Перейти к содержимому






- - - - -

Проповеди 07-12

Написано Meridiano, в 36 Уроков Вивека 12 марта 2020 · 98 просмотры

Проповедь VII

Поскольку караван Неревара теперь держал путь в столицу Велоти, что есть Альмалексия, из забвения раздался великий грохот. Герцог среди скампов вошел в Дом Забот, останавливаясь перед каждой священно-писаной дверью, чтобы воздать почести, пока, наконец, не встретился с дворецким Мерунеса Дагона.

Герцог Скампов сказал:

"Я был призвал Лордом Дагоном, повелителем сточных вод и огня, и я принес знамена своих семи легионов".

Дворецкий, чья голова была пузырем из сточных вод и огня, низко поклонился так, что голова Герцога Скампов сблизилась с его собственной.

Он узрел первый флаг, который вел легион зловещих воинов, что могли умереть по меньшей мере дважды.

Он узрел второй флаг, который вел легион крылатых буйволов, каждый из которых нес на себе императора цвета.

Он узрел третий флаг, который вел легион обращенных горгон, великих змей, чья чешуя была лицами людей.

Он узрел четвертый флаг, который вел легион дважды преданных любовников.

Он узрел пятый флаг, который вел легион скачущих ран, которые искали жертву, чтобы запрыгнуть на нее.

Он узрел шестой флаг, который вел легион сокращенных планет.

Он узрел седьмой флаг, который вел легион бронированных победоносных движений.

На что дворецкий сказал:

"Герцог К-Утта, хотя ваши легионы и могучи, их недостаточно, чтобы уничтожить Неревара или Триединый Путь. Взгляните на Наставника и узрите мудрость, которую он несет жене".

Тогда они заглянули в срединный мир и увидели следующее.

Испаряясь в плотности грома
Красной войны и народа хитина,
Где судьбы забирают его
Прочь от наших путей,
Живет тепло, что мы хотели себе,
И надежда, что он еще помнит,
Где судьбы укрывают расстояния,
Радостные на золотом востоке,
На котором, как мы сейчас видим,
Вместо войны и починки разлома,
Который несет забвение,
Проклятие лежит на Наставнике,
И еще два на руках его.

После этого Герцог Скампов взглянул на ладони Наставника, на которых яйцо начертало такие слова силы: ГАРТОК ПАДОМ ГАРТОК ПАДОМ.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Изображение

Проповедь VIII

И вскоре Неревар и Вивек уже видели столицу, и Четыре Угла Дома Забот знали, что было не время бороться с ними. Музыканты каравана сотворили у входа прекрасную песнь, и одиннадцать врат Скорбной Крепости широко распахнулись.

Айем сопровождал ее названый супруг, мерцающий образ, который видоизменялся в соответствии с ее постоянно меняющимися женскими желаниями. Вокруг нее шествовали Крики, гильдия ныне забытая, которые несли с собой прихоти народа, ибо Велоти были тогда в основном добросердечны. Крики были советниками Айем и всей страны, хотя иногда они ссорились и нуждались в Сехте, который призывал их к порядку. Айем приблизилась к Неревару, который теперь был укрыт флагами Дома Индорил. И он одарил ее подобием жены нетчимена с яйцом Вивека внутри.

Айем сказала Неревару:

"Сехт, он же Азура, получил откровение о том, что война на пороге и что Наставник, который освободит нас, придет вместе с решением".

Неревар ответил:

"Я свернул со своего пути, чтобы предупредить тебя о хитрости наших врагов - двемеров, но я многое узнал в дороге и передумал. Эта жена нетчимена, которую ты видишь рядом со мной, есть меч-и-символ с пророком внутри. Он поведал мне, что мы должны некоторое время быть подобными ему, быть народом, укрытым в его собственных врагах, и использовать их машины, не испытывая стыда".

На что Вивек громко воскликнул:

"Боетия-кто-есть-ты однажды надел шкуру Тринимака, чтобы исправить ошибки Велоти, моя Королева, и это должно повториться. Это пешая дорога славы".

Сехт появился из облака железного пара, а его слуги сформировали ему сидение из собственной крови. Он сел возле Айем и взглянул на возрождение господства. И Вивек сказал им, своему Триединству:

"Ритуалы и мытарства, рифмы, что внутри поют,
Все единой служат цели, чтобы плоть явить мою".

И сказала Айем:

"АЙЕМ ЭЙ СЕХТИ ЭЙ ВЕХК. Нас освободили и объединили, бриллиант Черных Рук раскрыт".

И сказал Сехт:

"Куда бы он ни направился, везде пребудет невидимое священное писание".

При этом Крики замолкли, внезапно начав читать. Тогда Вивек показался из яйца всеми своими конечностями и формами, объединяясь с подобием своей матери, сливаясь и смешиваясь со всеми искусствами раненого звездами Востока, что есть в воде и в огне, в металле и в пепле, становясь в шесть раз мудрее. И стал он единством мужчины и женщины, магическим гермафродитом, боевой аксиомой, сексом-и-смертью языка, уникальным во всем срединном мире. И он сказал:

"Давайте же теперь направлять руки Наставника в войне и ее последствиях. Ибо мы следуем по-разному и в громе. Это наша судьба".

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Изображение

Проповедь IX

Затем наступила война с народом севера, в которой Вивек направил Наставника к быстрому и хитрому союзу с двемерами. Ниже перечислены величайшие демонические вожди холодного запада, пятеро в своем нечестивом числе.

ХОАГА - Пасть Грязи, который появлялся как огромный бородатый король, обладал силами Выстраивания и дыхания землей. На полях сражений этого демона часто видели на самом краю, где он жадно пожирал почву. Когда его воины погибали, Хоага наполнял их тела землей, после чего те восставали и снова шли в бой, хотя и медленнее. Он имел Тайное Имя, Фенья, и уничтожил семнадцать деревень Кимери и две крепости Двемери прежде, чем его обратили вспять.

ЧЕМУА - Бегущий Голод, который появлялся как всадник в полном шлеме, обладал силами Сердечного Рева и осквернения небес. Он поглотил героя Кимери, Дреса Кизумет-а, послав его дух обратно к Наставнику как тайного убийцу. Иногда называемый Первым Вредителем, Чемуа мог поразить небеса "болью в животе" и так обратить на Велоти дождь в виде желчи. Он уничтожил шесть деревень Кимери прежде, чем был убит Вивеком и Наставником.

БАГ - Двуязыкий, который появлялся как огромный бородатый король, обладал силами Уверенности и Изменения Формы. Его отряды были невелики, но в ярости носились по западным внутренним землям, убивая многих охотников и разведчиков Велоти. Он пал в великой дискуссии с Вивеком, ибо только воин-поэт мог понять двухслойную речь северянина, хотя АЛЬМСИВИ пришлось остаться в незримости на время спора.

БАРФОК - Дева Планов, которая появлялась как окрыленный человек с украшенным языками копьем, имела силы Исхода Событий. Битвы с ней всегда оканчивались победой Барфок, ибо она могла менять форму грядущего своим пением. Четыре деревни Кимери и две крепости Двемери были разрушены ее принуждающим решением. Вивеку пришлось заткнуть ее рот своими пальцами-молоками, чтобы остановить ее песню крушения Велоти.

ИСМИР - Дракон Севера, который появлялся как огромный бородатый король, обладал силами неисчислимыми и вторящимися. Он был зловещим, темным и наиболее молчаливым из вождей захватчиков, хотя деревни взлетали и падали в море, когда он молвил. Наставник боролся с ним без оружия, удерживая ревы Дракона рукой, пока силы Исмира не истекли кровью из его горла. Эти ревы были отданы Вивеку, который заключил их в слуховую рамку из эбонита, которую воин-поэт поместил на лицо и уши Исмира, что свело его с ума и обратило прочь.

"Наступление вперед и отступление назад вершат круговорот всех вещей. То, что я скажу далее, неприятно записывать: ХЕРМА-МОРА-АЛЬТАДУН! ЭЙ АЛЬТАДУН!"

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Изображение

Проповедь X

Тобой открыта десятая Проповедь Вивека, которая была утаена в словах, что пришли после к Наставнику.

Заклинатель должен поднять и раскрыть свою левую ладонь, чтобы показать, что ему не требуется оружие. Наступление вперед всегда скрыто, так что заклинатель всегда или невидим, или, что даже лучше, в коже своих врагов.

"Веко королевства заполнят тридцать и шесть фолиантов, но око прочтет мир".

Поэтому Наставник нуждается во мне, чтобы понять. Меч - это нетерпеливая подпись. Не оставляй пути к себе на мертвых. Вивек говорит Наставнику запомнить слова, что дал Боэт-и-я:

"Мы обещаем себя тебе, создатель Каркаса, Скарабей. Мир существует, чтобы мы в нем любили тебя, это плащ из грязи, который надо лелеять. Преданный твоими предками, когда ты не обращал внимания. Древний Магнус и его рискованные мнения не могут повлиять на невысказанное, это уловка, достойная всегда довольных. Короткий век Башен, изношенное отпущение грехов, что это? Что это, если не огонь за твоим веком?

Изменитесь в своей коже, говорю я пожирателям Тринимака. Возвысьте свои голоса до цвета кровоподтека. Разделите себя на Дома, подобно своим врагам, и возложите свои законы в установленном порядке от центра, уже подобно вражеским Углам Дома Забот, и узрите себя оттуда древесиной, или же полосками грязи, или же листами смолы. Затем не разделяйтесь более, ибо шаг СИТИСИТА быстрее наступления врагов, и ОН разделит целое ради одного камешка.

Ибо мы следуем по-разному и в громе. СИТИСИТ есть начало всех истинных Домов, построенных против застоя и ленивых рабов. Отвернитесь от своих пристрастий, сломанных, как неверные карты. Двигайтесь и двигайтесь именно так. Ускорьтесь против ложных отцов и матерей, оставленных в углах плачущими о стекле и дожде. Застой не требует по сути ничего, что есть ничто, как если бы вы были в восьми нескончаемых несовершенствах".

Вивек говорит Наставнику запомнить слова Вивека.

ПОЙМИ, ЧТО СИТИСИТ ЕЩЕ ПУТЕШЕСТВУЕТ

Вивек говорит Наставнику запомнить слова Вивека.

В СВЕРКАЮЩЕМ ЗЕРКАЛЕ НЕБА

Вивек говорит Наставнику запомнить слова Вивека.

УТОНУВ И УЛЫБАЯСЬ

Вивек говорит Наставнику запомнить слова Вивека.

ПРЕРЫВИСТЫХ НАДЕЖД ДОСТАТОЧНО

Вивек говорит Наставнику запомнить слова Вивека.

ЧТОБЫ ОТВЕТИТЬ НА ВСЕ ТО

Вивек говорит Наставнику запомнить слова Вивека.

ЧТО ЕЩЕ НЕ СПРОШЕНО

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Изображение

Проповедь XI

Во времена Ресдайна кимеры и двемеры жили под мудрым и великодушным правлением АЛЬМСИВИ и их избранного Наставника. Когда боги Велоти удалялись к самим себе, чтобы плавить космос и другие материи, Наставник временами приходил в замешательство. Вивек всегда был рядом, чтобы помочь советом, и вот первый из трех уроков правящих королей.

"Пробуждающийся мир - это амнезия сна. Все мотивы могут быть смертельно ранены. Убитые однажды, темы обращаются в структуру будущей ностальгии. Не злоупотребляй своими силами, иначе они собьют тебя с верного пути. Они пропадут, обидятся, и, наконец, понесут в себе семя безумия. Вскоре ты станешь прародителем того, что сломано. Ты будешь осмеян. А оно распадется на части, словно камень, которому напомнили, что он на самом деле вода".

"Не держи в своем доме ничего, что не несет пользы или красоты".

"Ты должен столкнуться с испытаниями, которым не препятствует мир ограничений. Великолепие звезд - царство Айем. Себялюбие моря принадлежит Сехту. Я же правлю срединным воздухом. Все остальное есть земля, что под твоим временным командованием. Нет такой кости, что не может быть сломана, кроме сердечной кости. Ты увидишь это дважды в своих жизнях. Возьми, что сможешь, в первый раз и позволь нам сделать остальное".

"В центре нет истинного символизма. Шармат же поверит, что есть. Он почувствует, что может принести годы изобилия, покоясь в святости. На самом же деле никто не может покинуть это состояние и принести что-либо иное, кроме раздора".

"Есть еще одно проявление символического и бесплодного. Истинный принц, проклятый и демонизированный, в конце концов будет обожаем всеми сердцами. Согласно Кодексам Мефалы, не может существовать официального искусства, есть только точки крепления запутанности, которые сотрутся народным благоговением с течением времени. Это секрет, который скрывает другой. Обезличенное выживание - это не путь правящего короля. Прими искусство народа и женись на нем, и под этим я подразумеваю его тайное убийство".

"Правящий король, который видит в другом равного себе, не правит ничем".

"Тайна оружия в том, что на нем основано милосердие".

"Тайна языка в том, что он неподвижен".

"Правящий король закован с головы до ног в бриллиантовое пламя. Он получает искупление каждым деянием, за которое берется. Его смерть - это лишь диаграмма возвращения к бодрствующему миру. Он спит иным, вторым способом. Шармат - это его двойник, и поэтому ты задаешься вопросом - не правишь ли ты ничем?"

"Наставник и Шармат, один и один, одиннадцать, неизящное число. Кто из них более важен? Если они поменяются местами, сможешь ли ты поведать об этом? Я смогу, и поэтому ты нуждаешься во мне".

"Согласно Кодексам Мефалы, не существует разницы между теоретиком и террористом. Даже самое заветное желание исчезает в их руках. Вот почему Мефала имеет черные руки. Так принеси обе свои, каждую в качестве аргумента. У однорукого короля нет нужного средства. Однако, приближаясь к Богу, отрежь их обе. Бог не нуждается в теории, и он закован с головы до ног в террор".

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.

Изображение

Проповедь XII

Поскольку Наставник обдумывал первый урок правящих королей, Вивек отправился в Скорбную Крепость и встретил там Айем, которая была с парой любовников. Сехт снова разделил себя. Тогда Вивек скользнул в их обличия, чтобы понаблюдать за ними, но не узнал никаких тайн, что были ему еще не известны. Он оставил часть себя позади, чтобы продолжить путешествие с пользой.

Тогда Вивек покинул столицу Велоти и ушел далеко в пепел. Он нашел просторные пустоши, чтобы поупражняться в своей гигантской форме. Он обратил свои стопы в материал, менее плотный, чем божественное, чтобы не погрузиться по пояс в землю. В этот момент свое присутствие обозначил Первый Угол Дома Забот, Принц Молаг Бал.

Вивек взглянул на Короля Насилия и сказал:

"Как это прекрасно с твоей стороны, не присоединяться к нам".

И Молаг Бал сокрушил стопы воина-поэта, которые были уязвимы, а его легионы отсекли их. Могучие огни из Первородного Места набросились на Вивека, словно сети, чтобы удержать его, и он позволил им это.

"Я бы предпочел", - сказал он, - "некоторого рода церемонию, если мы поженимся".

И легионы, что забрали стопы Вивека, были призваны вновь и получили приказ начать пиршество. На пустошах проросли гранатовые деревья, и возвысились шатры. Множество мистиков Велоти явились, читая оды об отсеченных стопах на земле и рыдая, пока священные писания не пропитались влагой.

"Нам следует возлюбить друг друга побыстрее", - сказал Вивек, - "если на этом все. Я нужен, чтобы дать совет Наставнику в более важных вопросах, ибо верховные жрецы Двемери затевают недоброе. Ты можешь получить мою голову на час".

Молаг Бал поднялся и раскинул шесть рук, чтобы показать свою значимость. Они были украшены рунами совращения и его противоположности. Они были украшены подробными календарями дальних миров. Когда он заговорил, появились спаривающиеся монстры.

"Куда ему нужно идти?" - спросил он.

"Я же говорил тебе", - ответил Вивек, - "я должен быть учителем короля земли. ЭЙ АЛЬТАДУН ГАРТОК ПАДОМ".

К этим магическим словам Король Насилия добавил еще одно: "ЧИМ", что есть тайный слог королевского величия.

Вивек получил от Даэдрота то, что хотел, и поэтому вышел за него замуж в тот же день. В тот час, когда Бал владел его головой, Король Насилия потребовал доказательство любви.

В качестве него Вивек прочитал две поэмы, но лишь первая известна:

"Я не могу озвучить точно объем стекла твоих волос,
Но это явно вдвое больше, чем в океанах бы нашлось.
И ад, мой милый, это сказка, написан теми, кто не врет.
Мой рот же лгать обучен ловко, и зуб есть алиби его".

Количество сыновей и дочерей Вивека и Молага Бала исчисляется тысячами. И имя наиболее могучего их потомка - это строка силы: ГУЛГА МОР ДЖИЛ ХАЙЕТ ЭЙ ХУМ.

И конец этих слов - АЛЬМСИВИ.





Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Июль 2020

В П В С Ч П С
   12 3 4
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Новые записи

Последние посетители