Перейти к содержимому






- - - - -

Сквозь Инферно. За инфинумом забвения

Написано Saragon, 16 Май 2018 · 38 просмотры

Сквозь Инферно. За инфинумом забвения Из-за размеров главы, придётся её выкладывать в две записи

Часть третья. Раскол
Глава девятая. Буря перед штормом
Следующий день. Леса Валенвуда. Южнее Лонгвейла.
Дождь. Беспрестанный и ледяной дождь лился как из ведра. С небес столбом просто хлестал муссонный ливень. Небеса как будто взорвались, и через сутки после начала операции землю застлала ливневая пелена. Все леса Валенвуда буквально залило.
Знаменитые леса Валенвуда были широки и необъятны, но когда их заливало дождём, они становились, окончательно непроходимы. Прекрасные и неповторимые леса этой провинции Империи во времена солнечной погоды были ещё терпимым местом, но когда они заливались дождём, то они превращались в самый настоящий адский кошмар, будто над Валенвудом разразился Обливион.
Азариэль пробирался по лесу в тяжёлой кожаной куртке, которую дал ему Ариан, посоветовав, что в этой операции ему тяжёлая броня ни к чему, да ещё может и сорвать её вконец.
Глава разведки естественно отчитал его за неявку вовремя и, проводив его в свой кабинет, рассказал ему о полном плане операции. Ариан дал ему полную карту места, где заседал так называемый «совет» мятежного движения, который и предполагалось уничтожить. Так же, Ариан, дал ему много интересных вещей, которые вряд ли можно было сыскать во всём Тамриэле. Он, чуть ли торжественно, ему вручил: старую карту местности, показывающую все давние рудники и шахты, существовавшие здесь более ста лет назад, двемерские разрушающие механизмы, сделанные из двемерского металлолома самыми лучшими мастерами и профессорами Ордена, свитки, которые вскрывают замки и ещё многое другое.
План был довольно прост: Азариэль должен был незаметно прокрасться в помещение, где заседает «Совет», пройти в кабинет «Лидера Совета», вскрыть нужную шкатулку, забрать письмо, установить в слабых местах двемерские разрушающие механизмы и завести на них счётчик, и уйти из помещения, а потом присоединится к штурмовой группе и разбить логово «Сынов» окончательно. Штурмовой группе оставалось лишь добить «сынов», практически погребённых под обломками рудников.
Но пока до конечного этапа этого плана оставалось пройти ещё множество моментов, ибо пробираясь по лесу, утопающему в липкой грязи можно было легко нарваться на вражеский патруль.
На юноше был одет уникальный, доспех: весь доспех был тёмно–зелёного цвета, будто в цвет с немного пожухшим окружение. Торс закрывала крепкая кожаная куртка, с множеством мифриловых заклёпок с поясом. На ногах были сапоги на ремнях, усиленные пластинами из эбонита. Капюшон из магической ткани с маской опускался на голову. И руки покрывали поверх рукав старинные длинные перчатки, сделанные из кожи дракона, что ещё раз указывало на древнее происхождение Ордена.
Азариэль шёл по лесу, который тонул в дождях, с шести утра. Куртка хоть и была кожаная, но удивительным образом не промокала под дождём и не скрипела. Но несмотря на это идти через лес было трудно, ибо ноги просто вязли в жидкой грязи.
Он не тратил драгоценного времени, что бы через непроходимые леса пробираться к нужному месту. Искусный маг Ордена просто его телепортировал в то место где приблизительно находился штаб, дав ему перед этим свиток телепортации обратно в цитадель, для более быстрого перемещения.
Его сапоги, как удивительно, не промокли, но скорее они были все в лесной грязи. Рыцарская штурмовая группа должна была прибыть через час, когда и начнётся сам штурм. Время, можно было сказать около десяти.
Юноша медленно подходил к нагорью, где и был штаб «сынов». Само место заседания повстанцев представляло сеть пещер – старых выработанных шахт, которые сходились в одном месте, в одной зале, в большом перекрёстке пещер, где и находился, красиво названный мятежниками, «зал совета». Каждая пещера, в этой сети, было устроена под определённые нужды, которые росли с каждым месяцем, бандитов. Где-то кухня, в которой хранились неисчислимые запасы простой провизии, где-то арсенал и казармы, в которых тренировались мятежники, предвкушающие, как они будут резать стражников во имя добра и мира, где-то кузня, производящая десятки единиц нового вооружения.
Все были пещеры переустроены под новый лад, кроме одной, что по недоразумению не смогли даже найти. Это была ветка старой выработанной шахты, в которой добывали железо, через которую и должен был проникнуть Азариэль. Эту старую ветку никто не охранял, оставив в полном запустении, но патрули «сынов» были везде, они рыскали всюду, в поисках всевозможных угроз для столь великого сбора.
Азариэль постепенно и неумолимо приближался к нагорью, но вдруг впереди послышалось странное наречие и хлюпанье, смешанное с шумом железного доспеха. Юноша сразу смекнул, что это патруль. Он быстрым бегом рванул в ближайший куст, что мирно притаился за деревом. А патруль тем временем приближался.
Азариэль увидел, как практически напротив куста остановилось двое мятежников, решивших осмотреть местность и переговорить.
Их было двое и были они одеты одинаково: широкие зелёные накидки–плащи, под которой были разные, не самые богатые одежды. Это могли быть разбитые кожаные доспехи или тканевая одежда, усиленная какими–нибудь пластинами.
– Брат, как ты думаешь, что будет после сегодняшнего собрания? – Спросил один из патрульных. – Ведь сегодня к нам прильнуло множество новых братьев.
– Ох, не знаю, брат. Но сегодня свершится великое событие. – С восхищением начал мятежник. – Но сегодня собравшиеся лидеры направят нашу руку для уничтожения тираничной Империи. – Фанатично закончил мятежник.
«Бред сумасшедшего» – подумал про себя Азариэль, поняв, что большинство из «сынов» это даже не бандиты, это больные на душу фанатики, способные пойти за своей идей хоть в Обливион.
– Ладно, пошли, нам надо пройти ещё несколько точек. – Продолжил тот же мятежник и повёл в лес за собой другого повстанца.
Пока мятежники уходили вдаль, парень пытался осмыслить их слова. Посреди фанатичного бреда юноша смог найти нужную для себя информацию. Сегодня в штабе «сынов» будет множество нового народа, который ещё ни разу в этих местах не видели. У юноши тут же созрел план, как можно было лучше выполнить вторую часть задания.
Азариэль поднял голову и увидел, что он практически подошёл к нагорью и вход в заброшенную шахту должен быть практически рядом. Юноша пошёл ускоренно, но на бег не переходил. Он знал, что главные ворота в штаб повстанцев находятся в паре километров отсюда и мятежников тут не так уж и много.
Парень смог легко взобраться на нагорье к югу от Лонгвейла и обратился к своей карте. Не одна современная карта не покажет того неприметного входа в шахту, который был прямо перед Азариэлем. Юноша смог разобрать лёгкий завал перед входом в шахту и вошёл в неё.
На парня свисали практически разрушенные деревянные балки, надломленные и провисшие под горной массой. Всюду валялись кирки, молотки прочий шахтёрский инструмент, покрытый многолетней едкой пылью, ласково их укутавшей подобно одеялу.
Азариэль снова всмотрелся в свою карту. Помимо плана местности в ней, на обратной стороне, были ещё и точные чертежи шахты, изображающие все её рукава и ветки. И эта заброшенная шахта, как место проникновения, была выбрана не случайно. Хоть она и была изолирована от остальной системы, но под местом, где начиналось место обвала, обрезавшее её от стальных веток, был та самая комната, где и хранилось нужное письмецо, каким–то чудом выслеженной неимоверной сетью разведки Ордена. Оно хранилось в комнате лидера всего этого политико-бандитского сброда.
Азариэль подошёл к нужному месту. Он понимал, что если использует механизмы, то вызванный силой их взрыва обвал похоронит всю надежду добыть желанную добычу. Но и махать киркой в этом месте было нудно долго, и займёт не менее дня, так как эту порода была горная, не та земля, которую обрабатывают крестьяне.
Но всё же Азариэль нашёл лопату с киркой, которые тут валялись в избытке. Складывалось впечатление, что он собрался копать горную породу, но это было не так. Юноша достал из сумки плотно закрытый фиал и откупорил его. Он опустошил зеленоватое содержимое наземь и отбросил флакон. Порода у ног парня зашипела и пошла паром, будто бурлящий бульон, обращаясь в кашу. Это была специальная смесь размягчающая породу, изготовленная профессорами Ордена и разбавленная магическими талантами чародеев, что сделали её ещё сильнее.
Юноша взялся за лопату и будто плодородный чернозём стал отбрасывать шмотья породы. Дойдя до непроработанной породы, он вылил ещё один фиал и так пока последний кусок камней, размягчившись, не провалился уже в комнату.
Весь этот нехитрый каскад действий занял не более пяти минут, после чего парень мысленно воздал хвалу своим наставникам и продолжил проникновение.
Юноша аккуратно спустился в дыру и проник в помещение так называемого «Председателя Совета».
Это было обычное пещерное помещение, предназначенное для комфортного жилья. Несмотря на все благородные цели этого бандитского движения, их лидер довольно прекрасно жил. Помещение было хорошо обработано киркой и отёсано, отчего стены были выкрашены в бежевый. Несколько прекрасно выполненных тумбочек и подставок, на которых стояли серебряные подсвечники. Прекрасный ковёр из Эльсвейра ложились под ноги, будто поглощая свей роскошью, хотя и был испорчен упавшей на него горной породой. Но так же комната была просто забита предметами роскоши. Несколько статуэток из бивня скайримкого мамонта украшали помещение, показывая достаток лидера. Искусно выполненная картина «Закат над Сенинелом» украшала стену. Да ещё покрытый узорами из золота комплект доспехов из Вейреста просто добивал своей роскошью. Это комната больше напоминала палаты крупного торговца, нежели лидера движения, сетующего на несправедливость.
Но больше всего манила странная шкатулка. Она была сделана из дерева, которое местами прогнило и превратилось в труху. На ней были изображены странные символы. Это был не фалмерский, не даэдрический, не двемерский и даже не айледский. Эта символика не была схожа ни с одним алфавитом Тамриэля. Тут даже акавирские буквы не подходили.
Юноша подошёл к этой шкатулке. Он взял её в руки и тут же почувствовал странное недомогание, будто простудился, а к горлу подошла едкая мокрота. Ощутив трухлявость этой шкатулки, он попытался её разбить и стал колотить об стену, но с каждым ударом от неё даже щепки не откалывалось. И всё же достав свиток, взмахнув кистью, он отворил эту шкатулку. Из шкатулки вырвался невыносимый смрад, а внутри неё стенки оказались покрыты плесенью и грибком, у самого письма бегали странные насекомые. Парень аккуратно достал это письмо, которое как ни странно было в надлежащем виде. Юноша заботливо стряхнул насекомых и сунул письмо в карман, а шкатулку откинул. После того как странная коробочка вылетела из рук Азариэль мгновенно почувствовал себя намного лучше.
Посчитав свою миссию выполненной, парень стал выходить из комнаты, спеша перейти ко второй стадии задания. Перед ним предстал не длинный коридор, с разветвлением в конце. Но тут впереди послышался железный звук клацанья доспеха и приглушённый шаг, издаваемый железной подошвой сапога.
Юноша понял, что это повстанец, идущий ему на встречу, видимо услышавший, что что–то происходит в комнате и решивший это проверить.
Азариэль спрятался за углом, практически у самого выхода из комнаты лидера, вынул изогнутый кинжал катжитской работы и приготовился.
Беспечный мятежник уже показался в поле зрения. Парень аккуратно выглянул из–за угла и увидел, что воин был практически полностью облачён в железо, поверх которого опускалась зелёная накидка с геральдикой бандитов.
Альтмер взял в левую руку кинжал, а в правую свой клинок из древней нордской крипты и вокруг меча снова заиграл морозец, окутывая его как одеялом.
Мятежник уже зашёл в комнату лидера с вынутым клинком, как на него обрушился юноша. Его целью было горло мятежника – единственное место, не защищённое доспехом. Но каким-то чудом мятежник мгновенно среагировал и перехватил кинжал, зажав руку Азариэля своей ладонью. Но повстанец не ожидал спрятанного меча в руках парня, за что и поплатился. Неожиданно вынырнувший клинок устремился в горло и пробил его, выйдя практически на затылке и скинув железный шлем с рогами. Бандит ещё хватался за воздух рукой, другой придерживая шею, пытаясь выговорить невнятный слова:
– Ю–ю–юж…лу..л..ч о..мст..т. – Сквозь жуткое хрипение и обливаясь кровью, пытался что–то вымолвить повстанец.
Парень практически ничего не понял из предсмертных кряхтений повстанца. Он просто оттащил его в комнату, засунул в шкаф и сдернул накидку. И надев эту специальную одежду повстанцев, он двинулся вглубь логова врага.
Теперь он займётся второй частью своей операции. У него было пять двемерских механизмов, которые ставились на специальный счётчик. При детонации этих устройств взрывом разносило небольшие дома, что явно говорило об их мощности.
Высший эльф снова мысленно похвалил профессоров Ордена, что смогли раскопать эти чертежи в двемерских руинах, что на границе Скайрима и Морровинда. Но чертежи были не полные и неизвестно, какая действительно мощь у этого странного оружия.
Но времени на благодарность не было. Парень всё глубже продвигался вглубь шахт, и тем больше ему попадалось «сынов» не обращающих на него никого внимания.
Два механизма он уже установил в самой отрезанной от остальной шахте на старых подпорках. Шахта была выше всех остальных веток, а камень её был твёрд и тяжёл, и, обвалившись, она бы вызвала глобальный обвал, похоронив под собой всех бандитов. Но это в теории, ибо сначала нужно было разрушить самые низы всей системы, чтобы этот «колос» провалился под собственным весом.
Ещё одной задачей было слиться со всеми бандитами, не показывать своего орденской принадлежности. Всюду шныряли эти бандиты, кто-то патрулируя, а кто-то просто слоняясь без дела. Из-за того, что сегодня было много народа с другой местности, парню слиться со всем этим контингентом не составляло труда.
Юноша уже оказался у входа на нижние уровни, как его остановило двое повстанцев.
– Ну, здравствуй, ты кто? Мы тебя тут ещё не видели.
Сердце дрогнуло, но вспомнив, всё чему учили на тренировках, парень спокойно ответил:
– Я Айкантар.
– А откуда ты? Из какой директории? – Въедливо спросил второй отступник.
Юноша не знал, что ответить, ибо не знал этих директории и выпалил первой, что ему пришло в голову:
– Южный луч.
Два Повенца со страхом между собой переглянулись, странно поспешно и вежливо попрощались и тут же быстро и испуганно ретировались. Сложилось впечатление, что перед ними стоял не юноша, а призрак из древних мифов и легенд. И только потом из услышанных в этом штабе разговоров парень узнал, что сторонники того движения пользуются самым страшным авторитетом. Выходцы из «Южного Луча» живут и действуют по одиночке, устраивая резню на поле боя, не щадя никого. И после боя ритуально поедают внутренности противников.
Но вернувшись к делу он сумел опуститься на самый низ шахты, где мятежники всё ещё добывали железную руду он установил оставшиеся механизмы и поняв, что у него времени в обрез он стал пробираться на верх.
Через несколько минут пролетев сквозь все уровни, юноша смог вернуться к тому месту, где совершил проникновение, но застал группу воинов, которые только что вытащили труп «брата» и готовились поднять тревогу.
К Азариэлю направился один из мятежников, желавший получить помощь в поимке врага.
– Брат… – Разведя руками в стороны начал, повстанец, как получил кинжал в горло.
Остальные враги опешили от такого приветствия, но сообщить никому ничего не смогли, так как их окатило волной пламени, сорвавшегося со свитка Азариэля. Парень вынул клинок и быстро расправился со всеми повстанцами, которые дёргаясь и пытаясь потушить пламя, не смогли отреагировать на юношу. И перебив всех, он нырнул в тот проход, который и сделал, совсем позабыв про свой кинжал в шее мятежника.
Выбравшись, Азариэль, как можно быстрее побежал к выходу из шахты и, оказавшись за её пределами, продолжал бежать. Он бежал целую минуту, как за его спиной раздались оглушительные взрывы и рокот, идущий рука об руку с каменным хрустом, породы, которая под собой похоронил сотни мятежников, в логове которых уже начинал подниматься переполох. Просели целые горные массивы, подняв в воздух столб пыли грязи, которая потом осядет на этот склеп. Сегодня было похоронено само движение «Сыны Леса» и целая провинция в один момент была избавлена от мятежников.
Но парень этого не заметил. Юноша так увлечённо бежал, что не обратил внимания на жуткий рокот, накрывший лес. Он бежал, бежал и бежал пока не нарвался на группу магов и рыцарей Ордена.
Он быстро добежал до места, где его уже ждали маги, облачённые в превосходную боевую магическую кирасу, покрытую золотым узором. Наплечники, нагрудный панцирь и даже поножи были украшены мистическими узорами.
– Стой, Азариэль. – Крикнул маг.
Хоть их лица и были сокрыты под тёмными синими капюшонами, которые странной тёмной вуалью покрывали лица магов, юноша всё равно понял по голосу, что к нему обратился сам глава Магического Круга Ордена, ответственный перед архимагом за боевые вылазки магов Ордена.
Юноша на зов тут же остановился и немного отдышавшись, обратился к главе «Магического Круга»:
– Да, господин, когда мы наступаем? – С вдохновением спросил Азариэль, желая добить остатки бандитов.
– Никогда. – Немного грубо начал маг. – Ты не идешь в атаку. В городке, откуда ты родом, что рядом с Гринхартом началось странное восстание. Ты с группой рыцарей должен будешь его подавить и вернуться к Регенту. – Сухо, словно зачитывая инструкцию, отчеканил маг.
– Но…
Маг даже не обратил внимания на возражения юноши. Он легко взмахнул руками, произнёс нужные слова и парень пропал во вспышке ослепительного света.
Для юноши это произошло в один миг. В глазах промелькнул свет, застлавший его взгляд на пару мгновений, и тут же он спал, и перед глазами открылись родные виды на старый городок.
Когда он очутился у родного города, его страшно мутило, а у горла встал тошнотворный ком. Телепортация далась ему очень нелегко. Но к этому можно было привыкнуть со временем, после первого раза юношу вообще чуть не стошнило.
Азариэль осмотрелся и понял, что оказался у той самой старой таверны, от которой некогда и начинал свой путь и сейчас он вернулся. Волна ностальгии наполнила его разум.
Юноша поднял голову к небу и увидел, что хоть небеса плотно затянуты серой пеленой, ни капли дождя небосвод не ронял. Все, что было вокруг, всё было сухим, и только он один стоял в доспехе, с которого стекали капли воды, а на сапогах была жижа.
– Неофит! – Послышалось откуда-то со стороны, и Азариэль стал лихорадочно вертеть головой в поисках источника воззвания.
Он увидел, как к нему приближается невысокий человек в мешковатых чёрных одеждах, с клинком на поясе и короткими сапогами поверх свободных штанин. Его лысоватую голову покрывал капюшон, спускавшийся практически до ресниц.
– Я агент Ариана. – Начал подошедший мужчина. – Он отправил меня проинформировать тебя, насчёт сложившейся ситуации. В маленьком городке вспыхнуло крупное восстание, хотя всё начиналось с малого. Поначалу народ стал выходить на главную площадь перед домом управителя города и начал требовать, что бы власть оставила свои полномочия и передала их, так называемому «городскому совету», который бы объявил автономию поселения от валенвудской провинции и самой Империи. Больше о мотивах повстанцев нам ничего не известно. Естественно немногочисленная стража вышла, что бы разогнать бунтующих людей. Что понятно, мятежники это не оценили, и завязался бой. У повстанцев каким-то образом оказалось оружие в достаточном количестве. И исход оказался печальным: вся городская стража за первые полчаса боя была перебита. В городке остался только маленький отряд имперских легионеров и двое наших рыцарей, удерживающих позиции у дома управителя поселения. – После этих слов тембр голоса агента усилился и стал более эксцентричным. –
Но я чувствую, что у мятежников есть где-то свой командно-координационный пункт и я даже знаю где. – И немного приостановившись, некрепко схватил Азариэля за плечо и продолжил. – У тебя, брат, есть выбор: ты можешь присоединиться к отчаянному бою рыцарей и легионеров или же мы можем атаковать центр и отрезать голову этому змею. Так ты с кем? – Спросил агент.
– А с каких пор Орден лезет в политические дела имперских городов и поселений? – Ответил вопросом на вопрос юноша.
– Сам Регент направил тебя для этой миссии. У него потом и спросишь. – Уйдя от темы, ответил агент.
Недолго раздумывая, юноша всё же согласился и направился в полыхающий городок вместе с агентом Ариана.
Над некогда спокойным и мирным городком развивались столбы дыма, и стоял дикий гул и оры, как солдат Империи, так и мятежников. Обе стороны отчаянно сражались за превосходство на этой земле и даже не думали идти на мир. Только уничтожение либо мятежников, либо имперских приведёт к успокоению в этом городке.
У входа в поселение расположилось двое мятежников с алебардами наперевес. Юноша даже не смог усмотреть, как агент разведки достал два ножа и метнул их вперёд. Азариэль углядел лишь серебряный блеск и затем только торчащие ножи из горл повстанцев, а так же струёй бьющую кровь.
И пройдя за стены города, Азариэль не узнал его. Всё что можно полыхало. Улицы были в чёрном дыму, отчего мало, что можно было рассмотреть. В нос и лёгкие забивались клубы едкого дыма. Но дорога, благодаря памяти Азариэля, была относительна различима.
Шпион двигался по городку плавно и быстро, больше напоминая рыбу в воде, скользя возле зданий и метая многочисленные ножи в опрометчивых врагов, которые так и не сумели разглядеть «смерти из мглы».
И по указаниям агента они через пять минут оказались у одного старого и крепкого дома. Азариэль вспомнил это место, эти стены, крышу и окна. Из-за нахлынувших воспоминаний о своём доме, юноша не смог вовремя сориентироваться и просто несколько мгновений стоял как вкопанный.
Агент приметил, что чердак был открыт нараспашку со стороны улицы. Так же он увидел, что окна заколочены, будто кто–то хотел тщательно скрыть происходящее внутри.
– Помоги мне подняться на крышу. – Требовательно попросил шпион.
– Что? – Подавленным голосом, вызванным каскадом воспоминаний, переспросил парень.
– Помоги мне подняться! – Уже грозно и с нетерпением повторил агент.
– Хорошо. Сейчас. – И после этих слов Азариэль помог шпиону подняться на чердак, и агент подал руку юноше, чтобы тот тоже смог подняться.
Они оба оказались на чердаке. Там было ужасно пыльно и не прибрано. Всё осталось с тех пор, как Азариэль ушёл в Орден. Они решили спуститься на первый этаж.
Некогда дом Азариэля сейчас был просто не узнаваем. Юноша чуть не прослезился от того, что увидел. На стенах были развешаны гнусные стяги «Сынов Леса» – зелённые полотнища с изображением трёх деревьев. Повсюду, в хаотичном порядке была разбросана домашняя утварь. Повсюду были раскиданы грязные спальные мешки. Дом пребывал в полной разрухе, напоминая больше ночлежку для нищих.
В середине комнаты стоял круглый стол, за которым сидело несколько человек и пара лесных эльфов в накидках «сынов». Перед ними стоял высокий катжит и зачитывал свой доклад по восстанию в городе. Видимо это были те самые лидеры мятежа в городке, уже предвкушавшие победу. На столе лежали: карты, ножи, деньги, письма и откупоренная бутылка вина.
В доме всё говорило о том, что мятежники готовили своё восстание больше полугода, тщательно планируя его и продумывая каждую мелочь.
Тем временем агент кивком указал на группу собравшихся главарей и достал свой метательный нож. Азариэль вынул свой зачарованный меч и морозец снова затрещал возле клинка.
Открыть этот кровавый спектакль предпочел агент разведки Ордена. Он быстро, практически неуловимо для глаза, метнул нож в того кто зачитывал доклад, но попал ему в крепкий нагрудник, не убив мятежника. Второй вышел Азариэль, решивший действовать более красочно. Он быстро подбежал и, вскинув рукой свиток, резким движением метнул его в одного из босмеров, отчего вся тканевая одежда на нём вспыхнула как костёр и он начал неистово и истошно кричать, равномерно прогорая. Юноша достал свой последний свиток и пронзил грудь эльфа ледяным копьём. Кровь с ледяного кончика магической сосульки аккуратно закапала на пол, и отступник, пошатнувшись, рухнул наземь, сгорая окончательно.
Во второго эльфа, который готовился брать свой лук наизготовку, агент уже метнул второй нож и попал ему прямо в горло. Но противник вынул нож, и кровь забила ключом, отчего мятежник, кряхтя и размахивая руками, придерживаясь за горло, упал на землю и стал ждать смерти.
Оставшиеся повстанцы вышли из ступора и присоединились к спектаклю. Высокий бретонец сумел парировать удар юноши, после чего провёл атаку длинным стальным мечом. Юноша ушёл от града ударов, позволив мечу противника уткнуться в деревянный пол, после чего Азариэль проколол своим клинком грудь восставшего. Кровь на мече Азариэля тут же застыла и обернулась в лёд. И юноша убрал со своего клинка стенающего повстанца.
Удар, нанесённый четвёртым главарём – крупным коловианцем был неожиданный. Юноша успел парировать первый удар, отчего отдача чуть не опрокинула парня на пол. Второй удар, нанесённый мятежником тяжёлым двуручным мечом орочей работы, сломал клинок Азариэля. Прекрасный древний нордский меч, чей стиль смешался с мастерством эльфов, со звоном разлетелся на части. А мятежник всё продолжал размахивать своим мечом, разбивая всю мебель и круша всё то, что попадалось на пути его меча. Но друг его неприкрытый шлемом затылок пробил метательный нож и двуручный клинок с лязгом упал на пол. Агент, добивший читавшего доклад катжита, стоял в позе человека, который только что метнул нож.
Азариэль расстроился сломленному оружию, но обстановка требовала максимального сосредоточения. Он понимал, что пора покидать это место.
– Пора уходить отсюда, сейчас сюда придут мятежники за распоряжениями. – С нотками взволнованности сказал Азариэль.
– Ты уходи, у меня здесь ещё будут дела. – Сухо ответил Агент.
– Ты справишься? – Для приличия спросил Азариэль, сгораемый от желания покинуть свой осквернённый дом.
– Уходи уже, времени мало! – Устав от наигранной вежливости кричал агент.
Азариэль достал странный блестящий лиловый свиток, зачарованный на перемещение в комнату Регента, где располагалось «Печать притяжения», к которой и были привязаны эти свитки. Юноша взмахнул руками, произнёс заклятье, и пропал в вихре лилового света, переносясь сквозь пространство....
От автора: продолжение главы, читайте пожалуйста в следующей записи блога





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет