Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой

Фотография

Зов Глубин. Серия первая: Пробуждение

сериал frpg постапок фантастика

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#41 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Mad Rose: Chimera Road

  • 14 433 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

panikenice.jpg

Время пришло. Криокапсулы одна за другой запускают процесс пробуждения людей от многолетнего сна. Включается система жизнеобеспечения - мощные установки нагнетают тёплый, пригодный для дыхания воздух, включается свет и система очистки воды начинает набирать морскую воду в резервуары, для дальнейшей очистки. Совсем скоро "Заря Посейдона" перестанет напоминать могильник, и наполнится жизнью. И, что разумеется само собой, в первую очередь пробуждаются те, в чьих руках судьба подлодки. Люди, которые ведут за собой весь экипаж. Закончив первичну подготовку, субмарина всплывает, и на обзорных дисплеях, связанных с десятками микрокамер по всей поверхности возникает безрадостная картина - низкие, коричневато-серые тучи, то тут, то там проскакивают разряды молний, освещая этот толстый купол изнутри. И если-бы не окружавшая их до самого горизонта вода, пейзаж можно было-бы сравнить с венерианским.

- Говорит И.Р.И.С. Прошу старших офицеров собраться в конференц-зале. - голос приятного, отнюдь не синтетического тембра. ИскИнт определённо знает, что приятно человеческому слуху. Конференц-зал, как и все остальные помещения "Зари Посейдона", оформлен в нейтральных, светло-серых тонах. Большой круглый стол с голографическим проектором посередине, десяток кресел, одно из которых явно больше остальных. Предстояло много работы - надо было найти остальные четыре подлодки "Наследия", найти передвижную базу "Ной", и запустить, если это было целесообразным сейчас, восстановление экологии. Но мир сильно изменился, и ещё неизвестно - насколько.

Примечания

Отношения с сильными мира сего

OST


Регалии


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 48

#42 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Скиталец
  • 32 сообщений
  •  

Отправлено

Кромешная тьма сознания резко осветилась яркими вспышками обжигающего пламени. Казалось, каждый нейрон в теле инженера мог лишь, забыв о всём остальном, вопить от нестерпимой боли, которая парализующей цепью сковывала нервную систему, тем самым заглушая все остальные желания, мысли, чувства и ощущения, ломала волю и оставляла человеку только один путь – погружаться в бездну отчаяния. К счастью, сие состояние длилось недостаточно долго, чтобы окончательно свести Джеймса с ума. А к тому времени, когда Морган немного пришёл в себя, первым делом отсоединив кабель от своей головы, в которой ещё эхом раздавались пронзительные звуки голоса платиноволосой и хруст её цифровых костей, инженер, уже в который раз, стал сомневаться в трезвости своего рассудка. Действительно ли произошедшее в сети «Эдема» имело место быть, или это плачевный результат синаптической агонии? Решив, что лежание на полу ничем ему не поможет, инженер с трудом поднялся и доковылял до своего дивана. Пытаясь вспомнить все детали своего виртуального налёта, Джеймс силился дать рациональное объяснение происходящему, но, пока что, для этого имелось слишком много неизвестных. Бесцельно оглядывая каюту блуждающим взором, Морган боковым зрением заметил странные серебристые отблески, исходящие из дальней стены комнаты. На мгновение, инженер готов был в этом поклясться, на теле-экране мелькнуло страдающее лицо новой знакомой, а после чего стало пятном света, отраженном на тёмном глянцевом экране.

 

«–Проклятье! Что со мной произошло, когда я подключился к сети «Инициативы»? Как мне казалось, сперва всё шло гладко…ровно до того момента, как появилась эта девушка, Ирина Соловьёва. Кто она такая? Всего-навсего скриптованная охранная модель, сгенерированная и визуализированная благодаря протоколам защиты «Эдема», с помощью пары-сотен себе подобных призванная отвлечь внимание и исчерпать ресурсы вторгшихся в базу нарушителей, и, каким-то чудом, минувшая мои экранированные порты? Непохоже на то, иначе зачем Шрайку на неё нападать? И поведение явно отличается от базового сценария. Может, это летальная вирусная ловушка, подобная тем, что появились в последние годы до Катаклизма? Они были разработаны исключительно против биологических целей, обладающих чрезмерным любопытством, и неплохо прижились в закрытых локальных правительственных сетях, отлавливая нерадивых шпионов. Если дать этой дряни попасть в свою голову…Они маскируются по-разному, но эффект всегда впечатляет. Думаю, если через 15 минут головной мозг не вытечет через глазницы, то я ошибся. Ещё один ИИ? Или призрак, оставшийся гулять в Сети, о которых во все времена ходило много слухов, но не было доказательств? А если это, как бы невероятно не звучало, правда живой человек или его «след», как-то связанный с «Наследием», за которым охотится «Инициатива»? Как она узнала обо мне? Ирина Соловьёва и её просьба о помощи. Эх, обсудить бы сейчас это с ИРИС…

 

А ещё есть Шрайк. На мой взгляд, чересчур большая плотность ИскИнтов на квадратный метр в непосредственной от меня близости. Ещё одна фигура, плотно окутанная непроницаемой, в данный момент, завесой тайны. Очевидно, что он не намерен посвящать меня во все подробности происходящего, о чём Шрайк довольно-таки непрозрачно намекнул при нашей встрече, но и Марику Иштару не выдал. И, судя по всему, у него тоже особое отношение к фиалкоглазой девушке. Что за игру он затеял, чего может желать этот подозрительный ИскИнт? Хочет заполучить её нашими руками, это Шрайк имел в виду?
Когда не знаешь, друг перед тобой или враг, всегда готовься к тому, что тебя захотят использовать».

 

Инженер, уже вернувший себе относительно дееспособное состояние, прикидывал, что лучше всего сказать другим членам команды. Пожалуй, стоит остановиться на своевольном ИскИнте Шрайке, охраняющем базу «Инициативы Эдема», некой Ирине Соловьёвой, не особо вдаваясь в подробности, и её возможной связи со всем происходящим.
О недавних событиях Джеймсу Моргану сейчас напоминала лишь тупая пульсирующая боль в висках. И тихий, едва различимый женский голос, изредка зовущий инженера словно ниоткуда. Или из его собственной головы?


Сообщение отредактировал Душелов: 17 Январь 2018 - 20:49

Everything can be hacked, and everyone...

#43 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • 4 025 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

– Откровенно говоря, я не специалист в этой области, но всё-таки достаточно разбираюсь, чтобы с некоторой долей уверенности судить - что-то явно пошло не так. И да, возможно, только показалось, но я видела нечто неясное. Буквально несколько секунд - но этого хватило, чтобы вызвать недоумение, по меньшей мере. Не сталкивались с чем-то похожим?

Князь недовольно поморщился. Подобный ответ – "я не специалист, но с некоторой долей уверенности, опираясь на собственные размышления и бла-бла-бла" – он вполне мог дать и сам, причем относительно всякой науки, о которой его вопрошали: прямого подтверждения или опровержения успеха их спланированного заговора против тирании властного руководителя «Эдема» Марика Иштара из уст мисс Белаквы рыжеволосый гигант не услышал, и это заставило его поморщиться еще сильнее, уже от некоторого отчаяния. Раз ни эколог, ни он сам не знали, к чему привела та цепочка действий, что была запущена – самодовольного капитана «Зари Посейдона» явно грело это чувство – хитроумностью Кархоннена, который никогда не терялся там, где другие не могли найти опоры, то следовало обратиться к тому человеку, который явно опознал в этой пиксельной каше куда больше, чем мог ухватить их невнимательный к подобным мелочам взор.

Владислав, раздосадованный тем, что в конечном счете придется обращаться к человеку, за которым прямо сейчас, тяжелыми подошвами экзоскелета отбивая металлические ступени, мог сбегать целый отряд "белой охраны", собираясь преподать инженеру хорошую взбучку – как псу, который гадит в доме хозяина, – уже было развернулся к выходу, но вдруг вспомнил, что она задала вопрос. Он обернулся на нее через плечо, растягивая огромные складки на шее, и, наклонив свою голову, поглядел на эколога исподлобья.

— Сталкивался, — сухо процедил он, пока его лицо приобретало все более недовольное выражение.

Всё, подумал князь, с этой маленькой заботой приличия покончено. Теперь оставалось понять, что же в действительности лежало за всеми этими бликами монитора консоли, разодравшими картинку на шифр, разгадать который мог только инженер субмарины «Заря Посейдона» Джеймс Морган. Подойдя к двери в его каюту, прислушавшись – кажется, было тихо, – он осторожно несколько раз ударил в дверь, перебирая в голове варианты: если сейчас дверь отопрет облаченный в белую сегментатную экзоброню солдат Иштара, то Владислав скажет, что хотел осведомиться, нет ли у инженера Джеймса Моргана – да-да, того самого, которого вы привязали к стулу и избиваете прямо сейчас – сахарку к чаю.
Изображение

#44 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Скиталец
  • 32 сообщений
  •  

Отправлено

«Подойдя к двери в его каюту, прислушавшись – кажется, было тихо, – он осторожно несколько раз ударил в дверь…»

 

Морган не мог вспомнить, в какой момент времени Морфей снизошёл до него, пустив в своё царство. Сон настигнул инженера всё на том же гостевом диване, обитом синтетической кожей, но продлился недолго – конечности ещё не успели затечь, что непременно случилось бы под утро. Морган, который спать, в общем-то, не собирался, проснулся от осторожного стука в дверь каюты. Пересилив себя и поднявшись с уже ставшего родным неудобного предмета мебели, Джеймс отворил дверь. За ней стоял капитан Корхоннен, чему явно не следовало удивляться, и выражение лица у него было довольно странное.

 

На взгляд инженера, довольно опрометчиво было князю приходить ночью, ведь если операция прошла бы успешно, то дело вполне могло бы подождать до утра, а если бы его, Моргана, поймали, то капитан таким образом лишь навлёк бы на себя ненужные подозрения. Впрочем, это уже было неважно. Пустив Владислава внутрь, Джеймс, прекрасно осознававший цель столь позднего визита, не дожидаясь вопроса, принялся рассказывать о случившемся и о том немногом, что ему удалось узнать, стараясь избегать технических терминов и умолчав о необычном, во всех смыслах, поведении Ирины Соловьёвой, и её загадочной просьбе, взамен поделившись своими догадками о её потенциальной связи с «Наследием», «Инициативой Эдема» и ИскИнтом Шрайком.

 

Когда инженер заканчивал повествование, в его сознании твёрдо укрепилась мысль, что, когда капитан Корхоннен наконец уйдёт, он, Морган, отправится кратчайшим путём до своей постели и останется в ней до самого утра.

 

Чтобы не случилось. Пусть хоть армия многоруких демонов начнёт штурмовать его каюту.


Сообщение отредактировал Душелов: 19 Январь 2018 - 00:06

Everything can be hacked, and everyone...

#45 Ссылка на это сообщение Setsunа

Setsunа


  • 2 078 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Когда за капитаном закрылась дверь, Лира не стала собираться, чтобы вместе с ним проведать Джеймса и узнать об исходе операции. Так или иначе, она всё выяснит с наступлением утра. Сейчас нет смысла тратить силы на вещи, которые не изменишь. И это не говоря о том, что излишне резкие действия могут привлечь ненужное внимание, особенно если они все втроём за полночь соберутся в одной каюте, прямо на глазах охраны, в поле обзора множества камер видеонаблюдения. Подобное только укрепит липкую сеть подозрений, сплетённую пауком «Инициативы» над их головами. В любом случае, если план со взломом провалился – последствия не заставят себя ждать, если увенчался успехом – аналогично. Она была слишком утомлена наполненным бешеной самоотдачей днём и вынужденным пробуждением среди ночи. Беспокойством, вызванным странным письмом. Самой сложившейся ситуацией, совершенно незавидной, откровенно говоря. Восстановить силы, на несколько часов отключить сознание? Хорошая идея.

pre_1516332690___-2.png
Перед этим Лира на пару мгновений снова открыла электронную почту, сверля глазами пару строчек, которые говорили столь мало... и столь много. За ними кто-то наблюдает. Кто-то, преследующий собственные интересы, по всей вероятности не связанные с интересами Иштара и его секты, иначе бы эту информацию она узнала непосредственно от главы, наверняка возжелавшего использовать секретные сведения в своих целях. Ничто не могло просочиться. Все мосты сожжены, данные уничтожены. Она приложила по-настоящему много усилий, однако некая сила всё-таки умудрилась обо всём прознать. Как? Лира, остыв немного, выкинула из головы абсурдную мысль о призраках и духах умерших, блуждающих по Сети. Нет, скорее тут замешано тайное общество, дёргающее за ниточки воюющие группировки разрушенного мира, управляющее людьми, как игрушечными солдатиками или садовыми гномами. Или... Искусственный интеллект, действующий независимо? Работающий на другого хозяина? Лира удивилась, как настолько простое объяснение сразу не пришло ей в голову. Сказывается утомление? Конечно, вопросов всё ещё слишком много, однако это уже лучше, чем теория заговора или псевдонаучный бред. Сейчас её поиски похожи на слабые попытки слепца отыскать выход из тёмной пещеры, не свалившись в пропасть.

Лира окончательно отключила консоль, немного успокоившись. А ведь есть ещё странное, сложно объяснимое рационально происшествие во время взлома. Кархоннен тоже заметил, а значит – не галлюцинация, вызванная психологической перегрузкой. Но в таком случае... Конечно, не стоит исключать вероятность того, что это просто попытка сбить их с толку, безумными аномалиями отвлекая внимание от вещей, действительно важных. Однако если сложить письмо из неизвестного источника и последствия попытки взлома, какой-то зловещий оттенок прослеживается вполне отчётливо.

Девушка выключила основное освещение и погасила по-прежнему стабильно мерцающий зеленоватый шарик, между делом активируя в своей каюте искусственное охлаждение.

— Ну, вот и славно, а теперь отдохнём чуть-чуть. Немного. Столько, сколько потребуется. Нет... Вру. Много. Нужно убедиться, что утренний будильник не установлен, иначе он меня убьёт. Стоп, когда это я успела привыкнуть к разговорам с самой собой?

Лира в недоумении поморщилась, укутываясь с головой синтетическим одеялом, которое хоть и не грело почти, но, тем не менее, создавало ощущение уюта. За плотно занавешенным окном ярко сияла полная луна, освещая своим тихим, мягким сиянием стены экологического комплекса, отражаясь на стеклянной поверхности гладкого купола, но за занавесками царила непроницаемая тьма. Для всего есть подходящее время – «завтра» Лиры, возможно, наполнится множеством событий, но «сегодня» наконец-то уходит прочь.
В тени прошлого.

pre_1516332282___-1.png


pre_1515854150__tumblr_n9nei393ee1tw77coo1_1280.gif


#46 Ссылка на это сообщение Darth Kraken

Darth Kraken
  • Mad Rose: Chimera Road

  • 14 433 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

- Доброе утро, друзья! - Марик Иштар, казалось, сиял, встречая своих гостей-пленников на причале рядом с "Зарёй Посейдона". Было видно, как на подлодку возвращался их экипаж. Но они были не одни - примерно полтора десятка людей в белой броне силовиков "Инициативы" так же заходили внутрь. Двое таких стояло чуть позади Марика - один из них был без шлема.

MUTucker.jpg
Начальник "Инициативы" улыбнулся и продолжил, - Позвольте представить вам Джошуа Робинса. Он теперь ваш начальник службы безопасности. Я взял на себя смелость помочь вам с этим, ведь у вас на подлодке было нормальных бойцов. Нет, не благодарите. Я надеюсь, вы сработаетесь. Ах да! Подлодка в полном порядке, ннаши инженеры заверили меня, что всё работает отлично.Думаю, нам всем не терпится приступить к нашей работе. Давно была пора вернуть миру его прежнюю красоту, верно? Удачи вам!

 

Ничего не оставалось, как пройти на "Зарю Посейдона", что должна была стать инструментом в достижении поставленных целей, а стала тюрьмой, поводком, цепь которого была в руках человека, что вёл свою игру - игру, которую ещё не удалось до конца понять. Но одно было ясно точно - ничего хорошего. Их мрачный смотритель неотступно следовал за ним, не было иного выхода, как играть по правилам человека более могучего, чем кто-то либо иной. Во всяком случае - пока.

 

- ОБНАРУЖЕНЫ ПРЕВАЛИРУЮЩИЕ КОМАНДНЫЕ ПРОТОКОЛЫ: ВЛАДИСЛАВ ЮЗЕФ КАРХОННЕН ЧЕТВЕРТЫЙ. ЛИЧНОСТЬ ПОДТВЕРЖДЕНА. ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА БОРТ, КАПИТАН. - даже субмарина более не принадлежала им - куда делать та Ирис? Немного ехидная, умная, с которой не было бы скучно. Теперь остался лишь интеллектуальный блок. Несомненно мощный, но без личности, пускай такой суррогатной, потерявший много и даже не осознающий факта потери. "Заря Посейдона" отстыковалась, плавно вышла из дока, и, оставив передвежную базу "Инициативы Эдем", шла вперёд полным ходом. Впереди ждали всех ждали свершения. Какие - зависело лишь от точки зрения смотрящего.


Регалии

#47 Ссылка на это сообщение Setsunа

Setsunа


  • 2 078 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

pre_1516512843___-2.png
Ночь пролетела незаметно, как это всегда бывает, когда чувствуешь себя смертельно уставшей. Незаметно, но бесконечно приятно. Никто её не разбудил, и когда Лира проснулась, сквозь занавески в комнату уже проникал рассеянный свет утреннего солнца. С трудом и лёгким нежеланием раскрыв глаза, доктор ещё несколько минут полежала в кровати, про себя отсчитывая течение секунд, переходящих в минуты. Первая прошла, третья миновала, пятая завершилась. Не достаточно ли? Лира сладко потянулась и сбросила с себя одеяло, медленно приподнимаясь. В каюте ничего не изменилось за прошедшие ночные часы. Нет следов обыска, перевёрнутых ящиков с нижним бельём, следов на полу – всё точно такое же, каким было изначально, когда она уснула. Конечно, профессионалы сделали бы всё чисто. И, откровенно говоря, особого смысла искать что-либо особенное здесь в любом случае нет. Пока всё свидетельствует – вести о ночном приключении не вышли за пределы ограниченного круга команды «Зари». И чего-то ещё, возможно. Мысль об этом не давала девушке покоя. Осознание, что некая третья сила внимательно наблюдает за их действиями и решениями, ожидая удобного момента, выводила из себя. Видимого противника можно, как минимум, пытаться контролировать. Но здесь это бессмысленно. Ей не нравилось чувство абсолютной беззащитности перед чем-то неизвестным, это куда как хуже, чем просто чувствовать себя заключённой. Вот только сейчас сделать что-либо с этим невозможно. Нужно ждать более подходящего момента. И, быть может, поговорить с Джеймсом, если им удастся поближе познакомиться. Из него куда лучший знаток компьютерных систем и искусственного интеллекта, чем Лира.

Доктор отодвинула занавески, впуская в помещение яркий поток света. Дело, судя по всему, близилось к двенадцати. Прохладный аромат искусственной свежести наполнял комнату. Система вентиляции тут, безусловно, замечательная. Лира отметила, что на консоли довольно заметно мерцает светодиод, оповещающий об электронной почте, а столик занят герметично закрытым подносом с чём-то съедобным. Что бы там не лежало, оно однозначно ещё не успело остыть. Сначала с лёгким беспокойством открыв почту, Лира сразу ощутила облегчение. Там... совершенно ничего особенного.

«Доктор Белаква,

Общий сбор обновлённого состава экипажа «Зари Посейдона» и выдвижение на задание – 11 часов 30 минут.

Убедительная просьба воздержаться от опоздания на встречу.

С уважением,
Информационный центр "Инициативы Эдем".»


Девушка сверилась с часами. Ещё только одиннадцать. У неё, к счастью, есть немного времени. Быть может, последний раз зашла она в комфортную ванну, ополоснула лицо и пригладила волосы, опрыскав их особым спреем. В небольшой спешке открывая теплосберегающий поднос, она с удивлением обнаружила, что помимо токийского сэндвича с сыром и беконом, чашки кофе со взбитыми сливками и пасты ризотто, в роли десерта здесь небольшая порция клубничного пломбира – приятный сюрприз, ничего не скажешь. Быстро покончив с завтраком, девушка натянула свой белый халат, собрала в кейс то немногое количество личных вещей, которые взяла с «Зари Посейдона» и отправилась в путь по белоснежным коридорам экостанции, казавшимся ещё светлее от переполнявшего всё вокруг ослепительного солнечного света.
 

pre_1516512407__.png


На причале царило оживление. Иштар явно пребывал в благодушном расположении духа, с радостью отправляя в дорогу людей, призванных исполнить его собственные цели, и скованных по рукам и ногам к тому же. Унизительно. В пристыкованную подлодку стягивалась новая команда, по совместительству являющаяся охраной, что всегда готова на радикальные действия, если пленники попытаются выкинуть что-то неожиданное или невыгодное «Инициативе». Фактически, теперь «Заря» им не принадлежала. Мрачное, угрюмое лицо начальника службы безопасности, изуродованное ожогом, прям-таки источающее безмолвную угрозу, красноречиво свидетельствовало об этом.

— Идентификация успешно пройдена. Лира Оруаль-Белаква. Добро пожаловать на борт, старший офицер.

Девушка горько поморщилась, услышав свою полную фамилию по матери. Эти воспоминания слишком печальны. Что же, теперь у неё совсем нет секретов от «Инициативы»? Не то чтобы совсем неожиданно, однако верить упорно не хотелось. Когда Лира зашла на борт, ей показалось, что даже сама атмосфера странным образом изменилась – она провела на субмарине очень мало времени, но этого оказалось достаточно, чтобы ощутить разницу. Возможно, дело в цифровых оковах, наложенных на Ирис. Или же всеобщая подозрительность сыграла свою тяжёлую роль. Так или иначе, нынешнюю «Зарю» сложно назвать уютным местом. Вполне ожидаемо, само собой?

Первым делом доктор посетила свой рабочий кабинет, планируя убедиться, что запрошенных данных ей не предоставили. Что ж, это действительно так. Она надеялась на успех, вызванный критическим моментом, когда высказывала в лицо главе свои безумные требования, исполнение которых даст ей экстраординарные полномочия. К сожалению, всё вышло совершенно наоборот. Впрочем, это целиком актуально также для остальных.

Оставив вещи в личной комнате (неизвестно, впрочем, насколько она теперь личная, увы), Лира надела круглые очки и по коридорам, полным солдат «Инициативы» в скрывающих лица серебристых экзоскелетах, направилась по направлению к мостику, ожидая там дальнейших указаний. Иногда приятно немножко разнообразить форму, а квадратная оправа за прошедшие дни основательно надоела. «Заря» плавно стремилась вперёд сквозь глубины океана. Навстречу чему-то новому и интересному. Навстречу великим, пока ещё сокрытым в тумане неизвестности делам. Навстречу ткани судьбы, сплетённой бесчисленной цепочкой причин и следствий, но от этого не менее прекрасной. Всё только начинается.
 

pre_1516511929___-1.png


pre_1515854150__tumblr_n9nei393ee1tw77coo1_1280.gif


#48 Ссылка на это сообщение OZYNOMANDIAS

OZYNOMANDIAS
  • 4 025 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

«Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня...»
— Евангелие от Иоанна, глава 14, стих 6


«Прошлое может показать правильный образ жизни, если остаешься жить в прошлом, 

но обстоятельства меняются.»
— Лето II, «Дети Дюны»


1515956805176013223.jpg


— Холодный старт, — прохрипел дребезжащий динамик, оборвав сообщение коротким высоким гудком. За ним последовал шорох белого шума, столь же тихий и непродолжительный – только он, как только корабельный радиоприемник перестал обрабатывать сигнал с частоты машинного отделения, оборвался уже абсолютной, ледяной космической тишиной.

На капитанском мостике, возвышающимся над длинным, вытянутым вперед корпусом судна, все были увлечены кипящей работой: от сверхсложных математических вычислений коэффициента корреляции в условиях прикладного влияния космических законов на объект, которые производил бортовой искусственный интеллект на основе данных, полученных при обработке результатов наблюдательного астрофизического анализа вакуумной среды в электромагнитных лучах, и пилотов-дешифраторов, расположившихся за заплывшей в потоке голографических символов сенсорной приборной панелью, до снимающего показатели приборов старшего помощника главного инженера, аугментированными глазами фиксирующего любые погрешности, выходящие за рамки установленных Флотом НКП – Норм Космического Пилотирования. Конечно, в таких условиях – среди постоянно гудящих от перегрева процессоров квантового компьютера, за кубитами которых и скрывался мощный искинт; в переговорах биомеханических пилотов, синхронизирующих работу не только при помощи мыслительного нейрообмена по собственной сети, но и по старинке, для других членов команды – марс-навигаторов, каждый из которых был занят своим космическим кубом визуального контроля пространства вокруг корабля, "мачтовиков", сейчас находящихся на внешней части корабля и явно недовольных своей участью находиться в открытом космосе, пока судно готовиться к старту, того же старшего помощника инженера – и "черного ящика" корабля на случай, если логи нейрообмена будут повреждены; меж треска и жужжания приборов, установленных на случай отказа бортовой панели – в общем, в этой звуковой какофонии не было и речи о той самой, действительной космической тишине; казалось, что отделяемые от межзвездного вакуума толстым слоем металла и сверхпрочным закаленным стеклом иллюминаторов люди специально старались шуметь как можно больше, – будто дети, оставшиеся без взрослых и попавшие в темную комнату, которые, борясь со своим страхом, громко говорят и даже кричат в темноту. Мысль о том, что их корабль не издает ни звука сейчас, коробила, пробивала до дрожи: что, если он сломан? Каковы тогда последствия поломки, её масштабы? Чем это грозит команде, заваренной в нём посреди безбрежного космоса, словно пауки в закупоренной керамической бутылке, выброшенной в море? Они все были профессионалами, однако профессионал гораздо чаще прочих подвержен нервному напряжению, занимаясь своим делом: в отличие от открытого для экспериментов и промахов любителя, отточивший свои навыки профессионал точно знает, как быть не должно.

Но вот двигатели загудели, и легкая вибрация едва ощутимо разлетелась по металлу судна, становясь для страждущих умов благой вестью. Никто не видел, но все знали, что где-то там, в токамаке, тороидальная камера вырабатывает из прирученного плазменного шнура продукт термоядерной реакции, разгоняемой полоидальным магнитным полем внутри колец-селеноидов: это была не новая, но изрядно доработанная до ума модель камеры термоядерного синтеза, которая являлась основной причиной способности человека превращать холодный безжизненный космос Солнечной системы в колонии, станции, торговые маршруты, открытые кимберлитовые трубки на крупных астероидах – словом, в обитаемую вопреки среду.

Капитан корабля – грузный рыжеволосый мужчина в офицерской форме огромного размера, явно пошитой на заказ, – увидев, что напряжение спало и экипаж избавился от своих волнений, заметно почувствовал облегчение: ладонь стерла с широкого лба выступившие капли пота тонким платком, плечи с шумным выдохом опустились. По тому, как его глаза бегали по устройствам и датчикам на мостике, как его уши чутко ловили каждое слово команды, можно было подметить, что здесь рыжий мастодонт чувствует себя как минимум не в своей тарелке, хоть его грудь и украшали значки Звездного Флота Земли; однако то, как он держался – важно и прямо, с закрывшей истинные размышления маской уверенности и строгости на лице, – не вызывало сомнений, что свою роль на этой должности он играет крайне хорошо.

— Капитан Кархоннен, — почтительно обратился один из пилотов, впрочем, не отвлекаясь от прямых обязанностей. — Фаза холодного старта окончена, двигатели готовы к запуску. Предварительные вычисления мощности двигателей соответствуют значениям внутри погрешности удельной тяги, — быстро проговорил он, пальцами в каптогловерах стремительно перемещая голограммы данных.

Владислав Кархоннен не был полноценным капитаном, хотя диплом Высшей Военной Академии Земли, помещенный им в инкрустированную топазами золотую рамку и выставленный в главной гостевой зале его станции-усадьбы, у него, конечно, был – напечатанный на офсетной бумаге альбомного формата и подписанный инспектирующей комиссией офицеров в чине капитанов первого ранга, подтверждающий окончание ВВА Земли с отличием, наличие необходимой подготовки и качеств настоящего офицера, рекомендованного для службы в Космическом Флоте в ранге капитана третьего ранга. Был и патент на обеспечение контроля космического пространства в секторе Главного астероидного кольца, выданный уже Высшим Командованием "за отличное несение службы" – его Кархоннен, из-за особой ценности, всегда носил при себе. Были и другие бумаги, документы и разрешения, с бюрократической и юридической точки зрения делавшие его чуть ли не самым ценным капитаном третьего ранга во флоте и давно позволявшие ему претендовать на повышение как минимум до второй звезды на черных погонах. Чин капитана второго ранга открыл бы куда больше возможностей и перспектив для человека, желающего связать жизнь с Флотом, однако для Владислава, способного отличить понятия «фарватер» и «форпик» только по количеству символов при записи, сдача новым, более высокопоставленным экзаменаторам стандартов космического командования на ранг капитана второго ранга, обернулась бы не иначе, как полным и безоговорочным увольнением со службы – мысль купить контр-адмиралов Космического Флота, этих прожженных до мозга костей офицеров с приличным жалованием и широким влиянием, которым порой выделены под контроль не отдельные астероиды или регионы на планетах, а несколько спутников того же Юпитера, звучала столь же глупо и абсурдно, как продать зрячему человеку пару лишних глаз.

Кархоннен прокрутил в голове слова пилота и прикинул то, что он сказал. Если переводить это на доступный язык, то этот расшитый проводами продукт кибернетики произнес примерно следующее: "Можно начинать, капитан, двигатели разогреты" – и всё. Гораздо проще того терминологического потока, которым предпочитают здесь пользоваться члены экипажа вместо внятной человеческой речи, с презрением подумал Владислав и почесал один из подбородков.

Однако теперь стоило ответить пилоту, не сойдя за кретина.

— Хорошо, — гулко произнес Владислав и, решив, что этого мало, добавил: — Запускайте.

Он умолк – и, будто в кошмарном сне, вместе с ним умолк весь экипаж корабля. На короткое, но очень чувствительное для Кархоннена мгновение вся работа, кипящая еще секунду назад на капитанском мостике, остановилась, будто выведенная из строя электромагнитным импульсом вычислительная машина: кто-то из команды даже обернулся на капитана с недоуменным взглядом, близким к ужасу осознания, что им, экипажу корабля «Девятый Вал», отправленному на особое задание Флота, в руководство поставили напыщенного непрофессионала. Это было не просто ужасно – это было н е м ы с л и м о.

Тишина, повисшая в отсеке и буквально придавившая Владислава к полу, звучала для капитана оглушительным приговором его провала: мысли в голове заметались, разгоняемые по черепной коробке накатившим чувством сенсорного голода. Он читал о подобном – как отсутствие всяких звуков порождало психогенную тишину, которую, что еще более невероятно для осознания, можно было слышать: воздействие на человека было столь пагубным, что перед ним возникали галлюцинации, пугающие и безжизненные, как окружившее его неощутимое нечто. Тишина буквально стучала в ушах, сводя с ума и порождая приступы паники – и, если бы Кархоннен не хранил под грузным раздутым телом стальной хребет, которым его наградила тяжелая, бескомпромиссная жизнь, он распластался бы тут на месте, не в силах вынести это.

— Мне что, — он сжал зубы и нахмурился, пока к его лицу приливала кровь, делая Владислава похожим на разъяренного быка, — надо объяснять вам, как делать ваше дело?! Быстро, вашу мать!

Неподдельная ярость, пусть и порожденная страхом, отразилась гневным эхом рычащего голоса и разорвала в клочья стянувшую капитанский мостик завесу тишины. Экипаж, хоть и не удовлетворенный, судя по лицам, все же вернулся к своим обязанностям, убирая с Владислава раскаленные сверла своих взглядов.

— М... "Машина", — чуть дрогнувшим голосом произнес один из пилотов, обращаясь, очевидно, в машинное отделение, — запускайте плазменные двигатели на тягу в... — он вновь помедлил: его напичканная металлом и проводами голова дернулась было в сторону Кархоннена, но остановилась. Голова пилота рядом повторила это – очевидно, эмоциональная связь нейрообмена для этих "сиамских близнецов" тоже играла свою немаловажную роль. Первый пилот, встряхнувшись, твердым голосом проговорил: — Плазменные двигатели на тягу в пятьдесят узлов.

— Принято, — прохрипел динамик, но Владислав уже почти не слышал его: переборная дверь на ГПК раскрылась, и он тяжелыми шагами уходил по длинному коридору «Вала», словно против своей воли, всё глубже и глубже проваливаясь в поток искрящегося белого света.
 

51c9265ef8af0efa429e88ca2d67216e.png


Когда он пришел в себя, взрослая женщина в белом халате, нацепив на нос очки, увлеченно писала что-то шариковой ручкой, внимательно разглядывая неясные картинки на мониторе. Несколько секунд князь просто лежал, осознавая, где оказался и куда исчез залитый светом коридор космического корабля, по которому он буквально минуту назад направлялся в свою каюту: затем реальность, вместе с дребезжащим голосом сидящей за столом дамы, нагнала его.

— Присядьте, Владислав, — сказала она, не глядя на него и чуть взмахнув вверх левой рукой. — Осторожнее, не заденьте шлем и стабилизаторы состояния, когда будете стоять: в нынешних условиях каждый из них стоит целого состояния.

Кархоннен аккуратно поднялся, теперь уже по-настоящему приходя в себя. Он был внутри исследовательской комнаты мадам Левински – члена комиссии, которая занималась психологическим осмотром претендентов на их соответствие с теми задачами, которые в будущем могли перед ними встать. Голова внезапной вспышкой боли буквально раскололась надвое, и Владислав, поморщившись, приложил к ней ладонь.

— Голова? Не волнуйтесь, это не Альцгеймер, — как бы между делом произнесла Левински, продолжая вглядываться в монитор. — Обычные последствия для организма после сеанса в модуляторе виртуальной меморизации – головная боль, тошнота, апатия, дезориентация в пространстве и облысение на нервной почве. Раньше нам вменяли еще образование опухолей на коре головного мозга, однако Катаклизм все-таки убедил Высшее Командование в необходимости спонсировать нашу специализированную сферу, — она поставила жирную точку, подобрала бумаги и развернулась к Владиславу; только сейчас он заметил, что в её руках было его личное дело. — Важность работы психолога в столь серьезном проекте, связанном с людьми, как «Наследие», никогда не может быть переоценена. Иначе... Не будем о грустном, — вдруг заключила она. Глаза женщины горели, она смотрела на Кархоннена, как биолог смотрел бы на представителя внеземной фауны. — У меня есть ряд вопросов по той проекции, которую я наблюдала в вашей психосгенерированной модели воспоминаний.

Владислав бросил взгляд на монитор за её спиной: на нем по-прежнему тускло переливались размазанные образы, неспособные сложиться ни в одну ясную ему картину. Насколько он понимал, именно из них госпожа Левински составляла свой диагноз и психологический портрет, который должен был доказать, годен ли Кархоннен для избранной им должности. Князь недоверчиво посмотрел на даму – разбор этой мазни казался сущей несуразицей, однако по широкой, обвисшей спине пробежал холод.

— И что, все проходят это? — буркнул он и кивнул в сторону шлема, больше напоминающего разложившуюся на сегменты, будто распустившийся угловатыми лепестками-гексагонами металлический цветок, голову робота.

Левински сухо улыбнулась, не сводя с него глаз.

— Только те, для кого, по мнению «Наследия», это необходимо, — растягивая слова, произнесла психолог. — Например, для вас: торговец, политик, общественный деятель, офицер Космического Флота... Вам так многое было подвластно, что вы производите впечатление человека из стали, господин Кархоннен. Командование считает, что людей из стали не существует, и я, ссылаясь на свою практику, намерена с ними согласиться. Чем раньше мы найдем изъян, тем безопаснее будет команда для грядущей миссии, — она закинула ногу на ногу и занесла шариковую ручку над его личным делом. — Однако вернемся к сеансу. Что вы видели, господин Кархоннен?

Он посмотрел на нее в ответ, тоже в упор, непроизвольно прищурившись. Сейчас ему было плевать, как она интерпретирует это – этот сеанс заставил его пережить один из тех немногих дней, которые если не ломали, то подтачивали его самолюбие и уверенность в себе. Видела ли она всё? Понимала, что это был за день, разглядывая мазню на экране? Владислав не был уверен.

— Это был день моего прибытия на «Девятый Вал», — медленно сказал Кархоннен.

— За-ме-ча-те-ль-но, — проговорила Левински, листая его личное дело. — И что же? Вы поначалу чувствовали неуверенность, хотя вы – квалифицированный капитан третьего ранга Космического Флота. Что вас смутило? Новый корабль? Команда? Пилоты по кличке "Сиамские близнецы", подключенные по нейрообменной сети?

— Кхм, — едва не подавился Владислав: он скорее был готов поверить в способности цыганки, которая гадала проходящим мимо людям за кредиты посреди трущобного коридора какой-нибудь орбитальной станции, чем в то, что Левински действительно разобрала то, что было на экране, уловив даже его эмоции. — Я... Все вместе, я думаю.

— Понятно, — протянула она, царапая бумагу ручкой. — Вы ведь понимаете, что претендуете на должность капитана? Очень странно, что новый коллектив не был воспринят вами чем-то обычным. Вы ведь умеете командовать незнакомыми людьми, введенными под вашу ответственность?

Владислав побагровел, однако сдержал себя: нахамить члену комиссии – последнее, что ему хотелось бы сделать в тех условиях, в которых оказалась как Земля, так и всё человечество.

— Это не столько неуверенность, сколько волнение, — раздраженно ответил он, — и оно присуще всякому человеку, который попадает в новое общество.

— Хорошо, — только и сказала она: ручка продолжала ходить по бумаге. — В модуляции вы отдавали приказ. И чувствовали при этом страх. Объясните?

По телу Кархоннена пробежали мурашки: ведьма знала всё! Неужели она знала и мотивацию этих эмоций, зашифрованную в мониторе, и просто проверяла его, или же пыталась выявить её на основе той реакции и того ответа, которые даст Владислав? Мысли княза метались с поразительной скоростью, старательно распутывая клубок: он детально обдумал свой ответ, хотя с момента, как психолог задала вопрос, прошло всего несколько мгновений.

— Разумеется, я чувствовал страх, — гулко пробасил Владислав. — В моем личном деле есть детали операции, известные мне по прибытию на корабль. И я боялся за людей, отведенных под мою ответственность, как человек, который прежде всего думает о своем экипаже. Если бы не этот страх, — он наклонился вперед, — то я бы относился к людям не более, чем как к расходному материалу, а это не украшает ни одного достойного капитана. Они – не пешки и не пушечное мясо, и я горд, что мне довелось служить с ними бок о бок.

Госпожа Левински пристально смотрела на него поверх очков. Кархоннен же чувствовал себя, словно лошадь, порвавшая вожжи колесницегонителя: если бы она видела всё, то не стала бы терять времени – написала бы в форму "критериям не соответствует", и дело с концом. Сейчас, пока Земля в агонии, время уже не на вес золота: каждая секунда стоила больше, чем любой, даже князь Владислав Юзеф Кархоннен IV, мог заработать за свою жизнь. Поэтому, раз она всё-таки тратила своё время, значит он продолжает рассматриваться, как потенциальный кандидат.

— Отлично, мистер Кархоннен, отлично, — произнесла она наконец. — Можете возвращаться обратно. Следующий сеанс – конечно, разумеется нам потребуется следующий сеанс! – будет назначен позже. Идите.
 

51c9265ef8af0efa429e88ca2d67216e.png


Именно так, находясь в каюте, как нанятый на работу, от которой невозможно отказаться, в «Инициативу Эдем» капитан, он пришел в себя – снова. Молча собрался – собирать было особо нечего, поэтому на этом Владислав времени не потерял, — вышел в коридор, огляделся. Солдаты Марика уже ждали его. Они же проводили его до подлодки, вместе с мисс Белаква и Джеймсом Морганом, проведя весь высокопоставленный состав «Зари Посейдона» по коридорам станции до самого причала в качестве почетных пленников. Иштар уже ждал их – вместе с ручным Цербером, которого оставлял с ними, а также целым взводом "охраны" и лоботомированным искинтом субмарины.

«Ты отлично играешь роль опытного капитана, князь Кархоннен,» — пронеслось в голове у Владислава, когда он зашел в «Зарю» и встал у панели управления подлодкой. «Теперь осталось только им стать.»
 

https://youtu.be/PpPMZoQPpFg


Сообщение отредактировал OZYNOMANDIAS: Вчера, 20:55

Изображение

#49 Ссылка на это сообщение Setsunа

Setsunа


  • 2 078 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

pre_1516550445__.png


https://youtu.be/WGhn9x31FbU


pre_1516552866__2.png
Монстр и безумец, чудовище, нелюдь. Пророк, мудрец и гений.
Его называли этими словами. И множеством других. Возможно, не менее ярких и выразительных. Его смертельно ненавидели – и боялись, вполне обоснованно. Гидра, раскинувшая свои скользкие щупальца как по всей планете, так и за её пределами. Червь, подтачивающий моральные устои общества своей безграничной, бесстыдной греховностью и гордыней. Владыка, играющий судьбами, как шахматами. Ром Белаква, магистр Венского клуба, глава одного из старейших, влиятельнейших и самых богатых земных семейств, председатель Западной банковской ассоциации, владыка теней и отравленных кинжалов. Терновый куст, сжимающийся с сокрушительной силой вокруг всего, претендующего на девственность и невинность. Воплощение тьмы, если бы последняя только существовала. Осквернённый источник, питающийся алчностью, гордыней, жестокостью.

Солнце заходило за горизонт, грань которого таяла где-то в точке соприкосновения пылающего неба и Тихого океана, солнце освещало каменные стены и огромную, невероятно высокую часовую башню с остроконечной крышей, напоминающей копья средневековых рыцарей, солнце растягивало тени, погружая благоухающие невиданным разнообразием цветов тихие сады в священную, таинственную тьму, скрывающую новые чудеса и древние кошмары. Красивый своеобразным, причудливым великолепием особняк, при строительстве которого будто смешали в одном котле самые разные архитектурные стили, расплавили и вылепили что-то новое, придав получившемуся результату лёгкий оттенок высокой готики, так что здание отдалённо стало походить на инопланетное существо, вырядившееся в классические одежды, расположился на вершине обрыва. Далеко внизу волны свирепо бились о скалы. Странное место, по атмосфере которого сложно судить о текущей эпохе. Казалось, что оно призвано воплотить собой безвременье вечности.
Или забвение упадка.

Ром с планшетом в руках откинулся на спинку кресла, расположенного у огромного круглого окна, за которым можно разглядеть подсвеченные множеством разноцветных электрических ламп элементы часового механизма. Жёсткие, идеально гладкие черты лица, глубоко запавшие серые глаза, внимательно изучавшие длинные столбцы мелкого шрифта, заплетённые в косу белоснежные волосы, слегка сероватые от седины, падали прямо на грудь. Никаких украшений. Только идеально гладкий, дорогой и чистый костюм, двухцветный чёрно-белый галстук и приколотая брошка с чёрным сердцем - символ главы семьи.

Кабинет, не считая света, исходящего из часов, освещало только несколько длинных свечей в серебряных подсвечниках. Окон не было, потолка в привычном многим смысле тоже - высокие стены уходили далеко-далеко вверх, смыкаясь друг с другом. Из них «вырастали» многочисленные изувеченные силуэты и очертания лиц, искажённых мукой. Местное убранство вполне можно назвать дорогим и аристократическим – мебель из самых редких и ценных разновидностей северных деревьев, картины, изображающие сцены чистилища Данте, навороченный письменный стол, который по праву можно назвать произведением искусства мастера, всеми силами стремившегося скрыть секреты будущего владельца от воров.

Ром закончил чтение и отложил устройство. Тень легла на его лицо. Мужчина нахмурился, напряжённо размышляя над всем, что только узнал. Скверные новости. Очень скверные. Если правительство не сможет ничего сделать – всё, выстроенное с таким искусством, рухнет, не выдержав давления стихии и вихря последствий. Он не тешил себя иллюзиями. Теневая империя жёстко зависит от событий в «цивилизованном» мире. И если последнего не станет... Выводы сделать более чем легко. Времена юности, когда Ром мечтал обрести божественное всемогущество, давным-давно миновали, но иногда это желание возвращалось. Вот как сейчас, например. Всех бесчисленных нитей, которые он держал в своих руках, могло оказаться недостаточно, чтобы предотвратить неуклонное движение рока. Против некоторых вещей человек бессилен, увы.

Часы глухо пробили семь вечера. Отец рода Белаква любил этот близкий и одновременно далёкий звон, приглушённый современными технологиями шумоизоляции – он видел в нём какую-то тёмную романтику. Едва ли сторонний наблюдатель, впрочем, мог заподозрить этого чёрствого, бессердечного человека в склонности к последней. Маска слишком тесно слилась с его душой, чтобы отличить её от изначального подлинника. Ром всё глубже погружался в раздумья, и были они тяжёлыми.
 

pre_1516551639___-1.png


Лира в короткой бежевой юбке и рубашке из лёгкого шёлка забралась с ногами на лавочку круглой беседки, увитой пышными виноградными лозами. Старый сад окутала вязкая, нежная сумеречная дымка. Скоро включат искусственное освещение. Девочка увлечённо читала «Орлеанскую деву» Шиллера, переворачивая страницы одна за другой. Было чудесно насладиться этими редкими мгновениями одиночества, не очень-то частыми даже среди летних каникул. В этот раз отец серьёзно задерживался, для чего должна быть поистине веская причина. Он никогда не упускал возможности поделиться с дочерью очередной долгой речью, рассказывающей о множестве обязанностей и преимуществах её будущей взрослой жизни. Видимо, эти вечерние монологи в саду, во время которых Лира даже вопросов толком задать не могла, были призваны показать ей возвышенность и красоту будущей деятельности, но на самом деле в них не было нужды – единственная наследница однозначно не была капризным или своенравным ребёнком, чего лорд, казалось, не замечал. Этот удивительно хитрый и проницательный в делах человек иногда выказывал до нелепого забавную слепоту относительно собственных членов семьи. Что, впрочем, не помешало добиться ему вершин власти в своё время, много, много десятилетий назад.

Дело шло к восьми, когда по лестнице, ведущей на второй этаж внутренних покоев, спустился человек с бесстрастным, совершено лишённым эмоций лицом, прилизанными волосами, в тёмно-сиреневой одежде, идеально вышколенный мажордом – один из тех, кто никогда не спрашивает лишнего. Бесшумно преклонив колено перед Лирой, как раз успевшей добраться до последних строк, где описывались раскрытые райские врата и будущее блаженство, молодой человек тихо заметил:

— Боюсь, господин не сможет сегодня встретиться с вами, юная леди. Новости последнего времени слишком мрачны, не предвещают хорошего будущего и для нас, и для остального мира. Ему предстоит принять несколько важных решений, а пока, пожалуйста, проследуйте в вашу комнату. Завтра, возможно, господин уделит вам время.

pre_1516553322__3.png
Лира не спеша дочитала поэму и захлопнула книгу, устремив на слугу острый взгляд тёмных алых глаз, блеснувших в вечернем сумраке.

— А ты даже пришёл сообщить мне об этом. Как... как мило. Ты ведь понимаешь, что в этих дурацких беседах с отцом нет никакой необходимости, что ему просто хочется иметь кого-то более-менее равного, кто будет его безмолвно слушать? Разве нет, Кано?

— Я не имею права обсуждать с вами господина, юная леди, – ответил слуга тоном голосового ассистента в альфа-версии, и ни один мускул не дрогнул на его лице, – это запрещено этикетом, и вы прекрасно знаете, что сделают со мной, если его нарушить.

— Пф-ф, ну и ладно, — фыркнула Лира, едва заметно улыбнувшись краешком рта. Она сама явно не против поучаствовать в церемонии наказания. Судя по полным страдания стонам за плотно закрытыми бронзовыми дверьми нижних залов, это занятие довольно весёлое, а девочка была бы только рада скрасить свои дни. Книга – это восхитительно, библиотека особняка содержит сотни тысяч бесценных фолиантов, но ей не хватало типично «взрослых» развлечений. Или же она просто хотела так думать.

Лира бодро спрыгнула с лавочки и, не одарив слугу дальнейшим вниманием, зашагала по дорожке, уложенной разноцветной галькой. Книга осталась лежать в беседке. Кано не стал её провожать – он не сомневался, что наследница не будет носиться по запретным зонам дома, как умалишённая. Присев на край лавочки, он печально проводил её взглядом. На лице отразилось нечто, похожее на сочувствие. Кано была противна мысль, что когда-нибудь это живое, наслаждающееся жизнью существо станет таким же бездушным сухарём, как её отец. И ведь это далеко не самая худшая участь. Он вспомнил тёмную спальню госпожи, её полные безумия, отчаяния и ужаса крики, решётки на окнах, энергетические цепи, которыми она была прикована, слабо мерцающее в полутьме лечебное оборудование, подключенное к имплантам в её мозгу, всю эту мерзкую грязь, слизь, вонь и кровь, зловонные лужи, которые ему приходилось убирать каждый день. Кано с отвращением передёрнул плечами. Лучше уж пусть юная леди станет монструозным воплощением теневой бюрократии, чем... чем этим. Лишь бы вырождение угасающего рода миновало её. Лишь бы.

А Лира, тем временем, направлялась в свою летнюю комнату по узким коридорам особняка, не замечая овальных портретов предков, вывешенных в ряд на стенах, оклеенных тёмно-синими голографическими обоями с узором в стиле барокко. Она активно размышляла о своей будущей роли. Предопределённость. Кто-то на её месте мог бы все эти годы корчиться от негодования, клянчить свободы и вообще быть плохим ребёнком. Но особенности воспитания Белаква ли, или её собственные, личные склонности, вызвали иной взгляд на вещи. Она наслаждалась своим положением. Отец когда-нибудь умрёт или отойдёт от дел. Благодаря достижениям медицины он прожил больше многих обычных жителей планеты и насытился. Уже сейчас он не особо стремится искоренять признаки старости, как делал раньше, лет двадцать назад. Конечно, девочка не застала это время, но слухи, истории витали в воздухе. Совершенно невинные, разумеется.
Неспособные навредить чьей-либо «чести».

Последнее понятие интерпретировалось интересным образом. Выглядеть эстетически безупречно. Красота. Гармония элементов и действий. И всё, фактически. Представитель рода мог творить что угодно, пока это укладывалось в общий невидимый холст, который дружно рисовала семья: холст, краски которого – интриги и кровь, нередко невинная. Одно время Лира интересовалась, к чему вообще нужно такое лицемерие, и не лучше ли выкинуть понятие чести, если от него осталась только внешняя оболочка. Сначала ответом было снисходительное игнорирование, но потом ей определённым образом дали понять, что такие вопросы поднимать не стоит. И девочка быстро усвоила правила. Быстрее... других, чья судьба обычно не обсуждалась.

Лира улеглась на кровать, не раздеваясь и парой жестов переведя комнату в ночной режим. Большое стрельчатое окно мгновенно стало непроглядно тёмным, а на потолке слабо замерцала почти живая модель Млечного пути, с множеством деталей. Из скрытых в стенах динамиков заиграла тихая, расслабляющая эмбиент-музыка.
Скоро наступит ночь.

pre_1516551698___-2.png

Грейс бережно протирала книжные полки в дальних комнатах особняка, где особенно активно скапливалась пыль. XXV век не нуждается в серьёзном ручном труде – большую часть работы стабильно выполняет домашняя техника, но некоторые богатые семьи по-старинке предпочитают нанимать хорошо себя зарекомендовавшую прислугу. Грейс пользовалась в определённых кругах репутацией искусной, но недалёкой девушки, очень продуктивной, способной заниматься множеством дел одновременно и явно не обделённой милой внешностью. В двадцать два бывает сложно найти идеальное место, и всё-таки ей удалось. Или... так казалось. Грейс замечала множество тайн, странностей и негласных правил, принятых в доме Белаква, но из-за душевной прямоты не спешила их соблюдать. Не полностью, во всяком случае.

Грейс закончила с заброшенным офисом, принадлежавшим ещё прадедушке нынешнего лорда. Теперь это место просто сияло чистотой. Удовлетворённо окинув результат усилий взглядом своих золотых глаз, девушка отправилась отчитаться Кано и получить дальнейшие указания. Надо сказать, Грейс была по-настоящему красива. Светлые локоны спадали на плечи, обнажая нежную шею с недорогим ожерельем, а в мгновения одиночества на безупречном лице выражение отстранённой печали сменяло привычную дружелюбную улыбку. Остальные формы тоже можно смело назвать произведением природного искусства – размера совершенной, упругой груди хватает, чтобы активно притягивать взгляды, и впечатление ещё больше усиливается обтягивающей рабочей формой, ноги стройные, а на руках невозможно заметить ни единого изъяна. Белаква уделяли серьёзное внимание внешности своей прислуги: посредственностям здесь принципиально не было места, однако Грейс ярко выделялась даже на фоне всех остальных. Впечатление могло немного портить кибернетическое улучшение правого глаза, из-за чего в темноте нередко можно разглядеть едва мерцающие бирюзовым светом энергетические нити, вживлённые в кожу, но благодаря общей картине эта «особенность» делала Грейс ещё более милой. Почти идеальная прислуга, и если бы не душевная непосредственность, в один прекрасный день способная сыграть роковую роль в её судьбе, Грейс уже давно заняла место Кано.

А ещё Грейс бесконечно любила Лиру.
Фактически, юная леди могла свободно общаться с кем угодно на территории особняка, но с Грейс у неё была особенная близость, если можно так выразиться. Иногда они часами беседовали на самые разнообразные темы, от истории Третьей мировой войны и возвышения Львова, до особенностей расщепления мельчайших частиц и развития межгалактических транспортных путей за пределами Млечного пути. Грейс оказалась достаточно эрудированной, чтобы дружеская болтовня с Лирой приносила им обоюдную пользу. Однако некоторые смотрели на всё это с долей неприязни. Наследница Белаква не должна слишком сближаться с прислугой, которая суть не более чем инструмент и декорация, подлежащая замене и служившая лишь фоном, питающим тщеславное самомнение хозяев особняка.

И кому-то, несомненно, хотелось сломать судьбу той, что была идеальной почти во всём. Клевета одних слуг на других в особняке «Тёмное сияние» была обыкновенным делом и нередко развлекала хозяев, скучавших среди прекрасного декаданса и утомлённых изматывающими, странными удовольствиями. Но действительно страшными последствиями клевета оборачивалась редко, порка электрическими жгутами или несколько дней заключения в полностью изолированной от мира камере – самое суровое, что могло произойти. Кошмарные наказания, после которых подвергшийся им уже не мог нормально исполнять свои функции, применялись с неохотой. Слишком дорогостоящая дисциплинарная мера, ведь персонал «Тёмного течения» составлен по меньшей мере из лучших. Впрочем, случаи бывали.
 

pre_1516552216___-7.png


Ром производил тщательно выверенные вычисления на огромном сенсорном мониторе старого типа, установленным в стене, перед этим сделав несколько важных звонков нужным контактам. Возможно, слишком старым, но неизменно верным. План постепенно складывался в его сознании из разрозненных кусков в одно целое. Слишком опасно оставлять Лиру пытаться выжить в мире, полном хаоса. С другой стороны, нельзя просто запихнуть её в криокамеру какого-то подземного комплекса, вряд ли девчонка согласится на такое. Надо обставить ситуацию таким образом, чтобы казалось, будто это её собственное решение. Иллюзия свободы, невидимая, идеально прочная клетка, которая сохранит ветвь семьи неповреждённой, пронесёт через столетия. Это не стопроцентный шанс, но уже что-то. Ром терпеть не мог чувствовать себя уверенным "не полностью". Однако уникальные времена требуют сложных решений, к сожалению. Он был целиком погружён в работу, когда на пороге появился Кано.

— Ваша светлость, мне донесли, что первая горничная Грейс пыталась соблазнить наследницу. Это действительно отвратительно, и они правда проводят много времени вместе. Но, с моей точки зрения, моральный облик Грейс и её честь не оставляют сомнений. Девушка слишком наивна для чего-то подобного. Ваши приказы?

Ром будто в тумане слышал слова Кано. Что-то насчёт очередного провинившегося слуги, кажется. Мажордом не мог выбрать более худшего времени для подобных тем.

— В шестую камеру её, — небрежно бросил лорд, снова погружаясь в размышления.

Кано едва заметно поднял бровь. Приступ такой неожиданной жестокости без должного на то основания поразил даже его, выработавшего привычку не замечать странности хозяев «Тёмного сияния». Обвинение, конечно, крупное, но слишком смешное, чтобы воспринимать его серьёзно.

— Простите, ваша светлость, я правильно расслышал? Шестая? С насекомыми?

— Я всё сказал. Исполняй, — прошелестел Ром, находящийся сейчас где-то очень далеко, в море абстрактных подсчётов.

— Слушаюсь, — дрогнувшим голосом ответил мажордом, удаляясь в административный пункт, чтобы раздать там соответствующие указания. Он совершенно не хотел принимать личного участия в грядущем наказании...
Вернее, расправе.
 

pre_1516552264___-8.png


pre_1516553544__4.png
Лира не спала.
Обычно в это время к ней приходила Грейс, и они обсуждали всевозможные интересные темы под тихим сиянием ночной голограммы, на которой можно разглядеть торговые пути между Марсом и Венерой, Звёздную Базу Ноль, а если протянуть руки – можно запросить дополнительную информацию о любом объекте.

В этот раз ничего не изменилось. Её любимая знакомая вновь тихо зашла в комнату, и они уселись на кровати, рассказывая друг другу о впечатлениях ушедшего дня.

— Знаешь, Лира, ты ведь не бывала в дальних покоях особняка? Знаю, что тебе это не очень интересно, но иногда там встречаются такие крутые штуки. Например, модели древней техники. Представь себе, когда-то аэромобили ползали по земле. Невероятно, правда?

— Ох, Грейс, ты это серьёзно? Знаешь, я не люблю розыгрышей.

— А как же иначе. Вот, взгляни.

Грейс активировала проекцию, и её наручный браслет передал в пространство слегка подёргивающееся в воздухе (возможно, из-за множества помех) изображение какого-то несуразного устройства, обладающего четырьмя колёсами и узким, застеклённым верхом.

— Н-но... но это же совсем не похоже на наши аэромобили, правда? Она просто... просто несуразная, медленная, и пользоваться этой штукой явно небезопасно. Однако ты права, я вижу энциклопедическую заметку. Это правда... транспорт. Знаешь, Грейс, я слышала, что когда-то люди пользовались неудобными кусками пластика, на которых отражалось изображение. Один из лучших древних экземпляров до сих пор стоит в кабинете у отца и стоит баснословное состояние! Он отключен от экстранета, слишком слабая техническая составляющая... Зато очень помогает, когда приходится делать особенно опасные или незаконные вещи. Там собственный сигнал, и заинтересованные люди легко находят друг друга, минуя глобальную Сеть...

Девочка и служанка оживлённо беседовали ещё около часа, пока Грейс не пришла пора заняться ночной уборкой. Она медленно вышла из комнаты, чтобы случайно не разбудить уснувшую леди, закрыла дверь и ощутила, как рука в экзоскелете грубым движением схватила её за платье и потащила куда-то вниз по лестнице, а другая рука вцепилась в волосы. От боли и испуга Грейс громко закричала, пытаясь позвать помощь, которую никто не получает здесь, оказавшись в похожей ситуации.

Услышав треск рвущейся ткани и эхо отчаянного вопля, Лира раскрыла глаза.
Что-то в этой ситуации явно было не так.

— Грейс, ты тут?.. Грейс?

Тишина.
Служанка ушла, но смутная тревога сжимала сердце, не давая покоя. Лира надела лёгкие тапочки и вышла из комнаты в узкий коридор, тускло освещённый голубоватым сиянием, исходящим от голографических обоев. Где-то рядом... Вот оно. Через двадцать метров в стене виднелась чёрная дыра, совершенно неуместная и явно нарушающая эстетический порядок. Тайный проход. Лира слышала, что в особняке полно таких тропок, ведущих неизвестно куда, но не спешила интересоваться. Слишком много других увлечений.

Впрочем, сейчас ей очень хотелось туда войти.
Девочка медленно осмотрела проход и сделала пару шагов, будто проверяя, не развалится ли древняя лестница. Крепкая. Убедившись, что всё нормально, она бросилась внутрь. Казалось, что это необходимо. Возможно, интуиция?

pre_1516554880__82.png
Одинаковые проходы сменяли друг друга раз двадцать, пока она наконец не услышала звуки слабой борьбы и жалобные стоны. Голос... принадлежал Грейс.

— Эй, что тут происход... —Лира застыла в недоумении, всё сильнее приходя в негодование. Два здоровяка в чёрно-серебристых экзоскелетах срывали с Грейс одежду, заломив девушке руки за спину.

— Прекратите это немедленно.

Никто не обращал внимания на девочку, когда она почувствовала на плече крепкую руку Кано. Мажордом печально покачал головой.

— Это приказ господина. Юная леди ничего не сможет тут сделать. Дальнейшего вам лучше не видеть, так что, прошу, пройдём обратно в вашу комнату.

Последнее, что увидела Лира, прежде чем Кано бережно, но крепко сжал её руку и потянул наверх, были полные слёз, умоляющие глаза Грейс и двери за её спиной, над которыми висела ржавая табличка с цифрой "VI".

А потом все подземные коридоры заполнили исполненные муки и отчаяния громкие крики служанки, но Лира этого не услышала.
 

pre_1516551541__1_-1.png


Грейс, раскинув руки, лежала на ржавом полу, громко рыдая от боли, унижения, ужаса. Она не могла пошевелиться, и ядовитые жуки, из-за которых вся поверхность тускло освещённой строительной лампой камеры казалась живой и шевелящийся, свободно ползали по обнажённому телу. Укусы были по-настоящему мучительны, но хуже всего – осознание того, что ей предстоит умереть именно здесь. Так. Сейчас. Почему? Она безупречно относилась к своим обязанностям. Что случилось? Правда состояла в том, что Грейс затащил сюда слепой случай, но вряд ли это утешит девушку. Приступ мучительной боли сотряс тело, когда между ног пролезло что-то шипастое, разрывая плоть изнутри. Ощутив близость жертвы, остальные тоже начали подтягиваться, и через несколько минут на её теле не осталось живого места.

Мгновения жизни проносились перед угасающим взором, полным тёмного, глубокого отчаяния. Энергетические нити, вплетённые в кожу лица, последний раз вспыхнули ярким, ослепительным бирюзовым светом, чтобы угаснуть навсегда. Последним словом Грейс перед тем, как её рот наполнился горькой кровавой слизью, было имя Лиры. Возможно, она действительно любила эту девочку?
 

pre_1516551557___-4.png


https://youtu.be/PxMeUEWqRWo


pre_1516553789__5.png
Кабинет в часовой башне пустовал. Ничто не нарушало спокойствия, царившего здесь, не считая едва слышного тиканья подсвеченного механизма. Ром Белаква отправился в дальнее путешествие. Взлётная площадка готова, и бронированный аэробус стоял на заранее приготовленном месте. Ром зашёл в транспорт и жестом руки прикрыл дверь, произнеся голосовую команду, указывающую маршрут в Нео-Токио, к центральному офису EcoSystems Inc., и аэробус мягко взмыл в небо, стремительно уносясь прочь от старого особняка. Всё вокруг освещала полная луна. Несомненно, к утру он вернётся.

Глава семейства серьёзно беспокоился о будущем своего рода. Огромное небесное тело, в ближайшие десять лет с высокой долей вероятности способное столкнуться с планетой, может уничтожить всё, что они выстраивали годами, но это не так страшно. Любую теневую империю можно восстановить, особенно когда есть финансы, а уж о сохранении последних он позаботился. Куда страшнее – разрыв генетической линии, и это вполне может случиться в годы неразберихи и войн, последующие за надвигавшейся катастрофой. У него есть одна-единственная дочь, других не будет. Оруаль абсолютно безумна, а принять в семью новую женщину в его возрасте равноценно предательству личного этического кодекса. Нельзя сказать, что Ром любил Лиру как отец, ни в коем случае. Просто старый паук не привык терять ценные активы. Особенно очень ценные. И оттого готов пойти на любые жертвы, чтобы предотвратить окончательную смерть рода, и так все последние века разлагавшегося в своей моральной распущенности.

За огромной голограммой, заменявшей окно, мелкий дождик превратился в ливень, который, в свою очередь, стал разрушительной грозой. Огромные молнии пронзали чёрное небо, а гром, вполне способный оглушить на пару секунд, совершенно не мешал лорду Белаква – спасибо звуконепроницаемым стенам его личного транспорта, миновавшего воздушный пропускной пункт, отделяющий границы Нео-Токио от остального мира. Циклопические небоскрёбы устремлялись высоко в небеса, огни многочисленных окон смешивались с дождевыми тучами, в потоках воды проносилось множество аэромобилей. Рекламные баннеры парили прямо в воздухе, предлагая выбрать улучшенный нейростимулирующий интерфейс или виртуальные утехи нового, якобы никогда не виденного вами ранее уровня. В мегаполисе кипела жизнь.

Управляемый автопилотом аэробус Белаква уверенно влился в плотный поток транспорта, протекающий вдоль сияющих неоновыми лучами башен и дорогих ресторанов, где приветливые повара готовили продукты Венеры и изысканные деликатесы Марса, а клиники для самых состоятельных горожан предлагали увеличение продолжительности жизни на внушительные сроки. Всё это, конечно, расположено вдали от грязных, полных нищеты, воровства и проституции нижних улочек города, где подозрительные дельцы продавали за бесценок импланты неизвестных фирм, вполне способные сломать жизнь незадачливого скряги, а посетители грошовых баров рассказывали изумительные истории из своей жизни, запивая процесс отвратительным алкоголем.

Здание EcoSystems Inc. располагалось в самом престижном, богатом и чистом районе города. Здесь было даже лучше, чем там, где заседало правительство, что свидетельствовало о многом. Три впечатляюще – даже по меркам Нео-Токио – высоких небоскрёба, соединённые между собой несколькими мостами. На центральном ярко сияет логотип корпорации: зелёный листок, прикрывающий собой Землю. Аэробус лорда направился в порт для особо важных гостей, расположенный на крыше здания. Скоро всё закончится.

Ром Белаква, сопровождаемый почётным эскортом, предстал перед советом директоров. Людьми, способными действительно на очень многое, власть которых сейчас простиралась чуть ли не над всем миром.

— Итак, буду краток и лаконичен, как того требует ситуация. Не сомневаюсь, что вы в курсе растущей угрозы. Как и в том, что вы знаете, кто я и какими возможностями располагаю, так что в представлениях нет необходимости. Полагаю, вы ознакомлены с условиями сделки?

Голос Рома звучал резко, сухо и ломко, прекрасно сочетаясь с его внешностью. Несколько пар глаз холодно уставились на него. Совет раздумывал, стоит ли прилагать усилия и поддержать идею, будущее которой по меньшей мере под вопросом? Это, разумеется, не очень затратно теперь, но всё-таки. Наконец, длинноволосый азиат едким тоном заметил:

— Мы все здесь разумные люди и прекрасно понимаем, что безумный проект «Наследие» наверняка обречён на провал, не так ли? Времена героев-одиночек, спасавших мир вместе с друзьями, давным-давно прошли. Однако любезный лорд согласился профинансировать немалую часть программы, а его связи на Венерианском орбитальном поясе позволят нанять неплохую исследовательскую команду, готовых заняться этой утопией.

— Так что шансы не настолько ничтожны, как ты думаешь, — подхватил серб с длинной седой бородой, опускавшейся до груди, – и, как мне кажется, во всей авантюре явно прослеживается личный элемент. У вас есть дочь, не так ли, лорд?

— Последнее не касается совета, — процедил Ром, в глазах которого заиграли тёмные огоньки, – не сомневаюсь, что через десять лет, когда все приготовления будут завершены, она станет неплохим специалистом, способным пригодиться команде «Зари».

— Какой ещё «Зари»? Вы даже название подлодке успели придумать? Да уж, какая самоуверенность. Я совру, если не скажу, что впечатлён, но всё равно считаю, что будущее «Наследия» крайне кислое, — скептично отметил азиат, затягиваясь сигаретой, оранжевый дым от которой распространялся по всему залу.

— Нам поступили все запрошенные в роли первоначальной оплаты компрометирующие данные по поводу коррупции среди крупнейших чиновников, — тихо и мрачно заметил человек с типично немецкой внешностью и почти чёрными кругами под глазами (он явно очень давно не спал), — безотносительно вашего мнения обо всём происходящем, контракт подписан. И если всё к чертям провалится, то пусть лорд Белаква не винит нас в том, что мы сделали недостаточно. Впрочем, мои прогнозы довольно оптимистичны. Полагаю, кое-какая вероятность успеха имеется, и она отнюдь не однопроцентная.

— Тогда мои дела здесь завершены. Остальное за корпорацией. Я отбываю обратно в «Тёмное сияние». Всего хорошего.

Ром, не оглядываясь, вышел из зала. Представители совета молча переглянулись.
Кто-то неодобрительно покачал головой, кто-то пожал плечами, а немец загадочно улыбнулся. Лорд покинул Нео-Токио, чтобы вернуться сюда лишь десять лет спустя, когда изрядная доля лишившегося своего стильного лоска города была безвозвратно уничтожена цепью катастроф. В день, когда проект «Наследие» будет официально запущен. Ему хотелось взглянуть на скептиков перед тем, как наконец завершить свою жизнь, чрезмерно затянувшуюся. Ром сильно... очень сильно устал.
 

pre_1516552152___-6.png


pre_1515854150__tumblr_n9nei393ee1tw77coo1_1280.gif


#50 Ссылка на это сообщение Душелов

Душелов
  • Скиталец
  • 32 сообщений
  •  

Отправлено

Ночь пролетела достаточно быстро, чтобы вызвать у Моргана сожаление о её продолжительности. Инженеру казалось, что он успел лишь на мгновение прикрыть глаза, когда их стали раздражать слабые лучи утреннего света. Минувшие события казались ему теперь тревожным кошмаром, излишне ярким и болезненным. Теперь Джеймс чувствовал себя намного лучше, только сильно зудели слоты НКИ, в данный момент закрытые за ненадобностью эластичными силиконовыми заглушками телесного цвета. Почёсывая за ухом, Морган выбрался из постели и направился прямиком к причине, помешавшей ему перевернуться на другой бок и вновь уснуть – завтраку, чей аппетитный запах разносился по всей каюте.

 

Покончив с этим приятным делом, Джеймс отправился в душевую, дабы окончательно смыть с себя остатки сонливости, неторопливо размышляя о том, чем ему стоит заняться сегодня. Вернувшись в «гостиную», инженер резко почувствовал, что что-то явно было не так, по телу вдруг побежали мурашки, и виной тому было не недавнее пребывание под прохладной водой. Морган не мог понять, чем вызвано это ощущение, он просто знал, что в комнате, в эту самую минуту, был кто-то ещё, кого он не видел. Джеймс обвёл каюту взглядом: незаправленная кровать, кожаный диван, прозрачный стол, высокое кресло, матовый теле-экран, светящаяся консоль…Консоль. С консоли на инженера вновь безмолвно взирало её печальное, пугающе-отчаянное лицо. Казалось, девушка хотела что-то ему сказать, но была не в силах это сделать, могла лишь продолжать смотреть. Джеймс Морган на мгновение застыл на месте, не отрывая глаз от консоли и не моргая, а затем быстро направился к терминалу, однако, как только он пошевелился, наваждение тут же исчезло. Инженер принялся ожесточенно искать в устройстве малейшие следы взлома, сбоев, технических неисправностей, но тщетно. Всё было в порядке, всё было, как и всегда. Лишь в углу экрана мигал знак нового сообщения, полученного по электронной почте, которой Морган довольно редко пользовался.

 

«Мистер Морган,

 

Общий сбор обновлённого состава экипажа «Зари Посейдона» и выдвижение на задание – 11 часов 30 минут.
Убедительная просьба воздержаться от опоздания на встречу.

 

С уважением,
Информационный центр «Инициативы Эдем»».

 

Джеймс, угрюмо посмотрев на настольные часы, показывающие в этот момент 10:47, отбросил, хоть и с небольшим трудом, мысли о девушке и занялся более насущными проблемами – сбором своих немногочисленных вещей. Что же, возможность сменить обстановку пришлась как нельзя кстати, омрачало столь знаменательное событие лишь упоминание про «обновлённый экипаж» подлодки. Взяв всё самое необходимое и убедившись, что не оставил на базе «Инициативы» ничего лишнего, включая своё колючее растение, Морган отправился к точке сбора. Разумеется, в сопровождении солдат «Инициативы», на которых, к тому времени, уже привык не обращать внимания. Подготовка к отплытию шла полным ходом, и, как и следовало ожидать, картина для инженера была малоприятная. Всё вокруг просто кишело людьми Марика Иштара, в своей белой броне с тёмными визорами напоминавших опарышей, ползающих у тела подлодки. Их предводитель, Джошуа Робинс, как его представил Иштар, производил ничуть не лучшее впечатление. Типичный вояка, слепо ползущий в ту сторону, куда укажет командир, коих Джеймс повидал в свою время достаточно, чтобы не питать никаких иллюзий на его счёт. Последней каплей для Моргана был безжизненный голос ИРИС…нет, ИскИнта «Зари Посейдона», зафиксировавшего его восхождение на борт подлодки:

 

Идентификация успешно пройдена. Джеймс Грегори Морган. Добро пожаловать на борт, старший офицер.

 

«Не сомневайся, мы ещё не раз встретимся, Марик Иштар, – спокойно пообещал себе Джеймс Морган, – Когда-нибудь, в час счастья и веселья, ты вдруг ощутишь вкус пепла во рту. Когда твоя жизнь начнёт разваливаться на куски и сгорать в пламени мести, ты вспомнишь всё, что совершил или лишь только собирался. И тогда ты поймёшь, что долг уплачен».


Сообщение отредактировал Душелов: Вчера, 23:31

Everything can be hacked, and everyone...





Темы с аналогичным тегами сериал, frpg, постапок, фантастика

Количество пользователей, читающих эту тему: 2

0 пользователей, 2 гостей, 0 скрытых