Перейти к содержимому


Фотография

Мафия 017: Returning from the Void

f1rst mafia w40k мафия

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1121 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • ...
  • 14 673 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

pre_1506113885__.png

 

1409841423233.jpg

 

 

pre_1506105528___.png

 

pre_1506105586___2.png

 

pre_1506105614___3.png

 

pre_1506105639___4.png

 

pre_1506967253___sdffdc.png

 

 

Онлайн-таблица голосования

 

День первый(подсказка, итоги), День второй(итоги), День третий(итоги), День четвёртый(итоги)

 

 

https://youtu.be/DwhSQI97AlA

pre_1506106144__adadwawdaw.png


Регалии


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 1123

#1122 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • ...
  • 14 673 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Когда дверь "допросной" закрылась за спиной Тита и Айзека, второй заметно расслабился. А Тит, когда поднял взгляд, с искренним удивлением заметил Фрицию и Кафеуса, ничем не скованных, да и не пострадавших особо.

- Ты обделался, Майгрэм. Ты должен был перебить всех этих лоялистских выродков. Если ты думаешь, что наказывать буду тебя я, то... ты практически ошибаешься. Сейчас я расстреляю всех, кто остался снаружи, и мы вернёмся на корабль. Устроишь чистку несогласных, а потом я доставлю тебя хозяину.

И инквизитор оставил предателей, направившись в кабину пилотов. Уроды! Они испортили такой замечательный план! Все они. И местные выродки, и эти... предатели, раздери их Варп. "Леди Дождя" должна была стать его кораблём, вместе со всем её содержимым. Все те реликвии и артефакты должны были послужить его плану. Плану, в котором Мальстрим, "младший брат" Ока Ужаса, превратился-бы в тихое и спокойное место, свободное от губительного влияния Хаоса. Вишенкой на торте был Рыцарь этой аугменталистки. Найти лояльного пилота, и могучая машина в его распоряжении! Но нет! Надо было всё испортить!

 

Вдруг раскрутилась и повернулась на выживших автопушка - шесть стволов с гулом смазались в одно кольцо. Ещё одно предательство было налицо. Но вдруг стволы задрались вверх, и с грохотом заплясали огненные венчики, а крупные гильзы посыпались вниз. Наконец беспорядочные движения орудия и стрельба утихли, но толстая обшивка "Грозовой Птицы" скрывала развернувшуюся внутри борьбу. Ослабленный, болезненно бледный Рутгер сражался с Айзеком. На лице первого был гнев, на лице второго - удивление. Но у всего есть предел - даже у оружия. Адамантитовые зубья цепного меча одно за другим отлетали при парировании ударов силового клинка капитана. Один из таких зубцов рассёк одежду капитана и явил на свет электроклеймо с трёхголовой гидрой. Это и стало фатальным для инквизитора, с изумлением воззрившегося на эту метку - силовой меч вонзился в живот Гранкису, и тот сдавленно захрипел. Выдернув клинок, и пинком отбросив соперника к стенке, капитан навёл инферно-пистолет на поверженного.

- Погоди, погоди... - Айзек поднял одну руку, другой зажимая рану - кровь из под пальцев текла почти чёрная - Эта ловушка должна была убить любого человека, как уверял меня Кафеус. Неужели ты... *смешок* Альфарий?

- Нет, ублюдок. Я - Омегон. - вылетевший из пистолета бледный луч превратил голову инквизитора в пар.

 

Осталось разобраться с предателями. Их было всего трое. Но, когда капитан, поправивший плащ так, что-бы закрыть дыру в одежде, зашёл в изолятор, он сделал только один. Техножрец, которому он доверял, поплатился за свои ошибки. Фон Блюмменхоф был милосерден - он выстрелил в голову. Через несколько минут носовая аппарель опустилась, являя выжившим капитана, выглядевшего как обычно. Впрочем, Кия и Фелиций могли заметить, что мужчина умело скрывал свою слабость. Два глаза - один живой, а второй аугметический, воззрились на мисс Тиг, - Третья дверь налево. Они ваши.

 

"Леди Дождя" всё-же вернулась в Порт-Странствие. Да, путь дался гораздо сложнее, он был дольше, он был горше. Фон Блюмменхоф потерял нужных, ценимых им людей. Он винил себя в их смерти, но об этом, пожалуй, никто не знал. За время путешествия все, кто пострадал от "головомойки", устроенной Гранкисом, пришли в себя. Кто позже, кто раньше. Разумеется, Рыцаря Фош забрали с планеты, и капитан предоставил женщине ресурсы для самого необходимого ремонта. Космодесантник и арбитр исчезли ещё на планете, когда Рутгер оттаскивал Айзека от орудийной консоли "Птицы". Их никто не искал. Так-же мужчина помог Эдгару и Рафу вскрыть чудной сейф, и находка поразила даже его. Биография Лорда-Милитанта Голгенны Анжевина, написанная рукой одного из его приближённых. История о человеке, крестовый поход которого и положил начало сектору Каликсида, была не только огромной ценностью, но и опасностью для её хранителей. Зная о том, что за знания нигде не гнушаются убивать, капитан предложил мужчинам помощь в перевозке и продаже этой реликвии.

 

На этом общая история этих личностей теряется, и начинаются их собственные.


Регалии

#1123 Ссылка на это сообщение Askelad

Askelad
  • Последний истинный король
  • 1 739 сообщений
  •    

Отправлено

Эпилог

 

Разум бессмертного уничтожил Солнце,

И вдали от света погибал мир,

Вскоре явилось самое порочное из воплощении,

И мир окончательно сгорел в огне разрушения

 

Сумерки опустилась на мертвую планету. Среди руин, Норин Лар продолжал методично работать под светом фонаря, копая могилы. Прошло уже четыре часа, как он блуждая по полю боя собрал то, что осталось от его солдат. Норин услышал за спиной шаги, но не обернулся, а продолжил копать в одной нательный рубашки и штанах. Броня и оружие были аккуратно сложены рядом на растоянии руки. Тренированный мышцы не чувствовали усталости, а разум сосредоточен на действии. Легкий женский голос раздался из-за спины. Она находилась вне света фонаря:

- Почему ты копаешься лопатой в грязи?

Норин не повернулся на знакомый голос. Он не остановился размеренное движение лопаты. Лишь ответил недовольным голосом:

- Бывают времена, когда необходимо любую работу делать самому. Я нашел почти всё, что мне необходимо.

Девушка оживилась и присела рядом:

- Что ты ищешь? Может, я смогу тебе помочь?

Норин медленно отрицательно повел головой:

- Если их найдет кто-то, кроме меня, в обряде не будет смысла. Осталось выкопать еще пару.

Норин продолжил самозабвенно, пробивая неуступчивая землю и отбрасывая почву в сторону, а его связная Мириам задремала рядом. Так прошло еще пару часов.


Мириам проснулась, укрытая маскировочным плащом. Норин Лар тем временем. Она оглянулась, протирая глаза. Только начала отступать ночь и загораться день. Норин Лар одевая шлем с усмешкой сказал:

- Проснулась? Ты так крепко спала и обслюнявила мой маскировочный плащ! Неважно, я закончил их.

Мириам оглянулось было выкопано не меньше двух дюжин могил на каждой лежал камень и оружие. Простые камни без надписи.

- 18 штурмовиков, 3 снайпера, 3 подрывника и военный врач. Могилы моих солдат. Я наконец нашел последнего, всего лишь обрубок кисти руки с татуировкой. Моё командование привело их к смерти. Мой долг упокоить их тела, как единственного оставшегося на поле боя.

Мириам внимательно осмотрела камни, не на одном не было слов. Мириам обернулась к Норину. Он взирал на могилы с лицом, высеченным из камня. Она спросила:

- Камни без слов и имен кажутся очень одинокими...

Норин Лар подобрал маскировочный плащ и нацепил на броню. Голос его звучал сурово и холодно:

- Еще не пришло время писать последние слова на камнях. Пуля за пулю, нож за нож, кровь за кровь. Прем моими солдатами, разорву их мерзкие туши на части и напиши им слова их кровью. Они обретут покой в тени от света Императора.

Норин Лар еще раз окинул взглядом могилы:

- Так я верну им долг. 

Норин Лар отвернулся и собирался возвращаться, но Мириам тронула его за плечо. Она с тоской в голосе медленно сказала:

- Я не вижу здесь могилы, Лиары. Какую эпитафию ты приготовил для неё?

Норин Лар обернулся и посмотрел на Мириам холодным и тяжелым взором, словно хищник перед броском:

- Я отбросил её в забытьи.

Он указал немного дальше и Мириам обернулась. Немного поодаль могил были воткнуты рядом катачанский клык и посох над пустой могилой. Они касались друга друга, словно поддерживая на гибнущей планете. Несломленные и забытые. Мириам стояла на взирая на кладбище, пока Норин Лар не скрылся среди руйн. Она прошептала горько понимая:

- Почему?.....


Следующая ночь. Смерть.

 

Мириам нашла Норина Лара с пробитой грудью и подрезанными сухожилиями ноги. Рядом лежал катачанский клык, обагрённый его кровью. Он был изъят из места захоронения. Мириам присила на карточки и положила его голову себе на колени:

- Скажи, разве не получилось, так как я предсказывала?! Теперь ты в таком состоянии. Ты легко мог получить долгую жизнь в далеко отсюда. Жалкие потуги. Отказаться от всего и превратиться в истекающий кусок мяса.

Норин Лар с трудом поднял руку и коснулся щеки Мириам. Он слегка улыбаясь сказал с теплотой смотря на неё:

- Редкий дар... Наверно, мне стойло послушать тебя и сделать так, как ты говорила.

Он провел пальцами по её щеке, оставляя кровавые разводы:

- Прости, я заметил, как ты похудела из-за тех задании, в которые я тебя втянул. Это с самого начала было, не чем иным, как извинением перед тобой.

Губы Мириам и она печально улыбнулась его словам. Норин Лар продолжил:

- Я рад, что когда всё кончено я смог увидеть твою улыбку.

Она почувствовала, как ослабевает его рука и прижала крепче своей ладонью. Слезы копали одна за другой на его лицо, смывая горечь поражения. Через чередующийся всхлипывания она расстроено она промолвила:

- Дурак, если ты бы слушал меня, то покончено было с ними, а не с тобой. Какой же ты дурак....Скажи, что тебе было до них? Я спрашиваю тебя снова "Почему?".

Её слёзы скатывались по его щекам. Норин Лар спокойно ответил:

- Прости, я снова заставил тебя плакать. Солдат разочарованный в своей жизни. Интересно, как всё произошло, если бы я сделал другой выбор?

Мириам отпустила его руку и придерживала ладонями голову Норина Лара на своих коленях. Она тихо сказала:

- Ты сожалеешь?

Норин Лар посмотрел на небо. Жизнь неотвратимо покидала его. Он твердо ответил:

- Это всего лишь любопытство, я всегда мечтал умереть в бою. Чтобы случилось всё именно так. Чтобы жизнь, которую я прожил, как солдат... чтобы преступления, которые я совершил... чтобы ты была свободна от обязательств... чтобы всё наконец закончилось.  

Каждые следующие слово давалось ему с трудом. Он закрыл глаза и спустя мгновения умер. Мириам сидела с ним до рассвета, её слезы высохли. Только пустота и едкая горечь осталось с ней. Шаги и голоса неподалеку вывели её из ступора, Она скрылась среди руин, не оборачиваясь на труп Норина Лара.


Сообщение отредактировал Askelad: 07 Октябрь 2017 - 17:24

askelad_banner.png

 

 

"Герой эльф-парада "Фонтан желаний"

 

Нифал


#1124 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • Аватар пользователя OZYNOMANDIAS
  • Знаменитый оратор
  • 4 202 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

THE END...


Старый, покрытый засохшими пятнами грязи спальный мешок гвардейца, лежащий поодаль от транспортника на холодной земле, насквозь просырел. В холодной ночной темноте с поверхности планеты, нагревшейся за день, медленно поднимался плотный туман, своей густой пеленой заволакивая зловещие тени обугленных деревьев и безлюдные нижние уровни умершего города-улья. Прорезающие неприглядную серость остроконечные вершины небоскребов впивались в звездное небо, словно рукотворные, но сгнившие зубы земли, закрывая собой блеклую дробь света, рвущегося сквозь мрачный занавес космоса. Те неясные лучи звёзд, что долетали до поверхности планеты-могильника, не внушали надежду на лучший исход, не говорили о шансах: они светились в этой промозглой погоде, будто круглые фосфорные пятна на свежевскопанной яме
 
На свежевскопанной яме посреди кладбища.
 
Тонкие, обтянутые мышцами и венами руки тонули в широких рукавах двубортной серой шинели, с высадкой на планету потерявшей свой цвет и ставшей землистой от налипшей грязи. В царящей ночной промозглости шинель тяжелела и костенела, пропитываясь влагой и тут же замерзая под резким порывом ветра: хорошо, что она не была однослойной, иначе отсутствие разведенного костра сделало бы эту ночь фатальной. Сидящий на спальном мешке и припавший спиной к сухой торчащей коряге Лейтенант не думал о том, что холод проникает сквозь кожу, ледяными клыками сжимая кости. Он, не смыкая серых глаз под черными стеклами линз противогаза, старался не шевелиться, пристально разглядывая тени во мгле и прислушиваясь к малейшим шорохам – чтобы затем, когда кольцо этих теней начнет сужаться над его неподвижной фигурой, приняв офицера за спящего, он отработанным движением твердой руки вскинул лазган и укрытым черной кожаной перчаткой пальцем зажал металлическую пластину курка.

Он знал, что сегодня за ним придут. После прошлой ночи, оставившей на нагрудной кирасе ужасную вмятину, Верден был абсолютно в этом уверен. Отцепляя броню, рассматривая её повреждения и обрабатывая посиневшую рваную рану на ребрах, оставленную твердой рукой ударившего ублюдка, лейтенант 4100-1553-3223-Феста, пытаясь сделать хотя бы вздох без режущей правое легкое острой боли, прикидывал, что за чудовищная сила, бродящая в темноте меж деревьев, могла ударом кулака пробить его тело насквозь, словно требуху. Архимилитант знал свое дело и знал, на что способен каждый из членов экипажа и пассажиров "Леди Дождя", закрытых на этой планете, как в клетке. Долго прикидывать не пришлось.
 
Когда на следующий день начало вечереть, офицер, без предупреждений и лишних разговоров, собрал спальные принадлежности и ушел из разбитого лагеря к окраине леса. Дождавшись заката, он снял с кожаного пояса саперную лопатку, выбрал подходящее место для сброса земли – пустотелую старую корягу – и выкопал ровную прямоугольную яму шириной в полтора фута. Туда он опустил испорченную кирасу, в которую сложил все добытые им медикаменты, драпировав импровизированный контейнер срезанной со спального мешка слоем ткани и закрыв место хранения сначала ветками, а затем предварительно отложенным дерном. Там же он расстелил мешок и улегся, расположив ноги в высоких сапогах прямо над закопанными лекарствами. 
 
У этого решения были свои причины, но Лейтенант руководствовался только одной. Он прекрасно знал, что не увидит утра, и это не было для него чем-то существенным – это как бросить себя под гусеницу танка, надеясь, что выигранного времени хватит, чтобы боец позади тебя успел сделать выстрел. Он верил, что Император смотрит на эту планету и, если сочтет остальных достойными, то даст превозмочь опустившийся на них ужас. Но здесь был лишь десяток верных слуг Бога, а в нескольких лигах над ними парил крейсер, где были сотни его верных слуг. Лежа на медикаментах и сжимая лазган, архимилитант оставался криговцем – а криговец не мог допустить, чтобы захватившие раненого капитана Рутгера хаоситы выходили его с помощью этих лекарств. Криговец был готов пожертвовать каждым из тех, с кем делил пищу, повинуясь холодному расчету не допустить скверны на корабле. Не доверяя никому, он был готов бросить на штыки каждого, словно бесправное пушечное мясо, чтобы добиться победы.
 
Поэтому первым делом он начал с себя. 
 
Мрак сгущался стремительно. Одревеневшие пальцы немного дрожали на рукояти лазгана, на укрытом маской лице выступал холодный пот. Это было не волнение, это был не страх – хотя, если бы Фридрих Верден вообще понимал, что такое эмоции, то смог бы определить точнее. У гвардейцев Крига нет опыта эмоций, нет опыта желаний, мечтаний и надежд. У них нет вообще ничего, кроме приказов и готовности к смерти. Если повезет, за спиной твоей двубортной шинели останется еще боевой опыт, который ты потом будешь использовать и который может спасти тебе жизнь, чтобы ты отдал её во имя Бога-Императора.

К сожалению, из многочисленного и разнообразного боевого опыта офицера не нашлось того, который смог бы спасти ему жизнь на этот раз. Опыта удара исподтишка, наглого и трусливого, но от того не менее результативного – опыта отравления через фильтр противогаза.
 
...Стягивая с лица кожаную маску и забрызгивая шинель льющейся кровью из раскрытого в беззвучном крике ненависти рта, кашляя разъеденными в клочья легкими и выплевывая их, Лейтенант повалился набок, задыхаясь в агонии. Это не было малодушием для криговца – биться от бессилия перед приближающимся концом, когда твои внутренности разъедаются парами яда. Рядовые гвардейцы бросались под гусеницы, не думая, что все будет легко: они знали, что могут упасть неудачно, и тяжелая машина переедет их пополам, оставив последний отрезок дороги искупления грехов перед Империумом наполненным ужасной болью. Они знали, что их могут ждать мучения – по крайней мере, Фридрих знал. Поэтому, захлебываясь в заполняющей горло горячей крови, он и не думал потянуться за закопанной на расстоянии руки аптечкой. Он знал, что его жертва не будет напрасной. Что это будет спасением. Что лежа на сырой земле неизвестной ему планеты он выполнил свой долг.

Он позволил себе умереть.

***

— Вокс-передача с крейсера "Леди Дождя", полковник.

Комиссар Граций, оторвавшись от инфопланшета, поднял голову и застыл в напряженном ожидании, словно хотел услышать какую-то популярную и трогательную декламацию. Полковник-81, работая над гололитическим изображением поля боя, где гибли его солдаты, даже не вздрогнул

— Озвучь передачу, — сухим будничным голосом проговорил он приказ, пальцами в черных перчатках продавливая кнопки рунической панели стола.

— Лейтенант Фридрих Верден, номер 4100-1553-3223-Феста, командир 2-го взвода гренадеров роты «Дзэта» 17-го пехотного полка Крига, погиб во время исполнения миссии, — отчеканил связист, не отвлекаясь от приборов. — Цель сопровождения спасена и доставлена на точку назначения. Конец передачи.

Комиссар с каменным лицом выслушал гвардейца, затем повернулся к полковнику, ожидая, что тот попросит детали смерти своего офицера. Это сделал бы любой полковник любого другого полка как минимум ради того, чтобы вынести решение о возможном посмертном награждении гвардейца за проявленные храбрость, стойкость или просто за боевые заслуги. Каждый солдат Корпуса шел на смерть не задумываясь – но лейтенант Верден, не раз за короткое время своей службы проявив доблесть на поле боя, мог погибнуть, успев перед смертью в одиночку уничтожить целую орочью ватагу, орудуя лишь саперной лопатой и саблей Наездника Смерти. Граций терпеливо ждал, когда же полковник отдаст следующее распоряжение.

— Вызовите ко мне рядового номер 4768-9870-1114-Феста, — приказал наконец командующий полка и снова перевернул геокарту, глядя на нее уже с позиций противника.

Комиссар Граций смотрел на полковника с плохо скрываемой досадой. В нем, как и обычно, не проявилось ни одной эмоции, ни одной лишней фразы или хотя бы вздоха. Лейтенант Фридрих Верден стал обычной боевой потерей, равной сотням и тысячам других боевых потерь. Очередным солдатом, на место которого придет другой, затем еще один и еще один: наверное, до тех пор, пока Криг не обратят в пыль – если, конечно, это может остановить этих безжизненных кадавров, лишенных всего, кроме веры и верности.

— Рядовой 4768-9870-1114-Феста, гренадер 2-го взвода роты «Дзэта» 17-го пехотного полка Крига, по вашему приказанию прибыл, — по уставу, сухо и без эмоций отчеканил прибывший солдат.

— Рядовой 4768-9870-1114-Феста, — незамедлительно начал полковник-81, сквозь линзы противогаза глядя на подчиненного. — По приказу командования вы получаете повышение до ранга лейтенанта и назначаетесь командиром 2-го взвода гренадеров роты «Дзэта» 17-го пехотного полка Крига.

Комиссар Граций смотрел на это со стороны, словно перед ним были уже не люди, но тряпичные куклы, натянутые на холодный пласталевый скелет. Их судьба, судьба их подчиненных и товарищей в их глазах стоила не больше, чем то потертое снаряжение, которое им выдавалось. Этот рядовой был одним из тех, кем командовал Верден, чью жизнь лейтенант наверняка не раз спасал в самых тяжелых и кровопролитных боях. Лейтенант воевал за каждого из них, и его подчиненные, понимая это, воевали за него в ответ. Граций видел, как лица других гвардейцев из других полков серели и искажались болью после новости о смерти командира – но не здесь. В Корпусе Смерти Крига, среди мертвых полков, он не видел не то что эмоций – он даже не видел лиц. Может, поэтому Граций так верил в силу слов, ожидая, когда же она проявится в одном из криговцев, когда же начнется гневная тирада или хотя бы промелькнет вопрос о судьбе Вердена, чье имя – в этом комиссар не сомневался – уже было стерто из списков и перенесено в раздел "мертв".

— Так точно, сэр, — отчеканил офицер.

Это было всё, что он сказал.
 

...IS NEVER THE END.


https://youtu.be/wcMFQ8-r_cU


Сообщение отредактировал Легат Номад: 10 Октябрь 2017 - 17:39


#1125 Ссылка на это сообщение Laion

Laion
  • ☼ ¯\_(ツ)_/¯ ☼

  • 23 024 сообщений
  •    

Отправлено

Свет в конце тоннеля. Эпилог.

 

Я помню невыносимую боль и тяжелые руки на своей шее. Я помню Ничто. Темноту. И яркий свет, манящий меня туда, где я буду счастлива. Я взмываю над этой землей, залитой кровью. Я свободна. Можно подняться к звездам и оставить здесь тех, кто стал мне дорог. Можно вернуться назад и в бессильной горечи видеть, как они гибнут один за другим. Что я выберу?
Я возвращаюсь из пустоты. Там нет боли. Там нет слез. Там нет мук выбора. Где-то далеко на Терре остался невыполненный долг. Печалит ли это меня? Нет. Мне уже все равно. Что держит меня здесь, не давая стать одной из теней в варпе?  Он. 

Я неосязаемо нежно коснусь его губ.  Легким ветром заиграюсь в его волосах. Теплым дождем смою печаль с его чела.  В ночи я буду его прохладой.  На дорогах варпа я буду его путеводной звездой.   Его имя, как звездная россыпь: И-сен-г-р-и-м... 

Когда-нибудь я уйду совсем.  Но не сейчас. 

 

А много месяцев спустя Даймус и Инара из Великого дома Бенетек получат официальное извещение и небольшую коробку. В ней будут аккуратно сложены вещи из каюты Лиары - легкий комбинезон, несколько рисунков звездного неба и короткая запись звукового письма на голографическом носителе:
"Отец, мама, простите меня. Я долго думала и поняла, что не смогу выйти замуж за Стива..."

 

https://youtu.be/De8IAEIBAtE


0e36bc18048d9fcc300f326cc927b20a.gif






Темы с аналогичным тегами f1rst mafia, w40k, мафия

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых