставленных ликанов этого драного острова?! - данмер, не вставая из-за стола, поднял руку, сложенную для щелчка пальцев. Что бы последовало за этим жестом, я не совсем знал, но вполне догадывался, по тихим шорохам и скрипам металла за двумя закрытыми дверьми, по бокам комнаты. А если по щелчку прибудет добрый десяток подчиненных Вейнона...
- Итак, насколько надо полагать, - впервые, за весь разговор подал я голос, - у меня есть только одна попытка, на объяснение одной веской причины, по которой вы не выпотрошите своего гостя, залив кровью этот ковер? - кивнув на элемент украшения пола, на всякий случай, держа руки подальше от тела, продолжил. - Вы утверждаете, что сообщник волколаков на острове уже три дня? А я только сегодня прибыл сюда на торговом судне с названием "Тортуга", и, если истории моряков, о том, какие приключения они пережили за это плавание, еще не распространились вдоволь, то... Вам. пожалуй следует знать, что именно я играл в них ключевую роль. А это, как-никак алиби. К тому-же, хороша ли ваша разведка, если не запомнила лицо объекта слежки?
- Есть оправдание, - огрызнулся данмер, но руку все-таки убрал. - Маг носил маску скрывающую лицо. Ладно, мы узнаем правдивость твоих слов, а пока, будем следить, Форад. В городе и прилегающих деревнях полно моих людей. А пока... Сьюзи, выйди и отчитайся остальным о смерти их товарищей.
Когда девушка покинула нас, Вейнон обратился уже лично ко мне:
- Итак, каково, Вам, наше традиционное хай-рокское гостеприимство?
- Мило. Я не успел поесть, а про хороший и здоровый сон и говорить нечего. Более того, стал свидетелем дикой резни с участием созданий, которых доселе считал традиционно хай-рокскими мифами. Е*@№Y%ые у вас, в Хай-Роке традиции, следует заметить.
- Как-есть, как-есть, - широко улыбаясь отвечал данмер. - Что же вы стоите, садитесь. После приватного разговора, я обещаю обеспечить нашего гостя хорошим ужином и выделить ему свободную кровать. Их, после сегодняшнего, выдалось немало.
- Интересный план - поставить девочку, лет так восемнадцати от роду, собирать информацию, касательно опаснейшей магической нечисти. А потом, отряжать бойцов, чтобы те использовали прогоревшую шпионку в качестве приманки на очередную группу охотящихся тварей. Охотящихся за твоей организацией...
- Надо же, да вы и впрямь умны, как подобает настоящему волшебнику! Но, я бы хотел спросить, касательно вашего отношения к данной ситуации:
С незапамятных времен, на этом острове жили дикари, носящие на себе волчье проклятие Хирсина. Нет, они не были оборотнями, какими мы привыкли видеть. Хотя, определение болезни ликантропия, здесь подходит как-нельзя кстати, даже учитывая, что она совсем не при чем в смене их облика. Дети волколаков УЖЕ рождаются с хвостом и волчьей головой. Жажда убийства в комплекте. Они умеют таиться среди людей, прятать магией отличительные черты, жить как люди, не вызывая подозрений! Но, когда одна рука протянута к тебе для дружеского рукопожатия, вторая, будучи за спиной, таит нож...
Они не люди. Они звери. Вот и все. Нам не понять мышление зверей, слишком примитивное для разумных рас. Пускай, твари, что воруют наших детей, пожирают младенцев, пугают воем по ночам... Пускай они изящно мимикрируются под нас. Особо сильные и наделенные магией могут оборачиваться волками полностью, или отращивать звериные когти, а мертвые волколаки восстают из могил, превращаясь в гноллов-падальщиков, перед которыми робеют даже гули! Это их сила. А сила людей в числе, поэтому, когда...
- Можешь не продолжать, - отмахнулся я. - Разумные расы с высоким уровнем развития всегда смотрят на нижестоящих, как на мусор, шуткой природы все еще живущий. Отсюда вытекает геноцид и рабство. Так было с айдейдами, по отношению к людям; с людьми, по отношению к оркам; данмерами, по отношению к аргонианам и каджитам. Список можно продолжать до бесконечности. А если волколаки и впрямь безумны и опасны, то становиться твоим наемником я не собираюсь. Особенно, будучи запасным ферзем на твоей доске, в противовес магу противника. Своих дел по горло.
- Намекаешь, что графу надоели хвостатые соседи, ограничивающие полноправное владение островами? Неплохо подмечено. Ныне меня более беспокоит этот ликанский маг, пришедший, по сути, из ниоткуда. Может ты когда-либо слышал о чародее в черной мантии, чье лицо полностью закрывает золотая маска?
На этих словах я едва не вскочил со стула.
Он опередил меня! Но, зачем... Корабль похитителя должен плыть к Альбиону еще чуть менее месяца, а даже так, почему этот маг не телепортировался куда подальше, словно, зная о моем преждевременном появлении на острове.
Играя со мной.
Или ведя по какой-то цепочке.
- Даже так... - я сохранил внешнее спокойствие. - Я знаю его. Отчасти. И очень давно ищу встречи, явно не для обмена любезностями.
- Отлично. Как человек в этих местах новый, и, в деле все-же заинтересованный, ты получишь от нашей организации любую помощь и информацию. Пока-что, я могу поделиться мыслями о возможности выйти через этого мага на главу всех волколаков, вообще! У каждой волчьей стаи есть вожак? Так? Но этот матерый волк очень скрытен, возможно, он кто-то из особо приближенных к графской персоне. Дело на уровне дворцовых интриг...
- Инцест, мезальянс, кинжалы, воткнутые в спину, и яд в кефире? Всегда мечтал, - устало вздохнул я в ответ.
- Но-но, не унывайте, а лучше сходите завтра в графский замок, расспросите о "масочнике" прислугу и придворных магов. По моим сведениям, он имел с кем-то из них разговор. Я даже замолвлю о вас словечко графине, насчет возможности аудиенции. Это будет выгодное и хорошее знакомство. А теперь, идите. Задерживать не смею...
Выбравшись из диалога с Вейноном, как из липкого зловонного болота, утыканного на каждом ходу ловушками, я вздохнул едва ли не с облегчением.
Что же будет дальше?







Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет