Перейти к содержимому


Информация о статье

  • Добавлено:
  • Обновлено:
  • Просмотры: 733
  • |

 


* * * * *
0 Рейтинг

Тайна Принцессы Талары

Написано в Мар 16 2013 21:01

 Тайна Принцессы Талары

 Автор: Мера Лликит

 

Часть I

 

Шел 405 год 3-й Эпохи. Проходило празднование тысячелетия со дня основания Бретонского Королевства Камлорн. И широкие аллеи, и узкие улочки были украшены фиолетово-золотыми знаменами, однотонными и орнаментированными гербами королевской семьи или вассалов короля. На больших и маленьких площадях играли музыканты, на каждом углу стояли Редгарды укротители змей, акробаты Хаджиты, волшебники и не уступающие им в умении фокусники.

Марш Красоты привлек внимание большинства мужского населения Камлорна. Тысяча прекрасных девушек, одетых в яркие и соблазнительные костюмы, танцуя, шли по главной улице города от Храма Сетьет до Королевского дворца. Зрители толкались и почти сворачивали себе шеи, выбирая самых красивых девушек. Все знали, что они были проститутками, и после Марша и Праздника Цветов вечером они все были доступны для интимных утех.

Джина привлекала внимание многих. Ее прекрасное тело едва прикрывали тонкие полоски шелка, а солнечные локоны украшали лепестки цветов. Ей было уже под тридцать, и хотя она была не самой молодой проституткой, но самой желанной, это точно. По ее поведению было видно, что она привыкла к похотливым взглядам, хотя вид роскошного города явно не успел ей надоесть. По сравнению с нищим кварталом Даггерфолла, где она жила, Камлорн во время празднований был похож на город из сказки. Но что еще удивительнее, насколько знакомым тут все ей казалось, хотя она ни разу здесь не была.

Дочь короля Леди Джилия выехала верхом из ворот дворца и тут же прокляла свое невезение. Она совсем забыла о Марше Красоты. Потребовалось бы несколько часов ожидания, пока пройдет Марш, а она обещала навестить старую кормилицу Рамке в ее доме на юге города. Джилия задумалась на секунду, вспоминая план города, и придумала, как можно срезать дорогу, не выезжая на главную улицу.

Несколько минут она казалась себе очень сообразительной, пробираясь через узкие извилистые улочки, как вдруг она наткнулась на временные палатки и тенты, установленные для праздника, и ей пришлось искать новую дорогу. В следующую минуту она поняла, что заблудилась в городе, в котором провела почти всю свою жизнь.

Вдруг она увидела главную улицу, по которой все еще шел Марш Красоты. Надеясь, что это конец всем ее злоключениям, и страстно желая больше не теряться, Леди Джилия направилась прямо к фестивалю. Она не заметила укротителя змей на углу, и когда его подопечная зашипела и раздула капюшон, лошадь принцессы в страхе резко дернулась вперед.

Девушки на главной улице вскрикнули и отпрянули назад, но Леди Джилии быстро удалось успокоить лошадь. Она очень смутилась, что стала причиной всего этого спектакля. "Прошу прощения, девушки," сказала она, по-военному отдав им честь.

"Все в порядке, мадам," сказала блондинка в шелковом наряде. "Мы скоро уйдем с дороги и не будем вам мешать."

Девушки пошли дальше, а Джилия не могла отвести от них глаз. Когда она смотрела на ту проститутку, у нее возникло ощущение, что она смотрит в зеркало. Тот же возраст, рост, цвет волос, глаза, и фигура, практически такая же. Девушка в толпе обернулась. Казалось, она думала о том же.

Так и было. Старые ведьмы, которые иногда приходили в Даггерфолл, рассказывали о духах, которые принимали вид своей жертвы, таким образом предсказывая ее смерть. Однако, встреча не испугала Джину: для нее это стало еще одной знакомой чертой чужого города. К тому времени, как Марш подошел к воротам дворца, она совсем забыла о том, что произошло.

Проститутки с шумом зашли во двор, и сам король вышел на балкон, чтобы поприветствовать их. Рядом с ним стоял его телохранитель, скорее всего маг. Что касается самого короля, он был красивым человеком средних лет. Ничего особенного в его внешности не было, но Джина не могла отвести от него глаз. Может, она видела его во сне. Да, именно: должно быть, он пришел к ней во сне. Он стоял, как сейчас, выше нее и затем наклонился, чтобы поцеловать ее. Но при этом не было похоти, просто нежный родственный поцелуй.

"Милые девушки, вы наполнили сегодня улицы великого Камлорна своей красотой," начал король, и шепот и смех в толпе немедленно прекратились. Он гордо улыбнулся. Тут он встретился взглядом с Джиной и замолчал. Целую вечность они смотрели друг другу в глаза, пока Его Величество не оправился и не продолжил речь.

Позже, когда девушки отправились к своим палаткам, чтобы переодеться на вечер, одна из старых проституток подошла к Джине: "Ты видела, как на тебя смотрел король? Если у тебя есть мозги, ты сможешь стать новой королевской фавориткой еще до конца праздника."

"Я видела много похотливых взглядов, а в его глазах этого не было," засмеялась Джина. "Мне показалось, он принял меня за кого-то еще. Например, за ту женщину, что чуть не задавила нас. Наверное, она его родственница, и он решил, что она переоделась куртизанкой. Представляешь, какой скандал?"

Когда они подошли к палаткам, их встретил коренастый хорошо одетый юноша. Молодой человек представился Лордом Стрейлом, послом самого Императора, и их главным покровителем. Именно Стрейл нанял их, от лица Императора, в качестве подарка Королю и Королевству Камлорн.

"Марш Красоты - это только начало. Сегодня вечером состоится Праздник Цветов," сказал он. В отличие от короля он не должен был кричать, чтобы его услышали. Его голос и так был достаточно громким. "Каждая из вас должна выступить как можно лучше и оправдать все мои расходы. Теперь поторопитесь, вам нужно переодеться и быть у Скалы Кавильстир до заката."

Послу не о чем было волноваться. Все женщины знали свое дело, они были экспертами по одеванию и раздеванию. Слуга посла Гнорбут предложил девушкам свою помощь, но делать ему практически ничего не понадобилось. Их костюмы были сама простота: мягкие узкие полоски легкой ткани с отверстием посередине для головы. Даже пояс им был не нужен, их платья оставались открытыми сбоку, обнажая тело.

Поэтому задолго до того, как солнце село, проститутки, превратившиеся в танцовщиц, были уже у Скалы Кавильстир. Там был огромный широкий выступ, выходящий на море. В честь праздника везде были установлены пока еще не зажженные факелы и стояли прикрытые корзины. Зрители уже начинали приходить. Девушки собрались в центре выступа и ждали, пока наступит время танца.

Джина смотрела, как растет толпа, и совсем не удивилась, увидев женщину с Марша. Последняя направлялась к ней по руку с низенькой седой старушкой. Старушка что-то говорила, указывая на острова в море. Видно было, что незнакомка нервничала и не знала, с чего начать разговор. Джина привыкла иметь дело с клиентами, которые чувствовали себя неловко, поэтому она заговорила первая.

"Приятно видеть вас снова, мадам. Я Джина из Даггерфолла."

"Я рада, что вы не обижаетесь на меня из-за прост... то есть из-за лошади," засмеялась девушка с облегчением. "Я Леди Джилия Рейз, дочь короля."

"Мне всегда казалось, что дочерей короля называют принцессами," улыбнулась Джина.

"В Камлорне так называют только наследниц трона. У меня есть младший брат от новой жены моего отца, которого он больше любит," ответила Джилия. Она почувствовала легкое головокружение. Безумием было разговаривать о семейных делах с простой проституткой. "Кстати, касательно этой темы. Вы когда-нибудь слышали о принцессе Таларе?"

Джина задумалась: "Имя знакомое. А почему я должна о ней слышать?"

"Не знаю. Мне просто показалось, что вы узнаете это имя," вздохнула Леди Джилия. "Вы когда-нибудь раньше бывали в Камлорне?"

"Если и была, то только в раннем детстве," сказала Джина, и вдруг она почувствовала, что теперь настала ее очередь довериться незнакомке. Что-то в дружелюбной манере Леди Джилии тронуло ее душу. "Честно говоря, я совсем не помню первые восемь или девять лет моей жизни. Может, я приезжала сюда с родителями, кем бы они ни были, когда я была еще маленькой. Даже скорее всего. Понимаете, я не помню, чтобы когда-нибудь приезжала сюда, но все, что я здесь видела - город, вы, сам король, все кажется таким ... словно я уже была здесь, но давно."

Леди Джилия вскрикнула и сделала шаг назад. Она схватила за руку старушку, которая все еще смотрела на море и что-то шептала. Та удивленно посмотрела на Джилию, затем повернулась к Джине. В ее старых подслеповатых глазах что-то вспыхнуло и она что-то сказала. Джина же вздрогнула. Если король показался ей персонажем из сна, то эту женщину она точно знала.

"Прошу прощения," запинаясь произнесла Леди Джилия. "Это моя кормилица Рамке."

"Это она!" вскрикнула старушка, широко раскрыв глаза. Она попыталась броситься к Джине, вытянув руки вперед, но Джилия удержала ее. Джина внезапно почувствовала себя обнаженной и прижала руками платье к телу.

"Нет, ты ошиблась," прошептала Леди Джилия Рамке, удерживая старушку. "Принцесса Талара умерла, ты это знаешь. Не нужно было приводить тебя сюда. Идем домой." Она повернулась к Джине, ее глаза были полны слез. "Около двадцати лет назад была убита вся королевская семья Камлорна. Мой отец был Герцогом Олойна, братом короля, и он унаследовал трон. Простите, что побеспокоили вас. Доброй ночи."

Джина смотрела за Леди Джилией и старой кормилицей, пока они не исчезли в толпе. У нее было мало времени, чтобы обдумать то, что она услышала. Солнце уже садилось, и настала пора начинать Праздник Цветов. Двенадцать юношей в набедренных повязках и масках появились из темноты и зажгли факелы. В эту же секунду Джина вместе с остальными подбежала к корзинам и вытащила оттуда виноград и цветы.

Сначала девушки танцевали друг с другом, бросая лепестки на ветер. Затем к ним присоединились зрители. Это был безумный, но прекрасный хаос. Джина была похожа на дикую лесную нимфу. Вдруг она почувствовала, как чьи-то руки схватили ее сзади и толкнули.

Она не сразу успела осознать, что падает. Но когда она это поняла, она уже приближалась ко дну ста-футового ущелья. Она вытянула руки и схватилась за камни. Ее пальцы сорвались, и она почувствовала боль, но все-таки смогла удержаться. Несколько секунд она пыталась отдышаться. Затем она начала кричать.

Музыка слишком громко играла наверху: никто ее не слышал - она сама почти себя не слышала. Внизу бил прибой. Она сломала бы себе все кости, если упала бы. Она закрыла глаза, и ей явилось видение. Внизу стоял человек, Король Великой Мудрости, Великого Сострадания. Он смотрел на нее и улыбался. Маленькая озорная девчонка с золотыми волосами, ее лучшая подруга и кузина, сидела на скале рядом с ней.

"Секрет в том, что при падении нужно расслабить тело. И если повезет, тебе даже больно не будет," сказала девочка. Джина кивнула, вспоминая забытые было восемь лет тьмы. Пелена прошлого рассеялась.

Она отпустила руки и словно осенний лист стала падать вниз.

 

Часть II

 

Она ничего не чувствовала, тьма поглотила и ее тело, и ее разум. Боль пронзила ее ногу, а после появилось ощущение холодной воды. Она открыла глаза, и поняла, что тонет.

Ее левая нога совсем не двигалась, но, используя правую и обе руки, она старалась подняться на поверхность. Течение затрудняло плавание, затягивая ее все дальше. Наконец, она вынырнула и вдохнула холодный ночной воздух. Она была довольно близко от каменистого берега столицы королевства Камлорн, но течение унесло ее далеко от того места, где она упала в Кавилстир Рок.

Не упала, поправилась она. Ее столкнули.

Она позволила себе проплыть дальше по течению. Там крутые утесы стали покатыми и подходили прямо к воде. Впереди виднелись очертания большого дома, и когда она приблизилась, то смогла увидеть дым из трубы и зажженный огонь внутри. Нога болела ужасно, но ее гораздо больше мучил холод воды. При мысли о теплом огне очага она заставила себя плыть снова.

На берегу она попыталась встать, но так и не смогла. Ее слезы мешались с морской водой, когда она поползла по камням и песку. Простые белые одежды, ее костюм для Праздника Цветов, были изодраны, и тянули ее вниз, как свинец. Совершенно измученная, она упала и зарыдала.

"Пожалуйста!" крикнула она. "Если меня кто-нибудь слышит, помогите пожалуйста!"

Почти сразу же, дверь дома открылась и из него вышла женщина. Это был Рамке, старая дама, которую она встретила на Празднике Цветов. Та, которая самой первой закричала "Это она!", прежде чем она сама разобралась, кем была. Но сейчас, когда старушка подошла к ней, то не показала, что узнает ее.

"Смилуйся, Сетьет, неужели ты ранена?" прошептала Рамке, помогая ей подняться. "Я видела этот наряд раньше. Ты сегодня была среди танцовщиц на Празднике Цветов, верно? Я был там с Леди Джиллией Рейз, дочерью короля."

"Да, она познакомила нас," простонала она. "Я назвалась Джиной из Даггерфолла?"

"Конечно, ты сразу показалась мне знакомой," хихикнула старушка, и повела ее, прыгающую на одной ноге, к дому. "Память меня подводит. Тебе надо согреться, а еще мы займемся твоей ногой."

Рамке взяла мокрые лохмотья Джины и укрыла одеялом, а она села поближе к огню. Когда онемение от холодной воды начало исчезать, тем сильнее она чувствовала боль в ноге. До этого, она не отваживалась взглянуть на нее. А когда увидела, ее чуть не стошнило от вида глубокой раны и набухшей белой, уже омертвевшей плоти. Густая артериальная кровь текла на пол.

"О боже," сказала старушка, возвращаясь к очагу. "Как же должно быть больно. Тебе посчастливилось, что я еще помню некоторые исцеляющие заклинания."

Рамке села на пол и прижала руки к краям раны. Джина почувствовала резкую боль, а потом легкое пощипывание и покалывание. Когда она посмотрела вниз, Рамке медленно сводила свои морщинистые руки вместе. При их приближении рана залечивалась на глазах, плоть соединилась и ушибы исчезли.

"Святая Кинарет," выдохнула Джина. "Вы спасли мне жизнь."

"Да, а еще у тебя не будет шрама на этой красивой ножке," хихикнула Рамке. "Мне приходилось часто пользоваться этим заклинанием, когда Леди Джиллия была маленькой. Ты знаешь, я ведь была ее няней."

"Я знаю," улыбнулась Джина. "Но это было давно, а вы еще помните заклинание."

"Когда чему-то обучаешься, даже в Школе Исцеления, приходится много учить, но и ошибок много, зато когда доживаешь до моего возраста, нет нужды вспоминать. Ты просто знаешь. К тому же, мне приходилось им пользоваться не менее тысячи раз. Малышки Леди Джиллия и Принцесса Талара всегда где-то царапались, обо что-то ударялись. Неудивительно, они же по всему дворцу лазали."

Джина вздохнула. "Вы, должно быть, очень любите Леди Джиллию."

"Конечно," просияла Рамке. "Но теперь, она выросла, и все по другому. Знаешь, я этого не заметила раньше, ведь ты была такой вымокшей, но ты очень похожа на мою леди. Я не говорила об этом еще тогда, когда мы на Празднике встретились?"

"Говорили," ответила Джина. "Хотя, вроде бы, вы сказали, что я похожа на Принцессу Талару."

"Как было бы замечательно, если бы ты оказалась вернувшейся Принцессой," сказала старушка. "Знаешь, когда прежнюю королевскую семью убили, и все говорили, что принцесса тоже умерла, хотя ее тела так и не нашли, я думала что охотились тогда за Леди Джиллией. Ее сердечко не справлялось с этим, и поначалу казалось, что и ее разум тоже."

"О чем вы?" спросила Джина. "Что случилось?"

"Не знаю, стоит ли это рассказывать, но это довольно хорошо известно в Камлорне, а ты мне нравишься," сомневалась Рамке, но наконец решилась. "Понимаешь, Джиллия видела убийство. Я нашла ее потом, она пряталась в залитом кровью тронном зале, и была похожа на сломанную куклу. Она не говорила, ничего не ела. Я испробовала все исцеляющие заклинания, какие знала, но это было мне не по силам. Это уже не царапина на коленке. Ее отец, тогда бывший Герцогом Олойна, отправил ее в санаторий в деревне, чтобы она поправилась."

"Бедная малышка," заплакала Джина.

"Прошло много лет, прежде чем она стала такой, как была когда-то," кивнула Рамке. "По правде говоря, она до сих пор полностью не оправилась. Иначе почему ее отец, когда взошел на трон, не сделал ее своей наследницей? Он думал, что она еще несколько не в себе, и хотя я это отрицаю, он все же прав. Она ничего не помнила, совсем ничего."

"Вы думаете," осторожно спросила Джина. "Что она бы поправилась, если бы узнала, что ее кузина Принцесса Талара жива и здорова?"

Рамке подумала. "Возможно. А может быть, и нет. Иногда лучше распроститься с надеждой"

Джина встала, ее нога оказалась такой же здоровой, как и выглядела. Ее наряд высох, а Рамке дала ей плащ, настаивая, что ей будет холодно от ночного воздуха. Уходя, Джина поцеловала старушку в щеку и поблагодарила, не только за исцеление и плащ, но и за доброту.

Ближняя дорога к дому шла с севера на юг. Налево был путь обратно в Камлорн, к чьим тайнам у нее одной была разгадка. На юге был Даггерфолл, ее дом уже больше двадцати лет. Туда, к работе на улицах, она всегда могла вернуться. Немного подумав, она сделала выбор.

Она немного прошла, когда черная повозка с Имперским Знаком, запряженная тройкой лошадей, в сопровождении восьмерых всадников, пронеслась мимо. Прежде, чем она обогнуть лесок, она остановилась. Она узнала одного из солдат, Гнорбута, слугу Лорда Стрейла. Дверца открылась, и сам Лорд Стрейл, посол Императора, тот, кто нанял ее и остальных женщин развлекать двор, вышел из повозки.

"Ты!" насупился он. "Ты одна из проституток, верно? Это ты исчезла на Празднике Цветов? Джина, я прав?"

"Все это верно," кисло улыбнулась она. "Но я выяснила, что мое имя - не Джина."

"Мне до этого дела нет," сказал Лорд Стрейл. "Почему ты оказалась на южной дороге? Я заплатил тебе за развлечение королевства."

"Если я вернусь в Камлорн, многим было бы совсем не до развлечений."

"Объясни," приказал Лорд Стрейл.

Она так и сделала. А он слушал.

 

Часть III

 

 Гнорбут уже уходил из своего любимого трактира в Камлорне, "Сломанной Ветви", когда услышал, как кто-то окликает его по имени. Его имя нельзя было перепутать ни с чьим другим. Он обернулся и увидел Лорда Эрила, королевского боевого мага. Тот как раз шел по темной аллее.

"Милорд," - сказал Гнорбут с милой улыбкой.

"Я удивлен, что увидел тебя сегодня вечером, Гнорбут," - произнес Лорд Эрил с ухмылкой. "Я не видел тебя и твоего хозяина уже с самого празднования тысячелетия. Я полагаю, вы были очень заняты. И мне интересно, чем же вы были заняты."

"Защита императорских интересов в Камлорне - очень трудоемкое занятие, милорд. Но я не думаю, что вам будет интересно вникать в подробности жизни посла".

"Мне интересно", - сказал маг. "Особенно стало интересно после того, как посол стал вести себя загадочно и недипломатично. Кажется, после праздника цветов он привел одну из уличных девок к себе домой. Ее зовут Джина, не так ли?"

Гнорбут пожал плечами: "Он влюбился, милорд. А если вы знаете, когда человек влюбляется, он совершает довольно странные поступки".

"Она же самая обычная девушка", - засмеялся лорд Эрил. "Но ты заметил, как сильно она похожа на принцессу Талару?"

"Я живу в Камлорне только 15 лет, милорд. Я ни разу не видел ее высочество".

"Я бы понял, если бы он начал писать стихи, он же проводит все дни на кухне во дворце, разговаривая со старыми слугами. Что-то это не очень похоже на горячую страсть, даже исходя из моего скромного опыта", - Лорд Эрил закатил глаза. "И что это за дело, которым он сейчас занимается в - о, как же называется это деревня?"

"Умбингтон?" - сказал Гнорбут и сразу же пожалел об этом. Лорд Эрил был слишком хорошим актером, чтобы показать это, но Гнорбут был уверен, что боевой маг даже не знал, что Лорд Стрейл уехал из столицы. Необходимо было срочно уйти, чтобы рассказать все послу, но и игру эту нужно было довести до конца. "Он уезжает туда только завтра. Я думаю, это пустая формальность. Просто необходимо поставить императорскую печать на каком-то документе".

"И все? Ему будет очень скучно, я полагаю. Что ж, увидимся с ним, когда он вернется", - лорд Эрил слегка поклонился. "Спасибо за информацию. Всего доброго".

Как только королевский боевой маг завернул за угол, Гнорбут вскочил на своего коня. Возможно, он выпил пару рюмок лишнего, но ему было необходимо добраться до Умбингтона прежде, чем люди лорда Эрила сделают это. Он поскакал на восток от столицы, надеясь, что найдет дорогу по указателям.

Лорд Стрейл сидел в таверне, в которой пахло плесенью и протухшим пивом, и удивлялся, почему агент императора леди Бризиенна всегда выбирала такие людные места для самых тайных из встреч. В Умбингтоне как раз было время сбора урожая, поэтому все работники просаживали свой заработок в тавернах. Он подобрал подходящую одежду: грубые штаны и простая крестьянская куртка, но все равно ему казалось, что он бросается в глаза. По сравнению с двумя его спутницами, так оно и было. Женщина справа от него привыкла скитаться по трущобам Даггерфолла в облике обычной проститутки. Леди Бризиенна, слева от него, еще лучше вписывалась в окружающую обстановку.

"Как мне тебя называть?" - спросила леди Бризиенна.

"Я привыкла к имени Джина, хотя, может все и поменяется еще", - ответила другая. "Хотя, конечно, нет. Джина-проститутка - так и на могиле напишут".

"Я прослежу за тем, чтобы на тебя больше не было покушений, как тогда на празднике цветов", - нахмурился лорд Стрейл. "Но без помощи императора я не смогу защищать тебя вечно. Единственным спасительным выходом будет поймать всех тех, кто хочет причинить тебе зло, и только потом поднять тебя до должного положения".

"Ты веришь мне?" - Джина повернулась к леди Бризиенне.

"Я уже много лет главный агент императора в Хай Роке, и мне доводилось слышать много странных историй. Если бы твой друг посол не навел кое-какие справки и не выяснил все то, что он выяснил, я бы немедленно прогнала бы тебя и посчитала сумасшедшей", - Бризиенна засмеялась, после чего улыбнулась и Джина. "Но теперь я тебе верю. Может быть, это я сумасшедшая".

"Ты поможешь нам?" - просто спросил лорд Стрейл.

"Вмешиваться в дела провинциальных королевств всегда очень сложно", - леди Бризиенна задумчиво посмотрела в свою кружку. "Если нет прямой угрозы империи, мы предпочитаем не вмешиваться. В твоем случае мы имеем дело с убийством, которое произошло двадцать лет назад. Сейчас начинают вылезать его последствия. А если его императорское величество начнет разбираться с каждым кровавым случаем престолонаследия в тысяче своих подданных королевств, у него не останется времени на заботу о Тамриэле".

"Я понимаю", - пробормотала Джина. "Я вспомнила все, кем я была, и что со мной случилось. Я решила ничего не предпринимать. Я уже собиралась уезжать из Камлорна назад в Даггерфолл, когда снова увидела лорда Стрейла. Он начал все это, не я. Когда он привез меня назад, я просто хотела увидеть свою кузину и сказать ей, кто я на самом деле, но он запретил мне". "Это было бы слишком опасно", - сказал Стрейл. "Мы еще не все знаем. Может, никогда и не узнаем".

"Прошу прощения, я всегда даю длинные ответы на короткие вопросы. Когда лорд Стрейл попросил меня о помощи, мне следовало просто ответить да", - леди Бризиенна усмехнулась, увидев изменившиеся лица лорда Стрейла и Джины. "Конечно, я помогу вам. Но, чтобы все получилось, вам необходимо выполнить две вещи, чтобы император был доволен. Во-первых, вы должны узнать, кто стоит за этим заговором, о котором вы говорите. Вы должны заставить кого-нибудь признаться".

"И во-вторых", - сказал лорд Стрейл, кивая. "Мы должны доказать, что это дело стоит внимания Его Императорского Величества, что это не простые местные разборки".

Лорд Стрейл, леди Бризиенна и женщина, называющая себя Джина, еще несколько часов обсуждали свои планы. Когда все было согласовано, леди Бризиенна ушла, чтобы найти своего друга Просеккуса. Стрейл и Джина отправились на запад, в Камлорн. Через некоторое время после того, как они вступили в лес, они услышали приближающийся конский топот. Лорд Стрейл обнажил меч и приказал Джине встать позади его лошади.

В этот момент на них напали со всех сторон. Это была засада. Восемь человек, все вооруженные топорами, поджидали их.

Лорд Стрейл быстро стащил Джину с лошади и поставил позади себя. Он сделал короткое незаметное движение руками. Вокруг них возник огненный круг, который быстро разошелся в стороны, ударив по нападавшим. Они закричали от боли и упали на колени. Лорд Стрейл вскочил на ближайшую лошадь и помчался во весь опор на запад.

"Я думала, ты простой посол, а не маг!" - рассмеялась Джина.

"Я все еще верю, что время дипломатии придет", - ответил лорд Стрейл.

По дороге им встретился всадник, которого они услышали по дороге. Это был Гнорбут. "Милорд, это королевский боевой маг! Он узнал, что вы оба находитесь в Умбингтоне".

"И довольно легко, должен сказать", - голос лорда Эрила раздался из чащи. Гнорбут, Джина и лорд Стрейл осмотрелись вокруг, но ничего не увидели. Голос мага раздавался со всех сторон и ниоткуда.

"Прошу прощения, милорд", - нахмурился Гнорбут. "Я попытался вас предупредить как можно скорее".

"В следующей жизни, может быть, ты научишься не рассказывать о своих планах пьяницам!" - засмеялся лорд Эрил. Он увидел их, поэтому заклинание снялось.

Гнорбут заметил его первым из-за огненного шара, вырвавшегося из его рук. Позднее лорд Эрил все удивлялся, что этот глупец собирался предпринять. Возможно, он кинулся вперед, чтобы отстранить лорда Стрейла. Возможно, он пытался убраться из зоны действия заклинания, и просто побежал влево, когда надо была бежать вправо. А может быть, хотя и маловероятно, он хотел пожертвовать собой, чтобы спасти своего хозяина. Как бы там ни было, результат был один.

Он оказался на пути.

Произошел взрыв энергии, который гулко отозвался в ночи и согнал птиц с деревьев примерно на милю вокруг. На том месте, где был Гнорбут и его лошадь, теперь было черное пятно. Они были превращены в прах. Джина и лорд Стрейл были отброшены назад. Их лошадь, когда пришла в себя, ускакала прочь с той скоростью, на которую был способна. Сквозь мерцающую дымку на месте взрыва лорд Стрейл посмотрел прямо в глаза боевого мага.

"Черт", - сказал лорд Эрил и побежал. Посол вскочил на ноги и последовал за ним.

"Даже для тебя это слишком сильное заклинание", - сказал лорд Стрейл на бегу. "Неужели ты не знаешь, что перед использованием дистанционных заклинаний необходимо убедиться в отсутствии помех?"

"Я никогда бы не подумал, что этот идиот..." - лорд Эрил получил удар в спину и упал на землю, прежде чем закончить предложение.

"Не важно, что ты подумал", - спокойно сказал лорд Стрейл, переворачивая мага на спину и прижимая его руки к земле. "Я не боевой маг, но я знал, что не стоит расходовать весь свой магический запас на твою маленькую засаду. Может быть, все дело в мировоззрении, но как агент правительства, я немного консервативен".

"Что ты собираешься делать?", - прохныкал лорд Эрил.

"Гнорбут был хорошим человеком, одним из лучших, поэтому тебе будет очень больно", - посол сделал небольшое движение, и его руки начали ярко светиться. "В этом ты можешь быть уверен. А как долго тебе будет больно, зависит от того, что ты мне скажешь. Я хочу услышать кое-что о бывшем герцоге Олойне".

"Что ты хочешь знать?" - закричал лорд Эрил.

"Начнем... со всего сразу", - спокойно ответил лорд Стрейл.

 

Часть IV

 

Джина никогда больше не видела Имперского агента Леди Бризиенну, но та сдержала свое обещание. Просеккус, меч ночи на Имперской службе, появился в доме, изменив облик. Она оказалась способной ученицей и за несколько дней научилась тому, что ей было нужно.

"Это простое заклинание, не из тех, которые превращают яростных даэдра во влюбленных щенков," сказал Просеккус. "Если ты делаешь или говоришь что-то, что в нормальных условиях разозлило или обидело бы человека, заклинание ослабит этот эффект. Оно изменит на какой-то срок его восприятие тебя, как и все заклинания школы иллюзии, но его чувство уважения или приязнь далее должны стимулироваться чем-то отнюдь не магического характера."

"Я понимаю," улыбнулась Джина, поблагодарив своего наставника за те два заклинания школы иллюзии, которым он ее научил. Пришло время воспользоваться своими новыми знаниями.

Гильдия Проституток Камлорна располагалась в огромном дворце в богатом северном квартале города. Принц Силон мог бы найти туда дорогу с закрытыми глазами или даже будучи пьяным, что и происходило достаточно часто. Сегодня, однако, он был всего лишь навеселе и решил больше не пить. Сегодня у него было настроение для получения удовольствия. Его удовольствия.

"Где моя любимая Григия?" спросил он у Хозяйки Гильдии, едва войдя в помещение.

"Она все еще лечится после вашего последнего визита на прошлой неделе," хозяйка безмятежно улыбнулась. "Почти все женщины сейчас с клиентами, но для вас я приготовила нечто особенное. Новая девушка. Вам наверняка понравится."

Принца привели в роскошные покои, обитые бархатом и шелком. Когда он вошел, Джина вышла из-за ширмы и быстро произнесла заклинание, открыв сознание для веры в чудо, как и учил ее Просеккус. Сначала она не могла понять, сработало заклинание или нет. Принц смотрел на нее с жестокой улыбкой, а потом, как будто бы солнце пробилось сквозь тучи, жестокость исчезла. Она с уверенностью могла сказать, что теперь он принадлежит ей. Он спросил, как ее зовут.

"Сейчас у меня нет имени," поддразнила она его. "Я никогда раньше не занималась любовью с настоящим принцем. Я никогда не была во дворце. У вас он... очень большой?"

"Пока что не мой," он пожал плечами. "Но когда-нибудь я стану королем."

"Наверное, это будет чудесно, жить в таком месте," ворковала Джина. "Тысячи лет истории. Должно быть, все очень старое и прекрасное. Картины, и книги, и статуи, и гобелены. Ваша семья хранит старые сокровища?"

"Да, вместе с кучей всякого скучного хлама в архивных залах в подвалах. Скажи, я могу увидеть тебя обнаженной?"

"Сначала немного поговорим, хотя, если хочешь, можешь раздеться в любой момент," сказала Джина. "Я слышала, что у вас есть архивный зал, но он спрятан от посторонних."

"За семейным склепом есть фальшивая стена," сказал Принц, схватив ее запястье и притягивая к себе, чтобы поцеловать. Что-то в его глазах изменилось.

"Ваше Высочество, мне больно," закричала Джина.

"Достаточно разговоров, ты, ведьма," прорычал он. Пытаясь справиться с приступом острого страха, Джина отрешилась, охладила разум, и, когда его злой рот прикоснулся к ее губам, она произнесла второе заклинание, которому научил ее наставник-иллюзионист.

Принц почувствовал, как его плоть превращается в камень. Он застыл на месте, глядя, как Джина приводит в порядок одежду и выходит из комнаты. Паралич продлится всего несколько минут, но больше ей и не требовалось.

Хозяйка Гильдии со своими девушками уже ушла, как и посоветовали ей Джина и Лорд Стрейл. Они скажут ей, когда можно будет вернуться, не опасаясь мести. Она даже не взяла денег за свою роль в этой истории. Она сказала, что ей вполне хватает осознания того, что ее девушки больше не будут страдать от прихотей извращенного и жестокого Принца.

"Какой ужасный мальчишка," подумала Джина, опуская капюшон плаща и бегом добираясь по улицам к дому Лорда Стрейла. "Хорошо, что он никогда не станет королем."

На следующее утро Король и Королева Камлорна проводили ежедневную аудиенцию, на которой присутствовали знатные люди и дипломаты. Тронный зал был почти пуст. Ужасно тоскливый способ начать день. В перерывах между принятием прошений король с королевой царственно зевали.

"Что же случилось со всеми интересными людьми?" пробормотала Королева. "Где наш драгоценный мальчик?"

"Я слышал, он сейчас громит северный квартал в поисках какой-то шлюхи, которая ограбила его," захихикал Король. "Хороший мальчик."

"А что с Королевским Боевым Магом?"

"Я послал его разобраться с одним весьма деликатным делом," Король нахмурил брови. "Но это было почти неделю назад, и я пока не получил от него ни слова. Меня это беспокоит."

"Действительно, есть о чем волноваться, Лорд Эрил не должен отсутствовать так долго," Королева тоже нахмурилась. "Что если какой-нибудь мятежный волшебник придет сюда и будет угрожать нам? Муж, не смейся надо мной, именно поэтому все королевские дома Хай Рока держат своих магов рядом с собой. Чтобы защитить двор от злого колдовства, вроде того, от которого недавно пострадал наш Император."

"Он пострадал по вине собственного боевого мага," хмыкнул Король.

"Лорд Эрил никогда не предал бы тебя, и ты прекрасно это знаешь. Он состоит у тебя на службе еще с тех самых пор, когда ты был Герцогом Олойна. Как ты вообще можешь сравнивать его с Ягар Тарном," Королева всплеснула руками. "Это то самое недоверие, которое разрушает королевства по всему Тамриэлю. Да, Лорд Стейл говорил мне -"

"Еще один пропавший," задумчиво пробормотал Король.

"Кто, посол?" Королева покачала головой. "Нет, он здесь. Он хотел посетить склеп и отдать дань уважения твоим благородным предкам, так что я отправила его туда. Ума не приложу, что там можно делать столько времени. Наверное он еще более набожный, чем я думала."

Она был очень удивлена, когда Король поднялся с явно встревоженным видом. "Почему ты мне ничего не сказала?"

Прежде чем она успела ответить, предмет их разговора прошествовал сквозь открытую дверь в тронный зал. Он вел под руку прекрасную женщину с распущенными волосами в роскошном алом платье, расшитом золотом, которое могла позволить себе не всякая благородная дама. Королева проследила за испуганным взглядом своего мужа и была поражена.

"Я слышала, что он связался с одной из шлюшек с Праздника Цветов, не леди," прошептала она. "Вот только почему она так похожа на твою дочь, Леди Джиллию..."

"Так и есть," просипел Король. "Или на ее кузину, Принцессу Талару."

Знать в зале тоже начала шептаться. Хотя мало кто из них был при дворе двадцать лет назад, когда Принцесса исчезла, и ее сочли убитой, как и всю остальную королевскую семью, все-таки некоторые престарелые государственные мужи еще помнили этот момент. Слово "Талара" прозвучало не только на троне и пронеслось по залу, как заклинание.

"Лорд Стрейл, может быть, вы представите нам леди?" спросила Королева с вежливой улыбкой.

"Конечно, ваше величество, но, боюсь, сначала я должен обсудить с вами более важные проблемы," с поклоном ответил Лорд Стрейл. "Могу я попросить у вас приватной аудиенции?"

Король смотрел на Имперского посла, пытаясь понять что-нибудь по выражению его лица. Взмахом руки он распустил собравшихся, и двери за ними захлопнулись. В зале для аудиенций остались только Король, Королева, дюжина королевских стражников, посол и таинственная женщина.

Посол вытащил из кармана старый пожелтевший пергамент. "Ваше Величество, когда вы взошли на трон после того, как ваш брат и вся его семья были убиты, все, что могло показаться важным, то есть документы и завещания, разумеется, были переданы клеркам и министрам. А вся совершенно не нужная и не важная личная переписка была отослана в архив, и стандартно запротоколирована. Это письмо было в числе тех документов."

"И к чему все это, сэр?" грозно спросил Король. "О чем это письмо?"

"Там нет ничего о вас, ваше величество. Честно говоря, во время восхождения вашего величества на престол, ни один из читавших это письмо не смог понять его значения. Это было письмо Императору, которое ваш брат писал тогда, когда его убили, оно касается вора, который когда-то был магом-жрецом в Храме Сетьет здесь, в Камлорне. Его звали Ягар Тарн."

"Ягар Тарн?" Королева нервно рассмеялась. "Вот ведь, а мы только что о нем говорили."

"Тарн украл множество книг с могущественными забытыми заклинаниями, и сведениями о таких артефактах, как, к примеру, Посох Хаоса, о том, где он спрятан и как его использовать. До западного Хай Рока новости доходят очень медленно, и пока ваш брат Король услышал, что нового боевого мага Императора зовут Ягар Тарн, прошло уже много лет. Король писал письмо, чтобы предупредить Императора о вероломстве Имперского Боевого Мага, но это письмо так и не было дописано." Лорд Стрейл поднял письмо. "Оно датировано днем убийства в 385 году. Оставалось еще четыре года до того дня, когда Ягар Тарн предал своего хозяина и начался период десятилетней тирании Имперского Симулякрума."

"Это все крайне увлекательно," рявкнул Король. "Но какое отношение это имеет ко мне?"

"Убийство Короля теперь становится делом Имперской важности. К тому же, у меня есть признание вашего Королевского Боевого Мага, Лорда Эрила."

Король побледнел: "Ты несчастный червь, никто не может угрожать мне. Ни ты, ни твоя шлюха, ни это письмо. И никто из вас больше не увидит света дня. Стража!"

Королевские стражи обнажили клинки и подались вперед. И в тот момент, когда они сделали это, неожиданная вспышка света озарила комнату и она заполнилась Имперскими Мечами Ночи, под предводительством Просеккуса. Они находились здесь уже несколько часов, растворившись в тенях и прислушиваясь к разговорам.

"Именем Его Императорского Величества, Уриэля Септима VII, я вас арестовываю," сказал Стрейл.

Двери открыли, Короля и Королеву вывели из зала. Джина сказала Просеккусу, где вероятнее всего можно найти их сына, Принца Силона. Придворные и знать, которые находились в комнате для аудиенций, смотрели на странную торжественную процессию - Короля и Королеву вели в их собственную королевскую тюрьму. Никто не сказал ни слова.

Когда наконец раздался чей-то голос, он заставил всех вздрогнуть. В зале появилась Леди Джиллия. "Что происходит? Кто осмеливается оспаривать власть Короля и Королевы?"

Лорд Стрейл повернулся к Просеккусу: "Мы поговорим с Леди Джиллией наедине. Вы знаете, что делать дальше."

Просеккус кивнул, и двери в тронный зал опять закрылись. Придворные прижались к деревянным перегородкам, пытаясь услышать хоть что-нибудь. Хотя они и не могли сказать этого вслух, но объяснения им требовались не меньше, чем Ее Светлости.

 

Часть V

 

"По какому праву вы арестовываете моего отца? - вскричала Леди Джиллия. - Что он совершил?" 

"Я арестовал Короля Камлорна, бывшего Герцога Олойнского, по праву Имперского Командующего и Посланника, - сказал Лорд Стрейл. - По праву закона Императора Тамриэля, стоящего превыше провинциальной монаршьей власти."

Джина выступила вперед и попыталась положить руку на плечо Джиллии, но та очень холодно ее отвергла. Она тихо села у подножия трона в опустевшей приемной зале.

"Эта юная леди пришла ко мне, когда ее память совершенно восстановилась, но поведанная ею история представляется невероятной. Я просто не мог в нее поверить, - сказал Лорд Стрейл. - Однако она была так убеждена, что мне пришлось провести расследование. Итак, я переговорил со всеми, кто был здесь, во дворце, двадцать лет назад, чтобы узнать, есть ли в ней хоть доля правды. Конечно, после убийства Короля и Королевы и исчезновения Принцессы, было проведено полное дознание, но на этот раз я собирался задать другие вопросы. Вопросы об отношениях между двумя маленькими кузинами, Леди Джиллией Рейз и Принцессой."

"Я уже сказала всем и каждому и повторю вновь: я ничего не помню об этом времени моей жизни," - заявила Джиллия, сдерживая слезы.

"Знаю, что не помните. Я никогда и не сомневался, что вы стали свидетельницей ужасного убийства и что провалы в памяти и у вас, и у нее, - Лорд Стрейл указал на Джину, - вполне естественны. Судя по тому, что я слышал от слуг и прочих людей во дворце, маленькие девочки были неразлучны. У них не было иных товарищей по играм, и, поскольку место Принцессы было подле ее родителей, маленькая Леди Джиллия тоже была там. Когда убийца вошел, чтобы истребить королевскую семью, Король и Королева находились в своей опочивальне, а девочки играли в тронном зале."

"Когда память вернулась ко мне, это было похоже на вскрытие запечатанного ящика, - торжественно сказала Джина. - Все проступило настолько четко и подробно, словно это случилось вчера, а не двадцать лет назад. Я залезла на трон, изображая Императрицу, а ты спряталась за кафедру, словно была в темнице, куда я тебя бросила. И тут из королевской спальни в зал ворвался человек, которого я никогда прежде не видела, с окровавленным клинком. Он бросился ко мне, и я побежала. Сначала я побежала к кафедре, но увидела твое лицо, застывшее от ужаса, и побоялась привести его к тебе. Поэтому я выскочила в окно.

"Прежде мы лазили по стенам замка, просто ради забавы, и это было первым моим воспоминанием: как я стою на уступе. Мы с тобой на стене замка, а Король зовет меня, рассказывая, как спуститься. Но в тот день я не удержалась, поскольку вся тряслась. Я просто упала в реку.

"Не знаю уж, поразил ли меня ужас увиденного, или же повлияли еще и удар при падении и ледяная вода, но все словно выветрилось из моего сознания. Когда я, наконец, выбралась из реки, за много миль, я и понятия не имела о том, где нахожусь. Так и жила все эти годы, - Джина улыбнулась. - До сих пор."

"Так ты Принцесса Талара?" - воскликнула Джиллия.

"Позвольте мне объяснить прежде, чем она ответит, ибо простой ответ вызовет лишь недоверие, как он вызвал у меня, - попросил Лорда Стрейл. - Убийца был пойман, прежде чем смог сбежать из дворца - на самом деле, он, верно, знал, что его поймают. Он немедленно сознался в убийстве королевской семьи. А Принцессу, как он сказал, он выбросил в окно, обрекая на верную смерть. Слуга внизу действительно слышал крик и видел, как что-то быстро пролетело мимо окна, поэтому убийце поверили.

"Лишь через несколько часов маленькую Леди Джиллию обнаружила ее няня Рамке. Девочка пряталась за кафедрой, вся в пыли, не способная вымолвить ни слова. Рамке проявила большую заботу о вас, - Стрейл кивнул Джиллии. - Она настояла, чтобы вас немедленно увели в вашу комнату и послала весть Герцогу Олойнскому, что королевская семья мертва и что его дочь видела убийц, но уцелела."

"Я начинаю припоминать кое-что из этого, - с удивлением заметила Джиллия. - Я помню, как лежала на кровати, а Рамке меня утешала. У меня в голове была такая путаница, что я ничего не понимала. Я помню лишь, что хотела, чтобы продолжалась игра - уж не знаю, почему. А потом я помню, как меня одели и забрали в этот приют."

"Скоро память вернется к тебе, - Джина улыбнулась. - Я обещаю. Я тоже так же начинала вспоминать, по крупицам. Я ухватила лишь одну деталь, как меня захлестнул целый поток."

"Вот-вот, - Джиллия зарыдала. - Но я не помню ничего, кроме смятения. Хотя нет, я помню, что Папа даже не взглянул на меня, когда меня забирали. А еще я помню, что меня это нисколько не волновало - и ни что другое."

"Все тогда были в смятении, что уж говорить про маленьких девочек. Особенно, маленьких девочек, прошедших через то, что прошли вы, - сочувственно заметил Лорд Стрейл.- Насколько я понял, как только Герцог получил весть от Рамке, он покинул свой дворец в Олойне, распорядился отправить вас в частный пансион и держать там, пока вы не оправитесь от пережитого, и приказал своему телохранителю пытать убийцу, чтобы вытянуть из него информацию. Когда я узнал, что никто, кроме Герцога и его телохранителя не видел убийцу после того, как тот дал изначальные показания, и что никто, кроме Герцога и его стражей не присутствовал при попытке бегства убийцы, во время которой тот был убит, я счел эти факты весьма значительными.

"Я поговорил с Лордом Эрилом, который, как я знаю, был в числе присутствовавших при этом. Мне пришлось блефовать, притворившись, будто у меня больше доказательств, чем было в действительности. И я получил реакцию, которой ожидал, хотя это был и опасный гамбит. В конце концов он признался в том, в чем я и так уже был уверен.

"Убийца, - Лорд Стрейл замолчал на секунду, неохотно встретившись глазами с Джиллией, - был нанят Герцогом Олойнским уничтожить королевскую семью, включая принцессу, как наследницу, с тем, чтобы корона перешла к нему и его детям."

Джиллия посмотрела на него округлившимися от ужаса глазами: "Мой отец -"

"Убийце сказали, что как только его делом займется Герцог, ему заплатят и устроят побег из тюрьмы. Но в негодяе не вовремя взыграла алчность, и он запросил больше золота. Герцог решил, что дешевле будет заставить его замолчать навсегда, чтобы никто не смог поведать, что же произошло тогда на самом деле, - Лорд Стрейл пожал плечами. - Невелика потеря, коли уж встал на путь убийств. Через несколько лет вы вернулись из обители. Вы, конечно, пережили потрясение, но почти вернулись в норму. А тем временем бывший Герцог Олойнский занял место своего брата на троне Короля Камлорна. Игра шла по-крупному, о такой мелочи, как дети, он не задумывался."

"Нет, - тихо сказала Джиллия. - Должно быть, он был очень занят. Он вновь женился и завел другого ребенка. Он ни разу не навестил меня в приюте, только Рамке."

"Если бы навестил и увидел тебя, - заметила Джина, - эта история могла бы повернуться по-другому."

"Что ты имеешь в виду?" - спросила Джиллия.

"А, мы подошли к самому удивительному, - сказал Лорд Стрейл. - Долго стоял вопрос, является ли Джина Принцессой Таларой. Когда к ней вернулась память и она поведала мне свои воспоминания, я сложил несколько кусков воедино. Подумайте над этими фактами.

"Вы, барышни, смотритесь удивительно похожими даже через двадцать лет, при том, что жизнь у вас была совершенно различная. В детстве же, когда вы постоянно общались и играли в одни игры, вы были почти неразличимы.

"Во время убийства злодей, мало что знавший о вас, увидел девочку на троне, которую и счел своей добычей.

"Женщина, нашедшая Леди Джиллию - это ее кормилица, существо с добрым сердцем но некрепким умом, фанатично преданная своему делу - женщина такого типа никогда не признает, что именно ее любимая маленькая девочка исчезла. Кормилица была единственной, кто знал и Принцессу Талару, и Леди Джиллию, и кто посещал вас в приюте.

"И наконец, - сказал Лорд Стрейл, - учтите, что, когда вы вернулись из приюта, прошло пять лет, и вы уже превратились из ребенка в юную леди. Вы казались знакомой, но не совсем такой, какой помнила вас семья, что вполне естественно."

"Я не понимаю!" - вскричала бедная девушка, широко распахнув глаза - ибо на самом деле она поняла. Воспоминания нахлынули на нее разом, увлекая в водоворот.

"Позволь, я объясню, - сказала кузина, обнимая ее. - Теперь я знаю, кто я. Мое настоящее имя Джиллия Рейз. Тот человек, которого арестовали, это мой отец, убивший короля - твоего отца. А Принцесса Талара - это ТЫ."