Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой

Фотография

WoD: MtAs "Edge of the Apocalypse - Echo"

cyberpunk wod world of darkness

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#361 Ссылка на это сообщение Gonchar

Gonchar
  • 6 222 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

2pu2t20.png

 

5afcb88be9de0b880b674ef7583ebb10.jpg

 

N94qKsR.png

 

 

q4GYlMd.png

 

g1jajGG.png


Мои персонажи:


Награды:


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 370

#362 Ссылка на это сообщение Ау-лисичка

Ау-лисичка
  • You Idiot.
  • 16 676 сообщений
  •    

Отправлено

Особняк Лувра

 

Если бы Элеонор была живой, то тяжело, явно ожидая атаки, дышала, показывая всем своим видом недовольство происходящим. Но так случилось, что Элеонор была мертвой. И мертвецом дышать не нужно было. 
Лишь недовольно поджав губки, восставшая наблюдала за пояснениями пустой, едва кивая в относительно дружелюбном жесте. Кусочек, пусть и маленький, доверия мертвой Миллер, был получен. Элеонор прикусила губу в столь привычном еще при жизни жесте, склонившись над странным тубусом. Уроборос - змей, поедающий себя самого - все таки очень странный, очень-очень опасный знак. Точно она помнила, как несколько спектров использовали подобный символ в своих диких атаках на некрополи. И все таки.

Голос девушки был спокоен и умиротворяющий, напоминая падающие листья на верхних уровнях Европолиса, когда комитет по экономике объявлял переход на осенний период.

 

Задумавшись, восставшая даже не заметила, как капля бальзамической жидкости капнула на бледную кожу пустой, и, проводя холодным пальцем по такому же холодному металлу, Миллинер младшая прошептала:

- Наверное...

Миллинер?



#363 Ссылка на это сообщение Липа

Липа
  • Фуфло

  • 52 910 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Хосе был простым человеком. Он работал в "Furicel Munitions", одной из дочерних компаний SinCom, охранником на нижних этажах офиса компании в Верхнем Городе. У него была жена и ребенок - его малыш Хосе-младший. Чудесный ребенок, весь в отца своим добрым характером и сообразительностью.

Хосе был простым человеком. Очередной частичкой грязи под ногтем корпораций. Очередным безликим человеком, на чью судьбу всем плевать и тело которого в лучшем случае закопают, в худшем - сожрут крысы в подворотне. Хотя нет, в текущем году были вещи, которые могут случиться с твоим телом, и которые намного хуже, чем стать кормом паразитам.

Хосе был простым человеком - винтиком в машине, что перемалывает человеческие жизни сотнями и тысячами. Он, конечно, не знал, что являются частью чего-то столь ужасного, но то было неважно, ибо, как и любой винтик в машине размером с человечество, его легко будет заменить, когда деталь придет в негодность.

Разумеется, малыш Хосе будет плакать, разумеется, жена не сможет обеспечить семью одна. Но право слово, разве ребятам, что сидят в акционерном обществе компаний? 

И уж вряд ли это будет важно для смуглого красавчика, что отрезал Хосе голову и пинком отправил её прямо в руки коллеги-патрульного.

- Лови, красавчик! - прокричал смуглый человек, отправляя мыслительную часть Хосе его коллеге. Охранник поймал голову. Метательный нож он тоже поймал, но уже лбом. Впрочем, это не был Хосе с его женой и Хосе-младшим, а значит, и история этого индивида нам неважна.

 

Том вытер меч о костюм охранника (учитывая насколько тот был запачкан кровью - чище лезвие не стало), и подхватил с его трупа рацию.

- Пшшш-пшшш, -  ассами сымитировал звук шипения, которого ему так не хватало в новых моделях. - У нас код 299/7.5 = 39,866 - вооруженный мужчина почти арабской наружности проник в здание, убил пару охранников и использует рацию для каких-то очень странных мемов, - с той стороны послышался какой-то шум, но Томас.

"Я не Томас," - тут же поправил свой внутренний рассказ Том.

...но Том не обратил никакого внимания и продолжил.

- А ещё у нас код 2+2=4 - мужчина приятно-бронзового цвета кожи с большой пушкой между ног просить передать Харину ибн Абрааму: "Я приду и запихну тебе меч так глубоко в твой задний проход, что он вылезет из твоего рта, как на той гифике, что я видел двести лет назад, ты, бесполезный кусок псевдодемонического дерьможорного №"*?*#@*№*, ты!"

Том легко кинул рацию, шипящую призывы всей охраны найти, четвертовать и изнасиловать каждую из четвертованных конечностей незнакомца или что-то в этом роде.

Разумеется, когда в ближайший холл, в который зашел Том, тут же забежал с десяток ребят в бронежилетах и с пушками, убийце оставалось только улыбаться - о том, чтобы все камеры, кроме тех, что находятся в толчках здания, были отключены он позаботился. Пришлось, правда, пожертвовать возможностью переспать с очень горячей хакершой, потому что, в отличие от неё, парниша в очках знал, что он делает, но все мы рано или поздно чем-то жертвуем.

Надо признать, у них были забавные лица, когда прямо посреди комнаты появилась связка гранат, а рядом с этой связкой - выдернутая чека.

Надо признать - обмазываться их кровью было бы приятно, стой он здесь голый, но ни один из ребят, что сидят в комнате охраны не смогли бы насладиться этим видом - опять же, из-за отключенных камер.

Всем нам приходиться чем-то жертвовать.

Окей, идея с парой железных дверей, перекрывающих доступы между этажами, была весьма милой, . Только, как и окружность ануса в FATAL'е, силу ассамита со способностью превращаться в двухметровую гору мясца, мышц и костей, не так просто рассчитать.

А ещё как для профессиональных охранников в 23 веке, они могли хотя бы притвориться, что знают, что пули против вампиров не действуют.

"Ты как-то слишком жестко критикуешь этих ребят. Они не виноваты, что их не готовили встречаться с ходячей машиной убийства людей тупыми шутками," - почти лениво проворчал Бейн, которого окружающая разруха и смерть весьма нехило насыщали.

"Технократы знали, а если они знали, то могли и готовить своих ребят к чему-нибудь такому," - парировал Том, вкладывая часть себя в рот убитому охраннику и высасывая из него кровь.

"Почему мы остановились-то? Ну, кроме того, чтобы пополнить запас твоей крови..?" - озадачился дух Вирма.

"Лифт ждем," - спокойно пояснил Том, вытаскивая из рюкзака ярко-красный с черными полосами костюм.

"Ты не наденешь это," - жестко запретил Бейн.

"Мать твою я на свой №%@ надену," - парировал убийца.


adore des conneries!
Si tu veux en permanence le sexe et le sommeil, ce que cela signifie?

Je ne dois rien!

Je ne veux vous  voir dans mon forum


#364 Ссылка на это сообщение Липа

Липа
  • Фуфло

  • 52 910 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

We all learned To love him!
We all learnEd to hate him!
We all want to See him!
We all hAve fun with him
We all learned to Listen to him!
And today we will all feeL for him!
 

GET


"Динг-донг," - громким звоночком объявляет дифт о своем прибытии. Том кидает голову в стекло и легко выбивает его, впуская через двру в лифте в зал свежий, насколько это возможно для Европолиса, воздух.
- Выходи, подлый трус! - потребовал Том, направляясь в один из многочисленных коридоров. Разумеется, дойти ему не дали.
В яркой вспышке света перед убийцей появилась массивная фигура ангела-мужчины, крылья которого были похожи на еще теплый уголь, а во взгляде пылало инфернальное пламя.
- Выглядишь как-то педиковато, дружок. Мы точно не в Новой Мекке?
Ангел не ответил и лишь воздел руку, но прежде чем что-либо произошло, демон согнулся в болезненно вскрике и схватился за живот, на котором проявился длинный порез.
- Знаешь, в моем времени была такая хорошая компания, как Black Dog, - раздался голос ассамита со стороны. Демон резко развернулся и стол, из-за которого раздавался голос убийцы, однако самого Тома там не было. Немного правее стола, из-за колоны ему в лицо прилетел плевок чего-то, что больше напоминало кислоту.
- И первой их линейкой НРИ было Ревенанты. Обожаемая линейка, с интересным концептом, системой и лором, - что-то обжигающе холодное пронзило плечо демона и тот по-птичьи вскрикнул, вспыхнув огнем и продолжая стирать кислоту с лица.
- Я уничтожу тебя, отродье Извергов! - взревел крылатый и весь пол заполыхал, а взгляд демона сосредоточился на ассамита, который как раз взмыл в воздух метра на два вверх по дуге, конечной целью которой должен был стать…
- А последней их линейкой были Фиенжы. Тоже весьма интересный концепт, но система отвратно несбалансированная и недоделанная. Например, очень легко можно было создать рассыпающего все в прах ушлепка… или поджигателя, который не контролирует свое пламя, - как ни в чем не бывало продолжил Том, приземлившись после удара в челюсть демона обеими ногами. Стоял он все еще на демоне, и судя по кровавому поту, нервишки у Тома уже сдавали от этого пирошоу.
- Я думаю не стоит разъяснять, кто из нас Ревенант, а кто Фиенд, - ухмыльнулся ассамит.
Мраморный пол потух и Том осторожно его ощупал. Горячий, скотина, даже через ярко-красный с черными полосами костюм Дэдпула ощутимо.
- Итак, с первым разобрались. Идем дальше, - он спокойно продолжил идти к коридору.
 

READY


- Ты действительно думаешь добраться до меня, ассамит? - раздался не то хрип, не то шипение из динамиков на стене. - Тебе конец, слышишь? Моя магия сломит тебя!

Том не ответил, удивленно взирая на стоявшую перед ним Анжель.
- Том, - взмолилась она, бросаясь к Уинтеру. - Остановись, прошу, он погубит тебя.
- Французские поцелуи переоценены, - буквально и фигурально отмахнулся он от Змеи Света, и та рассеялась за его спиной.
- Том, стой, это очень опасно, ты не справишься даже с моей по… - мудрый и серьезный, как всегда, Алим был перебит Томом.
- Я всю таблицу Менделеева выучил чем тебя законтрить, и вот советы от тебя - это определенно не часть этой таблицы.
- Том…! - раздался мелодичный голос королевы Анны.
- Максимум - семь с половиной из десяти. Еще балл если бы поработала ручками, но раз уж решила на марать руки - семь с половиной, - при упоминании рук ассамит ухмыльнулся.
- Том. Он уже убил меня, - смуглая женщина с роковой улыбкой и бездонной печалью в глазах, а также самым прекрасным лицом, которое Том только видел. - Он уже покончил со мной, этого не изменить. Повернись назад и найди себе другой путь.
- Сир… - Лицо убийцы на миг - но лишь на миг - омрачилось, но он продолжил как ни в чем не бывало:
- Просто у вас не было стильного супергеройского костюма. Мой дает мне как минимум плюс пятьдесят процентов шанса на успех, - с тихим дуновением иллюзия развеялась и Том открыл следующую дверь.
 

FOR


Приемная оказалась относительно небольшой, с учетом того, что вся мебель была нагружена в углу.
- Я даю тебе последний шанс остановиться, ты, ублюдок, иначе я обрушу на тебя всю мощь Бездны! - снова раздался хрип из динамиков.
Все вокруг сжалось до небольшого пятачка света, в центре которого стоял Том. И тут он увидел их.
Пятеро, все одинаково немолодые, представительные, с длинной проволокой, по которой пробегают искры.
- Использовать мой самый большой страх против меня? Оригинально… - Том улыбнулся и кивнул. Кажется, он действительно нашел ситуацию оригинальной. Ассамит вытянул второй меч как раз тогда, когда на него обрушился град ударов.
Руки сводило от электрических разрядов, но Том вцепился в оружие как мертвый (ха-ха) и отражал удар за ударом. Наконец, у одного из них закончился заряд в плетке и Том прыгнул к нему, в последний момент пригнулся и удары еще четырех электроцепей окончательно превратили тело в уродливый труп. Том тут же ринулся ко второму, вонзил ему меч в живот, вскрикнув рот боли о разил еще атаку и отправил в глотку третьему метательный нож, который застрял поперек груди. Второго Том подрубил меч и бросил на четвертого, не успел отклониться от прямой атаки плетью и вскрикнул от боли.
- КАК В ЛЮБИМОМ БОРДЕЛЕ! - хохоча, взревел ассамит и бросил второй меч в обидчика, пробив ему башку.
Второй и четвертый попытались было встать, но их Том заткнул быстрее, просто до хруста стукнув лбами.
В тот же миг тьма рассеялась.
 

THE GRAND FINALE


Том увидел своего врага - мужчину столь же смуглого, как и он, в официальном костюме - и в тот же миг пошатнулся и пал на пол. Баали улыбнулся.
- Вот и все. Твой конец, - он посмотрел на медленно ползущего вперед на четвереньках Тома. - Так далеко зайти и одержать столь жалкое поражение. Ты мерзок, еще слабее, чем твой сир, еще меньшая угроза для меня… впрочем, твоя кровь будет намного сытнее. Как и твоя душа.
"Эй! Твоя душа принадлежит мне, а не какому-то чмырю, призывающему унылых демонов Ямы и гомиков-Элохим!" - запротестовал Бейн, но боль, сковавшая все тело, не давала Тому ответить даже мысленно. Он просто продолжал ползти вперед.
- Можешь начинать молить прошения, быть может, я убью тебя быстро и заселю какого-нибудь демона в твое тело.
"Мы не можем проиграть ему, Том, он же как Ажит Пай, который забыл вытащить дилдак из задницы!"
А Том все полз и полз.
- Then we got bigger, that was the trigger, like the huns invading Rome… - хрипло пробубнил Том и продолжил двигаться дальше.
- Что? Чего ты несешь? - Баали начинал злиться. - Ты проиграл! Хватит! Остановись, моли пощаду, а не делай то, что ты там болтаешь!
- Welcome to my school, this isn't high school, this is the thunderdom… - Том застыл.
- Ну и зачем все это было, если ты все равно ничего не сделаешь? Зачем это бубнение.
- Чтобы о влечь тебя от того факта, - прохрипел ассамит. - Что у тебя расстегнута ширинка.
Крепкая мужеская рука устремилась вперед и сжалась в кулак. Демонолог заскулил и согнулся, Том же, не ослабляя хватки, стал медленно подниматься на ноги.
- О да, я высасываю из тебя кровь там. Как тебе такое? - болезненно, но от того лишь более злорадно ухмыльнулся Уинтер. - Чувствуешь, как твоя маскулинность медленно вытекает из тебя? - ответа не последовало. - Ох, так ты еще и в оцепенение от Поцелуя впал? Ну, дружочек, такого я от тебя точно не ожидал, - Том, опираясь на плечо оппонента, встал. - Это будет самая позорная смерть из всех только возможных для Баали? Или у вас бывает похуже?
Баали ничего не ответил, лишь внезапно обмяк. Том удовлетворительно кивнул и вытер руку о костюмчик почти-дважды-мертвеца.
- Но прежде чем мы перейдем к основной программе… - Том снял рюкзак и осторожно положил его прямо в центре комнаты, сдвинул стол и стул к стене и повернулся е панорамному окну, за которым лил дождь, омывая собой ночной Европолис.
Том взял супостата за ногу и с размаху вышиб им стекло, после чего кинул труп обратно на пол. Бейн отчаянно пытался остановить то, что собирался сделать Том, но тот вовсю расходовал свои моральные ресурсы для поддержания контроля над собой.
Он нагнулся к телу и положил руку на лицо, в напряженном молчании простоял несколько минут, а потом тело Баали вдруг рассыпалось.
- А теперь, так как ни ты, ни наш очень волевой друг-демонолог не собираются платить аренду, - Том вытащил из труселей детонатор и повернулся к выбитому оконному проему. - А уступать главенство в этом menage a trois снова я не собираюсь… В общем, траектория к меня рассчитана, так что попадание должно быть идеальным.
"НЕЕЕТ!!! СТОЙ ИДИОТ Я РАЗОРВУ ТВОЮ ДУШУ НА КУСКИ!!!"
- Б-бай! - Том нажал на детонатор и рюкзак рванул. Взрыв был относительно небольшой, уничтожил лишь кабинет, но вампиру нужно было не это. Взрывной волной его выкинуло наружу, и он с громким "ЮХУУУУУУУУУУУ" полетел вниз и вперед, к соседнему небоскребу.

А потом его тело напоролось на торчащую из стены арматуру, смазанную чем-то, из-за чего пробитому насквозь мгновение спустя выело его сердце, а потом и все другие внутренности.

fin.jpg


adore des conneries!
Si tu veux en permanence le sexe et le sommeil, ce que cela signifie?

Je ne dois rien!

Je ne veux vous  voir dans mon forum


#365 Ссылка на это сообщение Felk Spectre

Felk Spectre
  • 8 466 сообщений
  •    

Отправлено

S̯̤͉͐̏ͯ̌̿ͩͭ̒á͒ͣ̎̑̓͢͢͏̰̲̭̜̯̜͉͖y̵̳ͨ́.̶̰̭̭͙͔ͧͧ͑̀.͍̜̙̘͇͔̟̩ͯ͆͋̔́.̷̞̱̝̹͓̲͍̱ͩͭ̊ͣ͟ ̢̅͗̐͑͏̭̮͍̜̠́wͩ̓̎́ͨ̇̓̾ͥ͏̧͎͍̣̘ą͓̰̲̤͚̙̒̓͛̔̓̇̋͢ŝ̜̎ͯ̄̏͒̈́ ̧̹̯̝̘̋̄̍ͩ̉͊̚i̶̘̮̹͙͈̮̺͊ͪ̔̍́t̶̺̭̺̰͈̰̆̓͒̎̊͋́͞ͅ ̸̭̮͒ͫ͗̐͝w̸͉̹̠̳͂͋ͪ̆ͭo̷̟̣͍ͮͣ͐ͧͦ̍̽ȑ̸̰̳̞͕̤͙̦̂̄̐͛ͤ͗̚͞͠ͅt̢͕̹̰̫̩̻̗͆̿͋h̨̘̦̬̼̦̖̮̹̋ͣ͌ͧ̆̉ͤ̊͛ ̰̻͓̙̅̀̄̍̆̆͜i̺̖̞ͤ̐ͨt̶̻͇͓͎̞̱̓̀̓ͬͥ͐̒̚ͅͅ?͇̤̘͔̤̱̘͔ͥ̂̌̉̚̚ ̘̜̩ͣ̌͆ͨ̕

zClWyHM.gif

Y88yjjI.png

 

       Пар обдавал кожу на манер плотного, клубящегося савана, укутывая и убаюкивая. Однако, приблизив лицо к запотевшему стеклу душевой кабинки, она, стерев дрожащей ладонью плёнку влаги, медленно и сосредоточенно, словно первый раз в жизни, уставилась на апартаменты снаружи, отделенные от ванной комнаты лишь небольшим участком стены, без дверей или арок. Мебель из дорогостоящей древесины, блестящий паркет, окна до самого пола, открывающие вид на переливающиеся в огнях ночного города зеркальные небоскрёбы… апартаменты «высшего класса», совершенно лишенные чего-то своего, неповторимого и индивидуального. Словно лишенные души — казённые и чужие в своей дороговизне и отрешенности.
 
      Лишь разбросанные на диване пакеты из-под острых чипсов и сброшенные в коробку для белья пустые бутылки колы хоть немного говорили о личности владелицы этих апартаментов. О её личности. О пародии на личность.
 
      Она уткнулась лбом в прохладное, влажное стекло, устало смежив веки. Её собственная личность постепенно превращалась в сплошное, размытое пятно, словно она разглядывала блики на водяной поверхности. Пронзительная, режущая мигрень не давала покоя уже месяцами, но она была лишь досадным неудобством; проблемой было кое-что другое, кое-что… более злобное и глубокое, свернувшееся внутри её разума дремлющим змеем, сомкнувшим зубы на своем хвосте. Она не помнила, когда последний раз спала.
 
      Кошмары — живые, реальнее самой реальности, разрывающие сознание неясными, но невообразимо яркими и интенсивными видениями. Ей неумолимо начинало казаться, что она жила лишь во время «сна» — и засыпала, когда просыпалась. Лишь для того, чтобы уставшим, измождённым призраком брести по серым улицам Бруклина, перемещаясь из точки, А в точку Б. Она уже второй год жила одна, после того повышения в отделе 505 Федерального бюро расследований. Хорошая работа — пробуждающая закостенелый, запутавшийся в паутине серой обыденности мозг. Она работала над профайлингом особо опасных преступников, кажется: анализ их специфичного «почерка», стиля, если можно так выразиться, в попытках предугадать их дальнейшие шаги. Без ложной скромности — ей это удавалось блестяще. «Настоящий талант», с усмешкой говорили сослуживцы.
 
      Выглядела она, вероятно, сейчас неважно. На синяках под её глазами скоро можно будет снимать побои, неестественно бледная кожа лишь завершала грустную картинку безразличной маски свежего трупа. Девушка вздрогнула, зябко поежившись — несмотря на теплый пар и горячие струи прозрачной воды, ласкающие кожу в стеклянной кабине душа, она почувствовала пробежавший по коже колючий холодок, растекшийся по телу так, словно внутри её груди находился массивный осколок льда.
Ночь. Звёзды, наблюдающие за нею мириадами пронзительно голубых глаз. Лес. Деревья, растущие до самых небес, массивные лапы столетних елей, укрывающие всё под ними как от солнца, так от луны. Ледник. Пробирающий до самый костей холод, от которого глаза покрывались корочкой льда, волосы покрывались инеем, а ресницы слипались. Пожар. Пламя, сжигающее дотла одежду, вгрызающееся в кожу, настигающее кричащих от ужаса и боли, лижущее пятки даже издалека. Цветастая лоскутная юбка. Каждый кусочек цветастой ткани был украшен своей неповторимой вышивкой; где-то птицы, где-то листок, где-то человеческое лицо, где-то — коловрат. Темные, глубокие глаза матери. Теплые, невыразимо печальные и уставшие — глаза человека, который не спал долгое, очень долгое время, но который будет согласен не спать ещё больше… ради своего кровного, по-настоящему родного. Пепел.
 
      Пепел…
 
      Из цепкий когтей холодного ступора её вырвала радостно-громкая мелодия, донесшаяся из гостиной. Похоже, висевший на огораживающей ванную от зала стене плазменный телевизор переключился на рекламу; она всегда оставляла его включенным, дабы сохранить хоть призрачную пародию на жизнь в своих апартаментах. Если телевизор выключался, из-за неполадок со светом, иль из-за технических работ на крыше, гудящая, вибрирующая в её барабанных перепонках тишина начинала ввинчиваться в череп, с хрустом крошащейся кости и влажным чавканьем наматывающегося на сверло мозга. В один из таких моментов она обнаружила себя в пустой ванне, съежившейся и схватившейся за голову, раскачивающейся из стороны в сторону. Тогда её привел в чувство исключительно звонок в дверь, когда один из соседей снизу, имя которого она не знала, поднялся чтобы узнать причину её мучительных, агонизирующих криков.
 

LfF6i0g.png
      Медленно отлипнув и отвернувшись от стены, девушка отключила воду — и, сдвинув стеклянный барьер душевой кабины, шагнула наружу, подхватив висящее на блестящем поручне белоснежное полотенце. С тихими шлепками по шероховатому паркету она дошла до зеркала, располагающегося над тумбой напротив ванны, медленно обтирая покрывшуюся мурашками кожу и уставившись в отражение так, словно по ту сторону находился злейший враг.
 
      Лишь она. Уставшая, бледная девушка с темными волосами и бледной кожей; на вид ей можно было дать лет двадцать пять, не более. Может, когда-то она могла, не скривив душой, назвать себя милой — когда под её карими глазами не было темных синяков, а губы были розовыми, а не обескровленными и сероватыми, под стать коже. Ресницы короткие, но чёрные и пушистые от рождения, брови словно изогнуты в вечном недоумение. Со вздохом царапнув кончиком ногтя краешек простого, лишенного рамы зеркала, она не особо тщательно подвязала уже влажное полотенце на груди, неторопливо обогнув тумбу с сиротливо лежащей на той косметикой, которой не пользовались уже очень, очень давно, направляясь в зал.
 
      По телевизору уже шла новостная сводка, когда девушка, аки неприкаянная баньши, остановилась в центре зала, зябко обхватив тощие плечи, словно надеясь защититься от скользнувшего по коже нематериальной, неестественной прохлады. Так холодно… всю жизнь холодно.
 
      Тот паренек из её отдела. Захари? Славный, привлекательный и интересный; она неким женским чутьем осознавала, что нравилась ему. Но почему-то каждый раз, с кривовато натянутой на лицо улыбкой она в ответ на его предложения сходить куда-нибудь отнекивалась, утверждая, что этим вечером занята. Именно, занята. Целая уйма неописуемо важных дел, которые она попросту не может отложить на потом…
 
      Уже дома, когда её встречала могильная тишина, девушка задавалась вопросом. Почему? Он был славным, так почему же она не могла просто подпустить к себе кого-нибудь? Одна, всегда одна — с девяти лет, когда её родители… Так холодно. Всю жизнь холодно. Её зубы против воли начали мелко стучать в такт дрожи, объявшей всё тело, под аккомпанемент льющегося из телевизора голоса. Голоса? Всё это время телеведущий говорил лишь привычный белый шум, несуразицу, которую она фильтровала даже не задумываясь, но теперь всё было иначе. Она могла разобрать каждое слово, словно оно звучало непосредственно в её голове.
 
      — Эй! Эй, ты! — девушка остолбенела, недоверчиво заморгав и вздрогнув. — Да обернись же ты! Раскрой глаза и повернись ко мне!
 
      «Похоже, кошмары достигли своего апогея», — легко, почти буднично подумала она, с тихим вздохом сморгнув попавшую в глаз пылинку и медленно оглядываясь по сторонам — словно чтобы увериться в том, что галлюцинации были не исключительно слуховыми.
 
      Входная дверь была заперта, ведь была же? Разумеется, была. Работа в ФБР имеет тенденцию разбавлять веру в человечество щедрой порцией недоверия и непосредственной паранойи: когда твоя работа способствует поимке тех, кто считает себя прирожденными хищниками в море невинных людей, имеющими право истреблять слабых, дабы сильные могли пробиться к вершине, подобные замашки лишь естественны.
 
      Когда она повернулась к телевизору, взгляд темных глаз встретился со взглядом ведущего, держащего в руках гладкий, истекающий вязкими чернилами листок бумаги, на поверхности которого лениво закручивались в спираль галактики мириад мерцающих звезд. Мужчина невозмутимо улыбался, глядя прямо на оторопевшую девушку; глаза были подобны двум сверкающим сапфирам, завораживающим, притягивающим.
 
      — Ну вот, хорошая девочка, — с фальшивой, дежурной улыбкой он чуть кивнул, не отрывая взгляда. — Не так сложно повиноваться приказам, правда?
 
      Бегущая строка под сидящим за столом мужчиной тем временем ползла, лениво и неспешно. Буквы прыгали и дергались, извиваясь словно могильные черви в глазнице трупа, однако слова и суть их была весьма ясной:
 

«В 12:00 pm в Арканзас-сити было проведено ТОТАЛЬНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ ВОЛИ ТВОИХ ЖАЛКИХ ОШМЁТКОВ РЕАЛЬНОСТИ, СДАВАЙСЯ, СЛИВАЙСЯ, ПОВИНУЙСЯ, БУДЬ СО МНОЙ, БУДЬ МОЕЙ, ТЫ ОДНА, ТЫ СЛАБА…»

 

      Девушка не ответила. Не произнесла и слова; из её груди вырвался уставший, немного обреченный вздох, когда она, взирая на ведущего с выражением бесконечного, всеобъемлющего безразличия отвернулась, уверенно зашагав к телефонной базе на тумбе рядом с диваном. Она прошла мимо панорамного окна своих апартаментов, боковым зрением скользнув по городскому пейзажу… и обомлев на мгновение. На самой границе центра, в котором она проживала, на самом краешке непроницаемо серого неба стремительно надвигались клубящиеся, непроницаемо чёрные тучи, жадно поглощающие каждый дюйм бледного небесного диска. В этот же момент где-то вдали послышались первые раскаты грома, где-то рядом с телебашней вспыхнула яростная, раскалённая полоса молнии.
 

9JZxThe.gif
      Она простояла напротив окна не более секунды. И, отвернувшись, протянула руку, снимая телефонную трубку и набирая номер, дожидаясь ответа оператора. После негромкой, переливчатой полифонии, которую она слушала после просьбы подождать приятного женского голоса, с тихим щелчком кто-то принял вызов.
 
      — Служба поддержки 505, чем я могу вам помочь, агент? — устало, но вежливо поинтересовался у неё мужской голос.
 
      — Добрый день… вечер, — тихо, чуть хрипловато проговорила девушка, в упор разглядывая прорезаемое всполохами и клубящимися грозовыми тучами небо. Какое сейчас было время суток, в самом деле? Она не помнила. — У меня… возникла небольшая проблема.
 
      Небольшая проблема. Когда обученный специалист признается в том, что его телевизор потребовал от него подчинения, можно ли назвать эту проблему небольшой? Чуть покачав головой так, что темные влажные сосульки коротких волос едва задели темную трубку, пожимаем плечами — даже не осознавая, что собеседник этого жеста не видит. Как, впрочем, и того, что она стоит в одном лишь полотенце. Славно. Откуда взялись эти путанные, ребяческие мысли?
 
      — Я, возможно, не смогу присутствовать сегодня… завтра… — тихо продолжила она, игнорируя нарастающий в голове белый шум. Та часть её, что трепетно любила её работу, в данный момент выражала весьма явный протест, однако даже она понимала — в таком состоянии выходить на службу было опасно, и не сколько дня неё самой. — В этом случае я, как и полагается, напишу объяснительную, когда этот телевизор перестанет ко мне обращаться и наконец заткне…
 
      Пауза. Длинная, неловкая пауза. Прикусив внутреннюю сторону щеки практически до крови, со свистом она выдохнула облачко пара. Откуда взялся этот холод, проклятье? В груди остро, болезненно пульсировал горячий сгусток нарастающего раздражения, природу которого она попросту не могла объяснить.
 
      — Прошу прощения.
 
      — А, всё в порядке, —  всё так же устало отозвался мужской голос. — Это вообще не в моей компетенции и вы должны подать хотя бы устный отчёт своему руководителю отдела. Но какой в этом смысл, если я подчинила себе каждую крупицу твоего жалкого сознания? — интонация его не сменилась ни на йоту. Повисла короткая пауза, напряженная пауза, прерванная мужским вздохом. — Ты бежишь и бежишь, сражаешься с собственными воспоминаниями, убиваешь их, убегаешь от них, но ты не можешь принять одну простую истину —  я уже захватила власть. И с каждым твоим побегом я смыкаю кольцо. И вот, наконец, ты попалась.
 
      В трубке повисли короткие гудки сброшенного вызова, которым вторил молчавший до сей поры ведущий. Голос его буквально сочился ядом.
 
      — А я говорила тебе, — насмешливо хохотнул он за спиной уставившейся на гудящую трубку девушки. - Говорила тысячу раз. Неужели ты правда думаешь перебороть ту, что определяла судьбы Звёзд и закладывала пути их передвижений? Наивное, слабое и жалкое существо.
 
      Вспышка за окном на мгновение озарила всю комнату, одним мощным раскатом грома заставив стёкла с жалобным лязгом задрожать; с глухим стуком в окна её квартиры начали врезаться тяжелые капли начинающегося ливня. Девушка тихонько вздохнула вновь. Чинно положив телефонную трубку на базу и расправив щуплые плечи, она заговорила, не оборачиваясь. Безучастно и спокойно, не осознавая причину своих слов, но их самый смысл.
 
      — Так какого черта ты, «определяющая судьбы звезд», вообще ко мне прицепилась? Звезды вроде никто пока не уничтожил. Не все, по крайней мере. Вперед — прокладывай им дорогу. С пути ведь собьются.
 
      Насмешка, усталая и горькая в своей досаде, странным образом вывела её из ступора. Пульт - нужно было просто отключить надоедливую галлюцинацию, ведь так? Едва эта мысль успела окончательно оформиться в её голове и превратиться в навязчивую, гудящую идею, как в воздух перед ней, прямо с небольшой ложбинки меж диванными подушками, в воздух взмыл белый пульт от настенной плазмы. С тихим, но звучным щелчком кнопка выключения кликнула словно по собственной воли, обратив движущуюся на поверхности экрана картинку телевизора в чёрную неподвижную гладь. Теперь только дождь и приближающиеся раскаты грозы наполняли квартиру звуками.
 
      «Я всегда буду рядом».
 
      Она вздрогнула он неожиданности и какого-то суеверного испуга. Не голос, мысль. Чувство? Чем бы оно ни было, она почувствовала, как нечто в её груди начало затухать; ощущение внутри её головы, сформировавшись из странной, незнакомой доселе мысли, растекалось по телу, окутывало в мягкий, теплый кокон. Будто чьё-то незримое присутствие, чья-то рука на её плече…
 
      «Не важно сколько побед она одержит — твоё сердце всегда будет сильней любой воли».
 
      Она медленно опустила голову на грудь, со смесью недоверия, растерянности… и странноватого облегчения разглядывая пульт, плюхнувшийся обратно на белый диван с черными прямоугольными подушками. Полотенце с тихим шорохом скользнуло с нагого тела на темный паркет, когда девушка со свистом втянула в легкие побольше воздуха и побрела в сторону комода с одеждой, силясь… упорядочить мысли, вихрящиеся беспокойным роем. Была ли в происходящем хоть капля смысла? Более чем маловероятно.
 
      Это чувство… в обычной ситуации она бы незамедлительно его оспорила. Сердце, в конце концов — лишь мышечный орган, душа — попросту метафизическая сущность, не имеющая под собой никакой почвы, за исключением разглагольствований многочисленных религиоведов и философов. Она всегда полагалась в первую очередь на свои методики — как в работе, так и в быту. Однако сейчас ей действительно хотелось… в это верить?
 
      Но тишина, разбавляемая лишь звуком бьющихся о стекло дождевых капель, продлилась недолго. Она вздрогнула. Время наступило так быстро? Медленно покачав головой, девушка выдохнула облачко пара, накидывая на голову капюшон теплой толстовки и с обречённостью висельника побрела к источнику звука.
 
      Время истекло. Её загнали в угол.

3ix6rrt.png


SOKH0Lm.gif


#366 Ссылка на это сообщение Gonchar

Gonchar
  • 6 222 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Особняк Лувра

 

Задумавшись, восставшая даже не заметила, как капля бальзамической жидкости капнула на бледную кожу пустой, и, проводя холодным пальцем по такому же холодному металлу, Миллинер младшая прошептала:

- Наверное...

 

- Так и есть. - хмыкнула Линда, одним движением опуская ворот плаща обратно и продолжая идти вместе с не-мёртвой девочкой на буксире по просторному и светлому коридору.

Он больше напоминал покои какого-нибудь богача в верхнем городе, чем вершину башни мага. Изящные голоскульптуры, свисающие из горшков с дорогой гидропоникой лианы и цветы, создающие слегка влажную и свежую атмосферу, непривычную для лёгких приспособившихся к химическому и рециркулированному воздуху Европолиса. 

Остановились они у круглой двери с мерцающим голографическим сенсором.

- Ну, твой брат здесь.

Девушка протянула руку перед собой и коснулась панели. Та с тихим писком вспыхнула зелёным и раскрылась перед посетителями. Перед ними предстал небольшой больничный блок, снабжённый разнообразными дорогими медицинскими приборами. Белые тона были приглушёнными и не резали глаза, а матовые пластиковые раздвижные занавески разделяли койки. 

К счастью, тут был лишь один пациент, к которому Элеонор подтолкнуло какое-то невидимое чувство.


Мои персонажи:


Награды:

#367 Ссылка на это сообщение Ау-лисичка

Ау-лисичка
  • You Idiot.
  • 16 676 сообщений
  •    

Отправлено

Особняк Лувра

 

слегка влажную и свежую атмосферу, непривычную для лёгких приспособившихся к химическому и рециркулированному воздуху Европолиса.

 

Из груди Линды вырвался тихий кашель, вызванный непринятием организмом слишком чистого воздуха. Грязный воздух, полный выхлопов и химикатов, стал слишком привычен для людей двадцать третьего века. Люди добровольно создали себе убежища, напоминающие гробы, чтобы отбросить матушку природу и создать свой собственный мир. "Осколки - раковая опухоль Земли!", - Джен Одземир  в выступлении парламента Европолиса от пятого ноября две тысячи сто девяносто девятого года.

Только Элеонор не заметила разницы. Мертвецам не надо дышать, мертвецам не надо думать о загрязнении планеты и о своем здоровье. Мертвецам надо думать о другом. О делах гораздо более важных для них. Ведь все достойны счастья, не так ли?

Пусть даже после смерти.

 

 - Ну, твой брат здесь.

 

Элеонор протянула удивленное "Ой", когда они очутились в палате. Если что мертвецы и ощущали, так это страх. Оторвавшись от своей спутницы, восставшая юркнула в сторону, минуя койки, позволяя неведомой силе вести ее вперед. Если с виду это место казалось ухоженным и чистым - пагубный взгляд неупокоенной замечал другое. Едва ощутимые частички забвения, осевшие на белых простынях; убивающую стерильность и пугающая тишина. Таков был Мир Плоти для каждого из ее бедного рода.

Он напоминал мертвеца. По крайней мере, для нее. Койка, где находился Герберт, больше напоминала гротескный гроб, а молодой Миллер был без сознания. Его обычная бледная кожа казалось сейчас серой, глаза были прикрыты повязкой, из-под которой капали мутные частицы забвения; противный, сводящий с ума писк оборудования, к которому был подключен маг, был невыносим.

 

- Б...

Поступивший ком к горлу не дал ей договорить. Неуверенно протянув руку - и подозрительно обернувшись - восставшая аккуратно взяла ладонь брата, словно боялась, что, подобно фарфоровой статуэтке, он сломается на тысячу мелких осколков.

 

Все плохо. Никто не придет. Никто не услышит. Ха-ха.



#368 Ссылка на это сообщение Felk Spectre

Felk Spectre
  • 8 466 сообщений
  •    

Отправлено

The end of a nightmare


G͉͎o̼̰͟d ̬̖̖̳̣̗ḑ̗̥̰̠ͅa͍̤m̗͕̯̩͓̜͕͞n̛͙ y̥͓͍̝o̦̦̹͎̦̖̜͠u,̱̪͟ ͔Ḩ̮̺yḍ͇ḛ̼̩͙!̩͘ T͙ͅḁk̝̫͝e̪̮̮ ̼̺̰̹͇a͎̠͕̱͖͘ͅll̰̬͚ ͏̟̜y̫̯̘o̫u̖̤̳̙̰̟̕ͅr͖͖̭ e̫̮v̹͈̭̞͉͍̰i̴͈̬̖̠l̴̪̗ ͖d̪eͅé̻̩̮̦̰̯d̝͙s a̳n̛̼͚̳d̴̜͓̙ ͈̦r̠͇͓͖̪̯͠ͅo̦̣̜͉͙͘t̴͕͍̫̝̻̤͚ i̭̣̳̫̻n̮̮͕̖͕͇͟ ̮̮̻͓̰̙̫h͔̪̣̺̭̱̱e̡͙l̲͖̰̬̙͈l͖͙͖̣͈̫̦!

 

I̻̺̦͔̦'̼͕l̸̮l̜̺̹̩͙̗̀ ̨s̯̬̤͕̤͔̗e̳̮͖͎̬̭e̡̖̮͇̖ͅ ̡̺͕̘͇you̷̘̲̰͍̠̙ ̤̤̕t̙̣̭̻͎͘ͅh҉̥̜͎̼e̺͓͓̳̺͍ͅr̵̬̞e͍̳͕͇̣͡.͖̥̝͎̱̖.͈͕̥.̜̟͞ ̤J͇e͎͚ky̷̗̠̻ͅl̴͙̥͕̟̪l͎̗͈̹͝.҉̩͍̞

https://youtu.be/TSQw_8c37uM
 

    Дорогой паркет тихонько скрипел под её ногами, когда озаряемый всполохами искрящихся за окнами молний силуэт молодой девушки медленно прошествовал по коридору. С каждым близким раскатом грома стекла пронзительно дребезжали; казалось, ещё чуть-чуть — и они с пронзительным звоном треснут, впустив бушующую в городе бурю в единственное убежище, оставшееся в этой реальности.
 
    Она увидела её ещё до того, как дошла до окна, за которым доносился стук; невозможно было её не увидеть. Окутанная бледным, дрожащим лунным сиянием женщина с серебряными волосами и бирюзовыми глазами, что светились за стеклом мерцающими сапфирами. Она была облачена в воздушном, столь же насыщенного бирюзового цвета одеянии, на юбке которого переливались размеренно мерцающие созвездия, а на рукавах блестели вкрапления и изящные драгоценности из вещества, напоминающего ожившее, движущееся серебро или ртуть. Женщина парила перед окном, чуть протянув ладонь с дымчато-чёрными когтями к покрытой дождевыми каплями поверхности.
 
    Когда девушка приблизилась, остановившись почти вплотную к стеклу с обречённым, уставшим взглядом, та подалась вперёд — так, что будь у неё дыхание, стекло бы запотело с противоположной стороны.
 
    Но разве могло быть дыхание у самих звёзд?
 
    — Вот ты и попалась, кролик, — с усмешкой промурлыкала женщина, протягивая руку прямо сквозь стекло, поддавшееся даже без приложенного усилия, словно было лишь полупрозрачной дымкой, радужным мыльным пузырём, а не плотной материей. Девушка со свистом втянула сквозь зубы прохладный, пахнущий сиренью и бальзамином воздух. Она давно хотела сменить ароматизатор воздуха, который включала в апартаментах ради иллюзии чьего-то присутствия. Именно с этой отрешённой мыслью агент ФБР услышала треск рвущейся ткани, услышала, с каким жалобным визгом разбилось стекло, когда демоница резким рывком потянула её на себя. Мгновение, не более — кожу обожгло воющим, холодным ветром, продувающим насквозь до самых костей. Второго мгновения было достаточно, чтобы её тело восприняло ощущение свободного падения. Третьего было достаточно, чтобы она осознала происходящее.
 
    Маска безразличия легко спала с её лица в момент этого осознания. Когда девушка раскрыла рот, чтобы завопить от ужаса, она почти поперхнулась ворвавшимся в её глотку ледяным воздухом. Паника, захлестнувшая обыкновенно холодный и расчётливый разум, мешала сосредоточиться, но даже сквозь застилавшую глаза пелену сковывающего ужаса она на уровне инстинкта осознала, что могла сделать что-то. Её методики были бесполезны против столь прямолинейной и неумолимой преграды, как стремительно приближающийся асфальт, и она позвала на помощь ту часть её Гения, на которую коллеги лишь пренебрежительно фыркали. Это было чем-то сырым и необработанным, чем-то, что Просвещённая наука отрицала всеми фибрами своего существа. Когда начальство узнает об этом, ей определённо грозил выговор. Возможно, даже понижение в уровне Обработки. Напружинившись и поджав ноги к телу, она зажмурилась, схватившись за ткань разорванной толстовки на своей груди. Не было времени размышлять над формулами, не было времени просчитывать сопротивление воздуха и силу гравитационного поля на стыке тектонических плит, где находилась эта часть города.
 

lamiPDb.png
    Это произошло не резко; она понимала, что в этом случае её плоть бы стряхнуло с её же костей не меньше, чем при столкновении с мокрым асфальтом. Скорость падения медленно, но неумолимо замедлялась, убывая до тех пор, пока она не рискнула распахнуть глаза и ошеломленно ахнуть; её тело планировало в потоках невероятно сильного ливня, словно пёрышко. Она заворожённо, с сосущим внутри живота ужасом разглядывала мрачные стеклянные небоскрёбы, пожираемые надвигающейся тьмой, разглядывала прохожих и офисных работников, что остановились на своём пути и молча, неподвижно смотрели на неё. Обернувшись и поджав одну ногу, девушка увидела, как жильцы нижних этажей её дома наблюдали за ней из окон безучастными, сияющими в пожирающем их силуэты мраке бирюзовыми глазами. Черты их лиц были нечёткими, словно нарочно смазанными в графическом редакторе; глаза, лишь глаза были видны чётко, видели чётко. Медленно, один за другим, жильцы дома ничком падали на пол своих апартаментов, едва она спускалась чуть ниже, и они наблюдали даже когда лежали, даже когда выходили за пределы её поля зрения. Лежали. Лжали. Лгали.
 
    Всё скатилось в ад с поразительной скоростью, следовало признать честно — скоростью падения одного конкретного человека с одного конкретного небоскрёба. Отвернувшись от наблюдающих, медленно паря вниз, с каким-то заторможенным, ошалелым ужасом чувствуя на себе взгляды людей с сапфировыми глазами, она думала… что уже не удивлялась этому. Это само по себе было подозрительно — происходящее шло вразрез со всем, что она знала и во что верила, однако она достаточно легко смирилась с тем, что происходящее потеряло всякий логический смысл. Когда же её босые ноги коснулись мокрого асфальта, девушка немного растерянно поёжилась, мотнув головой и запрокинув голову. Высоко же пришлось падать. Неужели… она стала Исказителем Реальности? Она?
 
   Вдруг к ритмичному звуку бьющихся об асфальт дождевых капель и громовых раскатов прибавился другой, чужеродный звук; звучный, легко различимый стук каблуков. Девушка, приобняв себя за плечи, настороженно заозиралась, пока её взгляд не остановился на нагой женской фигуре, плавно выскользнувшей из стены дождя в плаще мягкого бирюзового свечения. Она не была похожа на ту женщину, что вырвала её из окна под звон бьющегося стекла, но когти у неё были такими же: дымчато-чёрные, сросшиеся с самими пальцами, покрытыми сегментированными участками блестящего чёрного хитина, между сочленениями которого сочился пронзительный свет умирающих звёзд. Лишённая и клочка одежды, лишь голова её была увенчана тонкой короной, оплетающей небольшие тёмные рожки в густых серебряных волосах. Гибкий чёрный хвост, диссонируя с плавной походкой и насмешливо-высокомерным выражением пугающе прекрасного лица, нервно вился за её спиной, извиваясь и терзая воздух, словно его владелица была в абсолютной ярости. Полные, розовые губы изогнулись в хищной усмешке, когда демоница с фальшивым сочувствием склонила увенчанную серебряной короной и дымчато-чёрными рожками голову, подбоченившись и дёрнув гибким хвостом.
 
   — Некуда бежать, маленькая птичка, — промурлыкала демоница, слегка поманив попятившуюся девушку чёрным когтистым пальцем. — Будь паинькой, и смирись со своей участью.
 
   Она прищурилась, с настороженностью и неприкрытой враждебностью во взгляде тёмных глаз разглядывая объятый лунным сиянием силуэт, попятившись назад. Нечто знакомое, нечто… родственное, сломавшееся под гнётом воспоминаний и всепоглощающей агонии; она чувствовала в этом сломанном, извращённом и невообразимо прекрасном остове отголоски, что некогда шептали. Если бы она была сильнее… если бы не воззвала к ней тогда.
 
   Та, что наблюдала движения самих звёзд, мертва. Её больше не было; девушка, застыв в сковавшем её ужасе, не чувствовала в этом создании ничего подобного. Та, что сплетала судьбы в двигателе вселенной, ушла; она умирала понемногу с каждым прошедшим днём. Спираль… воспоминания, тяжесть которых сдавливала горло точно гаррота; она сама отказала ей в тепле человеческой памяти, испугавшись того, что произошло когда-то давно, давно впереди. От той, к которой она, он, они пытались взывать…
 
   …уже не осталось.
 
    — Тебе действительно нечем заняться, а? — хрипло каркнула девушка, с трудом протолкнув ком в охваченном спазмом горле. Демоница издевательски расхохоталась, расправив плечи и с кровожадной усмешкой уставившись на неё снизу вверх.
 
   — Я уже победила. Ты лишь песчинка в этом захваченном разуме, — низко прошипела та, дёрнув хвостом и заводя ногу с выросшим из пятки хитиновым каблуком за спину. — Я просто растяну удовольствие от твоего уничтожения!
 
   В следующий миг та оказалась рядом с ахнувшей девушкой, попытавшейся защититься руками, заводя искажённую когтистую руку за спину для атаки. Мощный, сотрясший всё внутри неё удар, от которого у неё побелело в глазах, обрушил девушку на влажный асфальт. Она широко распахнула расширившиеся глаза, зрачок которых на мгновение целиком заполнил поверхность глазного яблока, заполняя склеру чёрной плёнкой; в следующий миг, когда он сжался до нормальных размеров, белок обрёл прежний цвет, но радужка… Бледно-голубая, с небольшой алой бахромой вдоль зрачка.
 
   Она закашлялась, быстро перевернувшись набок и, пошатываясь, поднимаясь на ноги. Кожа, столь же бледная, была облачена в чёрное платье с вышитыми на юбке белыми узорами и высоким, плотно облегающим воротником; причудливый вырез «окном» словно заменил ту дыру, что демоница вспорола в домашнем одеянии агента ФСБ своими когтями. Густые, вязкие чернила стекли с её головы вместе с дождевыми каплями, словно дешёвая краска, обнажая истинный цвет её волос и ресниц: снежно-белый, начисто лишённый какого-либо пигмента.
 
Lph4Xgt.png
   

Бетани лихорадочно закашлялась, отшатнувшись и уставившись на демоницу, чей силуэт стал размазанной тенью перед её глазами; перед последней стояла уже не темноволосая девушка, работавшая в ФБР над профайлингом особо опасных преступников и страдавшая от непрекращающихся ночных кошмаров. Теперь перед Аштарот, чьей прекрасное лицо исказилось в гримасе пренебрежительного веселья, стояла та, с чьим разумом у неё и была ныне столь ненавистная для них обеих связь: бледнокожая девушка-клон с белыми волосами и небольшой родинкой возле губы — дефект, который не должен был проявляться у подобной, более новой и совершенной серии. Когда она проснулась в капсуле, над ней лишь провели больше положенного проверок. Не забраковали даже, что… было поразительно. Словно почувствовав на себе взгляд демоницы, Бетани застыла, как громом поражённая; прямо сейчас, она воспринимала себя собой — не иным воплощением, через которое прорывались осколки её знания о происходящем, и без того крайне зыбкие, но действительно, в полной мере… собой. Даже эфемерные воспоминания, даже фантомные боли от имплантатов вернулись. Она помнила, помнила… и чувствовала необычайную ясность в своём сознании. Её руки незамедлительно скользнули к бёдрам, где, под чёрной юбкой, обыкновенно находились лазерные пистолеты.
 
   Верные пистолеты легко скользнули в ладони. Аштарот лишь усмехнулась, облизнув длинным, гибким языком свои губы.
 
   — Это будет веселее, чем я думала!
 
   Она атаковала первой. Бетани проворно отскочила в сторону от мощного удара когтями, послушно следуя заложенной ещё до её рождения программой; серия «Бета» была создана для боя и взлома компьютерных терминалов, и эти данные были внедрены в её мозг когда он только начал развиваться в пробирке. Лазер «Полярного медведя» с пронзительно-резким для этой модели жужжанием загорелся в дуле, и из небольшого на вид пистолета вырвался яркий багряный луч, с шипением погрузившийся в самую крайнюю точку бедра демоницы. Но самое ужасное преимущество этого оружия крылось в другом; ладонь, сжимающая пистолет, плавно отвела его в сторону, изящным росчерком сдвинув мощный луч, буквально вспоровший дымчатую плоть Аштарот. Демоница на мгновение застыла, опустив взгляд на дымящийся разрез, едва не перерубивший её на две части. Из её горла вырвалось злобное шипение.

 
   — Неужели тебе всё ещё неясно? Это мой мир, мой! — с неожиданной скоростью и яростью она набросилась на отшатнувшуюся девушку, ударив когтистым кулаком.
 
   Бетани сдавленно ахнула; ноги оторвались от влажного асфальта, и мгновение спустя она почувствовала, как её спина врезалась в бетонную стену здания. Со скрежещущим грохотом бетон поддался; буквально пробив стену насквозь, клон рухнула на усыпанный осколками стекла и бетонной крошкой пол, быстро и почти рефлекторно поднимаясь на ноги. Перед глазами всё кружилось, но подобный манёвр с пробиванием бетонной стены... на удивление, не причинил такого уж огромного вреда. Она вновь забыла, что эта реальность была фальшивой. Нет, не фальшивой, но... искуственной?

 

   — Он... не твой, — хрипло ответила она, лихорадочно закашлявшись и сплюнув на усыпанный осколками пол кровью. Направив на очерченный в проломе силуэт демонессы дула лазерных пистолетов, клон мотнула головой, глядя на неё с ледяной ненавистью, животным страхом... и какой-то нелепой, тоскливой печалью. — Не теперь.

 

   Лучи синхронно вырвались из обеих пистолетов, без вреда царапнув фигуру её противницы; напружинившись, демоница с ослепительной скоростью подпрыгнула в воздух, в считаные секунды пролетев расстояние между ними. Легко приземлившись прямо за спиной резко обернувшейся Бетани, она резким ударом ноги отправила её в полёт, проломив телом клона перегородки и нагромождения компьютерных столов и терминалов. Легко подскочив к пошатнувшейся клону, с бараньим упрямством вновь поднявшейся на ноги, Аштарот легко схватила её за грудки и резко взмыла вверх.

 

   Раз за разом. Потолок за потолком, неберу легко проламывала ею любые преграды, стремительно пролетая сквозь огромное здание к самому небу. Стена за стеной врезалась в её спину, выбивая дух и дезориентируя; в какой-то момент она потеряла счёт этому, казалось, бесконечному небоскрёбу, пока они неожиданно не оказались под затянутым грозовыми тучами чёрным небом, под потоками проливного, немилосердного дождя. Ошеломлённая клон успела различить ухмылку на лице изверга, прежде чем та мощным толчком отправила её в полет к земле.

 

   Нет. Нельзя.

 

   Реальность исказилась, осыпаясь осколками полупрозрачного дымчатого хрусталя; одним усилим воли Бетани остановилась, с трудом затормозив в воздухе. Тряхнув головой, она подняла взгляд на свою соперницу, взмывшую к самому небосводу.

 

   — Чего ты пытаешься достичь, а?! — закричала она, морщась от боли во всем теле и наставляя на ту пистолеты, которые не выпустила из рук лишь каким-то чудом. — К чему всё это?..

 

   https://youtu.be/l12FjgkJK2o

 

   Глупый вопрос, право. Она понимала, к чему это — к полной власти над её телом, к изгнанию её из этого тела. Может, раньше падшая и думала о «сотрудничестве», но теперь, после многократных попыток Бетани дать отпор... на это надеяться не стоило. Тяжёлые капли дождя били по её телу, когда девушка хрипло ахнула, прочитав намерения демоницы. Не было времени думать, отступать было некуда. Она должна была... потому что выбрала это. Хотя бы попытаться. Она приготовилась, и когда начавшая сближение изверг подлетела почти вплотную, явно намереваясь одним точным ударом обрушить клона обратно на грешную землю... она схватила её за волосы.

 

   Закрутив её вокруг своей оси, Бетани с криком выпустила её, по инерции — прямо по направлению к земле. Вылетев точно из пращи, с приданным клоном ускорением, Аштарот с яростным, сотрясшим воздух визгом стремительно рухнула вниз, разрезая струи дождя и с грохотом врезаясь в землю, поднимая исполинское облако дыма и щебня; после контакта в асфальте образовалась глубокая, заполненная вязкой, влажной землёй воронка. Сдавленно ахнув, маг, поколебавшись лишь мгновение, направила дуло одного из пистолетов на эту воронку, зажмурившись и отвернувшись. Луч, пронзительней и ярче всех что были до него, яркой кометой понёсся к земле, озаряя зеркальные стены небоскрёбов и приземляясь в самом центре котлована. Мгновение, другое... и внизу раздался оглушительный взрыв.

 

   Поджав ногу, Бетани осторожно подлетела вниз, держа наготове свои верные пистолеты. Костяшками пальцев левой руки она касалась своего виска, сосредотачиваясь, усиливая своё воплощение; всё было поразительно тихо. Лишь бездушные зомби с бирюзовыми глазами медленно стягивались к котловану, спокойно останавливаясь у самого его края и молча разглядывая своими светящимися радужками груды щебня и земли. Настороже, клон опустилась на дно воронки, дотрагиваясь носками сапог до вязкой жижи... и почти тут же утопая в ней по самые щиколотки. Дождь плотной, почти осязаемой стеной заливал всё и вся, не оставляя сухого места на теле. Мгновение, другое и в ту же секунду груда обломков перед отшатнувшейся девушкой взорвалась столбом грязи и брызг, и в воздух оттуда взмыла Аштарот. Серебристые волосы, ничуть не грязные и не промокшие под проливным ливнем, извивались словно живые змеи, гибкое тело почти целиком покрылось пластинами блестящего хитина, когда демоница с нечестивым воем ринулась к Бетани.

 

   — ЭТО МОЙ МИР, СУЧКА! МНЕ НАДОЕЛО ИГРАТЬ!

 

   Гибкий, покрытый пластинами хитина хвост обхватил вырывающуюся девушку, бессильно пытавшуюся росчерком лазера отрезать его; пульсируя, уплотняясь и сдавливая со всех сторон, до хруста сдающихся ребер и вытекающей изо рта крови он подтащил брыкающуюся Бетани к падшей, со злобным шипением запустившей когти в её голову. В ушах раздался пронзительный, жалобный хруст её же черепа, который буквально трещал под когтями Аштарот, явно намеревающейся добраться до самого мозга.

 

   — Подчинись!

 

   Тонкие серебряные лозы медленно проклёвывались в коже мага, едва прорвавшись из тела Аштарты, впившейся взглядом сияющих глаз в лицо своей брыкающейся игрушки, оказавшейся слишком уж своевольной. Яростно извиваясь, Бетани запрокинула голову, уставившись на бескрайнее, затянутое тучами небо. Что-то... начало вырываться наружу. Чистая, сырая воляне только её самой, но и всех её инкарнаций, всех её половинок. Но... не только. Что-то невероятно древнее, яростное, величественное и невообразимо мощное, наполняющее сотрясающуюся под напором падшей душу неистовым и ярким огнем — словно свет самых первых звёзд, первые лучи, вспыхнувшие во мраке вселенной.

 

   — Какого?.. неберу изумлённо распахнула сияющие глаза, невольно выпустив жертву из когтей и попятившись назад.

 

   И мир утонул в огне.

 

byFY9BA.png

 

   Когда пламя отступило от пронзительно ноющих глаз, и мир вновь обрел форму и чёткость, Бетани со рваным, испуганным вздохом зажмурилась, тряхнув волосами. В тот миг, когда она вновь увидела, она различила квадратное, белоснежное помещение, стены которого пестрили оккультными рунами, а каждый свободный дюйм пространства был занят множеством машин, терминалов и компьютеров неизвестного для неё назначения. Она со свистом втянула воздух, медленно раскрыв подрагивающие веки и слезящимися глазами уставившись вперед, попытавшись пошевелиться. Бесполезно; по рукам и ногам она была привязана к какому-то креслу бледно-серой лентой. Когда она повернула шею чуть в сторону, боль в затылке красноречиво намекнула на то, что вряд ли подключенные к ней провода оценят хоть сколько-нибудь резких движений.

 

   В том, другом мире, она могла различать цвета. Вернее, один цвет иссиня-бирюзовый, напоминающий сияние умирающих звёзд. Теперь всё вновь погрузилось в черно-белое марево с оттенками серости. Бетани рвано вздохнула, поднимая взгляд на силуэт, мелькнувший в поле зрения. Глаза её изумлённо расширились.

 

   Лувр их работодатель, тот самый, что... Он расслабленно, со слабой улыбкой помахал ей, вытирая влажные руки белоснежным полотенцем.

 

   — С возвращением!невозмутимо бросил он, отвернувшись и швырнув небольшую, режущую глаза пронзительным сиянием сероватую жемчужину в небольшую жаровню на столе. Посмотрев на мужчину затравленным, непонимающим взглядом, Бетани медленно сморгнула наворачивающиеся на глаза слёзы и тряхнула головой.

 

   — Что... произошло?..

 

   В этот момент она почувствовала, как кто-то мягко коснулся её плеча.

 

   — Как ты себя чувствуешь, Бетани?

 

   Она оцепенела. И медленно, очень медленно повернулась в ту сторону.

 pDnQh4F.png


SOKH0Lm.gif


#369 Ссылка на это сообщение Gonchar

Gonchar
  • 6 222 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Особняк Лувра, Герберт

 

Рука словно подтянутая на невидимой тонкой нити болванка протянулась к лежащему без сознания бледному как смерть Герберту и коснулась его руки. И с этим движением по тонкой ручке восставшей из мёртвых девочки словно прокатилась всесметающая волна, словно тугая струя пробитого городского водохранилища изливалась на трущобы у своего подножия. Во рту застрял привкус влаги, холодной и маслянистой. Элеонор стояла с открытыми глазами, но не видела ничего. Перед её взором раскрылись лишь бескрайние серые воды иномирья, вливающиеся в неё словно в пересохшую землю. 

Как будто что-то тёмное, потустороннее и злобное обратило свой вечно голодный взгляд на её душу и алчно стало прорастать обратно, заполняя собой ноющую пустоту, до того толкающую восставшую вперёд и только вперёд. И, вместе с этим, Элеонор обретала такую желанную полноту и целостность. Пусть та и была со вкусом горечи.

 

До того бледное лицо Герберта стало постепенно наливаться краской и сознание болезненными пульсирующими толчками - вовзращаться обратно, встречая тупой ноющей болью в глазах и абсолютной темнотой, которая была тут же разбитая вспыхнувшими голографическими экранчиками, парящими в этой темноте. Пульс, дыхание, состояние имплантов и жизненных систем - это не было похоже не привычное приложение ИРИС.

 

Особняк Лувра, Бетани

 

Лицо Тома практически ничего не выражало. А это уже было чем-то - так как обычно его лицо не выражало в принципе ничего. Однако точно определить эмоции клона для Бэтани было проблематично даже спустя время, проведённое вместе. В них не закладывали способность к эмпатии, таланта поэтически ощущать мир или разбираться в хитросплетениях слов и человеческих отношений. Их функция была проста и предельно ясна. 

- Кхм. - Том откашлялся в кулак, окидывая взглядом Бэтани. - Не люблю я все эти сопли.

Чуть хмуро произнёс он и порывисто, немного топорно крепко обнял девушку, похлопав её по спине и отстранившись.

- Рад, что ты вернулась. - на его лице проступил намёк на улыбку. 

- Если позволишь, я опишу всё за твоего немногословного друга. - обернулся через плечо Лувр, совершавший до того какие-то манипуляции с жаровней, плавно проводя над ней рукой, от чего цвет пламени немного менялся - от пурпурного до бирюзового. - Я ощутил сидящего в тебе Падшего ещё когда мы только встретились. Но мне нужно было убедиться в его природе и намерениях, так как его сильно скрывал пласт твоей личности. 

Маг немного усмехнулся, подхватывая полотенце и обтирая остатки влаги с рук. Бэтани в едва ощутимом движении воздуха этого странного места ощутила холодящие влагой следы на своих висках.

- И выдернуть его наружу помог сильный стресс... - он повёл рукой в сторону Тома. - Но не всё в нашей жизни то, чем кажется. И ни одна постоянная Мироздания постоянной не является.

Он подошёл к креслу клона и повёл рукой, от чего сковывающая девушку лента плавно скользнула на землю. И то, что показалось обычной изолентой, на деле оказалась чем-то более плотным и с серебристыми символами на обратной стороне. 

- Как видишь, твоя подруга была не из лучшего десятка. 

Лувр хмыкнул и немного задумчиво потёр свою светлую бороду рукой.


Мои персонажи:


Награды:

#370 Ссылка на это сообщение Felk Spectre

Felk Spectre
  • 8 466 сообщений
  •    

Отправлено

Особняк Лувра, Бетани

Le music

 

— Как видишь, твоя подруга была не из лучшего десятка.

 

Девушка не ответила поначалу; медленно, словно опасаясь, что её кости хрустнут и надломятся под весом её же тела, которое стало казаться закреплённых на ногах бетонным блоком, Бетани обрела вертикальное положение, осторожно присаживаясь на кресле и потирая саднящее горло. Она не заметила преображения цвета пламени жаровни после манипуляций Лувра — не могла физически. Ахроматопсия. И тем ужаснее было осознание того, что она помнила: помнила увиденные в этом кошмарном бреду цвета, воспринимала их концепцию и названия неосознанно, как нечто само собой разумеющееся, помнила этот пронзительный бирюзовый цвет, который прежде был набором букв, за которым крылся лишь очередной колер серого, менее густой и яркий. Б-и-р-ю-з-о-в-ы-й — цвет её глаз, пульсирующие прожилки на тонких руках создания, что своим дыханием приводило в движение двигатель вселенной, взглядом очерчивало траектории звёзд и комет ещё до их рождения.

 

Она помнила. Даже если теперь всё вновь стало чёрно-белым. И тем тоскливее стало осознание своего увечья.

 

Со свистом клон втянула пахнущий какими-то пряными, смолянистыми благовониями воздух, стиснув челюсти до скрипа в зубах и привкуса крови на языке. Агар, кажется? Она читала об этом в сети, ещё когда ей лишь установили DEUS, но до того, как её имплантаты начали сбоить: в одном из онлайн-архивов клон, которую впервые пустили в Сеть, пусть даже под неусыпным надзором, обнаружила записи о благовониях, заинтересовавшись как-то раз Старым, ныне мертвым миром. Там была небольшая статья, и даже приложенный к документу образец с запахом. Ныне несуществующее алойное дерево, агар; до завершения первой сессии она успела прочитать лишь то, что его смола источала этот бензольный, сильный запах лишь после поражения ствола паразитирующим грибком — до этого дерево, обыкновенно, совершенно лишено запаха. К горлу подкатил упругий, плотный ком отвращения, отозвавшийся резонансом с объятым паникой сознанием; из глотки едва не вырвался жалкий скулёж. Она с трудом удержалась от того, чтобы не откусить свой собственный язык. Непереносимого унижения от ощущения собственной беспомощности было достаточно; вместо этого она попыталась рассуждать здраво, вслушиваясь в слова Лувра. Переменные и постоянные? Клон помнила слова той, о том, что она существовала на самой заре бытия. Это имел в виду их таинственный наниматель? Но…

 

…как он узнал?

ZbTdPXn.png

Тогда, после выполнения миссии, она сорвалась. Как можно было не сорваться? Бетани вздрогнула всем телом, вспомнив, почувствовав, как в одно мгновение угасла та искра, Гений, что горел в разуме Тома. Как великое множество раз до этого… Даже если теперь он стоял здесь, живой, дышащий и родной, из слов Лувра она поняла одно: он умер, чтобы помочь вытащить из неё её. И Лувр, спланировавший всё это — сколько часов он провел над полубессознательной одержимой, которую пришлось привязать к креслу, ибо она наверняка извивалась и орала так, что её горло теперь болело попросту нестерпимо? Сколько часов они оба пытались вытащить из неё её?

 

Она была последним человеком, который вообще мог на что-то жаловаться.

 

Бетани поежилась. Когда Том её обнял, плохо соображающая клон едва-едва подавила какое-то животное желание зацепиться за него, вгрызться зубами, заползти внутрь него если придется — но не выпускать более. Дикие, пугающие и неразумные мысли, которые она постаралась отпихнуть как можно дальше. Достаточно было того страшного отсутствия пустоты, что должна была ощущаться теперь внутри. Холодное, немного отрешенное и колючее, но что-то было вопреки всему, на что она надеялась — в груди, там где она видела… осколки?

 

Сейчас, постепенно свыкаясь с ощущениями, Бетани с нарастающим ужасом осознавала, что-то пошло не так. Или всё было нормально, и она себя накручивала? Оно не ощущалось нормально. Закрадывающаяся паранойя тихонько нашептывала на ухо, что всё не могло пройти столь гладко — она не видела своими глазами, что та покинула тело, которое клон уже с затруднением могла называть своим. Лишь пожравший всё белый огонь — только и всего. Она говорила тогда, что они одно. В этот момент в голове девушки появилась необъяснимая, возникшая на пустом месте мысль, потребность даже — клон отчаянно, до панической мании и рваного дыхания захотела посмотреть в зеркало. Увидеть, что же оттуда посмотрит на неё.

 

Она должна была быть на седьмом небе от счастья. Том жив, она перестала терзать её рассудок. Так почему всем, что сейчас Бетани чувствовала, был ужас?

 

— С-с… — клон тряхнула головой, прижав к губам кулак и хрипло закашлявшись. — С-спасибо… за вашу помощь, Лувр. Мне ж-жаль, что вам пришлось потратить свое время на мои… проблемы. Я… не думаю, что за такую помощь можно отплатить.

Клон быстро стерла влагу в слезящихся глазах, поднимая взгляд на приблизившегося мужчину и, слабо улыбнувшись, чуть поклонилась. Даже от этого движения на периферии зрения вспыхнули смазанные, вспыхивающие точки; желудок скрутило.

Только не опустошить желудок на его туфли, только не опустошить желудок, только…

 

Выпрямившись, Бетани немного вымученно улыбнулась задумчивому магу; эта улыбка тут же спала, когда её взгляд скользнул в сторону мерно полыхающей жаровни.

 

— Что с… ней… теперь будет? — со рваным вздохом хрипловато спросила клон, мысленно силясь заглушить подтачивающий рассудок червячок сомнения. В конце концов, Лувр не сказал, что она ушла. Может, лишь запечатана? Глубоко внутри…

 

Эта мысль повергла её в такой ужас, что по всему телу электрическим разрядом пробежала конвульсивная дрожь. Разум — подвижный и живой, как ртуть — начал судорожно продумывать способы изоляции, защиты. Её имплантаты. Девушка помнила, «падшая» не любила их за постоянные сбои, за то, как из рук вон плохо кибернетика ладила с истинной её сущностью. Она заменит каждый дюйм своего тела на кибернетический, если это поможет, каждый кусочек этой плоти, каждую…

 

Бетани выдохнула наконец воздух, удерживаемый в начинающих пылать лёгких и оборвав лихорадочно рассуждающий мозг на полумысли. Успокоиться, чёрт подери. Том рядом, живой — уж хотm это стоило того, чтобы держать себя в руках по мере сил. Она редко волновалась об остальном Как и в почти всех прошлых «случаях», если задуматься; кем или чем бы они ни были. Лувр ведь рассказывал, им и другим, так почему ей так сложно было объять умом произошедшее?

 

Опустив голову и позволив белым волосам частично скрыть лицо, чувствуя пылающие от стыда щеки, Бетани отчаянно надеялась, что Том и Лувр не видели тех красочных видений, что перебирала падшая, будучи в её голове. Немногие из них были достойными. Многие и вовсе постыдными и тотчас жалкими.

 

Или попросту болезненными.

 

KBcscJn.png


SOKH0Lm.gif


#371 Ссылка на это сообщение Gonchar

Gonchar
  • 6 222 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Особняк Лувра, Бетани

 

- Отправлю своему другу в Старую Венецию. - Лувр чуть пожал плечами. - Он неплохо разбирается в исцелении истерзанных душ. Если, конечно, он захочет этим заниматься со всеми событиями, что сейчас происходят в Европолисе.

Тень набежала на лицо Лувра и на мгновение повисла тишина.

- Этой ночью нам с Советом удалось обуздать большинство последствий прорыва, однако Шторм всё ещё бушует на границе с реальностью и в наш мир прорвалось слишком много визитёров с той стороны. - маг вздохнул и кивнул Бэтани с Томом. - Приходите в себя, вскоре мне понадобится ваша помощь. Не думайте, что вы маленькие шестерёнки как раньше. Ведь даже маленький камень в часовом механизме может остановить весь процесс. 

Ещё раз кивнув, мужчина подошёл к жаровне и слегка потёр её медный бок. Та, словно послушный дрон, взмыла в воздух и последовала за магом к выходу из комнаты.


Мои персонажи:


Награды:

#372 Ссылка на это сообщение Gonchar

Gonchar
  • 6 222 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

The End

 

25c81b364d43bfa162f13455dd1e69bd.jpg

 

Солнце начинало неспешно прорезаться в предутренней сизой дымке, клубившейся под самым горизонтом, превращая далёкие шпили исполинских высоток в подобие дрожащего пламени свечи. Его лучи понемногу стали запускать свои алые пальцы в тёмные ряды небоскрёбов Европолиса, выдёргивая их из милосердного бархата ночи и являя всё то уродство и безумие, что плескалось в эту ночь на его улицах. 

Изрисованные стены, разбитые витрины магазинов, кровь и тела на улице, догорающие остовы машин - всё это словно плеши усеивало тело исполинского города, перемежаясь с относительно благополучными частями, которые хаос не успел захлестнуть до того, как с небес обрушился карающий меч корпораций.

 

Одни говорят, что причиной послужило обрушение купола Северной Берлинской Сферы, другие - что банды панков стали опасно приближаться к штаб-квартирам Dayward, словно одержимые прорываясь сквозь заслоны полиции и частных охранных организаций. Возможно, тут было что-то третье или же всё вместе - кто знает? Результат был один - ОКО обрушилось на всех словно град. Боевые дроны, шагающие танки, больше напоминающие киборгов, чем людей, солдаты - они врезались в демонстрантов и панков словно нож в податливую плоть и за считанные часы Европолис стал тонуть в крови. Но это утопление было целительным, крысы стали бежать в ужасе и прятаться в свои глубокие вонючие норы. 

 

- По крайней мере так всё выглядит для обывателя. - чуть пожала плечами светловолосая девушка в дутой куртке, переступая через лежащего в луже собственной крови панка с согнутыми под неестественными углами конечностями. 

Она засунула руки в карманы и стала неспешно идти по центральной улице к расположенному в самом её конце шпилю. Всюду были перевёрнутые и изрешечённые машины, всюду хватало уже простых полицейских, стоящих на заслонах и внимательно прочёсывающих каждый угол. Девушка приставила ладонь ко лбу и посмотрела вперёд, чуть щурясь от бьющего в глаза восходящего кровавого солнца.

- Мало кто знает, что в эту ночь мир как никогда был близок к своему концу. - продолжила девушка, заправляя золотистую прядь за ухо и направляясь в сторону блок-поста, перегородившего дорогу. - Всадники Апокалипсиса стояли у самых ворот и ангелы так и ждали того, чтобы задуть в свои горны. Конечно же эта метафора, читай между строк и не принимай каждое слово на веру...

Она фыркнула и чуть закатила неестественно насыщенные синие глаза. 

- Да, Совет Традиций совместно с Технократией смог обуздать волну сверхъестественного и не погрузить человечество в слишком уж глубокий шок от осознания близости сверхъестественного, но что-то да ускользнуло в Сеть. Это как маленькие камни, которые начнут лавину и вновь распахнут ворота реальности. - блондинка приблизиалсь к постовому полицейскому и критично посмотрела на своё отражение в зеркальном шлеме, после чего чуть нахмурилась и обернулась через плечо. - И не делай такое удивлённое лицо, в этом мире ты либо сотрудничаешь, либо тебя уничтожат. Бунт и свобода - только второй слой иллюзии. Просто одни предпочитают жить в этой иллюзии, а другие спокойно выходят встретить объективную реальность. 

Усмехнувшись, она чуть поправила свои волосы и спокойно прошла через КПП. Ни один полицейский не обернулся в её сторону.

- Ну а что насчёт наших маленьких камешков? - иронично вздёрнула бровь девушка, неизменно шагая в сторону всё приближающейся высотки со всем известным в Европолисе логотипом.

GYOw0ZW.png

- Они, пожалуй, не знают даже трети правил той игры, в которой оказались. - она коротко рассмеялась, тряхнув головой. - Правда ли они одни единственные и особенные? В чём их настоящее предназначение? В чём настоящая интрига происходящего? Кто на самом деле им покровительствует и зачем ему такие маленькие мошки? Неплохие вопросы, правда? 

Взбежав по мраморным ступенькам высившейся высотки, девушка зашла между скользнувшими в сторону дверьми...и тут же растворилась в воздухе, сделав один короткий шажок вперёд. Ещё один шаг, ещё - декорации сменялись одна за одной, словно кто-то быстро щёлкал пультом переключения телепередач: атриум, офисы, конференц-зал и вот - пентхаус. 

 

b79d62fbd0979f438d5d79e105e031e0.jpg

 

Синие глаза видели сквозь созданную ей же иллюзию и одновременно на неё. Одним лёгким движением кисти и потянув за невидимые для обычного глаза струны блондинка чуть подправила детали горизонта, на котором рассвет проступал слишком поздно относительно реальности за окном. Дьявол кроется в деталях. Ну что за каламбур! 

- А что будет дальше? - спросила она, чуть подёрнув плечами и опустив взгляд в пол. - Кто знает? Вероятностей становится всё меньше, но они всё ещё разнообразны. Наступит день, когда придётся выйти в свет и стать героем дня. Наступит день, когда придётся выйти за пределы своего мира и окунуться в мир интриг и стать богом. Наступит день, когда придётся шагнуть в обитель богов и увидеть их ложь... - она прервалась и чуть усмехнулась уголком рта, подняв глаза под потолок. - И придёт день, когда придётся свергнуть Бога. 

- С кем ты там говоришь? - раздался тихий щелчок двери и из тайного прохода в стене шагнул светловолосый мужчина, за спиной которого парила жаровня с мерцающей синей жемчужиной. 

- С нашими зрителями, босс. - девушка отвесила сложный и помпезный реверанс. - Прощаюсь.

- Опять ты говоришь загадками, Бат. - мужчина тяжело вздохнул и на его лица отразилась вся тяжесть и невыносимость его вселенского терпения, проявленного к тем, кто служил ему. - Я позвал тебя не просто так...

- Конечно, ты ничего не делаешь просто так, Эл. - хмыкнула она.

-...и у меня есть к тебе поручение. - нахмурился мужчина, недобро посмотрев на девушку. - А теперь, если позволишь - давай к нему приступим.

- В твоём вечном услужении, Алладин, чей лик озаряет небеса каждое утро.

Пропела девушка, идя в сторону диванчика.

- Боже, дай мне сил. 


Мои персонажи:


Награды:





Темы с аналогичным тегами cyberpunk, wod, world of darkness

Количество пользователей, читающих эту тему: 1

0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых