Перейти к содержимому






- - - - -

2. Prelude to an End - Меч без имени

Написано Daylight Dancer, 17 сентября 2018 · 217 просмотры

2. Prelude to an End - Меч без имени "...И сказала гадалка ведьмаку: "Вот тебе мой ответ - обуй ботинки с подошвами железными, возьми в руку посох железный. Иди в тех железных ботинках на край света, а дорогу перед собой посохом ощупывай, слезой окропляй. Иди сквозь огонь и воду, не останавливайся, не оглядывайся. А когда сотрутся подошвы железные, изотрется посох железный, когда от ветра и жары иссохнут очи твои так, что боле ни одна слеза из них истечь не сможет, тогда на краю света найдешь ты то, что ищешь и что любишь. Может быть". И пошел ведьмак сквозь огонь и воду и не оглядывался. Но не взял ни башмаков железных, ни посоха. А взял только свой меч ведьмачий. Не послушался он слов гадалки. И хорошо сделал, ибо была это плохая гадалка."
Анджей Сапковский - "Ведьмак"



Донельзя пасмурным выдался этот день. Серый и холодный, последний из множества осенних, за которым лежала долгая и холодная зима.
Тридцатое число Месяца Заката солнца. Мой день...
Разминувшись на досчатом узком трапе, пропустил вперед нескольких груженых ящиками матросов. Порт бытовал своей жизнью, шумной, людной и суетливой, донельзя скучной на фоне пасмурного ветреного неба. Положенные за мой провоз монеты уже давно звенели в кармане корабельного капитана, так что я поспешил покинуть судно, ведь в избытке хватало и многих других дел.
Анвил. Предвечерний, красивый посеревшими старыми зданиями, он встречал старого знакомого своей самой нелицеприятной стороной - вонючими портовыми хибарками, подвыпившей матросней, откровенно скучающими шлюхами, обособленно кучковавшимися в ожидании возможных клиентов. Рановато для представительниц "древнейшей профессии", не находите? Хотя, подобное рвение вполне обосновывается близящейся зимой, когда портовый район города много опустеет от поиссякнувшего потока прибывающих кораблей с потенциальными клиентами.
О, это незабываемое помойное амбрэ. Замусоренные переулки, тухлый запах грязного прибрежного моря, рыбья вонь, пот, перегар дешевого пойла и вездесущие крысы: волей-неволей пришлось натянуть перебивающую запахи тканевую полумаску, второпях отправившись по набережной в сторону городских ворот.
Можно ли сказать, что после всего перенесенного на дальних берегах я все-таки вернулся домой? Не знаю...
Нет.
Такому как я перечит сама суть оставаться подолгу на одном месте, где под расстоянием кочевья, можно принять как соседний район крупного города, так и путешествия между целыми графствами. Дом - это то, что можно потерять. Это опасная привязанность, мешающая моей работе.
Кто я такой? Применительно к имени - есть множество псевдонимов, используемых для работы с заказчиками и связными. Только последний дурак или потенциальный самоубийца, избравшей жизненной стезей воровское ремесло, будет направо и налево представляться по имени. Ныне я называю себя "Форад": еще не запятнанное официальным Заказом имя, пока не имеющее риска быть вписанным в отчет городской стражи "По свершенным хищениям".
Я - особо не примечательный внешне молодой имперец - бледноватая кожа, симпатичное, по сторонним утверждениям, правильное лицо, четко очерченный волевой подбородок, ровный нос, недобрый взгляд темно-зеленых глаз из-под края капюшона. Хмурый и неприятный тип, точь в точь, как тот, что смотрел со стены дома справа...
- Да ладно? - небрежно сорвав объявление о розыске, всмотрелся в неплохо знакомые очертания нарисованного. - С каких пор у них появились нормальные художники?
Не припомню, чтобы в свой последний визит на улочки Анвила я мог чем-либо привлечь внимание городской стражи. Да и было это более полугода назад. Отчего тогда под моими былыми прозвищами написана круглая сумма в тысячу золотых? Немалые деньги, между прочим!
Поглубже скрыв лицо и волосы капюшоном новенького темно-серого плаща, я свернул в первый же переулочек, не преминув споткнуться о всяческий подножный хлам. И это через считанные шаги? В портовых районах, подобный дефицит дворников издревле в порядке вещей...
Нечто металлическое блеснуло в сером свете, едва рассеянном среди темных стен. Наклонившись, я поднял длинный, неосторожно поваленный сверток из пыльной мешковины. Так и есть, металлическая начищенная деталь противовеса, в форме октаэдра, перетекающего нижней частью в множество трапецевидных граней. Обтянутая черной кожей узкая рукоять с расширением к клинку, сечение посередине, для устойчивости главенствующей для хвата руки и у самой гарды, для пущего удобства.
Размотав тряпку с крестовины оружия, я вытянул его из свертка, шелестнув пока невидимыми под тряпкой ножнами. Тут же позабыл про все на свете, даже про возможность появления хозяина этого потерявшегося чуда.
Рукоять свободно вмещала обе моих руки, оставляя немного места под удобный промежуток хвата. Следом, мое внимание перетекло на прямую, каленую крестовину с каплевидными расширениями на длинных концах. Около метровой длинны лезвие, широкое поначалу, оно сильно сужалось в конце, намекая на хорошую приспособленность к уколу. Три дола: основной сужался к середине длинны всего меча, два параллельных широких, чуть-чуть не доходили до второй трети клинка, где бралось начало слабой заточки. Опробовав острый кончик на ногте, едва ли не присвистнул над глубиной царапины.
Упрятав полуторный меч обратно в мешковину, подхватил его под мышку и продолжил размышления по пути на соседнюю улочку. Меч был хорош, даже очень. Кто мог позабыть этого красавца в грязном переулке, укрытом тенью крепостной стены города - непонятно. Но этот раззява уже получил свое. Опомнившись, он наверняка кинется искать сверток, а того уже и след простыл.
Ну, может быть и не кинется: новенький, казалось, только из заботливых рук кузнеца, меч может оказаться сокрытым орудием кровавого преступления. Но, зачем тогда прятать его от ищеек стражи в груде мусора, если рядом есть глубокое темное море?
Осталось придумать, как поступить со столь странной находкой. Однозначно, я собирался приобрести новый меч, но оставить без раздумий найденный клинок себе в пользование, могло стать опрометчивой идеей. Человек малосведущий, может удивиться подобным сомнениям: "Нашел красивый меч - так ходи с ним" - скажет он.
Не все так просто, ведь прежде всего следовало проверить клинок по нескольким параметрам. Да, он хорош, благодаря долам легок, но какова его прочность? Что это за сталь? Он новенький, блестит, благодаря хорошей полировке, значит придется потратиться, чтобы хороший кузнец сделал металл матовым, не столь демаскирующим меня в темноте. Еще хорошо бы, посмотреть на его боевые свойства. Хотя тут все гораздо сложнее и требуется нечто экстраординарное - хотя бы подвешенная свиная туша, чтобы оценить глубину проникновения ударов, а отсюда можно плясать в сторону важнейшего баланса и удобства меча в руке. Только тогда, я признаю, что меч сей не только красивый, но и годный в практическом применении.
Ах, о чем я, ведь все равно в моих руках оружие надолго не задерживается, ломаясь с завидной частотой и упорством.
Давящая своей узостью, улочка оказалась пуста. Была она столь же унылой, как и этот день истекающей осени; малолюдна, а край досчатых мостков противно скрипел под ногами. Вонь от грязных волн уходила на второй план, большее беспокойство доставляли редкие крысы, да все тот же запашок плесневелого дерева и протухшей рыбы. Решив, что бескрайний горизонт серых волн более мил глазам, чем изгаженное пространство меж старыми домишками, я завернул в очередной проулок, по левую руку, намереваясь вернуться к пристани не доходя до настоящего широкого поворота. И вовремя, ведь стоило сойти с улочки, как мимо проема уже минувшего пути вальяжно прошла пара патрулирующих стражников. Чистой воды везение выручило меня в очередной раз, не подставив под проницательные взгляды возможных ищеек.
Кто бы ни искал меня, поймать вора даже посреди бела дня, задача не из легких. Поглубже скрыв лицо полой капюшона, я вышел с другой стороны, заплетаясь о выщербленные доски доков.
Довольно опасно надолго задерживаться в этом городе. Качественно сделанные портреты с зарученной за мою поимку наградой попадались все чаще - я видел их расклеенными по стенам, на досках объявлений у обычно многолюдных мест. Кто-то всерьез взъелся на мою незаметную персону. Интересно знать, за что?
В таком случае, уже завтра, в первый день Месяца Вечерней звезды, жизненно необходимо покинуть Анвил. Только и оставалось - найти подходящего торговца, независимого от гильдий и стражи, чтобы пополнить припасы и запас инструментов. Особенно важной была новая одежда, ведь грядут холода, а потрепанная сотонорианская куртка, после купания в синих водах алхимического колодца, стала облезать прямо на глазах, расползаясь на швах от сгнивающих ниток.
И добыча нового оснащения была самой сложной задачей, ведь в портовом городе у меня не было связных, друзей и знакомых.
Или были?
Я шел словно на иголках. Шутка ли - шататься средь бела дня на людной улице, сдерживаться, проходя в стороне от редких стражников, дабы не ускорять шаг. Негде было спрятаться, некуда было шмыгнуть не привлекая всеобщего внимания.
Когда далекий мутный силуэт маяка увеличился до подобающей ему громады, смог вздохнуть посвободнее. Именно в этом месте портовые трущобы казались наиболее заброшенными, отвратно давящими; пустовала большая часть хибар, а дома, казалось, вот-вот рассыпались бы грудой гнилых досок и битой черепицы. Ветер волновал свинцово-серое море, да ныл из оконных глазниц пустой черноты...
Мрачное местечко. Пустое. А еще я так и чувствовал чужой взгляд, незримо режущий спину. Место было достаточно безлюдным и сквозь шум прибоя, позади слышались осторожные шаги. Неизвестный шел легко, не позвякивал шелестящей кольчугой, коя примета вполне бы вязалась с обликом увязавшегося следом стражника.
- Эй! Я, конечно, дико извиняюсь, но ми нигде раньше не пересекались? Походка у вас, мил человек, больно жеж знакомая...
Окликнул меня голос громкий, несомненно мужской. Был он наполнен притворными дребезжащими нотками, обладал некой натянустью, в довесок, неизвестный говорил быстро и со странно знакомым акцентом. Этим была занята голова, тогда как ноги пришли в движение, поворачивая тело с полуоси, а левая рука сама легла на выступающий противовес несомого меча. Стоило правой отпустить безобидный, казалось бы, сверток и клинок выскочит на серый пасмурный свет.
Но этого не произошло, ведь я рассмотрел данного нахала в подробности.
- Що ви! Що ви! И вовсе незачем мне ваша поклажа, не хватайтесь. Я таки похож на разбойника?! Не думаю. И хоть ви прячете несомненно бородатое лицо под шапкой, кого-то мне напоминаете. Оть мамой клянусь, а, знаете, она женщина несомненно порядочная, ходите ви бесподобно. Как по льду бесшумно скользите. И...
Изливающийся потоком словесных наблюдений, передо мной стоял данмер. Точно не уверен, но в переводе со срока жизни меров, да на людские года, я был с ним почти что ровесником. А, нет, поправочка - уже ровесником. Черно-алые широко посаженные глаза, острый орлиный нос, треугольное скуластое лицо, перетекающее в небольшой, но квадратный подбородок. Залихватская золотая серьга в правом ухе. Изогнутые стрельчатые брови, темный каштан волос, заплетенный на затылке толстым коротким хвостом.
"Как я видел затылок эльфа, когда он стоял ко мне лицом?" - спросите вы. О-о-о... Я прекрасно знаю этот затылок и частенько его лицезрел, а именно в тот момент хотел еще и врезать по нему дубинкой и пойти дальше, делая вид, что ничего особенного не произошло.
- Сарис, ты перед каждым встречным порешь всякую чушь? Или именно я удостоен этой чести? - длинные волосы свободно растрепались из-под откинутого капюшона, побежали вбок под порывистым ветром, так и норовя залезть в глаза.
- Пресвятой Азуры сиськ... ой, тела небесные! Кто-нибудь, ущипните меня. Дурик, ты зачем бороду отрастил?! - эту отпавшую челюсть стоило видеть. Данмер словно увидел призрака давно умершего человека, впрочем, с его точки зрения, дела именно так и обстояли.
- Неделя на корабле. Без бритья. С тупыми кухонными ножами, но без единого точильного камня на весь двухпарусник! А бриться магией - себе дороже. И моя небольшая щетина это все, что беспокоит твою остроухую голову в данный момент?
- Нет, - с донельзя серьезным лицом, избавившись от глумливого акцента, Сарис покачал головой. - Конечно, плохо приветствовать друг друга в столь невеселой форме, поэтому, не воспринимай дальнейшее всерьез, но меня заботит присутствие именно твоей головы на твоих плечах. Я узнал о твоей казни...
- Наверное, ты хочешь многое сказать? Хм, мне тоже не помешает сейчас добрая беседа. Пойдем вперед? Прочь от людей, от шумного вечернего порта. К морю...
- Да, пожалуй, - темный эльф тер глаза, неверяще оглядывался, всматривался в мое лицо, слегка забегая вперед.
Сарис Тадрейн... Что сходу можно сказать об этой многогранной личности, не вводя слушателей в заблуждение? Он - острый на язык гулена, любитель кутежа, морских баек ( и всяческих "восхитительных" историй в целом), матерного народного творчества, крепкого алкоголя и, как сам любит утверждать, пользуется оглушительным успехом у женщин. Последнее - в крайней мере сомнительно. А еще этот остроухий расхлебай обязан мне по гроб жизни, ну, или он в очередной раз вбил это себе в голову.
Настырный эльф начал доставать меня еще с первых дней совместного членства в банде Ворона, к которой он примкнул задолго до меня, выполняя роль разведчика или связного. А полезных знакомств у остроухого было более чем много, особенно в портовых городах и среди пиратской вольницы, к которой Сарис ранее и принадлежал.
Магией он не владеет, драться толком не умеет. Про навыки скрытного передвижения и воровства скромно умолчу, иначе бы Командир, да принесет ему покой Этериус, не стал бы вербовать кое-кого в банду, где из всей кодлы-братии, даже с отмычками была поверхностно знакома только Ксения.
Рыжий Гурд поступал проще - рыча сносил с петель запертую дверь. Топором...
Все же, в определенных ситуациях от Сариса был прок: например, он мог словесно облапошить кого угодно. А еще виртуозно умел пить, петь и материться, что, кстати, никак не помогло ему в одном скользком дельце, когда раздобывший уйму полезной для Ворона информации, наш растяпа угодил к страже за решетку.
А угадайте ка - кого послали освобождать эту тощую серую задницу, влипшую за "крупное хулиганство"? Ворон в тот день особо не мудрствовал с планом спасательной операции, рассудив, что воровать людей, лично для меня, столь же плевое занятие, как и стянуть бриллиантовое колье из будуара спящей леди.
Зря он так. Одно дело, когда ты изящно перемещаешься от тени к тени под носом тюремщиков, быстрый и бесшумный, благодаря грамотно размещенной воровской поклаже, но совсем другое, когда за тобой плетется жалобно канючащий раздолбай, даром, что сам он данмер и вполне сливается кожей на фоне темной комнаты.
Лично мне, Сарис был полезен, как телеге пятое колесо. Болтливый, настырный, с характером вечного ребенка и тупыми шуточками... Но жизнь без него действительно скучна. Остроухий сплетник был действительно хорошим слушателем, заводилой и душой компании.
Могу ли я назвать этого эльфа другом? Не знаю. Но, я всерьез привязался к нему, как бы сильно я не клял этот свой недостаток по отношению к чужим людям - одну из главных опасностей для настоящего вора. И не на эту ли встречу намекал Хрономаг, когда сказал о "втором шансе на искупление грехов"?
- Сар, - я нарушил долгое молчание, оглянувшись на спутника. - Пока мы не слишком удалились от города, можешь ответить на пару вопросов? Давно ты в Анвиле?
- Дня четыре где-то. До этого, месяц на Стирке, периодически мотался туда-сюда между портами, матросом команды грузового судна. Прикинь, они там какие-то айлейдские руины раскапывают, ученых понаехало - тьма!
- Тогда ты точно видел в портовом городе эти объявления о розыске. А в кварталах за крепостной стеной?
- Точно! - выкрикнул он, хватив ладонью по лбу. - 1.3,14ъ@Rё№№ы~ мой котелок! с этого и надо было начинать! Сам я, в этих "портретах" ваше светлое личико спервоначалу не признал, да и откуда? Художник-k*@`№!c, ясен-пень, скотина без таланта; таки здесь, в Анвиле, ты особо не отличился перед стражей. Но дело выходит-то гнилое и еще как! Там жеж в краткой характеристике указаны все твои позывные. Ну, клички то-есть.
- Да, выглядит странно, но вполне обоснованно: они могли поднять связь с Имперским Городом, а там, уже и Гильдия Воров подложит свинью по старой памяти, передав собранное на меня досье. Но Анвил... Слишком далеко; или старые знакомые стали искать меня по всем городам? - из тихого монолога мурчащего голоса вырвала резкая рука Сариса, оказавшаяся на моем плече.
- Да п0Y@~ на твоих "знакомых"! - остановив меня, эльф заговорщически приблизился. - Псевдонимы, вот где никс-гончая зарыта! Все указанные, они все использовались тобой для работы на Ворона. Уж что-что, а память у меня хорошая: Командир, да и все прочие, никогда не распространялись о твоих операциях, представляя посредникам, картографам и заказчикам сведения, что у нас есть, внимание: несколько! крутых воров, ё6ж@Ъ} их к Ноктюрнал под одеяние. И утечек не было от слова совсем, даже по таким пустякам, как псевдонимы, чья "легенда" закреплена якобы за абсолютно разными людьми. Ты жеж у нас работал на комнатных условиях!
Тут он был прав. Некогда, у нас была хорошая агентурная сеть, слаженная работа по созданию "легенд" для сокрытия личностей товарищей и множество других приемов, позволяющих действовать из тени. Мы не были простой бандой, грабящей на глухих дорогах - мы играли по крупному, ставя груды золота и весомую власть в преступном мире, против великих рисков.
Пока кинжал в дрожащей руке не оборвал триумф прошлых дел.
В моей ли руке?
- Одно из двух: могли встрепенуться Клинки, которым я немного насолил в свое время, или это кто-то из своих. Понимаю, насчет столь больной темы... Сарис, кроме нас двоих и Рыжей еще кто-нибудь жив? После того дня... -
слова с трудом подбирались на отяжелевший язык, а поджилки прошибло леденящим страхом. Нет, Сар не знает, не мог знать, ведь в тот холодный день никого не осталось. Только дрожащий от ужаса свершенного предатель и воистину везучий данмер, прибывший немногим после расправы.
- После второй вылазки в Башню Белого Золота, когда ты попался страже, Рыжик уехала из столицы. Куда-то на север, может быть, в Бруму? Не злись на нее, тогда жеж было не до твоего вызволения, тут бы в суматохе самим ноги унести. Я сам забашлял Гильдии Магов за телепорт в Анвил. Остальные... Ты же сам видел, как там поработали кинжалы Темного Братства. Мы с Соней отлучались в город, Кассия пропала за пару недель до этого. Нет, нас трое, но за Рыжика я готов ручаться - она не предаст и не попадется.
Уныло и протяжно ветер гнал песнь через прорехи домов, клубился в канавах и водосточных трубах. Это не было предвестием шторма, просто мглистый пасмурный день силился разогнать облака. Мы остановились в полусотне ярдов от береговой линии, отделенные от волн обрывистым спуском. Глубоко вдохнув мокрый воздух, я прикрыл темнеющие глаза, когда быстрый рассказ Сариса отодвинулся на второй план.
- ... Кассигния? Сдается мне, через нее на нас и вышли. Ворон был в хороших отношениях со спикером Братства, но даже так, сдается мне и Лашанс не всесилен. Я немного слышал о вышестоящей над спикерами Черной Руке, именно эти ребята и разруливают все дела Братства; вроде их верхушки? Конченные психи. Я наводил справки о пропаже, но девушка впрямь-таки провалилась сквозь землю. Скорее-всего, в буквальном смысле догнивает парой метров ниже земной тверди. Да-а, серджо, больная тема. Ты и без того разрывался между ней и Лили, но потерять обеих... Эй! Не падай, ты чего?!

Неужели, опять? Беспамятство обрушило на меня кашу рваных обрывков прошлого, воспоминаний, снов. Вынырнув оттуда я уцепил лишь бесполезные фрагменты поблекших картин, прежде чем опознал в двух пульсирующих алых точках проступающие глаза Тадрейна. Судя по возвращающимся ощущениям, он придерживал оседающего меня, вместе с тем, яростно ругаясь сквозь зубы:
- Нет, ну не ъ0^%0@% ли я? Довести друга до ручки в самый его день рождения?! Видит Азура, я... Терр! Терральт, не пугай меня так! Скамп, да у тебя жеж жар поднялся. Срочно лечиться! Сейчас, достанем эликсир целебный, для хвори всяко губительный, жизненных сил придающий!
- Зелий исцеления нет, пес, - хрипел я, на локте приподнимаясь с отсыревшей земли. - Ты откуда про мой день рождения узнал?
- Да пY(0` на эти зелья! Ты жеж сюда поглядь! - в голове совсем прояснилось, а перед носом плескалась мутно-коричневая, с оттенками бордового металла жидкость, заключенная в прозрачную стеклянную бутыль. - Настоящий. Пиратский. Ром! Полгаллона и мы с тобой на небесах!
- Дрянные у тебя шуточки, Сар. Ты часом не тайный самоубийца?
- Нет, ведь жизнь хороша! Хотя и дерьмо редкостное. Это про жизнь. А напиток отличен тем, что усосав по литру на брата, ты очутишься в Этериусе, средь ярого вдохновения поэтических образов и любвеобильных аэдрических дев.
Ведь в Этериусе только и разговоров, что о море и о закатах! Там говорят о том, как чудесно и здорово наблюдать за огненным Магнусом, как он тает в волнах... и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине... Кстати, ужель не запамятовал ли сам юбиляр, сколько стукнуло ему?
- Двадцать пять, - сопя я вконец поднялся, уцепившись за протянутую руку. - Даэдров ты болтун: устроить пирушку, когда за мою голову такая награда...
- Нет, ну таки если ви предлагаете провернуть аферу с подставной сдачей, да обрадовать доблестную стражу, шоб они были здоровы, я таки "за", двумя руками! Или що, надо ли такое делать? Що, совсем с мозгами поругались: Тера, пока ви будете выбираться из тюрьмы, весь праздник - тю-тю. Но на такой барыш, да и не стыдно будет заглянуть на чашечку чая, таки со сладким рулетом и таки к нашей доброй графине!
- А-а-а... Прекрати! Просто пойдем, сядем на берегу и упьемся в ржавый металлолом. Но сумку мою понесешь ты.
- А таки що там лежит?
- Деньги. На новую куртку, кинжал, стрелы и прочие мелочи. Знаешь, где в порту мне можно достать все нужное? - сдав данмеру увесистую суму, я был спокоен за нее на все сто процентов. У своих Сарис не ворует, если, конечно, сможет решиться и стянуть понравившуюся вещь. Для таких случаев у него есть я.
- Таки в чем цена вопроса? Есть один надежный чел неподалеку, но я имею Вам кое-что сказать...
- Да, Сарис, да - за опохмел я тоже заплачу. Остроухий ты вымогатель...


Казалось, что с каждой секундой окружающее погружается в странный сумрак тумана, пришедший со стороны волнующегося моря. Нет, попросту уходил свет последнего осеннего дня, приоткрыв горизонт облаков, чтобы вот-вот дать волю свету солнца, нисходящего в водную пучину. Свинец волн забрезжит желтоватыми искрами, а лучи Магнуса мягко пощекочут уставшие глаза.
Приникшая к земле, мертвая трава бушевала не хуже морских бурунов, метающих пенные барашки о камни береговой линии. А через ее сухой шелест отяжелевших и ломких стеблей, мы шли рука об руку, снова замкнувшись личным молчанием.
Оглянулся на друга: Сарис свел взгляд к едва протоптанной тропе, размышляя о чем-то своем, честно и исправно нес чужую поклажу через плечо. С развевающейся полой прижатого плаща, крест-накрест перепоясавшись ремнями сумки и колчана, он позвякивал при пружинящих шагах своей шаркающей походки.
Ветер трепал шевелюру, душил застежкой плаща-паруса, даже сорвал мешковину с меча, впрочем, уже бесполезную. С бутылью рома в левой и держа ножны у самой крестовины рукой правой, я смотрел не под ноги, нет... Более всего, ждал момента солнечного явления, быть может, его последний визит до самого праздника Новой Жизни, спустя темный Месяц Вечерней звезды.
Только у самой воды, данмер взглянул вверх и улыбнулся. Не ехидной усмешкой редкостного прощелыги, что была ему так свойственна, но чем-то неуловимо детским тянуло от этого выражения приподнятых уголков рта, ведь только дети в этом мире могут искренне и по-настоящему улыбаться...
Переглянувшись, сели, как по команде. Он скрестил ноги, уже из такого положения избавившись от ноши моих вещей, а я силился сдернуть пробку с узкого горлышка пузатой бутыли.
- Хех, смотри, как надо, - Тадрейн изъял непокорный сосуд, сбив половину горлышка одним резким ударом ладони. Предупредив мои возражения о питье с края острого стекла, вальяжно вытащил пару кубков из карманов теплого кафтана. Следом же, появились кисет и курительная трубка. - Заметь у такого удара ребром ладони, корни аж от настоящих акавирских мастеров!
- Правда? А я что-то не заметил, будто бы в Акавире открывают бутылки сакэ таким способом, - насмешливо пробормотал я в ответ.
- Шутишь?! Да таким ударом можно человека обезглавить! Ну, так тренер сказал. Это жеж акавирский рукопашный бой, владея им можно побить целую толпу пьяных нордов! Ох, Терр, сидишь и ворчишь, словно бы сам на Акавире побывал... Выпьем?
- Давай, - пространно хмыкнув, стукнул деревом чарок. Сладковатая жидкость обожгла глотку, осев в желудке теплым согревающим комом, перед этим, здорово вышибив слезу из глаз. Шумно втянув воздух через рукав, Сарис принялся сноровисто набивать трубку.
Отдышавшись, взглянул на небо. Странное-странное небо от чьего созерцания меня оторвал все тот же Сарис.
- Ты, помнится, что-то говорил о "старых знакомых". И Клинках, которым перешел дорогу? Ска-а-а-амп... Я и без того смотрю на тебя, как на ожившего мертвеца, призрак бурного прошлого, но такими темпами ты можешь и впрямь дать дуба, с чужой-то помощью. Так-что, давай, выкладывай. Вот, выпьем еще по одной и можешь говорить.
- Тебе сначала и нудно, или все самое интересное? - опрокинув кубок с ромом, я поперхнулся и надрывно закашлялся от излишней крепости напитка. Ох-х... Как он может спокойно пить такую дрянь?
- Информативно, - скрипнул Сар, прикуривая трубку от горящего пальца. Пожалуй, это был единственный магический трюк, которому он обучился в свои пятьдесят, после двухчасовой возни с учебниками, свитками зельями и прочим необходимым для выявления магического дара. А теперь, угадайте: кто был его "учитель", сам еле-еле разбирающийся в прикладной магии? Естественно, что способ добычи волшебных диковин был не совсем законным, зато потраченные на лоботряса нервы я компенсировал звонкой монетой с продажи оборудования.
Тадрейн внимательно выслушал первую часть быстрого рассказа, охватившую все: от холодных казематов столичной тюрьмы, до ночных улиц неприветливого Скинграда, от смерти Императора и до вылазки в Калдью. Он и впрямь умел быть хорошим слушателем, вовремя предлагая промочить пересохшее горло добрым ромом.
- Так... Ты убил Императора? - в конце-концов задался он вопросом.
- Нет, там поработал один из психов в алых мантиях. Или багровых? Не различил, ведь ночное зрение получил много позже. Мог бы и сам составить компанию дедушке Септиму, но вовремя подоспел один из Клинков.
- Тогда все сходится. Этот... Джоффри? отпустил тебя, располагающего важной информацией, касательно наследника Киродиильской Империи! А вдруг, "красные фанатики" тебя поймают или жеж к себе завербуют? Выходит, вся секретность каджиту под хвост.
- Тут тоже без мыслей. Доберусь до Кватча, а там посмотрим, будет ли в соседнем графстве известно мое темное имя и какая награда назначена там...
- Куда путь держишь, кстати?
- Имперский Город. Скорее всего, мимоходом. Право слово, если на хвосте и впрямь сидят Клинки, лучше всего будет осесть в Чейдинхоле. Там легко затеряться, среди всякой швали, но еще больше богатеньких людишек.
- Коррупция? Хе-хе, тамошние "сливки общества" будут ворами похлеще тебя! Ладно, давай, что ли по одной за встречу? - данер щедро плеснул крепленого по кубкам. Я же почувствовал, что с трудом могу сфокусировать глаза на одной точке.
Весело пыхтя трубочкой, Сар потянулся кверху, щурясь на появившийся свет закатного солнца. Неровное желтое пятно в облачной прорехе знатно окрасило берег в грязно-песчаный свет, метая от нас бледные тени.
- Не против, если следующий эпизод твоей увлекательной жизненной истории услышим чуть-чуть позже? Но таки понятия не имею, как ты за месяц доехал от столицы до Анвила, хотя... Телепорт? А, скамп с этим, лучше поведай мне сказ о мече!
- Каком? - недоуменно вскинулся я, последующим жестом Тадрейна осознав его интерес к портовой находке.
- Честно сказать, я не спец, - кусая мундштук трубки, эльф вертел в руках полуторник, отложив в сторону ножны, - хорош ножик. Новенький, зазубрин и сколов нет, знач в бою не был. Сталь бы проверить... Да, кстати, он жеж военный! Заточку видел? Явно не "гражданский". Таким только латы прошибать, конец острый, как нож в масло войдет! Хотя, все фигня, показуха чистой воды, как вы этими штуками в воздухе крутите-вертите. Нет бы взять и @%#YЪ\, просто и по мужски. - в подтверждение, Сарис показно поправил заткнутый за пояс корабельный топор.
- Допстим, пластины доспеха мечом не пробить, с-собенно, ударом колющим. Надо целиться в забрало, под тассет, кроющий подмышку, в пах или внутреннюю сторону коленной чашечки, ежли там броня не "створчатая". Кас-саемо же описываемого тобой приема - удар с использованием рычага - основопол.. основополагающия святыня рубки на бастардах. Он незаметнее, быстрый, экономит силу, время, дыхание... Да много чего! Вы, пираты, в фехте смыслите, как я в написании картин!
- Эй! Эй! Не кипешуй! - данмер мягко похлопал по левому моему плечу. - Ну ты прямо рыцарь, может еще имя мечу дашь?
- Было бы неплохо, - мир резко размывался при быстрых движениях глаз, но мне не нужно было ничего более существенное, чем баюканный на коленях, пока безымянный меч, да стекающее с небосвода солнечное пятно. Небесный скиталец, король воздуха все не желал утихать, завывая в самые уши, прогоняя над горизонтом плотную пелену, любезно оставившую полоску почти чистого неба, столь удачную для прощания с солнцем.
Чего я хотел, к чему стремился?
Куда я собираюсь идти, когда весь мир встал против меня?
Зачем все это...
Зачем придумывать глупое имя для глупого меча, в мире, где уже не вернуть мертвых, не вернуть истекшее время, отведенное для псевдо подобия счастья, некогда казавшееся временем пустым и суетным. Чтобы спустя жалкий год напомнить о себе мрачной тоской о фрагментах прошлого, рвущего сердце?
Зачем я не умер еще тогда, в Синих Водах, едва-едва не подобравшись к истине?
Нет, совсем неважно кто я - ведь мы же живем только для того, чтобы удовлетворять свои желания. И главное из них...
Умереть. Вновь увидеть то, сокрытое за изнанкой жизни, не чувствовать себя опустевшим в мире живых.
Но прежде, я воспользуюсь шансом Хрономага, хотя бы из любопытства о возможностях уготованного "будущего". Использовать этот меч, в качестве инструмента, гаранта того, что я не буду убит раньше срока - это кажется дельной мыслью.
И имя... Мертвое и живое. Любимое и ненавистное. Несущее наслаждение и боль от одного произнесения. Неизвестное, страшное, предательское...
Ее имя.
- Кассигния, - тихо вымолвил я, едва не скатываясь в шепот. - Пусть будет так - "Огонь хранящая", что со староимперского.
- Ну ты даешь! - ошалело крикнул друг. - Просто верх куртуазности - назвать оружие именем мертвой бабы. Только не обижайся и на дуэль не вызывай, но подобное твое поведение, кроме как жестким недотрахом, оправдаться не сможет. Ой-й-й, о чем я? Терр, пошли ка мы дальше, все одно, скоро стемнеет; там и холодно станет, глазом моргнуть не успеешь. На, допивай, тут на донышке.
- Куда мы? - приникнув к сколотому горлышку я почти осушил огненную жидкость, чувствуя приближение неприятных последствий от выпитого без закуски.
- Погреться. В бордель.
С последовавшим душераздирающим кашлем я конкретно так поперхнулся ромом. Древний алкоголик опять взялся за свое? Определенно.
И, знай я в тот момент, чем эта история закончится, тотчас же быть драке. Причем, оторванные в склоке уши будут серыми и заостренными, с золотой серьгой в одной из них...

Том 1. Первая глава
Том 1. Эпилог
Том 2. Глава 2 - Танец яростных порывов







Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет