Перейти к содержимому

GAMERAY - лицензионные игры с мгновенной доставкой

Фотография
- - - - -

Амбразура Амброзии


  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#21 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Часть I

Амид



1

Ясав



Шаги. Я могу поспорить с кем угодно и на что угодно, что это Его шаги. И я буду прав, даже если это не он. Но это всё равно он. Его рука опустилась мне на плечо, а голос прозвучал тихим эхом:

- Счастья тебе, Амид!

Амид - это я. Тот Амид, кто ответил Ясаву-двуликому, чьи шаги я узнаю даже не споря ни с кем:

- И вам счастья, Ясав.

- Было бы счастье, - вздохнул один Ясав, а второй подхватил: одна тоска.
У Ясава два лица, и ему очень сложно не говорить обоими ртами одновременно. Обычно они говорят в унисон, и звучит это странным эхом. Вы скажете - эхо запаздывает, а говорить в унисон - значить говорит одновременно, без задержек? И я соглашусь. И Ясав согласится, а его второе лицо (или всё-таки первое?) подтвердит. В один голос оба лица это скажут и подтвердят, и эхом подхватят.

- Опять грустишь? - спрашиваю я.

- Угу, - сказал он и одновременно: грущу.

- К нам, кстати, - вдруг вспомнил я, - снова Анирам пришла.

- К дождю, - вздыхают Ясав.

- И к радуге, - улыбаюсь я. Грустно улыбаюсь. Вроде и смешно, а в то же время...

Анирам воплощение красоты и всего прекрасного. Кожа её всегда источает нежный цветочный запах. Питается она радугой. И в пору бы смеяться, но как-то всё уже высмеяли - в туалет она ходит бабочками.

- Давай не будем о ней? - одним голосом в два рта, без единой примеси эха, вдруг предлагают Ясав.

- Чей сегодня черёд выбирать, - согласившись, меняю я тему разговора.

- Кажется твой.

- В шашки?

- Да, - говорит Ясав, спустя несколько долгих мгновений обдумывая моё предложение.

- Чур, я белыми!





* * *



Звон! Мерзкий надоедливый звон будильника кричит тебе - восстань! И ты восстаёшь, почти. Первой восстаёт твоя рука. Восстаёт против злого будильника и его командного тона в лице его противного звона. Рука бьёт наотмашь по макушке злого командира и тот умирает, напоследок издав свой последний предсмертный дзынь. Честь герою и медаль посмертно. До следующей ночи, где ему возрождённому держать следующее дежурство до самого утра, предвещающего неминуемую гибель от моей карающей длани.

Ещё полежать минут пять? Нет! Ты знаешь - уснёшь и проспишь всё на свете. Откидываешь одеяло, что бы мороз не дал тебе уснуть. Надо прийти в себя. Откуда? Ты где-то был, что бы приходить обратно? Дурная странная мысль.

Скидываешь ноги с кровати и нашариваешь ими тапки, которые вечно куда-то прячутся, как тараканы. Включишь свет и они бежат со всех своих многих ног в любые щели. Вот и сейчас тапки-тараканы убежали под кровать!

Ты встаёшь, и рукой шаришь в пыли, нащупывая подлое насекомое. Ругаешься невесть на кого и клянёшься забить эту нору для тапок доской! Вечная клятва каждого утра. Клятва, которую ты забудешь буквально через несколько минут.

Шаркая тапками, покорно принявших в себя твои босые ноги, ты направляешься в ванную. Чистишь зубы, моешь лицо. Смотришь в зеркало, не забыв скорчить противную рожу под стать своей причёске.

Завтрак. Яичница и хлеб с сыром. Кто сказал, что хлеб с сыром не бутерброд? Чай из позавчерашней заварки и свежего кипятка.



Час утра уплывает незаметно. Опять опаздываешь? В спешке натягиваешь джинсы, рубашку, ищешь носки, которые ведут себя хуже тапок-тараканов, прячутся в такие места, о которых знают только дети, когда играют в прятки. Ботинки, шнурки, куртка, дверь. Лифт. Дорога. Работа.



* * *



- Какой банальный ход, - смеются Ясав.

Смеются и двигают свою шашку.



* * *



- Я люблю тебя!

- Ну и дура! - резко отвечаешь ты. А она в слёзы.

- Я не могу без тебя!

- Можешь! - режешь ты.

- Прости меня, - плачет она.

- Дура! - вскипаешь ты, - это ты должна требовать от меня прощения, хотя всё равно ты его не дождёшься!

- Не оставляй меня, пожалуйста...

- И не собираюсь. Я буду здесь до тех пор, пока я этого хочу.



* * *



- Ты сдвинул свою шашку вперёд и убрал обратно, - говорю я, - это два хода.

- Но и нас двое, - ухмыляются Ясав.

- Значит, я буду играть за двоих, - отвечаю я, - я буду делать по два хода, как и ты.



И я делаю свой ход.



* * *



Сегодня на обед подавали щи, картошку и рыбу. Ту рыбу, которую не распознает ни один рыбак. Просто рыба, без названия и какого-то особенного присущего только ей вкуса. Ту картошку, которая является гарниром. Её просто можно назвать "гарнир" и это опишет её гораздо лучше, чем слово "картошка". Те щи, которые безмерны, как океан - не имеют в себе ни островка капусты, не говоря уже о таких редких материках, как мясо.

У нас всё это называется просто - щи, картошка, рыба. И компот. С выжившими из ума ворчливыми старыми ветеранами - сухофруктами. Все в орденах, как на параде. А если не с орденами, то с лычками. Жуют сморщенными губами слова, обычно бранные. Лишь иногда, в минуты воспоминаний - добрые.

А вы сидите за одним столиком. Ты и он, напротив друг друга. И рады бы были сесть подальше, да мест в столовой больше нет. Вот и приходится обедать вместе.

И слова, призванные сгладить обстановку, сами прыгают на язык, как брызги из газировки, прыгают что бы в итоге сделать только хуже:

- Давно не виделись, - уж лучше бы молчал.

- Давно, - бурчишь ты в ответ.

- Сегодня на удивление безвкусный обед, - ты бы ещё о погоде заговорил!

- Вот с этим я согласен, - уже не бурча отвечаешь ты. Неужели интерес к разговору?

- Вот взять хотя бы эту картошку, - на радостях тема сама бежит впереди языка, - она как...

- Не надо! - резко перебиваешь ты, - Я голоден, и мне ещё надо всё это съесть!

Неловкое молчание. Уж лучше бы и впрямь о погоде.

- Соль не передашь? - ведь не нужна тебе соль! Щи и так полны соли, как тот самый океан - бескрайний и безбрежный.

Ты молча передаёшь соль. Не глядя. Не отрываясь от тарелки.

Так проходит обед. В неловком молчании.

И кусок в горло не лезет, а всё равно пихаешь его сквозь силу.

А когда тарелки опустели вы встаёте. Одновременно? Всё ещё одновременно, как когда-то? И уносите поднос с грязной посудой. А после, выйдя из столовой, расходитесь в разные стороны.



* * *



- Я только одной фишкой сходил, - протестуют Ясав, - а ты двумя!

- Правила никто не объявлял, - хитро подмигиваю я... почему-то мне показалось, что я это сделал как-то не в кассу. Не место тут подмигиванию.

- Ну, - хором затянули Ясав, - раз так, тогда это дамка!

И, перевернув шашку вверх дном, он двигает её сразу не несколько клеток вперёд.



* * *



Ты бежишь по дороге. Впереди цель и она Горизонт. По бокам пробегают деревья, они спешат туда, откуда ты пришёл. Куда? Ты знаешь, а им это ещё предстоит узнать - это их участь. Твоя участь - то, откуда пришли они. Твоё прошлое - их будущее, а их будущее - твоё прошлое.

Твой попутчик - время, давно уже свернул на другую развилку и ты движешься один. Туда, где горизонт. Где небо встречается с землёй, а дома подпирают собой тяжёлые тучи.



* * *



- Ну, - начинаю я, - раз так...

И вдруг останавливаюсь. Жуткий ужас пронизывает меня. Я смотрю в глаза Ясаву и вижу в них отражение своего страха. Поставь два зеркала друг напротив друга - и в них увидишь бесконечность. Так и мы видим бесконечность кошмара.

Вскочив на ноги, опрокинув клетчатую доску и рассыпав по траве шашки, мы сломя голову бежим куда глаза глядят - лишь бы подальше. Хотя нет, глаза глядят в землю, впрочем, именно туда и хочется провалиться.

В груди от живота поднимается мерзкий холодок. Противня мокрица ищет выход, заполняя собой всю грудь, в которой бешено колотится сердце, будто узник в темнице - выпустите меня! Дайте и мне убежать! Страшно. И имя этому страху - Ашим.





2



Ашим



Когда приходит Ашим - все убегают. Любого, к кому он приблизится ближе, чем на дальность его подслеповатого взгляда, охватывает непреодолимый ужас. А уж если Ашим посмотрит на тебя, ты провалишься в глубокий обморок. Или, как у нас шутят: об-мрак.

К тем, кто впал в об-мрак, Ашим подходит и играет ими, как тряпичными куклами. Иногда как с солдатиками, иногда как с пупсами. А потом ему надоедает и он уходит прочь. И лишь к утру третьего дня ты просыпаешься. Приходишь в себя. Возвращаешься из об-мрака.

Жуткий вой Ашима огласил окрестности и этот вой вселил в нас не только страх, но и панику. Ясав кинулся куда-то в сторону, а я, рванув через ограду помчался к пустырю. Пустырь, надо сказать, давно уже не пустовал и был завален всяким строительным хламом. В этой свалке, я заметил огромную бетонную трубу. Из таких труб делают колодцы. Эта труба, видимо, предназначалась для очень большого колодца - я мог стоять в ней в полной рост. Вот только стоять я не мог, ноги меня не держали, и я скатился по бетонным стенкам.



И вновь раздался вой Ашима. Совсем близко. Во мне вдруг проснулось неудержимое любопытство, которое в какой-то момент пересилило страх и заставило меня выглянуть наружу.

По пустырю бежал Ясав, а за ним издавая ужасный вой шёл Ашим. Нет, мне повезло, меня Ашим не увидел - он был ещё слишком далеко. А вот Ясаву не повезло. Точнее не повезло наполовину. Ашим, видимо, увидел одно из его лиц и Ясав наполовину впал в об-мрак. Из своего бетонного укрытия, я наблюдал за тем, как Ясав, хромая и постоянно падая, убегал от Ашима. Второе лицо Ясава безвольно трепыхалось, как тряпка на ветру. Руки висели плетьми, а ноги волочились по земле. Такое ощущение, что один человек несёт на себе другого. Вот только не было двоих - был только один Ясав.

Зато Ашим... я впервые смог рассмотреть Ашима. Он был достаточно далеко и его подслеповатый ужас до меня не дотягивался, зато я его хорошо разглядел. Ашим был маленьким мальчиком в очках с очень толстыми стёклами. Стёклами, которые пересекали разломы трещин. Ашим шёл и плакал навзрыд. Плакал задыхаясь. Именно его плачь, рёв и был тем самым воем. Руки его тянулись к Ясаву, который всё ещё пытался убежать от него.

Ясав оказался намного выше Ашима и, даже ковыляя и спотыкаясь, умудрялся держать дистанцию. Но долго так продолжаться не могло - ужас сильно изматывает нас, тем более от Ясава сейчас осталась лишь половина. К его счастью и моему ужасу, Ясав ковылял в моём направлении. Я знал, что мне нужно сделать, но я знал, насколько сложно это будет... я ждал.

По мере приближения Ясава и Ашима, в меня волнами вливался ужас. Сердце колотилось как псих - разрывая в клочья смирительную рубашку и в кровь разбивая лицо о мягкие стены палаты для буйных. Я вцепился руками в бетон трубы. Содрал ногти, пытаясь не отпустить щербатую поверхность, потому что если я отпущу - я кинусь бежать сломя голову и теряя рассудок.

Когда Ясав проходил совсем рядом, я, разодрав пальцы в кровь, одними руками, потому что ноги наотрез отказывались слушаться меня, кинул своё тело наружу и, схватив Ясава за шиворот, дал волю своему ужасу - кинулся в спасительную трубу.

Я тащил Ясава волоком по ставшей вдруг неимоверно длинной трубе. Сбоку внезапно обнаружилось тёмное ответвление, и я потащил свою, даже не пытающуюся сопротивляться или помочь, ношу туда. В темноте я ещё долго бежал и, находя повороты, несколько раз сворачивал. Я бежал и тащил за собой Ясава, пока не выбился из сил. А когда сил не осталось, я упал.



* * *



Сухой песок сыпется меж пальцев. Из такого песка не получится ни куличика, ни пирамиды. В таком песке не сделать туннелей. Но если глубоко капнуть, то можно найти сырой песок. И я начинаю капать. Сыпучий сухой песок всё время пытается засыпать мой котлован и мне приходится отбрасывать его подальше. Вскоре я добираюсь до заветной сырости. Теперь можно лепить куличики, строить пирамиды и рыть туннели...



* * *



Туннель. Уходит далеко вдаль и где-то там далеко виднеется свет.

- Проснулся? - спрашивает Ясав, и, не дожидаясь ответа, - ну тогда счастья тебе, Амид.

- И тебе счастья, Ясав, - отвечаю я.

Постепенно я осознаю где нахожусь и что со мной... с нами, происходило. Вместе с памятью приходит и боль в пальцах. На некоторых не хватает ногтей.

- Ты мне всю спину изодрал, когда волочил по этой трубе, - жалуются Ясав, - больно.

- Я... - уж не знаю, хотел ли я извиниться или обидеться, только Ясав перебил меня:

- Спасибо.

- Да чего уж там, - замялся я.



- Странно это, - спустя какое-то время начал Ясав, - говорить одному.

И вправду, всё это время Ясав говорил только одним лицом, второе всё ещё было в об-мраке. Всё также сквозь одно лицо Ясава просвечивало его второе, только одно было без сознания и даже как-то оплыло, а второе задумчиво смотрело в пол.

- Подожди, - хмурю я брови, - если одна твоя половина ещё в отключке... сколько прошло времени?

- Немного. Минут пять или десять.

- Значит, Ашим нас не поймал?

- Нет, - со смешком в голосе отвечает Ясав, - ты сам отрубился.

- Да, - усмехаюсь я в ответ, - давно мне так бегать не приходилось.

- Тем более меня ещё тащил, - хихикает Ясав.

- Обратно ты уж сам, - прыснул я.

И мы с Ясавом разразились хохотом. Долго смеялись и никак не могли остановиться. Животы аж начали болеть. А потом вдруг резко одновременно замолчали. Нет, нас не обуял ужас или что-то ещё. Просто высмеялись и всё.



- Ты знаешь, - сказал я, - я видел Ашима. Я его разглядел.

- И как он выглядит? - в глазах Ясава зажёгся интерес.

- Ростом он примерно с два этажа, у него из живота растут щупальца, а на голове у него паучьи жвала. А ещё у него четыре глаза.

- Жуть! Хорошо, что он нас не поймал.

- Это да, - киваю я, - нам повезло.



- Амид, - спустя несколько минут, вдруг серьёзно произнёс Ясав.

- Да?

- Давай выбираться отсюда, а то скоро стемнеет.

- Давай, - согласился я.

- Ну так помоги мне! - обиженно воскликнул Ясав, - я же только наполовину в сознании.

- Ты в этом состоянии достаточно хорошо удирал от Ашима.

- Ну, тогда мне страх помогал, а теперь мне не помешает твоя помощь.

- Уговорил, - сказал я и подал Ясаву руку, - но в следующей игре ты мне дашь фору.

- Договорились, вымогатель! - смеётся он. Хорошая шутка.



И мы направились к выходу.



3



Анирам



Мы добрались до выхода из туннеля, однако выйти не смогли - на улице вовсю лил дождь. И, хотя он был грибным, суше от этого он не становился. Мы прождали около четверти часа, пока он не прошёл, и лишь затем вышли наружу.

- Смотри, - указывая вверх, воскликнул Ясав, - радуга!

Я посмотрел в указанном направлении, там в небе, огромной дугой, прямо как на глупых рисунках, раскинулась яркая пёстрая радуга. Вы скажете, не бывает таких? Да, не бывает. Такая радуга долго не живёт - она слишком заметна издалека. Вот и сейчас, она вдруг стала трястись и очень быстро сокращаться подобно огромной макаронине, которую кто-то жадно всасывает ртом.

- А вот и Анирам, - произнёс я.

- Пойдём, найдём её? - предложил Ясав.

- Ты предлагаешь мне таскать тебя по всему городу? Или твоё второе лицо уже проснулось?

- Блин, я и забыл, - глупо улыбаясь, смутился Ясав, - жаль, я давно её уже не видел.

- Если хочешь, я могу сбегать и привести её сюда, - предложил я.

- Твоя отзывчивость когда-нибудь погубить тебя, а пока она может погубить меня. Ты что хочешь оставить меня одного?



- Счастья вам, мальчики!



Голубые глаза на улыбающемся лице. Светлые волосы развиваются, как-будто она плавает в воде, а не стоит перед нами. А её платье... куча бабочек окутывает её тело, своими крыльями образуя яркое платье. И это платье будто развивается не ветру, хотя ветра нет. Это бабочки машут крыльями.

- И тебе счастья, Анирам, - хором говорим мы с Ясавом.

Уж не стал ли я ему вторым лицом, вдруг проскользнула глупая мысль. Проскользнула и убежала, устыдившись своей глупости.

- Ой, - смеясь, восклицает Анирам, - я счастлива! Вы даже не представляете, какая это редкость найти такую, - при этом слове она закатывает глаза, - радугу!

Не говорит - поёт.

- Приятного... - начал было Ясав, но я тут же наступил ему на ногу, - в смысле, ты к нам надолго?

- Наверное только на пару деньков, - вздыхает Анирам, - а то потом мне не угнаться за этим дождиком.

И на её лице почти проступила грусть. Почти. Наверное нам с Ясавом это только показалось.



Всё это время я поддерживал Ясава и, видимо, только сейчас Анирам обратила на это внимание, потому что с весёлой улыбкой на лице и беззаботностью в голосе спросила:

- А с вами что приключилось?

Нет, она на самом деле переживает, но она не умеет иначе. Беззаботная Анирам.

- Да так, - ухмыльнулся Ясав, - с Ашимом поиграли в догонялки.

- Как видишь, - это уже я, - счёт 2-1 в нашу пользу.

- Не совсем, - скривился Ясав, - после той бетонной трубы у меня вся спина горит.

- Да и мои руки тоже пострадали, - вспомнил я, - пусть тогда будет 2-2.



Анирам подплыла к нам поближе, и до нас донёсся её восхитительный запах. Не запах духов, от которых только нос чешется, а запах настоящих цветов.

- Можно я посмотрю? - на распев произносит Анирам.

И под её взглядом, содранная спина Ясава, и мои ободранные руки моментально зажили. Как-будто и не было ничего. Так под светом фонарика исчезает темнота.

- Обманываете меня? - смеётся она.

- Ничуть, - отрицательно мотает головой Ясав.

- Просто шутим, - улыбаюсь я, а сам подмигиваю Ясаву.

- Смешные вы, - пропела Анирам, - жаль мне пора - скоро стемнеет. Счастья вам, мальчики.

- Счастья и тебе, - в один голос с Ясавом произнесли мы.

И вновь мысль про меня - второе лицо Ясава махнула хвостиком.

А Анирам, помахав нам ручкой поплыла к себе. И как только она отвернулась, наши раны вернулись обратно. Ясав зашипел от боли, а я прикусил от неожиданности губу. Боль вернулась резко.

- Может, стоило напроситься к ней в гости? - пытаясь разглядеть собственную спину спросил Ясав.

- Ага, а как только она будет отводить взгляд заново терпеть боль?

- Твоя правда.

- Моя, - киваю я.

- Пожалуй и нам пора, - глядя наверх говорит Ясав, - вон и небо уже краснеет.



Проводив Ясава, я направился к себе. Краснота неба уже перешла в сумерки и до темноты оставалось совсем не много. Я ускорил шаг. Но мысли мои были совсем не о темноте. Я думал об Ашиме и Анирам.

Девочка ангел, питающаяся радугой и маленький мальчик в разбитых очках, наводящий непреодолимый ужас на всех кто оказывается рядом с ним. Да, я, кажется, забыл сказать - они брат и сестра.



Добравшись до своего укромного уголка, я устроился удобней под одеялом, но ещё долго не мог уснуть. По ту сторону окна, в котором осталось только одно из двух стекол, то что снаружи было разбито ещё до того, как я сюда пришёл, раскинулся город. Чёрные силуэты домов на быстро темнеющем небе.

Сквозь сумрак показалась первая звёздочка. Загадать желание? Если видишь на небе первую звезду - можно загадать желание, оно обязательно сбудется. Не успел - вторая звезда зажглась совсем рядом с первой. Да и что мне загадывать? Руки самостоятельно заживут до завтра. Пробудить второе лицо Ясава, что бы ему не ждать ещё трёх дней? Не буду - так даже забавнее.

Надо было пожелать новую радугу для Анирам, что бы она побыла с нами подольше! Жаль я не подумал об этом до того, как появилась вторая звёздочка.



Под эти мысли я медленно погружался в сон...



* * *



- Как ваш секундант, - начал высокий человек в неуместно высоком цилиндре, - перед тем как начать бой, я бы предложил вам решить конфликт иными способами.

- Не может быть и речи, - с порога отрезаю я подобное предложение.

- Ни в коем случае, - гордо подняв подбородок вторит мне мой оппонент, - это дело чести.

- В таком случае, - продолжает наш секундант, - выбирайте оружие.

- Шпага, - заявляю я.

- Револьвер, - в то же время кричит мой противник.

- Выбор сделан, господа...



Разве по правилам мы не должны биться одним и тем же видом оружия? Хотя всё верно, правила никто не объявлял. Дурак - кляну я себя! Надо было выбирать револьвер. Хотя... у него будет один выстрел, а у меня будет столько ударов, сколько я смогу нанести. Впрочем, если он попадёт с первого раза... Однако, по правилам боя на шпагах я имею право уворачиваться. Это будет интересная дуэль.



А вокруг осень. Опавшие листья шуршат под ногами, которые отмеряют заветные двадцать шагов. Только что мы стояли спиной к спине и теперь расходимся в разные стороны, что бы затем, по команде нашего секунданта начать бой.

Шаги отсчитаны и мы разворачиваемся друг к другу. Я бы сказал лицом к лицу, если бы расстояние между нами не было таким большим. Впрочем, я могу так сказать, ведь для наших взглядов расстояние ничего не значит. Мы стоим лицом к лицу, смотрим друг другу в глаза и ждём команды.

- К бою, господа! - кричит долговязый.



И я тут же ныряю в сторону. А мой противник не спеша поднимает револьвер и направляет его в мою сторону. Я бегу со всех ног, выгибая свой путь широкой дугой. А его рука преследует меня. Я даже вижу себя его глазами. Как он смотрит вдоль дула пистолета и ведёт руку, медленно провожая мой бег.



Выстрел!

Мимо!

Вот теперь ты мой - ликую я. И вдруг меня разворачивает и кидает в сторону. Лишь затем я слышу невозможное - второй выстрел! Я перекатываюсь и прячусь за укрытие ствола ближайшего дерева.

- Осталось четыре, а ты уже ранен, - кричит мой противник.

Дурак! - вновь кляну я себя. У него шестизарядный револьвер, такой, как на диком западе. Дерево, за которым я прячусь, вдруг оказывается кактусом, а осенние листья - песком.

Перемены затронули и меня с моим оппонентом. Его голову теперь покрывает ковбойская шляпа. Моя валяется где-то в стороне. Одежда - джинсы, кожа, всё как полагается.

А наш секундант остался прежним. Тот же строгий костюм и несуразно высокий цилиндр.



- Ты там живой? - кричит мой соперник.

- Живой, живой, - кричу я ему в ответ.

И тут же выстрел разбрызгивает мякоть кактуса. Нет, сегодня я определённо дурак из дураков. Эта перемена сбила и его с толку и он лишь пытался найти меня на новой местности, а я своим криком только помог ему. Дурак.



Осматриваю себя - пуля попала в левую руку. Затягиваю руку шейным платком, что бы остановить кровь. Теперь надо осмотреться и решить, как действовать дальше.

Здесь достаточно пологая местность, особо не спрячешься. Хотя, кажется чуть дальше виднеется овраг. Как же я сразу его не заметил? Впрочем, с этими переменами это не мудрено. Но до оврага мне так просто не добраться.

Я немного высовываю гарду шпаги из-за кактуса и в её отражении пытаюсь определить, где находится стрелок. Изгиб гарды жутко искажает отражение, но, кажется, мой противник совсем не далеко и судя по его виду, он ещё не уверен что я нахожусь именно здесь. Проползти к оврагу прячась по ту сторону кактуса? Глупая мысль. Вряд ли он будет стоять на месте. А попробую-ка я эффект неожиданности!

Встаю на ноги, стараясь не высовываться из-за кактуса, затем срезаю один из его отростков, насаживаю его на кончик шпаги, размахиваюсь и швыряю его вверх и за спину. Описав высокую дугу, зелёный отросток летит через мой кактус. Я же, низко присев к земле кидаюсь в сторону врага.

Мой расчёт оказался верен - противник отвлёкся на брошенный кусок кактуса и поднял голову. Когда он меня заметил было слишком поздно, моя шпага пронзила его...



- Туше!





* * *



Дурацкий сон.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 88

#22 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

8
Хвостик

Амид посмотрел на меня каким-то странным взглядом. Изучающим? Осуждающим? Непонятным взглядом. Брови нахмурены, глаза смотрят пристально. Он смотрит на меня так какое-то время, а затем отводит взгляд.
- Мой черёд, - говорит он.
А все уставились на нас. Не понимают, о чём это мы.
- Я выбираю... - размышляя начал Амид.
- Орлянку.
Мы сказали это одновременно. Не знаю, зачем я сказал это. Мне просто вспомнилось, что мы давно не играли в орлянку, вот я и ляпнул.
- Хвостик, хвостик, крысиный хвостик, - в задумчивости прошептал Амид. Не нам, сам себе прошептал.
- Какой хвостик? - спросил я.
- Не обращай внимание. Это я так, - отмахнулся Амид, а у самого брови нахмурены, лоб разделила морщинка задумчивости. Странный он сегодня.
- Доставай монетку, - спустя какое-то время, сказал он.
В моём кармане действительно лежала монета, та самая, которую он мне подарил когда-то. После той первой игры.
А другие смотрят, не вмешиваются, им интересно. Они ждут, что произойдёт дальше.
- Решка, - опять хором с Амидом произносим мы.
И Амид снова смотрит на меня. Ну сколько можно?
- Ясав, - вдруг говорит он, - к тебе ведь не вернулось твоё второе лицо, верно?
- Да, - отвечаю я, - не вернулось.
Амид смотрит на меня, хмурит брови. Отводит взгляд...
- Не подходи ко мне больше, ладно?
Отвернулся, ушёл.

Что я сделал не так?

* * *

- Что это с ним, - спросил Норд.
- Понятия не имею, - ответил я, - сам хотел бы знать.
- А орлянка?
- Что? - не понял я.
- Зачем вам орлянка, итак же понятно, что Амид выиграет.
- Норд, - начал я, - вспомни, я же тебе рассказывал, что мы нашли способ играть обходя постоянные выигрыши Амида.
- Что-то припоминаю... Подожди, - замахал руками Норд, - ты хочешь сказать, что Амид давно уже научился подавлять свою особенность?
- Не подавлять, а обходить, - попытался я объяснить, - тут всё дело...
- Так может это именно из-за него? - перебил меня Норд.
- Что из-за него?
- Мы все начали терять свои особенности. Когда Амид решил отказаться от своей, наши особенности тоже стали исчезать.
- Нет, - вмешался Гело, - боюсь как-раз тут Амид ни причём. Почти. По крайней мере, это происходит не потому что Амид отказался быть победителем.
- Так, - Норд сложил руки на груди, - я не сдвинусь с места, пока вы мне всё не расскажите!
- Ясав, - повернулся ко мне Гело, - скоро стемнеет, отведи Атевс домой.
Я кивнул. Взял Атевс за руку и повёл её к подъезду.
- Пойдём, нам действительно пора.
- Пора, - как-то отстранённо сказала она.
И мы ушли. А Гело и Норд остались внизу.

* * *

До самой ночи мы с Атевс не разговаривали. Нет, никто ни на кого не был в обиде. Просто разговор не складывался. Даже не так, нам просто не хотелось говорить. Ни мне, ни ей.
Я уложил её на свою кровать, а сам пошёл спать в другую комнату, на диван.
Не знаю, о чём думала Атевс, а я заново переживал весь этот день. Гело, Атикин, Атевс, Норд... Амид. Что он имел в виду, когда сказал "крысиный хвостик"?
Почему он больше не хочет со мной общаться?
Я раз за разом прокручивал в голове его последние слова:
- К тебе ведь не вернулось твоё второе лицо, верно?
...
- Не подходи ко мне больше, ладно?
Второе лицо...
Не подходи ко мне больше...
Орлянка.

* * *

Дым в баре стоял такой, что если вытянуть руку, то кончиков пальцев разглядеть было невозможно. Где-то в дыму играл музыкальный автомат. Звучали обрывки какой-то песни. Из-за неумолкающих ни на минуту голосов, понять, что это за песня, не представлялось возможным.
Ты сидишь за круглым столиком у стенки. Рядом проходят люди, о чём-то разговаривают. Где-то неподалёку, какой-то детина плачется кому-то. Пьяный. О чём он там плачется - не слышно. Ты ходишь в бар не для того, что бы слушать, как у кого не удалась жизнь. Ты ждёшь закрытия бара. Это должно произойти с минуту на минуту. Ты смотришь на часы. Уже время. Осталось всего... один прыжок стрелки, второй...
Музыка резко прекращается, от чего гвалт голосов, вдруг кажется каким-то несуразным. Это как во время похорон начать говорить в полный голос о какой-то ерунде.
- Бар закрывается, - возвестил громкий голос, - попрошу всех на выход.
Это бармен.
Гул голосов становится тише (уже не нужно перекрикивать музыку) и ощущение его несоответствия месту, исчезает. Люди тянутся к выходу. И как они в таком дыму, да ещё надравшись, находят выход? Ты всегда удивлялся этому. Даже трезвый как стёклышко, ты иной раз блуждал в поисках выхода.
Бармен включил вентиляцию. Значит народ ушёл. О том, что здесь есть такое чудо, как вентиляция, знают только избранные. Такие как ты, например.
Ты ухмыляешься, - избранные. Смешно.
- Сегодня нас только четверо, - кладя руку тебе на плечо, - говорит бармен.
Дым потихоньку рассеивается. В баре действительно осталось только четверо, включая тебя. Бармен не в счёт, он не участвует.
Дым. Когда по утрам бар открывается, сигаретный дым уже стоит такой, будто тут курил целый взвод. Как бармен делает это - ты не знаешь. А ещё ты не знаешь, как он умудряется понимать, что в баре остались только те, кто в курсе. Ведь он сначала закрывает дверь, а потом включает вентиляцию. Ни забулдыг, уснувших в углу, ни тех, кто просто отказывается покинуть бар. Здесь остаются только те, кто знает.
Раздаётся отвратительный скрежет, это бармен тащит тяжёлый круглый стол в центр помещения. Ты и другие молча берёте стулья и садитесь вокруг этого стола. Вы смотрите друг другу в глаза.
Напротив тебя сидит человек, лет тридцати. Здоровый. Его нос сильно смещён влево. Но синяков не видно. Наверное старая травма.
Слева от тебя сидит девушка. Такие по барам не ходят. По крайней мере, по таким барам. Одета не броско, но видно - богато. Строгое чёрное платье под длинным плащом. Сумочка. Ожерелье. Часы на тонком запястье. Красивая... была когда-то. Сейчас ей уже далеко за тридцать. Красота держится только на расстоянии вытянутой руки. Подойди поближе и станет видно - лицо в множестве морщин, кожа уже начинает обвисать. Пожалуй ты возьмёшь свои мысли обратно - ей в этом баре самое место. В табачном дыму, этого бара, можно с такой даже целоваться - всё равно не заметишь.
А справа от тебя сидит щуплый мужичок. Вид у него, как у мокрой собаки. Взгляд такой грустный, забитый. Жалкое зрелище.

Бармен кладёт в центр стола поднос, на котором лежит пистолет и три патрона.
- Делайте свой вклад, господа, - говорит он и отходит назад.
Вентиляция ещё не до конца справилась с сигаретным дымом, и бармен становится похож на призрак, наблюдающий за нами. Мерещится что-то там у стенки бара и всё. Нет тут никого кроме нас четверых, сидящих за столом.
Ты выкладываешь на поднос свой бумажник. В нём почти три тысячи.
Человек со сломанным носом, достаёт из внутреннего кармана чековую книжку...
- У нас не приняты чеки, - вмешивается бармен.
- Прошу прощения, - гудит здоровяк и кладёт книжку обратно в карман.
Взамен её он достаёт свой бумажник, раскрывает его, отчитывает купюры и кладёт их на стол.
- Если вам не повезёт, остальное вам не понадобится, - вновь вмешивается бармен.
- Действительно, - усмехается здоровяк и кладёт свой бумажник на стол.
Остальные уже выложили свой вклад. Дама, порывшись в своей сумочке, достала какие-то побрякушки. Также она сняла серьги, ожерелье и часы. Всё это так же теперь лежит на подносе. Побрякушки не из дешёвых.
Щуплый положил на стол пачку банкнот. Новеньких, только что из банка. Даже лента ещё не снята.
- Ты первый, - сказал бармен. Да он обратился именно к тебе. Он не указывал рукой, не кивал головой. Просто сказал. А всем и так понятно, кто первый.
Ты берёшь пистолет и один патрон. Патрон суёшь в барабан. Раскручиваешь. Направляешь дуло себе в висок.
Один удар сердца.
Второй удар сердца.
Щелчок!
Пистолет переходит по часовой стрелке женщине.
Она без каких-либо промедлений подносит его к виску и спускает курок.
Снова лишь щелчок.
Пистолет переходит здоровяку. Он окидывает нас взглядом. Затем глубоко вдыхает и поднеся пистолет к своему виску, спускает курок.
Скучная эта игра: висок - курок, висок - курок. Скучная, пока не прозвучит первый выстрел.
Щуплый поднимает пистолет. Направляет его себе в голову... ну да, всё в тот же висок.
Спуск.
Хлопок. Просто громкий хлопок. И на твоей щеке капля крови.

Первый выбыл.

Здоровяк, достал пачку сигарет и закурил.
- Виски, - сказал ты.
И бармен медленно направился к своей стойке. Достал стакан, протёр его. Налил до половины янтарной жидкости. Убрал бутылку обратно и медленным шагом поднёс тебе твой заказ.
А женщина слева, казалось никак не отреагировала на выбывшего.

Через десять минут игра продолжилась.

На этот раз выбыла женщина. Хлопок и она уже на полу. Хлопайте в ладоши, господа.
Здоровяк сглотнул и заказал то же что и ты. А ты закурил. Обменялись. Он курил, ты пил. Он пьёт, ты куришь.

Один на один. Пистолет в его руке. Последний патрон в барабане. Дуло у виска.
Щелчок.
Пистолет у меня... щелчок.
Щелчок, щелчок.

В этом барабане только пять патронов. А следующий - здоровяк.
Он смотрит на пистолет. На меня. Он тоже считал выстрелы.
- Бармен, - громко говорит здоровяк, - принеси мне эту бутылку, уж больно хорошее виски.
Бармен молча подносит бутылку. Здоровяк не наливая в стакан, пьёт прямо из горла. Нет, всё он не выпил. Он осушил её почти наполовину. Громко выдохнул. Вытер тыльной стороной ладони рот. Взял пистолет, поднёс его к виску и нажал курок.
Висок - курок. Виски - сигареты.
Я забрал выигрыш, оставив свой бумажник на подносе. Доля бармена.


* * *

Давно не было такого сна, где играет так много народу.

#23 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 781 сообщений
  •    

Отправлено

Бармен кладёт в центр стола поднос, на котором лежит пистолет и три пули.

Это надо исправить на револьвер и три патрона.

А что же случилось с Амидом-то? Не затягивай с продолжением, плиз)

#24 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

AlexNerevarin все пули заменил на патроны.



Что касается Амида... перечитай первую часть. ;)

#25 Ссылка на это сообщение Orc

Orc
  • Бродячий орк
  • 480 сообщений

Отправлено

prosti Продолжение... Продолжение... Я его боюсь, боюсь продолжения.

#26 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 781 сообщений
  •    

Отправлено

AlexNerevarin все пули заменил на патроны.

А револьвер? Он ведь не считается пистолетом, это отдельный вид оружия.

Что касается Амида... перечитай первую часть. ;)

Перечитал. Но это не помогло мне понять, почему он не хочет общаться с Ясавом. Ладно, подрасту - пойму)

Странные обитатели странного города. Мне представляется, что когда-то это был совсем обычный город, населенный такими же самыми людьми, которые являются действующими лицами описанных в этом повествовании снов. Но по какой-то причине люди покинули город, и он оказался полностью забыт, как будто он существует в параллельном мире. Остались только несколько, обладающих такими вот непонятными особенностями, человек. Но откуда тогда в этом городе могут появиться бульонные кубики, если им неоткуда попасть в холодильник Лирика? Хм, наверное, мне придется прочитать "Амбразуру Амброзии" сначала.
А может быть тот человек, оставшийся в живых при игре в рулетку в баре - и есть никогда не проигрывающий Амид, только более взрослый? Тогда он совсем не положительный персонаж.
Ок, не буду заморачиваться, почитаю что там дальше будет)

#27 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Про взрослого Амида мне понравилось. :)

#28 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

9
Трио

Утром меня разбудила Атевс:
- Пойдём на улицу!
Определённо, она снова заноза. Это я ещё понял до того, как открыл глаза.
- Мне скучно! - выпятив нижнюю губу продолжала она.
- Подожди, - всё ещё не до конца проснувшийся, бурчу я, - сейчас пойдём. Нет, прям как дитя малое!
- Это я дитя!? - возмутилась Атевс, - вот и оставайся один, а я иду без тебя!
Дура. Хлопнула дверью и ушла. Догнать? А, чёрт с ней. Она уже столько в одиночку путешествует по городу... скорее это она должна за мной приглядывать, а не я за ней. Обойдётся, а я лучше ещё часок вздремну.
Лежу как дурак, ворочаюсь. Не левый бок, на правый. Вот дура, весь сон перебила!
Я встал, походил по квартире, убедился, что тут мне, в общем-то, делать действительно нечего, и пошёл на улицу.

Их голоса я услышал ещё когда спускался по лестнице. Они стояли у моего подъезда и разговаривали.
- ...а он? - спрашивала Атевс.
- открыл... - начал было Норд, но увидев меня замолчал.
- Счастья тебе, - поприветствовал я Норда. С Атевс я итак утром виделся.
- Счастья и тебе, - как-то замявшись ответил он мне.
- О чём разговор? - поинтересовался я.
- Да так..., - затянул Норд, явно пытаясь на ходу придумать хоть что-то.
- О Скаме и Авалсе! - не дала ему закончить Атевс.
Я посмотрел на Норда и сказал:
- Дурак ты, Норд.
Что-то у меня сегодня все дураки. И Атевс и Норд. Да и я им успел побывать, когда ворочался на кровати.
- Так что со Скамом? - продолжила наседать на Норда Атевс, видимо, решив не обращать на меня внимания.
- Жив Скам, - вместо Норда ответил я, - у Лирика он.
- А давайте его навестим! - толи жалостливо, толи задорно предложила Атевс.
- Я не помню где живёт Лирик, - смущённо сказал Норд.
- Ясав, покажешь дорогу?
Надо же, Атевс, уже меня замечает.
- Не покажу.
Нет, я не дуюсь. Я сказал это без злобы или обиды.
- Почему, - а вот Атевс обиделась. Вон и губа уже ниже подбородка выпячена. Сегодня она особенно противна.
- Не надо его беспокоить. Пусть в себя придёт.
- Эй, - вдруг оживился Норд, - я знаю где живёт Гело, он-то нас к Лирику и отведёт!
Я плюнул и выругался. Обозвал их дураками. Сегодня другие ругательства не спешат мне на язык. Один дурак засел репьём и сидит.
- Пойдём, Норд, - сказала Атевс и, взяв его под руку повела в сторону. Надо сказать совсем не в ту сторону, где живёт Гело. Это выглядело глупо, особенно когда Норд пытался ей об этом сказать. Всё-таки они дошли до конца дома и завернули за угол.
Ладно, пусть делают что хотят - я им не нянька.
И тут я понял, что остался один. На какой-то миг проскочила мысль: "а чей сегодня черёд?" Но не успела эта мысль до конца прозвучать в моей голове, как на смену ей пришла память: "Не подходи ко мне больше, ладно?".
Что же произошло с Амидом? Я должен узнать! Во что бы то ни стало.
И я направился к его дому.

* * *

Растрескавшийся асфальт дороги. В трещинках зеленеют травинки. Справа длинный дом. Слева дорога, а за ней детские площадки. Напротив каждого подъезда отдельная, своя. Квадраты песочниц без песка - его давно размыло дождём. Качели. Деревянное сиденье-перекладина давно уже оторвалась, остались только цепи, свисающие вниз. Покосившаяся набок карусель...
Наконец дом закончился и детские площадки вместе с ним. Хорошо, не могу смотреть на них. Если бы окна моего дома выходили на эту сторону, я бы давно бросил его и скитался бы так же, как Атикин и другие.
Дальше мой путь лежал через небольшой парк. За ним ещё один дом (там напротив них только гаражи и никаких площадок) и, наконец, дом Амида.
Он сидел на скамейке у своего подъезда. Вертел что-то в руках и был так задумчив, что заметил меня, только когда я встал напротив него.
- Счастья тебе, - сказал я.
- Счастья и тебе, Ясав, - ответил он и вновь погрузился в размышления. Нет, он не передумал, он просто не хочет сориться со мной, но и общаться тоже не желает. Тем не менее, я продолжил:
- Я знаю, ты просил не подходить к тебе... Я хочу знать - почему?
- Ты не понял? - удивился Амид, - либо ты врёшь, либо это происходит само собой.
- Что происходит? - спросил я, решив не заострять внимания на обвинении во лжи.
- Хотя да, - задумчиво произнёс Амид, - пожалуй ты действительно не в курсе.
- Да что происходит!?
- Я заметил это почти сразу после той встречи с Ашимом.
- Что? - я уже начинал злиться.
- То мы произносили одну и ту же фразу одновременно, - продолжал Амид, - а то и в один голос начинали говорить.
- Да не тяни ты! - я вот-вот возьму его за грудки и буду трясти. Удерживаюсь.
- Ты поглощаешь меня.

- Я что?
У меня отвисла челюсть. По-мультяшному отвисла. Что за бред?
- Что за бред? - повторил я вслух свои мысли.
- Поначалу, - Амид продолжал говорить спокойным голосом, будто я стою и молчу, - мне это показалось забавным совпадением. Но позже это стало меня пугать... позже я решил, что если это будет повторяться... словом, вчера это не повторялось - это стало постоянным.

* * *

После той ночи, на кухне у Лирика я проспал весь день и всю ночь. И всю ночь мне снилась какая-то муть. Проснулся я только утром. Я решил, что лучше всего будет делать вид, что ничего не случилось. Ничего связанного с Авалсом и Скамом.
Я отправился к тебе.
Я решил срезать путь через гаражи и, когда я пробирался между ними, увидел тебя и Лирика. Я слышал ваш разговор. Стоя там, за гаражами я всё слышал. Я знаю про Скама. Лирик всё правильно сделал, я бы и сам поступил точно так же.
Вы ушли, а я остался один. Весь день я ходил один и размышлял. У меня был весь длинный день на раздумья.
На следующее утро, я пришёл к тебе, но тебе не было дома. Я остался ждать тебя у подъезда. Где-то после полудня, я увидел Атикина и Ашад. Они проходили мимо твоего дома. Мы немного поговорили и они ушли.
Они говорили со мной скупо. Просто поприветствовали. Безучастно спросили, как у меня дела. Не ради того, что бы я им рассказал о своих делах, а так, ради вежливости. Я не стал их утомлять рассказами. Все они до сих пор сторонятся меня.
Ближе к вечеру пришёл ты, Гело и Атевс. Я хотел предложить очередную игру. Я ждал этого почти два дня. Но, разговор шёл совершенно на другие темы и у меня не было повода. Не было возможности. А потом вдруг, ты ни с того ни с сего спрашиваешь меня: "чья сейчас очередь?".
Если бы ты спросил это когда все ушли, или когда их разговор закончился. Но ты просто перебиваешь их и спрашиваешь меня об игре. Если тебе это не кажется странным, то как насчёт того, что было дальше?
- Орлянка, - сказали мы в один голос.
А после, в один голос мы сказали: "Решка".
И более того, если ты этого не заметил, мы сказали это одним голосом, в унисон и в то же время эхом. Так ты говорил, когда у тебя было второе лицо, Ясав.

Ты остался без лица и теперь, сам того не замечая, пытаешься добыть себе новое. Мне кажется, если всё это продолжится, то меня не останется. Я стану твоим вторым лицом. Я буду думать твои мысли, я буду говорить твоим голосом, я буду двигать твоим телом. Одновременно с тобой. В унисон и одновременно эхом.

* * *

- Это бред, - хотел возразить я, но в моём голосе прозвучала какая-то неуверенность. Эти слова скорее были похожи на вопрос, чем на возражение.
- Видишь, - сказал Амид, - ты и сам уже не уверен.
- Я не хочу этого.
- Значит это происходит помимо твоей воли, - пожал плечами Амид.
- Значит, - я сглотнул, - что бы этого не произошло...
- Тебе нужно держаться от меня подальше. И подальше от любого, кого ты не хочешь поглотить.
A чуть погодя он добавил с грустной усмешкой в голосе:
- Добро пожаловать в компанию одиночек, Ясав. Теперь нас трио - я, ты и Ашим.

#29 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 781 сообщений
  •    

Отправлено

Вот оно как. Что ж, теперь становится более-менее понятно насчет Амида.

#30 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

Please Standby - автор пьёт.

Впереди завершение 2й части и заключительная 3я часть.

спойлер


UPD: А ещё автор будет сегодня переустанавливать винду, ввиду появления нового харда. :)

Сообщение отредактировал Rederick Asher: 28 Апрель 2011 - 14:33


#31 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 781 сообщений
  •    

Отправлено

Удачи автору в выпивке и переустановке Винды. Ждем!

#32 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

10
Ашад

Один как Амид и Ашим. Твоё одиночество, Ашим, оказалось заразным. По крайней мере для меня.
- Что ж, - сказал я, - живи счастливо, Амид.
- Живи счастливо Ясав, - ответил мне он.

Я сделал всего несколько шагов, когда вспомнил ещё кое-что.

- Скажи, - спросил я, обернувшись назад, - а что значит "крысиный хвостик"?
- Ну, - замялся Амид, - первые мысли о том, что я становлюсь твоим вторым лицом были так мимолётны, словно мышь пробежавшая по полу. Была она, а вот её и нет. А потом мысли стали появляться чаще. Сначала они стали отчётливым мышиным хвостом. А потом наглой мышью сидящей посередине комнаты и даже не пытавшейся убежать. Само собой, мышь вскоре превратилась в крысу.
- Понятно, - вздохнул я, - прощай...

* * *

Я шёл к своему дому. Шёл через гаражи. Где-то здесь, среди них, два дня назад Амид стоял и слушал наш с Лириком разговор. Где-то здесь... И тут я услышал чей-то голос:
- Тише, маленькая, - шептал он.
Я затаился. Зачем? Почему не вышел, не поприветствовал? Не знаю. Я просто слушал. Точнее я подслушивал.
- Они вернутся, я обещаю, - продолжал голос.
- Обещаешь? - с надеждой прозвучал второй, жутко писклявый голосок.
- Обещаю.
- Тут кто-то есть, - настороженно сказал писклявый голос, спустя несколько мгновений.
Я вышел из своего укрытия. Скрываться дальше было неприлично и глупо. Тем более, я уже знал, кто это.
- Счастья тебе, Ашад, - сказал я.
- Счастья и тебе, Ясав, - сказала она. А сзади неё пряталась кукла. Выглядывала из-за длинного платья, спускавшегося почти до лодыжек.
- Подслушивал? - спросила Ашад. В её голосе не было укора или обиды. Скорее надменность.
- Нет, - соврал я, - я шёл домой. Я живу здесь.
И сам чувствую - не убедительно. Плохой из меня враль.
Ашад посмотрела на меня сощурив глаза, но промолчала. Не верит. И правильно делает, всё-таки я вру.
- На самом деле подслушивал, - сдался я под её взглядом, но тут же начал оправдываться, - я услышал голоса и насторожился.
- Неужели наши голоса так похожи на голоса Авласа и Скама? Или тебе есть кого бояться помимо них?
- Нет, - сказал я совсем другим голосом. Серьёзным голосом. Что именно "нет" - спутал голоса или что бояться мне некого, я не стал уточнять.
Мой голос изменился от оправдывающегося, до серьёзного. И взгляд Ашад изменился. Она уже смотрела на меня не с надменным прищуром, а с интересом. Так смотрят на фотографию в старом альбоме, где среди несуществующих людей, вдруг узнаёшь себя.
От Ашад не укрылось, то, что я резко изменился после этого вопроса. Она умная, она всё замечает. Не даром она старше любого из нас.

- Яся говорит, что здесь что-то произошло, - сказала(?), спросила(?) она.
Не трудно догадаться, что Яся - это её кукла. Вон, сразу скрылась за платьем, как только Ашад назвала её имя.
- Случилось, - не стал я врать. К тому же, всё равно ничего не выйдет. Ашад, конечно, не Нави, но она и без его особенности прекрасно видит, когда кто-то врёт. Тем более, если этот кто-то - я.
- Расскажешь?
- Нет, - ответил я, а глаза сами собой опускаются вниз.
- Значит нужно найти Норда, уж он-то точно должен знать, что происходит и не сможет не рассказать.
Ашад повернулась и собралась уходить.
- Подожди, - остановил я её, - я расскажу.
Вот ведь какая наша Ашад - хочешь не хочешь, а делаешь то, что она хочет. И совсем не из-за её особенности. Просто она сама по себе такая. Хотя... шальная мысль пробежала у меня в голове. Той самой мышкой, какой она бегала в голове у Амида. Ашад умеет оживлять куклы. Кукловод. Может и мной она также манипулирует, как и куклами?
Нет, бред! Её куклы живые, она не управляет ими. Она просто оживляет их. Кыш хвостатая мысль!
- Так ты собираешься рассказывать?
- Собираюсь, - вздохнул я.

Я рассказал ей о том, как Авалс и Скам напали на Анирам. И то, что мы сделали с ними после этого. О крыше. О ночи проведённой на кухне у Лирика. А потом я рассказал, о том, что Скам остался жив.
Мне стало легче. То что произошло, вдруг перестало так сильно давить на меня. Зато оно заметно стало давить на Ашад.
Я давно уже закончил свой рассказ. Стою, молчу. И она молчит. Только смотрит на меня. Толи осуждающе, толи изучающе. И тут её взгляд меняется. Она снова смотрит с той самой некоторой надменностью, какая присуща только кошкам.
- Это ведь не всё? - говорит она.
- Не всё, - киваю я.

- Ты, наверное, заметила, - через некоторое время произнёс я, - у меня теперь только одно лицо.
- Заметила, - кивнула она.
- Моё второе лицо уснуло почти неделю назад, когда я нарвался на Ашима. Оно так и не проснулось.
- Понятно, - сказала Ашад.
- Амид считает..., - начал было я, но тут задумался, а стоит ли вообще говорить об этом? А через мгновение понял - я уже начал говорить. Сказал А, говори и Б.
- Амид считает, - продолжил я, - что теперь я пытаюсь поглотить тех, с кем общаюсь и сделать их своим вторым лицом. Сам я этого не хочу, - поспешил оправдаться я, - это просто происходит само собой.
- И сейчас?
- Не знаю, - пожал я плечами, - наверное. Но тебе нечего беспокоиться, это происходит не так быстро.
- А я и не беспокоюсь, - ответила она.
Я поднял глаза, всё это время я смотрел себе под ноги. Ашад всё так же надменно смотрела на меня. Без тени страха или опасения.
- Мне кажется, - сказала она, - Амид всё преувеличивает. Но даже если это и так, то в любом случае, вряд ли кому-то грозит стать твоим вторым лицом.
- Почему? - спросил я.
- А ты не заметил?
- Чего?
- Мы все теряем наши особенности.
А ведь она права. Вот только я не знаю чего больше бояться - того, что я могу поглотить кого-то или того, что мы останемся без особенностей. Хотя... я уже без них, а значит этого мне бояться уже поздно.
- Покажешь где живёт Лирик? - вдруг спросила Ашад, - Я хочу навестить Скама.

#33 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Ашад, конечно, не Нави, но она и без его особенности прекрасно видит, когда кто-то врёт


Я раскусила этого гадкого Спилберга! Вот почему он назвал своих синих няшек На ви! Ему было лень думать, с кем бы повоевать и он просто пошутил над старыми противниками СШЫ!

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png


#34 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

А разве это был не Кемерон?

#35 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Да, точно)) я в них путаюсь, и сделала Кэмерону комплимент нечаянно, спутав его с автором Списка Шиндлера)))

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png


#36 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

11
Все

По дороге к дому Лирика, мы встретили Амида и Анирам. Это встреча была бы совсем неловкой, если бы не Анирам. Она выглядела потухшей, поникшей. Увидев её такой, я напрочь забыл и думать об Амиде и его словах: "не подходи ко мне больше, ладно?".
Это сейчас, когда мы вчетвером идём к Лирику, я вспоминаю их, и глаза сами собой прячутся от взгляда Амида, и в то же время, всё норовят повернуться мельком в его сторону.
Но это сейчас, а тогда...
Они вышли из-за угла дома. Амид шёл плотно сжав губы, хмуря брови. Он о чём-то напряжённо думал и не сразу заметил нас. Рядом с ним шла Анирам. Шла шаркая ногами, опустив взгляд в землю.
Анирам была закутана в серую простыню из-под которой виднелись её босые ноги. Она придерживала простыню руками, кулачками прижав их к груди. Её голые плечи были измазаны какой-то гадостью. Волосы слипшиеся и грязные облепили её лицо. Подойдя ближе мы почувствовали резкий неприятный запах. Да что там запах, откровенную вонь. Пота, затхлой грязи и испражнений.
- Ани... - жалобно пропищала Яся.
- Что случились? - спросила Ашад, забыв про всякие приветствия.
- Я нашёл её такой, - сухо сказал Амид.
- Ей нужно срочно в ванну, - пропищала Яся.
- У меня дома давно уже нет воды. Из всего что у меня было, только эта простыня. Потом мы пошли к тебе, Ясав. Но дверь была закрыта. Тебя не было. Я веду её к Лирику.
- До меня ближе, - сказал я, - пойдём.

До моего дома шли молча. Только Яся один раз забывшись затянула своим тоненьким голоском какую-то мелодию. Но Ашад беззлобно шыкнула на неё и та зажав рот ладошками замолчала.

Дома Ашад и Анирам ушли в ванну, оставив дверь нараспашку, иначе они ничего не разглядели бы в полной темноте. Иного света, чем тот, что падал из окна не было. Нас с Амидом они прогнали на улицу.
- Ашад считает, что ты преувеличиваешь, - сказал я, только ради того, что бы не молчать.
- Возможно, - пожал плечами Амид.
- Да и в любом случае, все теряют свои особенности, - продолжил я, - вряд ли я вообще хоть кого-то поглощу.
- Вряд ли, - кивнул Амид.
Он не слушал меня. Он всё так же о чём-то думал не обращая внимания ни на что вокруг. Я не стал ему мешать.

Через час спустились Ашад и Анирам. Анирам была одета в длинную футболку, свисающую ниже колен. На ногах огромные тапки-шлёпанцы. Кожа Анирам была какой-то рыжей, почти красной. Такими же были и руки Ашад.
- У тебя вода ржавая, - ответила она на наш невысказанный вопрос.
- Ржавая, - поддакнула в ответ Яся, выглядывая из-за её ноги.
- У Лирика вода чистая, - вспомнил я.
- Мы всё равно туда направлялись, - улыбнулась Ашад, - видимо придётся туда всё-таки идти.
- Все дороги ведут к Лирику, - как-то невпопад пробормотал Амид.

* * *

Их было слышно задолго до того, как мы вошли во двор Лирика. Нет, они ни кричали и ни шумели. Они просто разговаривали. Но голоса очень хорошо слышны в нашем Тихом городе.

Лирик сидел на автомобильной шине, наполовину вкопанной в землю. Левая рука у него всё так же была забинтована. Справа от него на корточках сидел Скам. Слева же стоял Атикин. Стоял опираясь спиной о скелет металлической лестницы, тоже вкопанной в землю. Тут во дворе у Лирика всё вкопано в землю. И лавки и ножки от стола (столешницу давно сорвало ветром). И даже остов ржавой машины наполовину был вкопан в землю. А может машина сама провалилась под землю - зачем кому-то наполовину закапывать её?
На машине сидел Норд и Атевс. Гело устроился на одной из ножек стола. Спиной к нам стоял Мидав. Его легко узнать даже со спины, только у него такие кудри.

- Тут что, - спросил я у Ашад, - все что ли собрались?
- Почти, - ответила она, - я не вижу Налсура и Нави. Само-собой, не упоминая об Ашиме. Окажись он здесь, всех как ветром сдуло бы.
- Это если его особенность ещё действует, - напомнил я.
- Если ещё действует, - сказала она как-то отстранённо. Толи повторила за мной, толи подтвердила мои слова. Я так и не понял. А спросить (даже если я и решился бы спросить), мне не дали. Лирик заметил нас.
- Счастья вам, - крикнул он нам и помахал нам рукой.
- Счастья и вам, - сказали мы, подойдя поближе. Зачем кричать?
Все изучающее смотрели на нас. В основном, конечно, на Анирам. Видеть её такой непривычно. Даже я до сих пор не могу привыкнуть. Будто кто-то другой, кто-то новый. Кто-то посторонний.

- Можно воспользоваться твоей ванной, Лирик? - нарушила молчания Ашад.
- Да, да, - закивал тот, - конечно можно. Пойдём, я провожу.

Лирик встал с колеса и повёл Ашад и Анирам к себе. Скам пошёл с ними, держась как можно ближе к Лирику. Как Лирик вообще смог вытащить его на улицу?

- Норд нам всё рассказал, - раздался серьёзный голос Мидава, когда Лирик и остальные скрылись в темноте подъезда.
- Не сомневаюсь, - буркнул я.
Лицо Мидава очень напоминало мне лица памятников. Такие же суровые и задумчивые. А может и осуждающие. Но тут осуждение пропало с лица Мидава и он сказал совсем другим голосом:
- А я вчера ногу подвернул. Больно.
Мидав у нас неуязвимый. Он спокойно может сигануть с крыши и ему ничего не будет... Мысль о крыше напомнила о той ночи. Странное ощущение. Так синяк спустя какое-то время уже не болит, но если до него дотронутся, то он напоминает о себе не то болью, не то чем-то приятным... странно, что мне показалось приятного в той ночи? Ничего. А всё равно какое-то странное чувство. Крыша... Крыша. Очень странно.
- Что молчишь? - вытряхнул меня из моих размышлений Мидав. При том вытряхнул в буквальном смысле. Оказывается он держал меня за грудки и тряс.
- Отстань от него, - вмешался Амид.
- Ты тоже виноват! - огрызнулся на него Мидав. Вот только в его голосе вдруг проступили плаксивые нотки. Да он плачет!
Мидав отпустил меня и рукавом вытер слёзы, которые всё равно продолжали течь по щекам. Отвернулся, сел на корточки. Не хочет показывать слёзы.
- Так сильно подвернул ногу? - спросил я.
- Да при чём тут нога! - отмахнулся Мидав...

- А в чём дело? - спросил я, спустя некоторое время, когда стало понятно, что Мидав не собирается продолжать.
- Мне страшно. Я не знаю что будет дальше.
Он уже перестал плакать. Просто сидел на нас снизу вверх.
- Смотрите, - воскликнула Атевс. Она стояла в полный рост на крыше полузакопанной машины и указывала рукой куда-то за наши спины.
Мы обернулись, там, во двор шли две фигуры. Кто это разглядеть было сложно из-за солнца бившего в глаза. Впрочем, кто это, можно было догадаться и так. Единственные кого не хватает среди нас, не считая Ашима, это Нави и Налсур.
- Вот все и собрались, - тихо сказал Амид.

#37 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 781 сообщений
  •    

Отправлено

Что же случилось с Анирам? :cray:
Вот не почитал несколько дней, и стал путаться в именах, т.к. они очень необычные.

#38 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

12
Скам

Как раз сейчас из подъезда вышел Лирик и Скам. К нам они подошли одновременно с Нави и Налсуром.
У Налсура была забинтована рука. Он держал её на уровне груди, прижимая ей к себе какой-то металлический прут. Нет, я ошибся. Он не прижимает его. Прут торчит прямо из его руки.

- Счастья вам, - сказал Нави.
Оказывается не только я пялился на руку Налсура. После приветствия Нави, все стали неловко отводить глаза и стараться не смотреть на злополучный прут.
- Счастья и тебе, - в разнобой ответили мы. Почти все. Кто-то промолчал, кто-то просто сказал "и тебе так же". А кто-то просто сказал "Счастья". Я был среди тех кто промолчал. Всё чаще замечаю за собой, что мне всё труднее говорить это дурацкое приветствие. Язык не поворачивается.

Про Налсура никто не стал спрашивать, даже Норд. Хотя время от времени, каждый бросал неосторожный взгляд на его руку.

Через полчаса вернулись Ашад и Анирам. На этот раз она была одета уже в другую футболку, хотя и такую же просторную, как и предыдущая. Огромные тапочки на её маленьких ногах остались прежними.

- Что ж, - спустя какое-то время, когда молчание затянулось, произнёс Амид, - раз все собрались, значит надо всё рассказать. Кто-то слышал об этом раньше, кто-то в этом участвовал. Но все должны знать, что произошло.
И Амид начал рассказ. Он рассказал с самого начала. Не с того, как мы увидели избитую Анирам, а с нашей с ним встречи с Ашимом. Он так же рассказал и о своих подозрениях на счёт меня, о том что я поглощаю его.
А потом он рассказал о том как он решил избавиться от Авалса и Скама. В этот момент все глянули в сторону Скама, тот никак не отреагировал, хотя слушал внимательно.
Скам, казалось, слушал не о себе, а о ком-то другом. Даже, когда рассказ Амида дошёл до Крыши, Скам всё так же не проявил никакого беспокойства. Слушал с интересом.

В конце концов, рассказ Амида подошёл к концу:
- А утром я и Ясав ушли. И лишь на следующий день я узнал, что Скам жив.
Все молчали и не спешили с вопросами.

- Я хочу рассказать, - вдруг раздался голос Скама, все посмотрели на него, будто немой с рождения вдруг заговорил, - я хочу рассказать, как я остался жив.

* * *

Все знают, что ночью просыпаются те, кто живут в темноте. Это знали и мы с Авалсом. Сначала мы подумали, что вы просто хотите нас напугать, проучить. Или мы так успокаивали себя. По крайней мере, я этому не верил, а Авалс продолжал это твердить. Хотел успокоить меня.
Чем дольше мы там оставались, тем меньше в нём оставалось убеждение в этом. А когда стемнело... Знаете, он предложил спрыгнуть с крыши. Ведь все раны на утро заживают. Мы не смогли. Смотрели вниз и не могли себя заставить. А когда пришли Они, было уже поздно.
Они издевались над нами, играли, как кошка с мышкой. А потом им надоело и один из них ударил Авалса. Тёмная рука прошла сквозь него, разорвав на нём одежду. Там где прошёлся каждый палец, рвалась ткань, хотя сам Авалс, казалось, оставался невредим, только вдруг побелел. Так он стоял бледный и неподвижный. А потом вдруг оглушительно закричал. Как долго длился его крик я не знаю. Я почти задохнулся, потому что всё это время не мог вздохнуть. Так бывает, когда тебе ударят в грудь. Хватаешь ртом воздух, а не дышится.
Потом, вдруг Авалс прекратил кричать, кинулся ко мне и резко рванул меня за руку. Он хотел выкинуть меня с крыши. В этот момент ко мне вернулось дыхание и я жадно хватая воздух и плача просил его не делать этого.
- Если ты сам не можешь прыгнуть, я помогу тебе, - просипел он. Голос у него сел окончательно. А еле расслышал его слова.
- Не надо, - плакал я.
И тогда Авалс вцепился в чёрный лоскут рубероида и стал яростно его дёргать. В конце-концов, он смог оторвать его. Огромный чёрной лоскут. Он укрыл им меня. Закутал с головы до ног.
Дальше я ничего не видел, а только слышал. У Авалса откуда-то вновь появился голос, хотя минуту назад он только и мог, что сипеть. А потом крики стихли, и я остался лежать в темноте, стараясь не только не двигаться, но и дышать через раз и очень тихо. Я даже не мог понять открыты у меня глаза или закрыты. Как я уснул я не помню.
Что было когда я проснулся, я помню смутно и отрывками. Помню как выбирался из рубероида, а потом вдруг у меня потемнело в глазах. И дальше только урывками. Чья-то тёплая рука ведёт меня вниз по ступенькам. Долгий путь через двор, а впереди чья-то спина. Кто-то большой ведёт меня.
Сейчас я понимаю, это был Лирик. Странно видеть его таким большим. Он на голову выше меня, прямо как Авалс.

* * *

- Сволочи вы, - вдруг сказала Атевс, после долгого молчания, которое повисло в воздухе, когда Скам закончил свой рассказ.
- Если бы ты видела Анирам тогда, ты бы нас поняла, - возразил я. В этот момент я совершенно не злился на Скама, который никак не был похож на прежнего наглого жирдяя, терроризировавшего всех нас. Зато я злился на Атевс.
- Кстати, - вдруг совсем забыв обо мне, и о злости, воскликнула Атевс, - а что случилось с Анирам?
- Тебе же сказали, её избили Авалс и Скам, - грубо напомнил я.
- Да не тогда, - отмахнулась она, - а сейчас.
- Я уже спрашивала, - сказала Ашад, - она не хочет об этом говорить.
- Я, кажется, знаю, - медленно, задумчиво, произнёс Амид.
- Что? - сразу навострила уши Атевс.
- Нам надо вернуть Авалса, - вместо ожидаемого ответа сказал Амид.
- А я думала ты знаешь, что случилось с Анирам, - расстроено пробормотала Атевс.
- Скорее догадываюсь и если моя догадка верна, то нам нужно вернуть Авалса.
- И как ты собираешься это сделать? - спросил Норд.
Остальные поддакнули: да, как?

- В Запретном Начале.

#39 Ссылка на это сообщение AlexNerevarin

AlexNerevarin
  • Здравствуйте, нафиг.

  • 7 781 сообщений
  •    

Отправлено

Автор, пишите дальше! :JC_coffee:

:bravo:

#40 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Дададада))) любопытство так и ест))) требуем продолжение))

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png


#41 Ссылка на это сообщение Rederick Asher

Rederick Asher
  • Талант
  • 203 сообщений

Отправлено

13
Запретное Начало

До того, как Амид сказал эти два слова, никто из нас не помнил об этом. Никто из нас не знал туда дороги, хотя это находилось буквально через несколько домов отсюда. Но как только он сказал, каждый из нас вспомнил.
Сейчас мы идём туда. Первым идёт Амид, за ним иду я и Анирам. Далее идёт Лирик, рядом с ним Скам. Следом идут Гело, Норд и Атевс. Немного отстав от них, идёт Ашад со своей куклой Ясей. Последними идут Атикин, Нави, Налсур и Мидав.
Уже начинает темнеть, но нас это не беспокоит...

- Ты хочешь идти прямо сейчас? - спросил тогда я, - но скоро стемнеет!
- Мы разведём костёр, - вместо Амида ответил Атикин, - в последнее время очень сложно найти подходящее укрытие на ночь. А когда путешествуешь так, как я, это приходится делать каждый день. И тогда, когда найти убежище не удаётся, помогает костёр. Тени боятся света, Ясав.
- Да, - подтвердила Ашад, - главное не дать костру потухнуть до восхода.
Они все путешествуют. Единственные, кто постоянно живёт в домах, это я, Амид, Лирик и Гело. Мы ничего не знаем о путешествии.
Да, ещё, свой дом имели Авалс и Скам.

Сейчас мы проходим последний дом, за ним находится Запретное Начало. Мы идём и видим, как за краешком дома проступает Двор. У меня в памяти тут же всплывает картина детских площадок перед моим домом...

Квадраты песочниц без песка - его давно размыло дождём. Качели. Деревянное сиденье-перекладина давно уже оторвалась, остались только цепи, свисающие вниз. Покосившаяся набок карусель...

Здесь всё иначе. Здесь только одна детская площадка. Квадрат песочницы, с горкой песка. Качели, лавка. А рядом с лавкой урна, доверху заполненная алюминиевыми банками из-под пива. Осколки зелёного и коричневого стекла блестят повсюду. И под лавкой, и под качелями. И даже в песке квадрата песочницы. Чья-то забытая куртка лежит на деревянной перекладине качелей. И никакой ржавчины. Только местами облупившаяся краска.
Вот оно - Запретное Начало.

- Пришли, - прошептал Амид.

Мы долго стояли рассматривая то, с чего всё началось.

- Темнеет, - вдруг раздался голос Ашад, - нам надо собрать дрова.
- Можно я побуду здесь? - спросил Атикин, - устал я.
И он сел на лавку. Атикин, который всегда стоял на ногах - сел на лавку. Что бы ни задумал Амид, нам надо спешить.
- Я посмотрю в том доме, - сказал я и направился к ближайшему подъезду.
За моей спиной каждый выбирал себе свой участок для поиска дров. Анирам осталась с Атикином. Она гладила рукой его по голове. Молча.

Войдя в подъезд, я услышал музыку. Приглушённую еле различимую. Я кинулся на звук, но он постоянно убегал от меня. Вот за этой дверью она играет, думаю я, распахиваю дверь - там пустота. А музыка издеваясь отплывает на этаж выше. В следующий раз в квартиру напротив. Затем на этаж ниже. Не хочет музыка, что бы я её поймал.
И тогда я прислушался, что бы хотя бы отсюда дотянуться до неё... Невесёлая музыка.

В вышине сверкают звёзды
Одинокие безмерно.
Между ними пролегают
Миллиарды километров.

От одной звезды до прочих
Не добраться за всю жизнь
Докричаться невозможно
И вокруг них ни души.

Вот и светят звёзды ярче
Маячками для других,
Прожигая своё тело
Что бы им не быть одним.

И разбрасывают звёзды
Во все стороны лучи
Руки тянутся друг к другу
Вдоль по млечному пути

Долетят, коснутся пальцы,
Мы нащупали, нашли.
Мы с тобой нашли друг друга
Звёзды всё же не одни...

Жаль что встретятся лучи
Без тебя и без меня.
Ведь пока летят они,
Мы сожгли себя дотла.

Я слушал песню. Казалось пока я в неё вслушивался, она перестала убегать и играла уже прямо здесь. В той же комнате, где я находился. Но вот она закончилась и какое-то время эхом ещё играла у меня в голове. В моей памяти.
И тут я опомнился, я же должен собрать дрова! Я быстро собрал обломки мебели и побежал вниз. Как долго я пробыл там? Наверное уже все собрали кучу дров, один я прибегу сейчас с жалкой охапкой щепок!

Зря я беспокоился. Во дворе, на скамейке напротив песочницы, всё так же сидел Атикин, и Анирам всё так же гладила его по голове. Никаких дров рядом с ними не было.
- А где остальные? - спросил я сбрасывая свою добычу.
- Пока ещё не пришли, - сказал Атикин, - ты первый.
- Что они так долго? - я начинал волноваться. Может быть они так же как и я услышали мелодию и до сих пор находятся под её чарами.
- Не беспокойся ты так, - усмехнулся Атикин, - и минуты не прошло. Не все же такие резвые как ты.
- Как минута? - удивился я.
- Ну, может три минуты, - пожал плечами Атикин. А увидев мой недоумевающий взгляд добавил:
- Ты только три минуты назад забежал в подъезд.
- Мне показалось, что это было полчаса назад...
- Полчаса!? - услышал я за спиной возглас Норда, - неужели меня так долго не было?
- Да нет, - поспешил успокоить его Атикин, - всего три минуты прошло. Это только Ясаву показалось, что он полчаса по подъезду шастал.
- Фух, - выдохнул Норд, - а то я уже сам потерял счёт времени с этими голосами.
- С какими голосами, - спросил я.
- Ну, - начал Норд, - я там услышал голоса, а пока искал их, думал что потерял не мало времени.

Как оказалось, практически каждый из нас что-то услышал или увидел. Я слышал музыку, Норд голоса - чей-то разговор, в котором нельзя было разобрать ни одного слова. Нави и Налсур (они ушли вместе) слышали как кто-то ругался. Лирик и Скам увидели чью-то проползающую под дверью тень. Скам тогда испугался и убежал, и Лирик долго его искал.
Мидав видел, как кто-то заходил в дверь, но когда он туда добежал, в комнате никого не было. А другой раз он увидел под дверью свет, и когда открыл её, там оказалось темно.
Ашад не захотела рассказывать, что случилось с ней.
Единственные, кто ничего не увидел, это были Амид и Атевс.

- Как бы то ни было, - сказал Атикин, когда каждый рассказал что с ним случилось, - дров нам хватит надолго. Мне на ночь хватало намного меньше этого.

К тому времени солнце уже давно не было видно. На Тихий город опускались сумерки. Мы стали разводить костёр.

Мы сидели перед костром и смотрели на языки пламени. Вокруг стремительно и в то же время незаметно темнело. А когда вокруг стало настолько темно, что кроме яркого круга огня ничего не было видно, Амид произнёс:
- Пора...

* * *

- Нам необходимо всем сделать вид, что Авалс здесь. Когда я начну, вы подхватите.
Мы кивнули...

* * *

- И что мы тут собрались? - сказал Амид голосом Авалса. Получалось плохо, но вполне узнаваемо.
Мы молчали, мы не знали что нам нужно делать. И видя это, Амид продолжил.
- Ясав, может мне начистить обе твоих рожи? А то у меня кулаки что-то чешутся.
- Не выйдет, Авалс, - сказал вдруг Атикин, - у него только одно лицо.
Все посмотрели на Атикина. В отблесках огня его лицо походило на страшную маску.
- А мне и одного хватит! - усмехнулся Авалс.
- Давай лучше на меня, - встрял в разговор Мидав.
Я начинал понимать...
- Не лезь, - пробурчал Авалс, - ты хоть и неуязвимый, но ты всё равно слабее.
Я представил, как бы я вёл себя, если бы здесь действительно оказался Авалс... Блин, я, похоже, молчал бы в тряпочку.
- Скам? - удивление прозвучало в голосе Авалса, - что ты тут делаешь среди них?
- Я, - неуверенно начал Скам, - я тут...
И тут в круг свет огня вышел Авалс. Сам. Огромный и крыглый. Он подошёл к Скаму. Лирик упал куда-то вперёд, я был уверен, что Авалс ничего с ним не делал, но когда Лирик оказался на земле, рука Авалса вдруг оказалась вытянутой. Будто Авалс ударил Лирика, только после того, как тот упал.
- Пойдём отсюда, - сказал Авалс и подал руку Скаму.
- Но там темно, - запротестовал было Скам, но вдруг, резко замолчал. И уже через мгновение заговорил уже совсем другим тоном. Не жалобным, а наглым.
- А давай разожжем свой костёр!
- Ну да, - криво ухмыльнулся Авалс, - не в темноте же сидеть.
- Возьмём вон то полено, - Скам указал на увесистое бревно, которое полностью не уместилось в костре и сейчас горел только один её конец, - и будем использовать как факел!
- Отличная идея, брат!

Толкнув Гело они схватили бревно, разворошив наш костёр и, взяв его в четыре руки, понесли его куда-то. Они шли освещая себе путь. И с каждым шагом, Скам становился выше и шире. Вот он уже стал круглым и большим, лишь на голову ниже Авалса.
Они зашли за угол, а на торце соседнего дома всё ещё были видны отблески их огня. Спустя какое-то время, эти отблески стали ярче. Они расположились совсем недалеко. Даже их голоса слышны отсюда.

Первым опомнился Норд, он без слов принялся раздувать почти затухший костёр. За ним очнулись и другие и кинулись помогать ему.

- У нас получилось? - толи спросила, толи утверждала Атевс.
- Получилось, - сказал Атикин.
Я посмотрел на него, его лицо светилось. Нет, не буквально. Он был счастлив и удивлён. Только мгновение спустя, я понял, что он радовался не из-за Авалса или Скама. Атикин смотрел на Анирам.
Её волосы развивались на ветру, которого не было. Сама же она чуть-чуть парила над землёй. Движения её были плавные, будто она плавала под водой, а не находилась на воздухе. А когда она открыла глаза и взглянула на нас...

Под взглядом Анирам исчезают все раны.



2011 © Rederick Asher




Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых