Перейти к содержимому

TESO в Gameray за 1199 рублей

Фотография
- - - - -

Амбразура Амброзии


  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Часть I

Амид



1

Ясав



Шаги. Я могу поспорить с кем угодно и на что угодно, что это Его шаги. И я буду прав, даже если это не он. Но это всё равно он. Его рука опустилась мне на плечо, а голос прозвучал тихим эхом:

- Счастья тебе, Амид!

Амид - это я. Тот Амид, кто ответил Ясаву-двуликому, чьи шаги я узнаю даже не споря ни с кем:

- И вам счастья, Ясав.

- Было бы счастье, - вздохнул один Ясав, а второй подхватил: одна тоска.
У Ясава два лица, и ему очень сложно не говорить обоими ртами одновременно. Обычно они говорят в унисон, и звучит это странным эхом. Вы скажете - эхо запаздывает, а говорить в унисон - значить говорит одновременно, без задержек? И я соглашусь. И Ясав согласится, а его второе лицо (или всё-таки первое?) подтвердит. В один голос оба лица это скажут и подтвердят, и эхом подхватят.

- Опять грустишь? - спрашиваю я.

- Угу, - сказал он и одновременно: грущу.

- К нам, кстати, - вдруг вспомнил я, - снова Анирам пришла.

- К дождю, - вздыхают Ясав.

- И к радуге, - улыбаюсь я. Грустно улыбаюсь. Вроде и смешно, а в то же время...

Анирам воплощение красоты и всего прекрасного. Кожа её всегда источает нежный цветочный запах. Питается она радугой. И в пору бы смеяться, но как-то всё уже высмеяли - в туалет она ходит бабочками.

- Давай не будем о ней? - одним голосом в два рта, без единой примеси эха, вдруг предлагают Ясав.

- Чей сегодня черёд выбирать, - согласившись, меняю я тему разговора.

- Кажется твой.

- В шашки?

- Да, - говорит Ясав, спустя несколько долгих мгновений обдумывая моё предложение.

- Чур, я белыми!





* * *



Звон! Мерзкий надоедливый звон будильника кричит тебе - восстань! И ты восстаёшь, почти. Первой восстаёт твоя рука. Восстаёт против злого будильника и его командного тона в лице его противного звона. Рука бьёт наотмашь по макушке злого командира и тот умирает, напоследок издав свой последний предсмертный дзынь. Честь герою и медаль посмертно. До следующей ночи, где ему возрождённому держать следующее дежурство до самого утра, предвещающего неминуемую гибель от моей карающей длани.

Ещё полежать минут пять? Нет! Ты знаешь - уснёшь и проспишь всё на свете. Откидываешь одеяло, что бы мороз не дал тебе уснуть. Надо прийти в себя. Откуда? Ты где-то был, что бы приходить обратно? Дурная странная мысль.

Скидываешь ноги с кровати и нашариваешь ими тапки, которые вечно куда-то прячутся, как тараканы. Включишь свет и они бежат со всех своих многих ног в любые щели. Вот и сейчас тапки-тараканы убежали под кровать!

Ты встаёшь, и рукой шаришь в пыли, нащупывая подлое насекомое. Ругаешься невесть на кого и клянёшься забить эту нору для тапок доской! Вечная клятва каждого утра. Клятва, которую ты забудешь буквально через несколько минут.

Шаркая тапками, покорно принявших в себя твои босые ноги, ты направляешься в ванную. Чистишь зубы, моешь лицо. Смотришь в зеркало, не забыв скорчить противную рожу под стать своей причёске.

Завтрак. Яичница и хлеб с сыром. Кто сказал, что хлеб с сыром не бутерброд? Чай из позавчерашней заварки и свежего кипятка.



Час утра уплывает незаметно. Опять опаздываешь? В спешке натягиваешь джинсы, рубашку, ищешь носки, которые ведут себя хуже тапок-тараканов, прячутся в такие места, о которых знают только дети, когда играют в прятки. Ботинки, шнурки, куртка, дверь. Лифт. Дорога. Работа.



* * *



- Какой банальный ход, - смеются Ясав.

Смеются и двигают свою шашку.



* * *



- Я люблю тебя!

- Ну и дура! - резко отвечаешь ты. А она в слёзы.

- Я не могу без тебя!

- Можешь! - режешь ты.

- Прости меня, - плачет она.

- Дура! - вскипаешь ты, - это ты должна требовать от меня прощения, хотя всё равно ты его не дождёшься!

- Не оставляй меня, пожалуйста...

- И не собираюсь. Я буду здесь до тех пор, пока я этого хочу.



* * *



- Ты сдвинул свою шашку вперёд и убрал обратно, - говорю я, - это два хода.

- Но и нас двое, - ухмыляются Ясав.

- Значит, я буду играть за двоих, - отвечаю я, - я буду делать по два хода, как и ты.



И я делаю свой ход.



* * *



Сегодня на обед подавали щи, картошку и рыбу. Ту рыбу, которую не распознает ни один рыбак. Просто рыба, без названия и какого-то особенного присущего только ей вкуса. Ту картошку, которая является гарниром. Её просто можно назвать "гарнир" и это опишет её гораздо лучше, чем слово "картошка". Те щи, которые безмерны, как океан - не имеют в себе ни островка капусты, не говоря уже о таких редких материках, как мясо.

У нас всё это называется просто - щи, картошка, рыба. И компот. С выжившими из ума ворчливыми старыми ветеранами - сухофруктами. Все в орденах, как на параде. А если не с орденами, то с лычками. Жуют сморщенными губами слова, обычно бранные. Лишь иногда, в минуты воспоминаний - добрые.

А вы сидите за одним столиком. Ты и он, напротив друг друга. И рады бы были сесть подальше, да мест в столовой больше нет. Вот и приходится обедать вместе.

И слова, призванные сгладить обстановку, сами прыгают на язык, как брызги из газировки, прыгают что бы в итоге сделать только хуже:

- Давно не виделись, - уж лучше бы молчал.

- Давно, - бурчишь ты в ответ.

- Сегодня на удивление безвкусный обед, - ты бы ещё о погоде заговорил!

- Вот с этим я согласен, - уже не бурча отвечаешь ты. Неужели интерес к разговору?

- Вот взять хотя бы эту картошку, - на радостях тема сама бежит впереди языка, - она как...

- Не надо! - резко перебиваешь ты, - Я голоден, и мне ещё надо всё это съесть!

Неловкое молчание. Уж лучше бы и впрямь о погоде.

- Соль не передашь? - ведь не нужна тебе соль! Щи и так полны соли, как тот самый океан - бескрайний и безбрежный.

Ты молча передаёшь соль. Не глядя. Не отрываясь от тарелки.

Так проходит обед. В неловком молчании.

И кусок в горло не лезет, а всё равно пихаешь его сквозь силу.

А когда тарелки опустели вы встаёте. Одновременно? Всё ещё одновременно, как когда-то? И уносите поднос с грязной посудой. А после, выйдя из столовой, расходитесь в разные стороны.



* * *



- Я только одной фишкой сходил, - протестуют Ясав, - а ты двумя!

- Правила никто не объявлял, - хитро подмигиваю я... почему-то мне показалось, что я это сделал как-то не в кассу. Не место тут подмигиванию.

- Ну, - хором затянули Ясав, - раз так, тогда это дамка!

И, перевернув шашку вверх дном, он двигает её сразу не несколько клеток вперёд.



* * *



Ты бежишь по дороге. Впереди цель и она Горизонт. По бокам пробегают деревья, они спешат туда, откуда ты пришёл. Куда? Ты знаешь, а им это ещё предстоит узнать - это их участь. Твоя участь - то, откуда пришли они. Твоё прошлое - их будущее, а их будущее - твоё прошлое.

Твой попутчик - время, давно уже свернул на другую развилку и ты движешься один. Туда, где горизонт. Где небо встречается с землёй, а дома подпирают собой тяжёлые тучи.



* * *



- Ну, - начинаю я, - раз так...

И вдруг останавливаюсь. Жуткий ужас пронизывает меня. Я смотрю в глаза Ясаву и вижу в них отражение своего страха. Поставь два зеркала друг напротив друга - и в них увидишь бесконечность. Так и мы видим бесконечность кошмара.

Вскочив на ноги, опрокинув клетчатую доску и рассыпав по траве шашки, мы сломя голову бежим куда глаза глядят - лишь бы подальше. Хотя нет, глаза глядят в землю, впрочем, именно туда и хочется провалиться.

В груди от живота поднимается мерзкий холодок. Противня мокрица ищет выход, заполняя собой всю грудь, в которой бешено колотится сердце, будто узник в темнице - выпустите меня! Дайте и мне убежать! Страшно. И имя этому страху - Ашим.





2



Ашим



Когда приходит Ашим - все убегают. Любого, к кому он приблизится ближе, чем на дальность его подслеповатого взгляда, охватывает непреодолимый ужас. А уж если Ашим посмотрит на тебя, ты провалишься в глубокий обморок. Или, как у нас шутят: об-мрак.

К тем, кто впал в об-мрак, Ашим подходит и играет ими, как тряпичными куклами. Иногда как с солдатиками, иногда как с пупсами. А потом ему надоедает и он уходит прочь. И лишь к утру третьего дня ты просыпаешься. Приходишь в себя. Возвращаешься из об-мрака.

Жуткий вой Ашима огласил окрестности и этот вой вселил в нас не только страх, но и панику. Ясав кинулся куда-то в сторону, а я, рванув через ограду помчался к пустырю. Пустырь, надо сказать, давно уже не пустовал и был завален всяким строительным хламом. В этой свалке, я заметил огромную бетонную трубу. Из таких труб делают колодцы. Эта труба, видимо, предназначалась для очень большого колодца - я мог стоять в ней в полной рост. Вот только стоять я не мог, ноги меня не держали, и я скатился по бетонным стенкам.



И вновь раздался вой Ашима. Совсем близко. Во мне вдруг проснулось неудержимое любопытство, которое в какой-то момент пересилило страх и заставило меня выглянуть наружу.

По пустырю бежал Ясав, а за ним издавая ужасный вой шёл Ашим. Нет, мне повезло, меня Ашим не увидел - он был ещё слишком далеко. А вот Ясаву не повезло. Точнее не повезло наполовину. Ашим, видимо, увидел одно из его лиц и Ясав наполовину впал в об-мрак. Из своего бетонного укрытия, я наблюдал за тем, как Ясав, хромая и постоянно падая, убегал от Ашима. Второе лицо Ясава безвольно трепыхалось, как тряпка на ветру. Руки висели плетьми, а ноги волочились по земле. Такое ощущение, что один человек несёт на себе другого. Вот только не было двоих - был только один Ясав.

Зато Ашим... я впервые смог рассмотреть Ашима. Он был достаточно далеко и его подслеповатый ужас до меня не дотягивался, зато я его хорошо разглядел. Ашим был маленьким мальчиком в очках с очень толстыми стёклами. Стёклами, которые пересекали разломы трещин. Ашим шёл и плакал навзрыд. Плакал задыхаясь. Именно его плачь, рёв и был тем самым воем. Руки его тянулись к Ясаву, который всё ещё пытался убежать от него.

Ясав оказался намного выше Ашима и, даже ковыляя и спотыкаясь, умудрялся держать дистанцию. Но долго так продолжаться не могло - ужас сильно изматывает нас, тем более от Ясава сейчас осталась лишь половина. К его счастью и моему ужасу, Ясав ковылял в моём направлении. Я знал, что мне нужно сделать, но я знал, насколько сложно это будет... я ждал.

По мере приближения Ясава и Ашима, в меня волнами вливался ужас. Сердце колотилось как псих - разрывая в клочья смирительную рубашку и в кровь разбивая лицо о мягкие стены палаты для буйных. Я вцепился руками в бетон трубы. Содрал ногти, пытаясь не отпустить щербатую поверхность, потому что если я отпущу - я кинусь бежать сломя голову и теряя рассудок.

Когда Ясав проходил совсем рядом, я, разодрав пальцы в кровь, одними руками, потому что ноги наотрез отказывались слушаться меня, кинул своё тело наружу и, схватив Ясава за шиворот, дал волю своему ужасу - кинулся в спасительную трубу.

Я тащил Ясава волоком по ставшей вдруг неимоверно длинной трубе. Сбоку внезапно обнаружилось тёмное ответвление, и я потащил свою, даже не пытающуюся сопротивляться или помочь, ношу туда. В темноте я ещё долго бежал и, находя повороты, несколько раз сворачивал. Я бежал и тащил за собой Ясава, пока не выбился из сил. А когда сил не осталось, я упал.



* * *



Сухой песок сыпется меж пальцев. Из такого песка не получится ни куличика, ни пирамиды. В таком песке не сделать туннелей. Но если глубоко капнуть, то можно найти сырой песок. И я начинаю капать. Сыпучий сухой песок всё время пытается засыпать мой котлован и мне приходится отбрасывать его подальше. Вскоре я добираюсь до заветной сырости. Теперь можно лепить куличики, строить пирамиды и рыть туннели...



* * *



Туннель. Уходит далеко вдаль и где-то там далеко виднеется свет.

- Проснулся? - спрашивает Ясав, и, не дожидаясь ответа, - ну тогда счастья тебе, Амид.

- И тебе счастья, Ясав, - отвечаю я.

Постепенно я осознаю где нахожусь и что со мной... с нами, происходило. Вместе с памятью приходит и боль в пальцах. На некоторых не хватает ногтей.

- Ты мне всю спину изодрал, когда волочил по этой трубе, - жалуются Ясав, - больно.

- Я... - уж не знаю, хотел ли я извиниться или обидеться, только Ясав перебил меня:

- Спасибо.

- Да чего уж там, - замялся я.



- Странно это, - спустя какое-то время начал Ясав, - говорить одному.

И вправду, всё это время Ясав говорил только одним лицом, второе всё ещё было в об-мраке. Всё также сквозь одно лицо Ясава просвечивало его второе, только одно было без сознания и даже как-то оплыло, а второе задумчиво смотрело в пол.

- Подожди, - хмурю я брови, - если одна твоя половина ещё в отключке... сколько прошло времени?

- Немного. Минут пять или десять.

- Значит, Ашим нас не поймал?

- Нет, - со смешком в голосе отвечает Ясав, - ты сам отрубился.

- Да, - усмехаюсь я в ответ, - давно мне так бегать не приходилось.

- Тем более меня ещё тащил, - хихикает Ясав.

- Обратно ты уж сам, - прыснул я.

И мы с Ясавом разразились хохотом. Долго смеялись и никак не могли остановиться. Животы аж начали болеть. А потом вдруг резко одновременно замолчали. Нет, нас не обуял ужас или что-то ещё. Просто высмеялись и всё.



- Ты знаешь, - сказал я, - я видел Ашима. Я его разглядел.

- И как он выглядит? - в глазах Ясава зажёгся интерес.

- Ростом он примерно с два этажа, у него из живота растут щупальца, а на голове у него паучьи жвала. А ещё у него четыре глаза.

- Жуть! Хорошо, что он нас не поймал.

- Это да, - киваю я, - нам повезло.



- Амид, - спустя несколько минут, вдруг серьёзно произнёс Ясав.

- Да?

- Давай выбираться отсюда, а то скоро стемнеет.

- Давай, - согласился я.

- Ну так помоги мне! - обиженно воскликнул Ясав, - я же только наполовину в сознании.

- Ты в этом состоянии достаточно хорошо удирал от Ашима.

- Ну, тогда мне страх помогал, а теперь мне не помешает твоя помощь.

- Уговорил, - сказал я и подал Ясаву руку, - но в следующей игре ты мне дашь фору.

- Договорились, вымогатель! - смеётся он. Хорошая шутка.



И мы направились к выходу.



3



Анирам



Мы добрались до выхода из туннеля, однако выйти не смогли - на улице вовсю лил дождь. И, хотя он был грибным, суше от этого он не становился. Мы прождали около четверти часа, пока он не прошёл, и лишь затем вышли наружу.

- Смотри, - указывая вверх, воскликнул Ясав, - радуга!

Я посмотрел в указанном направлении, там в небе, огромной дугой, прямо как на глупых рисунках, раскинулась яркая пёстрая радуга. Вы скажете, не бывает таких? Да, не бывает. Такая радуга долго не живёт - она слишком заметна издалека. Вот и сейчас, она вдруг стала трястись и очень быстро сокращаться подобно огромной макаронине, которую кто-то жадно всасывает ртом.

- А вот и Анирам, - произнёс я.

- Пойдём, найдём её? - предложил Ясав.

- Ты предлагаешь мне таскать тебя по всему городу? Или твоё второе лицо уже проснулось?

- Блин, я и забыл, - глупо улыбаясь, смутился Ясав, - жаль, я давно её уже не видел.

- Если хочешь, я могу сбегать и привести её сюда, - предложил я.

- Твоя отзывчивость когда-нибудь погубить тебя, а пока она может погубить меня. Ты что хочешь оставить меня одного?



- Счастья вам, мальчики!



Голубые глаза на улыбающемся лице. Светлые волосы развиваются, как-будто она плавает в воде, а не стоит перед нами. А её платье... куча бабочек окутывает её тело, своими крыльями образуя яркое платье. И это платье будто развивается не ветру, хотя ветра нет. Это бабочки машут крыльями.

- И тебе счастья, Анирам, - хором говорим мы с Ясавом.

Уж не стал ли я ему вторым лицом, вдруг проскользнула глупая мысль. Проскользнула и убежала, устыдившись своей глупости.

- Ой, - смеясь, восклицает Анирам, - я счастлива! Вы даже не представляете, какая это редкость найти такую, - при этом слове она закатывает глаза, - радугу!

Не говорит - поёт.

- Приятного... - начал было Ясав, но я тут же наступил ему на ногу, - в смысле, ты к нам надолго?

- Наверное только на пару деньков, - вздыхает Анирам, - а то потом мне не угнаться за этим дождиком.

И на её лице почти проступила грусть. Почти. Наверное нам с Ясавом это только показалось.



Всё это время я поддерживал Ясава и, видимо, только сейчас Анирам обратила на это внимание, потому что с весёлой улыбкой на лице и беззаботностью в голосе спросила:

- А с вами что приключилось?

Нет, она на самом деле переживает, но она не умеет иначе. Беззаботная Анирам.

- Да так, - ухмыльнулся Ясав, - с Ашимом поиграли в догонялки.

- Как видишь, - это уже я, - счёт 2-1 в нашу пользу.

- Не совсем, - скривился Ясав, - после той бетонной трубы у меня вся спина горит.

- Да и мои руки тоже пострадали, - вспомнил я, - пусть тогда будет 2-2.



Анирам подплыла к нам поближе, и до нас донёсся её восхитительный запах. Не запах духов, от которых только нос чешется, а запах настоящих цветов.

- Можно я посмотрю? - на распев произносит Анирам.

И под её взглядом, содранная спина Ясава, и мои ободранные руки моментально зажили. Как-будто и не было ничего. Так под светом фонарика исчезает темнота.

- Обманываете меня? - смеётся она.

- Ничуть, - отрицательно мотает головой Ясав.

- Просто шутим, - улыбаюсь я, а сам подмигиваю Ясаву.

- Смешные вы, - пропела Анирам, - жаль мне пора - скоро стемнеет. Счастья вам, мальчики.

- Счастья и тебе, - в один голос с Ясавом произнесли мы.

И вновь мысль про меня - второе лицо Ясава махнула хвостиком.

А Анирам, помахав нам ручкой поплыла к себе. И как только она отвернулась, наши раны вернулись обратно. Ясав зашипел от боли, а я прикусил от неожиданности губу. Боль вернулась резко.

- Может, стоило напроситься к ней в гости? - пытаясь разглядеть собственную спину спросил Ясав.

- Ага, а как только она будет отводить взгляд заново терпеть боль?

- Твоя правда.

- Моя, - киваю я.

- Пожалуй и нам пора, - глядя наверх говорит Ясав, - вон и небо уже краснеет.



Проводив Ясава, я направился к себе. Краснота неба уже перешла в сумерки и до темноты оставалось совсем не много. Я ускорил шаг. Но мысли мои были совсем не о темноте. Я думал об Ашиме и Анирам.

Девочка ангел, питающаяся радугой и маленький мальчик в разбитых очках, наводящий непреодолимый ужас на всех кто оказывается рядом с ним. Да, я, кажется, забыл сказать - они брат и сестра.



Добравшись до своего укромного уголка, я устроился удобней под одеялом, но ещё долго не мог уснуть. По ту сторону окна, в котором осталось только одно из двух стекол, то что снаружи было разбито ещё до того, как я сюда пришёл, раскинулся город. Чёрные силуэты домов на быстро темнеющем небе.

Сквозь сумрак показалась первая звёздочка. Загадать желание? Если видишь на небе первую звезду - можно загадать желание, оно обязательно сбудется. Не успел - вторая звезда зажглась совсем рядом с первой. Да и что мне загадывать? Руки самостоятельно заживут до завтра. Пробудить второе лицо Ясава, что бы ему не ждать ещё трёх дней? Не буду - так даже забавнее.

Надо было пожелать новую радугу для Анирам, что бы она побыла с нами подольше! Жаль я не подумал об этом до того, как появилась вторая звёздочка.



Под эти мысли я медленно погружался в сон...



* * *



- Как ваш секундант, - начал высокий человек в неуместно высоком цилиндре, - перед тем как начать бой, я бы предложил вам решить конфликт иными способами.

- Не может быть и речи, - с порога отрезаю я подобное предложение.

- Ни в коем случае, - гордо подняв подбородок вторит мне мой оппонент, - это дело чести.

- В таком случае, - продолжает наш секундант, - выбирайте оружие.

- Шпага, - заявляю я.

- Револьвер, - в то же время кричит мой противник.

- Выбор сделан, господа...



Разве по правилам мы не должны биться одним и тем же видом оружия? Хотя всё верно, правила никто не объявлял. Дурак - кляну я себя! Надо было выбирать револьвер. Хотя... у него будет один выстрел, а у меня будет столько ударов, сколько я смогу нанести. Впрочем, если он попадёт с первого раза... Однако, по правилам боя на шпагах я имею право уворачиваться. Это будет интересная дуэль.



А вокруг осень. Опавшие листья шуршат под ногами, которые отмеряют заветные двадцать шагов. Только что мы стояли спиной к спине и теперь расходимся в разные стороны, что бы затем, по команде нашего секунданта начать бой.

Шаги отсчитаны и мы разворачиваемся друг к другу. Я бы сказал лицом к лицу, если бы расстояние между нами не было таким большим. Впрочем, я могу так сказать, ведь для наших взглядов расстояние ничего не значит. Мы стоим лицом к лицу, смотрим друг другу в глаза и ждём команды.

- К бою, господа! - кричит долговязый.



И я тут же ныряю в сторону. А мой противник не спеша поднимает револьвер и направляет его в мою сторону. Я бегу со всех ног, выгибая свой путь широкой дугой. А его рука преследует меня. Я даже вижу себя его глазами. Как он смотрит вдоль дула пистолета и ведёт руку, медленно провожая мой бег.



Выстрел!

Мимо!

Вот теперь ты мой - ликую я. И вдруг меня разворачивает и кидает в сторону. Лишь затем я слышу невозможное - второй выстрел! Я перекатываюсь и прячусь за укрытие ствола ближайшего дерева.

- Осталось четыре, а ты уже ранен, - кричит мой противник.

Дурак! - вновь кляну я себя. У него шестизарядный револьвер, такой, как на диком западе. Дерево, за которым я прячусь, вдруг оказывается кактусом, а осенние листья - песком.

Перемены затронули и меня с моим оппонентом. Его голову теперь покрывает ковбойская шляпа. Моя валяется где-то в стороне. Одежда - джинсы, кожа, всё как полагается.

А наш секундант остался прежним. Тот же строгий костюм и несуразно высокий цилиндр.



- Ты там живой? - кричит мой соперник.

- Живой, живой, - кричу я ему в ответ.

И тут же выстрел разбрызгивает мякоть кактуса. Нет, сегодня я определённо дурак из дураков. Эта перемена сбила и его с толку и он лишь пытался найти меня на новой местности, а я своим криком только помог ему. Дурак.



Осматриваю себя - пуля попала в левую руку. Затягиваю руку шейным платком, что бы остановить кровь. Теперь надо осмотреться и решить, как действовать дальше.

Здесь достаточно пологая местность, особо не спрячешься. Хотя, кажется чуть дальше виднеется овраг. Как же я сразу его не заметил? Впрочем, с этими переменами это не мудрено. Но до оврага мне так просто не добраться.

Я немного высовываю гарду шпаги из-за кактуса и в её отражении пытаюсь определить, где находится стрелок. Изгиб гарды жутко искажает отражение, но, кажется, мой противник совсем не далеко и судя по его виду, он ещё не уверен что я нахожусь именно здесь. Проползти к оврагу прячась по ту сторону кактуса? Глупая мысль. Вряд ли он будет стоять на месте. А попробую-ка я эффект неожиданности!

Встаю на ноги, стараясь не высовываться из-за кактуса, затем срезаю один из его отростков, насаживаю его на кончик шпаги, размахиваюсь и швыряю его вверх и за спину. Описав высокую дугу, зелёный отросток летит через мой кактус. Я же, низко присев к земле кидаюсь в сторону врага.

Мой расчёт оказался верен - противник отвлёкся на брошенный кусок кактуса и поднял голову. Когда он меня заметил было слишком поздно, моя шпага пронзила его...



- Туше!





* * *



Дурацкий сон.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 88

#2 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 769 сообщений
  •    

Отправлено

Очень любопытная история. Мне понравилось.

#3 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Глава 4

День Сожаления


Утро выдалось пасмурным и хмурым. Моё же настроение было под стать ему, а то и похуже. Да ещё этот дурацкий сон! Сильно болела рука. Нет, не пальцы, на них сейчас ни царапинки, будто они под взглядом Анирам. Болело плечо. Нагло заявляла о себе рана полученная во сне. Уж лучше бы я проиграл, да поди вспомни во сне, что для тебя будет утром лучше. Там для тебя эта сторона реальности не более чем сон.
Выйдя на улицу долго смотрю на небо. Пасмурно. Кажется что вот-вот должен начаться дождь, но он не начнётся. Я знаю эту погоду. А даже если он и начнётся? Нет солнца - нет радуги. А значит Анирам здесь не задержится. Жаль я не успел вчера загадать желание.
Ну и настроение у меня! Объявлю-ка я этот день - Днём Сожаления.

- Счастья тебе, Амид.
- Счастья и тебе, Ясав, - бурчу я в ответ.
- Как-то это совсем не весело прозвучало, - подмигивает мне Ясав, у него видимо сегодня хорошее настроение, - с такой рожей не счастья желают, а ногу сломать.
Вот и сломай себе ногу - думаю я, а вслух говорю:
- Скажи, твоё второе лицо уже проснулось или ты просто рад от него избавиться?
Так всегда, когда тебе хреново, хочется, что бы было хреново всем. Хочешь или нет, но порой, даже незаметно для самого себя, начинаешь портить настроение всем вокруг. Обидно быть угрюмым одному. Не честно это.
- Рука болит? - участливо спрашивает Ясав.
- Болит, - киваю я, а затем до меня доходит смысл его вопроса, - а ты откуда знаешь?
- Ну, так ты со мной и дрался, - смеётся он, - ловко же ты меня провёл.
- Уж лучше бы ты меня, - вздыхаю я.
- Раз на раз не приходится. Сегодня ты меня, завтра я тебя.
Боль в руке уже не была такой сильной и только мягко пульсировала. Не мешала, скорее не давала о себе забыть. Вредная такая боль.
- Ладно, давай о другом, договорились? - прошу я.
- Хорошо, сегодня ведь мой черёд, верно?
- Твой, - подтверждаю я.
- Тогда, - задумался Ясав, - я выбираю... камень ножницы бумагу!
Без лишних разговоров мы сложили правые ладони в кулаки. Три взмаха и...

* * *

- Скажи, - нежно шепчут её губы тебе в ухо, жарко обдавая дыханием, - ты любишь меня?
- Нет, - без колебаний отвечаешь ты.
Несколько мгновений. Секунда, другая... И она, окунувшись в твои волосы, прижимается лицом к тебе. Жаркое дыхание превращается в жаркие слёзы. Без всхлипов. Её руки лишь крепче обнимают тебя. Даже не так, она просто держит тебя, что бы ты не ушёл, не исчез. А тебе всё равно.
- Хорошо, - спустя какое-то время произносит она, - но можно мы будем вместе? Просто так.
- Хорошо, - соглашаешься ты.
Тебе действительно плевать. Быть с ней или без неё. Тебе плевать на неё...


* * *

Ладонь Ясава осталась сжатой в кулак. Он выкинул камень. А моя ладонь...

* * *


- Прости, - вдруг произносит она, - я не могу так больше.
- Что случилось? - спрашиваешь ты, хотя сам всё прекрасно знаешь.
Вы были вместе три года. Ты изменял ей? Нет. Она изменяла тебе? Снова нет. Но что-то разладилось. Что-то пошло не так. Две линии сошлись в одной точке. Вы соприкоснулись друг с другом когда-то. И память возвращает тебя в тот миг...

Ты видишь всё в тусклых чёрно-белых тонах. Её руки на твоих плечах. Её лицо близко-близко. Её глаза напротив твоих глаз...
А ещё раньше вы были просто друзьями, общались в одной компании. Даже не друзья, так - знакомые. Но как-то раз, под вечер, когда все уже разошлись, оставив вас вдвоём, вы разговорились. Слова, слова... Они лились потоком лёгким и гладким. Ты никогда не умел хорошо говорить, всегда сбивался, пытаясь что-то рассказать, а тут, ты будто, избавившись от вечной хромоты, дал волю ногам и побежал. И слова бежали, дав волю себе.
На следующий день вы ушли раньше, оставив друзей. Они мешали словам, будто были кочками на дороге, о которые постоянно спотыкаешься. И вы ушли, что бы погулять по улицам вдвоём. Дать волю словам бежать по дорогам без кочек и ям.
Две линии сошлись в поцелуе. А позже линии приблизились друг к другу ближе. И то, что линии однажды пересеклись в одной точке, было неизбежно.
Спустя полгода вы расписались.
Сняли квартиру.
Она родила ребёнка.

Но линии стали расходиться. Две прямые сблизились и пересеклись лишь затем, что бы после вновь разойтись в разные стороны.

Память поиграла услужливо захлопнула альбом с чёрно-белыми фотографиями и вернула тебя в здесь и сейчас.

- Мы должны развестись, - после некоторого молчания произносит она.

Она тонкая натура и не может обманывать себя долго даже в мелочах. А отношения для неё далеко не мелочь. Впрочем, ты такой же. Вопрос был в том, кто первый скажет эти слова: "Мы должны развестись". Она оказалась первой. И это к лучшему, по крайней мере, ты будешь уверен, что не разобьёшь ей сердце этими словами.

Вы развелись легко. Так же легко разошлись, как и сблизились.


* * *

Моя ладонь показывала ножницы. Две линии пересечённые в одной точке.
- Играем до двух побед? - предложил я.
- Играем, - согласился Ясав.

Ладони сжаты в кулаки. Взмах... второй...

- Счастьяца вам, радостные мои!

#4 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Мне понравилось)) Вот ведь - стоит прочесть что-то задом наперед, как мир отзеркаливается и начинаются чудеса))

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png


#5 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Siegrun не пали контору ;)

#6 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Глава 5

Авалс и Скам


Сегодня действительно День Сожалений, и улыбка, растянувшаяся на всю ширь круглого лица Авалса, была тому бесспорным подтверждением. И откуда он появился так внезапно?

Огромный Авалс-Колобок, скорее сам съест лису на половине своей песенки. Высокий, толстый, можно сказать круглый. Круглый Авалс, как его прозвали у нас. И его одного было бы более чем достаточно, но зная Авалса не трудно догадаться, что где-то по близости должен быть и Скам. Они всегда ходят вдвоём. А вот и он. Точнее его рука, легла мне на плечо.
- Счастьяца! - смеётся голос из-за моей спины.
Скам полная копия Авалса, только раза в два меньше. Ну, в два я, пожалуй, переборщил. Скорее, Скам просто на голову ниже Авалса, хотя и такой же круглый. Есть мнение, что толстые люди - добродушные. Авалс и Скам - плевок в лицо этому мнению.

- Счастьяца и вам, - отвечаю я.
В другое время я бы убежал, но бросать Ясава одного на растерзание этим двоим? Колобки, конечно, не сильны в беге, но догнать Ясава, когда его второе лицо в об-мраке, им будет совсем не сложно.
- Во что играем? - с чересчур наигранным интересом спрашивает Авалс.
- В камень ножницы бумагу, - тихим голосом отвечает Ясав.
Боится. И я боюсь. Но не так как Ашима, скорее так боишься сидя перед кабинетом зубного врача. Чувствуешь - неизбежно.
- А нас что не позвали, - ещё более наигранней Авалса обиделся Скам.
- Не хорошо это, - качает головой Авалс, - не по-товарищески.
- А я, может быть, всегда мечтал поиграть в эту игру, - шмыгая носом начинает ныть Скам.
Ну вот, началось. Скам уже всхлипывает. А вот он уже и плачет. Без слёз.
- Вот видишь, - повышая голос заявляет Авалс, при этом хватая меня за грудки, - ты довёл моего брата до слёз!
Были б слёзы - мелькает у меня в голове мысль. А вслед за ней следующая: сейчас будут бить. И действительно, кулак Авалса уже летит мне прямо в лицо. И откуда-то в голове появляется третья, совсем глупая мысль: интересно, а если бы сейчас на нас смотрела Анирам, во что бы всё это превратилось? Наверное всё было бы точно так же, только в кулаке Авалса был бы зажат букет цветов.
Следующее, что я помню - я сижу на земле и смеюсь. Мне смешно до истерики. Авалс с букетом в кулаке бьёт меня по роже. Нет, ну правда же - смешно!
Наверное Авалс ждал чего угодно, но только не смеха. Он растеряно смотрел на меня не зная что делать дальше. Даже Скам перестал притворно рыдать. Хотя, наверное он перестал рыдать ещё до удара - ведь его роль была тогда уже сыграна. Не знаю, я не видел. Но сейчас он точно не плакал. Он смотрел на меня с непонятным страхом в глазах. Не таким страхом, с каким мы с Ясавом смотрели на них. С тем страхом, с каким мы удирали от Ашима.
- Ну его, - сглотнув, произносит Авалс, - больной он какой-то. Пойдём отсюда.
- Угу, - кивает Скам, всё также смотря на хохочущего меня.
И они уходят, постоянно оборачиваясь и бросая взгляд в мою сторону.

* * *

Позже, когда я рассказывал свои мысли Ясаву это не казалось таким смешным. Смешным казалось то, как выглядели Авалс и Скам.
- Впервые видел их такими, - утирая слёзы смеётся Ясав.
- А представляешь, - подавляя смешки подхватываю я, - если бы и ты ещё заржал?
- Они бы тогда без разговоров кинулись бы наутёк!
- Если бы в тот момент ты видел мои мысли, то и ты бы катался по земле от смеха!
И вдруг я резко перестаю смеяться. Старая хвостатая мысль: я - второе лицо Ясава, вновь корчит рожи из-за угла. Если бы Ясав знал мои мысли. Если бы у нас были одни мысли...
Ещё через мгновение и Ясав перестал смеяться. Есть заразительный смех, а есть, видимо, и заразительный не смех.
- Послушай, - глядя на кончики своих ботинок говорю я, - а как там твоё второе лицо?
- Всё так же, - пожимает плечами Ясав.
- Скажи, - продолжаю я, - а как это у вас? Одна мысль на двоих или две мысли переплетённые в одну?
Молчит. Не отвечает. Думает.
А я его не тороплю.
Шальной ветер взъерошил волосы. Поднял с земли целлофановый пакет и, видимо, развлекая самого себя повесил его на ветку дерева. Скучно ветру всегда одному, вот он и развлекается как может. Вон, деревья украшает. А ещё он иногда плачет, воет от одиночества. Прямо как Ашим.
- Не помню, - тихо произносит Ясав, - веришь, не помню.
А я уже не помню о чём я спрашивал Ясава. Мысль про одиночку Ашима всё перечеркнула. Я хотел было спросить, о чём был разговор, даже раскрыл было рот, но передумал. О чём бы мы ни говорили, вряд ли это важнее вечного одиночества Ашима.
Так мы и сидим молча.

- Неделю назад, - вдруг нарушая тишину, заговорил Ясав, - Авалс и Скам сильно избили меня. Даже не следующее утро было не по себе.

Ветер усилился и что-то холодное коснулось моей руки. Потом ещё одно.
- Дождь, - говорю я.
- Да, - кивает Ясав, - надо идти.
Мы встали и направились к ближайшему дому.

Это был один из многих домов, в которых никто не живёт. Все стёкла давно уже разбиты, даже осколков на полу не осталось. Может Авалс со Скамом побили когда-то, а может и ветер от скуки закидал их камнями да палками. А ещё ветер любит жить в таких домах. Гуляет всюду - хозяйничает. Хоть все комнаты, да закоулки обойди, везде встретишься с ветром - хозяином пустых домов.
А дождь на улице уже не моросит, а льёт как из ведра. Долго льёт. Наверное скоро вечер, а мы застряли тут. Очень не хочется ночевать в гостях у ветра. Холодно у него здесь.
- Смотри, - выдёргивая меня из размышлений, восклицает Ясав и показывает куда-то в разбитое окно.
Я встал и выглянул наружу. Здесь, с третьего этажа улица просматривалась, как на ладони. И по этой улице, не обращая внимания на дождь, шла Анирам.

Босые ноги, шаркая по асфальту, устало ведут вперёд. Руки безвольными плетьми висят и качаются невпопад. Такое ощущение, что она забыла, как следует ими размахивать, во время ходьбы. А надо ли? И вот её руки уже просто висят, а ноги ведут её дальше.
Бабочки её платья потеряли разноцветную пыльцу и теперь её тело окутано белёсыми мотыльками. Почему-то кажется, что они мертвы и давно уже засохли и даже дождь не может изменить их шелестящей сухости. С каждым шагом, часть её сухого платья опадает и остаётся лежать на асфальте. Такое ощущение, что длинная-длинная тень волочится вслед за ней. Белая тень из сухих мотыльков, которым не страшен дождь.
Ветер бросает холодные струи дождя ей в лицо. Но холод воды лишь смягчает, он лучше шуршания сухого воздуха. Дождь смывает соль с заплаканных глаз. Дождь охлаждает горячие, обжигающие синяки и ссадины. Дождь смывает с лица кровь.

Я не помню, как мы с Ясавом оказались внизу. Я лишь помню как мы смотрели на неё с третьего этажа, а потом вдруг оказались перед ней. Немая сцена. Чёрно-белая фотография. Три мокрых фигуры стоят под дождём. Я, Ясав, а напротив нас Анирам.

Дождь оккупировал и захватил всю одежду. Пропитал её до последней ниточки и, гадко посмеиваясь, хлюпал в ботинках. Мы стояли напротив Анирам, а она стояла перед нами. Смотрела в себе под ноги. А дождь, совсем обнаглев, решил уже добраться сквозь кожу до костей.
Мы молча подошли к Анирам и не прикасаясь к ней отвели её в обитель ветра. Три фигуры идут к пустому дому, с чёрными провалами окон. Я, Ясав и практически нагая Анирам. Когда мы оказались под опекой дома, дождь, поняв, что упустил нас, залился яростными раскатами грома.

Оставив Ясава и Анирам одних, я отправился искать дрова. И пока я блуждал по заброшенным квартирам, собирая обломки мебели (почему-то совсем не хотелось или, быть может, не было сил, ломать, отламывать то что я не мог унести) мысли бежали меня. Вот-вот, я схвачу очередную мысль за хвост, а она уже хитро попискивая убегает в нору.
- Как? - спрашиваю я, а вопрос уже тает не дождавшись ответа.
- Где? - задаю я следующий вопрос и он растворяется не успев прозвучать.
- Кто? - молчу я, потому что уже знаю ответ.

Сидя у потрескивающего костра, грея босые пятки (ботинки висят подвешенные на шнурках над огнём), мы завороженно смотрим на играющее пламя. Оно захватывает, утягивает вглубь себя, показывает картины событий, которых никогда не бывает. Которые ты так и не можешь понять, осознать. Так, наверное, муравей, смотрит на мельтешащий экран телевизора, не понимая, что экран рассказывает историю. Историю не о муравье.

- Ясав, - тихо произношу я, - я собираюсь избавиться от них. Завтра.

#7 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Глава 6

- Заманить бы их на крышу, - рассуждали мы когда-то давно, после очередной взбучки от Авалса и Скама, - и оставить их там встречать ночь.
Конечно, мы остывали раньше, чем наши идеи переходили в действия. Но сегодня всё будет иначе. Тогда это была обида, горячая, как синяк под глазом. А сейчас это холодная решимость. Месть? Может быть, только самую малость. Скорее уж необходимость. Так борешься с пожаром. Если ты обожжёшься о пламя свечи, ты же не будешь её задувать? Но если пламя свечи превращается в пожар...
Именно с такой холодной решимостью я уснул вчера и с ней же проснулся утром...

Сознание выходит из сна, медленно проступает из тумана. Редкого сна без сновидений. Спасибо. Не знаю кому, но спасибо. Силы не потраченные на дуэли, мне сегодня очень пригодятся.

Я проснулся и открыл глаза. Ясав уже не спит, он, сложив руки за спиной, молча смотрит в окно. Больше в комнате никого нет.
- А где Анирам? – спрашиваю я.
- Она ушла, - не оборачиваясь отвечает он, - обозвала тебя соней и ушла.
- Как она?
- Как ни в чём ни бывало, - пожимает плечами Ясав, - ты же её знаешь.
- Ну и хорошо. Сегодня у нас будет трудный день.
- Я надеялся, - медленно поворачиваясь ко мне, произносит Ясав, - и боялся, что ты откажешься. Или наоборот. Сам не знаю.
- Значит ты со мной?
- С тобой, но от меня мало толку. Они и пешком меня догонят. А вот Лирик будет совсем не лишним.
- Он меня терпеть не может.
- Зато он мой друг. А ещё друг Анирам. К тому же, если ты хочешь запереть их, то лучше Лирика это никто не сделает.
Что верно то верно. Лирик всегда любил огонь, и огонь любит Лирика. Видели бы вы, как он плавит металл!
- Что ж, - хлопая себя по коленям говорю я, - ты идёшь за Лириком, а я пошёл искать крышу с металлической дверью.
- Ты забыл ещё одну мелочь.
- Какую?
- Как ты собираешься искать Авалса и Скама?
В пору снова обзывать себя дураком, как я это делал во сне два дня назад.
- Нам помогут, - говорит Ясав, не дав мне произнести заветное слово на букву Д, - Гело.
- Ну, если ты сможешь уговорить крылатого Гело...
- Если не я, то Лирик сможет.
- Что ж, договорились.

* * *

День подходил к концу. Солнце легло на крыши домов и собиралось провалиться дальше. А я задыхался. Задыхался от боли в груди, а ещё сильно кололо в боку. Так всегда, когда долго бежишь, а я бежал очень долго...

- Как привлечь их внимание? - пятнадцать минут назад шепотом спросил меня Ясав.
Мы выглядывали из-за угла дома, там совсем недалеко на покосившейся (нет, не от их веса, от времени), лавочке сидели они - Авалс и Скам.
- Спрячься, - прошептал я, беря в руку камень.
Сердце колотилось в груди похлеще, чем во время встречи с Ашимом.
- На! - выкрикнул я, кидая камень. Пока я держал его в руке, я думал, что буду кричать что-то вроде: "Больше не смейте приближаться к Анирам!", а смог выдавить только это.
Камень ударился о спину одного из братьев. Кого - я даже не обратил внимания. Кажется это был Скам. Меня порывало умчаться подальше и с как можно большей скоростью. Но я ждал, пока они поймут, что произошло, пока гнев не бросит их в погоню за своим обидчиком. И тут взвыл Скам. Да, я попал именно в него. И вместо того, что бы погнаться за мной, Авалс пытался успокоить плачущего Скама.
Нет! Это всё не правильно! Если не сейчас, то никогда. Они перешли границу один раз, значит перейдут и ещё и ещё! Значит...
И в моей голове прозвучало слово: Игра!
Я взял с земли ещё один камень и кинул его в Авалса. Камень угодил ему прямо в лоб и раскрошился, как если бы я кинул комком сухой грязи, да откуда ей тут взяться, вся земля насквозь сырая после вчерашнего дождя. Что случилось раньше - удар камня о лоб Авалса или их перемена? Не важно, но Авалс и Скам мгновенно изменились. Скам уже не рыдал, он бежал вместе со своим братом в моём направлении.

Я вёл их через всю улицу - заветный дом находился не так уж и близко. Я делал вид, что подвернул ногу, когда замечал, что они отстают, и это вливало в них сил. Они выкрикивали угрозы в мой адрес, обещали расправиться со мной и, что уже бесило меня, расправиться с Анирам.

И вот он, дом, к которому я вёл их так долго. Хоть и бежал я не в полную силу, но всё-равно, дышать было трудно и кололо в боку. А ещё предстоит подъём на 9й этаж! А они смогут подняться? Может, бросят эту погоню на полпути к крыше? Надо дать им передохнуть.
Я увеличиваю скорость и успеваю забежать в подъезд, прежде, чем они появляются из-за угла дома.

Игра есть игра и они играют по правилам. Они остановились потеряв меня из вида. Вот они, тяжело дыша, опускаются на землю. Я наблюдаю за ними из темноты подъезда. Спасибо ветер, ты одиноко воешь в своей обители и за твоими рыданиями не слышно, как жадно вдыхаю я воздух.

Вот уже можно дышать и через нос.
Пора.

Я делаю вид, что пытаюсь незаметно выйти из подъезда и проскочить мимо них. Само-собой, они меня заметили. И я тут же кидаюсь обратно в спасительный подъезд. Несколько пролётов. Лестницы, лестницы. В квартире на последнем этаже ждёт Лирик. Он закроет за нами.
На крыше оборачиваюсь и вижу, как они вылезают из дверей. И как только они в люк протиснулись? Странно, что я не подумал об этом раньше, но ведь протиснулись, значит всё хорошо. Впрочем, в игре не может быть иначе.
Бегу со всех ног к самому дальнему подъезду - все остальные двери давно уже замурованы - ломом не взломать! Кидаюсь в открытую дверь и запираю её на заранее заготовленный засов. Теперь главное продержаться до прихода Лирика - он оплавит металл и тогда они уже точно не вырвутся. Мы решили действовать наверняка.

Я стою прижавшись спиной к бетонной стене и смотрю на дверь. Удар! Авалс и Скам добрались до последней точки нашего марафона. Жаль финишная ленточка не пускает их дальше. Хотя нет, совсем не жаль.
- Вот мразь! - слышится из-за двери, - заперся гад. Пойдём отсюда.
- Погоди, Авалс, - задыхается второй голос, - дай отдышаться.
Снова слышатся удары в дверь. Злиться.
- Ну, - спрашивает Авалс через пару минут, - отдышался?
- Ага, пошли.
- А эту тварь мы потом поймаем.
И голоса, обсуждающие мою участь удаляются. А снизу, из подъезда, слышатся шаги, это должен быть Лирик.

#8 Ссылка на это сообщение Orc

Orc
  • Бродячий орк
  • 480 сообщений

Отправлено

Амбразура Амброзии - интересно читать)
Риал лайф - место со столовками, работой, и начальниками, мечтающими чтобы нас всех настиг об-мрак... И мы о деньгах позабыли...
Сны и ощущи - роскошное место да) Хотя слегка опасное)

#9 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Глава 7

Ночь

Мы стояли в провале подъезда напротив того самого дома, на крыше которого сейчас бесновались Авалс и Скам. В этом подъезде жил Лирик.
- Ребят, - произнёс он, разминая в руках, будто кусок пластилина, маленький огонёк, - можно я сегодня переночую у кого-нибудь из вас. Или вы у меня. Я не могу... не хочу видеть это в одиночку. В конце-концов, это не честно.
- Мы останемся, - ответил я, - так или иначе мы все должны это видеть. Хотя бы для того, что бы ни у кого из нас не возникло желания этого повторять.
Последние слова я произнёс очень тихо. Но все посмотрели на меня так, что не было ни малейшего сомнения - каждый из них прекрасно меня расслышал.

До этого момента никто из нас ни разу не встречался с тем, что обитает в ночи. Никто из нас их не видел. Но все мы знали, это было какое-то врождённое знание - с теми, кто прячется в темноте лучше не встречаться. Да, днём темнота безопасна, они просто в ней спят. Но ночью, любая тень кишит чем-то, что наводит ужас похлеще Ашима.

Все согласились остаться у Лирика. Просто молча направились вглубь подъезда. Первым шёл огненный Лирик, за ним крылатый Гело, далее ковылял двуликий, а с недавнего времени лишь одноликий, Ясав. Замыкал шествие я - Амид победитель. По лестнице поднимались всё так же не произнося ни слова. Только эхо наших отдышек пыталось с нами заговорить. Тщетно, мы хранили молчание.
Поднявшись на седьмой этаж, мы зашли в жилище огненного Лирика.
- Располагайтесь, - нарушил молчание хозяин дома, - я принесу стулья. Там, на кухне, окна выходят на тот дом.
И мы молча направились к заветному окну, а Лирик пошёл бродить по пустым квартирам в поисках стульев.

Смеркалось. С Крыши доносились охрипшие крики. Крыша с большой буквы. Теперь именно так. Что выкрикивали братья, мы не могли расслышать. Скам сорвал горло ещё полчаса назад, а Авалс, казалось, просто выкрикивал бессмыслицу, белиберду. Поначалу, они грозились разорвать нас на части. Потом умоляли выпустить их, в обмен обещая вечную неприкосновенность каждому из нас. Даже защиту. Сейчас же Авалс выкрикивал просто какой-то бессвязный набор звуков.
А ночь уже продирала заспанные глаза, небрежно смахнув рукавом за горизонт красный диск солнца.

Эту ночь никто из нас не забудет. Она опечаталась в наших глазах, в нашей памяти навсегда. Мы не забудем её даже тогда, когда всё закончится. Я имею в виду действительно всё. Когда не станет ни Амида-победителя, ни Лирика-огненного, никого из нас.

* * *

Внезапно крик с Крыши превратился в визг.
- Началось.
Кто это сказал? Я? Ясав? Лирик? Гело? Мы все разом? Нет, я так сильно сжал зубы, что вряд ли смог бы произнести хоть что-то членораздельное... совсем как Авалс минуту назад.
Окинув взглядом всех присутствующих, я понял - никто из нас не смог бы произнести ни слова, по тем же самым причинам.
А на Крыше, действительно началось. Скам, который был на голову выше любого из нас и его брат Авалс, который был настолько же выше Скама, сейчас казались очень меленькими. Их чёрные силуэты метались от одной огромной тени к другой.
Тени. Непропорционально длинные руки и ноги. Головы скрываются где-то там в вышине. Тени просто стоят на крыше, Авалс и Скам с режущим ухо визгом, или скорее писком, подобно мышам, мечутся от одной тени к другой. Такое ощущение, что Тени играют друг с другом, перебрасывая два круглых мячика. Один побольше, другой поменьше. Два жонглёра на крыше. Только эти жонглёры стоят неподвижно, а мячики сами перелетают от одного к другому.
И тут одна из Теней протянула руку. Длинную пятипалую руку, такую же, как у каждого из нас, только с очень длинными пальцами. Тень руки прошла сквозь силуэт Авалса. Крик-визг-писк вдруг прекратились, что бы через мгновение стать воплем. Невыразимо громким, протяжным, переходящим в вой. Что-то упало с крыши. Это не был Авалс, он всё ещё стоял перед Тенью. Скам жался где-то за ним. Обе Тени неподвижно стояли на крыше.
Не знаю, как долго это длилось. Они просто стояли - Тени и силуэты братьев. И длинный-длинный крик-вой Авалса. У меня бы не хватило лёгких так долго кричать. Но в какой-то миг всё вдруг замельтешило. Вот только что все стояли неподвижно, моргнул - и они уже мечутся с новой силой. Наверное я на самом деле моргнул, так резко прекратился крик Авалса.
Братья вновь заметались по всей крыше, ища укрытия. А Тени начали двигаться. Медленно тянуть руки к своим жертвам. Места для Авалса и Скама оставалось всё меньше и меньше, руки Теней сжимали их с двух сторон.
В какой-то миг я потерял одного из братьев. Второго же, руки с длинными пальцами рвали на куски. Медленно. Так насытившийся человек очищает апельсин. Сдирает корку кончиками пальцев. И мне кажется это пальцы на руках человека совсем не длинные. Они короткие, непропорционально короткие. А длинными они кажутся из-за серповидных когтей. Просто когти и пальцы сливаются в одни длинные тени.
А раздираемый силуэт-апельсин продолжал визжать. Кто это был? Авалс или Скам? Куда делся второй?
На миг представилось, что этот маленький апельсин в руках Теней, они оба. Авалс и Скам сжались в один комок, а Тени не отрывают от них куски, а просто пытаются разнять двух... дерущихся? Обнявшихся от страха?
Нет, с крыши летели куски.

Одна из Теней как-то странно сгорбилась, вторая же перестав рвать, просто держала комок в своих руках. Кончиками своих длинных пальцев. Так держат какую-нибудь гадость. Или всё-же держала кончиками когтей? Надавив совсем чуть-чуть, так что бы добыча не выпала из рук, но в тоже время, что бы когти не проткнули её. А вторая Тень, скорченная, сгорбленная, вдруг начала трястись. Дрожать. Но не как от холода. Так дрожит собака в беззвучном рыке перед прыжком. И чёрный пёс кинулся.
Вместо того, что бы вцепиться в добычу клыками, когтями, Тень-пёс просто вошла в жертву-комок. Будто жертва выпила её. Вот только непонятно, кто кого пил, потому что после этого, та Тень что держала комок, аккуратно положила его, медленно повернулась и тяжёлой поступью направилась прочь. А комок вдруг стал расти. Маленький шар оказался высокой фигурой с непропорционально длинными руками и ногами. Эта фигура лишь казалась шаром, она просто сидела прижав колени к груди и склонив голову вниз. Сейчас она медленно вставала в полный рост.
Первая Тень давно уже ушла (как она сошла с крыши я не заметил), а вторая, та что только что была комком-жертвой, просто стояла в полный рост посреди Крыши.
С приходом рассвета она растаяла. Высохла как лужа под лучами солнца.

* * *

Мы спускались по лестнице. Первым шёл я и Ясав. Я поддерживал его, ему вдруг стало очень тяжело нести себя в одиночку. За нами шли Гело и Лирик.
Выйдя на улицу мы вдохнули утреннюю морозную свежесть. Свежесть пахла грозой. Будто ночью лило как из ведра и полыхали молнии под аккомпанемент грома. Но мы точно знали - в эту ночь с неба не упало ни капли.
Мы направились через двор к дому с Крышей. Внизу, под чёрными провалами окон, были разбросаны куски одежды. Некоторые рваные куски висели на ветвях деревьев и слабый ветерок развлекался с ними, развевал их делая вид, что они движутся сами, что они живые.
Не проведёшь, хозяин пустых домов. Не могут быть куски рваной ткани живыми.
Не проведу, ответил ветер и прекратил играться с рваной тканью.

Я поднял кусок рубашки. Да, именно в это был вчера одет Авалс. Просто рваная рубашка. Наверное именно она тогда упала с крыши. На ней не было ни капли крови. Её просто разорвали и кинули прочь.

- Интересно, - вдруг произнёс Ясав, - а что там на крыше?
- Я слетаю, посмотрю, - сказал Гело и побежал вперёд, медленно размахивая руками, постепенно превращающимися в крылья.

Пальцы на его руках его удлинялись обрастая чёрными перьями. Всё это неприятно напоминало ночную Тень.
Оттолкнувшись от земли, Гело сильно взмахнул крыльями и они подбросили его на два метра выше, чем смог бы прыгнуть любой из нас. А ноги Гело вдруг оказались птичьим хвостом. Гело летел. Несколько кругов вокруг дома соседнего дома и он уже где-то там высоко.
Планируя над Крышей, Гело вдруг как-то забился в воздухе, будто в птицу кто-то кинул камнем. И этим же камнем, глупо кувыркаясь и теряя перья, Гело полетел вниз. Он падал.
Мы кинулись туда, где он должен был упасть, будто мы смогли бы подхватить его. В последний момент, Гело развернул крылья и смог выйти из падения в пикирующий полёт над нашими головами.
Мы присели, когда он пролетал над нами, а когда повернули головы, Гело кубарем катился по земле. Слишком низко он вышел из падения.

Когда мы добежали до Гело (и Ясав бежал без моей помощи, ничуть не отставая от нас), его крылья уже превратились в простые руки, а ноги ничем не напоминали птичий хвост.

- Что случилось? - хором и как-то в разнобой выкрикнули мы, - с тобой всё в порядке?
Гело глубоко и очень быстро дышал, а его глаза были широко раскрыты, однако он ничего не видел. Он смотрел только в одну точку, куда-то за нашими спинами. Я даже обернулся, но там ничего не было. Лишь дом с Крышей.

- Там, - задыхаясь и делая длинные паузы между словами, начал Гело, - вся Крыша... Крыша... она красная.

#10 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Амбразура Амброзии

Часть II
Ясав

1
Утро


- Там, вся Крыша... Крыша... она красная.
Глаза Гело были настолько широко раскрыты, что, казалось, вот-вот выпрыгнут вон. Не хотел бы ты увидеть то же, что пришлось наблюдать крылатому.
- Вся красная, - продолжал бормотать он.
- Гело, - позвал ты, но он не обратил на это ни малейшего внимания, и ты повторил, громче и настойчивей, - Гело!
Лирик, ухватив руками за плечи, начал трясти его, но и это не дало никакого эффекта. И тогда он, размахнувшись дал ему такую оплеуху, которая если не выведет его из ступора, то уж точно загонит в нокаут. К счастью, получилось первое. Гело быстро-быстро заморгал, а потом обвёл взглядом всех вас. Взгляд на Лирика, на тебя, вы оба сидите перед ним на корточках, а затем, взгляд перешёл и на Амида, который стоял рядом.
- Ты как, - спросил Амид, - цел?
- Не знаю, - сипло ответил Гело, и тут же зашипел от боли.
Видимо вопрос Амида напомнил Гело, что у него есть руки и ноги, которые после такого падения могут очень сильно болеть, что, впрочем, они и делали.
- Нога, - провыл Гело.
Лирик тут же принялся рвать штанину, благо сильно утруждать себя ему не пришлось - штаны были изодраны в клочья и лишь несколькими ниточками сохраняли некое подобие формы. Под лохмотьями ткани вы увидели ногу Гело. Неестественно вывернутую и посиневшую.
- Я не врач, - произносишь ты, - но кажется, это перелом.
- Давайте отнесём его ко мне, - предложил Лирик, - пусть побудет у меня до следующего утра, пока не заживёт.

Собрав куски ткани, некогда бывшей одеждой Авалса, мы привязали ногу Гело к палке. Кажется это называется шина. Была птичка, стал автомобиль. Поехали.

* * *

- Может, стоило остаться? - спрашиваешь ты Амида.
- Может, - пожимая плечами отвечает он.
Вы оставили Лирика и Гело, а сами решили вернуться домой. Очень сильно хотелось спать.
- Слушай, - внезапно произносит Амид, - сегодня же третий день после твоей встречи с Ашимом.
Ты начал считать ночи, прошедшие с тех пор. Первая ночь после Ашима, вторая вместе с Анирам, и третья сегодня.
- Да!
- Но почему ты до сих пор один? Почему твоё второе лицо всё ещё в об-мраке?
- Наверное, потому что мы не спали, - предполагаешь ты, а самого терзает странное страшное предчувствие.
- Наверное ты прав. Вот, кстати, и твой дом. Тебе помочь подняться?
- Не надо, - отказываешься ты, не замечая что помощь тебе понадобится, ты просто не слушаешь Амида. В твоей голове лишь одна мысль: только бы после сна вернулось.

Амид ушёл, а ты остался стоять один перед своим подъездом. Впереди тебя ждёт шесть лестничных пролётов. Может, стоит окликнуть Амида? Нет, пусть идёт. Эх ты, гордость не позволяет? Или нужно побыть одному?
А ноги уже ведут тебя в полумрак лестничной клетки. Руки ложатся на перила и ноги ступают на первую ступеньку.
Странно, ведь ты не помнишь - как это было. Как это быть одновременно двумя. Вот сейчас ты вспоминаешь и ловишь себя на том, что это не воспоминания, ты просто пытаешься вообразить, как это должно быть. А ведь всё было иначе. Как?
Добравшись до двери, пришлось, правда, делать два привала, что бы перевести дух, эх, всё-таки надо было окликнуть Амида, ты тянешь руки к заветной ручке. Поворот, и дверь сама отворяется. Дом встречает тебя молчанием и духотой. А ещё беспорядком.
На полу следы. Зеркало комода практически ничего не отражает. Ты проводишь по ней ладонью и стираешь слой пыли. Толстый непрозрачный слой. Рука стала серой, а зеркало отразило твоё лицо. Одно лицо. А ведь поначалу, после встречи с Ашимом, оно всё ещё проступало. Оплывало, но ещё было. Было и сплыло.
Закрыв за собой дверь ты направляешься к своей кровати. Через окно спальни лучи солнца ярко светятся в пыли. Кажется можно потрогать их. Или даже сломать. Взять так в руки и согнуть луч. Но ты даже не пытаешься, ты просто ложишься на кровать и ждёшь, когда усталость отнесёт тебя в мир сна. Устала усталость, не хочет, ленится. А в голове кружится. Так кружится, когда долго не спишь или когда болеешь.
Обычно, когда сон бежит тебя, ты вспоминаешь события дня. На миг вернувшись в них, ты сразу отбрасываешь их подальше, будто обжёгся. Впрочем так оно и было. Очень обжигающие воспоминания. Они явно не помогут тебе уснуть, а если и помогут, то это будет уже не сон, а кошмар.
А луч солнца медленно ползёт по твоей комнате.
Память, не послушная память, она как назло возвращает тебя обратно на кухню Лирика, где по ту сторону окна два исполина терзают Авалса и Скама. И даже слышится вой с той злосчастной Крыши.
Ты гонишь память прочь, но вой всё не умолкает. Тогда ты встал и направился на кухню - надо поставить ковшик и заварить чай. А вой всё так же преследует тебя. Тихий вой где-то там вдалеке.

Через час, вой в ушах стих. А чуть позже, сон приглашающе открыл двери, заходи дорогой гость.

* * *

Бегом в подъезд, а за тобой гонятся Авалс и Скам. Пролетаешь лестничные пролёты одним махом. А внизу слышится топот ног и тяжёлое дыхание вперемешку с руганью. Ты вылетаешь на крышу и бежишь к дальнему подъезду. Добегаешь, дёргаешь ручку... дверь не поддаётся. Бьёшь ногой - ноль эмоций. Оборачиваешься и видишь, как Авалс и Скам ухмыляясь стоят у дальнего подъезда. Они машут тебе руками и медленно заходят внутрь, закрывая за собой дверь.
Ты бежишь туда, но поздно, ты заперт на крыше.
А с темнотой приходят два исполина...


* * *

Сердце мечется в груди, как Авалс и Скам на Крыше. Дурацкое сравнение. И дурацкий сон.

#11 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 769 сообщений
  •    

Отправлено

Отлично сочинил, Rederick Asher, ты интересный автор.

Но в каком стиле этот рассказ? В советское время это бы назвали фантастикой, но что-то я сомневаюсь.

#12 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Спасибо.
А вот что касается стиля - хрен его знает. Фэнтези, фантасмагория, мистика. Выбирай что хочешь.

#13 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

стиль стиль... сюрреализм))) Здорово, очень нравится.

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png


#14 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

2
Ясав, Ясав

Этой ночью плохо спалось. Сон приходил рваными лоскутками, прерываясь пробуждениями в холодном поту, а затем моментальными провалами обратно - в сон. В кошмар, где Авалс и Скам закрывают дверь на чердак. А внизу, задрав головы и приложив ладони козырьком, стоят и смотрят Лирик, Амид и Гело. А когда к ним спускаются Авалс и Скам, они уходят к Лирику. На кухню. А мы остаёмся на Крыше.
И так мы проспали вчера остаток дня и всю ночь. До самого утра. И всё это время нас преследовал этот отвратительный сон. Но мы проснулись окончательно, а в голове вдруг вспыхнула мысль, догадка, надежда: Мы?
Вскочить, кинуться к зеркалу? Нет! Что бы не спугнуть удачу, не будем смотреться.
Медленно встаём. Тело уже не кажется таким тяжёлым. На улицу!
Кидаемся вниз по лестнице, с такой скоростью, с какой можно только падать. Легко! Наконец-то легко!
Вылетев из подъезда, мы щуримся от яркого солнца дня. Мы! Как же хорошо это звучит: Мы.
А ноги уже несут нас, мы бежим. Бежим к дому Амида.

- Ясав! - вдруг окликают нас.
Это Лирик. Вон, идёт неторопливо к нам.
"Счастья тебе" - хотим мы сказать ему, но глядя на его лицо, слова застревают в горле и вместо приветствия мы спрашиваем:
- Что случилось? Что-то с Гело?
- Нет, с ним всё в порядке, - машет рукой Лирик, - почти. Нога всё ещё не зажила. Это странно, но я не об этом хотел поговорить.
Странно? Это невозможно! Утром все раны исчезают! Это закон, это правило. Нерушимое.
- Только не говори Амиду, я не знаю, как он на это отреагирует..., - долгая пауза, а затем вдруг, - Скам жив.

* * *
Лирик, вчера

Вы с Амидом ушли. На моей кровати лежал Гело. Нога у него опухла и я время от времени бегал в ванную, что бы намочить холодной водой полотенце. Гело был в плену лихорадки. Его била дрожь, а жар кидал в пот. Он очень много пил. Хорошо, что он сильно потел, ему не нужно было добираться до туалета. Он постоянно мычал. Ныл.
Но вдруг, его монотонное мычание разорвал крик. Нет, кричал не Гело. Крик раздался с Крыши. Я кинулся на кухню, к окну. Там на крыше закрыв глаза руками медленно ходил Скам. Крик его уже стал рёвом, воем.
Не понимая что я делаю, забыв о Гело, я помчался туда. Оставив дверь распахнутой настежь, я сломя голову бежал вниз по лестнице, перелетая сразу через несколько ступенек. Где-то на третьем этаже, я подвернул ногу, неудачно перепрыгнув очередные ступеньки. До злосчастного дома с Крышей, я ковылял. А сверху из окна моей кухни смотрел Гело. Казалось он забыл и о лихорадке и о ноге.
Когда до дома осталось половина пути, нога стала отходить. Моя нога, не Гело. Это хорошо, мне ещё предстоял подъём по длинной спирали лестницы на крышу. Темнота лестницы нарушалась слабым свечением разбитых окон. Разбитых окон, но такое ощущения, что стёкла в них были. Мутные стёкла, еле-еле пропускающие свет. Пролёт за пролётом. Окно за окном. Из некоторых квартир нестерпимо воняло тухлятиной.
Наконец, я добрался до двери, ведущей на крышу. В моих руках сам собой вспыхнул огонь. Он разгорался всё больше и больше, а я его мял, уменьшая в размерах, но не в силе. Вот он горит, как пламя свечи. Как лист сгорающей бумаги. Вспыхнул костром. А я его мну в маленький мячик. Он уже не костёр, он пламя, пожар, пожирающий чью-то квартиру. А в руках моих всё тот же маленький мячик. Пожар охвативший весь дом... Достаточно! Этого хватит.
Вся эта метаморфоза огня заняла доли секунды. Это опасно подгонять так огонь, он не любит понукания. Но я его не подгонял, он сам спешил. Впрочем, я об этом тогда не задумывался. Под моими руками уже плавилась задвижка. Ещё мгновение и дверь распахнулась...
И тогда я увидел Крышу. В моих глазах потемнело, я провалился обратно в темноту за дверь, откуда я пришёл. Как я не упал в люк - не знаю. Я оказался в самом углу маленькой коробки, облокотившись спиной о холодный бетон. А в глазах пятнами, бликами на воде, шло увиденное.
Из этого состояния меня вывел Скам. Обнимая меня, он рыдал уткнувшись лицом мне в грудь. Стоило больших усилий разомкнуть эти объятья и заставить его спуститься вниз, в люк. На это потребовалось чуть ли не полчаса.
Мы медленно спускались по лестнице. Вонь шедшая из квартир стала ещё хуже. А Скам, отказывался отпустить мою руку. Он шёл рядом держа мою ладонь обеими руками. Хорошо только одну, второй я прикрывал нос, настолько нестерпимой была вонь. Вскоре мы вышли во двор. И я повёл его к себе.
Весь наш путь от одного дома к другому, из окна моей кухни, провожал взглядом Гело.
Когда мы поднялись на мой этаж, он встречал нас пороге. Свою ногу он держал на весу, рукой опираясь о косяк двери. Молчал. Смотрел на нас пристальным взглядом. Желваки двигались на его лице. Осуждает? Нет, совсем нет. Сочувствует. Потому что знает что мы видели.
Вот он сглотнул и, опустив взгляд, пропустил нас внутрь. Мы прошли, а Гело, цепляясь за стены и подпрыгивая на одной ноге направился к кровати.
Скам забился в угол комнаты. А я вновь занялся Гело. Он уже не мычал, не ныл, хотя лихорадка никуда не ушла.


* * *

- Как он спасся? - спросил ты.
- Он молчит. А я не спрашивал.
- Придёт время сам расскажет... или нет.

- Ясав, - через некоторое время сказал Лирик, - он изменился.
- Скам?
- Да, - долгая пауза, будто Лирик собирался с мыслями, - теперь он ниже меня ростом. Всё ещё толстый, но не круглый.
И ты молчишь в ответ. А что на это можно ответить? Ты просто рассматриваешь лицо Лирика, который почему-то отводит взгляд, будто провинился в чём-то. И желваки играют на твоём лице. Наверное ты сейчас выглядишь так же, как Гело встречающий их на пороге.
И вдруг, Скам, Лирик, Гело, отступают на задний план. Снова Ты? Один? Где "Мы"?
- Лирик, - хватаешься ты за последнюю соломинку, - посмотри на меня, сколько лиц ты видишь?
- Одно.

#15 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

3
Голод

Мы шли к дому Лирика. Он лишь ненадолго оставил Гело и Скама одних. Скам боялся отпускать его, но пойти с ним боялся ещё больше. Нам осталось пройти ещё два или три дома, когда мы встретили Атикина.
Он шёл к нам со стороны шоссе. Долговязый Атикин, казалось он единственный кто мог соревноваться ростом с Авалсом. Но это только казалось, просто Атикин был очень худым и поэтому создавалось впечатление, что он высокий. А ещё он умел смотреть с высоты своего небольшого роста так, так что казалось, что он смотрит на тебя сверху вниз.
Когда он подошёл к нам достаточно близко, оказалось, что обе его ноги торчат из одной штанины. Как ни странно, это его совершенно не беспокоило и при ходьбе он даже не замечал этого.
- Счастья вам, - поднял он руку в приветственном жесте.
- Счастье и тебе, - ответил Лирик.
А у меня язык не повернулся сказать слово "счастье". Я просто кивнул, мол и я тебе того же желаю.
- Давно я не был в этом районе, - разглядывая верхние этажи домов, произнёс Атикин.
- Да, - кивнул Лирик, - давно тебя не было здесь видно.
- А здесь всё по-прежнему.
- Если бы, - выдохнул я.
Я совсем не хотел рассказывать обо всём что здесь случилось, просто я не удержался.
- С тобой что-то нет так.
Нет, он не спрашивал, он утверждал и хмуря брови вглядывался в моё лицо стараясь разглядеть, что именно во мне не так. В моё единственное лицо. И вскоре он заметил это. Брови его перестали хмуриться и поползли наверх.
- Ты..., - начал он, но потом, видимо, передумал и спросил, - что с тобой произошло?
- Он остался один, - вместо меня ответил Лирик.
- Понятно, - опуская глаза выдохнул Атикин.
Да что ему понятно!? Мне ни черта не понятно, а ему, видите ли всё понятно!
И тут рука Лирика легла мне на плечо. Может совпадение, а может он каким-то образом почувствовал моё вскипающее раздражение. Как бы то ни было, но меня это охладило. Может он воспользовался своими руками и погасил пламя во мне? Пусть так. В любом случае, не стоит кричать на Атикина.
- Прости, - сказал Лирик, обращаясь к нему, - нам пора идти.
- Хорошо, - ответил Атикин, пожевал нижнюю губу и добавил, - если что я буду здесь.

И мы пошли дальше, а Атикин просто остался стоять где и был, жевал губу и смотрел себе под ноги. Пнул камень, проследил за тем, куда он ускакал. А когда мы скрылись за поворотом, молча пошёл куда-то, засунув руки в карманы. Пустая штанина глупым хвостом болталась позади него.

Как я мог всё это видеть, если с Лириком мы ушли не оборачиваясь?

* * *

Скам действительно изменился. Это всё ещё был он, и в то же время нет. Взгляд затравленный и никогда не целенаправлен. Бегает в поисках пристанища. Скам, бывает, бросит его на тебя и тут же быстро отводит в сторону. А руки мнут друг дружку без остановки.
Гело тоже выгладит не лучшим образом. Его нога всё ещё синяя, хотя не такая опухшая, как вчера. И лихорадка. А его глаза неотрывно смотрят, изучают чужой взгляд. Мой взгляд. Вдвойне пристальней чем обычно, будто он забрал эту пристальность у Скама. Яркие глаза Гело на мокром от пота лице.

Под его взглядом, у меня что-то начало крутить внутри в животе. А через некоторое время громко заурчало. Оказывается взгляд тут ни при чём. Я проголодался...

На кухне... прежде чем перейти порог кухни я застыл на мгновение, но всё же голод пересилил и я шагнул туда. В дверце холодильника мы обнаружили кубики куриного бульона. Это единственное, что смогло сохраниться в тёплой темноте.
Подождав, пока не стечёт ржавая вода, Лирик наполнил ковшик. Газовая плита не работала, но зачем она ему, он же умеет жечь огонь сам. Держа ковшик одной рукой, в другой он разжёг слабенькое пламя.
Огонёк в его руке танцевал завораживающий танец, лаская дно ковшика. Танцуй, танцуй. Гладь дно руками. Так умеет танцевать только пламя. Вызывая какие-то не ясные воспоминания. И память вот-вот найдёт, то о чём танцует пламя, а оно вдруг меняет танец и ты уже пытаешься вспомнить что-то другое. И так без конца, перепрыгивая с одного кончика воспоминаний на другой, не давая ни одному из них даже частично оформиться. Так кокетка прячет лицо убегая и смеясь.
- Кидай кубик, - голос Лирика оторвал мой взгляд от гипнотизирующего танца огня. Оказывается вода в ковшике уже закипела. Я раскрошил кубик в ковшик.
Почему-то теперь пламени никак не удаётся загипнотизировать меня. Я вижу просто огонёк в руке Лирика. Никакого танца.
И вдруг Лирик начинает кричать.
- Ковшик, - кричит он, - держи его скорее!
Я тут же хватаю ковшик и наблюдаю за тем, как Лирик судорожно открывает кран и суёт руку с пламенем на ладони под ржавую струю воды.
- Что случилось, - спрашиваю я, хотя прекрасно понимаю, что именно произошло.
- Я обжёгся.
А на ладони Лирика видны страшные волдыри.

#16 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 769 сообщений
  •    

Отправлено

С нетерпением жду продолжения.

#17 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

+ 1000

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png


#18 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

4
...

Я перевязал обожжённую руку Лирика. Странно было видеть волдыри ожога на его коже. А сам Лирик... казалось он был в шоке не столько от боли, сколько от того, что это вообще с ним произошло. Смотрел вытаращив глаза, ничего не понимая. Вот-вот почешет затылок в недоумении. Нет, не чешет. Просто смотрит и всё. Хорошо хоть моргать не забывает.
Но раны ранами, а голод голодом. Забинтовав его руку, я более ничем не мог ему помочь, пора заняться и собой. Утолить свой голод. Странно всё это, никто из нас не нуждается в еде, кроме Анирам, разумеется. Она питается радугой. Дежурный смешок без веселья.
Интересно, она уже ушла? Я не видел её с того самого утра, когда она исцелённая ушла не дождавшись пробуждения Амида.
- Как такое возможно? - прервал мои размышления Лирик.
- Мм? - вопросительно промычал я, на большее я был не способен - отхлёбывал в это время бульон прямо из ковшика.
- Я обжёгся, - продолжал тем временем Лирик, - Гело не выздоровел утром, ты... ты вот ешь.
- Не знаю, - ответил я, вытирая рог тыльной стороной ладони, - но мне это очень не нравится.
- Ещё бы тебе это нравилось! - огрызнулся Лирик. Не со зла огрызнулся, просто, когда у нас что-то болит, характер становится очень скверным.

Ночь я провёл здесь. Спали просто на полу, расстелив драное ватное одеяло. Единственную кровать занял Гело. Скам уснул сидя в углу, поджал ноги, обняв их руками, а голову положил себе на колени. Он действительно стал намного меньше. Раньше крупнее него был только Авалс, а теперь... Теперь даже низкорослый Атикин был выше. И это уже не казалось, не было обманом зрения.

Лёжа в темноте, погружённый в свои мысли, я никак не мог уснуть. Отгонял мысли прочь, а сон бежал меня. Но вскоре глаза стали слипаться, голова в головокружении проваливаться вниз... И вот, когда сон практически завладел мной, я вдруг услышал голос Скама:
- Авалс... – бормотал он, - Авалс...
Скам говорил во сне. И сон с меня как холодной водой смыло.
- Они уже здесь, - продолжал он.
Краем глаза я увидел, блеск глаз Лирика. Он тоже ещё не спал. Или уже не спал. Он слушал. А Скам начал всхлипывать. Плакать.
- А как же ты, Авалс? - между всхлипами говорил он, - не оставляй меня.
После этих слов, Скам замолчал. Всхлипы прекратились. Он задышал ровно и глубоко.

Утром, мы с Лириком проснулись первыми. Тихо, что бы не разбудить остальных, он отвёл меня на кухню (я обратил внимание, что он так же на миг задерживается, прежде чем переступить порог).
- Ты ведь тоже не спал? - спросил он меня, - ты слышал.
- Да, - ответил я.
- Что же там произошло? - это был вопрос, который не требовал ответа. Просто вопрос в никуда.
Мы стояли молча размышляя. Как минимум, Лирик выглядел так, а у меня в голове было пусто. Пытаюсь подумать о том, что там произошло, а мысли разбегаются, рассыпаются, просачиваются, как песок сквозь пальцы.
Мы были настолько поглощены своими мыслями - не мыслями, что даже не заметили, как Гело вошёл на кухню. Просто вошёл, без хромоты.
- Счастья вам, - сказал он.
Пауза. Немая пауза. Мы - два застывших истукана и живой Гело. Шевелится. Переступает с ноги на ногу. Почесал локоть.
- Счастья, - несколько запоздало отвечает Лирик.
- Счастья и тебе, - подхватываю я.
- Как, - начинает Лирик, сглатывает, и лишь затем продолжает, - нога?
Гело, подняв брови, смотрит вниз, шевелит ногой (не той, которая была сломана), согнул, выпрямил.
- Как новенькая, - пожимая плечами отвечает он.
А мы молчим. Вот уж действительно - два безмолвных истукана.
- Пойдём на улицу? - видимо, у Гело сегодня работа такая - тишину нарушать.
- Идите, я тут останусь, - как-то не законченно говорит Лирик.
Гело не заметил (или сделал вит, что не заметил), а я понял, что он хотел, но не стал говорить: "а я тут останусь, со Скамом".

* * *

Мы вышли на улицу, прошли дальше, через несколько домов. Я старался увести Гело подальше, прежде чем...
- Хорошая погода, - произносит он.
- Ясная, - подтверждаю я.
- Ты не против, я разомнусь?
Ну вот, хорошо я отвёл его хотя бы сюда от той Крыши. У меня складывается ощущение, что он ничего не помнить из того, что произошло. Он не заметил Скама, не помнит, какая из его ног была сломана. Пусть будет так.
Гело низко нагибается, расставляет руки в стороны и начинает разбег. Бежит, удаляясь всё дальше и дальше. А руки его покрываются маревом. Такое марево виднеется над костром, или над асфальтом вдали, в жаркую погоду. Плывёт волнами. Извивается воздух искажая взгляд. Руки Гело уже расплываются в этом мираже двумя крыльями...
Нет. Мираж. Не превратились руки в крылья. И Гело остановился. Сил на бордюр. А я пошёл к нему.
- Чушь! - сказал он мне.
А я молчу.
- Всё бред! - продолжил он.
- Ты всё помнишь, да? - спрашиваю я... и сам себе жутко напоминаю Лирика: "Ты ведь тоже не спал? Ты слышал".

Гело всё помнил. Он просто хотел что бы этого не было. Не случалось.

* * *

Мы шли к дому Гело, он жил в получасе ходьбы от дома Лирика. Проходя очередной дом, похожий как две капли воды на все остальные (порой я сам удивляюсь, как я их не путаю), мы увидели её.


5
Атевс

Она выходила из-за угла дома. Прекрасная Атевс. Каждый, кто с ней говорил - души в ней не чаял. Просто влюблялся в неё с первого взгляда. А когда она уходила, не мог сказать, что особенного в ней было.
Атевс - зеркало наших идеалов. Всё что мы хотели бы видеть - мы видим в ней. Нужна умная? Вот она - Атевс. Дурочка? Снова Атевс. Задиристая? Кроткая? Молчаливая? Атевс, Атевс и снова Атевс.
Мы снова будем в плену у неё. У обаятельной Атевс.
- Счастья вам, мальчики! - бежит она к нам и машет рукой.
Улыбка до ушей. У неё, не у нас.
- Счастья и тебе, - почти хором отвечаем мы ей.
- А мне так скучно стало одной, - тараторит она, - дай думаю, навещу старых друзей. Вы скучали по мне?
Почему меня это бесит?
- А я по вам скучала, - не дождавшись, да что там, даже не пытаясь дождаться, ответа, продолжает она, - вот и пришла. Как вы тут?
- Нормально, - отвечает Гело. И по выражению его лица я вижу, что он так же не рад видеть Атевс, как и я.
Неужели и её это задело? Она ничуть не вызывает во мне ни малейшей симпатии. И в Гело тоже. Но её тут даже не было! Её не было здесь, когда всё это произошло. Гело не может летать. Лирик обжигается собственным пламенем. Про себя вообще молчу! Ох, как всё это мне не нравится.
- Ясав, - Атевс хватает меня под локоть и утаскивает прочь от Гело, - расскажи мне что-нибудь.
Настырная. Противно.
Наверное она увидела выражение лица Гело и решила переключиться на меня. Вот заноза!... а ведь раньше души в ней не чаял. Что за дурацкая фраза? "Души не чаять"! Это значит не чувствовать души в ком-то? Бред!
- Расскажи, расскажи, - уже канючит Атевс, - расскажи хотя бы сказку!
Заноза!
- Жили-были, ели-пили и умерли в один день.
- И всё? - надула губки Атевс. Противные такие, толстые губки. Не губки - утиный клювик.
- Все сказки одинаковы, так начинаются, так продолжаются и так заканчиваются, - в раздражении отвечаю я.
Молчу, стою к ней спиной. Не хочу на неё смотреть. Противно до жути. Вот так восхищаешься кем-то, а потом вдруг видишь - характер отвратительный, манеры хуже некуда, а о внешности и говорить не хочется.
Из-за спины вдруг слышаться всхлипы. Нет, ну не может быть! И она плакать начинает!
- Не выходит, - сквозь слёзы говорит она, - не получается.
И я понимаю, что это для неё не впервой. Она пришла сюда в надежде, что хоть здесь её обаяние будет действовать. Я оборачиваюсь.
- Не плачь, - пытаюсь я её успокоить, - я вот, например второе лицо потерял. Гело летать не может, а Лирик...
Вот я дурак! Успокоил, называется. Она только громче реветь начала. Вон уже и Гело к нам идёт.

Через полчаса, вдвоём мы смогли её хоть как-то успокоить. Ужас, как же она на самом деле не умеет общаться. Она капризная, вспыльчивая. А уж как она ругается - у других бы давно язык отсох, а ей хоть бы хны. Да, её обаяние было очень сильной штукой, когда действовало, раз скрывало всё это.

- А где Ашад, - спрашиваю я, после того, как Атевс наконец успокоилась.
- Она сказала, что терпеть меня не может и ушла, - угрюмо ответила она.
Настолько угрюмо, что кажется вот-вот ударит кулаком. Нет, не ударила. Просто надулась и всё.
- А как её куклы? - осторожно начинаю я.
- Только две ещё ходят, - тихим, совсем не угрюмым, голосом отвечает Атевс.

Ашад...
Она умеет оживлять кукол. Они ходят за ней, теребят подол платья. Ластятся, как котята. А на нас шипят. Но мы никогда не говорили ей об этом. Зачем?
Сколько их было? Я когда-то насчитал двенадцать. Теперь их только две. Ашад тоже теряет свою особенность.

- Одна.
- Что? - я сначала даже не понял, кто и к чему это произнёс.
- Одна кукла осталась.
Голос явно не Атевс и не Гело. Я обернулся налево, направо... никого.
- Ты у мусорного бака, - вдруг чётко и громко говорит Гело, - прекращай, Норд. Я тебя вижу.

#19 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

6
Норд

Я присмотрелся получше. И действительно, на фоне мусорного бака проступали очертания фигуры. Марево двинулось в нашу сторону, с каждым шагом приобретая краски и теряя прозрачность.
- Счастья вам, - сказал Норд.
На самом деле его зовут совсем не так, но его имя настолько не произносимо, что мы решили называть его просто Норд.
- Теряю хватку, - улыбнулся он, - раньше вы меня ни за что бы не увидели.
- Давно ты тут? - угрюмо спросила Атевс.
- Почему здесь? Я был там, потом там... Всю дорогу был.
- Следил за нами, да? - насупилась она.
Нет, характер у неё и впрямь отвратительный.
- Ты же знаешь, я за всеми слежу, - беззаботно пожал плечами Норд.
- Значит ты уже в курсе? - спрашиваю я.
- Смотря чего, - уклончиво отвечает Норд, - я же не могу быть во всех местах одновременно.
- Ладно, - вклинился в разговор Гело, - оставь его, с ним бесполезно разговаривать. Пойдём.
- Со мной бесполезно? Ладно, ладно... спрашивайте, я отвечу!
Ого, похоже Гело либо специально, либо случайно поймал его на слабо.
- Ты знаешь про Авалса? - спросил Гело. Видимо он всё-таки поймал его специально.
Норд нахмурил брови. Посмотрел на Гело, перевёл взгляд на меня, затем на Атевс и снова на Гело.
- Нет. А что случилось?
Не врёт. Да и не умеет он, если честно хорошо врать. Становиться невидимым умеет, а вот врать - нет.
- Ясно, - вздохнул Гело.
- Нет, что произошло? - допытывался Норд.
- Мы потом тебе расскажем, - это уже я. Ну не перед Атевс же об этом говорить... кстати!
- Атевс, - обратился я к ней, - а ты нашла где переночевать?
- Нет, - а сама мне в глаза смотрит. Даже как-то мило стала выглядеть.
- Ну..., - вот только что хотел её к себе пригласить, а теперь не знаю как это сказать.
- Оставайся у Ясава, - помог, или может совсем напротив - насолил мне Гело.
- Спасибо.
Удивительно всё это. Сейчас она совсем не такая и противная.
- Рябят, - напомнил о себе Норд, - а можно и мне у кого-нибудь переночевать? Сейчас всё сложней найти временное убежище на ночь. Не то что раньше.
- Можешь остаться у меня, - вздохнул Гело.

Мы шли неспешным шагом, в сторону моего дома, а Норд рассказывал последние сплетни:
- А ещё, месяц назад, Мидав схлестнулся с Авалсом и Скамом. Вот я вам скажу было зрелище! Кстати, вы так мне и не рассказали, что там с Авалсом?
- Потом, Норд, - ответил ему Гело, - я потом тебе всё расскажу.
- Блин, - огорчился Норд, - ну интересно же! Он поссорился со Скамом? Нарвался на Ашима?
Ему весело, а нам нет. Я молчу, отвожу взгляд. А гело скрипит зубами. Нет, не от злости, просто когда он волнуется, он всегда так делает. Будто жуёт что-то. Желваки выступают на его лице.
- Он стал ещё круглее? - не замечая нашей реакции, продолжает Норд, - хотя куда уж круглее...
- Норд, - перебивает его Атевс, - прекрати. Мне кажется тут что-то серьёзное. Они при мне не хотят говорить, я знаю.
Вот такую Атевс мы и любим. Сейчас она действительно такая, какой нам хочется видеть её. Понимающая и чуткая. Совсем не настырная. Даже внешне немного изменилась. Красивее что ли стала?
А Норд... он посмотрел на неё и умолк. По его лицу пробежала рябь марева. Так тень от одинокого облака в солнечный день, пролетает над пляжем. Было марево и вот его уже нет. Молчит Норд. Больше уже не спрашивает.

Остаток пути до моего дома, мы шли молча. А моего подъезда нас ждал Амид. Сидел на ступеньках и чертил что-то углём на асфальте. Когда мы подошли достаточно близко, что бы он обратил на нас внимания, он поднял голову, окинул нас взглядом, повертел в руках уголёк, а затем бросил его в сторону.
- Счастья вам, - сказал он.
- Счастья и тебе, - ответил я. Остальные молчали.
На самом деле Амида никто не любит. Единственный, кто с ним общается, это я. На то есть свои причины...


7
Амид

Амид никогда не проигрывает. С ним нельзя ни во что играть, это будет бесполезно. Играй в шашки, в камень ножницы бумагу, да хоть наперегонки бегай с ним. Если это игра - он победит.
Все очень быстро разругались с Амидом и отказались с ним общаться. Да и я, если признаться, тоже. Может не так сильно как остальные. А может и нет - не помню.
Однажды Амид пришёл ко мне и сказал:
- Я знаю, что со мной не интересно играть. Но я долго думал и у меня появилась одна идея. Помоги мне проверить её, пожалуйста.
Я тогда был в хорошем настроении, да и интересно было, что там придумал Амид. Поэтому я переступил через свою обиду и согласился.
- Хорошо, - ответил я тогда, - что ты задумал?
- Если я играю, - начал Амид, - я всегда выигрываю. А если играть в игры с правилами из других игр?
- Это как? - не понял я.
- Ну смотри, если мы играем в шашки - я выиграю. Если мы играем в те же шашки, но в поддавки, то я проиграю и тем самым выиграю. Так?
- Ну, так, - подтвердил я, всё ещё не понимая к чему ведёт Амид.
- А если играть в какую-нибудь отдельную игру, для которой другая игра будет лишь фоном. Например, мы играем в крестики-нолики. Но выиграет не тот, кто соединит три крестика или нолика одной чертой, а тот, кто, например, сможет угадать следующий ход противника. Тот кто, в конце игры угадал больше ходов, тот и победил. Само-собой, я буду больше угадывать твои хода, но ведь это будет только для отвлечения внимания моей особенности выигрывать. Как будет проходить сама игра я не знаю. Ведь мне не нужно выигрывать в эти крестики-нолики, мне нужно только угадать больше твоих ходов.
Я тогда так и не понял, что он пытался мне объяснить. Но всё же согласился попробовать. В первый раз выиграл он. И в угадывании и в крестики-нолики. Я уж хотел обидеться, но Амид пообещал мне подарить старую монету, если я сыграю с ним ещё. Вне зависимости от того выиграю я или нет. Монеты - редкая штука. Конечно я согласился. И выиграл. В крестики-нолики, разумеется, а в угадывания проиграл.
Мы тогда играли весь день. Иногда выигрывал Амид, иногда я. Амид нашёл управу на свою особенность, которая оттолкнула всех от него.
Со временем, игры становились разнообразнее. В последнее время, мы увлеклись одним из вариантов таких игр, где вместо угадывания хода противника, нужно было рассказать свой ход. Превращать его в рассказ о ком-то.

Были и другие попытки обмануть особенность Амида. Игры с вечно-меняющимися правилами. В шашках, например, если ты дошёл пешкой до конца доски, то эта доска переворачивалась. Или правила менялись с простых на поддавки. Но эти попытки не увенчались успехом. Однако сама идея таких игр, нас очень затянула. Весело.

Было и ещё. Во сне, особенность Амида не действовала. Если он играл с кем-то, то мог выиграть или проиграть. Впрочем, во сне мы не помним, что это игра. А ещё мы не знаем, кто наш противник. Иногда, нам удаётся догадаться, кто им был, а иногда нет.

Игры, игры.

Было время, когда я пытался оправдать Амида в глазах других. Но, толи все были слишком сильно обижены на него, толи мне просто никто не поверил. Мне это так и не удалось.

Хотя, я был не единственный, кто общался с Амидом. Анирам хорошо относилась к нему, впрочем, как и к каждому из нас. Может быть потому, что она никогда не играет в игры, в которых можно победить или проиграть?... Интересно, а есть другие игры?... не помню таких.

* * *

- Мда, - задумчиво протянул Амид, - сюда действительно стекаются все.
Глядя на наши недоумевающие взгляды, он тут же пояснил:
- Сегодня я уже видел Атикина, Ашад. Теперь вы. Практически все пришли сюда. Вспомните, когда в последний раз в одном месте собиралось столько из нас?
- Ашад здесь? - удивилась Атевс.
- Здесь, - подтвердил Амид.
- Анирам, собиралась уйти ещё вчера, - напомнил я.
- Она передумала, - ответил Амид, - я видел её сегодня утром. Она сама не может объяснить почему, просто передумала и всё.
- Если все идут сюда, - со смешком в голосе начал Норд, - то и Ашим подойдёт. Побегаем. Веселуха!
- Тебе хорошо, - буркнула Атевс, - прикинулся невидимкой и Ашим тебя не найдёт.
Ну вот, снова вредина. А ведь совсем недавно было милой.
- Не прикинусь, - вдруг серьёзно сказал Норд, - мне теперь это удаётся с большим трудом. И то меня видно, если присмотреться.
- Ничего, Ашим плохо видит, - весёлым голосом успокоил его Гело.
Но я вижу, Гело совсем не весело. Он просто уходит от темы. Не хочет говорить об этом при Атевс? Или просто не хочет об этом говорить?
И все молчат. Хочешь не хочешь, а мысли всё равно вьются над этой темой.
Надо сменить тему...
- Амид, - неожиданно, даже для себя, вдруг говорю я, - а чья сейчас очередь?

#20 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Продолжения продолжения)))

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых