Перейти к содержимому

DOOM в Gameray по цене всего 1699 рублей

Фотография
- - - - -

"Воспоминания"


  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Asirion

Asirion
  • Beyond Divinity
  • 643 сообщений

Отправлено

- Древо Мира. Мать всех лесов. И мать всех эльфов. Сердце эльфийского народа. Давным-давно, по окончании кровопролитной войны, завершившейся победой человеческой расой, Древо-Мать погибало. Во время той войны, обречённые на поражение, эльфы применили запрещённую, проклятую магию Гигантов, осквернив дух этого Дерева. Выиграть войну им это не помогло. Однако, благодаря жертве первого хранителя, Древо Мира было вновь рождено на земле, усыпанной трупами. Эльфийская старейшина дала жизнь Древу, пожертвовав своей собственной… До сих пор её очертания остаются в Древе Мира. И ту жертву  нельзя забывать. Но не так давно были дни, когда Древо вновь начало увядать… Существование эльфийского народа было под угрозой. Старик, завёрнутый в белый халат, щурясь от жаркого летнего солнца, поднял голову на густую крону дерева.

Скованная своим древним обязательством, невдалеке, пристально за чужаками следила представительница арахнид - Нерупа, в окружении верных сентинелей. Она посмотрела в морщинистое лицо старика и в его глазах прочла мудрость, граничащую со скромностью… и… ощущение печали…

Одиннадцатилетняя девочка, сидевшая подле старика, и с увлечением слушавшая его рассказ, лихо спрыгнула на ковёр из сочной травы, бросив короткий невинный взгляд на строгую Нерупу, и снова повернувшись к седовласому мужчине, спросила:
- Деда, а помнишь, проходя по лесу, мы видели небольшое деревце.

- Т-с-ссс. - Эорум спешно взял внучку за руку и пододвинул к себе, не дав окончить вопроса, продолжение которого он уже знал.

Встав, старец, всё также держа девочку за руку, пошёл с ней в направлении свободной терасски, видневшейся отсюда неподалёку. Проходившие мимо эльфы были смущены крупной, хорошо сложенной фигурой и статностью этого пожилового человека, который двигался легким шагом, не обращая внимания на палящее солнце. В это время дня, беседка была погружена в живительную тень Древа Матери, а рядом журчал маленький холодный фонтан, обросший вьюнами и диким виноградом, что делало это место маленьким оазисом счастья в этот жаркий летний день.

- Дедушка, помнишь, я спросила про дерево? - заголосила девочка.

- Слушай же мой голос и внимай моим словам, как если бы это было правдой, а я поведаю тебе сказку, которую знают немногие, ибо многие предпочли забыть. Но не сказывай же о том никому!.. - заговорил седовласый воин.

- Ты запомнила стройное деревце, что мы случайно увидели в лесу, когда шли в город. Ты наверняка обратила внимание и на то, что оно имеет форму девушки, подобно Великому Древу Мира, из влаги листьев, которого были впервые созданы эльфы, коротким движением руки богини.

Девочка уже была вся во внимании и, не перебивая, ловила каждое его слово.

- Некогда, жила-была эльфийка. Она была молода, умна и красива. - начал свой рассказ Эорум.

- Но. Сжигаемая огнём мести, она стала Правой рукой древней злой силы, жаждавшей поработить все народы и свергнуть прежних богов.

Старец достал томную книгу, которая была при нём, и раскрыв где-то по середине, погрузившись в воспоминания, начал читать:

"Известие о том, что эльфийская королева Аилиндэль умирает, быстро пронеслось по всему Адену. Одни говорили о неизлечимой болезни, другие о яде, а кто-то и о тёмной магии. Среди приглашённых, на последнюю аудиенцию, был и наместник тёмных эльфов, регент Лакнафейн де Менехил. Он гордо, с едва скрываемой радостью, смотрел на прикованную к постели бледную эльфийскую женщину, пока та не начала говорить.

- Простите нас. Мы, эльфы, столько лет лили кровь друг друга в этом глупом и бессмысленном противостоянии, тогда как имея одну кровь и общие корни, мы могли бы столького добиться, построить величественные здания, воздвигнуть вечные монументы. Как жаль, что я понимаю это только сейчас, находясь на пороге смерти. И я прошу вас, простите меня, простите мой народ. Мы могли бы так многому научиться друг у друга. Но, - королева закашляла и потеряла сознание.

- Лекарей! - крикнул тёмный эльф, и с трудом скрывая слёзы, вышел из палаты.

Следом за дроу, в комнату вошла изящная эльфийка, надеясь, что та новость, что она сейчас приподнесёт Её Величиству, поможет той поскорее пойти на поправку.

- Ох, Эльвалитиэль. Каждая встреча с тобой несёт что-то новое, какую благую весть ты принесла Нам на этот раз? - с улыбкой, выражающей благодарность и уважение, обратилась к Итёрнити королева.

- Здоровья, моя Госпожа, - отвесив реверанс, привествовала её эльфийка в цельной пластинчатой броне.

- Мы начали войну с дроу! Наши армии уже штурмуют, застигнутые врасплох, их пограничные города. Сопротивления практически нет. Через месяц, если не ранее, мы возьмём их столицу и вернём себе утраченные земли, - с блеском в глазах, начала Итёрнити: - мы, с Унией уже всё спланировали.

Королева с ужасом глядела на неё и пыталась что-то сказать, но её голос был необычайно тих. Итёрнити склонилась над ней, и едва уловила тихий шёпот:

- Будьте вы с Унией прокляты.

С нескрываемым удивлением, ошарашенная услышанным, Итёрнити резко встала с постели королевы и пятясь, направилась к выходу, не отрывая глаз от умирающей на глазах эльфийской королевы.

- Ну, что она сказала? Небось, сделает тебя одной из Старейшин, - смеясь, встретила, побледеневшую Итёрнити, её давняя приятельница Уния.

Отречённо посмотрев на неё, та выдавила из себя:

- Она прокляла нас.

- Что?..

- Прокляла нас.

- Хм. Ничего не понимаю. Ну и ладно. Если такова цена  благополучия нашего народа, то я не против, - хихикая выпила чашу с яблочным соком Уния и удалилась прочь."

- А как же тёмная подруга Итёрнити - Рэйдж? - внучка перебила чтение дедушки.

- В тот вечер Рэйдж вспоминала долго отсутствовавшую светлую эльфийку, которую она считала своей некровной сестрой. Узнав об армии, под её командованием, захватывающей северные территории дроу, та пришла в ярость. "Я протянула ей руку, а она предала меня." твердила самой себе Рэйдж, уставившись в одну точку. "Предала меня." звучало эхом в её голове. Она жаждала убить Итёрнити самой жестокой смертью, но члены Ордена вовремя остановили её от опасного приключения.

- А что было дальше? - с нескрываемым любопытством оборвала Эорума девочка.

- Армия эльфов продвинулась глубоко в леса и болота дроу, и уже готовилась к финальному, но долгому штурму столицы, сооружая осадные орудия в её окрестностях. Для тёмных эльфов наступили чёрные дни. Итёрнити же тем временем вернулась в Итилкарас, сердце эльфийской земли, ей не давал покоя сон, в котором она видела красивую эльфийскую женщину, зовущую её к себе. Она думала, что это её мать. И она вспомнила о том, что как-то ей рассказал Аменивьен, что колдунья, живущая в Хрустальной башне, знает правду о её родителях. Сомнений быть не могло. Забыв о войне, Итёрнити направилась на поиски этой самой башни. Она нашла её. Как нашла и эльфийскую волшебницу, которая, как оказалось, ожидала её, и это её образ Итёрнити видела в своих сновидениях.

Старик посмотрел в сторону маленького озерца, в которое шумно изливал свои воды, искрящийся на солнце, водопад, и вновь раскрыв книгу, продолжил:

"- Здесь всё и закончится. Истинно говорю тебе, что прежде, чем взойдёт над смертными солнце, окрапив своими лучами поля и болота, усеянные бесчисленными телами, война иссякнет, а ты очистишь свою душу лишь звёздным огнём, - строго смотря на неё, заговорила хозяйка башни.

- Ах ты, старая ведьма, да как ты смеешь! - рявкнула на неё Итёрнити, обнажив свой меч, с многочисленными зазубренами по краям лезвия.

- Но разве ты не затем пришла, чтобы узнать о своих родителях? - с усмешкой сказала Аделлина - так звали эту отшельницу.

- Говори, говори, что знаешь, не то, клянусь Евой, я отрежу тебе язык и вырву твои глаза, чтобы впредь была более учтивой, - гневно кричала Итёрнити.

- Ты наверняка не ожидала, услышать, что твоя мать - тёмная эльфийка. - всё также улыбаясь, продолжала колдунья, сделав лёгкую паузу и ловя изменения черт лиц грубой "гостьи".

- Ты лжёшь, собака! В моей памяти свежи детские воспоминания, я много раз видела их во сне, моя мать - не дроу! Я сейчас рассеку тебя надвое, в пример другим, - заверещала Итёрнити.

- И тогда ты не узнаешь, что это твой отец убил её. А той, кого ты так хорошо помнишь, была я. Я хотела быть твоей второй матерью. Но. - неуспела та договорить, как меч эльфийки вошёл в её живот, заставив, корчась от боли, повалиться на пол.

- А это ты предвидела? - язвительно обратилась к ней Итёрнити.

- Помни, что я тебе сказала, ибо всему тому быть. - захлёбываясь от боли, кряхтя выдавила Аделлина и испустила дух.

- Как же. - но не успела эльфийка обернуться к выходу, чтобы уйти, как пройдя пластины её брони, в неё вонзился ледяной кинжал, пробив правую лопатку и войдя в лёгкое. Итёрнити дико вскричав, ощутила резкий мороз, а разрывающие вены, кристаллики воды, вызвали нестерпимую боль во всём теле. Удар столба воды кончательно сбил её с ног. Перед глазами всё плыло. Звуки становились громче. От ужасной боли, Итёрнити начала терять сознание. Изображение уплывало. Яркий свет. Темнота.

Сребровласая Демилунэ стояла над окрававленным телом Итёрнити. Рядом лежала её мёртвая мать. Слёзы катились по красным глазам эльфийки. Теперь она осталась одна. Лишь краткие воспоминания слов матери о том, что где-то у неё есть сестра по отцу, которую Демилунэ хотела так давно розыскать, грели её рыдающее сердечко. И лишь немые холодные стены знали, что две сестры уже встретились."

- Но, - всхлипывала маленькая девочка: - неужели Итёрнити была такой жестокой? Я представляла её совсем другой.

- Когда-то, она была другой.  Ласковой. Нежной. Доброй, - начал Эорум: но гибель огонька её души, который на протяжении долгого времени поддерживала её любовь к девушке, окаменила её сердце. С гибелью Натэль, в чём Аменивьен обвинил дроу, Итёрнити думала только о мести. Убив её возлюбленную, этот дьявольский человек, разжёг в эльфийке желание и силы на кровавую войну. Не будь этой смерти, не было бы и тысяч других смертей, последовавших за этим. Хоть Итёрнити и не любила тёмных эльфов, но она не была столь жестокой и безрассудной, чтобы творить такое зло, причиной которого она стала для половины Адена, полыхающего в этом огне. Позже она узнала правду. Она жестоко расправилась с Аменивьеном, но остановить войну уже не желала.  Как же сильно соблазняет жажда мести, как трудно этому противиться, но стоит её семени залечь в сердце, как обратного пути уже не будет. Итёрнити позволила. Она не смогла в водовороте, обрушившихся на неё, обстоятельств, смириться с горем и подчиниться судьбе.

Видя мокрые глазки девочки, Эорум улыбнулся и обнял её.

- Знаю я только одно, - после долгих размышлений, продолжил Эорум, что то дерево, которое мы с тобой видели, произросло на месте могилы Эльвалитиэль де Имизолимьён, которую люди запомнили как Итёрнити.

Но его книга не говорила о том, что было с Итёрнити дальше.

Как только Итёрнити, поверженная певицой заклинаний, потеряла сознание, она окунулась в мир теней. Никакой башни, в которой она только что была, кругом чёрный непроглядный лес, холодный ветер дул со всех сторон и из ниоткуда. Под ногами была лишь грязь, липкая, густая, противная. Страшный смрад гнили и разлагающейся плоти кружил голову, непривыкшего к подобным запахам, нежного создания. И ни единого звука. Лишь обволакивающе вязкая пугающая тишина. В небе надо головой виднелись звёзды, скучившиеся в Млечный Путь. Дрожь и озноб пробирали всё тело.

- Что это? Как я тут очутилась? - с нотками страха, шёпотом спрашивала Итёрнити, судорожно вертя головой по сторонам.

- Ах, Эльви. Что же ты, дочка, наделала? - послышался где-то совсем рядом упрекающий, и одновременно заботливый, высокий женский голос.

Из темноты вышла стройная дроу привлекательной внешности. В её блестящих выразительных глубоких карьих глазах читались грусть и глубокая скорбь. Итёрнити стояла, словно изваяние.

- М-мама?, - не удержавшись открыла рот эльфийка: - Н-но. Значит, это правда. Но... И, значит, та ведьма солгала, сказав, что ты  умерла.

- Не спеши с выводами. Да, я умерла. Меня убил твой отец. Но... И ты... тоже умерла, - на лице тёмной эльфийки блеснула печаль, в её памяти свеж тот поцелуй, в котором, отец Итёрнити вонзил ей в спину кинжал. Не отрываясь от губ дроу, он не выпускал из руки вонзённый нож. Они оба понимали, что слишком разные, чтобы жить вместе, и одному из них пришлось бы убить другого, дабы скрыть правду о совместном чаде, ибо никто из них двоих не изменился бы ради другого. Но она готова была бежать из Целаклии за ним куда угодно. Готова была рискнуть. Готова была умиреть за него, за светлого эльфа, который пользовался большим успехом у эльфиек Итилкараса, в том числе у некой Аделлины, с которой у него прежде был роман. И она умерла. Умерла от его руки. Такого она не ожидала. Быть убитой любимым в обьятиях поцелуя. Богини Шиллен с Евой, единогласно, разнгеванные таким поступком, прокляли неверного светлого эльфа, обреча его на вечное и жалкое существование с себеподобными в стенах заброшенной Эльфийской крепости. Позже, истребители нежити, при зачистке руин крепости, прекратили муки этого, уже лича.

- Но... - Итёрнити растерянно смотрела на тёмную фигуру.

Рядом появился светлый образ Натэль. Итёрнити потянула к ней руку, но та отшатнулась.

- Я не хотела. Потеряв тебя, я начала мстить. Я нашла того человека, что убил тебя. Он молил о пащаде. Я же подвергла его жесточайшим пыткам, лично принимая в том участие. И однажды... он умер. Хм. Знаешь, не правду говорят, будто смерть врага не приносит облегчения. Мне стало легче. Намного. Но... это не вернуло тебя. О, как бы я хотела ещё хоть раз коснуться твоих губ или заглянуть в океан твоих глаз, - Итёрнити переполнялась чувствами, а фигура начинала таять.

- Постой! Прошу! Останься! Останься со мной! - слёзно умоляя тающий призрак, кричала эльфийка.

Следом повилась, и также, начала таять призрак другой дроу:
- Оглянись, посмотри на дела рук своих, - перебила её Рэйдж.

И только сейчас эльфийка увидела бесчисленные разлагающиеся тела, тёмных и светлых эльфов, наполняющие лес. В нос с ещё большей силой ударил резкий запах гниющей плоти. Одни тела, исчезали, заместо них появлялись другие. Пространство разрывалось от криков и плача. Стенания заполнили всё пространство. Слышен был звон оружия. Скрежет зубов бесчисленных жертв новой войны смешался с проклятиями, выкрикиваемыми призраками в сторону Итёрнити. Эльфийка дрожала от ужаса и страха.

- Но я не хотела. Я... хотела счастья своему народу, - оправдывалась Итёрнити перед привидениями умерших, крича в пустоту, а на глазах выступали неподдельные слёзы. Только сейчас она начала понимать, как оказалась слепа.

Высокие и мерзкие звуки наводнили собой этот чёрный лес. Меж деревьев загорелись красные глаза суккубусов, которые уже окружали свою жертву и в предвкушении наслаждения над утолением своих дьявольских мерзких потребностей, гарлопанили:

- Мы знаем. Натэль. Из-за неё. Оно ведь того стоило? - ухмыляясь и грязно улыбаясь стрекотали демоны.

- Мы знаем... - подхватили другие.

Где-то, уже совсем рядом, слышались ужасные смешки лимал кариннессов. Фигура тёмной эльфийки, теряя резкие очертания, плавно расстворилась в пустоте. Итёрнити онемела от ужаса. Усилием воли, она заставила сдвинуться себя с места и понеслась в никуда, оставляя глубокие ссадины на коже от хлестающих её веток.

- Простите, простите меня, - на бегу кричала эльфийка, обращаясь к многочисленным призракам павших в её войне. И вдруг, она выбежала на песчаный пляж, напоминавший берег её родного озера Айрис - достопримечтальности народа эльфов. Видя, что дальше бежать уже некуда, она остановилась, готовясь принять муки от многочисленных демонов и проклятых призраков, готовых сделать с ней самые жуткие вещи. Ей показалось, что те роковые секунды длятся целую вечность. С диким грохотом, разверзлась гладь озера и поднялся столб воды, на вершине которого восседало прекраснейшее создание, сочетавшее всю прелесть расы эльфов и неземное очарование богов. Появление Евы заставило остановиться и начать расступаться созданий Ада. Богиня с рыбьим хвостом и прозрачными плавниками на спине, молча смотрела на измученную эльфийку.

- Пощады, моя Госпожа, - упав на колени и опустив очень низко голову, взмолилась раскаивающаяся эльфийка. Ева ничего не ответила.

Невыносимой силы громкий звук разодрал завесу тишины. Послышался звук взмахивающих крыльев. Яркий свет славы, создательницы жизни, Эйнхазад, ослепил эльфийку. Из ушек и глазок Итёрнити заструилась кровь. Трясясь от неописуемого страха, она не пыталась сопротивляться воли её богинь. Лишившись зрения и слуха, Итёрнити тем-не менее видела всё просиходящее, но в каком-то нереальном виде, всё выглядело так ясно и было так прекрасно, что эльфийка на мгновение забыла о своей каре. Эйнхазад, сложив огромные раскидистые крылья за спиной, подошла к Итёрнити, держа в руке полыхающий белёсым пламенем меч, выкованный из света звёзд и закалённый солнечным огнём в искрах лунной симфонии. Дрожа, и вспоминая слова колдуньи, эльфийка покорно склонила голову до самой земли, запрокинув длинные волосы на лицо, обнажая тонкую шейку.
От многой мудрости много скорби, и приумножающий знание умножает печаль...

Don't let me fall. Just hold me tight. And tell me it will be alright. Tomorrow when I wake up... You'll be there...


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 6

#2 Ссылка на это сообщение Betty

Betty
  • Графиня
  • 2 130 сообщений
  •    

Отправлено

Айлиндэль...
Надо, пожалуй, почаще хвастать детскими подвигами. А то живешь как дурак, взрослеешь и забываешь, что на самом-то деле ты — великий герой, которому море по колено…

#3 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 762 сообщений
  •    

Отправлено

Чёрт! Сильный рассказ! Задевает. Мне очень понравился!
Eternity, дружище - тебе прямая дорога в писатели, честное слово.

#4 Ссылка на это сообщение Cool_Wolf

Cool_Wolf
  • Няша
  • 6 129 сообщений
  •    

Отправлено

Eternity, дружище - тебе прямая дорога в писатели, честное слово.

да, красиво
8036beda1049a200d6d73c7c54d73f3a.png126d72e29c1d4d09eec79f8e161bb492.gif

#5 Ссылка на это сообщение Selena

Selena
  • Воля Бездны


  • 15 408 сообщений
  •    

Отправлено

Браво! Очень впечатляет!! :lyba: :mr47_05: Читала не отрываясь)))

И в полночь в зеркале качнется
Двойник мой, что был вечно недвижим,
Он улыбнется мне, моей руки коснется...
И я местами поменяюсь с ним...
 
pre_1455173090__01a.png                                                                                                                           
pre_1458157092__uzerbar2.jpg

 

pre_1458157348__ub-cole01.png
 


#6 Ссылка на это сообщение Cool_Wolf

Cool_Wolf
  • Няша
  • 6 129 сообщений
  •    

Отправлено

а еще начало мне напомнило Warcraft III
8036beda1049a200d6d73c7c54d73f3a.png126d72e29c1d4d09eec79f8e161bb492.gif

#7 Ссылка на это сообщение Asirion

Asirion
  • Beyond Divinity
  • 643 сообщений

Отправлено

Cпасибо))
От многой мудрости много скорби, и приумножающий знание умножает печаль...

Don't let me fall. Just hold me tight. And tell me it will be alright. Tomorrow when I wake up... You'll be there...




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых