Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей





* * * * * 1 голосов

Двое, история Надежды... Часть 3.

Написано Серебряная, в Бостонские истории 26 Февраль 2016 · 240 просмотры

Часть 1.

Часть 2.

Часть 4.

Автор: Laion, Серебряная.

Место действия: Театр Бостонского Университета Хантингтон, парк Бостон Комон.


Небольшой, по меркам шоу-бизнеса, Концертный зал Университета был полон. Не так уж и часто здесь случались такие грандиозные выступления, поэтому событие было более чем значительным. Едва-едва успев к началу концерта занять свои места на балконе в первом ряду, Дженни и Роберт, тихо переговариваясь, рассматривали оформление сцены и зала. Зрители, пришедшие на концерт, составляли в большинстве своем студенчество, поэтому торжественной тишины в ожидании начала концерта не было, молодые люди переходили с ряда на ряд, смеялись и шумно что-то обсуждали. Но вот погас свет, вместо ярких ламп включились цветные прожектора и лазерные лучи забегали по сцене, выхватывая из полумрака таинственно возникающих музыкантов. В центр сцены вышел ведущий и объявил первый номер. Зал затих как по волшебству.

Изображение

- Уважаемые дамы и господа, Театр бостонского Университета Хантингтон рад приветствовать своих зрителей! Сегодня нас собралось очень много, почти восемьсот человек, что весьма приятно. А говорят ещё, что студентам не интересно искусство! Итак, позвольте вам представить первый номер сегодняшней программы, которым будет выступление одной из наших студенток - мисс Исгера О’Нил приехала к нам из Северной Ирландии, и покажет танцевальный номер с вокалом. Честно говоря, я не представляю, что это - давайте же вместе посмотрим!

Ведущий ушёл со сцены, лучи небольших прожекторов выхватили вместо мужчины одинокую фигурку. Совсем ещё ребёнок, ей было не больше шестнадцати. Одетая в изящный костюм из тёмно-синего шёлка, она смотрелась очень красиво - хотя впечатление несколько смазывали синие волосы, и пирсинг на девичьем теле. Босая, она несмело улыбнулась, посмотрев куда-то в темноту зала, и на миг застыла, раскинув руки в приветственном жесте. Но вот зазвучала музыка, и артистка склонила голову, а после пустилась в движение. Руки будто жили своей Жизнью, гоняясь друг за другом, тело изгибалось под немыслимыми углами, и было видно, что для неё существует лишь танец. Прожекторы гаснут, зажигаются неяркие фонари, и в полумраке движения студентки наполняются как будто странной магией. То пропадая, то появляясь на виду, она искусно манипулирует светотенью, творя на сцене настоящее волшебство.

И среди этого вдруг слышится поначалу тихий, но всё более усиливающийся голос. Древняя песня, которую девушка поёт, завораживает. Ирландский акцент, придавая звуку своё очарование, выводит её представление на другой уровень. Поражённо кашляет за кулисами ведущий, молчат зрители и обслуга. А песня летит, огибая сидящих в зале, пробегает между рядами, летает под светом фонарей. На миг девушка застывает - и снова сливается в движении с тенями зала, показывая зрителям свою историю. Боль, потеря, желание найти свою Любовь - в этой песне было всё, раскрываемое немыслимыми движениями актрисы. Но вот прозвучали последние аккорды, и она упала на сцену, прижавшись щекой к мягкому бархату окантовки. Миг - и девочка с улыбкой наклонила голову перед зрителями, а когда она подняла глаза - все увидели, что исполнительница плачет. В этот миг зал взорвался аплодисментами, а она прошла между рядами к выходу. Снаружи светило яркое солнце, Исгера сидела на лавочке, и продолжала горько плакать, держа в руках свои туфли. *Несколько сотен лет, годы рядом с ней - и лишь теперь… Узнает ли? Имею я право лишать новой Жизни? Я ведь теперь для неё Никто? Наверное…*

Как только зазвучала музыка, и синеволосая девочка вышла на сцену, Дженни замолкла, внимательно глядя на нее. Она впервые видела ее, но почему такими знакомыми кажутся эти волосы, эти движения, глаза, голос? Девушка начала танец, и вместо сцены, расцвеченной огнями лазеров, Дженни почему-то казалось, что она видит костер, выжженную землю, красный песок и белого волка.. Девушка запела, и Дженни, вздрогнув, испуганно оглянулась - ей показалось, что кто-то положил ей голову на плечо, подойдя сзади..
Как ее зовут? - прошептала Дженни Роберту, и, получив ответ, задумчиво повторила: - Исгера…
Тем временем девушка закончила выступление и Дженни, поднявшись с места и не обращая внимания на возмущенный шепот позади себя, с замиранием сердца смотрела, как она идет к двери по проходу через зал.
Я скоро вернусь.. - взглянув на Роберта, растерянно пробормотала Дженни и быстро вышла с балкона, торопясь догнать Исгеру, пока та еще не ушла. Но, как оказалось, торопилась она зря - девушка сидела недалеко от входа в театр на скамейке и почему-то плакала...

Изображение

Несмело подойдя к ней, Дженни тихонько присела рядом, не зная, с чего начать разговор.
- Не плачь… Ты прекрасно танцевала… И.. Пела. Не плачь. - Дженни погладила Исгеру по плечу, и, сама не зная, почему, вдруг прошептала: - Моя маленькая…
“Моя маленькая…”. При этих словах девушка резко обернулась, буквально впившись глазами в рядом сидящую. Глаза, некогда бывшие синего цвета, теперь сменили его на жёлтый, которые больше всего подошли бы лесному волку. Не смея сказать и словечка, она только молча смотрела на присевшую рядом с ней. В горле стоял тугой комок, и она нервно сглотнула. Пальцы до боли суставах стиснули сиденье скамейки, и в теле поднялся небывалый жар. Она не смела надеяться, не смела говорить, не смела думать… В голове было пусто, как шаром покати, она хотела ответить - и не могла. Слёзы брызнули из глаз с новой силой, девушка схватила руки девушки, и прошептала:

- Реджи?

Больше исстрадавшееся существо вымолвить уже не могло. Слёзы лились нескончаемым потоком, а мир вокруг перестал существовать. Её ожидания, всё её лишения, её муки были закончены. Много раз она порывалась выйти на контакт с любимой, но не решалась, И тогда, слушая разговор в парке, она сомневалась - стоит ли идти на концерт, но решение всё же было принято - а устроителем оказался знакомый профессор, и он выбил девушке место в программе, более того - чудак совсем расстарался, и обеспечил первое выступление в самом начале программы. Но вот теперь…

- Как же долго я тебя искала!

Всхлипывая, она тихонько подвывала, уже потеряв способность говорить.

- И… Уормииииииииии… Ууууу… Уоооооо…

Изображение
- Реджи ? - с запинкой повторила Дженни и провела ладонью по щеке Исгеры, вытирая слезы. - Реджи… Редж. - попробовала на вкус она имя и качнула печально головой. - Я не знаю, кто это. Но тебя … Тебя откуда-то знаю. Ты мне снилась. И… Во сне я целовала тебя. И ты танцевала.. И пела. И..
Взгляд Дженни скользнул по тонкой шее, опустившись на мгновение ниже и снова возвращаясь к лицу Исгеры.
Идем! - решительно поднялась она со скамейки и взяв за руку Исгеру. - Идем.
В кармане джинсов зазвонил телефон. Мельком взглянув на имя звонившего, Дженни приняла звонок:
Роберт, нет. Извини, мне очень нужно было уйти. Прости. - она нажала отбой и выключила телефон совсем.
Обернувшись к Исгере, грустно улыбнулась: - Маленькая… Я знаю, что должна что-то вспомнить… Это ведь не было сном, нет? Я… Хочу все вспомнить.
Она прикоснулась губами к щеке Исгеры и почувствовала, как сердце, замерев, забилось быстрее.

- Ты должна вспомнить! Пожалуйста… Мы встретились в баре. Я была у стойки, денег хватило на маленькую чашку чая, ты пригласила к себе. Не испугало даже вот это всё…

И девушка показала на свой пирсинг, а потом сняла блузку, и взгляду спутницы открылись нанесённые умелой рукой татуировки. Не все были видны сразу, но цветы на руке совершенно не изменились, и выглядели так, будто сейчас начнут источать дивный аромат. Накинув блузку, она с всхлипыванием стала зашнуровывать туфли, хотя проще это было назвать босоножками. Высокая шнуровка шла по щиколотку, тончайшая кожа несла на себе лёгкий мускусный запах. Они шли к парку, а кроме сказанного Исгера не могла произнести и слова, только изо всех сил сжимая в руках сумочку, которую успела забрать со сцены. Да, она сильно изменилась с той памятной Ночи в баре. Некогда панковский стиль в одежде уступил эдакой восточной леди, ведь костюм из тончайшего шёлка Поднебесной стоил больших денег, это становилось видно особенно ярко, когда солнце играло на его поверхности.

Вот только выражение глаз осталось прежним, разве что к нему добавилась какая-то древняя усталость, будто вместо подростка на тебя смотрела вековая седина. Пройдя через ворота, они медленно углублялись в парковые заросли, а девчушка всё молчала, давая своей спутнице возможность осмыслить сказанное. Браслеты на руках приятно холодили кожу, успокаивая дрожавшее от напряжения тело. Сейчас было ясно одно… *Пожалуйста, только попытайся вспомнить! Иначе я больше не выдержу.* Её глаза снова и снова проливали слёзы, и уставшая девчушка не могла успокоиться, давно отвыкнув искренне улыбаться…

Дженни, медленно идя рядом, обдумывала услышанное. Она знала, что Исгера говорит правду, но пока не находила отклика в своей памяти, а довериться тому, что чувствовала, не решалась.
- Почему волк? - вдруг спросила она, вспомнив то, что ей виделось, когда Исгера танцевала на сцене. - Почему я видела волка? Белого волка возле костра…

Изображение

- Уршул… Так зовётся эта форма. Уррата - так зовётся наш народ. Вспомни волка, как ты его назвала. Вспомни его глаза, и посмотри в мои. Вспомни его движения - и посмотри на мои. Вспомни браслеты на его лапах - и посмотри сюда…

Девушка задрала рукава блузки, ещё раз обнажив часть тела. На предплечьях уютно расположились браслеты, покрытые рунами. Один из них был совсем земной, узоры выдавали одного из лучших мастеров своего дела. По неширокому полю шла серебряная вязь. мягкие цветы и листья переплетались между собой, сливаясь в каком-то неистовом союзе. Второй же цветом подобен был первому, но узоры были иными - танцующие существа, похожие на волков, но стоящие на задних лапах, кружились в странных танцах, а вокруг увивались призрачные тени. Опустив рукава, она продолжила молчать. Наконец, её губы чуть приоткрылись, и до слуха спутницы донёсся тихий шёпот:

- Я хотела бы многое тебе сказать, но пока не вспомнишь то, что было между нами… Твой разум слаб, прости меня за эту чересчур пафосную фразу, и может быть не готов к новостям.
Народу в парке в это время уже не было. Где-то недалеко журчал фонтан, у входа в парк едва слышно играла музыка, а за высоким каменным забором в стороне за деревьями шумели автомобили.
- Идем там посидим? - кивнув на полянку, спрятавшуюся за живой изгородью посмотрела Дженни на Исгеру и, не дожидаясь ответа, одним прыжком перемахнула через кустарник.
Дождавшись, пока Исгера сядет рядом на траву, она тихо продолжила:- В том… Моем сне я была другой.. Но ты - такой же, как и сейчас.
Повернув голову, Дженни посмотрела в глаза девушки и замолчала, несколько секунд не отрываясь глядя в них и, будто бы забывшись, потянулась рукой, чтобы погладить Исгеру по щеке.
Маленькая… - и опасливо замерла, услышав сама себя. - В моем сне... Мы целовались.
Еще с полминуты она смотрела на Исгеру, видимо, собираясь с духом и, наконец, решившись, склонилась, целуя ее. Поцелуй затянулся несколько дольше, чем следовало бы, а сердце, заколотившись, уже готово было выпрыгнуть, когда Дженни вдруг замерла.

Изображение
- Реджина. Меня зовут Реджина.
Совершенно другим взглядом она посмотрела на синеволосую девушку. Боль, недоверчивость, страх и безграничные радость и счастье смешались в нем.
- Маленькая моя.. Исгера, девочка моя… Это действительно ты? Что я говорю! Это действительно ты! - не сдерживаясь, Дженни обняла подругу, осыпая ее лицо, шею и руки поцелуями.

Не веря своим ушам, девчушка отвечала на поцелуи сначала так несмело, но потом чувства взяли над ней верх. Столько лет, пространств, измерений и миров бежала она к своей цели, и вот охота завершена. Вечное существо рыдало так, как никогда раньше, но впервые это было от Счастья. Её руки обвили подругу, и прижали к себе изо всех сил, боясь отпускать. Ради этого мига она страдала, ради этого мига проникла туда, куда нет хода созданиям плоти, ради этого прошла через все испытания. Великий был бы доволен, она выполнила его наказ, и вот теперь начинается всё по-настоящему. В изнеможении откинувшись, она заговорила срывающимся от волнения голосом.

Рассказ длился не один час, слишком многое Дженни предстояло узнать. Вжав голову в плечи, она поведала ей о своей новой сущности и о том, что ей теперь несколько сотен лет. Страшно было Скорбной Волчице, но ещё страшнее ребёнку, который таился внутри, и сейчас сжался где-то в уголке её сознания. Примет ли она её такой? А её Жизнь? Найдётся ли в ней место для Исгеры? Она хотела задать тысячу вопросов, и боялась это сделать. Поэтому, девушка продолжала излагать вековой груз, что лежал на её плечах - и слёзы Печали высыхали, давая место другим слезам - слезам Радости. Но вот наконец она закончила, и посмотрела на любимую. Жёлтые глаза, немного пугающие окружающих, смотрели с такой нежностью, которой раньше не было места в этом городе.

- Вот такие дела… Великий Тан-Хашу-Има открыл мне, что как только мы будем вместе, он примет своё решение. А мне было так страшно… Там, в Пандемониуме, когда я вытаскивала тебя… Ещё немного - и даже то, чем я стала сейчас, могло остаться там. Да, это было так страшно… Чёрные щупальца лезли отовсюду, они стиснули моё тело…

Девушка мелко задрожала.

- Но затем перед глазами появилось твоё лицо… И вдруг я почуяла в себе силы бороться, понимаешь? Больше ничего не помню кроме того, что внутренние стражи не смели ко мне приблизиться.

Счастливая улыбка ребёнка.

Оглушенная рассказом Исгеры, Дженни-Реджина долго молчала, глядя на загорающиеся на небе звезды, а когда перевела взгляд на подругу, улыбнулась, ласково проведя рукой по ее волосам и ответила:
- Помнишь, я обещала показать тебе, где живу? Самое время сдержать обещание.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет