Перейти к содержимому

Купить Dark Souls 3 в Gameray всего за 1699 рублей

Фотография
- - - - -

Жареные сосиски


  • Авторизуйтесь для ответа в теме

#1 Ссылка на это сообщение Siegrun

Siegrun
  • Бяка Зюка

  • 17 614 сообщений
  •    
Наш автор

Отправлено

Щерба готов был пожертвовать годом свой жизни, чтобы эта дорога никогда не заканчивалась. Он обреченно ерзал в пробке на Ярославке, сажая аккумулятор. В офисе его давно ждало новогоднее застолье, больше походившее на поминки. Поминали журнал. Уже ни для кого не было секретом, что деловое издание испустило дух - оставило своих владельцев под грузом невыплаченных гонораров и налогов.
- Елки зеленые! – выругался Щерба, резко прижав тормоз.
Оранжевая «Ауди» впереди сделала неуклюжую попытку вырваться из потока. Ее передние колоса угодили в серую кашу на обочине, задние пошли юзом, и в лобовое стекло «Форда» Щербы ударил фонтан грязи. Движение на Ярославке окончательно встало.
- Чертяки китайские!

Вышло совсем беззлобно. Даже ласково. Щерба почувствовал благодарность незадачливому водителю «Ауди». Перегородив дорогу, он продлил отсрочку перед встречей с учредителями почившего журнала.
Нет, эта встреча ничем не угрожала ни жизни, ни здоровью. Ожидалась всего лишь очередная порция тоскливых вздохов и вялых попыток найти выход из сложившейся ситуации. Ситуации, которую как нельзя точно описывало слово «задница». Родиону Щербе предстояло провести пару часов в редакции, где витал запах Оливье из пластиковых контейнеров и тяжелый спиртной дух. Журналисты, наверняка, примут лишнего и учинят допрос, ждать ли им зарплаты до праздников? Директор по продажам и главный редактор будут стыдливо прятаться за худую спину Щербы, а Щерба – многозначительно улыбаться, мол, не переживайте, на мели не оставим.
Какой там не оставим! Где бы самому парой штук разжиться? Рекламных денег, собранных перед Новым годом, еле-еле хватило, чтобы расплатиться с типографией. А заброшенное с появлением журнала личное маркетинговое агентство Щербы, год как не давало прибыли. Малый бизнес, особенно консалтинговый, не прощает инертности. В этом деле, чтобы сдвинуться хотя бы на шаг, нужно бежать со всех ног, а Родион уже давно не просто стоял на месте – шел в другую сторону.
Последние дни он все чаще спрашивал себя: «Появись возможность отмотать бобину времени и вернуться на два года назад, стал бы он затевать этот проект? Рискнул бы выдергивать с нагретых мест Сашку Невского – талантливого арт-директора, Пашку Шостока - старшего менеджера по продажам с шилом в пятой точке, и Валюху Якиманова – умного как сто чертей редактора. Стал бы? Щерба морщился, словно от зубной боли, и признавался: да! Да, хотя бы потому, что минувшие два года были наполнены смыслом, а редакционный ящик пух от писем читателей.
В эти двадцать четыре месяца уложилась целая жизнь. Не маленькая такая жизнь – лет в семьдесят. В ней была серия статей, испортивших бизнес психологической секте с филиалами по всей стране, череда интервью с первыми лицами столпов отечественной экономики, война с рейдерской конторой и бесконечное количество рукопожатий с людьми, которые никогда не узнали бы о существовании Родиона Щербы, не будь журнала. В нее уместилось большая победа и огромное поражение. Дьявол побрал бы этот кризис!
Салон автомобиля наполнили кладбищенские стоны.
- Я! – Щерба прижал к уху коммуникатор.
- Когда будешь? – унылая интонация Якиманова подсказывал, что журналисты успели дойти до кондиции, и главный редактор ждет подкрепления в виде генерального директора.
- Валь, в пробке толкусь!
- В такое время? – в голосе редактора прозвучало сомнение.
- Не веришь что ли? Загляни в Яндекс – посмотри, сколько баллов на Ярославке.
Небольшая пауза, и Якиманов снова заговорил. Температура его тона понизилась еще на десять градусов.
- Два балла. Ярославка почти свободна. Так, когда ты будешь?
Щерба попытался ответить что-то в меру грубое и предложить подъехать - полюбоваться на эти «два балла», но в коммуникаторе повисла глухая тишина. Связь оборвалась.
- Вот уроды! – повторный вызов не дал результатов. Антеннка в углу экрана оказалась перечеркнутой. Сигнал пропал, - Паразиты, мать вашу!
Кого он имел в виду, Щерба и сам не знал. В его представлении где-то далеко в светлом офисе с зеркальными полами и хромированными светильниками сидели уроды-паразиты, задумавшие испортить ему жизнь. Не только глобально, но и по мелочам. Надо же было отрубить связь в такой неподходящий момент. Теперь Валька подумает черт знает, что. Впрочем, уже думает. Все они, вчерашние друзья, сегодняшние собратья по несчастью, размышляли, какой леший дернул их сесть за баранку этого пылесоса! Тревожно молчали, пристально смотрели на виновника их бед, то есть Щербу, и мечтали сдернуть с тонущего корабля без потерь. Финансовых потерь.
Но без них, родимых, не получалось. У каждого из учредителей была своя маленькая доля в бизнесе. Родион не придумал другого способа уговорить их войти в проект, как поделиться будущими прибылями, а заодно и будущими убытками.
«Ауди» наконец-то вернулась в строй, и бесконечная автомобильная змея поползла дальше. За окном валил снег, подсвеченный желтыми фонарями. Густой занавес рыжих хлопьев полностью скрывал здания вдоль дороги. Щерба мог разглядеть только земляной откос, покрытый белой простыней, сквозь которую пробивались кустики черной травы. Родион протяжно вздохнул и почесал залысину на лбу. Кажется, за последние полгода она продвинулась к макушке еще на сантиметр. Все от нервов и нерегулярного питания. Эх, сейчас бы к родителям под Смоленск!
Пространство вокруг машины нервно гудело и ругалось. У водителей начинали сдавать нервы. Щерба посмотрел на часы. Не слабо! Он маялся в пробке уже сорок минут. Еще полчаса и можно в офис не ехать, а с чистой совестью возвращаться домой. Вот только из этой ловушки так просто не вырвешься. До ближайшего съезда около километра, а поток почти не двигается.
Снег тем временем с каждой минутой становился гуще. Родиона охватило сосущее чувство. Ему вдруг показалось, что нет вокруг никакого города. Дома, площади, станции метро внезапно исчезли, растворились в снежной мгле, и осталась только дорога. Бесконечная дорога сквозь пустоту. А на дороге пробка. Если бы Родиону поручили придумать ад для водителей, он придумал бы его таким.
Тревога усилилась, когда Щерба обратил внимание на одну странность. Вид за окном «Форда» не менялся вот уже минут тридцать. Вдоль обочины по-прежнему тянулся травяной склон. Его длина, насколько помнил Родион из ежедневных поездок в редакцию, не превышала и сотни метров. Даже если учесть улиточную скорость, с которой текла автомобильная река, он давно должен был остаться позади.
- Чудеса в решете! – поделился Родион с носатой ведьмой, болтавшейся на шнурке под навигатором. Ведьма хитро промолчала.
Прошло еще полчаса. Потом час. Два. Ничего не изменилось. Снег продолжал надежно скрывать в наваристом бульоне ночную Москву. Снаружи полз набивший оскомину склон. Очень хотелось есть. Сотовый молчал.
Настроение Родиона прошло через несколько стадий. Облегчение от того, что праздник закончился без него, растерянность, раздражение, тихое бешенство, громкое бешенство и снова растерянность. С водителями в соседних машинах происходило нечто подобное. Они останавливались и выходили на обочину, чтобы разглядеть впереди конец своих мучений. Щерба тоже опустил стекло и по пояс высунулся из окна. Вдохнул влажного холодного воздуха, вперемешку с крупными снежинками и выхлопными газами.
Ничего. Снег и вереница красных огоньков задних фар, уходящая в бесконечность. Появилась крамольная мысль, бросить «Форд» и попытаться вскарабкаться по заснеженному откосу. Острый голод подливал масла в огонь, нашептывая, что где-то рядом есть автобусная остановка, а на ней ларек с шаурмой и горячим чаем в бумажных стаканчиках! Только как быть с машиной? Не оставлять же посреди дороги. И потом эта пробка должна когда-то кончиться!
К двум часам ночи до Родиона дошло: пробка никому ничего не должна. Она не имела начала и конца. Мир вышел из пробки и, спустя миллионы лет, в нее вернется. Пробка была единственной реальностью, данной в ощущениях. Она плыла в необъятном океане вечности на кожистых спинах задумчивых слонов, а те, в свою очередь стояли на панцире гигантской черепахи. Мимо летели лобастые рыбы, похожие на пираньи. Одна посмотрела на Щербу и улыбнулась скромной улыбкой директора офисного центра, где располагалась редакция журнала. Родион виновато улыбнулся в ответ – он уже три месяца не платил аренду. Директор-рыба презрительно поморщился, открыл зубастую пасть и проглотил тусклое оранжевое солнце…
- Эй, парень, уснул что ли? – в окно барабанил дородный мужчина. В первый момент Щерба увидел через стекло пуговицу на темно-зеленом кашемировом пальто. Она как раз находилась на уровне его лица. Потом незнакомец наклонился, и золотистый свет фонарей залил упитанную физиономию в обрамлении аккуратной русой бородки. Хозяйская уверенность во взгляде и увесистый золотой перстень на пальце заставляли думать, что возле «Форда» стоит владелец преуспевающего бизнеса. По профессии, наверняка, юрист. Родион обычно с легкостью вычислял юристов, журналистов и программистов. Эти профессии удивительным образом оставляли отпечаток на внешности человека.
Оторвав взгляд от кашемирового пальто, Щерба посмотрел вперед. Оранжевая «Ауди» маячила в полусотне метров. Похоже, он и впрямь не заметил, как задремал.
- Прошу пародону, - пробормотал Родион и приготовился тронуться с места.
- Погоди. Сесть к тебе можно?
- А?
- У меня жена за рулем. Моя машина сразу за твоей. Поговорим?
Сзади, укрытый снежным пледом, стоял темный «Мерседес». За лобовым стеклом угадывалась женская головка. Жена незнакомца была блондинкой.
- Ну, садись.
Мужчина, покряхтывая, втиснул свое пухлое тело в пространство между креслом и бардачком. Первым делом нажал на регулятор, заставив сиденье отъехать назад. С облегчением вздохнул и протянул руку для пожатия.
- Николай.
- Родион.
- Вот что скажи, Родион, у тебя сотовый работает?
Щерба глянул на экран мобильного.
- Нет. Сигнал не проходит.
- И у нас с женой такая же досадность. Давно связь пропала?
- Полдесятого. Я как раз разговаривал.
- Полдесятого, значит? Так и у нас что-то около того! - Николай расстегнул пальто, обдав хозяина автомобиля теплой волной запаха мужской туалетной воды. – Есть мыслишки-то по поводу этого... э-э-э транспортного безобразия?
- Крупная авария. Теракт. Черт его знает.
- А телефоны почему не ловят?
- Ну, может, у сотовой компании проблемы, не связанные с пробкой…
- У тебя какой оператор?
- Билайн.
- А у меня – МТС, у жены – Мегафон. И у всех разом случились проблемы? Ох, сомнительно, Родион. Нет, тут что-то другое. Кстати, радио тоже не работает. Ни у меня в машине, ни у ребят, что за нами едут, - Николай сочувственно покосился на пустое гнездо для автомагнитолы, но спрашивать ничего не стал. И хорошо – Щербе было бы неприятно признаться этому холеному мужику, что ее вытащили две недели назад, а на новую денег нет. Слава богу, хоть на замену разбитого стекла удалось наскрести. – И от навигаторов никакого проку. Три часа назад до поворота оставалось чуть больше километра. Мы за это время вон сколько осилили, а на дисплее ничего не изменилось. Как будто на месте стоим.
Щерба и сам давно понял: с навигатором твориться неладное. Вот только никак не хотел признаться себе, что неладное твориться еще и с пространством. За эти несколько часов они должны были миновать с десяток разных съездов с Ярославского шоссе.
- Есть версии?
- Ни одной, - Николай с нежностью погладил свою бородку, - Ни одной вменяемой.
Вменяемых версий и впрямь не было, но возвращаться к жене гостю отчего-то не хотелось, поэтому разговор незаметно превратился в рассказ нового знакомого о себе. Родион не раз замечал, что его присутствие делало людей болтливыми. «Это потому, что ты на мальчика похож, - утверждала Кира, бывшая жена, ныне живущая в Праге. - На наивного лысеющего мальчика. С тобой, как с ребенком, хочется делиться нажитым опытом». Щерба слегка обижался на ее слова, но не мог не согласиться: он, и правда, напоминал подростка. Его лицо странным образом сохранило детские пропорции. Оно не казалось женственным или безвольным, скорее вызывало ассоциацию с положительными пацанами из кинофильмов про пионеров-героев. Пионер Родя – гордость школы, любимец учителей и лидер класса. К тридцати шести годам Щерба научился на полную катушку использовать свою способность вызывать доверие. Не будь ее – журнал давно бы судился с сотрудниками из-за невыплаченных зарплат.
На этот раз интуиция подвела Родиона . Николай действительно оказался бизнесменом, но никакого отношения к юридическим услугам не имел. Он владел полиграфическим комбинатом в Подмосковье. Щербе даже удалось вспомнить, как он разговаривал с менеджером комбината, когда составлял бюджет журнала, и, кажется, даже искал выход на этого самого Николая, чтобы договориться с ним о скидке. Впрочем, причина, что привела Николая на ночное шоссе, не имела отношения к бизнесу.
- У жены мать – шизофреничка! – со сварливой гордостью сообщил он. – На одном месте и получаса просидеть не может. Подхватывается и бежит. Останови – орет, как ушибленная: «Отпустите! Дышать не могу!» Сколько раз ее уже по городу ловили с милицией.
Сумасшедшая старушка жила вместе со старшей дочерью. После очередного побега терпение невестки кончилось, и она потребовала у сестры, жены Николая, чтобы та немедленно забрала мать в свою квартиру. «У тебя муж, дети, жизнь устроена, а мне надо и о себе подумать. Мужики как про родительницу узнают, шарахаются, точно от зачумленной. Если сегодня вечером не приедешь, выставлю дуру на улицу».
- Вот мы и поехали, - вздохнул Николай. – А куда денешься? Какая никакая, мать. Двоих девчонок одна подняла, а Светка ее на мороз… Эх!
- Может, в пансионат пристроить? Есть же заведения для таких, как она?
- Да куда там! Моя слышать не хочет ни про пансионаты, ни про дома престарелых. А как с сумасшедшей жить в трехкомнатной квартире, где еще два ребенка? Проще удавиться! Знаешь, - Николай оторвал взгляд от дороги и жалобно посмотрел на Щербу. – Я ехал и думал: хоть бы эта дорога никогда не заканчивалась.
Родион озадаченно хмыкнул. Он и представить не мог, что этого благополучного мужика еще несколько часов назад терзали те же мысли, что и его. Возможно, поэтому, когда Николай попросил подняться на откос оглядеться, а заодно сгонять в ближайший магазин за едой, Щерба особо не сопротивлялся.
- Я пока твою машину поведу, а ты туда и обратно. Не боись, такими темпами мы за двадцать минут больше чем метров на пятьдесят не уедем. Найдешь без проблем.
- А сам чего не хочешь?
- Богатство не позволяет! – И смущенно похлопал себя по объемному животу. – Да и ботинки скользкие – съезжают. А жена вообще на шпильках и в узкой юбке. Какой из нее скалолаз.
- А из меня, значит, скалолаз то, что надо? – Щераба раздраженно усмехнулся. Впрочем, он не мог не согласиться, что попутчик предлагает дело. Живот, до этого оравший с голодухи, словно стая мартовских котов, одобрительно замолчал. – Ладно, садись за руль, а я ботинки теплые из багажника достану.
Через пять минут он уже полз по скользкому склону. Цеплялся голыми руками за обледенелую траву, падал на колени, но не давал себя съехать вниз. Снег лишь тонким слоем прикрывал землю. Под ним оказался песок, который тут же набился острыми крупицами в ботинки и рукава. Джинсы промокли.
Ползти предстояло метров семь, но Щерба, едва осилив половину маршрута, засомневался в успехе. «Вот жук! – зло думал Родион про своего попутчика. – Это он про тещу-шизофреничку специально мне рассказал – зубы заговаривал. Сам сейчас сидит в тепле и хихикает в надушенную бороду».
Злость добавила силы. Щерба уперся ребром подошвы в травяной куст, ухватился за торчащий из земли обрубок черного кабеля и втащил себя на вершину склона. Встал, отряхнулся, поднял голову в поисках продуктового магазина.
Ноги внезапно подогнулись. Пришлось сесть на корточки, чтобы не полететь вниз.
Города не было.
Вокруг, насколько хватало взгляда, лежало белое поле. Ровное, словно старательно отутюженная скатерть. Через него светящейся лентой шла запруженная транспортом дорога. Как ни вглядывался Щерба в снежную пелену, он не смог разглядеть ни одного намека на человеческое жилье.
***
- Хот-догов не будет! Пиццы тоже, - потрясенный Щерба сел в машину, сменив на водительском посту Николая.
- А чего так? Передумал? Или деньги забыл?
- Похоже, кто-то забыл настроить там магазинов.
Щерба нехотя рассказал об увиденном. Бизнесмен смотрел на него, точно на тронувшуюся умом тещу.
- Просто поле? И все?
- Я бы сказал, равнина. Может, степь. Или тундра. Но точно не Москва в районе Ярославского шоссе.
- Ленинградского.
- Что?
- Мы ехали по Ленинградскому шоссе.
- Тем более…
Родион не стал задавать вопросов. Его собеседник сказал все, что знал. Он с женой ехал по Ленинградке, Щерба – по Ярославке. А приехали в одну и ту же пробку среди чистого поля. Это возможно? Нет! Так же как превращение целого города в снежную пустыню.
Владелец полиграфического комбината помолчал, наблюдая за танцем снежинок. Они успели измельчать и превратиться из грузных белых шмелей в легкую мошкару. Говорить было не о чем.
- Ладно, пошел я. Жена уже сигналила.
- Заходи еще
- Ага.
Дверь форда сухо хлопнула. Щерба остался один. Длинно, безыскусно выругался и нажал на газ, сокращая расстояние до идущей впереди машины.
Ведьма косилась на него насмешливыми черными бусинами. Несмотря на горбатый нос, крохотная старушка в широкополой шляпке чем-то смахивала на Кирку. Та тоже имела обыкновение хитро поглядывать исподтишка и молчать. Наверно, бывшая жена заметила свое сходство с этой пожилой дамой на метле, вот и подарила ее, когда последний раз приезжала в Москву.
Оранжевая «Ауди» остановилась. Из нее выскочила высокая девица. Накинула рыжую дубленку и помахала Родиону рукой. Потом забежала за бампер свой машины, присела. С минуту фары «Форда» освещали только лохматый затылок. С запозданием Щерба сообразил, что девушка вышла, чтобы справить малую нужду.
Ничуть не стесняясь, незнакомка выпрямилась, поправила одежду и подошла к Родиону.
- Привет! Прости за непотребство!
Голос у девицы был низким, точно гудение паровой турбины, и, как ни странно, приятным. Толстые, словно у Петрушки, губы, судя по складочкам в уголках рта, часто растягивались в улыбке. Маленькие глазки, широкий нос, короткие светлые волосы – ее сложно было назвать красавицей, но Родион хорошо знал такой тип женщин. Они обладали способностью заполнять все вокруг теплом, на которое, словно комарье в залитую светом комнату, слетались толпы мужиков.
- Ничего. Всегда пожалуйста.
- Заглянешь ко мне? Обещаю полстакана кофе и бутерброд с ветчиной, – Сказала и пошла. Даже не оглянулась проверить, идет ли Щерба следом.
- А как же машина?
- Пять минут ничего не изменят! – Она уже садилась в «Ауди».
В дорогом салоне, обитом коричневой кожей, уютно пахло кофе и тревожно – духами. Их острый аромат заставлял думать о галлюциногенных грибах. Под лобовым стеклом валялся включенный Айпад. Девушка-Петрушка коротала время в пробке, читая Чака Паланика.
- Что ты там видел? – она протянула Родиону металлическую крышку от термоса с остывшим кофе и бутерброд с тонким куском бледно-розовой ветчины.
- Наверху? – Щерба не удержался и засунул его целиком в рот. Отхлебнул кофе, слегка поморщился – напиток оказался несладким.
- Да, я наблюдала за тобой. Такое выражение лица у мужчины бывает, когда у него угнали автомобиль или увели жену.
- Или обломали с поздним ужином.
Он постарался уложиться в минимум слов. Ему казалось, так его рассказ вызовет меньше вопросов. Но Щерба ошибался.
- Подожди, какая Ярославка? Какая Ленинградка? Мы же на М4! Под Ростовым. Конечно, там поля кругом.
- Под Ростовым, значит?
- Ну да!
- И часто там такие пробки?
Хозяйка «Ауди» сложила толстые губы дудочкой и по-детски шмыгнула носом.
- Может, дорогу ремонтируют?
- Издеваешься?
- Черт, что же это тогда за место? Чистилище? Ад?
- Никогда не думал, что на том свете так хочется жрать!
- Извини, бутербродов больше нет.
- Ничего.
Он допил остатки кофе и поставил крышу рядом с Айпадом.
- А зачем ты ехала в Ростов?
От этого вопроса женщина разом погасла и стала отчаянно некрасивой.
- Чтобы опознать тело. Тело мужа…
- Ты серьезно?
- Да. Он пропал полтора месяца назад. Уехал в командировку и с концами. А вчера вот из милиции позвонили…
Владелица машины всхлипнула и погрузилась в воспоминания.
Их браку не так давно исполнилось четыре года. За это время мужчина успел вырасти из рядового менеджера в директора по развитию крупного чайного ходинга, женщина – поправиться на восемь килограмм и сделать три аборта.
- Некоторые люди живут, как кошка с собакой, мы жили – точно чага с березой. Чагой, конечно, был Вадик. Знаешь, он незаметно так превратил меня в свою гувернантку, секретаршу, личного помощника и дежурную жилетку. Станет ему плохо – будь добра, Лера, подставь плечо для мудовых рыданий. Приспичило осилить пару книжек по работе – прочитай, дорогая, и сделай выжимку на три страницы. Нужно подготовить доклад для дирекции – кто пишет текст? Без вариантов! Мне-то дуре казалось, это любовь! А это был всего лишь уродливый симбиоз, - Лера поморщилась. - Любовь означает симметрию. Правильно? В симбиозе же всегда один паразит, а другой хозяин.
Момент истины случился внезапно, как случается отравление ядовитыми грибами. Супруги отправились на пару дней в загородный пансионат, и женщина вдруг обнаружила, что не взяла противозачаточные таблетки. Их нужно было пить в одно и то же время каждый день.
- Он знал! Я все объяснила, просила Вадика не… ну в общем понимаешь. Только ему было плевать. Что значили мои уговоры рядом с его «хочу»? Короче, забеременела я. Пришлось аборт делать. Меня предупреждали, что не стоит, не девочка уже, но Вадик не хотел даже слышать про ребенка. А теперь вот не знаю, смогу ли еще когда-нибудь родить…
О разводе она заговорила перед отъездом мужа по делам в Краснодар. Супруг, интуитивно понимая, что теряет буксир, тянувший его вверх по карьерной лестнице, поднял крик. Потом коротко двинул жену кулаком в живот, собрал вещи и ушел. Через неделю женщине позвонила незнакомая девица.
- Начала орать в трубку, что я прячу Вадика. Представляешь, все это время у него была любовница! Он говорил мне: «Еду на две недели», сам же возвращался через несколько дней и жил у нее. А тут вдруг раз, и не вернулся, - Лера усмехнулась с внезапно проснувшимся злорадством. - Ни к ней, ни ко мне, ни на работу. Вчера меня пригласили на опознание. Говорят, ншли тело. В кювете на подъездах к Ростову. Череп проломлен. Наверное, из-за машины – она пропала. Я обещала к утру быть в морге…
- Может, это не он?
- Может. Все может быть. Ладно, пора двигаться.
- Подожди, - Родион уже открыл дверь, но одна странная, граничащая с бредом, мысль заставила его задержаться. – А раньше, еще до пробки, ты не хотела ехать вечно? Ну, чтобы дорога никогда не заканчивалась? И тебе не нужно было присутствовать на опознании?
Женщина прищурилась, словно в лицо ей подул сухой ветер, и едва слышно ответила.
- Хотела. Хотела ехать по кругу. Сквозь ночь.
***
Два раза - случайность, три – закономерность.
Три человека в одно и то же время мечтали никогда не добраться до пункта назначения. Они не могли себе позволить отказаться от поездки, поэтому спрятались в детское желание находиться в дороге как можно дольше. Неужели, это могло стать причиной транспортного апокалипсиса? У Щербы от волнения взмокли ладони. Невероятно! Слишком смахивает на дурацкий сон!
Водительская дверь резко распахнулась, и в салон машины ворвался грохот брани.
- Совсем охренела, стерва! – хрипло орал незнакомый мужик. – Встала в раскоряку – нормальным людям не проехать! Курица! Натрахала себе тачку, а водить не научилась!
Щерба выскочил из машины, обогнул капот и подлетел к скандалисту. Тот оказался одного с ним роста, но куда шире в плечах. Мутные, словно залитые парафином, глаза, растрепанные усы и синеватая щетина на щеках. От мужика пахло немытым телом и машинным маслом. «Дальнобойщик», - успел подумать Родион, прежде чем схватил его за грудки и прижал к машине.
- Быстро соображай. Вечером, до того как попал в эту пробку, ты хотел, чтобы дорога не кончалась? Ну?
Контраст между тоном и смыслом сказанного заставил мужика оторопеть. Он, точно престарелый Пентиум, медленно переваривал вопрос, пытаясь понять, что от него хочет этот сопляк-студентик? Наконец, стряхнул с себя его руки, промычал что-то нечленораздельное и пошел прочь.
На Родиона же накатила пьяная муть. Он побрел вдоль пробки, проваливаясь в серый творог из грязи и снега. Подходил к чужим машинам, стучал в окна, и задавал одни и те же вопросы: «Какой это город? Куда вы направлялись? А вам хотелось никогда туда не приезжать? Ну, вспомните же! Это важно!»
Одни его посылали, другие таращили глаза и растерянно кивали. Да, действительно, было. А откуда…
Не важно.
А что тогда важно? Щерба умножал два на два, и результат ему хронически не нравился. В автомобильной гусенице стояли люди из разных городов: Москвы, Питера, Самары, Смоленска, Костромы… Все угодившие в ловушку попали сюда не случайно - они сами этого хотели. Посылали запросы мирозданию, уверенные, что реакции не будет. А вот, пожалуйста – получите под расписку. Мечтали спрятаться от того, что ждет впереди - стойте теперь в заснеженной кишке, зажатой с двух сторон скользкими откосами. Можно, конечно, бросить машину и пойти пешком. Но дураков нет. По каким потом штрафстоянкам адского ГАИ ее искать? Поэтому все пленники дорожного капкана будут сидеть за рулем до последнего. Пока останется бензин. Пока не заглохнет двигатель. Пока не онемеют от холода руки и ноги.
Щерба поискал взглядом свой потертый «Форд». Почувствовал прилив тепла, как при виде родительского дома. Автомобиль стоял неподалеку, преградив путь «Мерседесу» владельца полиграфического комбината и всей остальной колонне. Родион побрел к своей машине, но на полпути остановился. Запрокинул голову и посмотрел в глухую черноту зимнего неба.
- Але! Дальше-то что? – заорал он. – На хрена тебе это надо?
- Не ответит! – печально сообщил кто-то сверху.
Родион резко оглянулся. За ним стояла фура. С высоты ее кабины на Щербу смотрел тот самый мужик, что скандалил возле «Ауди». Кажется, он уже не переживал по поводу вынужденной остановки. Просто сидел и задумчиво курил в открытое окно.
- Спит он давно, чтобы с нами разговаривать, - дальнобойщик затянулся. – А ведь я, и, правда, домой не хотел. Это ты точно угадал. У меня сын… того, больной. ДЦП, вот. Жена только вокруг него и вьется. Ни о чем другом думать не может.
- И сколько ему лет? – машинально спросил Родион.
- Пять почти. Я специально стал браться за дальние рейсы. Чтобы денег получать побольше, а дома бывать поменьше, – мужик швырнул окурок на дорогу и добавил с нажимом. – В наказание это нам. За малодушие. Будем стоять пока не сдохнем!
«Почти пять лет, – повторил про себя Щерба. - Пять лет ему не хочется возвращаться домой. Но в пробку он угодил именно сейчас. Почему? Потому что вместе с ним того же захотели еще тысячи людей? Звезды неудачно стали? Или никакой закономерности нет? Может, он, Родион, все придумал. Притянул за уши. Люди постоянно хотят от чего-то спрятаться. Спроси их в каждый отдельный момент жизни, и они обязательно вспомнят, как боялись неприятной встречи и лелеяли надежду ее избежать».
- От чешет! – снова подал голос дальнобойщик, - Девчонка что ли?
Щерба увидел ее чуть позже своего собеседника. Она неслась против потока машин. Угловатые движения, ножки-палочки в массивных кроссовках, вязаная шапка с двумя кисточками, взлетавшими при каждом прыжке – девчонка еще не вышла из возраста гадкого утенка. Или только-только в него вошла. Родион разглядел зареванное личико, исполосованное подтеками туши, и побелевшие губы. Напугал кто-то? Обидел? Когда бегунья оказалась в паре шагов, он вскинул руку и поймал ее за талию.
- Пустите! – пискнула она.
- Тихо, тихо! Что случилось? От кого бежишь?
- Вам то что? Мне надо!
- Эй, я же помочь хочу! – ему пришлось покрепче ухватить ее за короткую дутую куртку, - Тебя как зовут?
- Васька, - она испуганно посмотрела в лицо Родиона, сложила рот чемоданчиком и заревела.
- Как-как?
- Васкааааа! Василиса!
- Вот что, Василиса, пойдем в машину. Успокоишься, согреешься…
- Нет! – девчонка попыталась вырваться. – Не пойду!
- Боишься что ли?
- Я не маленькая! Знаю, для чего в машину зовут!
Из-за индейской раскраски, оставленной раскисшей тушью, разглядеть ее лицо было невозможно. Чистым остался только круглый подбородок с ямочкой. Подбородку очень шло имя Васька.
- Хорошо, пойдем не ко мне, а к моей подруге. Ага? Ты у нее согреешься, а потом дальше побежишь.
Проходя мимо «Мерседеса», Щерба попросил Николая снова сесть за руль «Форда». Не молодая, но все еще миловидная жена бизнесмена с легким осуждением уставилась на Родиона и его спутницу. Однако возражать не стала.
У Леры в машине на полную мощность орала музыка. Салон «Ауди» вздрагивал под рваный ритм джаза. Саксофон плел сложное соло, от которого Родиону снова захотелось есть. Не смотря на рев колонок, женщина клевала носом. Появление Щербы она встретила с облегчением – хоть какой-то шанс не уснуть.
- Ну, так что с тобой стряслось? – спросил Родион, наблюдая, как Василиса на заднем сиденье вытирает лицо влажной салфеткой, выданной Лерой. Сам Щерба, чтобы не нервировать девчонку, сел вперед.
- Сбежала.
- От кого?
- От друзей. Ну, то есть, друзей моего парня.
- У тебя есть парень? – Лера с сомнением разглядывала детское лицо. На вид девочке не было и четырнадцати.
- Да! – вскинула она подбородок с ямочкой. – Не верите?
- Верим! – ответил за Леру Родион. – Только чего ты от них убегала-то?
- Они, они… - ее губы снова попытались сложиться чемоданом. – Дядю Пашу хотят убить.
Слова лились из девочки, словно молоко из забытой на плите кастрюли. Щерба слушал и пытался уловить то, что скрывалось за сбивчивым рассказом подростка.
Она жила с ощущением пропасти за спиной. Пропасть ползла попятам, съедая всего, чего касались Васькины ноги. Приходилось то и дело ускорять шаг, чтобы не провалиться в прожорливую дыру. По ночам ей снились кошмары. Гулкие мосты складывались под девочкой детским конструктором, увлекая в ледяную воду зимней реки, пожарные лестницы рассыпались под пальцами в ржавый порошок.
Дядя Паша, мамин муж, умел бороться со странным страхом приемной дочери. Нет, о самом страхе он не знал, но рядом с отчимом пропасть вела себя прилично и переставала преследовать Василису.
Мама вышла второй раз замуж, когда дочери было одиннадцать. Немолодой, хмурый мужчина привез их в свою трехкомнатную «сталинку», больше смахивающую на магазин антикварных часов. Дядя Паша был коллекционером. В его «трешке» никогда не наступала даже относительная тишина. Квартира тикала, бренчала, тренькала и каждый час взрывалась мелодичным и не очень перезвоном.
Васька подолгу зависала над чуднЫми экспонатами. Она ждала, когда короткая стрелка на пожелтевшем циферблате аккуратного домика сделает круг, и из-за дверцы выглянет потрепанное чучело кукушки. Или водила пальцем по сложному узору малахитового корпуса, целиком выпиленного из полудрагоценного камня. Или наблюдала за танцем наряженных в старинные платья человечков на крохотной сцене часов-театра. Но главное сокровище коллекции отчима хранилось в сейфе, спрятанном в стене за портретом Шекспира. В круглых часах с цепочкой на первый взгляд не было ничего особенного. Разве что готическая подпись женевского мастера Mole на корпусе. Но стоило поднять крышку, как коллекционный экспонат открывал свою тайну – ажурный механизм из золота.
Каждое колесико, каждая шестеренка была покрыта тончайшим орнаментом, превращавшим металл в кружево. Казалось невероятным, что такой узор могли нанести грубые человеческие руки. Васька представляла крошечных фей, которые по приказу старого часовщика рисовали на золоте волшебные цветы тонкими иголочками.
- Эта безделица стоит, как наша квартира! – сказал однажды дядя Паша.
- Так продайте их! – тут же предложила Васька. – Деньги в акции вложим, будем на проценты жить.
- Смотри, какая бизнес-вумен, - глаза отчима весело блеснули за очками в стальной оправе, - Ты хоть знаешь, кому принадлежали эти часы? Кронпринцу Австро-Венгерской империи Рудольфу Габсбурскому. Они лежали в его кармане в ту ночь, когда наследник трона покончил с собой вместе с восемнадцатилетней Марией Вечерой.
История двойного самоубийства вызвала в Васькиной душе сладкое томление. Взрослый мужчина и совсем юная девица в охотничьем домике. Он стреляет в нее, а потом кладет на свою кровать, рассыпав по подушке темные волосы. Ах да, была еще роза. Когда слуги ворвались в покои принца, на груди мертвой Марии лежала бордовая роза.
Мир дяди Паши был так плотно заполнен старинными вещами и странными историями, что Васькиной пропасти не осталось в нем места. Собиратель часов и сам был размеренно надежен, словно изделия швейцарских мастеров. И так же точен.
В отличие от Васькиной матери.
Та жила мимо времени. Или вопреки ему. Она могла на две недели уйти в депрессию, лечь на диван и пересмотреть три сезона доктора Хауса. Благо работа позволяла – женщина была риэлтором. Талантливым риэлтором. Комиссия от каждой проданной ею квартиры давала возможность бить баклуши как минимум пару месяцев. Чем Васькина мама не упускала случая воспользоваться. Она переставала заниматься уборкой, готовить еду и интересоваться делами дочери. Василиса жарила яичницу и варила покупные пельмени. По ночам она забивалась с книжкой в гнездо из пахнущего жиром одеяла и засаленных подушек. Ей казалось, что так пропасть не сможет до нее добраться.
Это продолжалось, пока не появился дядя Паша. В его квартире не замечать времени было невозможно. Тиканье часов задавало четкий ритм жизни всех ее обитателей. В одиннадцать лет Васька обнаружила, что обедать надо сразу после школы, а ложиться в постель не позже десяти вечера. Воскресные дни заполнились походами в кино и лыжными прогулками. Несделанные уроки перестали висеть дамокловым мечом над вихрастой головой девочки, и учителя наконец-то начали одобрительно говорить в ее адрес: «Взялась за ум».
Пропасть снова напомнила о себе, когда появился Ромашка. Он подошел к Ваське после уроков. Высокий, в спортивной куртке, совсем взрослый. Подмигнул и предложил подвезти на своем мотоцикле до дома. Васька округлила глаза, представив, какой фурор вызовет среди подружек ее появление за спиной этого парня, и, разумеется, согласилась.
Всю следующую неделю Ромашка ждал девочку у ворот школы. Катал на своем блестящем звере и даже разок сводил в Макдональдс. Он говорил, что влюбился с первого взгляда и не может дождаться, когда ей исполниться шестнадцать. Васька слушала, прикладывала холодные ладошки к пылающим щекам и чувствовала дыхание знакомой пропасти. Или, кажется, уже падала в нее. Ах, это было совсем не страшно! Словно полет Алисы сквозь кроличью нору.
Дядя Паша не смог разделить восторга приемной дочери. Едва он узнал, что вокруг нее вертится двадцатилетний парень, как Васька была посажена под домашний арест. Теперь ее провожал и встречал с уроков водитель отчима. Слезы и уговоры не помогали. Если дядя Паша говорил «нет» своим особым голосом, это означало, что нужно смириться. Но Васька смиряться не хотела.
- Я позвонила Ромашке из школы. Он приехал за мной на большой перемене. Забрал и отвез к себе. Я сказала ему, что мы всегда можем покончить с собой, как Рудольф и Мария. Ромашка согласился, но сначала предложил попробовать поговорить с дядей Пашей, рассказать про нашу любовь и все такое. А еще он пригласил меня на новый год к друзьям на дачу. Дача – это же почти охотничий домик, да?
Лера выругалась сквозь зубы, Родин попытался изобразить на лице понимание.
- Ромашка попросил у меня ключ от нашей квартиры. Ну не на улице же о таких вещах разговаривать. Я ему объяснила, как отключить сигнализацию. Он должен был сегодня прийти к нам домой и ждать отчима. Мама уехала к бабушке в Волгоград, а дядя Паша вернется около одиннадцати – у него на работе Новый год отмечают.
- А ты поехала на дачу с его друзьями? – уточнила Лера.
- Да, – у девочки дрогнул подбородок. – Они оказались такие противные. Совсем не похожи на Ромашку. Один даже под юбку ко мне полез. А еще эти парни говорили о коллекции…
- Твоего отчима?
- Да. Спрашивали меня, какие часы самые дорогие? Они… они…
- Ясно, – Родион почувствовал, что девочка готова снова разрыдаться. – Я тебя понял. Ромашка не собирался разговаривать с отчимом. Так? Парень решил его ограбить. Для этого он с тобой и познакомился.
Васька согласно шмыгнула носом. Живущая в ней романтическая дурочка все еще не желала верить отвратительной правде.
- Только с чего ты решила, что он хочет его убить?
- Разговор слышала. На заправке. Карп, друг Ромашки, говорил второму, что нужно идти ва-банк. Говорил, такого шанса больше не будет… Надо брать все… А потом мочить старика и девчонку, то есть дядю Пашу и меня… Мы милицию на них наведем… Они думали, я в туалете, а я за машиной стояла…
- Ты поэтому сбежала?
- Да. Когда мы в пробку попали. Открыла дверь и выпрыгнула из машины. Карп гнался за мной, а потом отстал, - Васька громко икнула. – А дайте мне телефон. Дядю Пашу предупредить. Ну, пожалуйся, а? Мой разрядился.
Щерба с Лерой переглянулись.
- Ты разве не знаешь? – Родион с сочувствием смотрел на несчастного ребенка, обманутого взрослым отморозком. – Здесь нет связи.
- Ни у кого?
- Ни у кого.
- Тогда я должна бежать! Мы ведь недалеко уехали. До проспекта Сталеваров километра два. Правда? Там я мотор поймаю. У меня есть сто рублей. Этого хватит, чтобы до дома добраться.
Проспект Сталеваров, сто рублей на мотор – девочка попала сюда из какого угодно города, только не из Москвы. Щерба попытался говорить мягко.
- Василиса, ты знаешь, сколько сейчас время?
- Конечно! Я постоянно на часы смотрела. Почти десять. Еще можно успеть…
- Сейчас три часа ночи.
- Нет! – девочка неловко улыбнулась, словно Родион неудачно пошутил, - Без пятнадцати десять! Вот.
Она сунула Щербе под нос тонкое запястье, перехваченное ремешком часов. Короткая стрелка на циферблате с золотым ободком мелено ползла к десяти.
- Елки зеленые! Этого не может…
- Может, - женщина уставилась на Щербу с таким видом, как будто только что открыла в себе способность видеть предметы насквозь. – У нее время идет по-другому. Наверное, потому, что она бежит против потока. Из будущего в прошлое.
- Отличная версия! Сценаристы «Полтергейста» будут плакать от зависти. Предлагаю вариант попроще. Она попала сюда из другого часового пояса.
- Смеешься? Это из Америки что ли? Где сейчас десять часов вечера? Уж точно не в Петропавловске-Камчатском!
Правда, где? Чтобы узнать ответ, Родион повернулся к девочке. Но его обдало волной холодного воздуха. Задняя дверь машины хлопнула, сиденье опустело. Васька умчалась спасать отчима.
***
Щерба не стал ее догонять. Кто знает, может, девчонке одной суждено вырваться из этой западни. Может, выход не в конце, а в начале пробки, там же, где и вход. В любом случае, он не в силах ничем помочь, поэтому лучше не мешать.
Среди машин начали возникать одинокие фигуры. Измученные люди бросали свои автомобили и брели вдоль колонны. Мимо окон «Ауди» проплыла чья-то красная «аляска», следом проковыляла черная дубленка.
- Бензин кончился или аккумулятор сел, - прокомментировала Лера.
- Или нервы сдали. Не хочешь присоединиться?
- Думаешь, я два года пахала на эту тачку, чтобы просто так ее бросить? – От недосыпа лицо женщины слегка припухло, и она стала похожа на Караченцева в молодости. – Нет уж! А потом из обуви у меня только осенние сапоги. Что-то не хочется повторять подвиг Маресьева.
- Тогда я пойду к себе. Пока жена моего добровольного помощника не вручила нам ноту протеста.
Снаружи похолодало. Снег закончился, и небо перестало быть кромешно черным. Оно обрело тот густой цвет, какой никогда не увидишь над городом. Уличные фонари и неоновая реклама делают купол над головой белесым, словно в банку с краской плеснули стакан молока. И только вдали от мегаполисов небо становиться по-настоящему синим. Таким глубоким и чистым, что слово «дауншифтинг» перестает быть синонимом сумасбродства.
Родион постоял немного, как будто пропуская «Ауди», и вдруг сорвался с места. Пересек дорогу, одним прыжком перемахнул через низкое ограждение и пополз по откосу вверх.
Быстрее, быстрее. Главное – не задумываться и не оглядываться. Сзади обиженно загудел «Форд». Это Николай в растерянности сигналил его потерявшему совесть владельцу. Но Щерба претворился глухим. Он на одном дыхании взобрался на склон, лишь слабо удивившись, что на этот раз подъем дался гораздо легче.
Там, наверху, ничего не изменилось. Только пропала густая снежная завеса, и стала видна черная полоска леса у горизонта. Щерба сделал в его сторону пару шагов и утонул в сугробе по середину голени. Ничего. Не страшно. Идти можно. Он бросил последний взгляд на шумевшую внизу трассу. Сияющая оранжевыми огнями змея казалась лишней среди молчаливых просторов. Словно кто-то вырезал ее по контуру и приклеил на фотографию заснеженного поля.
- По контуру. Вырезал по контуру, - вслух повторил Родион. – Надо разорвать контур…
Щерба развернулся и решительно зашагал к лесу.
***
Морозный воздух пах костром. Так бывает, когда красный столбик термометра опускается ниже минус восьми. Щерба заметил это еще в детстве, распахивая зимним утром дверь подъезда. Иногда заснеженная улица встречала его ароматом березовых поленьев, иногда, в особенно холодные дни – терпким духом полыхающей сосны. Но сейчас, шагая по ночному полю, Родион ощущал не столько запах горящего дерева, сколько… жареной колбасы?
Путник повел носом. Не мерещится ли? Обостренное голодом воображение нарисовало ноздрястые красно-коричневые кружки на обугленных палочках. Языки костра жадно слизывали прозрачные капельки жира. Колбаса сердилась, шипела и просилась на кусок черного хлеба…
Гул трассы за спиной постепенно стих. Оглянувшись в очередной раз, Щерба не обнаружил золотистого свечения, отмечавшего транспортную артерию. Дорога исчезла вместе с бесконечной пробкой. Остались только поля, снег и лес на горизонте.
И все-таки, почему колбаса? Уж если мечтать, то, как минимум, о шашлыке или свиной отбивной! Родион остановился, надеясь отыскать ведущую в лес тропинку, и внезапно присвистнул. Среди деревьев подрагивал огонек. Там, впереди, кто-то жег костер.
И жарил колбасу!
Спустя минут десять он вышел на круглую поляну, посреди которой и впрямь танцевало оранжевое пламя. Рядом, в кресле-качалке, протянув к огню ноги в вязаных носках, сидела ведьма.
Родион зачерпнул горсть колючего снега и протер лицо. Носатая старуха в остроконечной шляпе никуда не исчезла. Только повернула к нему большую голову и дружелюбно скрипнула:
- Дошел-таки. Молодец, Родион Иннокентьевич. Ну не стой байбаком. Иди погрейся. Грай, - обратилась ведьма к человеку, которого Щерба поначалу не заметил. – Плесни гостю пунша. Ты не забыл бросить туда смородинового листа? А мне сахарку положи, я люблю сладенькое.
Смуглый верзила с одной беспрерывной бровью от виска до виска протянул Родиону кружку темного напитка. Щерба про себя окрестил великана грузинским князем, который по случаю кануна Нового года нарядился Кожаным Чулком. Примерно так представлялся Родиону костюм героя Купера - короткая куртка из оленьего меха, кожные штаны и песцовая шапка с хвостом до лопаток.
- Ты ботинки-то сними и ноги посуши, - посоветовал Грай глухим, словно рокот лавины, голосом.
Сам он в это время колдовал над огнем, переворачивая на прокопченной решетке румяные сосиски. Если считать их зародышами колбасы, то Щерба не ошибся с источником запаха. Зародыши шипели, попискивали и покрывались пузырьками, полными горячего сока.
Сев на ствол недавно спиленной сосны, Родион поставил рядом кружку с обжигающим напитком и начал развязывать шнурки. Поднять голову его заставили полупрозрачные круглые тени, плывшие по снегу.
Над поляной покачивались мыльные пузыри. Большие. Размером с голову младенца. В их радужной поверхности отражались ели в белых шубах, языки пламени и перекошенная физиономия Щербы. В следующую секунду радужные оболочки помутнели, и заледеневшие шары упали на утоптанный снег. «Бррамм! Ббррамм! Бррам!» - издали они, умирая, тихий звон.
- Ну-ну, Тихе, хватит пугать гостя! – строго проскрипела ведьма.
В ответ темнота за пределами освещенного круга недовольно шевельнулась. Родион прищурился и вмиг забыл о мыльных пузырях, шнурках и пунше. Это существо можно было назвать гигантским котом с головой енота. Или хвостатым гиппопотамом, поросшим шерстью. Или огромной желтоглазой мышью, решившей развлечься, пуская мыльные пузыри. Нет. Ни одно сравнение не казалось точным. Разинув рот, словно пятилетний пацан, Родион смотрел на обитателя очень странного сна.
Фантазию подвыпившего художника.
Игру одичавшего воображения.
Тот, кого ведьма назвала Тихе, взмахнул черными крыльями и оторвался на метр от насиженной коряги. «Приплыли! – подумал Щерба. – Я сошел с ума. Сейчас проснусь и обнаружу себя привязанным к койке где-нибудь в Кащенко. А рядом небритого медбрата со шприцем аминазина».
- Почему чуть что, люди начинают сомневаться в своем умственном здоровье? – в голосе Тихе мяукал десяток котят и шипел клубок змей. Ничего подобного Щербе слышать не доводилось. – В твоем роду были сумасшедшие?
- Вроде, нет, - выдавил он.
- Ты слышишь голоса?
- Нет!
- Видишь умерших родственников?
- Нет!
- Тогда не морочь мне голову!
Тихе грузно приземлился на свою корягу. Затем сделал быстрое движение короткой лапой, и в его когтях возникла баночка мыльных пузырей. Через несколько секунда на волю вырвалась еще порция зыбких дирижаблей. В каждом из них вспыхнул желтый глаз со змеиным зрачком. Глаза заморгали и сердито уставились на Родиона.
- Жизнь людей, Тихе – это узкая траншея со скользкими стенками, - вздохнула ведьма и почесала сухой лапкой бородавчатый нос. – Как ты понимаешь, в ней жутко однообразный пейзаж. Все непонятное и непривычное кажется бредом безумца. Но вы молодец, Родион Иннокентьевич. Сумели выбраться из своей траншеи, избавили нас от скучной и неприятной работы – сами разрушили цигельтод.
- Простите, что я разрушил?
- Цигельтод. Пространственно-временную аномалию, порожденную совпадением более чем у сотни людей деструктивных желаний, - проклокотал Тихе.
- То есть глупых, бессмысленных желаний, - ведьма развернулась в кресле и уселась лицом к Родиону, подобрав под себя одну ногу. – Люди иногда хотят таких странных вещей! Например, спрятаться о всего мира на необитаемом острове. Или, упаси Боже, смерти близких. Да, да, матери хотят смерти плаксивых чад, дети – строгих родителей, братья – вредных сестер, сестры – противных братьев. Не со зла, а по незнанию основ мироустройства. Цигельтоды возникают сплошь и рядом. Чаще, чем вы думаете, где бы раздобыть денег для своего журнала.
- Откуда вы столько про меня знаете?
- Ох, это совсем не интересно! – махнула ведьма рукой и начала молодеть на глазах. Секунда, другая, и Родион обнаружил, что у костра греется его бывшая жена.
- Кира?
Но нет. Лицо ведьмы снова поплыло, точно кусок пластилина на горячей батарее, и Кира превратилась в незнакомую женщину. Темноволосую, красивую, с соболиными бровями. Она, точно сестра, походила на хлопочущего у костра Грая.
- Кто вы?
Троица переглянулась.
- Нам давно не приходилось отвечать на этот вопрос, - наконец заговорил Грай. Он успел выложить все сосиски на огромное деревянное блюдо и теперь обкладывал их пучками слегка подвявшей петрушки.- Мы те, кто следит, чтобы цигельтодов не становилось слишком много. Люди редко догадываются пересечь границу ловушки, поэтому приходится им помогать. Это Ананке, куратор Неотвратимости, - кивнул он на помолодевшую ведьму. – Тихе – главный по Случайностям.
- И Грай – ответственный за Предназначение, – улыбнулась Ананке. – Если тебя не смущает слово «боги», можешь использовать его.
- Вы боги? – Родион взял кружку с остывшим пуншем и осушил ее одним глотком.
- Это всего лишь слово. Радуйся! Ты сегодня герой. Пересек границу цигельтода, отправил всех, кто стоял в пробке, по домам. Завтра они и не вспомнят о своем приключении. Так что тебе полагается…
- Сосиска! – Тихе взмыл в воздух, подхватил блюдо и завис рядом с оторопевшим Родионом, - Ты имеешь право на одно желание. Бери сосиску и загадывай.
От желтоглазой мыши с крыльями пахло черникой.
- Все, что угодно?
- Не совсем. Только то, что имеет хотя бы малейший шанс сбыться, - уточнила Ананке. – Например, ты не можешь просить нас вылечить ребенка от ДЦП. Это невозможно. Так же как воскресить мертвеца с проломленным черепом или сделать тебя Гарри Поттером.
- Но ты можешь попросить спасти твой журнал! – крылатое божество широко улыбнулось.
- Или вернуть жену, - заметил Грай.
Рука человека зависла над блюдом с сосисками.
- Это журнал, - Тихе указал загнутым когтем на одну, чуть подгоревшую сбоку. – А это – Кира. Но, может, у тебя есть другие желания?
Взгляды бегемото-мыши и Родиона встретились.
- Нет, нет, нет! Не делай этого! – завопил Тихе и чуть не уронил блюдо. – Мы не благотворительная кантора. Второго желания не будет.
- Плевать! – засмеялся Щерба. – Где то, что мне нужно?
Какой смысл загадывать желание, которое и так может сбыться? Как они называют эту штуку? Цигельтод? У каждого цигельтода есть граница. Нужно только ее найти и пересечь – вытащить из ямы свой бизнес, помириться с партнерами, вернуть жену. Он сможет. А не сможет – так тому и быть.
Три пары глаз, много чего повидавшие за тысячи лет, наблюдали, как человек взял хорошо прожаренную сосиску и с аппетитом съел ее в два укуса.
***
Васька выскочила из машины без пяти минут десять. Она успела заметить сутулого мужчину, входившего в подъезд.
- Дядя Паша! – заорала Василиса. – Стой!
И бросилась следом.

© Любовь Романова

Да я тоже тебя люблю (пока его тут нет). © Монгол
Я трудный человек, но если вы рядом со мной, то и вы не простые люди.
Заказать перевод мода

LoveFlower002.png



  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов


Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых