Перейти к содержимому


Фотография

История Джел


  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Deska

Deska
  • Авантюрист

  • 105 сообщений

Отправлено

Третье по счету произведение в этой серии. В этот раз история персонажа по имени Джел.
Это приключение с трагическим исходом. И запутанное, пожалуй.
Смысл, как я понимаю, в том, что весь этот мир проникнут любовью. Она возникает у совершенно разных созданий, иногда даже независимо от воли.

____________________________________________________

Горка пергаментных, старых свитков из-под кровати.
Надпись на первом свитке: Отчет о первой экспедиции поисков артефактов Наследия.
Автор: Недерил

~

В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна, как ангел небесный,
Как демон, коварна и зла.
Древний писатель



Вообще-то у этой данмерки были черные волосы, и поэтому периодически приходилось подкрашивать их в ярко-рыжий цвет, чтобы пламенеющие пряди обрамляли овал бледного лица и гармонировали по цвету с алыми миндалевидными глазами. Но не все в этом мире удается получить в том виде, в каком хотелось бы…
Джел сидела в эффектной позе на высоком барном стуле. Рыжие волосы в этот раз были собраны в строгий узел, несколько локонов свисали на плечи и грудь в тщательно уложенном естественном беспорядке. Черная длинная шпилька, наподобие острого стилета, явно старинной работы, удерживала эту прическу. Шелковое вечернее платье от самой Кораны подчеркивало изгибы ее фигуры, Камни в драгоценной оправе на ее шее и запястьях красиво переливались в свете ламп. Закинув ногу на ногу, небрежно положив локоть на стойку, чуть прищурившись, она оглядывала тельарунскую таверну «Заговор и зелье», куда занесла ее судьба.
- Просто сложно поверить, что такую красивую женщину отправили в глушь в это ужасное место по прихоти какой-то шишки в легионе, - воскликнул собеседник Джел, не отрывая от нее взгляда.
- Что ж, поделать, квесты надо выполнять, - холодно ответила девушка.
Молодой данмер по имени Лорин, одетый гораздо скромнее, как странствующий паломник, сидел рядом и пожирал ее глазами.
- А вы ведь не местная эльфийка, да?
- Ну да, в Морровинд меня сослали из столицы, если хотите знать, - в тоне Джел звучал вызов. – Высадили с корабля в Сейда-Нин. С тех пор я строю свою жизнь здесь. И, знаете, вроде бы достигла кое-каких успехов. В Редоран вступила. Уже Странник к Гильдии Бойцов. И еще в нескольких организациях состою. А теперь вот Имсин Видящая отправила меня на восток очистить темное заброшенное святилище Мехруна Дагона. Говорит, что если я успешно вернусь с задания, сразу до Копейщика меня повысит.
Голос данмерки звучал хоть и горделиво, но со странной отстраненностью. Лорин подумал бы, что она говорит эти слова рассеянно, как будто давно заученный стишок, а сама думает о другом. И, возможно, что-то высматривает. Взгляд Джел держался на зеркале у барной стойки.
- Какая вы смелая женщина! – продолжил данмер. – Ведь это, должно быть, очень опасное задание. Целое святилище вычистить. Даже помыслить нельзя, что в наши времена водится в заброшенных даэдрических святилищах!
- Угу, - сказала Джел. Она чуть наклонила голову и продолжила смотреть в зеркало, видимо, прикидывая, насколько очаровательной делает ее этот ракурс.
Лорин подумал, а интересно, интересует ли ее что-нибудь, помимо собственного отражения?
- Боюсь я за вас. Вы искали проводника через Грейзленд…
- И была бы благодарна, если вы просто указали бы мне дорогу.
- Но я хотел бы пойти с вами до святилища. Во-первых, это по дороге к Призрачному, куда я собрался в паломничество… Во-вторых, я бы хотел убедиться, что вы доберетесь в целости и сохранности. Путешествовать женщине в одиночку… Если хотите, предлагаю нам стать компаньонами. Вместе безопаснее…
Данмерка, похоже, задумалась. Только над чем – неизвестно.
- Ну что ж, пожалуй, можно пойти вместе. Хотя ваше беспокойство напрасно: я – свободная самостоятельная данмерка. Я могу сама о себе позаботится и не боюсь ника… Ай-ай-ай! – вдруг взвизгнула она. – Мой ноготь! Ой, проклятая деревянная стойка! Я, кажется, ноготь сломала…
- Знаете, а мне кажется, вам очень бы пошло, если бы вы свои волосы перекрасили в белый цвет… - пробормотал Лорин, глядя, как Джел суетится по поводу своих ногтей.
Он отхлебнул из высокого бокала маит.
Наблюдая за девушкой, сидевшей сбоку от него, может быть, от выпитого, ему вдруг казалось, что на свете остались только они двое.
Голоса в таверне, звуки шагов, звон посуды, - все это казалось ему шумом безразличных волн прибоя, далеких, как те, что бились о берега моря на юге у пристани.
- Понимаете, Джел, - заговорил он. – Вы можете считать меня приверженцем традиций времен Симмаха, но я считаю, что женщине лучше сидеть на месте, печься о хозяйственном очаге. Это самый естественный, Альмсиви одобренный, для нее удел. Женщина, которая носится по континенту туда-сюда, выполняя поручения за деньги – это так неестественно. Женщина, вот вы, например, - это слабый хрупкий цветок. А сейчас такие неспокойные времена… Говорят, сбывается пророчество о Возрожденном. Не сегодня-завтра явился какой-нибудь чужеземец… А еще поговаривают, что к заброшенным культам возвращаются даэдрапоклонники… Это так ужасно, правда, Джел?
Но его собеседница, как оказалось, совершенно не слушала. Ее взгляд был прикован к незнакомцу в дорогой одежде, только что вошедшему в таверну, которого она увидела в зеркале. Внезапно она соскользнула со стула и, чуть не упав с высоких каблуков, встала напротив вошедшего.
- Вот тебя-то я и ждала! – крикнула она. – Да свершится правосудие именем Альмсиви!
Незнакомец поднял на ее удивленный взгляд впалых глаз, и в них отразился страх загнанного животного и в то же время хищная ярость. Он выхватил из ножен короткий меч.
Но прежде чем он успел броситься на девушку, Джел одним взмахом руки выдернула шпильку из волос, разрушив свою прическу. Лорин видел, как будто через заклинание замедление, как ее локоны посыпались на плечи огненным водопадом, как мелькнуло ее лицо, на котором сияла усмешка, и острая шпилька, брошенная уверенной рукой, пролетев положенное расстояние, воткнулась незнакомцу в горло. Он захрипел, схватился рукой за нее, но было уже слишком поздно. Он сполз на пол, как тяжелый куль. Тревожно звякнул упавший меч.
Лорин услышал вскрики со всех сторон. На лицах посетителей застыл испуг.
Джел достала из корсажа платья сложенную бумагу и разворачивая ее на ходу так, что мелькнула печать с гербом гильдии, объявила хриплым голосом:
- Мораг Тонг. Приказ на благородную казнь. Этот человек был опасным преступником.
Лорин зажмурившись, отвернулся. Через некоторое время он услышал шелест шелкового платья. Он открыл глаза и увидел руку Джел, она держала всю ту же шпильку. Теперь он узнал маленькую черную гравировку Гильдии Убийц на ней.
- Самый сильный удар всегда исходит из незаметных источников, - сказала данмерка, кидая на стойку несколько золотых дрейков, расплату за бренди.
Лорин попытался что-то сказать, но слова застряли в горле. Впрочем, он и сам не знал, что сейчас нужно говорить.
- Да, квесты приходится выполнять, - повторила Джел. – Ну что, ты все еще хочешь идти со мной?



***
Путь лежал на запад через живописную равнину. Чем больше Лорин приглядывался к своей собеседнице, тем больше удивления она вызывала.
Казалось, смысл жизни Джел видела в том, чтобы выглядеть наиболее эффектно. Не привлекательно, а именно эффектно – броская внешность, экстравагантные поступки, выразительные жесты. Она постоянно стремилась привлечь внимания, но добрые, злые ли побуждения руководили ей, было непонятно. Впрочем, нельзя было сказать, что эта девушка не различала добро и зло. Еще как различала, но было похоже на то, что ей вовсе не знакомо понятие сдержанности и осторожности, и она могла очертя голову кинуться в любую стихию.
Убийство, случившееся в таверне, они больше не обсуждали. Лорин только видел, что Джел достала из сумки на поясе маленькую книжку в красном переплете и что-то вычеркнула оттуда. На лице ее в том момент отражалось твердое спокойствие. В книжке, как успел заметить данмер, было еще много записей.
Противники поопаснее представителей фауны им не встречались, и Лорин считал, что им очень повезло, потому что, согласно свежим сплетням, в этой местности бродили люди из банды Диксиса, отверженного телванийца и некроманта, как говорили про него в городах.
Джел ужасно вела себя в походе. Для разведения костра таскала зеленые ветки и свежую траву. Во время рыбалки громко разговаривала и пугала всю рыбу. А что произошло, когда Лорин доверил ей готовить обед, лучше не вспоминать. Ругаясь и проклиная «этих городских жителей с интеллектом скампа, которые ничего не умеют в полевых условиях», данмер вытаскивал из костра наполовину обугленное, наполовину сырое мясо, присыпанное песком вместо соли. А Джел тогда и ухом не вела, как будто вообще не понимала, что произошло.
Лорин также пытался оценить ее способности. Джел вряд ли можно было назвать сильной. По крайней мере, она предпочитала не прилагать физические усилия. Когда понадобилось нести тяжелый рюкзак, девушка демонстративно встала с ним рядом, всем своим видом показывая, что нести это - совершенно не ее дело.
Однако при этом Джел обладала какой-то сверхъестественной ловкостью и скоростью. В стычках с дикими животными она совершенно не трусила, а кидалась на них с яростью дикой кошки и выходила из боя практически даже не поцарапанная.
Она была воплощенным противоречием: при поразительных качествах в одной сфере, у нее наблюдалась милая неуклюжесть в другой. Эта девушка была как неразгаданная тайна, в ней было что-то необыкновенное, загадочное, и Лорин никак не мог понять что. Например, когда Лорин стал рассказывать о заклинании заключения и камнях душ, рассчитывая, что страсть Джел к красивым и дорогим вещам возьмет верх («Камни - это способ быстро заработать много денег. Нужно применить заклинание на каком-нибудь даэдра, убить его и захватить его душу. Камень с душой можно выгодно продать. А можно истереть его на зачарование предмета. Здорово, правда?»), он заметил, что его спутница ужасно побледнела и только.
- Как же ты собираешься очистить целое святилище, если одни разговоры о захвате даэдра в камень душ вызывают у тебя такой ужас на лице? – пошутил Лорин.
Эта девушка казалась ему очень привлекательной. Когда они шли по дорогам и разговаривали, Лорин забывал обо всем. Но ему приходилось вести борьбу с этими чувствами. Лорин не хотел увлекаться. Ведь это помешает ему исполнить долг. Его рука не должна будет дрогнуть…
- Хочу рассказать тебе об этом заброшенном святилище красивую легенду. Впрочем, возможно, тебе самой доводилось ее слышать, - сказал Лорин, когда они подошли к концу своего маршрута и рассматривали величественные даэдрические камни. – Много лет назад лорд даэдра Мехрун Дагон терпел поражения в войне с другим повелителем Забвения Акатошем. Мехрун понял, что его силы на тот момент слишком неравны, слишком не сравнимы с Акатошевым могуществом, и тогда он воззвал к Древнейшим даэдра, тем самым, о которых даже не говорят… И Древнейшие откликнулись на его зов и сказали ему…
-… для того, чтобы победить противника, нужно уподобиться тому, кого хочешь преодолеть… - ответила Джел. В ее голове послышались чуть напевные интонации, но она вдруг опомнилась. – Ну да, я слышала об этом что-то.
- А, ну ты тогда знаешь, что они указали ему, как найти яйцо дракона. Мехрун украл драконье яйцо, чтобы бороться со своим противником его же оружием. Его жрецы вырастили и приручили дракона. Но тот был очень силен и мог представлять реальную угрозу даже для бывшего Аэдры. Однако Акатош узнал о проделках врага и хитрым образом перебил всех жрецов и умертвил дракона. Мехрун Дагон только и успел, что сохранить великую силу, заложенную в его питомце, создав достойное вместилище этой силе –доспехи. Так появилось несколько уникальных предметов, названных культистами наследием Мехруна Дагона – шлем Разума, кираса Непробиваемой Чешуи, сапоги Великой Левитации и перчатки Силы. Мехрун возложил эти предметы в своих святилищах. Все это очень могущественные артефакты. Однако, как гласит легенда, если собрать все эти предметы вместе, они дадут тому, кто их наденет, огромную, невероятную мощь. Но никому, конечно, не удалось их не то что собрать вместе, но даже найти. Артефакты были затеряны, если, разумеется, они вообще существовали на самом деле. От святилищ Мехруна Дагона остались одни руины. Однако, мечта всех авантюристов найти хотя бы один из этих предметов…
- Как же иначе! – ухмыльнулась Джел.
- Да смотри внимательнее. Вдруг попадется. – заулыбался Лорин.
Но улыбка быстро сползла с его лица. Это не туман окутывал фигуру этой девушки, а сплошной непроницаемый покров тайны…
* * *
Внутри святилища было темно и сыро, как будто тут навечно поселилась мгла. Лорин достал фонарь, но свет от него казался крохотным и слабым. Они шли по извилистому каменному коридору, потолок которого, уходил далеко ввысь. Под ногами хрустели камешки и какой-то сор. Лорину попадались на глаза сломанные стрелы, заржавевший и покрытый пылью металл оружия. Когда-то святилище было разгромлено ординаторами. Следы битвы все еще сохранились. Но в остальном непохоже, что здесь был кто-то кроме них. Или все-таки…
Вспышка заклинания снопом искр рассыпалась где-то за спиной. По каменным сводам цитадели разносились звуки битвы. Культисты успели призвать пару существ. Впереди, размахивая руками, во всполохах искр мелькал призванный костяной лорд.
Враги казались какими-то размытыми тенями. Увернувшись от чего-то острого, летящего из пустоты, Джел отступила назад в спасительную тьму за колоннами даэдрического святилища, где ее никто не мог видеть и достать. А вот Лорину пришлось тяжко. На него набросились сразу несколько фигур, закованных в черную железную броню. Вздрогнул и покатился по каменному полу светильник. Все кануло во мрак. Лорин почувствовал боль в плече и еле успел увернуться от удара топора. Он отшатнулся назад и выиграл немного времени, чтобы глотнуть зелья из фляжки. Левое предплечье горело, словно его обожгло пламенем, но зелье придало ему сил, а достать из сумки на поясе свитки адского пламени он мог не глядя.
Через несколько мгновений противники данмера грохнулись на пол. Лорин с трудом переводил дух. Сердце бешено стучало. Да, путешествие в это святилище оказалось отнюдь не легкой прогулкой. Но еще один факт прибавил Лорину повод понервничать: когда он обернулся к колоннам в поисках Джел, там никого не было…
***
Еще с несколькими монстрами Лорин столкнулся в темноте. Это были какие-то низшие даэдра, шатавшиеся по святилищу в жажде поживиться кровавым пиршеством ритуалов культистов. Справиться с ними было не так сложно, хотя после каждой схватки Лорину приходилось долго ждать, чтобы прийти в себя. Он пытался звать Джел, но откликалось только эхо в заброшенных сводах цитадели.
Наконец лестница привела его в большой зал, где с потолка свисали гигантские каменные шишки, источавшие сизый туман. Камень стен напоминал по цвету кровь. В середине зала на возвышении находился даэдрический алтарь. Оранжевым полыхало пламя.
У подножья алтаря среди прочих приношений лежал редкий и красивый шлем. Лорин видел магическое свечение, исходившее от артефакта. Значит, легенды не врут. В этом святилище действительно находился шлем Разума. Но дальше он увидел… Он еще надеялся, что зрелище, которое он увидел, можно интерпретировать как-то не так, но надежда таяла с каждой секундой.
Протянутые над алтарем руки Джел. Из капюшона плаща выбились и растрепались рыжие пряди. Данмерка находилась перед даэдрическим алтарем в коленопреклоненной позе. «О, лорд даэдра! Позволь преданной служительнице лорда Диксиса взять артефакт, который хранится заброшенный у невежд… чтобы мы могли использовать его во славу даэдра!» - услышал Лорин знакомый голос.
- Нет! – вырвалось у него.
Скрежет по каменному полу. Она повернулась. Лорин заметил на ее лице совершенно дикое выражение.
- А, Лорин, - прошептала Джел. – Я это… рада тебя видеть…
Девушка попыталась закрыть артефакт, хоть и явно понимала, что Лорин его заметил.
- Я догадывался, - бросил данмер. – Ты очень неестественно себя вела в городе, как будто незнакома с цивилизацией. Я уже тогда подозревал, что ты на самом деле – культистка.
- Культистка? – у нее расширились глаза. – Нет, я все объясню…
- Ха! – Лорин подошел ближе. – Это была занимательная игра. И я принял в ней участие. Потому что я, знаешь ли, тоже не тот за кого себя выдавал…
Не паломник, а инквизитор из Ордена Дозора, чья задача мешать восстановлению грязных даэдрических культов. Закаленный в боях с нечестивыми еретиками ординатор.
Заподозрив в поведении этой девушки странное, решил проследовать за ней, не вызывая подозрений. Сделал вид, что поверил, будто она выполняет задание Имперского Легиона. И не ошибся в своих догадках.
Лорин думал, что произнесенное им признание прозвучит подобно грому, подобно снопу солнечного света, обрушившемуся в этот мрак. Но почему он глотает слова, как будто не может выразить что-то? Неужели эту ведьму пожалел?
- То, что мы путешествовали вместе, не помешает мне исполнить свой долг, - сказал он, пытаясь вложить в эти слова уверенность. – Отойди от алтаря, дай мне артефакт…
Она упорная. Даже не сдвинулась.
- Все не так, как ты думаешь!
- Ты все-таки стоишь на своем? Тогда я убью тебя!
Почему я не нападаю на него? Мой долг да и инстинкт самосохранения повелевает сделать это. Чего я медлю? Мы даже спали под разными плащами. Но почему мне так не хочется нападать и кажется, что этим я окончательно что-то разрушу?
- Послушай, мы можем договориться… Перейди на нашу сторону…
- Да как ты смеешь ординатору такое предлагать?! – взвился Лорин и выхватил кинжал. – Проклятая даэдропоклонница!
- Я не даэдропоклонница! – крикнула Джел и юркнула за ближайшую колонну.
Он сделал еще один шаг к алтарю.
- Тогда кто же ты?
Прямой столб колонны закрывает целиком фигуру девушки, заламывающей руки. Она думает только о том, что она очень глупая и что она совершила ошибку, ей не стоило вообще приходить сюда и врать людям… Пусть бы лорд искал другого исполнителя для поиска этих гнусных артефактов!
Ослепительная вспышка пламени вдруг вспыхнула перед алтарем. Зашатался пол, и загудело что-то высоко над головой. Посылались камни. А статуя Мехруна Дагона вдруг ожила. Гигантский ступни пошевелились, с хрустом растаптывая груду костей перед алтарем. Лорин бросил взгляд наверх и увидел горящие пламенем глаза Принца Даэдра. Через секунду прозвучал громовой голос:
- Я, МЕХРУН ДАГОН, НЕ ПОЗВОЛЯЮ БРАТЬ МОЙ АРТЕФАКТ! Я ЗАБЕРУ ЕГО МАГИЧЕСКОЙ СИЛОЙ ПРОЧЬ ИЗ ЭТОГО МЕСТА. СКАЖИ СВОЕМУ ЛОРДУ, ДЖЕЛ, ЧТО ОН НИКОГДА ЕГО НЕ ПОЛУЧИТ! НЕ ОСКВЕРНИТСЯ МОЕ НАСЛЕДИЕ В РУКАХ ДАЭДР, КОТОРЫЕ УНИЗИЛИСЬ ДО ЗАКЛИНАНИЯ, ПРЕВРАЩАЮЩЕГО ИХ В ЛЮДЕЙ!
Внезапно Лорин увидел прямо перед собой все разрастающийся огненный вихрь, а на периферии мелькнул изгибистый силуэт, который будто старался броситься наперерез между ним и вихрем. Обожгло, перехватило дыхание, как будто залпом выпил стакан флина. Но флин так согревает тело, а это… как будто жжет. Нет, покалывает ледяными искрами. Почему так холодно и что это за черный смерч?
Это по-прежнему был мрачный даэдрический зал. Камень стен казался красным, будто кровь. Но лужицы на полу от настоящей крови сверкали черными масляными пятнами. Лорин лежал, безвольно, как тряпичная кукла. Положив голову данмера на колени и стараясь обнять его плечи руками-крыльями, над ним сидел крылатый сумрак.
Какая странная тишина. Холод проникает в тело. Он чувствует его как будто не своим. Все кружится, даже с закрытыми глазами. Лорин пытается осмотреться. Кто-то рядом с ним. Не холодный, но слово теплый тоже не совсем подходит. Что-то синее, покрытое то ли чешуей, то ли перьями. Какой-то белый канат свисает сверху. Лорин не понимает, что это длинная коса. Он поднимает взгляд и видит белое пятно лица. Это чужое, нечеловеческое лицо. Но глаза такие же алые, как у данмера. Эти глаза и их выражение кажутся Лорину знакомыми, он уже видел их где-то раньше. Он что-то забыл… А да, такой взгляд у одной девушки, с которой он недавно познакомился в таверне. Симпатичная девушка. Он хотел еще в тот день назначить ей свидание на берегу моря, где они смогли бы гулять целый день под плеск безразличных волн и быть только вдвоем. Возможно, они сумеют сделать это однажды… за пределами смертного мира.
***
Я возился с двемерской деталью, когда распахнулась дверь в убежище. Тень прошла мимо меня, я уловил носом запах духов Джел. В этот момент я обнаружил, что потух огонь, которым разогревался мой паяльник. Придется, кажется, принять истинный облик огненного атронаха, чтобы спаять эти проклятые детали. Я так погрузился в работу, что сначала не смог понять, откуда раздались эти странные звуки. Я поднял голову и увидел Джел, всхлипывающую в углу. Зрелище темного эльфа, глаза которого и так красные, а теперь еще и заплаканные, жутковатое.
- Твоя ошибка была в том, что ты позволила себе миролюбивое отношение, - произнес я. – Поэтому было так сложно сделать шаг. Нам следует быть жестокими, Джел. Это единственный способ себя сохранить.
- Вы все знали с самого начала?
- Да, мы предполагали и наблюдали за тобой. Мехрун Дагон и не мог сказать иначе. Он считает наш клан маргиналами. Но для тебя это было еще и испытание. Однако мне правда жаль и тебя и того бедолагу.
Я протянул руку, погладил ее по голове и снял с волос моего механического жука-наблюдателя.
Джел совсем понурилась.
- Ты хотела спасти смертного, но не успела закрыть его от файербола, пущенного Принцем Даэдра. Но, знай, если бы этот парень выжил, ты бы его погубила. Нам следует быть злыми.
- Недерил, а ты когда-нибудь любил? – спросила она с вызовом.
- О чем ты говоришь? Что за чушь? А ты разве влюбилась в него? Ты была просто эгоисткой. И если хочешь знать, ты сейчас плачешь не от горя, а от того, что каприз построить отношения со смертным не удался.
- Ты меня не понимаешь! Бесчувственная груда шлака – вот ты кто! – выкрикнула девушка.
Она вскочила с места, и через мгновение я услышал, как громко хлопнула дверь.
Возможно, со временем она одумается и поймет свои ошибки. А я напишу ее историю. Напишу так, как я ее вижу.
Я понял необходимость быть грозными и опасными тварями для этих смертных, не позволять себе жалости. Нам следует быть гордыми.
Да, это будет точка зрения бесчувственной обожженной колоды, ведь во мне уже перегорели все страсти, которые раньше так бушевали. Я похоронил в себе любовь, не дав и малейшему признаку чувств вырваться наружу, я стал спокоен и молчалив.
Но мне все равно кажется, когда я буду описывать Джел и ее характер, посвятив ей этой повестью всю свою душу, я невольно выдам свои чувства.
Казалось бы, пламя потухло, но угли еще тлеют…

Нет мира кроме тех, к кому я привык,
И с кем не надо нагружать язык,
А просто жить рядом и чувствовать, что жив.
 



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 5

#2 Ссылка на это сообщение Sherlok_Holms

Sherlok_Holms
  • Профи
  • 457 сообщений

Отправлено

Браво. Это великолепная и необычная повесть. Спасибо.
...Что дальше натворили люди...Это не ошибка - это побочный эффект большого мозга.
(с) Дон Кондор

#3 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 797 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Тоже прочла. Напомнили мне отписаться. Мои аплодисменты! :WhiteVoid_1: :shok:

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
LoveFlower002.png


#4 Ссылка на это сообщение Deska

Deska
  • Авантюрист

  • 105 сообщений

Отправлено

Спасибо :JC_highfive:

Нет мира кроме тех, к кому я привык,
И с кем не надо нагружать язык,
А просто жить рядом и чувствовать, что жив.
 


#5 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 10 414 сообщений
  •    

Отправлено

Вот! Вот это - то что мне нравится! Классный рассказик! Просто здорово! :mr47_05:

freedom_logo.png


#6 Ссылка на это сообщение Cool_Wolf

Cool_Wolf
  • Делай кусь
  • 6 550 сообщений
  •    

Отправлено

весьма неплохо!
не бросай это дело!!!

   А мне повезло: я не добрый. И, слава Богу, не гуру. И героический образ не сожрал мою злую натуру.

8036beda1049a200d6d73c7c54d73f3a.png126d72e29c1d4d09eec79f8e161bb492.gif





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых