Перейти к содержимому






- - - - -

Сквозь Инферно. За инфинумом забвения

Написано Saragon, 16 Май 2018 · 41 просмотры

От автора: продолжение главы, представленной ранее:

И в это же мгновение грязные сапоги Азариэля ступили на чистый пол. Перед глазами возникли знакомые образа, а на самого парня как-то необычно и неспокойно смотрел Регент. Юношу жутко мутило после телепортации, но беспокойство на лице Регента и жуть, читавшаяся в его глазах, заставили быстро прейти в себя парня.
– Давай сюда письмо. – Сухо отчеканил Регент, даже не поприветствовав Азариэля.
Юноша оказался в кабинете Регента. Он снял тяжёлую промокшую и пропахшую гарью мятежа курку и кинул её себе на плечо. Регент сидел за троном, а Азариэль решил присесть на стул рядом с рабочим столом. Азариэль достал из куртки бумагу и передал Регенту добытое письмо. Глава Ордена, ведя ладонью возле письма, прочёл заклинание на странном языке, и письмо легко сверкнуло белым светом. Регент начал тщательно и внимательно, вчитываясь в каждую строчку читать письмо. Чем больше он читал письмо, тем больше в его глазах читалась тревога, и тихий ужас будто пожирал его взгляд. После того как он дочитал письмо он просто выронил его из рук на стол. Его лицо стало темнее ночи и страшнее сумрачного кошмара.
– Этого просто не может быть. – Отчаянно произнёс Регент
– Что, мой господин? – Удивлённо спросил юноша. – Чего не может быть? – Спросил юноша и сам поднял письмо, желая самому во всём разобраться.
Буквы, которые были там, будто врезались ему в глаза, больно ударив по мозгу и душе парня. Его будто молотом ударили и проминали саму суть души. Его начало затягивать странное безумия, но тут Регент выхватил бумагу из рук парня и снова кинул на стол.
– Столько эпох и именно сейчас. – Продолжил Регент и добавил. – Лучше не старайся понять этих букв. Они ещё и зачарованы на безумие.
– Да что случилось, господин Регент?! – Практически крича, спрашивал Азариэль.
– Разведка не обманывала, случилось, то чего я боялся. Подавленно продолжал Регент, будто не замечая парня, но тут, о чудо, обратил на него внимание, задав в этой ситуации очень странный вопрос. – Помнишь, ты спрашивал, что там за дверь.
– Да, мой господин. – Настороженно сказал Азариэль.
– Эта история началась очень давно, ещё до нашего рождения. – Ностальгически, впадая в историческую меланхолию, начал глава Ордена. – Никто не знает, откуда берёт начало наш Орден, но древние легенды повествуют о рыцарях, окружавших героя тех времён. – Пелинала Вайтстрйка. И эти истоки этого рыцарства считались древними ещё в ту пору, когда над Сиродилом ещё сохранялась власть самых жестоких эльфов – айлейдов. И само появление этих рыцарей было окутано тайной. По одной из легенд, они явились посреди ночи и предложили Вайтсрейку свою помощь. Эти войны были верны лишь себе, не признавая над собой власти королевы Алессии. После победы Пелинала над Умарилом – последним королём айлейдов, круг его приближенных рыцарей, которые ушли с земель Сиродила, как говорит легенда, решили создать орден, который бы находил артефакты разной силы и защищал бы народ Тамриэля от нечисти всякого рода. И во главе ордена стоял благородный и доблестный Верховный Магистр по имени Самуэль. Он возглавил новый орден и повёл его сквозь половину континента на новое место. И пройдя сквозь земли Сиродила, Эльсвейра и Валенвуда они дошли до этого места, найдя разрушенные айлейдские руины на месте которых и стали возводить новую крепость. И новый орден засиял ярче солнца для Тамриэля, тайно освещая светом доблести континент и разгоняя нависшие над ним тени. Но, как и полагается, не все были рады этому. Дунхарт – приближенный Верховного Магистра, глубоко впал в изучение тёмных искусств, которые могли предложить самые омерзительные твари Тамриэля и эфирного мира. Он мечтал о том, жил тем, что орден станет сосредоточением тайных и нечестивых знаний и тёмного могущества, которые помогут в покорении континента. Он впал в поклонение Даэдра и стал рабом более мерзким чудовищам. И тогда между Самуэлем и Дунхартом завязался бой. Они дрались не на жизнь, а на смерть. Но Магистр, памятуя о старой дружбе, надеялся, что друг опомнится. А зря. В один момент Дунхарт воззвал ко всем тёмным силам и призвал копьё чёрной эфирной энергии и пронзил им магистра. Самуэль упал замертво и тогда оставшиеся рыцари старого ордена вступили в бойню со сторонником «тёмного брата». Дунхарт знал, что этого сражения ему не выиграть и, призвав остатки могущества, ушёл в миры тёмных сил. И после его убийства, правой рукой Магистра – Регентом, было решено реорганизовать структуру ордена, создав новую организацию всего братства, что существует до сих пор. И было решено, что Верховного Магистра, в чьих руках была вся власть над орденом, уже не будет. – И с печалью указав на дверь рукой, Регент продолжил. – Так комната и стоит, незанятая никем, никому не принадлежит.
– Печально. – Тихо прошептал Азариэль, сразу же после рассказа.
– Это ещё не конец, юноша. – Услышав слова Азариэля, немного с недовольством сказал Регент и продолжил свой рассказ. – Орден тогда решил хранить тайну об этом, неся её сквозь неспокойную историю Тамриэля. Но это был не последний его раскол. Это было лет сорок назад. Тогда я был еще неофитом. Мой товарищ, лесной эльф, который был переполнен духом реформаторства и свободы, а так же был влюблён в одну девушку, которую сам старый Регент выгнал за употребление одного наркотика, решил что-то изменить в Ордене. Мой товарищ всегда пребывал в спеси и гордыни, считая, что его мысли по устройству Ордена достойны немедленного воплощения. Мы росли, но так же росли и его и без того неуёмные и дикие амбиции. В итоге, он лично предъявил Регенту претензии касательно структуры ордена. Причём так нагло и напыщенно. Он при всех швырнул ему в лицо план своих реформ. Но на неофициальном всеобщем собрании за него вступились практически все неофиты, по своей юношеской глупости, не видевшие яда в словах и предложения их друга. Но требования тех юношей и девушек и тем более список реформ попросту выкинули и растоптали в грязи, а новый кодекс сожгли. Мой товарищ посмел вызвать старого Регента на бой, но первым, же ударом получил шрам через всё лицо. И он вместе со своими сторонниками ушёл из Ордена. И с тех самых пор я о своём товарище ничего не слышал. Он будто в воду канул. Но сейчас, наша разведка и сеть докладывает о деятельности отступников второго раскола. После сорока лет их видели во всех провинциях. – И печально закончив, Регент подобрал письмо. – И это письмо, там сказано, что б «верные сыны и сестры» начинали подготовку и реализовывали план «Возмездие». – И тут промелькнул ужас в глазах Регента, который тяжело, но всё же достойно держась, продолжал говорить. – И самое страшное: там сказано, что это письмо от Дунхарта – Фиотрэль эль Анарху.
– Кому? – Удивлённо спросил Азариэль. – Фиотрэлю?
– Моему товарищу отступнику. – Сказал Регент.
– Хм. Я знаю его. – После этих слов Регент насторожился, а Азариэль продолжал говорить. – Фиотрэль это покупатель моего старого дома, в котором сегодня мя нашли штаб мятежников.
– Дом. Восстание. «Сыны Лесов». – Странно перебирал Регент, после чего неожиданно выпалил. – Я начинаю понимать! «Сыны Леса» это искусственно созданная группировка. Группировка, созданная отступником из Ордена и приближённая к цитадели, а дом твой был куплен, что б там организовать восстание в городе. – Лихорадочно сказал Регент и тут же практически шёпотом добавил. – Всё так продуманно и запутанно.
– А что это за язык был, на котором написано письмо? – Поинтересовался Азариэль.
Это язык нечестивых тварей, что живут на Трассенинском Архипелаге – Слоадов. – И тут же перешёл с этой темы. – Но ладно! У нас появилась ещё одна проблема, веющая новым расколом. Орден в критическом состоянии. – Подавленно заключилось Регент.
– Что случилось? – С волнением спросил Азариэль.
– Сафракс серьезно ранен.
– Что?! Как это случилось? – Ещё тревожней спросил Азариэль.
– Всё началось ещё с утра. Сафракс повздорил с Хротгаром и Глорианом по поводу кодекса. Тут к ним присоединился этот проклятый Люций. Глориана не устраивало недавние распоряжение Сафракса, что будет проверено их доскональное знание кодекса. А Хротгара взбесила придирка по поводу его малой усидчивости. И эти два неофита пренебрегли священными постулатами послушания в Ордене и стали спорить с рыцарем. Их ор стоял на всю цитадель. Сафракс уже в не шутку пригрозил серьёзным наказанием. Хротгара это просто взбесило, и он со всей своей нордской силой пихнул Сафркаса. Не до конца сделанный и сбалансированный доспех подвёл и Сафракс споткнулся, ударившись затылком об угол стены. Глориан и Люций тут же отнесли его в Госпиталь. Но и там Глориан посмел сделать язвительное заявление насчёт кодекса, и Туриил закрыл его вместе с Хротгаром в карцере. Теперь Сафракс лежит в госпитале, а Глориан и Хротгар сейчас в карцере.
И тут внезапно Регент оборвал свой рассказ, по неизвестным причинам.
– И это не всё? – Аккуратно вопросил парень, намекая на продолжение.
– Да, ты прав. «Новая ложа» переименована в «Братьев Свободы» и собралась в вашем, так называемом, оплоте. Говорят, что они разработали радикальную систему изменений для нашего Ордена. Но это не самое страшное. – С уже ужасающей печалью сказал Регент. – Люций будто взбесился. Он стал убеждать многих рыцарей, магов, мастеров и профессоров, что необходимо принять участие в судьбе Ордена и решить его суть. Он поступил как самый настоящий отстуник, предавая священные постулаты Ордена и используя положение в своих целях. Похоже, он решил стать новым главой Ордена. Но это неважно, ибо сегодня всё решится на Великом Капитулярии.
– Где? – Спросил Азариэль.
– Там, где мы решим все вопросы и разрешим все споры. – Уже более сухо ответил Регент и добавил. – А теперь отправляйся и отдохни, этот совет будет ближе к вечеру.
– Мой лорд…
– Ступай, неофит, оставь меня! – Внезапно сорвавшись, жёстко сказал Регент.
Юноша понимал, что Регент сейчас ему недоговаривает некоторых вещей и что он сейчас в состоянии нервного срыва, а посему лучше оставить его.
Азариэль вышел из кабинета и стоя у него он осознал. За последнее несколько часов пронеслось столько событий, что мозг готов был вскипеть, и само существование Ордена было поставлено под угрозу, но сейчас ему нужно было думать не об этом. Он знал, что сейчас ему нужно сделать выбор, от которого зависит вся будущая жизнь. С кем он? Останется верен Ордену и Регенту? Встанет на сторону юных и не совсем разумных неофитов–реформаторов, которых ведут больше эмоции. Или же он пойдёт за таинственным Люцием?
Этот выбор для него станет решающим в жизни, после которого нельзя было свернуть.
Но сейчас Азариэль понимал, что ему надо посовещаться со своими друзьями и товарищами. И приняв всё, он собрался с мыслями и пошёл в сторону кухни, где работала его знакомая
.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет