Перейти к содержимому






- - - - -

1. Погоня за прошлым - Жертва Идзанаги

Написано Daylight Dancer, 07 июля 2018 · 291 просмотры

1. Погоня за прошлым - Жертва Идзанаги http://tesall.ru/blo...hernye-gonchie/ Предыдущая глава
http://tesall.ru/blo...pyaschiy-gorod/ Следующая глава

Невозможно точно вспомнить, сколько времени я провел в этой дыре. Скрючившись в три погибели, сжимая в руках драгоценный изумруд, я слышал беснования Королевы, яростное шипение ее слуг, снующих повсюду и мерный отстук барабанов Смерти. Они сокрушали стены, приближались ко мне.
Из бывших пяти склянок с пыльцой осталась всего одна. Гигантская тварь, как оказалось, была более устойчива к яркому свету, получая от него серьезные, но далеко не смертельные ожоги. Заняв безопасную позицию повыше, я обнаружил, что обычные стрелы не могли причинить вреда ее подобной стали коже.
Не спрашивайте, каким-таким образом я раздобыл драгоценный камень. Непередаваемо мерзким были мгновения беготни по черному телу, где я уподобился крупной, но все-же блохе. Пускай даже весь трюк состоял из прыжка с выгодного возвышения и пары секунд цепляния за края широкого гребня, размерами достаточного для одиночного танца на нем. Зазубрив кинжал, вырезал желанный изумруд, что говорится, "с мясом". Благо коротковатые ручонки чудовища не могли достать до его макушки.
Тут же пришлось сматываться, ибо твари поменьше поняли, услышав визги своей госпожи, что с трудом добытая верткая "закуска" едва-ли ее там не сношает. Пришлось проползать через странных форм образования, схожих с необычными горными породами, но явно органического происхождения. Стараясь не думать, что вытираю собой разветвленные полости "сот", подобием пчелиных, из которых и рождались эти твари, я старался подняться повыше. Еще во время беготни от Королевы гончих, удачно развешанные световые пульсары показали мне, что стены этой ямы покрывались множеством отверстий внутренних переходов. Хотелось верить в шанс выбраться отсюда, пускай и через отвратительные полости "гнезда".
Одежда вымазывалась в некую слегка пластичную субстанцию, наверняка черную и, наверняка оставшуюся от некогда новорожденных монстров. Отвратно несло приторно-сладковатым, едва не выворачивающим внутренности и до оскомины знакомым запахом. К тому-же, ползти приходилось практически на ощупь, так-как далеко не везде сеть ходов вела напрямую в резервуар ямы, откуда поступал свет забытых там пульсаров. Но, по крайней мере, наличие хотя бы одной светлой щели давало ночному зрению обзор на несколько метров вокруг.
Естественно, что меня искали. Сама Королева вряд-ли могла соревноваться акробатике с остальным роем, отчего на этом этапе бегства ее можно было не бояться. Зато, теперь я то и дело слышал скреб когтей о твердый панцирь "сот", в считанных двух-трех метрах не слишком надежной защиты. Надежно цеплявшись за многочисленные выступы и неровности я затихал, пропуская преследователей мимо. Слишком крупные, чтобы пролезть через тоннели, некогда служившие им колыбелью, гончие высматривали чужака через входные дыры. В основном, они молчали, выдавая себя лишь длинными, цепкими, но немного шумными когтями. Впрочем, иногда я слышал их якобы "переговоры", все-тем же острым шипением.
Поднявшись на достаточную высоту, определив это по угасающему свету оставшихся далеко внизу "светлячков", я позволил себе краткий отдых. По общим прикидкам я не мог определить глубину этой расщелины, но более-менее понимал на каком умопомрачающем расстоянии до дна находился в тот момент. Около сотни ярдов до пульсаров света, а они, в свою очередь, загодя были подвешены до "потолка" своего действия в тридцать метров.
Уцепившись руками за карниз очередного перпендикулярного лаза, следом нашел опору для ног. Место было выбрано специально, чтобы при повороте головы налево я мог смотреть в "окошко" выхода с целью разведать обстановку.
Черные, едва различимые силуэты копошились на поверхности противоположной стены, хотя это не могло не значить, что именно в этот самый момент очередной реликт подбирается к моей позиции. Перед продолжившимся восхождением я увидел кое-что, явно не радовавшее глаз.
Одна из гончих, мелькнувшая среди прочих, была раза в два крупнее остальных, при их то далеко не карликовых размерах. Я никогда не жаловался на слабое зрение, скорее наоборот - мои глаза служат хорошим инструментом не только в плане своей остроты, детектора настроения собеседника или при подобающих адептам Мистицизма действиям с подвластной Школой. Тем не менее, темные силуэты хорошо сливались с окружением, где ночное зрение было почти бесполезно. При такой малой доле рассеянного света и я мало что сумел рассмотреть в облике необычной, даже по меркам своих сородичей, твари.
Голова казалась более широкой с "лицевой части", где у остальных гребень переходил в ужасающую игловидными клыками, но небольшую пасть, там у гиганта были некие подобия жвал, забавно похожих на лапки богомола. Наспинные небольшие шипы заменили длинные вьющиеся щупальца, пускай и тонкие, они значительно помогали владельцу перемещаться по отвесным поверхностям. Передние конечности казались много толще и длиннее задних и, готов поклясться, что я насчитал четыре пары, вместо привычных трех, где одни более артрофированно-тонкие росли почти что из спины, пробиваясь через щели в необычной формы продолговатых пластинах природного доспеха, делающих ребристое тело много объемнее.
Ужасное зрелище недолго занимало мое внимание, ибо поистине животный страх все это время толкал подниматься выше. Сколько раз я благодарил тренированное воровской профессией умение трезво мыслить и действовать в безвыходных ситуациях? Но, даже так я сделал непростительную глупость, слишком долго любовавшись на матерую гончую.
Стоило лишь подтянуть нги к выступу, как я едва не был сдернут рывком обратно. Тут же послышался треск разрываемой ткани плаща, шлейфом тянущегося вниз, которому вторило победоносное шипение хитрой твари. Неужели, она додумалась зацепить меня хвостом? В довесок, опора для левой руки оказалась ненадежной - сломалась от резкого движения и оцарапала руку.
Плохо. Очень плохо. Если столь совершенные хищники хорошо чувствуют кровь, то мои шансы успешно скрыться после такой ошибки резко стремятся к нулю. Отползая вглубь тоннелей я слышал негромкие приближающиеся скрипы чего-то острого о твердую оболочку гнезда. Свернув еще раз я нашел подходящий закуток, чтобы перевязать рану. За неимением другого, выбор пал на ошметки плаща.
Кинжал, которым я распарывал поделенный на две половинки злосчастный элемент одежды, вскоре выпал из рук, ведь огромной силы толчок сотряс мое убежище. Нет, это не было землетрясением, хотя Хикэру рассказывала, что в этих местах они довольно часты. Чтобы подтвердить страшную мысль, что есть мочи стукнул рукоятью клинка о нащупанный рядом выступ. Он откололся. Значит, "соты" потеряли значительную часть прочности. Это вполне связывалось с немалой высотой от дна пропасти, где верх конструкции должен быть более легким, чтобы выдержать столь хаотичную архитектуру. Хотя в тот момент это было наименьшей проблемой.
Удары повторялись. Слышался шум осыпающихся мелких фрагментов, все приближающиеся скребки. Они ломали стены, чтобы добраться до меня!
Выбираться дальше ползком, казалось еще более опасным, чем просто ждать приближение смерти. Я словно видел, как целые пласты кишкообразных лазов обваливались вниз от могучих ударов больших бронированных чудовищ. Никто не мог дать гарантии, что среди обломков одного из них я не найду свой конец.
Здесь даже не было достаточно ровной поверхности, чтобы начертить формулу телепорта!
Сжаться в самом конце тупика и ждать - вот был единственный выход. Глупо надеяться, что хиленькая "Огненная печать" задержит их надолго. Самоотверженные слуги Королевы сметут ловушку в мгновение ока. Покрепче держа последний пузырек я приготовился отдать жизнь подороже, просто разбив его о стену рядом с собой и подступающими врагами. Один-два? Скольких я зацеплю губительным светом в столь крошечном пространстве?
Разум уходил куда-то в сторону, тяжелели веки. Дыхание сбилось, а внутри желудка словно встал тяжелый ком.
Нет, только не сейчас! Я не должен закрывать глаза...

До недавних пор мне редко снились кошмары. Если только все прошлое можно назвать одним большим кошмарным сном, то и дело наведывающимся в спящее подсознание. Фрагменты складывались в обрывки, а обрывки в картину. Слишком гнетущую, кровавую и сумбурную. Как художника лишают глаз и рук, чтобы он не мог дописать полотно, так и я был лишен возможности вернуться назад. Исправить огромное множество ошибок, допущенных за прошедший год...
К счастью, этот обморок обошелся без видений и настырных чужих голосов.
Так было даже лучше. Ведь я не видел, как меня вытащили из норы, сильно изодрали когтями и оттащили на десерт Королеве. Всего-то и оставалось - очнуться целым и невредимым у подножия статуи Идзанаги, в первые мгновения загробной жизни, увидев сошедшего с зенита Магнуса.
Измазанная в черном, нагретая склянка неприятно липла к пальцам, свободным от перчаток.
- Не знаю, как... Спасибо, - низко поклонившись изваянию пошел в сторону ручья. Не следовало являться на прием к Богу в таком паршивом виде. И я почти не сомневался, что именно небесный и морской владыка этих волшебных земель вытащил меня из недр шахты.
В поисках неглубокого и широкого места я отошел достаточно далеко от мостика. Следовало промыть рану, обработать ее заготовленным снадобьем и счистить несколько слоев вязкого вещества из нутра "сот". Работы оказалось так много, что провозился до того срока, когда солнце слишком сильно начало клониться за верхушки деревьев на склонах гор, подолгу скрываясь за налетающими облаками. Немножечко мокрый, с обрезком от плаща, едва покрывающим плечи, я вернулся к статуе.
Ох, лучше бы вместо этого, просто лишний час поплескался в холодной водичке. Ведь длинным волосам требуется тщательный уход, а в походных условиях это приводит к непозволительным тратам времени. Стоило мне настроиться на торги, как по мостику повалили одоспешенные орки с топорами наперевес.
Ага, вот где я видел такие же доспехи, как у Кирито. Говорят, в древности орки переняли дизайн некоторых видов своей брони у высших эльфов, знатно смешав их с некоторыми другими стилями. А создание самих прообразов, руками альтмерских кузнецов, происходило еще в дремучей Первой Эре, при первом акавирском вторжении. Отсюда и вытекают корни еще одного культурно-значимого заимствования у восточных народов Акавира.
Орки казались несколько консервативны в своих взглядах на отказ ковки доспехов в оригинале, даже здесь предпочтя реплику от реплики. Впрочем, их традиционного стиля топоры и дубины заботили меня куда как больше!
- Waaaaaaaagh! - это, как можно было понять, орки ломанулись напролом, угрожающе размахивая оружием. - Jun Tao-kisama, yma kuso!
- I masu, anata no kecy wa kysa da o`e`ibi !
-Wa shibakaricki da!!! Waaaaaaagh!!! Malakach!!!! Riki shima su!
Хоть я и спрятался за жертвенным алтарем, готовый в любую минуту сбежать от разгневанной неповоротливой толпы, орки вовремя остановились. Смолкли все, как один.
- Sore-wa tigaimas. Watashi-wa matigaimasita - shojhin na tte i ta Jun Tao! Waka tte mono - Elioty jinkan no?
Похоже, ребята обознались. Говорящий - здоровенный молодой орк, закованный в пластины доспеха по самое не балуйся удивленно переглядывался с остальными подростками. Ничего необычного нет в том, что среди нескольких десятков воинов все оказались сплошь сопляками и молодыми сорвиголовами - это обычная у орсимеров тактика, пускать молодежь вперед, чтобы те попрактиковались в убийствах на поле боя. Следом должны подтянуться старшие, знахари и шаманы. Только вот - зачем?
- Мужики, есть кто смыслящий в Тамриэлике?! - припомнив старую традицию орков, резко ударил себя кулаком по груди. До сего момента перешептывающиеся насчет таинственного чужака, орсимеры одобрительно замычали. Кое-кто из Барг-Гро-Локов стукнули себя в ответ.
Верный прием, ведь Элиоты слишком чурались такого воинского приветствия. В тот момент я даже немного начал понимать почему. Доспех смягчил удар, но ребра все-равно побаливали.
- Ты хто? - долетело из задних рядов.
- Приезжий. Сейчас работаю на Идзанаги-сама, - кивок в сторону статуи с моей стороны. Гудение среди рядов усилилось.
- Ossyary to: ri des ta shima su coenobite!
- Где Джун Тао-kusotare? Он хотеть война! Слать вызов нам! - рычали луженые глотки зеленокожих. - Ред-Гро-Иссо-сама должен скрестить с ним оружие! Честный бой во славу Идзанаги и брата его Малаката!
От таких слов становилось горько. Из-за коварных черных гончих, старые друзья поднимают оружие против друг-друга, совсем не понимая, что с приходом ночи их настоящий враг выйдет на охоту.
Остатки сил, возглавляемые немолодым Ред-Гро-Иссо, явились со стороны моста, опоздав не более чем на несколько минут. Десятки орков переходили мост, растягивались по краям поляны и отходили в лес, чтобы перемешаться с древесными стволами. Ряды орсимеров разомкнулись, когда через них прошел некий орк с серо-синеватым отливом кожи, крупными клыками, одетый в пышные доспехи из темно-зеленых орихалковых пластин.
Я даже толком не успел рассмотреть Ред-Гро-Иссо, как тут-же заслышался стук копыт со стороны большой мощеной дороги, ведущей в обход зарослей и лесов прямиком к городу элиотов. Неестественно быстрыми казались дальнейшие события: спешившись, Джун Тао пошел навстречу к вождю клана, прочие же воины отхлынули назад, давая им места. Слуги уводили лошадей. Подозрительными казались позы и лица присутствующих - отстраненно-спокойные, готовые наблюдать, одновременно с тем, словно бы они могли ринуться в бой по малейшему велению.
Прежде чем начались переговоры я успел рассмотреть мрачного Кирито с перевязанной головой. Он увидел меня следом. Злобно нахмурился. Готов поклясться, молодой Рейко поудобнее переложил руку на пояс, чтоб быстро выхватить катану. Ага, будем считать эквивалентом слова "спасибо".
- Минуточку, Джун Тао-дона, Ред-Гро-Иссо-дона! Не стоит так смотреть, я просто представляю третью незаинтересованную сторону, - с легкой улыбкой на устах, я встал третьим, подле повелителей двух разных народов, чувствуя себя самым великим самоубийцей Нирна. - Обычно, боги не вмешиваются в дела смертных напрямую, предпочитая посредников. Можете считать меня одним из них. Итак...
- Много болтаешь, happo bijin, - сплюнул тодзама-даймё. По рядам прошли ропот и смешки. Кто-то глумливо выкрикнул:
- Kikkake ahou, shinjimae! Reijii!
- Так и быть. Этот человек смутно знакомого облика, словно он пришел из легенд о западных жителях. И этот человек заслуживает слышать наш разговор или помешать драке и погибнуть, раз он мнит себя посланником Идзанаги. Это храбро, а народ Малаката уважает храбрых. Пусть он рассудит наш бой, - могучий орк оказался более лоялен к моей выходке, впрочем, после этого он не обращал на меня особого внимания.
- Так он твой лазутчик, Редо-Гр'о-Иссао-дона? Занятно, что ты не только чернокнижник, но и опытный стратег. Действуя без потерь ты продал душу демонам и натравил чудовищ на сапфировые шахты!
- О чем ты, Джун Тао-дона? Уже понятно, что все это - предлог, чтобы установить безраздельную власть сёгуната над Городом Мостов, а ты будешь править двумя городами!
- Довольно! Пора начинать. Мне жаль признавать, что некогда ты был моим другом! Жалкий предатель! - развернувшись, элиот отошел назад. Приготовившись, он ухватился за узорчатую рукоять меча.
- Да... Но даже после такого ты не перестанешь быть моим другом, Джун Тао-кун. Велика ли разница: сапфир или жемчуг будут венчать Аманонухо? - орк поднял высоко над головой широкий клинок двуручного тесака.
Пускай, в точности и не зная всей истории их дружбы, следуя заключительным строчкам инструкции Юкимы-сан, я не мог позволить двум повелителям братских народов поубивать друг-друга. Ред-Гро-Иссо атаковал первым. С громогласным рыком во славу Малаката он бросился вперед, стремясь разрубить спокойно стоящего акавирца. Тот тоже оказался не лыком шит, буквально в последние секунды спружинив ноги и приготовившись нанести коварный удар, когда катана разит, еще только вылетая из ножен.
И погибли бы они оба, если бы я не подставил подножку орку. Тот описал ровно такую траекторию полета вниз лицом, что вылетающий по диагонали клинок оппонента просвистел чуть-чуть выше украшений шлема падающего. С грохотом и лязгом, словно гром посреди ясного дня, орсимер уткнулся в вытоптанную невысокую траву.
Ой дура-а-а-к...
Кто? Я конечно же!


- I masu shinje, Terralt-bakayarou! A-a-a-a-a!!!! - Кирито среагировал первым. Пока все остальные изумлялись произошедшему, он с несколькими товарищами побежал ко мне. Стоит ли говорить, что они уже обнажили оружие?
Поднялся ропот. Все мешалось в быстром водовороте событий. Пока Ред-Гро-Иссо поднимался на ноги, его подданные бесновались от злобы по отношению к столь подлому приему с подножкой. По крайней мере, пока-что они не торопились лезть в драку, предоставив Кирито исключительную честь освежевать имперца.
Первого элиота я встретил крепким ударом колена в пах, предварительно перехватив вооруженную руку. Добавив дубинкой по затылку, когда тот согнулся, зажимая руками причинное место, надолго нокаутировал идиота. Отшвырнул по старинке Кирито в сторону, задействовав свой любимый телекинез. Затем я принялся за второго атакующего.
Позади слышалась возня, металлический стук и пыхтение. Потеряв первый смертельный порыв, схватка повелителей немного затянулась, что давало мне небольшую фору. Второй элиот оказался умнее, постоянно маневрировал на безопасном расстоянии, менял положение рук и меча, пробуя разные стойки. Оставив попытки меня запутать он атаковал, стоило только спрятать дубинку, чтобы потянуться за мечом. Катана самурая наткнулась на магический щит, а сам он на руку, украшенную кольцом "Мгновенного щита". Оппонент отшатнулся, схватившись свободной рукой за побитое лицо. Несильно резанув катаной поперек предплечья правой, чтобы повредить связки и мышцы, ответственные за работу кисти руки, я переключился на поднявшегося Кирито. Скрестив катаны, шагом вперед резко сократил дистанцию и подхватил самурая под больную руку. Секундный уход от быстрого лезвия меча поворотом корпуса, благо Кирито не мог нормально достать меня из "слепой зоны" своего тела длинным клинком, да еще и в завязавшемся клинче. Подножка - и я опрокидываю его на спину, резко дергая сломанную руку из сустава. Неимоверно больно, надолго обездвиживает, но, по крайней мере, прием не смертелен.
Собравшись было поднять брошенную в борьбе катану, я оказался сбит оземь ударом в бок. Лежа на спине, смотря сквозь отступающую пелену боли в сереющее предночным сумраком небо, я видел мелькнувших мимо целителей элиотов, спешащих оттащить раненных подальше. Громоздкая темнеющая фигура воина, не разглядеть - элиота или орка, занесла надо мной оружие. Будучи в пике положения, высоко поднятая двуручная булава вот-вот упала бы на меня.
Слишком больно! Слишком быстро! Сейчас я не успею встать или даже что-то предпринять...
Нечто черное и смазанное пролетело сбоку от палача, убрав его с обозримого полотна облачного неба. В лицо брызнуло теплым, почти горячим, с привкусом железа, когда жидкость попала на губы. Кто-то в неистовом ужасе завопил, яростно рычали орки, сотрясая землю тяжелой поступью бега.
Недолго разлеживаясь на сырой земле, я нащупал неподалеку рукоять катаны и поднялся на ноги. Вовремя, ибо в противном случае я был бы раздавлен упавшим на то же место трупом орка, терзаемого одной из гончих. Прицелившись в зазор между гребнем и отростками на спиной, я рубанул по шее чудовища. Быстро, не думая, дернул увязшее оружие на себя, расширяя рану. Тут же упал обратно на землю ища спасения от гибкого хвоста и перекатиться кубарем. Истекая черной вонючей жижей, гончая собралась для прыжка, но была сбита лобовой атакой очередного тяжеловооруженного орка.
Воспользовавшись моментом, улизнул, затерявшись в неразберихе, окружающей битву. Люди, орки, чудовища слились в единую воющую, шипящую, шумную и кричащую кучу. С хорошо различимым для ушей треском рвались заклинания, вспышками освещая пространство за деревьями. Совершенные хищники были быстры, живучи, обладали великолепной реакцией и острыми когтями, тогда как численное преимущество и магия стали козырями со стороны людей.
Не могу точно сказать, как протекала битва. Наверное, твари шли из леса, со стороны шахты. Даже несмотря на слабые отблески солнечного света, проглядывающие сквозь облака западной стороны, гончие уверенно чувствовали себя на поверхности. Виной тому была сень лесных крон, дающих густую тень, покрывшую все пространство поляны.
Рубившиеся плечом к плечу орки и элиоты не обращали никакого внимания на бегущего мимо них чужеземца. Любой ценой избегая смертоносных чудовищ, я мог только удивляться стойкости и нежеланию отступать у самураев.
На фоне кровопролитной битвы, шестое чувство настойчиво советовало бежать к статуе. Совсем небольшое расстояние от одного края поляны до другого, преодолеть казалось невозможным, ибо обороняемой мощными заклятиями волшебников статуе прорывались крупные бронированные гончие с щупальцами на узких спинах. Мельком увидев черепообразную морду одной из них я едва ли не упал в очередной обморок - столь ужасными казались эти желто-красные глаза, клыки в форме жвал и четыре головы поменьше с одним огромным глазом на каждую, растущие по краям нижней части гребня. Еще страшнее было смотреть, как они расчленяли попавшихся им в лапы несчастных. Даже прочный орочий доспех был шелухой, легко рвущейся их когтями.
Лучшим вариантом казалось пройти по дуге, через заросли, мимо моста и дороги на Эдо-Тосши-Лиоту, где плотной стеной стояло войско элиотов, а самураи старались не пропускать чудовищ к городу. Парочка злобно ощерившихся тварей, неожиданно появившихся из кустов, что рядом с мостом немного спутала мои планы. Удостоил их смерть утратой последнего пузырька ослепляющей пыльцы. Вот даэдра, у жмота Дерриена Веноита они стоили у по сто пятьдесят септимов за штуку!
Будучи неподалеку от элиотов я увидел разброд в их рядах. Доселе молча убивающие и умирающие, акавирцы кричали, указывая вдаль, за деревья, откуда валом шли гончие. Нечто крупное надвигалось из чащи, с громким треском ломая деревья и сильно волнуя темно-зеленое море листвы. Королева? Понятия не имею, как она выбралась, но бьюсь об заклад своими отмычками, что царственная особа шла за своим изумрудом.
Относительно целый и невредимый я оказался у подножия статуи. Что дальше? Лезть на статую и запихивать изумруд в треклятую нагинату с тремя лезвиями, было бы, в высшей мере странно.
Попытка - не пытка. Отложив катану я шлепнулся на колени перед каменным краем постамента, воздев вверх руки с изумрудом. Весь расчет шел на плиту жертвенного алтаря, скрывающую меня от чужих глаз, и на колдующих неподалеку махот'зукаев. Времени было мало - приближалась Королева, сваливая стволы деревьев уже на подходах к священной поляне. Иссякал поток заклинаний, удерживающий ее воинов.
- О Идзанаги-но микото. Бог-родитель Богов. Потерявший любовь свою в недрах нечестивого Обливиона! Владычествуешь ты нагинатой Аманонухоко над морями Ака-вири. Так внемли же словам твоего слуги, прими дар этот...
- A:re-e? Wakarimasen shika... Amari wakarimasen, Terralt-reijii? - вездесущий Кирито неожиданно возник за моей спиной. Может быть он там и лежал до этого момента, спасенный целителями с места будущей заварушки, просто в суете я этого не заметил. Только бы он повел себя адекватно - в тот момент нельзя было тратить драгоценное время на глупую драку с трижды покалеченным идиотом.
- ... Изумруд цвета морской волны тебе подвластной. Заверши на оружии узор, что сделан из тысячи-тысяч прекрасных самоцветов. Победи черных гончих и их Королеву; отдай мне пластину, ведущую к философскому камню. И ничто на свете не достается даром. Если ты хочешь получить что-либо, то должен отдать взамен нечто равноценное. По закону равнозначного обмена я отдаю тебе Талисман Моря...
Понятия не имею, что я такое нес в тот момент. Молитва к Идзанаги в качестве вступления, слышанная от Хикэру, когда она рассказывала мне о Боге Морей, далее всякая отсебятина и упоминание принципа равноценного обмена в конце... Но, главное - это сработало!


Яркий свет озарил наступающее царство теней - это солнце прощально выглянуло из-за склонов гор, скинув путы облаков. Казалось, что даже у самого заката оно светит в разы сильнее чем будучи в полном зените.
Держащие увесистый камень руки почувствовали легкость. Они были пусты, а сам изумруд мерцал у основания трех лезвий Аманонухоко. Готов поклясться, но статуя Идзанаги двигалась! Гигант в развевающихся одеждах сошел с постамента. Топча гончих, он шел навстречу ужасной и уродливой Королеве, достигающей в своих размерах почти-что его рост.
Поразевав с Кирито рты, мы смотрели на происходящее. Тот тут, то там, посреди битвы мелькали огненно-красные собако-львы, с языками пламени, заменяющими им гривы. Опаляя гончих огнем и разрывая костистые тела, верные слуги Идзанаги перевесили чашу весов на сторону двух народов.
Стоило только копью морского Бога пригвоздить чудовище к земле и то истаяло на наших глазах, а оставшаяся черная грязь сгорела без следа. Подобная же участь ждала и прочих гончих, под благоговейные восклицания сильно прохудившихся в рядах орков и элиотов.
Спустя миг, все исчезло. Единственными доказательствами о произошедшем стали тела погибших, окружающая поляну разруха и "золотая" пластина неожиданно очутившаяся в моих руках.
- Shou o jushou itasu shima shi ta, Terralt-san! No ki nai, Gofy Mi modori Idszanagi-sama! - радостный Кирито что-то орал мне на ухо. Я нашел силы только отмахнуться:
- Знать бы еще, что ты говоришь...
- Охотно помогу Вам, Терральт-дона! - в третьем лице, вмешавшемся в разговор, казалось необычным буквально все. Начиная с того дружелюбного тона, каким говорил гордый Джун Тао, и заканчивая тем, что "лицо" было не одно - ведь Ред-Гро-Иссо бережно поддерживал раненного друга, перекинув его руку через свое плечо. - Он рад, что мы победили черных демонов, несомненно, с Вашей помощью и вернули драгоценный Талисман Моря в оголовье Аманонухоко.
- Какие же мы глупцы, Джун Тао-кун! - смеясь рычал вождь орков. - Не жемчуг рек, не голубые сапфиры символизируют море. Его волны подобны сине-зеленым изумрудам!
- Скажите Кирито... Переведите ему, Джун Тао-сама. Пусть вернется домой, к семье. И проживет там долгую жизнь. Почитает старших, оберегает сестру, женится, заведет детей, - тихо говорил я, вкладывая катану в ножны. - Пусть все в его жизни будет не как у меня...
- Куда вы, Терральт-дона?! - воскликнул Ред-Гро-Иссо.
- Умирать, - бросил я, не поворачиваясь.
Продолжая идти по трупам, под светом теплых звезд. К ждущему черному силуэту в золотой маске.
Хрономаг стоял у дороги и жестом манил к себе...









Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет