Перейти к содержимому


Фотография

Dragon Age: Город Тайн

dragon age фрпг

  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Драконосексуал
  • 33 587 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

R3bEqA8.png

 

cdjLSH7.jpg

 

O4d8TDa.png

 

 

x61PcWr.png

 

 

F95EDDd.png

 

 

 

tXEvmMP.png

 


Сообщение отредактировал Purrfect Dream: 21 июня 2019 - 16:24

Лишь в тишине можно услышать слово. Лишь в полной тьме — увидеть звёзды. И великий танец всегда танцуют на краю пропасти, над страшной бездной.

- Урсула ле Гуин



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 7722

#2 Ссылка на это сообщение BornToSeek

BornToSeek
  • Seek strength, the rest will follow
  • 7 427 сообщений
  •    

Отправлено

Пролог

 

Сколько-то дней назад

Трущобы

 

На базу Сопротивления Вир прибыл вовремя, агент уже ждал его. И кроме них двоих тут никого не было. Ни единой души. Собрания обычно назначались заранее, а в остальное время старое здание нередко пустовало — всё равно бумажной работы тут не было и просиживать штаны было незачем. Если бы не заколоченные окна, то тут было бы даже относительно светло, но сейчас, вечером, внутрь помещения пробивались лишь тонкие одинокие лучи. Агент, ожидавший вербовщика, стоял в тени, капюшон был снят. Он был молод, на вид лет двадцать, со странной причёской и неприятным шрамом, идущим через правую половину лица и задевающим глаз. Это был один из первых парней, завербованных Виром. Звали его Кайран, и если честно, убийцу он слегка пугал. Причём не столько внешностью, сколько отчуждённостью... и магией. Обучал его какой-то слегка ополоумевший старик-маг, обитающий в глубине трущоб, и учил он парня всякой страшной энтропии. Вир не знал, что означает это слово, но в ходе выяснений обнаружил, что вещь это довольно жуткая. Почему ему дали такого одним из первых кандидатов, он сам не знал. Возможно проверяли на уверенность и стойкость. Как бы то ни было, Кайран уже несколько месяцев являлся членом Сопротивления и выполнял свою работу молча и эффективно.

— Список есть? — подходя ближе к тёмной фигуре, без приветствий спросил Вир.

Агент молча протянул свёрнутую бумагу. Убийца открыл текст и пробежался взглядом. Пять имён: две эльфийки и три человека. Род занятий, возможные близкие люди, местоположение, вероятные мотивы и прочее. Аттей сам следил за ходом наблюдений, но всё же он не мог хоть немного не восхититься количеством собранной информации.

— Здесь всё?

— Всё, — не распинаясь, ответил Кайран.

— Сам не хочешь попробовать кого-нибудь взять?

— Завалюсь, говорить не умею. Дело станет плохо — придётся убивать. Ни к чему.

— С этим ты прав... Мы ж ведь типа хорошие ребята, нам других хороших убивать просто так нельзя, верно? — заулыбался убийца.

Агент ничуть не изменился в лице. Зная, чем именно занимается в Сопротивлении Вир и как он обычно решает проблемы, связанные с убийствами, юмора этой иронии Кайран не понял. Не дождавшийся реакции Аттей снова стал серьёзным.

— Не важно, ты отлично справился, — вербовщик похлопал парня по плечу и направился к выходу. — Встретимся завтра в полдень в Серой Кобыле, понадобишься.

Ответа в спину уже не последовало.

 

 

Сколько-то дней назад
Трущобы -> Лечебница мессира Реджинальда

 

— Итак, — стоя в безлюдном переулке напротив Кайрана, сказал Вир и протянул кинжал. — Понял план?
Парень посмотрел на оружие в руке, а затем перевёл взгляд на убийцу.
— Куда лучше бить?
— По руке снаружи резани просто, — Аттей сразу же закатал рукав на левом предплечье. Снаряжение Незримых он не надевал, и поэтому сейчас выглядел вполне себе обычно.
— Понял, — кивнул агент и, не теряя время напрасно, одним резким ударом косо рассёк выставленую вперёд руку вербовщика. Вир громко зашипел и зажал рану.
— Твою ж-ж-ж... Так, ладно, всё, я пошёл, — стараясь не лить слишком много крови, Аттей быстрым шагом побрёл ко входу в лечебницу. Кинжал оставил у Кайрана. Во-первых, оружие — последнее, что нужно во время нормальной вербовки, а во-вторых, в сапоге был ещё один.
Слегка наигранно пошатываясь, Вир дошёл до дверей лечебницы и вошёл внутрь, сразу пытаясь высмотреть одну из целей. Первым должен был стать неварранец. И он, слава Хвостатой, был недалеко. Капли крови падали на и без того не самый лучший пол лечебницы, когда-то, похоже, являвшейся чем-то вроде склада.
— Прошу прощения великодушно, — подбираясь ближе, сразу обратился к Реджинальду Аттей, — я слышал, что у вас можно получить помощь... в неприятных ситуациях? — с этими словами убийца на секунду приоткрыл резаную рану на левой руке.

 

 

Сколько-то дней назад
Жилой квартал -> Цветочная лавка

 

Вербовщик перепроверил информацию из бумаг. Одна вещь волновала его больше всего — опасения эльфки насчёт мужчин. Хоть Кайран и написал, что в обычных разговорах это не особо заметно, сам факт довольно напрягал. Но ладно, и не с такими общались. И так как сейчас вербовка намечалась не в трущобах, пришлось даже доставать одежду получше. И бриться. Прямо не заманивание в Сопротивление, а какое-то свидание, тьфу. Всё, лишь бы цель не слишком закрылась (потому что вскрывать людей Вир умел лучше всего только мечом и кинжалом).
Запрятав бумагу в наплечную сумку, убийца прошёл по улице и как бы невзначай остановился около одной из цветочных лавок. Цель была тут. Поглядев на кучи разных цветов, названий которых он не знал, Вир оказался рядом с Элерой. Взгляд его остановился на довольно важных для дела экземплярах.
— После войны жёлтых роз на прилавках стало намного меньше, не замечали? Сколько их пожгли — не сосчитать, — на пару секунд переведя взгляд на эльфийку, непринуждённо заметил Аттей.

 

 

Сколько-то дней назад
Трущобы -> Жилище Димитрия Пастория

 

Вновь Вир был облачён в одежды убийцы. Разговор с магом должен был быть одним из самых прямолинейных, а в непредвиденных случаях могло понадобиться оружие. Да и к тому же надо ещё внутрь попасть, а кому попало этот колдун наверняка может и дверь не открыть. В последний раз прочитав имеющуюся информацию по Димитраксию Волевому, Аттей слегка нахмурился. Безумец мог неплохо помочь Сопротивлению, но вот возможные размеры дыр в его крыше несколько волновали. Как бы они не оказались слишком уж большими.
В дверь лачуги чародея раздались несколько громких ударов, за которыми последовала не менее громкая и произнесённая не самым весёлым голосом фраза "К доброму волшебнику прибыл гость! Открывай".


Сообщение отредактировал BornToSeek: 02 февраля 2019 - 20:09

None can escape their chosen fate
Only the result in which you are destroyed remains
This enduring dominance is mine alone to relish in
Sing your sorrowful tune in this world bereft of time

#3 Ссылка на это сообщение Драйго

Драйго
  • Знаменитый оратор

  • 90 621 сообщений
  •    

Отправлено

Сколько-то дней назад
Трущобы -> Лечебница мессира Реджинальда

 

- Мессир, - обратился к нему  Хват и начал рассказывать  захватывающую новость про говорящую козу  Мишку. - А в деревеньке энтой  есть трактир " Волчье Логово", коза  там не простая, а говорит как человек. Маг поправил своего подопечного сказав, что ему надо меньше слушать торговок, а больше читать книг. Потому, что это скорее чревовещание для того, чтобы привлечь в деревню любопытных горожан. Конечно был еще один вариант почему коза говорит, а именно одержимость демоном. Но, как бы то ни было, эльф любил всякие сплетни поэтому, забыв про козу, он и дальше пошел рассказывать. Про казни, у какого толстого торговца  жена спит с пригожим приказчиком лавки. Впрочем, выпив кофе, Редж погрузился в насущные мысли о том, как достать денег для своих земляков и как бы расширить лечебницу. Надо было еще помнить о тех, у кого нет дома и им приходиться снимать разные углы.
- Ты помог расклеить объявления? - спросил эльфа Реджинальд.
- Да, еще рано утром, - отрапортовал ему помощник и быстро раскатал рукава. Но хозяин заметил.
- Посмотри на свои руки. Они все в синяках.
- Лучше бы вы смотрели на официанток, вон какая у этой упругая корма.
Хват, чтобы казаться  взрослее своих  шестнадцати, обожал вставлять всякие неприличные словечки и всячески дразнить  своего спасителя. Конечно, скорее всего самому парню хотелось поскорее вкусить прелестей взрослой жизни, и все свое смущение он прятал за наглостью столь присущей юным годам. А ещё этой маской он прикрывал свои проблемы и себя настоящего. За маской мелкого дельца и нахала, Гэлир  скрывал доброе сердце.
- Не заговаривай мне зубы, Хват. Откуда это у тебя?
- Сеньор, вы сами знаете, вы ведь женаты и ребёнок есть. Так что не стройте из себя невинность, в браке-то уж без этого никак.
Реджинальд постучал ножом по тарелке. Хват сделал круглые глаза, мол, ничего не понимаю.
- Да. Я про синяки. Подрался?
- Это не то, что вы подумали, - уже без придури, ответил эльф. - Я ничего не крал.
- Тогда?..
- Ну, меня там за задницу схватили, когда афишу клеил. Так, для смеха. Дразнили остроухой шлюшкой. Так я побил их. Они были пьяные, видно, с гулянки шли, уже светло было. Может там и лежат, а может уползли. Так что вы не сердитесь, если к вам придут какие-то побитые сеньоры с приклеенными шляпами.
Редж выслушал. До него медленно дошло.
- Ты... что сделал?
- Ну, у меня же не было оружия при себе, а было только ведро с клейстером, - Хват хитро улыбнулся.

- Избавь меня от подробностей, - он про себя улыбнулся: в парнишке все же не было озлобленности на людей и весь мир. Честно говоря, Редж даже несколько одобрял подобную месть распоясавшимся негодникам. Он и сам пока недалеко ушёл от подростковых шалостей, хоть и считался уже солидным господином. Едва закончив трапезу, он поманил Хвата за собой и они поспешили в лечебницу. Там Реджинальд попросил эльфа протянуть руки и начал нехитрый процесс исцеления. Он привычно потянулся к магии. Нет, не к добрым духам которые обитали в Тени, просить их исправить такой пустяк было бы слишком уж мелочным. Духовный целить всегда благоговел перед духами, которыми населяли Тень, те жили в своей гармонии и представляли лучшие качества смертных рас. Конечно населяли ту область и демоны. Но как часто благородный полководец, который представлял собой воплощение доблести, часто скатывался в неуемную гордыню. Так же и духи могли под гнетом людских эмоций стать дурными демонами. Впрочем, им надо было заканчивать с едой и возвращаться в лечебницу.

                               *****

— Прошу прощения великодушно, — подбираясь ближе, сразу обратился к Реджинальду Аттей, — я слышал, что у вас можно получить помощь... в неприятных ситуациях? — с этими словами убийца на секунду приоткрыл резаную рану на левой руке.

Легкий сумрак, окутал трущобы. Реджинальд стоял у шкафчика, проверяя запас лекарств, скоро они потребуются. Пьяные драки в тавернах, бандитские разборки, стычки со стражей - это лишь малый список, того, что может произойти в трущобах поздним вечером или ночью. Так же можно подумать о плохом питании, скученности население и частое пренебрежение гигиеной, так что не удивительно, то, что болезни были частыми спутниками жителей этого бедного района, которые могли рассчитывать вот на такие бесплатные лечебницы.
-Да,  присядьте на кушетку, сказал  он посетителю. Такие клиенты были частыми гостями, Реджинальд не спрашивал людей или представителей  других рас об их  роде занятии, получены ли  эти раны в схватке с  теми, кто патрулирует улицы. Даже имена его клиентов, часто были  не настоящими, но он  только лечил и помогал тем, кто  попадал раненым на порог его лечебницы. Не осуждая и не задавая лишних вопросов.


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#4 Ссылка на это сообщение Лорд Байрон

Лорд Байрон
  • Аватар пользователя Лорд Байрон
  • Профи
  • 493 сообщений
  •  

Отправлено

Утро. Кровавое Солнце поднимается над Минратосом. Немногие способны его видеть, разглядеть через маску, накинутую на глаза простых жителей Тевинтера. Люди предпочитали жить, ослепленные, согласные на ослепление ради спокойствия и комфорта. Они забыли что значит любить свою родину, что значит бросаться на борьбу, рисковать ради Тевинтера, забыли о вере и принципах, которые они держали столь высокого много сотен лет. Они ослепили себя, чтобы не видеть жестокой реальности, позволить сладким увещеваниям Верховного Жреца, этого драконьего прислужника, отродка без капли достоинства и чести, ни на что не способного без своей покровительницы. Жители Тевинтера предпочли подчиниться ему, но из уважения или страха не к Верховному Жрецу, но к дракону, что выбрала его своим наместником. Они боялись, боялись высказаться против правды, высказаться против тирании, боялись быть наказанными за непослушание, год с годом все больше превращаясь в послушный скот, верно выполняющий каждую команду стоящего свыше и злобно скалящийся на любого, кто посмеет высказать мнение отличное от всеобщего. 

Кровавое Солнце поднимается над Минратосом. Немногие способны его видеть, но Димитрий видел. Видел, как некогда горячо любимый им дом медленно, но неуклонно клонился к краху и разрухе, как от прошлых идеалов остался лишь прах, как сносили идолы старым принципам лишь для того чтобы возвести новые. Видел во снах, как драконье пламя пытается достать до него, как с каждым часов все меньше остается надежды вернуть все то, что он ценил и любил. Видел как шепчутся живущие в трущобах люди о том, что на окраине живет маг-безумец, слышал фальшивые истории, которые они себе придумывают, чтобы не приближаться к "этому чокнутому". Наивные, они не понимали, что среди них Димитрий - единственный, кто ещё хранил в своем сердце, в своей душе пути настоящего тевинтерца, не склонился перед мерзкими узурпаторами. Каждый день, сам факт того что он ещё жив показывал, что стремительно угасающая надежда ещё оставалась, крохотная, и все же. 

Кровавое Солнце восходило над Минратосом. Немногие способны его видеть, но Димитрий встретил этот восход, пялясь прямо на сияющий диск цвета крови сквозь грязное окно своей лачуги. Вокруг царила тишина - полная, абсолютная тишина, казалось, даже сам альтус перестал дышать, сосредоточившись на процессе выжигания собственных глаз. Он пытался понять, каково это - ослепнуть, чтобы не видеть правды, но не мог, потому что чем больше он смотрел на окрашенное в алый Солнце, тем больше он начинал видеть истину. Вероятно, он обречен. Он либо сдохнет здесь в одиночестве. либо его найдут и убьют, как беглого преступника. Димитрий умрет, а вместе с ним умрет один из последних очажков старого порядка, окончательно уступая место тирании, разве что найдется кто-то, кто объединит разрозненные огоньки в один гигантский пожар, и этот кто-то прямо сейчас...

 

Время уже давно перевалило за полдень, пока над Минратосом восходило Кровавое Солнце. Димитрий все сидел и смотрел в окно, нежно поглаживая лежащую у него на коленях мумифицированную голову. Раздался стук. Стук повторился. Голос - мужской - пробился до мага словно сквозь плотную пелену. Сосредоточенный на осознании печальных истин, Димитрий потерял счет времени, потерял себя в охватывавших его день за днем печали и отчаяния. Он смахнул сбегающие по щекам слезы, отложил голову в сторону и хрипло продекламировал:

- Со злом придя - ты зло найдешь,
С добром приди - на своих двух уйди

Скажи зачем пришел, иначе я хочу, чтоб из моего дома ты ушел.



#5 Ссылка на это сообщение BornToSeek

BornToSeek
  • Seek strength, the rest will follow
  • 7 427 сообщений
  •    

Отправлено

Сколько-то дней назад
Лечебница мессира Реджинальда

 

-Да,  присядьте на кушетку, сказал  он посетителю.

 

— Благодарю, — покивал Вир и, вновь осмотревшись, уселся на ближайшую кушетку, стараясь не замарать её кровью. — Мессир, вас ведь Реджинальд зовут, верно? О вас ходят слухи среди местных, знаете? Разные всякие. Что вы родом из Неварры, например. Это правда?

Тон вербовщика был абсолютно непринуждённым и заинтересованным, словно он и впрямь хотел просто побольше узнать о добросовестном целителе. В конце концов не всякий решится, будучи хоть сколько-то знатным, соваться в грязь и черноту трущоб, пусть даже и минратосских.

 

 

Сколько-то дней назад
Жилище Димитрия Пастория

 

- Со злом придя - ты зло найдешь,
С добром приди - на своих двух уйди

Скажи зачем пришел, иначе я хочу, чтоб из моего дома ты ушел.

 

Хрипловатый голос было расслышать непросто, но Вир разобрал странный стих.

— С делом я к тебе пришёл, о добрый волшебник. И дело это не включает в себя сбор голов, не беспокойся, — ответил убийца из-за двери. Прозвучало это достаточно иронично, учитывая, что хранил у себя дома этот маг. — Не знаю уж, добро или зло, ты уж сам разберёшься. Одно скажу точно — тебе наверняка понравится!


Сообщение отредактировал BornToSeek: 02 февраля 2019 - 15:17

None can escape their chosen fate
Only the result in which you are destroyed remains
This enduring dominance is mine alone to relish in
Sing your sorrowful tune in this world bereft of time

#6 Ссылка на это сообщение Nоir

Nоir
  • Nolite te Bastardes Carborundorum



  • 3 556 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Сколько-то дней назад
Цветочная лавка

 

— После войны жёлтых роз на прилавках стало намного меньше, не замечали? Сколько их пожгли — не сосчитать, — на пару секунд переведя взгляд на эльфийку, непринуждённо заметил Аттей.

Какой-то незнакомый человек подошёл к ней, пока Элера в очередной раз любовалась ароматными цветами. Они не успели надоесть ей, даже за несколько лет. Нельзя сказать, что это было неожиданно. Вот только цель таких мимолетных знакомств, как правило, являлась неизменной. И со столь же завидной стабильностью заканчивалась одним маленьким, печальным разочарованием.

Когда-то, в схожей ситуации, Эл напряглась бы, как туго натянутая струна новенькой скрипки.
Сейчас же она лишь едва заметно поджала губы, оборачиваясь к собеседнику.

Перемена настроения, которую практически нереально заметить, если ты не мастер от рождения по каким-нибудь наукам, посвящённым тонкостям поведения разумных существ. Несмотря на леденящий шёпот прошлого, Элера понимала: шарахаться от каждого встречного – типаж поведения в принципе не самый удачный, особенно если живёшь в огромном городе, где в силу необходимости вынуждена ежедневно сталкиваться с самыми разными людьми. Кроме того, она была не беззащитна. Больше нет.

Быть может, она смогла это понять только благодаря помощи извне.
И ей совсем не хотелось думать о том, как всё могло обернуться, сложись цепочка случайностей как-то… иначе.

— Люди любят украшать погребальные костры своих близких, — тихо отозвалась Элера, — как последний подарок любимым, которых им не суждено когда-либо встретить. Конечно, я люблю цветы… Но это вполне оправданная жертва, — эльфийка внимательно посмотрела на мужчину, задумчиво склонив голову на бок. Он выглядел вполне опрятным и ухоженным, но детали его внешности упрямо навевали навязчивую мысль, что такие люди нечасто расхаживают по цветочным лавкам. Хотя внешность порой так обманчива. Стоит ли напрасно волноваться?..

Элера настойчиво старалась придать своему голосу предельно естественное звучание. И в большинстве случаев срабатывало это неплохо.
Виолетт говорила, что люди редко когда способны заглянуть за покров, который ты накидываешь на себя, как волшебную мантию – не из-за недостатка способностей, а скорее от отсутствия... желания. Ведь разговоры эти так мимолётны. Если сейчас ты неспособна полностью преодолеть свой страх, лучше спрятать его как можно глубже. Туда, где скапливается сила, которой суждено высвободиться. Однажды, когда настанет подходящее время.

А час за окнами был как раз почти идеальный для романтических встреч, внезапно подумалось ей.
Небо окрашивали восхитительные голубовато-розовые оттенки, а солнце, целомудренно прикрытое вязкими облаками, напоминавшими клубы древнего тумана, бросало свой мягкий и нежный, почти кремовый свет на оживлённые улицы жилого квартала, узкие аллеи, сдавленные с обеих сторон вязами, широко раскинувшими свои ветви. А над всем этим, почти недостижимый, далеко-далеко возвышался замок – тот самый, где принимаются судьбоносные решения, способные повлиять на будущее Империи. И редко кто может увидеть гнилое нутро, скрытое за внешним, напускным великолепием. Элера его видела. И знание, хранимое в сердце, не давало ей в полной мере принять тихую столичную прохладу, насладившись безмятежностью вечера. Ведь где-то, прямо сейчас, наверняка творится самосуд над невинными, который некому остановить. А где-то семья эльфов умирает от нищеты. Впрочем, Эл не могла не отметить, что время суток сейчас действительно очень, очень даже неплохое.


"Зло относительно, летописец. На него нельзя повесить табличку. Его нельзя коснуться, пощупать или разрубить мечом. Зло зависит от того, где стоишь ты сам, негодующе указывая на него пальцем." (с) Госпожа


#7 Ссылка на это сообщение BornToSeek

BornToSeek
  • Seek strength, the rest will follow
  • 7 427 сообщений
  •    

Отправлено

Сколько-то дней назад
Цветочная лавка

 

— Люди любят украшать погребальные костры своих близких, — тихо отозвалась Элера, — как последний подарок любимым, которых им не суждено когда-либо встретить. Конечно, я люблю цветы… Но это вполне оправданная жертва, — эльфийка внимательно посмотрела на мужчину, задумчиво склонив голову на бок.

 

— Если бы цветы клали не только те, кто может из себе позволить, то во всём Минратосе не осталось бы ни одной цветочной лавки, всё пошло бы в дело. А бедные кварталы после войны и вовсе можно было бы забрасывать цветами целиком. Умирали там везде. Мир наш несправедлив. Богатые даже во время осады могут позволить себе столько еды, сколько хватило бы, чтобы дать выжить тысячам менее удачливых от рождения людей. И ведь кого в самом деле волнует ситуация у катающихся в грязи бедняков, верно? Едва ли не только их самих.

От таких слов Вир подумал, что неплохо бы было прямо сейчас сделать большой глоток какого-нибудь вина или эля. Обычно только в таком состоянии его и тянет на подобные рассуждения.

— А вы видели Минратос во время осады? — не заставляя Элеру самой продолжать разговор, следом спросил вербовщик


Сообщение отредактировал BornToSeek: 02 февраля 2019 - 15:38

None can escape their chosen fate
Only the result in which you are destroyed remains
This enduring dominance is mine alone to relish in
Sing your sorrowful tune in this world bereft of time

#8 Ссылка на это сообщение Драйго

Драйго
  • Знаменитый оратор

  • 90 621 сообщений
  •    

Отправлено

Сколько-то дней назад
Лечебница мессира Реджинальда

— Благодарю, — покивал Вир и, вновь осмотревшись, уселся на ближайшую кушетку, стараясь не замарать её кровью. — Мессир, вас ведь Реджинальд зовут, верно? О вас ходят слухи среди местных, знаете? Разные всякие. Что вы родом из Неварры, например. Это правда?

Тон вербовщика был абсолютно непринуждённым и заинтересованным, словно он и впрямь хотел просто побольше узнать о добросовестном целителе. В конце концов не всякий решится, будучи хоть сколько-то знатным, соваться в грязь и черноту трущоб, пусть даже и минратосских.

 

Маг удивился, словам больного, казалось, что даже на минуту потерял концентрацию, но он вновь вернулся к лечению. Рана затягивалась буквально на глазах. -Я думаю, что до вас до шли слухи, что я помогаю бедным людям, в числе которых есть и беженцы из той несчастной страны. - Я из Неввары, Реджинальд не стал врать, тем более, что в этом такого. Невварская знать, была связана родственными узами с тевинтерскими дворянами. Неввару впрочем, целитель помнил смутно, иногда воспоминания из детства тревожили его сны. Образы, чувства, обрывки детских воспоминаний о старом дворце, вызывали чувства потери. Он должен, смирится, что родина потеряна навсегда.  Миром правила новая богиня, которая  избрала Неввару своим домом и одновременно она должна напоминать другим странам о покорности  Ибо, тогда гнев Разикаль обрушиться на их страны, превратив их в выжженные пустоши,если те посмеют восстать против власти ее ставленника..


tИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображениеИзображение




Истинные сыны свой Родины! Готовы порвать любого за свою страну. И друг друга за власть!

#9 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Драконосексуал
  • 33 587 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Дворец Верховного Жреца - Галерея Белефора

 

Присцилла закончила книгу, закрыла тяжелую кожаную обложку и отложила толстый том в сторону. Содержимое прочитанного заставило ее задуматься о том, что происходило в ее собственной жизни; и хотя она прекрасно осознавала, что реальность сильно отличается от фантазий писателей, кое-что все же совпадало. Вздохнув, она в который раз быстрым взглядом прошлась по письму-приглашению от Ариамиса Виго на грядущий прием в галерее Белефора. Об этом человеке Авгур знала немного, впрочем, репутация о его эксцентричности и сварливом характере вызывала интерес. Был ли он на самом деле таким неприятным или слухи, как всегда, все преувеличивали? Этим вечером она намеревалась увидеть все своими глазами. Крауфорд не был против того, чтобы его супруга сама распоряжалась своим личным временем, и не ограничивал ее перемещения по городу. Иногда казалось, что Верховному Жрецу все равно, где находится и что делает Присцилла, пока она возвращается к ужину вовремя и не тратит больше денег, чем ей полагается.
Впрочем, для ее планов это было как нельзя лучше. Поднявшись и взглянув в окно, где занимался обычный теплый тевинтерский день, характерный для середины Драккониса, она снова прокрутила в голове вчерашние слова Цербера. «Госпожа Авгур, — сказал он тогда, — я же вижу, что вы несчастны. Попробуйте развеяться. Конная прогулка по побережью или короткая охота на лис и фазанов точно позволит вам ненадолго забыть о стенах замка. А если удастся помириться с мужем, быть может, вы станете немного счастливее. Уверен, это возможно, если приложить усилия и сделать пару шагов навстречу». Конечно же, любая другая тевинтерская госпожа немедленно отчитала бы телохранителя за то, что он переходит границы и смеет раздавать непрошенные советы тем, кто необозримо далек от него на иерархической лестнице, однако приходилось признавать, пусть и неохотой, что бывший гладиатор прав. Во всем прав. И хотя тевинтерка не знала, как подступиться и вынести предложение организовать совместный отдых, и не знала, согласится ли вообще Жрец даже на один день забыть о своей работе и выбраться из дворца, она пыталась убедить себя в том, что это действительно хорошая идея.
Эльфийка-служанка, одна из тех, кого отдали в распоряжение госпожи Авгур после свадьбы, помогла ей переодеться в причитающееся для такого случая платье темно-зеленого цвета, а затем принесла длинную теплую шаль: погода хоть и была не особенно холодной, на улице в это время года могло быть зябко, особенно утром. Приготовления к приему заняли у Присциллы несколько часов, но даже когда все было закончено, до приема оставалось почти полдня, и она решила потратить это время на учебу, спустившись в магический арканум — место, полностью выделенное и обставленное для продолжения образования девушки. Как представительнице альтусов и наследнице Жрицы Зазикель, ей приходилось практиковаться почти каждый день в искусстве магии, а также штудировать толстенные и пыльные книги, принесенные сюда из библиотеки и касающиеся как культа Зазикель, так и новой официальной религии — культа Разикаль. Закутавшись в шаль, Авгур открыла тяжелую дверь, ведущую в арканум, и тут же почувствовала, как по коже прошлись мурашки: аура магии, исходящей от многочисленных артефактов в этой комнате, была ощутима физически. Подняв глаза, она скользнула взглядом по упирающемуся в потолок вытянутому витражу, одному из памятников прошедшей эпохи Древней Империи, сохранившемуся до сих пор. Из-за письменного стола вальяжно вышел жирный рыжий кот, старый, как само это здание, и, мурлыкая, принялся тереться о ноги тевинтерки. Та почесала его за ухом, зная, что кот старается держаться подальше от грозного взора Верховного Жреца, но будто шестым чувством знает, что у Присциллы доброе сердце и та готова угостить его кусочками рыбы с кухни. В данный момент, впрочем, ничего с собой у магессы не было, поэтому коту пришлось остаться ни с чем.
Сев за письменный стол, огромный и уродливый, как и почти все в этом месте, она открыла книгу по магии крови на странице, на которой остановилась в прошлый раз, и принялась за практическое применение заклинаний. Пока что только на коте; слуги наотрез отказывались быть ее подопытными кроликами, а использовать в этих целях Тано или Цербера магесса заставить себя не могла, уж слишком она привязалась к единственным людям в Минратосе, которых могла бы назвать своими друзьями.

 

gjWFWWl.jpg

Время в этом месте текло размеренно и медленнно, как песчинки, лениво просачивающиеся сквозь узкое горлышко песочных часов, что стояли на краю письменного стола. Поэтому, когда Цербер вошел и тактично откашлялся, глазами указав на часы, девушка не сразу поняла, что он имеет в виду. И лишь после того, как она осознала, что прошло несколько часов, быстро собрала принадлежности для экспериментов в шкатулку — хрустальный фиал с лириумом, лириумная пыль в серебряной коробочке, острый нож для кровопускания, книги и свитки, а также зачарованный амулет — и закрыла ее на замок. Ключ Присцилла положила в потайной кармашек на своем одеянии, а затем быстро привела в порядок руки (пришлось использовать простенькое заклинание, чтобы порез затянулся) и волосы. Знатной даме магического сообщества было унизительно ходить со шрамами, будто бы признаваясь в том, что она не использует для своих заклинаний других людей. Старая традиция, которая все еще цеплялась за высшее общество Минратоса, как постельный клещ, хотя рабство давно отменили. Выжить эти древние обычаи оказалось куда сложнее, чем просто написать несколько строк и поставить на новый закон резолюцию Верховного Жреца.
У выхода из главных ворот дворца ее уже ждала карета, запряженная тройкой лошадей. Ехать на прием у Белефора верхом также считалось бы дурным тоном; поэтому пришлось отказаться от идеи нарядиться в костюм для верховой езды и появиться с помпой и блеском. Сев в карету, Присцилла едва заметно прикрыла улыбку рукой. Такое появление было бы ей больше по душе, но приходилось соблюдать нормы, установленные задолго до ее рождения. Даже будучи женой Верховного Жреца, она вынуждена была их соблюдать и следовать негласным правилам общения, пусть за ее спиной многие и перешептывались с любопытством. Тано и Цербер сопровождали ее в этом путешествии по настоянию самой магессы: раб расположился на ступеньке с задней стороны кареты, а ее верный телохранитель, молчаливый на публике, сидел по правую руку от девушки внутри. Оба были одеты в выходное — раб переоделся в чуть более дорогое черно-белое одеяние с золотым ошейником, а телохранитель был облачен в полные латные доспехи из сильверита с символом дома Авгур. На поясе его висел острый меч в ножнах, глядя на который, многим пришлось бы дважды подумать, прежде чем грубить жене Верховного Жреца или же пытаться прикоснуться к ней. Сама же Присцилла перед выходом надела шляпку с вуалью и темно-зелеными перьями, а волосы убрала в причудливую прическу, из которой на ее плечи спадали чуть волнистые черные локоны. Подобный вид не должен был вызвать слишком много вопросов, а магесса знала, что это внезапное приглашение неспроста. Она слышала о Белефоре, талантливом юном художнике, чьи картины неизменно вызывали споры и пререкания и даже гнев среди знати, однако не могла понять, почему приглашение пришло именно ей. В Присцилле не было ничего интересного для художника; кроме своей внешности, она не обладала ни уникальными магическими силами, ни чем-то выделяющимся среди остальных альтусов умом, ни опытом, ни характером. Пустой кокон, из которого никогда не выберется бабочка с переливчатыми голубыми крылышками. Этот образ пронесся перед ее глазами, пока они ехали к открытой площадке галереи, где проходил прием и где должен был быть гостем небезызвестный Ариамис Виго, бывший Легат Империи, а ныне находящийся на почетной пенсии представитель знатного дома Виго. Центральный водоем, на которым уже издали можно было заметить мечующиеся огоньки, был неглубоким, а вода в нем - прелестно прохладной, насколько слышала о галерее Присцилла. Само это место сильно отличалось от обычных особняков, где часто проводили салоны и приемы; здесь искусство и высшее общество смешивались с первобытной скалой и ручьями воды, журчащими в ней. От центрального озерца расходились тоннели-дорожки, ведущие в гостевые комнаты и альковы с картинами, а верхний ярус был зарезервирован под семейство Виго.

Когда карета остановилась и Присцилле подал руку Цербер, помогая спуститься со ступеньки, перед лицом девушки тут же проскочила игривая наяда.

— Ой, — тихо произнесла она, прикрыв рот ладонью, затянутую в темно-зеленую шелковую перчатку. Выпрямив плечи, магесса проследила глазами за удаляющимся созданием и, вздохнув, спустилась наконец на землю. Теперь оставалось только выяснить, зачем ее сюда пригласили... потому что Авгур сомневалась, будто это был лишь жест вежливости со стороны Виго.


Сообщение отредактировал Perfect Dream: 02 февраля 2019 - 16:02

Лишь в тишине можно услышать слово. Лишь в полной тьме — увидеть звёзды. И великий танец всегда танцуют на краю пропасти, над страшной бездной.

- Урсула ле Гуин


#10 Ссылка на это сообщение Nоir

Nоir
  • Nolite te Bastardes Carborundorum



  • 3 556 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Сколько-то дней назад
Цветочная лавка


— А вы видели Минратос во время осады? — не заставляя Элеру самой продолжать разговор, следом спросил вербовщик

— Несколько лет назад? — нахмурилась Элера, — по улицам города я не расхаживала, однако помню, сколько война унесла жизней. И как... всё закончилось. Вам доводилось бродить по полю битвы? Земля, пропитавшаяся кровью. Запах гниющих тел, от которого никуда не скроешься. Порой мне казалось, что даже одежда, и та провоняла им насквозь. Солдаты умирали, пока их родных, оставшихся здесь – в мнимой безопасности – заживо пожирал голод, — голос эльфийки невольно дрогнул, — наше общество устроено жестоко, это правда. И уверена, что в трущобах положение было немногим лучше.

Элера взяла цветок с витрины, уткнулась в него носом, втягивая весеннее благоухание. Будто желала отвлечься от воспоминаний. Миражей памяти, не самых приятных для души. Лепестки, казалось, сотканы из шёлка, или же какой-то прелестной кожи. Мягкой и уязвимой, совсем как невинность детства... или вера в будущее. Ощущение от соприкосновения с ней было столь приятным, что Элере хотелось утонуть в его волнах, остаться там навечно.

— Одним всё, а другим совсем ничего, — с нотками грусти продолжила Эл, — а у кого-то бывает так, что просто сопротивляешься, насколько можешь, лишь бы не впасть в отчаяние. Когда всё совершенно безнадёжно, сил совсем не осталось, и хочется просто… просто выжить. Любой ценой. Вина бедных в том, что они родились совсем не там, где нужно. Если это вообще можно назвать виной, — по лицу девушки скользнула тень.

Так странно говорить о подобных вещах здесь, в столь зажиточном месте, равноудалённом от ужасов бедности, бессилия и одиночества.

Вот только зверь этот всегда скрывается за ближайшим углом. Подобно демону праздности, спит он в бесконечном ожидании... Идеального момента.

 

Один из посетителей, толстый господин с моноклем, стоявший неподалёку, странным взглядом покосился на парочку, между которой завязался необычный для цветочной лавки разговор. Видимо, случайно он услышал обрывки речей, которые люди его круга высказывали не слишком-то часто.


"Зло относительно, летописец. На него нельзя повесить табличку. Его нельзя коснуться, пощупать или разрубить мечом. Зло зависит от того, где стоишь ты сам, негодующе указывая на него пальцем." (с) Госпожа


#11 Ссылка на это сообщение Фолси

Фолси
  • Show me how it ends



  • 30 496 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Галерея Белефора Виго

 

https://www.youtube.com/watch?v=zGYsq7cbVZA

 
Рыночный квартал сам по себе являлся достопримечательностью столицы. Чего здесь только не было, какие только диковинки не продавались! Гости с остальных кварталов, стран и городов-государств стекались сюда шумной многолюдной рекой, и только ленивый не пытался выудить немного золота из быстрых вод.

Альтусы были известны некоторой праздностью, но свою выгоду не упускали никогда. Поэтому уже четыре года личный творческий салон молодого Белефора Виго крал внимание и покупателей у магических эмпориумов, ярмарок и гномьих мастерских, уютно расположившись на небольшом скальном откосе над краем продуваемой ветрами бездны. Галерея была не самой большой в Минратосе, но уж точно самой необычной. В ней выставлялись художники и скульпторы из разных слоёв имперского общества, от сопорати до альтусов, но все как один отличались уникальным, иногда даже пугающим видением. Вскоре после открытия галерея стала местом регулярных светских мероприятий: кто-то хотел украсить свои поместья необычными скульптурами и редкими картинами, кто-то жаждал внимания творцов, а кто-то просто хотел полюбоваться на то, как внук военачальника Империи прожигает своё наследие за холстом. Впрочем, Белефор сумел привлечь к себе внимание не только тем, что пошёл наперекор семейной традиции. Его слоистые рисунки обнажали саму душу модели, делая её уязвимой под оценивающими взглядами зрителей. Очень быстро восхищение благородного сословия сменилось страхом, когда стало ясно, что портреты кисти Белефора способны рассказать политическим врагам слишком много их личных тайн. Года два обсуждалась история Клавдия Лекона, капитана многочисленного отряда наёмников, который искал благоволения богатой невесты из лаэтанов. В качестве подарка он хотел преподнести ей свой портрет, на котором изображены его многочисленные добродетели. Но Белефор увидел за телесной красотой и бравадой забитого капризного ребёнка, который использует власть и силу для издевательства над слабыми, не в силах порвать сковавшие его с самого детства цепи страха и неполноценности. Когда портрет был готов, Клавдий предстал на нём как изломанное уродливое существо с россыпью глаз по всему телу и паучьими лапами, растущими из спины. Вместо сердца в его проломленной груди тлел гневный уголёк. Несмотря на все протесты капитана, его портрет был выставлен в галерее. Карьера мужчины пошла под откос – никто не хотел иметь дела с настолько низким существом. Пожалуй, только опека влиятельного деда спасла Белефора от расправы. Зато с тех пор молодой художник взял за правило озвучивать перед каждым новым заказчиком условие: «За ваши деньги я рисую, а не лгу».

Количество желающих позировать юноше резко сократилось. А лучшим способом привлечь к себе внимание среди знати стала фраза «меня согласился нарисовать сам молодой господин Виго!». Рассматривать чужие изъяны, чтобы забыть о своих собственных – ведь это так по-человечески, даже если в твоих жилах течёт аристократическая кровь. Впрочем, действительно благодетельных и добрых клиентов Белефор рисовал настолько совершенными, что даже они сами не подозревали о своей внутренней красоте. Как правило, самые эстетичные портреты получались из жителей трущоб и простолюдинов, которым уже сам Белефор платил за возможность написать их образ.
 

pre_1548529250__the-witcher-3-blood-and-wine-41.jpg

 

Текущий вечер не отличался от других людных приёмов. Хозяин галереи нарисовал очередной шедевр, по слухам – портрет кого-то из рода альтусов. Имя держалось в строжайшей тайне, было известно только то, что Белефор не один месяц ходил как заворожённый, полностью поглощённый мыслями о новой модели. И что старому Ариамису новое увлечение внука категорически не нравилось.

Почти все посетители галереи были из альтусов или лаэтан – просто потому, что «черни» не хватило бы денег на покупку выставленных композиций. Однако эта «чернь» всё равно могла пробраться на приём в качестве слуг… или художников. Белефор со свойственным ему бунтарством признавал творческий потенциал абсолютно во всех, кто был способен этот потенциал подтвердить ярким и необычным способом. Галерея представляла собой открытый двор с целым лабиринтом крытых коридоров, которые вели в комнатки для уединённых бесед и художественных сессий. Играла ненавязчивая музыка, сновали слуги с золочёными подносами, летали картины… Да, именно летали – полотна случайно, но медленно перемещались по галерее, заставляя гостей не просто стоять на месте, а гулять и наслаждаться выставкой. Живые статуи тоже имели обыкновение переходить с одного постамента на другой, замирать возле стен или вовсе ложиться на пол в откровенных позах. Над открытым двориком виллы не было видно тёмного неба, потому что всё затягивали пёстрые мягкие облака, которые складывались в пейзажи и целые динамичные сцены. Кроткая Альвира, младшая дочь небогатого рода лаэтан, именно тут раскрыла свой магический талант и обрела известность как Рисующая-В-Облаках. Её воздушные гобелены, сотканные из рукотворных облаков, не жили долго без присутствия хозяйки, однако впечатление производили завораживающее и романтичное. Услугами Альвиры часто пользовались на свадьбах и свиданиях, когда требовалось придать происходящему сказочный и возвышенный оттенок. Сейчас девушка с кем-то мило беседовала, то и дело неловко поправляя коротко остриженные рыжие волосы. А облака, чувствуя настроение магички, складывались то в резвящихся на поле близнецов, то в табун вольных лошадей.
 

pre_1548529303__45ef63261b35e6cb5bf6de298e7b1da1.jpg

 

Под цветными облаками в небольшом пруду танцевали и плескались нереиды – живые скульптуры прекрасных юношей и девушек, слепленные из воды. Их мастерица, более известная под псевдонимом Тысяча Лиц, тоже мелькала среди гостей, общаясь с потенциальными покупателями. Вокруг неё парили водные маски - лица фантастических чудовищ, которые активно гримасничали, повторяя движения на лице волшебницы.
 

pre_1548529380__cf991e4465ec5770dc7bc113b08320e1.jpg

 

Как обычно, большим спросом пользовались картины гномьего мастера Годруна. С помощью лириумного порошка, добавленного в краски, и чар знакомого иллюзиониста, низкорослый мастер рисовал объёмные картины, которые двигались на полотнах и даже могли выполнять охранные функции, наблюдая за поместьем и предупреждая хозяев о незваных гостях.

Где-то здесь парила и малоизвестная картина Белефора – его автопортрет, который назывался «Пустота». В то время как он отлично видел чужое содержание, юноша почти не мог ухватить собственные слои. А потому все попытки нарисовать себя сводились к очень малому количеству деталей, что угнетало молодого художника. Но кто мог об этом знать?
Вечер был в самом разгаре: кто-то из гостей оценивал новые шедевры, кто-то уже торговался, сбивая цену. Самые легкомысленные отплясывали в компании водных нереид, позволяя их крепким и текучим рукам вести себя. Кто-то любовался живыми облаками, прямо как в детстве наблюдая в их движении что-то своё, глубоко личное. И вдруг мелодичный звон бокалов возвестил о том, что хозяин галереи призывает всех в открытый двор. Разноцветные облака сменили цвет, наполнились мягким золотым сиянием и рассыпались на сотни парящих иллюзорных свечей, предоставляя в распоряжение хозяина выгодное освещение. Белефор стоял возле широкого балкона, за которым начиналась пропасть, затянутый в блестящий чёрный костюм, который идеально сидел на его юношеской фигуре. Белая маска в опущенной правой руке, левая зачем-то поднимается и словно сжимает что-то в воздухе. Светло-русые волосы растрёпаны, глаза лихорадочно блестят – видимо, юноша уже успел за этот вечер приятно провести время.
 

pre_1548530062__11153fc35aa140bad947fee4ae88a1f8.jpg

 

- Друзья и те из вас, кого я вижу здесь впервые! Надеюсь, вы хорошо проводите время. Отрадно видеть, что столь многие помышляют не только о политике и завоеваниях, но и помнят о самой важной частице нашего мира – о красоте, - Белефор открыто улыбнулся гостям, но при этом бросил мимолётный взгляд куда-то вверх. Там, на скрытой в тенях террасе второго этажа, сидел глубокий старец и наблюдал за торжеством, как коршун. Патриарх Виго скривился от наивной речи внука, но никак не выдал своего присутствия. Его театр – это театр боевых действий. Сейчас же свою пьесу играл Белефор.

- Уверен, что многие из вас пришли сюда, чтобы узреть мою новую картину. И того, кто на ней изображён, - художник чуть сильнее сжал пальцы левой руки, и по воздуху прошла рябь. – Несколько месяцев я наблюдал за этой женщиной, общался с ней. Её глубина захватила мой разум. Я словно падал в бездну и не мог остановиться, отчаянно цепляясь кистью за холст в попытках замедлить это падение. Итог… не все назовут эту картину прекрасной. Но я вижу в ней столько слоёв, сколько ещё не встречал ни в ком. Сколько хотел бы открыть в себе. Увы… моя роль – лишь быть вестником вашего великолепия. Узрите же!

С этими словами Белефор сорвал саван-иллюзию с огромной картины в два своих роста.

- Леди Линайна Флавий, - прошептал юноша, делая несколько шагов в сторону, чтобы тоже иметь возможность рассмотреть картину целиком. – Сегодня её нет среди нас, о чём я скорблю, но дела семьи теперь лежат всецело на её плечах. Эту картину я отправлю ей как дар от дома Виго дому Флавий. Дар за то… что она открыла мне бездну. Дала почувствовать эйфорию свободного падения, — на последних словах художник улыбнулся.
 

pre_1548530097__f9e911d486e39d4b9d7910face9f3327.jpg

 

Портрет Линайны порождал спутанный ком впечатлений. Изображённая на нём аристократка была воздушна и прекрасна, и всё же картину так и хотелось описать одним словом: «мерзость». Женщина возлежала то ли на яйцах, то ли на коконах из шелковистой паутины, провоцируя Страх – ибо именно оболочку арахнидов предпочитал этот демон. Из стекающих по краям струек алой крови брали жизнь багряные розы – символ той, кто видит в насилии свою эстетику и страсть. Вместо рук у нарисованной леди были два искусно выполненных золотых протеза, ведь руки Линайны были теми инструментами, которые умели одинаково приносить удовольствие и боль. Снежно-белые седые волосы и чёрные провалы вместо глаз намекали на груз забот и омут тайн, которые леди Флавий несла в одиночку после смерти мужа.

Впрочем, у каждого из гостей возникали свои трактовки и ассоциации. Нерушим оставался один факт – среди десятков и сотен аристократок именно Линайна оказалась достаточно интересной и смелой, чтобы предстать на холсте Белефора. Предстать по-своему обнажённой и уязвимой перед дюжиной политических соперников. Да, с такой женщиной лучше было не шутить.

Чем же она распалила интерес юноши? Возможно, вместе их свела страсть к вивисекции, ведь Белефор тоже по-своему препарировал моделей, мысленно срезая с них один эмоциональный слой за другим. Погружаясь в самую неприглядную суть и не обращая внимания на протесты.

Но это тоже оставалось простым домыслом. А гости тем временем могли продолжать делать покупки, обсуждать последние новости и сплетничать о леди Флавий. Даже старик Ариамис спустился вниз и долго стоял возле портрета, недовольно кривя губы. Пытался разглядеть в Линайне соперницу или союзницу? Всё семейство Виго настолько отличалось эксцентричностью, что загадывать что-либо на их счёт было просто глупо.


Сага о храбром беконе

 

Скажите мне, возможно ли остановить бросок змеи?


#12 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 059 сообщений
  •    

Отправлено

Дворец Верховного Жреца - Галерея Белефора

 

.. Госпожа изволила отправиться на прием к  одному из альтусов – это все, что он знал.
К выходу в свет, Тано готовили, как породистого пса к путешествию с господином. Две дородные служанки  быстро его вымыли, натерли приятно пахнущим маслом,  подпилили обломанные ногти и даже кокетливо  завили  уже отросшие, но все еще неровные, волосы.
Во время данных процедур, они переговаривались между собой на торговом языке, думая, что парню он не известен.
- Н-да... Жаль. Совсем, что ли болезный? - цокала языком  рыжая кубышка, завивая его волосы горячими щипцами.
- Полный "ку-ку на муню".  - кивала вторая. - Я давеча видала, как он колонну слушает. Прижался ухом - и слушает. Колонну. Им с головой что-то делают, рабам этим.  Вот  мозги и набекрень.

Закончив подготовку раба таким нелицеприятным эпитетом, девахи выдали ему одежду, сменили ошейник на золотой,  и велели поторопиться – карету уже подавали.

При виде кареты, мыслерыбина что-то сонно булькнула, в мозгу лениво шевельнулось какое-то воспоминание: оббитая багровым бархатом карета, какая-то расфуфыренная девица… И тут же снова утонуло в омуте памяти. В любом случае, в каретах с девицами ему теперь не ездить. Это было из той, прошлой жизни. «Фальшивое воспоминание», которое уже не имеет значения. В новой жизни для него уже ничего не имело значения. Кроме верной службы своим господам.

 

Спустившись с запяток кареты, он молчаливо встал за спиной госпожи. Место, куда они приехали было… странным. Но это было царство альтусов –магов, не постижимое и не достижимое  для простых смертных, другое измерение, в котором ему и ему подобным,  отводилась только роль  ходячей мебели. А с этой ролью  Тано, надо признаться, справлялся на ура. Возможно, потому, что  полностью ушел в себя, отключившись от мира – так быстрее и незаметнее проходило время.



#13 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Драконосексуал
  • 33 587 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Галерея Белефора

 

"Линайна Флавий?" — Присцилла слегка задержала взгляд на картине. Она слышала это имя, однако никогда не встречалась с магессой лично; и после того, как художник представил на картине собственное видение этой женщины, желания встречаться с ней так и не возникло. Среди альтусов она считалась одной из тех, с кем мало кто желал связываться, и кто редко появлялся в обществе. Отвернувшись от полотна, изображающего жуткую и уродливую душу, Авгур направилась наверх, заметив краем глаза того, кто прислал ей приглашение. Странно все это было. Почему приглашение поступило не от Белефора, а именно от Ариамиса? И почему — на ее имя?

В сопровождении возвышающегося над ей башней бывшего гладиатора по кличке Цербер, хмуро глядящего прямо перед собой (впрочем, это была лишь иллюзия — на деле он подмечал все детали вокруг себя), и раба в золотом ошейнике, девушка направилась к лестнице, ведущей на второй ярус. Разглядывать картины было неприятно. Большинство из них вызывали такое же чувство внутреннего отторжения, как и портрет леди Линайны, хотя тевинтерка несколько раз задержалась возле произведений других мастеров, в особенности ей понравились живые статуи-нереиды. В голову пришла — и тут же ушла — идея попросить господина Белефора нарисовать ее портрет, но Присцилла подумала, что не хотела бы видеть себя в такой же уродливой интерпретации, как Линайна. Говорили, что художник рисует "душу", хотя никому пока не было точно известно, правда это или просто хитрый ход, чтобы привлечь спонсоров и снискать славу. В Минратосе трудно было найти человека, который мог бы похвастаться чистыми помыслами и незапятнанной репутацией.


Лишь в тишине можно услышать слово. Лишь в полной тьме — увидеть звёзды. И великий танец всегда танцуют на краю пропасти, над страшной бездной.

- Урсула ле Гуин


#14 Ссылка на это сообщение Торк

Торк
  • Знаменитый оратор
  • 2 253 сообщений
  •    

Отправлено

Лавиний Максиан взглянул на циферблат своих часов и отправился выполнять свой долг. Закатное солнце окрашивало Минратос множеством оттенков алого, а Ливия и Амадеус уже заняли свои кровати - в некоторых вопросах их нянька была настоящим деспотом.

 

- Итак, сегодня очередь Амадеуса выбирать сказку, - произнес Лавиний, зайдя в детскую спальню. Он был вооружен тяжелым фолиантом в котором содержалось множество историй - от поучительных до жутких. С тех пор, как мать не вернулась из путешествия, Лавинию пришлось научиться читать самому. Теперь молодой альтус старался обеспечить детям то, чего ему самому не хватало в детстве. Мужчина уселся в кресле, потрепал по холке Альбина, который занял свое место у ног хозяина, и вопросительно взглянул на сына.

 

- Только не опять про котов, - умоляюще простонала Ливия. Это была любимая сказка брата, и он часто просил именно ее. Снова. - Давай что-то другое, Ами, пожалуйста!

 

Мальчик улыбнулся сестренке и устремил взгляд больших светло-серых глаз на отца.

 

- Давай тогда что-нибудь.. - он задумался, устраиваясь поудобнее и прижимая к себе любимого плюшевого нага. - Про любовь. И чтобы все жили долго и счастливо.

 

- Тогда сегодня будет история про трех веселых сопорати, которые затеяли жениться. - Лавиний перелистнул страницы и принялся читать детям сказку, герои которой выбирали себе невест, исходя из своих представлений о счастливом браке. Читать маленьким альтусам сказки про любовь было довольно опрометчиво, но мир менялся, а Ливия так любила слушать подобные истории, что Лавиний не мог отказать себе в удовольствии побаловать детей.

 

Убедившись, что малыши уснули, альтус поднялся, и накрыв их одеялом, покинул комнату. "Насколько проще жизнь у веселых сопорати и как сложно и причудливо заканчиваются сказки про любовь у альтусов", раздумывая подобным образом, Лавиний Максиан отправился в кабинет к супруге. Корреспонденцию слуги сперва доставляли ей, и стоило узнать не пришло ли чего-то интересного с вечерней почтой.

 

На половине жены царило оживление: у кабинета Лавиний едва не столкнулся со слугой, одетым в фиолетовую с серебряной отделкой ливрею, который докладывал госпоже, что карета подана. Жена стояла у зеркала и поправляла аметистовые, в тон сапожкам из кожи виверна, серьги. На изящных плечиках поверх вечернего платья, сшитого по фигурке, покоилась тонкая кашемировая пелерина, сцепленная аметистовой брошью - подарком мужа к прошедшему дню рождения. Амата явно куда-то собиралась, хоть и было понятно, что не на бал - на ней был обычный повседневный вечерний наряд, который более подошел бы к званому ужину, чем какому-нибудь торжеству. Посох, увенчанный фиолетовым магическим кристаллом неизвестного происхождения, был прислонен рядом к креслу. Кристоф стоял рядом с хозяйкой, сжимая в руках папку с бумагами и небольшой саквояж, в котором таскал письменные принадлежности.

 

- Никакой отсебятины, комментариев и разговорчиков, - командным тоном наставляла Максиан секретаря. При посторонних Марло всегда вел себя безупречно, но Амата все равно каждый раз донимала его напоминаниями. - Не раскрывать рта, пока я сама не скажу. Даже если будут обращаться к тебе, даже если это будет касаться тебя лично - отвечать можно только после того, как я позволю.

 

- После того как ты позволишь, мне уже отвечать не хочется, а людям спрашивать, - привычно буркнул Кристоф. - Что плохого может случиться от милой беседы? Во всем Тевинтере рабство отменили, а госпожа Максиан его обратно ввела! Так всем и напишу! - Завелся возмущенный дух. - О, вот и еще один страдающий от козней Манипуляторши, - заметил он Лавиния. - Скоро мы создадим Лигу Угнетенных и будем сопротивляться угнетению!

 

Лавиний давно привык к манере общения Кристофа и учитывал его привилегированный статус, поэтому никакого возмущения столь дерзкими речами не выказал.

 

- Добрый вечер. - Поздоровался альтус с присутствующими. - Что было в вечерней почте?

 

- Мы сегодня уже здоровались, Лавиний. Твоя почта на приставном столике. И общая почта, которая тебя тоже касается, там же. - Амата скользнула взглядом по мужу и повернулась к духу. - Кристоф, если люди, ну и гномы с эльфами тоже, будут считать, что ты мой раб, тебе же лучше - поостерегутся посягать на чужое имущество. - Она критически осмотрела камзол и внешний вид секретаря, и не найдя к чему придраться, вернулась к своему отражению. - Кстати, пока ты тут, взгляни на приглашение от Виго, - снова заговорила женщина с мужем, пощипывая щечки, чтобы вызвать прилив крови и хоть какое-то подобие румянца. Косметикой жена не пользовалась, обходясь своими природными данными, но, похоже, не была в восторге от фарфорово-бледной кожи. - Если у тебя нет никаких срочных планов, мелькни на приеме в его галерее. Завтра в приюте на площади Весов будет спектакль и праздничный ужин; я буду дома поздно и не смогу почтить прием своим присутствием, но думаю, юному Белефору будет приятнее, если соберется много людей. Мне кажется, дедушка его недооценивает, - тихо вздохнула магичка.

 

- Я ознакомлюсь с приглашением, - кивнул Лавиний. - Если ты будешь занята, я могу сходить туда от нашего дома. И даже не скажу старикану Ариамису, на что ты променяла его торжественный прием. Или рассказать и сделать юного Белефора главой дома? - Поинтересовался Лавиний с серьезным выражением лица. - Насколько хорошо ты знаешь паренька?

 

- Полагаю, дедуля Ариамис отнесется с понимаем к тому, что я предпочла дела развлечениям, - хмыкнула альтус, заканчивая со сборами. Женщина взяла в руку посох и развернулась к Лавинию, впервые за время разговора встретившись с ним взглядом. - Если я заброшу свое же детище, и там начнется бардак, это негативно скажется на моей репутации. А что до Белефора, то мы несколько раз сталкивались на приемах, и даже общались по поводу его уникальной способности, и на тему благотворительности. Он создает впечатление весьма доброго парня. Помогает художникам, вне зависимости от титулов и состояния. Причем, похоже, довольно искренне, что в наших кругах большая редкость. Отправляйся туда от нашего дома, Максиан. - Уголки ее губ слегка дернулись, но этот намек на улыбку тут же скрылся за привычной маской. - Желаю тебе хорошо провести там время.

 

-  Ты права, дела важнее развлечений, - согласился Лавиний. - Завтра совмещу их с хорошо проведенным временем. Нужно познакомиться с Белефором, если он действительно такой талант и добряк, его дед может им гордиться.  - Максиан подошел к журнальному столику и взял приглашение в руки. - А вы куда собрались в такое время?

 

- В такое время? - Амата на миг отвлеклась, созерцая, как тонкие аристократичные пальцы мужа перебирают почту. - Необходимо обсудить кое-какие финансовые дела с мессиром Гальваном. Этим гномам без разницы, светло на улице или темень. Да и к тому же мне самой так удобнее, днем других дел хватает.

 

-  А Ферванисы от нас чего хотят? - Лавиний взял другое письмо и бегло просмотрел. - Зовут тебя на обед и предлагают обсудить сватовство Ливии с их сыном. Повар у них изумительный, многие пытались переманить, но безуспешно. Что думаешь по поводу приглашения?

 

- Мне оно кажется немного преждевременным, - слегка поморщилась женщина. - Новая Империя еще слишком юна, чтобы строить долгосрочные планы. Положение шаткое, те, кто сегодня на взлете, рискуют спуститься пониже, если что-то пойдет не так. Не думаю, что они всерьез настроены на брачные планы, скорее, просто хотят втереться в доверие или продемонстрировать свою лояльность тем, кто поддерживает новый режим, - резюмировала альтус, всем своим видом выказывая презрение к подобным политическим па. - Хотя мне было бы интересно услышать, что они могут предложить в качестве приданого. Дополнительная информация не помешала бы, когда дойдет дело до настоящих брачных союзов.

 

- О, - только и ответил Лавиний. - Обычно все делается немного иначе. Ферванисам перед тем как обсуждать брачные дела следовало немного подрастить своего сына. Когда будет видно, что он вырос здоровым и успешно освоил магию на достойном альтуса уровне, тогда и можно начинать речи о сватовстве. То же самое касается и Ливии. И Ферванисы прекрасно это понимают, следовательно Амату Максиан они зовут не для реального соглашения, а для того, чтобы показать всем заинтересованным лицам, что их наследником интересуются настолько, что родители дочерей сами навязываются, не дожидаясь пока дети подрастут. С нашей стороны было бы неучтиво игнорировать их письмо, но и идти к ним в дом для обсуждения такого вопроса немного неуместно. Можно послать им ответное приглашение - так мы покажем, что ценим их внимание, но также не испытываем нужды в срочном поиске женихов. - Лавиний отложил приглашение в сторону. - Если хочешь, я мог бы составить ответ и отослать им.

 

- А может просто попросить их изложить все в письменном виде? - Озадаченно поинтересовалась волшебница. - Впрочем, поступай как сочтешь нужным, только обращайся в письме от моего имени, я потом подпишу. - Амата повернулась к зеркалу, чтобы в последний раз проинспектировать внешний вид. Встреча с банкиром, да еще столь педантичным как мессир Гальван, стоила такой подготовки. - Если эти жулики будут считать, что юной выскочке Максиан не с кем даже посоветоваться, - удовлетворенная отражением, альтус отвернулась от зеркала, губы целительницы сложились в хищной улыбке, - мне же лучше.

 

- Не надо в письменном. Письмо может стать достоянием посторонних и быть использовано для компрометации нас или Ферванисов. Такие детали обычно обговаривают лично, особенно когда до реального брака еще много лет.  Если мы им предложим написать такое послание - они наверняка нас заподозрят в злоумышлении. И опять же: чем больше знатных людей посетит наш дом - тем с большим уважением будут относиться остальные. Собственно, Ферванисы тебя и позвали, исходя из этой нехитрой логики. - Лавиний усмехнулся словам Аматы про жуликов. - Привыкай, здесь все так делают.

 

- Не нравится мне идея пускать в дом посторонних, - вздохнула волшебница. - Но ладно, последую твоему совету, они меня еще ни разу не подводили. - Максиан кивнула секретарю, чтобы следовал за ней, и поспешила закончить беседу. - Составь им приглашение от моего имени. На следующей неделе, к позднему ужину. День сам можешь определить, у меня вечера пока не заняты ничем срочным. Нам пора ехать, банкиры не любят, когда кто-то опаздывает. - Альтус кивнула мужу вместо прощания и быстрым шагом покинула кабинет, даже не глянув, идет ли за ней Кристоф.

Кристоф сокрушенно пожал плечами и последовал за Аматой. Банкиры, которые чего-то не любят, беспокоили его примерно так же сильно, как воробьи на улице. Но общение с Лавинием явно выводило Амату из душевного равновесия, и Марло не хотел добавлять ей проблем своей привычной строптивостью. Тем более, что у банкиров можно было перехватить немного Скупости и порадоваться их Правильности. Банкиры были уверены, что все что они делают - следствие их расчетов и приносит им прибыль, а значит правильно.

 

Лавиний проводил взглядом жену и секретаря, и усевшись поудобнее, открыл журнал регистрации корреспонденции. Все полученные и отосланные письма регистрировались секретарем. Без этого вспомнить через пару лет мелкие нюансы было невозможно, а мелочи частенько вырастали в крупные проблемы и возможности.

 

К вечеру следующего дня все было готово для поездки - костюмы отглажены и почищены служанками, лошади были запряжены в карету, а Луций предупрежден и готов сопровождать альтуса. Сегодня Лавиний выбрал голубой камзол и дополнил его перстнем с сапфиром. На указательном пальце был надет серебряный перстень-коготь - подарок дяди Фабия на пятнадцатилетие. Этот инструмент крайне облегчал применение магии крови и был намного удобнее в ношении, чем специальный нож.

 

Максиан спустился в холл и, окинув взглядом отражение в большом зеркале, счел себя готовым к мероприятию.

- Луций, я готов отправляться, - обратился Лавиний к своему наставнику-воспитателю. - У нас еще есть немного времени, чтобы вежливо опоздать. Тебе не надо наточить клинки или перепрячь свою лошадку?


Сообщение отредактировал Торк: 02 февраля 2019 - 17:54


#15 Ссылка на это сообщение Junay

Junay
  • Знаменитый оратор
  • 26 059 сообщений
  •    

Отправлено

Галерея Белефора
 
Тано шел за хозяйкой, ни на что не обращая внимания. Однако, что-то не хорошее шевельнулось в его  омуте памяти. Картины... Почему здесь так много картин? Нет, картины были ив дворце Верховного Жреца, но здесь было что-то... Что вызывало в его душе какие-то тревожные ощущения. Как будто он пытался натянуть оборванные нити, но не знал, как их связать...
-... Воистину, талантливый художник! Не иначе, как благословение самой Разикаль! - прощебетала какая-то миловидная женщина, любуясь одной из картин. Господин, стоящий рядом с ней, снисходительно кивнул и поправил монокль.
"Картины... Художник..." - мыслерыбины лениво булькали. Но внезапно Тано словно по голове ударили и он сбился с шагу.
 
... Солнечный день, торговая площадь. Гомон народа, выкрики зазывал, жонглеры и циркачи. И нищий художник, с выцвевшими волосами, рисующий за медяки, и разговаривающий с тевинтерским акцентом...
Мыслерыбины забились в истерике. Это было важно. Крайне важно.
"...За преступление против Империи, соучастие в злонамеренном убийстве тевинтерских  граждан, был  приговорен…"
Тано смертельно побледнел и задрожал. Во рту его почувствовалась соль - видимо, он неосознано прикусил губу. Его приговор. Он почти забыл свой приговор... 
И  напоминание о его позорном дяеянии теперь было для него невыносимо. Тано испуганно покосился на хозяйку - а она знает, за что он осужден? Нет, нет, наверняка не знает... Иначе не относилась бы к нему так  благосклонно.
С трудом выдохнув сквозь сжатые зубы, Тано вновь погрузился в свою безмятежность.  И мыслерыбины мирно улеглись на дно.

#16 Ссылка на это сообщение Shunt

Shunt
  • Знаменитый оратор
  • 18 056 сообщений
  •    

Отправлено

Особняк Максианов - Галерея Белефора

 

- Луций, я готов отправляться, - обратился Лавиний к своему наставнику-воспитателю. - У нас еще есть немного времени, чтобы вежливо опоздать. Тебе не надо наточить клинки или перепрячь свою лошадку?

 

- Вежливо как раз не опаздывать, - покачал головой Луций, по случаю приема решивший украсить свою броню лентой со знаками дома Максиан. К подобным вещам он относился с легкой и тщательно скрываемой иронией, но за столько лет приучился к правилам игры знати. - Не волнуйся, у меня, как и всегда, все подготовлено. 

 

Карета, запряженная четверкой лошадей, покинула территорию особняка и направилась в сторону жилого квартала. Впереди, как и всегда, ехал Луций, поглядывая по сторонам в поисках возможной опасности. К его удовольствию таковой не было. К его же огорчению - больше охранников взять ему не позволили. Все же они ехали с одного конца города на другой, а не на природу, где пить дать засели злобные враги Максианов, жаждущие мести, крови и прочего. Как бы Луций не относился к новой власти - порядок в городе был на его взгляд, на высоте.

 

Опоздали они, на взгляд Сея, не слишком. Во всяком случае, гости еще не разошлись, а, значит, все было в порядке. Краем глаза он отметил как пара лакеев, среди которых был один новенький (Луций лично проверил парня, доведя последнего до легкого нервного срыва и пары дней заикания), споро, но не без должного в подобном случае пиетета, открывают дверцу кареты и помогают Лавинию спуститься. "Словно бы он сам не может", - с легким раздражением подумал Сей, но скорее по привычке. Больше он был занят наблюдением за ситуацией, готовясь в любой момент закрыть подопечного могучей спиной.

 

- Прибыли, - коротко бросил Луций, подходя к Лавинию, полностью удовлетворившись "разведкой". Двинувшись следом за хозяином, мужчина в который раз подумал, что надо было взять еще пару охранников. Его паранойя с возрастом только увеличилась.



#17 Ссылка на это сообщение Торк

Торк
  • Знаменитый оратор
  • 2 253 сообщений
  •    

Отправлено

- Прибыли, - коротко бросил Луций, подходя к Лавинию, полностью удовлетворившись "разведкой". Двинувшись следом за хозяином, мужчина в который раз подумал, что надо было взять еще пару охранников. Его паранойя с возрастом только увеличилась.

 

Прием в галерее превзошел ожидания Лавиния. Чудесные фигуры из воды, танец облаков, картины, обнажающие душу модели... У юного Белефора явно был талант не только художника, но и галериста. Или ему повезло нанять такого человека. Максиан искренне любовался представлением и прогуливался по галерее, изредка раскланиваясь со знакомыми. Луций топал за спиной в своих латах и олицетворял собой надежность и защиту.

 

Постепенно молодой маг добрался до портрета Линайны, бывшего "гвоздем программы" сегодняшнего вечера. Картина завораживала сочетанием красоты и уродства. Лавиний подошел поближе к Луцию и тихо сказал своему наставнику:

 

- Видишь, какой я все-таки везучий парень? Просто представь, что Фабий договорился бы с кем-то вроде этой госпожи. - Лавиний покачал головой и усмехнулся. - Нам пришлось бы прятать тело и переживать потом, чтобы никто не узнал.



#18 Ссылка на это сообщение Shunt

Shunt
  • Знаменитый оратор
  • 18 056 сообщений
  •    

Отправлено

Галерея Белефора

 

- Видишь, какой я все-таки везучий парень? Просто представь, что Фабий договорился бы с кем-то вроде этой госпожи. - Лавиний покачал головой и усмехнулся. - Нам пришлось бы прятать тело и переживать потом, чтобы никто не узнал.

 

Луций усмехнулся. Галерея ему не нравилась, но не из-за того, что было щемящее сердце чувство опасности - подобное он ощущал почти всегда - а из-за общего убранства. Картина же была... просто странной. С другой стороны, для пущего эффекта рисовальщик мог использовать новомодные техники, представив Линайну в виде куба с глазами. Говорили, что среди молодежи это сейчас в порядке вещей.

 

- Придется согласиться. Правда, не "нам", а мне, но это дела не меняет, - он окинул зал долгим взглядом и вздохнул. - Всегда можно утешиться тем, что всё могло быть ещё хуже. Рад, что ты хоть что-то из моих слов запоминаешь.



#19 Ссылка на это сообщение Торк

Торк
  • Знаменитый оратор
  • 2 253 сообщений
  •    

Отправлено

Галерея Белефора

 

 - Всегда можно утешиться тем, что всё могло быть ещё хуже. Рад, что ты хоть что-то из моих слов запоминаешь.

 

Лавиний улыбнулся и не стал убеждать Луция в том, что тот оказал огромное влияние на воспитание юноши. Сколько он себя помнил - почти всегда Сей был рядом и почти всегда находился в режиме паранойи. Максиан продолжил прогуливаться по галерее в поисках хозяев вечера. Необходимо было засвидетельствовать почтение от лица рода Максиан и поделиться своим впечатлением от выставки.



#20 Ссылка на это сообщение Perfect Stranger

Perfect Stranger
  • Драконосексуал
  • 33 587 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Галерея Белефора

 

Цербер незаметно осматривался, пока госпожа вместе с рабом, выглядевшим каким-то потерянным, поднимались на второй ярус. Краем глаза он заметил новоприбывшего альтуса со светлыми волосами, о чем-то тихо переговаривавшегося с собственным охранником. Почти у всех благородных господ в этом месте были слуги и охрана, однако тащить на подобное мероприятие целый выводок телохранителей считалось дурным тоном, поэтому они старались не попадаться на глаза. Задержавшись взглядом на беседующей паре мужчин, он отвернулся. Все равно услышать, о чем они говорили, отсюда было невозможно. Держа почтительное расстояние между собой и Присциллой, он поднялся по лестнице. Картины его не особенно интересовали, знать о том, что местные благородные леди и лорды сгнили внутри, не было чем-то выходящим за пределы обычного человеческого понимания, и никакой особой магии не требовалось для того, чтобы понять, какие они на самом деле. Черные, как сгнивший картофель, смердящие высокомерием и чувством собственной значимости. Тевинтер всегда был таким; и с тех далеких пор, как Цербер попал сюда и стал гладиатором, сражающимся на потеху публике, изменилось мало. И даже его нынешняя госпожа, юная и почти нетронутая этой порчей, скоро будет перемолота подобно зернышку, попавшему в жернова мельницы. Вздохнув, он едва заметно качнул головой и перевел взгляд на прямую, как стрела, спину. Матушка воспитала ее подобающе, однако эта показная несломленность была маской. Столько масок в этом месте...


Лишь в тишине можно услышать слово. Лишь в полной тьме — увидеть звёзды. И великий танец всегда танцуют на краю пропасти, над страшной бездной.

- Урсула ле Гуин






Темы с аналогичным тегами dragon age, фрпг

Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых