Перейти к содержимому


Фотография

«Вражда: пламя и картечь»: Игровая тема


  • Закрытая тема Тема закрыта

#141 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

cc9777bf9f0d2fbce98c1a57412effe7.jpg

 

 

Форумная стратегия "Вражда: пламя и картечь"

 

Игровая тема

 

 

Фоновое сопровождение...

 

Материк - все три его "рукава" - издавна был населён людьми. Смертные, разного облика, цвета кожи, говорящие на разных наречиях, жили семьями, кланами, затем основывали поселения - те разрастались, превращаясь в города, а спустя века и целые государства. От города к городу тянулись торные пути - для купцов и гружёных караванов, а порой и для марширующих отрядов. Что поделать, людям быстро становится тесно в привычных границах...

 

Люди, впрочем, были не единственными жителями материка. Гномы, эльфы, великаны, гремлины, орки... великое разнообразие народов и великие же королевства были на земле, когда человечество ещё находилось в поре детства. Многие иные народы были людям врагами, кто то был безразличен к их судьбе, а иные стали друзьями и учителями. Расы, которым со временем предстояло исчезнуть или превратиться в малочисленные племена, доживающие свой век под сенью людских государств, ещё не утратили первоначальной энергии, были многочисленны, могущественны и богаты.

 

Маги появились на континенте уже к тому моменту, когда сформировались, созрели, окрепли и даже успели обветшать первые государства. Ходят разные истории об их происхождении: мол, были они пришельцами из других земель, что, говорят, есть за морями; или пробудились вдруг неведомые силы в прежде самых обычных горожанах и крестьянах, или так сложилось по иной причине. Но многие - и в том числе, сами маги, вернее те из них, кто знаком с древними рукописями, ровесниками свидетелями их возникновения - точно знают, что это связано с властью первого Короля. Кто таков был король? Доподлинно сложно сказать, из какого народа он был (имя его - Азанур - история сохранила). Известно лишь то, что он был дракон - мог оборачиваться настоящим огнедышащим чудовищем. Не удивительно, что с такими редкими талантами он не просто приобрёл какую-то известность, но так же, сколотив армию из преданных племён, развязал крупную войну, полыхавшую даже в самых отдалённых краях континента. Учитывая его силу - а она росла день ото дня - "полыхавшую" совершенно буквально.

 

Годы, десятилетия войн прошли. Земли были прибраны к рукам Первого короля, именуемого теперь Великим - этот эпитет с тех и до сих пор неприменим ни к чему иному. Не только смертные, но так же гномы, великаны - даже горделивые и независимые эльфы - все признали власть Короля. Однако завоевать и править - увы не одно и то же. А доверять управление землями своим пусть и верным, но далеко не всегда мудрым, дальновидным и милосердным приспешникам, военачальникам из числа бывших пастухов, рыбаков и охотников, Великий Дракон не пожелал.

 

...Вероятно, он нашёл какой-то путь расстаться с частью своей Силы, передавая её тем из своих подданных, кого счёл достойным этой  и ещё одной, большей чести - сделаться его советниками, наместниками и эмиссарами. Чтобы не концентрировать слишком большую власть в их руках и не давать соблазна обратить её против него самого, Азанур наделил доверенных советников "осколками" своей Силы - властью над конкретной стихией. Это было сделано и с тем, чтобы, восстань один, иные, верные, носители сил прочих стихий, могли совладать с ним и без помощи своего господина.

Только ли за мудрость, за верность или иные таланты он отобрал четырёх советников, но вскоре, наделённые силами стихий, каждый своей, те научились узнавать её веяния и в других - зачастую самых обычных людях. Мальчишке-конюхе, играющих на улице перед окном детях... Так первые маги научились пробуждать Силу в других.

 

Впрочем, благоденствию первых веков это не мешало. Азанур был могуществен, но не бессмертен. Создав величайшее королевство в истории, он почил, а трон унаследовал его сын. Тоже дракон, во многом сохранивший силу отца. Не всю. Конечно, учитывая его могущество, никто и не заметил бы разницы. Но вслед за одним королём-оборотнем приходил другой. Все они были мудры, милостивы и очень щедры, не редко делясь Силой с теми, кто был, по их мнению, того достоин. Двор полнился инициированными магами, а короли, сами того не замечая, из поколения в поколение слабели. Было бы неправильно утверждать, что этого совсем никто не замечал.

 

Когда подданные слабее одного короля - что грозит его трону? Но если подданные слабы, но не слишком, а самих их вовсе не дюжина и даже не сотня. Король за королём, поколение за поколением - всё более праздные, ленивые, неумелые потомки Азанура занимали престол. А жажду тех, кто обладал лишь "осколками" Силы, могла утолить лишь безграничная власть над стихиями. Так зачем им король?...

 

Последовал переворот, гибель правившего короля Наргиса III, большей части его семьи и многочисленных, но плохо организованных, лишённых единого командования роялистов. Но мудрость магов сошла на нет, когда дело дошло до дележа трона. Едва одолев короля, они тут же перессорились между собой, окончательно растоптав ещё не успевшее остыть тело тысячелетнего государства. 

Война закончилась лишь тогда, когда пришлось выбирать - очередная неделя боёв или голодная смерть. Смерть солдат, снабжавших их крестьян, солдатских семей, ждущих своих мужей и отцов с выгоревших полей потерянной славы.

Силы уцелевших магов не хватало даже, чтобы поделить поровну части континента - несмотря на взаимную ненависть, они были вынуждены соседствовать на восточном "рукаве" материка, где располагалось большинство магических школ (стоит добавить - уцелевших). А люди в иных землях, напуганные, голодные и лишённые крова, забыв, как жилось до Драконов, и зная, что трон опустел, возможно, навеки, принялись налаживать свою жизнь. Снова семьи объединялись в кланы, а те в города; лишившись кумира, люди начали искать утешения в иных силах, привычных и древних - среди зверей и птиц. И многие его обрели. Возделывались поля, строились дома, ковались плуги и серпы - и, нет-нет, но и редкий меч выходил из под руки кузнеца. С кем и ради чего - тогда ещё не решили. Но ведь всегда пригодится?

 

Полезная информация

(квенты, правила, карта)

 

Информация о фракциях...

 

Игровые правила

 

 

О "драконах":

 

Игрокам, уже участвовавшим в моих проектах, известна моя привычка поощрять художественное творчество и игровую активность участников. "Драконы" - это особая игровая валюта, даваемая за объём художественных частей (по одному за каждые 15 строк). Накопив определённое количество, их можно обменивать на разные полезные бонусы:

 

5 драконов:

- 500 монет;

- алхимическое зелье (даже без алхимика);

- игнорировать негативное событие (в т.ч. морской навигации);

- сделать героя или мага неуязвимым для шпионов на 1 ход;

 

10 драконов:

- ускорение строительства/обучения на 1 ход;

- +1 шпион сразу;

 

20 драконов:

- обучение героев;

- обучение и развитие магов;

- превращение рот (кроме сапёров, наёмников, аэростатов и бомбард) в "элитные" (+25 атаки и +50 защиты навсегда).

 

50 драконов:

- создание марионеточной фракции;

 

О ходах:

 

- Не забывайте, делая ход (кроме 0-го), указывать число от 1 до 100 для генерации события, а так же при использовании алхимии или попадании кораблей в зону "опасной стоянки" (обозначение на карте: игральные кости);

- Игрок, первым сделавший ход с "художкой", получает +1000 монет в следующем ходу; игрок, сделавший ход последним и без художки (или просто последним, если литературная часть есть у всех), получает -1000 в следующем ходу.

- Редактировать сообщения о войсках (перемещении, обучении) и шпионаже, когда после вашего хода успели сделать свои ходы другие игроки, нельзя. Впрочем, отдельные ситуации могут рассматриваться в зависимости от обстоятельств.

- Элесар - помощник по вопросам шпионажа и посредник для тех, кто хочет использовать эту функцию против мастера.

 

Условия победы (одно на выбор для победы):

Для всех:

- Накопить 75000 монет (Мидлейн - 250000 монет);

- Быть первым по шпионам (на 50 больше, чем у второго по количеству);

- Обладать 5 цитаделями (магам, Мидлейну - 5 цитаделями магов или тотемников);

- Обладать 5 галеонами (Мидлейн - 15 галеонами);

- Построить 10 фабрик (только Мидлейн);

 

Условия поражения:

- Потерять все подконтрольные поселения (даже если армия или флот-где то остались);

- Задолжать Банку Гномов;

 

Обсуждение...

 

С 24-го ходу станет доступен обмен накопленными "драконами" между фракциями.


Сообщение отредактировал Криадан: 13 марта 2017 - 17:10



  • Закрытая тема Тема закрыта
Сообщений в теме: 167

#142 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

17-й ход, Май (Месяц Дракона: +25 к силе всех Стихийных школ, атаке призванных существ (+50 Магии Земли));

232-й год смерти Наргиса III Последнего Дракона

 

05-ep-ebonheart-pact-flag.png?w=672&h=37

 


Свободная республика Электа

 

- Обучены два мага Земли (Торвэйн).

- Из-за проливных дождей, не прекращающихся уже более недели, стало временно невозможным строительство в поселениях Республики.

Казна: 13500 экю.
Драконы: 18


Республика Тезинерия (Клан Воды)

 

- Завершилось обучение восьми шпионов.

- Завершилось обучение экипажа аэростата. В Актиополе спешно возвели эллинги для летающего корабля.

- Войска перемещены.

Казна: 13500 монет.
Драконы: 13


Султанат Абу Джавахар

 

- Обучены десять шпионов.

- В настоящий момент Султанат обладает самой большой казной и самым большим штатом шпионов за всю историю игры.

- Войска перемещены.

Казна: 40500 монет.
Драконы: 49


Республика Миерзан

 

- Войска перемещены (только до Ратовья - надо будет передвинуть дальше, указывай снова, и так каждый ход).

- Из-за недостаточного контроля со стороны соответствующих служб обрушилась часть построек, примыкающих непосредственно к гавани, затруднив сообщение с пирсом. Ущерб: 500 монет.

Казна: 6500 монет.
Драконы: 36



#143 Ссылка на это сообщение Kurasagi

Kurasagi
  • Тот кто пытается жить.
  • 8 670 сообщений
  •    

Отправлено

Число 10

Приказы.
Один отряд уланов из израдья идет в белосвет второй в велес град. Все также сидим и ждем, к новой республике относимся по добрососедскому но осторожно.


DbRIPiYu.png
406c8cc067c9.png
Озвучиваю, все что можно (особенно моды). Качество исполнения отвратительное, расценки мрачные, сроки космические. (примеры ниже под спойлером)

Примеры

Прочие награды

#144 Ссылка на это сообщение Potay

Potay
  • Тактик
  • 1 563 сообщений
  •    

Отправлено

Ход №17 Абу-Джавахарский Султанат.

 

Случайное число - 79

 

45021.jpg

 

Башир устало улыбнулся открывшемуся пейзажу невидимой под пылевой маской улыбкой. Почти полтора года поисков! Казалось бы, ну как можно спрятать целый замок в пустыне, ровной как стол и просматривающейся на многие мили? Оказалось, что можно, если подойти к делу с фантазией и рвением. Но вот она, Мактум Мадина! Скрытый город, город-храм, город-крепость воинственного народа Наджва. Впрочем, слово "город" звучало слишком уж громко для этой небольшой крепости, но сам факт её существования был возмутительно волнующим! Наджва всегда считались кочевым народом, гордыми погонщиками верблюдов, умелыми стрелками и религиозными фанатиками, бродящими по пустыням и занимающимися торговлей и разбоем. Не достаточно многочисленные, чтобы составлять серьёзную проблему для власти Светлейшего султана, которую они, к слову, не признавали, но достаточно беспокойные, чтобы постоянно напоминать о себе. И вот два года назад пошли слухи, что у кочевого народа есть свой город! В самом сердце Великой Пустыни! Способный исчезать в одном месте, как мираж, чтобы появится в другом! 

 

***

 

История выделения Наджва из Джавахара стара как мир и столь же банальна. Столетия тому назад, едва отгремела чудовищная война последовавшая после убийства Наргиса III, Последнего Дракона и многим народам пришлось создавать новую страны, практически по кусочкам, ведь война затронула всех без исключения, зародилась, окрепла и сформировалась вера в Единого, Бога Богов, первая в своём роде религия одного бога. Как и все молодые верования, она прошла путь от разделения на великое множество сект, до их слияние в единое мощное русло под покровительством молодого шейха Асафа из рода Шазад-ад-Кутайба, использовавшего её как мощное средство для объединение разрозненных племён в единый народ. Но не всем пришлась по душе та версия писания, которую избрал Асаф, одних он привёл к послушанию огнём и мечом, в духе тех давних и диких времён, других же изгнал с их исконных земель, обрекая их на смерть в пустыне. Наджва были в числе изгнанных, но в отличии от многих, погибших в суровых песках или раздробившихся, приставших к другим племенам, потерявшим родовую память и обычаи, они сумели выжить, сохранить свою версию писания и пронести через века свою ярость.

 

Единый Бог Наджва был суров, даже жесток и беспощаден к тем, кто отвергает его путь, ибо бытие тут, в подлунном мире, есть ни что иное, по мнению наджва, как иллюзия, испытание и ничего более, потому, как говорят их проповедники "никто не умирает и никто не убивает". Нельзя же ведь, в самом деле убить мираж? Потому-то так важно нести свет истинной веры всем тем, кто не видит или не хочет видеть правильного пути. Единого Пути. "И нет такого средства, которое можно было бы назвать чрезмерным, для достижения этой цели!" - говорят проповедники Наджва. Маги же, люди обладающие сверхъестественными силами, есть суть наиболее заблудшие из душ, их падение столь велико, что они через него обретают возможность искажать всеобщую мировую иллюзию. И чем сильнее волшебник, чем большей силой обладает, тем глубже, по мнению наджвахарцев, погряз он во грехе и самообмане, с каждым мгновением душа его погружается всё глубже и глубже в пучину. Единственный способ помочь заблудшим сим, это как можно скорее прервать их путь, ведущий в бездну, единственно возможным способом. Ведь жизнь все равно иллюзорна, а вот душа реальна, в глазах наджвахарцев прервать одно ради спасения другого является абсолютным благом. 

 

Столетия жизни в пустыне, постоянные гонения и вера, утверждающая иллюзорность мира и оправдывающая любую жестокость, сделала из Наджва несгибаемых, беспощадных и фанатичных людей, известных своей жестокостью и умением бесшумно появляться и бесследно исчезать. О стрелках наджва ходили безумные слухи, что они способны поразить одним выстрелом сразу десяток человек, что они могут проникать куда-угодно превратившись в облако пыли или в скорпиона, и что убитые наджва превращаются в песок, из которого они и созданы. Многие легенды ходят об этом кочевом народе, но одна примета совершенно точно верна - если воин наджва кладёт руку на мушкет, всякие споры и разногласия мгновенно стихают. 

 

***

 

Башир забеспокоился, заметив небольшие пылевые столбики в нескольких десятках шагов от себя, он ведь собирался оправдать своё имя, которое означало Вестник Радости на древнем языке, и вернуться с докладом как можно скорее. Неожиданно, взметнулся песок, и на месте столбиков появились люди в длинных одеждах, укутанные в плащи и с длинными мушкетами в руках. Башир не был новичком, полтора года он бродил по пустыне, а до этого еще пять ездил вдоль границ, отлавливая беглых и контрабандистов, сам аб-Абгади ставил его наблюдательность в пример своим людям! Но эти люди сумели подобраться к нему так близко, а он даже и не заметил! Очевидно, старший из них, отрывисто и выразительно кивнул разведчику, а потом дёрнул головой в сторону крепости. Что же, жест был понятен любом. Башир медленно спустился с верблюда, которого уже взял под уздцы один из стрелков и покорно зашагал к крепостным стенам, ведомый наджвахарцами. 

 

3eae59fc1f4fd43961085bb8493e3a2d.jpg

 

***

 

- Они удовлетворены нашими успехами и хм... рвением. Ты слышал, Ахмед? Удовлетворены. - Светлейший султан Сармад-аль-Султан ад Шазад-ад-Кутайба на мгновение оторвался от письма, которое ему, скажем так, доставил несчастный Башир. Ахмед аб-Гади по этому случаю экстренно вызванный во дворец мрачно кивнул. - Мы проявляли какое-то рвение, которое могло удовлетворить - Султан выплюнул глагол, будто ядовитое насекомое. - этих фанатиков? 

 

- Новый Храм Единого в Рогосте, Ваше могущество? - С сомнением предложил Ахмед, пожимая плечами. - Множественные смерти неверных при взятии Израдья? Не могу даже предположить, что могло порадовать этих безмозглых безумцев. 

 

- Безумцев да, но отнюдь не безмозглых. - Сармад нахмурился размышляя о чем-то. - Как там наш кашфий*?  

 

- Жить будет. Живут же люди без языка. И без глаз. И без пальцев тоже. - Ахмед снова пожал плечами. - Подход к безопасности у них, конечно, основательный. Но если светлейший султан прикажет, у накиба есть записи, в какой именно район отправлялся Башир, я могу собрать своих людей и... 

 

- Не прикажет! - Сармад раздражённо швырнул письмо на стол и поднялся, принявшись мерить шагами комнату. - Они нужны нам, Ахмед. Кроме того, давно пора признать братский народ, прекратить угнетения, позволить свободу веры...

 

- Мой повелитель, я немедля пошлю за лекарем! Проклятые плутократы подослали вам заражённые газеты! 

 

- Спокойно, верный мой тайный советник! - Сармад поймал аб-Гади за руку и пристально взглянул на него. - Сколько их может быть в той крепости? А сколько бродит по пустыне? Это капля в море, в одной деревне султаната проживает больше джавахарцев, чем во всем султанате наджвахарцев! Они сохраняли свою безумную культуру только благодаря гонениям. Но теперь... Увидишь, их внуки уже будут полноценными жителями султаната. Это следовало сделать давно.  

 

 

Прим.

* - следопыт

 

Приказы:

 

1. Все отряды из Морады идут в Заячью Пустошь

2. Отряд из Навьин-Яра идёт в Кростье

3. Нанять пять шпионов - 5000 зол.

4. Долгожданное воссоединение народов Джавахар и Наджва! Экстремистская организация "Храм Мактум Мадина", до сих пор бывшая под запретом на территории Султаната, официально объявляет набор учащихся для прохождения обучения по системе "Четыре У: Увидел, убил, убрал, ушёл" 

5. Нанять десять Наджвахарских стрелков в Рогост. - 20 000 зол.

 

Получен доп.модификатор "Доктрина Мактум Мадина" - Доступен уникальный юнит "Наджвахарские стрелки" 2000 зол.\0 зол. 25\25 (50 против магов), не подвержены действию "Зыбучих Песков". 


Сообщение отредактировал Potay: 19 декабря 2016 - 18:23

Табель лиц и масок.

 

 


#145 Ссылка на это сообщение Мистер Лис

Мистер Лис
  • Вибрирующий Сказочный Лис
  • 26 535 сообщений
  •    

Отправлено

Миерзан 

 

Случайное число 30

 

Распоряжение. 

 

Не совершаем никаких резких движений. Копим денежку. 

Художка возможно будет завтра, но она будет. Точно вам говорю. В этот раз чет испытывается непреодолимое желание обзавестись дракончиками. 

 

Пы. Сы. Добавил случайное число)


Сообщение отредактировал Лисёнок Антошка: 19 декабря 2016 - 15:59

kML06T2.png
9472.gif

Мои наградки





#146 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

img_fonts.php?id=10323&t=%D0%A1%D0%B2%D0

 

Торвэйн, ратуша

- Салют был особенно эффектным. Хотя, мне кажется, возникающие в вечернем небе шары – это не всё. Хорошо бы ещё сопровождать каждый такой «цветок» канонадой.
Адриан согласно кивнул. Шаонг ещё в первую встречу, когда посольство капитулировавшего Клана Воздуха посетило Торвэйн, произвёл на него положительное впечатление вниманием к деталям, прямотой и остротой ума.
Сейчас маги собрались на очередную «планёрку» - назвать нынешнее собрание, проводившееся пока лишь в малом кругу лиц и в довольно непринуждённой атмосфере, заседанием Республиканского Совета, было можно лишь с огромной натяжкой. Торвэйн пока выполнял функции столицы – хотя сам Адриан, не смотря на привязанность к родным землям, желал разместить столицу западнее, в землях Огненных. Надо полагать, во многом по причине более щадящего климата.

 

- Гиннар, что скажешь?
- Канонада, гришь? Чтоб прям под саму вспышку приходилось? Хм, а что, можно. Мортирный расчёт-то у вас есть. Единственно, снаряды-то для фейерверков – они особые, со специальным составом искристого зелья…
- Не мелочись, Гиннар, ради выгод от нашего будущего сотрудничества. – де Ланс добродушно покачал головой. - На фейерверках мы точно не разоримся.
- «Выгод от сотрудничества»! Ты пока только кормишь меня обещаниями, великий маг. – Дородный гном принялся сердито вертеть перстень на одном из своих пальцев.
- А между тем, у меня есть серьёзная работа для твоих мастеров, требующая размаха и тщательности.

 

Архимаг обвёл собравшихся лукавым взглядом и достал из широкого рукава небольшой кошелёк. Ослабив шнурок и высыпав на жёлтую ладонь несколько монеток, Адриан подцепил пару и продемонстрировал собравшимся.
- Это наш экю, «щит». Вот он, на реверсе. Бронза. Довольно тяжёл. На унцию шло шестьдесят таких. Теперь уже сорок восемь. – Маг изобразил виноватую улыбку, внутренне ликуя от вида лиц вмиг помрачневших магов Воздуха и Огня. - Следствие событий последних месяцев... А это ходовой тюр Клана Огня. Мэтр Кэнсо, просвети нас.
Огневик забрал бронзовый кругляш с отверстием в центре у де Ланса.
- Бронзовая монета чеканки Тюрана Неистового, предшественника предшественника Йина Бао. Медь, есть незначительная доля серебра. - Бывший дайнагон изящным жестом убрал прядь со лба. - Из соотношения к золотой унции семьдесят пять тюр. Поговаривают, Тюран боялся оборотней, и поэтому намеренно велел добавить с сплав хотя бы некоторую часть серебра, чтобы раскрывать тех, кто якобы ему угрожал. Оттуда же и это отверстие – носить тюр на шее, как ожерелье, стало традицией.

 

Маг Огня катнул монетку по столу в направлении Адриана. Тот прихлопнул её ладонью и убрал в кошель, достав следующую. Шаонг кивнул, узнав продолговатую форму.

- Это наш лао. На пять частей состоит из олова, отчего довольно лёгок. Таких монет у нас немного, и обмен внутри колоний чаще идёт на натуральную продукцию. Поэтому соотношение довольно высокое, тридцать за унцию.
- Как видите. Это, не считая всякого разрешённого для оборота в отдельных провинциях мусора. – Адриан вытряхнул на стол остальное содержимое кошелька. По столу запрыгали мелкие кругляши скверной чеканки – как правило, довольно тёмные из-за использования дешёвых сплавов, с почти неразличимыми номиналом и геральдикой. – Полагаю, Гиннар, ты уже и так понял, чего я от тебя хочу?
Гном задумчиво огладил бороду и бросил на собравшихся цепкий взгляд из-под кустистых бровей.
- Чего уж, всё мне ясно…

- Меня интересуют монеты двух типов. Малая, преимущественно медный сплав, для основного обращения. За основу можешь взять тюр. А та, что крупнее – стерлинг1, серебро с примесью не больше десятой доли.

 

1e00dea1287a087.jpg

Собравшиеся подались вперёд, послышался шёпот удивления. Шаонг кашлянул, чтобы привлечь внимание архимага.
- Серебро в оборот? Не слишком ли это...
- Это было бы слишком. Для любого Клана. Но я не думаю, что это слишком для Республики. Конечно, они выйдут меньшим тиражом, и будут служить для более серьёзных расчётов. Но посудите сами – серебряная марка. Из соотношения три за унцию! Первая объеденная республика магов готова расплачиваться почти чистым серебром. Это станет не меньшим символом нашего процветания, чем светило на нашем стяге.

- Марки, стало быть... – Представитель гномов, оказывается, во время Адрианова спича то-то старательно записывал в свою книжечку. - Полагаю, мэтр, проволочки к не возникнет.

Адриан кивнул, мимодумно подивившись перемене в обращении гнома. Вместо привычного для коротышек пренебрежения к людям "с их глупыми фантазиями" было что-то, похожее на уважение. 

 

Путешествие на юг...

Долгий путь в столицу султаната занял без малого три недели. И если первую часть путешествия можно было лаконично описать всего двумя словами – «быстро» и «комфортно», то вторая… Несмотря на то, что от Ярова до Али Зафара было куда меньше миль, чем от Торвэйна до Ярова, именно эта дорога оставила у посла Республики Электы самые тягостные воспоминания.
Как полномочный представитель и дипломат, Фернан имел особый «изумрудный» билет, позволяющий беспрепятственно – читай, даром – пользоваться услугами Великого Пути. Разумеется, удобства этим не ограничивались. Лучшее купе, доставка еды в номер, сервис на высшем уровне. Как бы пренебрежительно не относились гномы к другим народам, вопрос качества предоставляемых услуг всегда был их сильной стороной. «Белый вихрь», радостно гудя и оставляя за собой дымный шлейф, проскакивал станцию за станцией. Фернан читал газеты, оставлял деловые пометки в ежедневнике и попивал глинтвейн, с благосклонной ленцой поглядывая на сменяющийся пейзаж. Лиственные леса и обширные поля Земных, ухоженные, похожие на фарфоровые миниатюры селения Огненных, крупные и шумные базары Воронов, сменившие владельца, но не потерявшие своей неповторимости. 

 

flying_scotsman_at_kingswear_by_artistje

Затем начался Великий лес, занявший почти весь Звериный перешеек. Впервые за всё время с начала своей почётной миссии посол встревожился. Поезд проезжал земли Воронов, где недавно шла самая настоящая резня, и следы этой резни время вовсе не торопилось сглаживать. Несколько раз состав останавливали. Гномы, ворча в бороды и сердито зыркая глазами, вынуждены были разрешить патрулям «лесных котов» досмотреть поезд. Несколько человек в шкурах поверх чешуйчатых кольчуг в сопровождении помощника машиниста и начальника состава бродили по составу, бесцеремонно осматривая чужой багаж, пока владельцы разворошенного скарба испуганно толпились в другом конце вагона. Однако в дипломатическое купе их не пустили – Фернан в это самое время, с трудом сдерживая дрожь в коленях, тихо плёл боевое заклинание, на случай, если «коты» настоят на своём. Кто знает, что придёт в голову этим диким кровожадным тотемникам, топившим в крови целые деревни?

К счастью, обошлось. Не в последнюю очередь ещё и потому, что удалось избежать неудобных вопросов – «А почему посланцы Республики Магов решили обойтись без визита к Лесному барону, направившись сразу в Султанат?».

 

Музыкальное сопровождение...

Но вот состав достиг Ярова, крайнего пункта Великого Пусти. И теперь Фернан трясся и подпрыгивал в высоком и неудобном седле на горбатой спине нелепого длинноногого зверя, спешащего доставить его в столицу Султаната. «Спешащего», впрочем, сильно сказано – диковинная тварь не была способна перейти даже на трусцу. Солнце пекло неимоверно, и непривычный к превратностям местного климата посланник изнывал от жары и жажды. К вящей радости Фернана, в Ярове ему почти сразу удалось наткнуться на представителей Светлейшего венценосного правителя Абу Джавахара, что избавило его от необходимости нанимать себе стражу из «котов», которых маг откровенно побаивался. Да и путешествие через пустыню с людьми, родившимся в ней, представлялось ему более удачной затеей.
Не смотря на довольно скудный запас слов на местном наречии, Фернану удалось довольно быстро договориться с начальником каравана. К вечеру, перед самой отправкой – караван-баши уверил его, что ориентируется в пустыне по звёздам, как в своём кармане – к каравану присоединились несколько купцов. Путь через пустыню опасен – так почему бы не заработать лишнюю монету, сопроводив заодно с гонцом ещё или дюжину верблюдов с грузом пушнины, металлической всячины и браги от тотемных кузнецов?


***

Караван устроил привал у подножия большой дюны. Животные – проводники называли их дромедарами – разлеглись на песке кругом, защищая тем самым небольшой костерок и собравшихся вокруг него людей от ветра. Люди без лишней суеты обустроили свои спальные места, однако явно не торопились укладываться. Фернан не мог отделаться от неприятного ощущения, словно за ними следят – возможно, сам пустынный пейзаж, когда на много миль всё видно как на ладони, поспособствовал этому чувству. Однако пустынники были спокойны – сейчас, рассевшись кругом у костра, они принялись ужинать, делясь друг с другом овечьим сыром, сыпучим чёрным хлебом, хрустящим на зубах из-за песка и чашами с разбавленным вином или горячим чаем.

 

- Отчего не присоединяешься, уважаемый? – Старший караван-баши отсалютовал чашей, над которой клубился пар, посланнику Республики. – Садись с нами, ешь, пей, мы будем рады твоей компании, достойный господин.
Фернан растерянно улыбнулся и плюхнулся на освобождённое ему двумя стражниками место. С минуту люди молча жевали и прихлёбывали содержимое чаш, глядя в весело потрескивающий костерок. Глядя на то, как совершенно чужие друг другу люди, выросшие в этих негостеприимных землях, передают друг другу свои запасы, словно опасаясь, что не всех удастся угостить тем, что они прихватили с собой в дорогу, маг вмиг избавился от всех опасений. Гостеприимство и взаимовыручка у бедуинов, как он слышал, считались первейшей добродетелью, и сейчас он вполне мог ощутить всю исконную правильность их традиций.

 

- Досточтимый муж едет к нам из страны магов?
Вопрос был задан одним из купцов – с дородным красным лицом и ухоженной бородкой. Фернан не особо хотел распространяться о своей миссии, так как не знал, как отреагируют на присутствие мага простые бедуины, о которых он слышал много всякого, помимо того, что они гостеприимны. Однако скрывать было глупо – будучи уличён во лжи, он бы точно не встретил бы здесь одобрения.
- Верно. Я был направлен Республиканским Советом в славный Али Зафар для того, чтобы засвидетельствовать своё почтение Светлейшему султану от лица наших господ.
- У вас их много? – Это спросил один из стражей, ехидно поглядывавший сейчас на посланца.
- Кого? – Не понял Фернан.
- Господ, вот кого. Разве могут несколько человек править страной? Как они договорятся – это же базар будет, а не Совет.

 

Фернан уже собрался возразить, но стража оборвал сам караван-баши.
- Прояви почтение, Барух! На уважаемый гость из других земель. То, что принято у нас, может так же показаться смешным и у них, а насмехаться над чужаком…
- Он не так уж и не прав, Селим. Спасибо. – Фернан приложил руку у груди. – Совет советует, Барух. Но правит только один. Как во всей республике, так и в крупных городах.
- Большой маг?
- Да, мэтр Адриан.

 

Люди у костра покивали, показывая магу, что слышали это имя. Затем вопрос задал один из стражников, седобородый, с дорогим кушаком и закрытым бельмом левым глазом. За день пути Фернан успел заметить, с каким почтением к нему относились другие бедуины, а когда исподволь поинтересовался у караванщика, то узнал, что этот одноглазый воин некогда возглавлял отряд, истреблявший пустынных грабителей из более диких племён. В одной из битв, потеряв всех своих людей, он семь дней преследовал врагов в одиночку, а настигнув, свернул им всем шеи, хотя и сам едва дышал.
- Полагаю, ваш правитель шлёт в Али Зафар гонца для того, чтобы протянуть руку дружбы султану? – При упоминании Сармада стражник коснулся кончиками пальцев лба, затем губ и груди.
- Думаю, так. Однако при мне есть некоторые грамоты, написанные лично рукой моего милорда. Я не знаю, что в них. Однако полагаю, что это именно… м-м, договор о мирном соседстве.

 

На самом деле, Фернан далеко не был уверен. Инструкции по ведению переговоров, пути быстрой связи с представителями республики, способными оперативно снабдить его нужной информацией в случае смены политической обстановки, находились в тубусе, запечатанном магическим замком. Архимаг не пожадничал и снял с нити своих четок один изумруд ради такого дела. Открыть их предстояло только в Али Зафаре, строго определённым путём – на случай, если тубус вдруг окажется не в тех руках. А о чём мог написать глава Республики, не стоило и гадать. Может, мирный договор. Может, требование передать поселение или вывести все войска с приграничья… Опыт последних нескольких лет показал, что вероятность последнего едва ли стоит отвергать.
- Саиб прежде не путешествовал так далеко на юг?
- Нет, это мой первый визит. Полагаю, никто из магов уже много десятилетий не путешествовал южнее Великого леса. – О тайном посольстве Лорента и Огастеса в прошлом году посланник решил не упоминать.
- Тогда саибу необходимо знать, что в Висале есть замечательное место, где может отдохнуть, получить помощь и совет любой чужеземец.
Остальные пустынники согласно закивали и о чём-то залопотали. Маг смог разобрать лишь проскочившее несколько раз слово «тубан»2.
- Благодарю, мой друг. – Фернан использовал местное обращение, краем глаза заметив одобряющий кивок караван-баши.

 

dDqK87IDwDw.jpg


***

- Висаль, мой достойный друг. Моё сердце разрывается от скорби, ведь здесь наши пути разделятся. - Караван-баши с присущей южанам изысканностью слога прощался со своим попутчиком. Стражи и купцы из каравана, стоявшего чуть в стороне, подняли ладони в знак прощания. Фернан улыбнулся и поклонился.
- Достойный Селим, как скоро ваш караван отправится обратно из Антали?
Старик-караванщик горестно развёл руками.
- Не ранее, чем через полтора месяца, саиб. Впрочем, если ты решишь дождаться, я буду рад. Однако если твои посольские обязанности заставят тебя спешно покинуть Али Зафар раньше срока, полагаю, здесь, в Висале, ты сможешь найти некоторых достойных господ, способных сопроводить тебя не хуже, чем это удалось мне. На площади Купелей ты всегда можешь разыскать Сухого Азиза или Карима аль-Бара. Этим караванщикам можно довериться – они не обманут. Прощай и да осеняет тебя благодать Единого, саиб.
Караван отправился на юг, а Фернан отправился в город, чтобы отыскать названный ему трактир.

 

Визаль, как и всякое южное поселение в глазах «цивилизованного северянина», привыкшего к строгости мощеных улиц и размаху площадей и ратуш, оглушал и ослеплял всякого, кто был чуть из иного теста, нежели местные жители. Пестрота нарядов, гвалт и гомон уличных торговцев, оборванцев-попрошаек, продаваемого скота и едва не дерущихся из-за какой-нибудь блестящей безделушки покупательниц, аромат специй и амбре «птичьих рядов» на базаре атаковали все доступные органы чувств. Почти все - есть и щупать никто не заставлял… пока. Фернан, проявляя чудеса ловкости, напустив на лицо самую угрюмую мину, какую смог изобразить, маневрировал между укутанных в десятки  слоёв и увешанных фунтами украшений женщин, назойливых приставал-лоточников, убогих, требующих за свои язвы плату со всех, кому по жизни повезло чуть больше. Наконец, дорога, старательно объяснённая ему караван-баши, вывела его к перекрёстку, где располагался трехэтажный дом с черепичной крышей. Над дверью покачивалась деревянная вывеска – вернее сказать, резная деревянная фигуру, изображавшая дракона.

 

Продолжение следует (уже не в этом ходу, конечно...)

 

Распоряжения:

- Ввести новую единую валюту Электы (отыгрыш): республиканскую марку, имеющую ходовой медный и более редкий серебряный варианты.

- Переместить аэростат из Сет-Монтиса в Чу Линг.

- Нанять 2-х магов Земли (Хадзима, Вадия) и 1-го мага Огня (Чу Линг) - 6000 монет.

- Обучить 7-х шпионов - 7000 монет. 

 

Элесар, если будешь делать ход, дай мне число для генерации события.

 

_______________________________

1 - сплав, состоящий в основном из серебра (не менее 92,5%) и других металлов, как правило - меди (7,5%).

2 - "дракон".


Сообщение отредактировал Криадан: 20 декабря 2016 - 19:04


#147 Ссылка на это сообщение Элесар

Элесар
  • Герта


  • 23 936 сообщений
  •    

Отправлено

img_fonts.php?id=10191&t=%D0%A2%D0%B5%D0

  • Число для Тезинерии: 71
  • Число для мастера: 73
  • Все отряды из Кальдеры перемещаются в Кселионис (1 отряд копейщиков, 1 отряд улан 2 мага I уровня и 1 маг IV перемещаются). Прокачать 2-х магов до IV уровня, с теми же заклинаниями(Вода, Бич) 12 000 золотых
  • Все отряды из Эффора грузятся к гномам и едут в Кселионис (Аэростат, маг IV уровня, уланы, 3 мага I уровня) 500 золотых
  • Отряд улан перемещается из Исай Ура в Илай-Ира
  • Торговая республика прекращает своё существование как независимое государство и передаёт право распоряжаться казной, армией и другими социально-экономическими институтами Электе.

х



#148 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

18-й ход, Июнь

(Иванов день: при изготовлении зелий за одну плату - золотом или драконами - можно назвать два числа);

 

- 232-й год смерти Наргиса III Последнего Дракона;


Свободная республика Электа

 

- Учёные мужи говорят, что у больших природных тел есть способность притягивать к себе более мелкие объекты. Сложно сказать, можно ли считать Электу большим объектом, а Тезинерию - малым, учитывая, что территориально они были приблизительно равны. Однако совсем недавно произошло редкое природное явление под названием "слияние двух государств" - и если эта способность действительно существует, без неё тут явно не обошлось.

- Завершилось обучение девяти шпионов. Конечно, в ту пору, когда их обучение только начиналось, предполагалось, что они будут служить разным господам, но исходя из новых реалий, их обучилось именно девять, а не семь и два, как это случилось бы всего месяц назад.

- Видно, воспользовавшись треволнениями, связанными со слиянием двух мощных бюрократических аппаратов, кто-то решил обогатиться и запустил руку в казну. Ущерб: 500 монет.

Казна: 35500 республиканских марок. 
Драконы: 28


Клан Лесных котов

 

- Войска перемещены.

- Советники сообщают, что за последние несколько недель ваша казна была неоднократно разграблена. Общую сумму ущерба оценить сложно, но это несколько тысяч. Впрочем.../советник, шелестя страницами, копается в своих заметках, время от времени опасливо поглядывая на Весту/ - 7000 монет.

- При пересечении караваном одного из мостов через лесную речку произошло обрушение опор. Пришлось выплачивать компенсацию купцам. Ущерб: 500 монет.

Казна: 25500 монет.

Драконы: 20


Султанат Абу Джавахар

 

- К Султанату примкнуло племя пустынных убийц Наджва - метких стрелков, неутомимых бойцов и ревностных защитников своей веры (-50 "драконов"). Кроме того, сразу десять "святых воинов" примкнули к гарнизону Рогоста.

- Обучены пять шпионов. Один из ваших лазутчиков погиб при трагических обстоятельствах.

Казна: 24500 монет.
Драконы: 3


Республика Миерзан

 

- Местным рыбакам посчастливилось отловить необычную рыбу? В чём её необычность? В здоровенном перстне, обнаруженном в её брюхе. Не считая самой оправы, один камень, очень редкий синий карбункул, был оценен в пять сотен золотых. Разумеется, находка была передана властям. Доход: 500 монет.

Казна: 12000 монет.
Драконы: 36


Сообщение отредактировал Криадан: 25 декабря 2016 - 18:01


#149 Ссылка на это сообщение Kurasagi

Kurasagi
  • Тот кто пытается жить.
  • 8 670 сообщений
  •    

Отправлено

Число 89
Как бы там ни было, многие были недовольны от такого решения и барон и его окружение, но больше всего...
- Да это вздор! Вы предлагаете потерять самое святое, волю! Продать в обмен на безопасность.
Веста ударила кулаком по столу со всей силы.
- Воля наша, есть сила наша, забыли? Забыли я вас спрашиваю?! Или вы так трясетесь за свою шкуру сборище трусов...
- Ты смотри с кем разговариваешь Веста, если ты забыла свое место, я могу напомнить. - Вдруг озвался совершенно спокойно лесной барон. - Даже если так, сколько наши войска продержаться перед их натиском? День? Может неделю? Владимир прав, нам нужен этот союз, или ты забыла, что у нас стоит во главе угла кроме грубой силы? Забыла, что если бы мы во всем полагались на меч нас бы уже изничтожили? Видимо забыла раз зовешь нас трусами. Иди же воюй, тебе напомнить про три месяца? Молчишь? Может мы надеваем на себя ошейник, я этого не исключаю. Но если они посмеют топтать наши традиции, наш обычай, то за меч мы взяться успеем, даже если это будет последний раз в истории нашего народа.
Лесной Барон вздохнул.
- Подготовь три роты стрелков Веста, залатай брешь в обороне, свободна.
Девушка сжав кулаки ушла.
- Вы думаете, она станет слушать? - Владимир вышел из дальнего угла.
- Станет, она может искрение ненавидит положения вещей,  и ей, что султан, что миерзанский король, одинаково кому глотку резать если на хвост наступать станет, но она не глупа и не наивна, она понимает, что при всем духе нашей армии, для некоторых мы кость на один зуб. Я же хочу, что бы этот зуб от нас если не сломался то треснул. передай остальным правителям, что мы согласны на их предложение и можем приехать, а можем принять у нас как они того пожелают.

Приказы:
Согласие на вступление в Федерацию с миерзаном и султанатом.
На все драконы купить шпионов если это возможно.


DbRIPiYu.png
406c8cc067c9.png
Озвучиваю, все что можно (особенно моды). Качество исполнения отвратительное, расценки мрачные, сроки космические. (примеры ниже под спойлером)

Примеры

Прочие награды

#150 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

img_fonts.php?id=10323&t=%D0%A1%D0%B2%D0

 

Фернан возлежал на небольшом диванчике и, отправляя в рот продолговатые зелёные виноградинки, лениво полистывал свой ежедневник. Времени для исправления и корректирования заметок было полно – кое-какие наиболее удачные цитаты следует выбрать заранее. Маг без особого восторга поймал себя на мысли, что специально старается художественно приукрасить свои записи, чтобы произвести особое благоприятное впечатление на канцлера, который, вне всякого сомнения ознакомится с ними, прежде чем зачитать на заседании. «Неужели этот малый, Фернан, сам так талантливо всё расписал? Хм, может, стоит назначить его дуайеном - Республика нуждается в столь разумных и даровитых людях». Посол вздохнул и поглядел в окно – погодка стояла свежая, обычных уличный шум был не слишком громким и скорее убаюкивал, чем отвлекал. До обеденного пекла было далеко, и слабый ветерок с улицы неплохо освежал. Одним словом, всё вокруг предрасполагало к мечтам или воспоминаниям. Помечтать он только что успел, так что оставалось перебрать, словно нанизанные на нитку бусинки чёток, события последних недель, всё, что связано с его посольской деятельностью.


***

Аудиенций у Сармада-аль-Султана ибн Асафа ад Шаза-ад-Кутайба аль-Джамиля Прекрасного было пять. Два приёма в официальной обстановке, остальные – скорее встречи вежливости. Ох уж эти южане, всё то у них просто изобилует всяческими традициями, тонкостями, призрачными полунамёками! Деловая встреча, по их мнению, просто обречена на провал, если гость предварительно не будет накормлен и ублажён созерцанием танца прекрасных дев, а хозяин не справится о здоровье всей родни посла вплоть до десятого колена. Официальные встречи были оглушительно-торжественны. В самом деле, если есть чем похвалиться – отчего бы и не похвалиться? Возможно, именно из этих соображений первая встреча проходила под сводами Звёздной залы. Ни один из дворцов или магистратов в землях магов – кроме, быть может, Неропонтийского Лазурного чертога, несравненного произведения искусства Водных, известных сибаритов – не смог бы сравниться с ним по своему великолепию. Колоны из цельных глыб лазурита и малахита, ковры, позолота, причудливые светильники, подобные райским деревьям, на ветвях которых «горят» листья. По сторонам от лестницы, ведущей к трону лучезарного южного монарха, располагались два изваяния каменных чудищ с бивнями и высокими лбами – Фернан слыхал, что где-то на юге водятся подобные звери, но сам их не видел. А сам свод был подобен звёздному небу – иссиня-чёрный, украшенный маленькими звёздочками. Мага не оставляло чувство, что для инкрустации потолка использовали самые настоящие бриллианты…

Аудиенция затянулась едва не на полдня. За то время, пока были зачитаны верительные грамоты, произошёл обмен предписанными многовековым опытом дипломатических встреч любезностями, знакомство с министрами, советниками и военачальниками Султаната, успели десятка три раз смениться блюда, и с десяток – танцовщицы, фокусники и жонглёры. Однако о деле не было сказано не слово. Да и вообще обмолвиться с султаном лично послу не удалось. Рано. Не принято.
После того ещё было приглашение «прогуляться с султаном на природе». Поскольку сам дворец представлял собой лабиринт из залов, кабинетов, казематов, галерей и таких вот внутренних садов с искусственными прудами и целыми рощами, ради прогулки "на природе" покидать стены дворца даже не пришлось. Сармад и Фернан, ведя непринуждённую беседу, на сколько это позволяли настойчивость первого и словарный запас второго, в сопровождении полудюжины усатых аскеров с страшащими изогнутыми саблями-ятаганами с полчаса прогуливались по внутреннему садику дворца. Султан был крайне любезен, но и невероятно любознателен, причём прекрасно сочетал способность по-детски удивляться необычному с остротой и искушенностью ума. Маг старался не ударить в грязь лицом, однако от полушутливой просьбы султана продемонстрировать ему настоящее чудо из арсенала магической школы Земли едва не впал в ступор. 

 

Было ещё несколько встреч - "утренняя трапеза с султаном" в довольно неформальной обстановке и торжественный приём по поводу отбытия посла. Где-то между ними вклинился единственный эпизод, когда им удалось поговорить о деле. Сам султан, пара советников и полководцев, если считать ещё и посла, шесть человек - все они собрались в небольшой комнатке, и ночью, при свечах, расстелив на столе карту, словно планирующие разбойный налёт грабители, беседовали о перспективах соседства двух великих стран. Фернана не оставляло чувство, что все эти люди знают нечто, что неизвестно пока ему самому. Лишь спустя пару дней он узнал по "срочным каналам", предусмотренных его патронами, что Республика Тезинерия по воле их лидера (о мнении нерийского Сената нарочито умалчивалось) добровольно и бескровно вошла в состав Электы. Впрочем, как бы повлияло это обстоятельство на выполнение им своей работы?

 

Земля и Вода

Маги поприветствовали друг друга рукопожатием. Адриан опустился в кресло и кивком позволил присесть своему гостю. Великая штука – субординация. Об Авле ходили слухи, что он хам и отъявленная сволочь, бабник, интриган и любитель азартных игр. Но, во-первых, канлер Республики, пусть и временный – это не нерий. Во-вторых, военный флот не терпит распоясанности, и Гроза Морей, адмирал Авл, не смотря на целый букет недостатков, не забывал о старшинстве своих собеседников.
Водный был типичным пиратом – в представлении Адриана, и море-то видевшего только издали. Чёрные, коротко стриженные волосы, чуть посеребрённые сединой виски, смуглое обветренное волевое лицо, чёрная щетина – адмирал, верно, решил произвести на мэтра впечатление эдакого бывалого морского волка с лёгким пренебрежением к традициям. Стального цвета, немигающий внимательный взгляд. 

 

- Рад, наконец, лично познакомиться с героем нации Воды, прославленным адмиралом.
- Я тоже счастлив, мэтр, наконец, встретиться с вами лицом к лицу.
Фраза прозвучала двусмысленно. До недавней поры две республики были, если не врагами, но уж точно соперниками. И наверняка успехи армии Земных вызывали определённое беспокойство во властных, а в первую очередь – военных, кругах Тезинерийского государства. Впрочем, оба мага были достаточно прожжёнными политиками, чтобы смущаться из-за таких пустяков.
- Не приходилось прежде бывать по другую сторону Великого Пути?
- Не было нужды. Дипломатическими визитами меня не баловали, да и, по правде сказать… не люблю надолго покидать своих моряков.
- В этом не возникнет особой необходимости. Кальдера расположена весьма удачно, не находите. И климат тут замечательный…
- Странно, а я думал – «всяк кулик…»
Адриан усмехнулся, пригладив рукой бородку.
- Ну-ну, адмирал, я думаю, вы ещё успеете перерасти такой подход. «Ваши», «наши». Когда последний раз маги жили бок о бок друг с другом, под единым скипетром?
- При Драконах. Но если вы спросите меня, объединяет ли магов способность к магии, едва ли я дам тот ответ, который вас устроит.

 

Адриан пожал плечами.
- Не разделяете моего взгляда? Пожалуйста – в конце концов, у нас Республика, а не престол Азанура. Однако… желаете спор?
Адмирал задумчиво посмотрел на Земного.
- И о чём же? И учтите, мэтр, я не смогу поставить больше, чем вы готовы будете мне платить. – Водный алчно улыбнулся. Адриан покачал головой, отдавай должное нахрапистости своего гостя. Конечно, Авл шёл сюда, не зная наверняка, как закончится встреча. Официально Тезинерия и Электа именно объединились, а не первая была поглощена второй, и не так важно, как это произошло в действительности. Но ведь просолённый плут не мог знать, подвергнет ли его канцлер опале, отправит ли на почётную пенсию или на «сухопутную должность» в отдалённое наместничество. И стало быть, для него это было чем то вроде игры. Большой ставки – «сохрани всё и стань в первых рядах в Новой Республике» или «катись и считай дни, тихо угасая в забвении».
- Что вы неверно разгадали мой замысел. На счёт того, в чём я вижу главную объединяющую силу Электы. Денег не надо. Предлагаю в этот раз обойтись спором на интерес. В самом деле, у нас же не выпускная вечеринка, чтобы спорить на желания?

Оба мага улыбнулись – каждый вспомнил свой выпуск из академии, компанию сокурсников, с которыми бок обок постигал премудрости магии и студенческой жизни. Минутка ностальгии, впрочем, продлилась недолго.

 

- И в чём же суть? Я готов выслушать ваш ответ, не заключая никаких пари. В этот раз.
- Объединить магов, сказав: «мы едины, ибо владеем Силой»… довольно наивно. Стихии сделали наш характер, наши традиции. Отстранённость Воздушных, жизнелюбие… э-э-, Водных, - Адриан кашлянул и бросил взгляд на Авла. Не примет ли за намёк на свои похождения? Но Авл только пожал плечами, мол, да, «жизнелюбие» – это про нас. – Упрямство Земных, неистовость Огня…
- А я вот ещё слышал, что Земные все – ленивые и малоподвижные. Эдакий лежачий камень. – Адмирал демонстративно осклабился, блеснув серебряной коронкой, и сложил руки на груди. Хорошее напоминание о взятии Хадзимы и Вадии.
- У нас ещё была и такая поговорка – «камень не спрашивает, куда падать». Если уж сорвётся, никому не поймать.
- Вот и вы перешли к «местечковым» категориям, мэтр…
- Я не сказал, что маги потеряют своё лицо. Речь шла о том, почему нам стоит быть заодно. И «жизнелюбивым» Водным и «флегматичным» Земным. Не-маги.
-  «Не-маги»? Это шутка, канлер? – Авл усмехнулся. – Какое мне дело до не-магов.
- Ваши слова чем-то напомнили мне рассуждения сытого. «Голодные? Ну, что мне до них?» Вы военный человек, Авл. Не будьте столь беспечны.

 

Адмирал нахмурился и закусил губу. Может, не стоило так явно его обличать?

- Нет, вы правы. – Словно почтя мысли Адриана, маг покивал. – Мне приходилось – в бытность ещё молодым офицером, бывать в южных гаванях. Почтительность, опаска, интерес. Мы же были иностранцы для них – всё равно, что диковинные звери или пёстрые птицы с тропических берегов. Но одно всегда было едино. Едва бросив взгляд на фибулу на плаще, на особые нашивки, на родовые перстни с символом Стихии, они смотрели нам в лицо… с завистью. Едва ли не с ненавистью. А затем нарочито отводили взгляд. Купцы, моряки, нищие у пирса… ненавидели нас за то, что мы можем заставить волны поднять выше бортов корабля. За то, что мы можем очистить испорченную тухлую воду в собственной кружке.
- Я рад, что вы поняли. У нас такого не встретишь. В семье распоследнего серва, даже безлошадного, может родиться маг невообразимой силы. Шанс крайне мал, но именно этот шанс примирил нас навеки. Ненавидеть нас, это значит – ненавидеть одного из своих детей, которому повезёт родиться магом. А там, за Звериным перешейком, живут самые простые люди. Ни беднее, ни глупее и ни слабее нас. Но они не смогут сдвинуть с места и песчинки…
Оба мага задумчиво помолчали. Адриан мысленно ликовал – ему удалось найти общий язык с Авлом. По большому счёту, адмирал был одним из нескольких магов Воды, с кем вообще стоило искать общий язык. Убеди их канцлер в своей правоте, и всё – жизнеспособности союза Стихийных кланов не было бы никаких угроз.

 

- Как здоровье достойного мэтра Константина?
- Лекари пока борются за его жизнь… Сами понимаете, наши «старцы» не пришли в восторг от его идеи. Слияние республик. Я не был в тот день в Жемчужной галерее, но мне рассказывали, там поднялся такой гвалт, когда Спикер заявил о возможности слияния с Электой.
Адриан покивал, в том смысле что да, он вполне представляет, на что это было похоже. Константин, Константин – кто же делает такие подарки, не посоветовавшись с «именинником»? Старые, обрюзгшие от безделья и роскоши, помешанные на своих интригах плешивые властолюбцы… Совет нериев был самым мерзким клубком человеческого порока во всём Кастмааре, если не всём континенте – даже душегубы, растлители и насильники или актиопольских коллекторов, готовые перегрызть глотку ради дешёвой медной серьги, казались на их фоне невинными ягнятами. Сплетни, взаимные обвинения и макание лицом в отхожее место, заговоры, заказные убийства. Когда Константин озвучил своё намерение, всё мощь старческого неистовства – остальным членам совета было за шестьдесят, за редким исключением – обрушилась на Спикера. На это Влеммид посоветовал им поберечь силы, прозрачно намекнув, что в составе Электы ни о каких нериях и речи быть не может. Едва это скандальное заседание закончилось, началась настоящая война. Благо, обе стороны всегда были к ней готовы – такова уж специфика Тезинерийской политики. Едва покинув Галерею, рассерженные старики бросились рассылать распоряжения. Их подручные будоражили чернь, её устами требуя переизбрания Спикера. Ход скорее запасной – нерии отродясь не слушали черни, но угроза бунта многочисленных сторонников тоже могла добавить веса. Слались письма начальнику городской стражи, столичному интенданту, «карманным» главарям ночных банд. Но Константин всех переиграл. Спикер прекрасно понимал, чем будет чревато его предложение.

 

art-gorod-gavan-xudozhnik-kartina-veneci

 

Вид на штаб гильдии негоциантов, Неропонтийская гавань (автопортрет мастера Децимо за работой).

 

Большинство нериев не дожили до следующего восхода – отравленные, с жуткими улыбками на горле или проломленными черепами, они были технично устранены ещё до полуночи. К сожалению, один из тысячи подлых ударов, направленных руками ныне почивших старцев-нериев, всё же достиг цели. Константин был не так глуп – его дом на время этих тревожных событий был до отказа забит верной охраной. От пищи он воздерживался, чтобы не давать надежды отравителям, однако полная летучих ядов ладанка, припрятанная кем-то в его личном кабинете – и это притом, что там сроду не было посторонних! – сделала своё дело.
«Было бы крайне некстати…».
- Вы что-то сказали?
- Что? А, нет… Я бы послал своих лейб-знахарей, но, думаю, у Тезинерийских целителей есть всё необходимое, включая опыт. Если планируете его навестить, передайте мои пожелания о скорейшем его выздоровлении.
«И тысячу моих благодарностей. Спасибо, Константин. Не знаю, удастся ли сказать это тебе лично».
- И ещё – это вот вам.
Адриан протянул Авлу небольшой конверт, скреплённый красной восковой печатью. Тот шутливо взвесил его на ладони.
- Хм, для жалования легковат. Надеюсь, там не адрес моей камеры?
- Нет. Увы, не адрес капитанской каюты пока тоже. Приказ отбыть в Акиополь для организации отбора годного контингента.
- Для чего?
- Странный вопрос. Вы же адмирал. – Архимаг улыбнулся и встал, давая понять, что аудиенция закончена.

 

Распоряжения (войска):

- Обучить мага огня (Актиополь) - 2000 марок.

- Войска из Чу Линга в Джайсур; войска из Вадии в Акро-Силу; гарнизон Хадзимы - в Банту.

- Переместить роту улан из Улай-Ир в Исай-Ур.

- Обучить роту стрелков (Актиополь) - 4000 марок.

 

Распоряжения (прочее):

- Актиополь: построить требучеты - 4000 марок.

- Алхимия: приготовить 20 зелий - 5000 монет.

- Обучить 20 шпионов - 20000 монет.

 

- Начать слияние властных, экономических, военных и иных институтов Электы и Тезинерии. За основу брать Республиканский Кодекс, однако на окончательных этапах объединения государств магов планируется ввести ряд "льготных" поправок для представителей клана Воды.

 

- Следующий игрок, дай мне число для события и 20 чисел для алхимии.


Сообщение отредактировал Криадан: 25 декабря 2016 - 18:13


#151 Ссылка на это сообщение Мистер Лис

Мистер Лис
  • Вибрирующий Сказочный Лис
  • 26 535 сообщений
  •    

Отправлено

Миерзан 

 

Случайное число 96 

 

Весть о найденном перстне в брюхе пойманной в небольшой рыбацкой деревушки вблизи Сантихара рыбе очень быстро разошлась по всему Миерзану. Согласно Священному писанию (свод законов который типа Конституция) все что на берег вынесло море принадлежит тому кто это нашел. Это дар богов. Не далеко от Сантихара в море есть скалистое образование названное Кольями дракона. Это образование представляет собой цепь скал торчащих из воды и находится это образование в двух сотнях километров от побережья Сантихара что всего в двух десятках километрах от берегов Эль Салали. Довольно крупного острова на котором нет крупных поселений. Только небольшие рыбацкие деревушки. Остров этот крайне живописен, хотя религиозного и мифологического значения для Миерзанцев не имеет как большинство других мест, но зато имеет довольно трагичную историю. Шестьдесят лет назад корабль короля Беллара Сафаретти следовавший из Антали в Сантихар попал в шторм в результате которого налетел на Колья дракона. В Сантихар он так и не приплыл. Корабль считается затонувшим а Король и вся его семья погибшими в море. Это была большая трагедия для всего народа Миерзана. Примечательно что Госпожа Сафферти в любую поездку брала свою набитую драгоценностями шкатулку и среди всех ее драгоценностей самым ценным был перстень имевший на чей-то скромный взгляд довольно странное название. Душа Миерзана. Название не очень, но сам перстень был невероятно красив. Искусная работа мастера, Синти Халласа ювелирные работы которого уже на протяжении более двух веков ценятся очень высоко в Миерзане. 

 

Когда корабль не прибыл в порт Сантихара, то на его поиски отправились практически все у кого хотя-бы была лодка, а это практически все мужики Сантихара и окрестных деревень. В Эль Салали один из рыбаков утверждал что когда начинался шторм он на берегу разбирал сети и видел корабль, но что случилось дальше он не знал. По горячим следам удалось выяснить что корабль из-за начавшегося шторма сбился с пути и налетел на Колья Дракона, но примечательно во всей этой истории было то что никаких следов корабля обнаружено не было. Ни обломков, ни тел. Сами же Колья Дракона считаются гиблым местом погубившим не одну сотню мореплавателей. Некоторые даже считают что там водится Дэерзар. Огромное морское чудище целиком проглатывающее корабли которые рисковали подобраться слишком быстро к торчащим из воды скалам. Тогда на протяжении десятилетия Миерзан захлестнула какая-та истерия. Сотни смельчаков пустились на поиски следов корабля. Все побережья и акватория Эль Салали были тщательно исследованы искателями сокровищ. Даже подводные пещеры, рифы и скалы были исследованы отважными мужиками. И все они искали хоть какие-та следы корабля, и в особенности, шкатулки Мисс Сафферти. Поиски эти ни к чему не привели, хотя и по сей день находились смельчаки решавшиеся продолжить поиски, но никто из них никогда не посещал Копья Дракона. 

 

Новость о том что небо отпустило Душу Миерзана разошлась по стране со скоростью лесного пожара и снова тысячи смельчаков бросились на поиски корабля и его сокровищ. Гильер Роас нашедший в рыбе необычную посылку от Мирсаны передал ее властям, и в замен получив только стандартное правительственное "Спасибо" а сама Душа Миерзана попала в музей Антали. 

 

Тем временем следствие по делу об обрушении части построек примыкающих к гавани в столице уже закончилось и начался суд Богов. Хоть вина Блюара Дингарда была доказана и обжалованию не подлежала, а боги его помиловали. В качестве наказания он получил увольнение со службы и запрет на руководящие должности всем его родственникам в течении пяти поколений. В случае если бы его не помиловали боги, то его ждал бы костер а всех его родственников на протяжении семи поколений ждал бы запрет на руководящие должности. 

 

Но кое кому повезло меньше. Улицы Антали наполнились едким запахом обгоревшей человеческой плоти и все потому что в начале войны от конвоя артиллерийских войск Миерзана откололась небольшая группа дезертиров в количестве пятидесяти человек под руководством дезертира Куэна Эль Вааласа. Он был талантливым и довольно амбициозным командиром артиллерийского расчета, но выбрал другой путь. Подбив остальных товарищей на дезертирство он сколотил банду бандитов которые нападали на обоза снабжения и грабили многочисленные мелкие деревушки убивая каждого второго мужчину и насилуя женщин. Разорив одну деревушку и когда в ней уже заканчивались продукты и алкоголь они шли в другую. Довольно долгое время они оставались неуловимыми, хоть их численность и была достаточно большой и такую толпу сложно было не заметить. Вести о существовании этой банды тщательно скрывались правительством Миерзана которое в свою очередь прибегло и к усиленным патрулям, и к облавам, и засадам, и к обманным маневрам, и вот наконец вся банда была взята. Примечательно что их удалось заманить в лавушку на простой обоз брошенный перед разрушенным мостом а в этом обозе негодяи нашли внушительный запас алкоголя из сортов лучшего Миерзанского вина и напились в усмерть. Многие из них в себя пришли только спустя несколько дней и еще долго недоумевали от куда у них на руках тяжелые врезающиеся в кожу кандалы. 

 

Все пятьдесят человек вечером вывели на главную площадь Антали где уже собралось половина города чтобы посмотреть на казнь. Для каждого из них уже был готов столб вокруг которого были заботливо разложены дрова для костра. Их вывели в балахонах с закрытыми лицами. Каждому из приговоренных дали выпить специальное снадобье усиливающие ощущения, но при этом предотвращающее потерю сознания в следствии болевого шока. Примечательно что это снадобье очень бы пригодилось для пыток, но в Миерзане пытки запрещены. Прошло совсем не много времени прежде чем один за другим вспыхнули костры освещая своим светом полумрак главной городской площади а улицы города наполнились криками. Костер намеренно не делали слишком большим по началу. Огонь был совсем не большей, но достаточный чтобы ткань длинного свисающего почти до земли балахоны начала плавится под воздействием температуры. Этот материал состоял из специальной ткани которая под воздействием высоких температур не воспламеняется, а начинает плавится. Ткань плавилась прилипая к коже что было не сказать что прям совсем приятно. После этого в костер подбрасывались еще дровишки, пока человек не обгорал буквально до костей. Как правило человек на таком костре оставался живым в течении получаса. 

 

Сам Энсо Сано только-что вернулся с визита из Навьего Яра где на главной площади он с речью обратился к местным жителям. Речь его была короткой а первое-же сделанное распоряжение обязывало Миерзан обеспечить бесплатной провизией и крышей над головой все местное население на вверенной государству территории. Вернувшись в Антали он первым делом созвал советников на заседание, но не в зале совета, а в резиденции короля. Несколько дней там велись споры относительно предложения Короля. Многие из Советников сочли их не целесообразными, но ситуация требовала другого. Нужна была серьезная оптимизация вооруженных сил для увеличения их эффективности, создание единых сил быстрого реагирование, реформирование военно-морских сил и создания единой системы безопасности что требовало и соответствующего уровня оптимизации финансирования, а значит сам их Альянс с Абу Джавахарским Султанатом требовал пересмотра. План объединения всех трех государств предложенный Королем Миерзана все таки нашел отклик в умах членов совета и уже совсем скоро были подписаны соответствующие документы с вполне конкретными предложениями. Конечно же правители уже и так обсуждали этот вопрос, но оставалось только документально прописать условия с каждой стороны, а затем встретится всем вместе и подписать указ о создании Федерации. 

 

Документ со следующими пунктами был подписан всеми Советниками включая Главного советника короля, Асури Халаас. 

-В новообразованной федерации каждому государству гарантировалась полная неприкосновенность его культурных и религиозных ценностей. 

-Гарантировался полный суверенитет касающийся внутренних дел  принимаемых законов и указов. 

-Объединение казны трех государств для оптимизации финансовых потоков и расходов. 

-Реформирование и объединение вооруженных сил для более эффективного управления с единым центром координации. 

 

Предложенный документ был отправлен правительствам Клана Котов и Абу Джавахарского Султаната для обсуждения и внесения предложений. Так-же каждому из правителей было отправлено приглашение в Резиденцию короля Миерзана для обсуждения итогового документа и его принятия. 

 

Распоряжение 

На всех драконов приобретаем шпионов

 

Случайное число для Криадана 13. 

Случайные числа для алхимии 

91dc7e57213a7246e6788f1966b9971a.jpg


Сообщение отредактировал Лисёнок Антошка: 22 декабря 2016 - 20:31

kML06T2.png
9472.gif

Мои наградки





#152 Ссылка на это сообщение Potay

Potay
  • Тактик
  • 1 563 сообщений
  •    

Отправлено

Ход №18 Абу-Джавахарский Султанат.

 

Случайное число - 99

 

img_gallery_01_01.png

 

Дворец Светлейшего Султана в стольном граде Али Зафар снова кишел дипломатами и гостями со всех сторон света! Надвигалось нечто поистине грандиозное, недаром ведь говорят, что светлые мысли приходят в умные головы одновременно. Посланники Клана Лесного Кота, люди Лесного Барона, даже дипломаты которых отличаются завидной немногословностью, делегация от республики Миерзан, выглядящие еще пышнее и наряднее, чем обычно, хотя, казалось бы, такое представить невозможно, работники посольства Электы, уже чувствующие себя при дворе Сармада как рыба в воде, то есть способные выдержать пять перемен блюд, с десяток хвалебных речей и не забыть при этом суть собственных вопросов.

 

А кроме них еще этот новый посланник, Фернан, который прибыл своим ходом, практически без свиты и без охраны и... Сармада он заинтересовал сразу же, но не мог же он , Светлейший султан, вот так запросто взять и поговорить с приехавшим гостем? Это было бы совершенно неправильно! Сначала гостя надлежало накормить, напоить и всячески обласкать. Эти процедуры занимали подчас несколько дней, а могли тянуться и неделю! В течении всего этого срока через организмы несчастных гостей проходило такое количество сытной, пряной и пугающе разнообразной еды, что многие из них, вернувшись к себе на родину, переставали ощущать вкус любой еды, не приправленной как следует целым набором специй из Джавахарских земель. Во многом, торговля специями на том и стояла. 

 

А на улицах города творилось что-то невообразимое! Все эти послы и гости султана прибыли, разумеется, со своими свитами и стражей, огромное количество праздношатающихся чужестранцев наводнили и без того шумный и переполненный город, ведь приём стольких важных персон одновременно требовал постоянных поставок самых различных товаров! Разнообразные яства и сложные приправы для пиров, вычурные наряды, покрытые золотым тиснением, кольца, браслеты и медальоны из различных металлов и драгоценных камней из Рогоста (которые король Энсо продавал султанату с хорошей скидкой) для подарков гостям. 

 

bagdad-istoriya-odejda-144-large.jpg

 

Впрочем, было нечто, что до сих пор вершилось неофициально, за закрытыми дверями, но зато на самом высоком уровне. До сих пор это дело делалось неспешно, вдумчиво и очень тщательно. Каждый взвешивал свои шансы и потери, каждый хотел получить побольше, а отдать поменьше. И если весть о появлении республики Электы лишь ускорила этот процесс, то новость о полном слиянии Тизенерии с Электой пустила его в такой галоп, что почти двухлетний неспешный труд оказался завершён в течении каких-то полутора недель! Сармад размышлял, имеет ли смысл, держать такое в тайне? Все равно ведь те, кому хватит ума использовать это против него, уже наверняка догадались, а остальные так или не смогут использовать полученное знание, или попросту не успеют.

 

Сармад задумывал это как своеобразный пышный сюрприз для всех собравшихся, султан любил такие жесты, чтоб все рты пораскрывали, глаза повылупляли и еще долго-долго обсуждали. Более менее осведомлённым о готовящемся событии был или точнее, возможно был, тот самый посланник, Фернан, так приглянувшийся Сармаду. Султан призвал его поздней ночью в небольшую совещательную залу, где кроме них были еще представители Клана Лесного Кота и Республики Миерзан. Сармад даже велел разложить карту, по которой, если разглядывать ее с особым тщанием, можно было догадаться о том, какой сюрприз готовится. Вот это Светлейший султан считал "достаточной осведомлённостью". Намёки, экивоки и недосказанности, вот и все источники информации. Ну, если не считать оглушительно-помпезных официальных объявлений. 

 

***

 

- Любезные гости мои, союзники и соратники, соседи и друзья, спасибо вам, что не погнушались нашим скромным угощением и кровом! - Велеречиво, но довольно громко изливался любезностями Сармад. Он стоял на возвышении около трона в Главном Приёмном Покое. Сейчас весь он был занят людьми, дипломатами, их свитой, стражей и слугами, разносившими "скромные угощения". В зале воцарилась относительная тишина, всем, даже самому нерадивому из слуг, бессовестно запихивавшему себе в рот с золотого блюда, инкрустированного каменьями огромных королевских креветок, покуда внимание окружающих обратилось на султана, стало ясно, грядёт что-то крупное. Сармад никогда не обучался театральному искусству, однако, необычайно тонко и умело выдержал паузу. Определённо, многие директора театров отдали бы, не сомневаясь, правую руку за такого лицедея. Убедившись, что все смотрят на него, Светлейший султан продолжил. - И я... - перешёптывания зародились у дальней стены и с шумом, словно начался ласковый летний дождик, поползли вперед. - Счастлив сообщить всем вам... - К шуму присоединился шорох роскошных одежды, в которых люди напоминали изысканные заграничные кушанья. Народ дружно вытянул шеи. - Что с этого дня, Абу-Джавхарский Султанат... - Еще одна короткая пауза, словно светлейшему просто потребовалось вдохнуть. - Совместно с Кланом Лесного Кота и Республикой Миерзан официально заявляет... - Разрастающийся шум и шорох стихли, казалось, слышно было грохот сердец, собравшихся здесь людей. - О создании нового государства! 

 

Приглушённо оглушительный "А-а-а-ах..." мягко взлетел к потолку, а потом многочисленные шепотки, словно верткие песчаные змейки заструились по залу, наполняя его шипением, словно тут и впрямь собрались на беседу змеи, не люди. 

 

- Триединая Федерация Независимых Государств, в которую вошли Абу-Джавахарский Султанат, Республика Миерзан и Клан Лесного Кота, сегодня официально принимает поздравления. - Намёк был тонок и изыскан, как десятитонный блок известняка. Тем не менее, шёпот плавно перерос в оглушительные овации. Когда шум немного стих, Сармад счёл нужным пояснить. - Данное соглашение не было спонтанным решением, разумеется. Оно готовилось уже несколько лет, ведь три наших народа связаны теснейшими узами добрососедства! И мы счастливы, что вы, наши гости и друзья, можете разделить с нам эту радость, здесь и сейчас! А кроме того, сразу же оформить надлежащим образом все официальные бумаги и соглашения! 

 

Приказы:

 

1. Абу Джвахарский Султанат заявляет о вступлении в Триединую Федерацию Независимых Государств вместе с Республикой Миерзан и Кланом Лесного Кота.

 

2. На 10 000 изготовить зелья - 1,4,7,9,10,11,15,17,18,20,21,27,29,33,34,40,41,45,47,52,57,58,59,61,63,66,71,73,74,78,80,82,84,87,89,91,93,96,97,99

 

3. На 10 000 нанять шпионов.


Сообщение отредактировал Potay: 23 декабря 2016 - 22:14

Табель лиц и масок.

 

 


#153 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

19-й ход, Июль (Месяц Костров: боевые заклинания магии Огня на 25 ед. сильнее);

- 232-й год смерти Наргиса III Последнего Дракона

 

fantasy%2Bcastle%2B14.jpg

 

На восток от Хребта Мира было восемь разных народов... до недавнего времени. И вот, затишье, существовавшее последние пятьдесят лет,

лопнуло, словно гнойник - несколько крупных и не очень войн положили начало новым странам, более крупный, более алчным,

закалённым в недавних боях... Столкновение сильнейших, решающий поединок - закончится ли он обескровливанием всего материка,

установлением гегемонии или дружеским рукопожатием двух лидеров?


Свободная республика Электа

 

- Достроены донжон (Хадзима) и требучеты (Вадия).

- Войска были перемещены. Внимательный человек, взглянув на карту с размещёнными на ней фигурками, обозначающими корпуса, командиров и осадные машины, заметил бы, что все они стягиваются к западной границе республики магов.

- Алхимики приготовили некоторое количество зелий.

Казна: 22500 монет.
Драконы: 36

 

Триединая федерация

 

- Свершилось очередное слияние государств - вероятно, не последнюю роль сыграл "пагубный" пример магических народов, объединившихся, наконец, под единым стягом впервые со времён Драконов. Триединая федерация, не смотря на потенциально куда более сильную экономику, тем не менее едва ли обладает той же гармоничностью своих компонентов - диких и горделивых лесовиков-тотемников, велеречивых пустынников, фанатичных сынов Наджва и набожных жителей южного берега...

- Завершилось обучение пяти шпионов.

- Был похищен раствор "Жизнебой" - то немного количество этого мерзостного, по словам самих алхимиков, вещества, каким располагал Султанат. Но, учитывая его свойства, может это и к лучшему, что "Жизнебой" теперь далеко от Али Зафара?

- Алхимики приготовили некоторое (но очень приличное) количество зелий.

Казна: 63500 монет.
Драконы: 6



#154 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

img_fonts.php?id=10323&t=%D0%A1%D0%B2%D0

Торвэйн (по старой памяти), ратуша

- Я внимательно ознакомился с вашими заметками. Это избыточный источник полезной информации.
Фернан поклонился. На благодарности он и не рассчитывал – Адриан был весьма скуп на похвалы. Архимаг между тем вновь вернулся к изучению записей. Время от времени он кивал и что-то бормотал себе под нос, словно сверяя то, что узнавал из дневника посла, с ранее поступавшими сведениями, какими-либо предположениями или собственными мыслями на этот счёт. В какой-то момент худой костлявый палец, двигавшийся по строчкам письма, замер, словно наткнувшись на препятствие. Адриан, блеснув очками, снова поднял взгляд.
- Вот этот эпизод… в Висале. Похоже, вы решили расписать этот эпизод довольно подробно, едва не целиком приведя вашу беседу с владельцем гостиной и его домочадцами. Чем вызван ваш интерес?
Судя по тону вопроса, сам Адриан отнёсся к необходимости упоминания этого эпизода скептически.

- Было одно важно обстоятельство, милорд… Эм, взгляните, там, на обороте ежедневника.
- А, да-да, вижу. Вы пытались делать какие-то зарисовки.

Последние несколько страниц были предусмотрительно определены Фернаном для своих художеств. Кто-знает, возможно, из мага мог бы получиться недурной портретист или иллюстратор в книгопечатне. Несколько физиономий, ни о чём не говорящих канцлеру, но не Фернану, воспроизведённая по памяти карта улиц Висаля, перерисованная вывеска, набросок султанского трона – всё было изображено без лишних подробностей и на первый взгляд небрежно, но очень живо, а лица были наделены индивидуальностью. Один из рисунков изображал перстень, крупную печатку с изображением крылатого ящера, выбирающегося из скорлупы, с тремя языками пламени, вырывающимися из пасти. Довольно примитивная, и вместе с тем не лишённая изящества миниатюра. Адриан постучал по странице с изображением перстня пальцем и вопросительно воззрился на переминающегося с ноги на ногу посла. Бедному Фернану никто не предложил даже присесть.

 

- Эта вещь, в особенности её владелец… Я поостерегся делать выводы, которые пришли мне в голову на этот счёт, поскольку не имел представления о том, как пройдёт мой визит к Сармаду. Если бы мои записи попали в чужие руки…
- Хорошо. – Архимаг поднял ладонь, прерывая поток оправданий. – Что же за соображения пришли к вам в голову, что вы поостереглись изложить их в официальном отчёте, решив сообщить мне лично? Давайте, скажите же мне. – Тон Адриана был далёк от дружелюбия.
- Видите ли. Мне приходилось общаться с этими людьми и перекинуться парой слов с местными, которые могли бы пояснить что-нибудь существенное. Разумеется, я старался не привлечь при этом особенного внимания, а также максимально долго сохранить своё инкогнито. И вот что мне удалось выяснить…

 

***

 

Путешествие на юг (III):
Кольца или звонка у входа в гостиную не было – да и сама дверь была распахнута. Хорошо освещённые зал, стойку и небольшую площадку прямо у входа, где располагалось несколько вешалок, отделял теперь от пыльной и шумной улицы лишь полог, как у шатра – видимо, чтобы воздух не застаивался. Попав в помещение, Фернан, ожидавший увидеть нечто вроде типичной ночлежки, с неухоженной прислугой, грязным полом и вонью с кухни, замер в приятном удивлении. Помещение оказалось довольно обширным, и не смотря на отсутствие переборок, зал казался как бы состоящим из нескольких отдельных частей. Длинная стойка пока пустовала – посетители либо ещё не проснулись, либо уже успели позавтракать – и у раскрытой амбарной книги стоял молодой человек в тёмно-зелёной куртке, старательно что-то туда записывая. Основной зал имел целых два камина на случай холодных зим, а между ними располагалось странное возвышение. Лишь спустя пару мгновений Фернан с удивлением понял, что это небольшая сцена. Высокие потолки вмещали сразу два этажа – верхний был представлен небольшой галереей и несколькими нишами, где, как успел заметить маг, стояли диваны и невысокие столики. Наверное, там собиралась более почтенная публика. В стороне, с демонстративным безразличием сложив волосатые лапищи на груди и оперевшись на стену, стоял охранник-вышибала. И, кажется, посетитель, замерший у входа и озиравшийся по сторонам, не был для него чем-то из ряда вон выходящем.
Юноша за стойкой, кажется, заметил нового гостя. Вероятно, определив по одежде, что перед ним иноземец, он закрыл свою книгу и, обогнув стойку, поспешил к гостю.

 

624a8832344ebd7ab2b7aab05df1fddd.jpg

 

- Рад видеть вас под нашим кровом, уважаемый. Могу ли я помочь вам чем-нибудь?
Парень демонстрировал самую искреннюю доброжелательность. Фернан, отметил, что он не сильно смахивает на местного. Цвет кожи пустынников был тёмен от природный, в то время как загар метрдотеля напоминал скорее тот, что бывает у более бледных северян, даже живи они под палящим южным солнцем несколько поколений. Любопытная деталь.
- Да, пожалуй, можете. Я, э-э… - Маг задумался, подбирая подходящее слово. Всё-таки его джавахарски был далеко не безупречен. – Путник из северных земель. Мои дела ведут меня в Али Зафар, столицу, но по счастью, мой путь лежит через славный Висаль. Караванщик посоветовал мне обратиться сюда.
- О, понимаю! – Метрдотель закивал и приглашающим жестом указал на стойку. – Пройдёмте.

После получения предоплаты и внесения нескольких ни к чему не обязывающих данных в домовую книгу – потребовались имя, дворянский титул, если последний имелся, а так же наличие особых полномочий или ценного груза – юноша вызвался лично проводить нового постояльца до его номера. Фернан хотел было представиться вымышленным именем. Какая разница, тут всё равно некому проверить, да и требовать удостоверяющие личность постояльца бумаги здесь никому не придёт в голову – подобный документ бывает лишь у одного посетителя из сотни. Но восторг юноши-метрдотеля - видно, гости из далёкого, почти сказочного в глазах местных жителей Кастмаара, бывали здесь крайне редко. Если вообще бывали. Наверняка и проводить он его вызвался, чтобы узнать что-нибудь интересное. Маг усмехнулся про себя – похоже, здесь даже его скромная персона была способна вызвать такой ажиотаж.

Метрдотель отпер дверь ключом с оловянным брелоком, на котором был намалёван номер.
- Вот ваша комната. Если угодно будет перекусить, будем рады видеть вас внизу. Если же господин, э-э, желает есть в номере… - Юноша явно не знал, что сказать иностранцу, чтобы ненароком не обидеть, а этого, как успел заметить, или вернее даже прочувствовать маг, ему почему то ну очень не хотелось. – Пусть побеспокоит меня. Я буду рад помочь. Моё место обычно всегда у стойки. Если же меня там не будет, спросите у охранника у двери, где я могу быть.

- Благодарю.

Фернан чопорно поклонился и поспешил скрыться за дверью.

 

Комнатка была довольно неплохо обставлена – посол даже успел подумать, уж не сделал ли метрдотель скидку, лишь бы угодить иноземцу. Хмыкнув, маг машинально похлопал себя кушаку, потайные карманы которого были набиты марками. Его снабдили первой партией отчеканенных монет – выделили даже несколько серебряных марок. Всем было интересно, как отреагируют «эти дикари» на юге на используемый в обороте лунный металл…

Довольно большая кровать, гора подушек в углу, цветные, со вкусом подобранные занавески, три ковра – а стену напротив кровати даже украшала картина. На большом полотне изображалась какая-то битва. Мужчина в центре, похоже из последних сил отбивался от направленных на него ударов. Но атаковали его не кто-нибудь, а маги. Всё полотно было создано так, чтобы вызвать сочувствие и восторг при виде этой могучей фигуры, подло атакуемой со всех сторон чародеями, словно шайкой разбойников. Обсидиановые осколки, огненные болиды, водяные хлысты и скрученные спиралью воздушные пики были нацелены ему в корпус, вздымавшие меч руки, голову… В глазах рыцаря стояло обречённое упорство человека, предчувствующего свою скорую смерть от рук тех, кто был ему стольким обязан. Интересный, кстати, цвет этих самых глаз – янтарный с крапинками. Как у того юноши у стойки. Хм, интересная фантазия была у кого-то из его родичей – заиметь такую глупую и пафосную картинку, придав фамильные черты протагонисту. Маги действовали сообща лишь единожды в истории – до настоящего времени, конечно. Когда свергали Наргиса. Что им до глупых предков юноши-метрдотеля с их горделивыми замашками?


***

Фернан сам не заметил, как уснул. Разбудил его чей то осторожный, почти деликатный, стук в дверь. Очнувшись и стряхнув с лица оцепенение, маг обнаружил, что так и пролежал, не раздеваясь, на не разобранной кровати, и вид теперь имеет весьма помятый. За окном едва-едва начинал алеть закат. Скверно, подумал Фернан, сон до заката – к головной боли. Раздражённо помассировав виски тонкими пальцами, освежившись холодной водой из медного рукомойника и утершись висящим рядом полотенцем, маг скрипуче осведомился:
- Кто там?
- Господин, это Арэнд, метрдотель. Прошу извинить мою назойливость… У нас сейчас будет выступление артистов в большом зале. Не желаете ли спуститься, почтить нас своим присутствием?
Вот ведь прицепился, подумал маг. И чего ему так интересно моё общество? Что, магов не видел ни разу? Фернан замер, а потом хлопнул себя по лбу. А откуда ему вообще было знать, что новый постоялец – маг? Может, поэтому и столько любопытства! Всё таки настоящая Сила Стихий – это вам не фокусы местных факиров, заклинателей змей, канатоходцев и глотателей шпаг. Опять же, возможно, его предки оттуда… Маг попытался припомнить лицо юноши. Черты лица не типичные для местных. На тотемников тоже не слишком похож – нет в нём пресловутого «тотемного духа», пружинистости крадущегося зверя… Но и для кастмаарцев черты лица не типичные. Слишком красивые, правильные, словно изваяния полубогов в тезинерийских парках.

 

Вздохнув – не так громко, чтобы можно было разобрать за дверью – маг потёр щёку и буркнул:
- Буду рад составить вам компанию. Минут через… скажем, десять спущусь.
- Отлично! Я займу для вас место! – Отозвавшись на слова мага с плохо скрываемой радостью, метрдотель едва не вприпрыжку бросился к лестнице.

Место и впрямь оказалось занято специально для гостя. Причём весьма удобное – стол располагался так, чтоб посетителям не быть на виду у всего зала, и при этом прекрасно видеть то, что происходит на сцене. А на сцене было на что посмотреть. Когда маг спустился и, аккуратно лавируя по заполненному залу между столами и гостями, там как раз заканчивал своё выступление эффектным трюком жонглёр, выбравший в качестве снарядов заточенные изогнутые кавалерийские ножи джавахарцев. Поймав последний нож пальцами за самый кончик острия, артист аккуратно положил их на расстеленный у его ног коврик и поклонился публике. Зал разразился аплодисментами и подбадривающими выкриками. К этому моменту к столику, который занял маг, подошла молодая девушка из обслуги, с подносом.

- Хозяин велел угостить вас, саиб. – Девушка начала ставить и класть на стол небольшие миски с глиняными крышками, столовые приборы, стакан и небольшой кувшинчик. – Здесь морс. Однако на случай, если вам угодно чего покрепче…

Фернан благодарно кивнул.
- Нет, спасибо. Этого будет вполне довольно.
Девушка очень мило улыбнулась – Фернан поймал себя на том, что слишком уж пристально рассматривает ямочки на её щеках – и упорхнула. А через минуту к столику подсел метрдотель. Маг подозрительно на него посмотрел. Гостеприимство гостеприимством, но что послужило причиной такого внимания. Юноша, словно прочтя его мысли, понимающе кивнул.
- Нет, господин, я не лазутчик. Но… - Арэнд чуть подался вперёд, сразу придав разговору характер исповеди. – Есть некоторые причины, почему мне интересно всё, что происходит севернее кромки Великого леса.

 

Фернан изобразил вопросительный взгляд.
- Наше семейство уже полтора столетия проживает в Висале. Семейные предания говорят, что мои предки жили севернее. Сам мой род был некогда знатен. Однако случилось нечто, из-за чего мы вынуждены были скрыться.
- Почему вы решили рассказать это мне?
Все опасения улетучились. Фернан почувствовал – юнец не врёт, и почему то был склонен полностью довериться своему чутью. Арэнд откинулся на стуле и пожал плечами, мигом помрачнев.
- Любой бедуин знает своих предков до десятого колена. В этом нет ничего удивительного. Но в нашем роду есть какая-то тайна. Ещё в детстве отец заставлял меня учить имена моих предков, и их набиралось куда больше десяти. Но когда я спрашивал его, кем они были, чем знамениты, от кого скрылись, живы ли наши недруги и что послужило причиной этой вражды, он лишь сердится. Я лишь смог узнать, что к этому причастны маги. Я всю жизнь мечтал увидеть мир. Но когда я хотел оставить семью и устроиться в торговый флот, уплыв на корабле, отец узнал – при помощи своих связей он добился, чтобы капитан выдал меня ему. Словно он боится, что я узнаю нечто ужасное. Или что наши враги, если они живы, обнаружат нас.

 

Парень явно затронул неприятную страницу своей биографии – глаза его заблестели. Чтобы сгладить возникшую неловкость и перевести беседу в более радужное русло, маг сказал:
- Я начал свой путь в Кастмааре. Там моя родина, мой дом. Недавно там произошли крупные изменения, и я направился на юг, чтобы засвидетельствовать добрую волю новой власти местным правителям.
- Так вы посол? – Глаза юноши расширились.
Мысленно чертыхнувшись – не рановато ли пришлось раскрывать своё инкогнито – маг кивнул.
- Да. Так что я могу оказать тебе одну услугу, если ты тоже мне кое-что пообещаешь.
По глазам метрдотеля маг понял, что в его лице он встретит самого надёжного и неподкупного хранителя своих тайн.
- Славно. Кто я, откуда, зачем еду – не говори никому. Это не такая уж тайна – послы должны ехать открыто. Но я бы не хотел, чтобы молва добралась до Али Зафара раньше меня. А я буду рад рассказать тебе о своей родине всё, что тебя заинтересует.
Фернан просидел внизу ещё пару часов. Арэнд его оставил почти сразу же, видно, не решившись задавать свои вопросы в людном месте. Когда выступление закончилось, завсегдатаи стали расходиться по домам, а постояльцы – по своим комнатам, поднялся и маг.
Следующий день порадовал посланца сюрпризом уже с самого утра – Арэнд, застав мага в зале за завтраком, взял с него обещание составить компанию за сегодняшним семейным ужином. Мол, очень хочется вместе с отцом и другими родными послушать, что расскажет путник с севера. Фернан это обещание дал, и сам не заметил, как солнце вновь склонилось к закату, и настало время сдержать данное слово.


***

- Моё имя – Готтин Арбенгроу. Я, как старший из всех ныне живущих представителей рода Арбенгроу, веду дела всего нашего семейства. С тех пор как мой предок, «Жилистый» Кун Арбенгроу, перебрался в Висаль, мы обосновались здесь. В нашем владении находится эта гостиная. У нас не принято хвастать, но мне приходилось слышать от уважаемых людей, что это лучшая гостиная не только в Висале, но и на всём юге.
Фернан кивнул и подлил себе анталийского хереса в бокал. Отец Арэнда не обладал внешними данными, проявившимися у его сына. Среднего роста, склонный к полноте, с залысиной и с обвисшими иссиня-чёрными усами, он больше напоминал какого-то бакалейщика. Хотя фамильный цвет глаз явно подчёркивал родство.
«Род» было сказано довольно громко. За слотом собрались только папаша Готтин, его жена, сестра хозяина, а так же сам Арэнд и его маленький братишка, болтающий ногами на высоком стульчике. Прислуживала за столом та самая молодая девушка, что подходила к посланцу в зале. Оказывается, это была сводная сестра метрдотеля, дочь жены хозяина от первого брака. Обстановка была довольно патриархальная, однако чувства уюта, посетившего Фернан в компании караванщиков, он теперь не испытал.  И настойчивая мысль, что сам подчёркнуто любезный хозяин Готтин и его сестра, бросающая исподтишка пронзительные взгляды на гостя, не очень-то рады его присутствию.

 

Воцарилась пауза. По неписанным законам гостеприимства и застольной вежливости гостю требовалось выступить с ответной речью: представиться, хотя бы. Подробнее, чем это сделал Арэнд, познакомив его с домочадцами.
- Я не имею возможности представить вам свою родню, поэтому не стану касаться этого вопроса. Ваш сын был очень любезен, окружив меня, как посланца с севера, плохо знакомого с местными обычаями, особым вниманием и опекой. – Фернан сдержанно кашлянул. Сестра хозяина – кажется, её звали Золана – просто впилась в его лицо взглядом. - Вести с юга доходят до нас долго и прибывают часто в очень исковерканном виде. Возможно, то же обстоит и с новостями из земель севернее Великого леса. Гномы возят нас, но только не новости. Поэтому я буду счастлив, удовлетворить ваше любопытство относительно всего, что касается моей родины.
Арбенгроу-старший покивал, в том смысле что он благодарен за такую откровенность. Однако сам явно не торопился начинать беседу. Ближайшие полчаса маг охотно и по возможности пространно отвечал на вопросы, задаваемые в основном Арбенгроу-младшим и его матерью. Последняя, впрочем, быстро стушевалась, видя нарочитую молчаливость своего мужа. А вот любопытству их сына не было предела, и это, кажется, неслабо злило Готтина, хоть высказать и каким либо иным образом выказать этого при незнакомце он и не смел.

 

Однако за всё время не было задано вопроса, касавшегося бы Силы. Словно эта тема обходилась специально. Как вдруг…

- Дядя, а вы валшебник?
Самый младший Арбенгроу, не переставая болтать ножками, беззастенчиво разглядывал Фернана. Тот едва не покраснел от неловкости, и, метнув осторожный взгляд на Золану, кивнул:
- Э-э, да. Адепт Земной школы, нобль Дипломатического корпуса Республиканского совета Электы.
Ответ адресовался, конечно, всем собравшимся. И отреагировали все по-разному. Мальчик пожал плечами и спросил, умеет ли Фернан летать, на что маг вынужден был признаться, что нет. Арэнд был полон вопросов – вероятно, вся предшествующая беседа была не более чем прелюдией к этому вопросу, но теперь он не знал, с чего именно начать. А вот Готтин нахмурился.
- Маги. Очень давно мы не видели магов в этих землях.
- До недавних пор маги жили, разделённые вековой враждой. Но с образованием единого государства, надеюсь, падут многие границы, разделявшие нас прежде.

- Иным границам едва ли суждено пасть… - Готтин пробормотал это, словно беседуя сам с собой.
Фернан изобразил вежливую заинтересованность.

 

- Мне показалось, эта тема не безразлична вам, почтенный Готтин. Ваш предок не из Кастмаарских земель ли родом?
- О, нет, что вы… В Кастмааре у нас родни и друзей нет и не было. В некотором роде мы местные. Здесь сейчас наш дом. И то, что происходит в иных землях, не имеет отношения к моему крову и моему делу.
- Это ваше право. Но разделяют ли его все?
Готтин бросил сердитый взгляд на Арэнда. Похоже, он в общих чертах понял, что послужило причиной подобных слов Фернана.
- Скажите мне, вы дорожите традициями ваших земель?
Фернан кивнул на это  неожиданный вопрос:
- Несомненно.
- А традициями вашей… школы?
- Они – это я сам.

- А я дорожу наследием, что досталось мне. Этот дом стал нашим приютом много лет назад. Он не был сперва нашей собственностью. Дети Куна, потом и кровью зарабатывая здесь деньги, со временем приобрели его, вновь обретя почву под ногами. Теперь у нас есть родина. А прежде была лишь родословная – но и она не утратила своей ценности. Молодости не всегда под силу осознать, что это – груз ответственности, возложенный на тебя предками. Но со временем приходит и это…
- Иными словами, вы приговариваете себя к заботе об этой гостиной. Себя и своих детей. Ради того, чего больше нет.
Готтин, только что разразившийся настоящим спичем, уже пришёл в себя. Холодно улыбнувшись, он ответил:
- Как посмотреть, наш дорогой гость. Для вас в Кастмааре, этого, быть может, и нет. Но здесь это есть, это живо и помнит.


***

Разговор продлился ещё немного. Однако в воздухе витала какая-то тяжесть. Готтин и прочие домочадцы вскоре поднялись из-за стола, и Фернан вынужден был из вежливости покинуть их столовую. Арэнд вызвался его проводить. По всему было видно, что юноше неловко и стыдно.
- Я надеюсь, это не повлияет на впечатление о наших краях и жителях. Поверьте, отец всегда обычно так добр. Я не знаю, что на него нашло.
- Пустяки. Я бы сказал, это неплохая репетиция перед султанским двором. – Фернан улыбнулся вполне искренне. Никакой неловкости он-то не чувствовал точно.
- Вы в самом деле не обиделись? – Юноша с надеждой посмотрен на мага.
- В самом деле. – Фернан вдруг, подчинившись какому-то шутливому чувству, заговорщицки наклонился и подмигнул. – Маги никогда не врут. Иначе Сила покидает их.
- Я так рад…

 

Парню было так искренне неудобно, что Фернан не удержался от чисто дружеского жеста. Желая приободрить метрдотеля, у самой двери своего номера он протянул ему руку. Арэнд, сияя, с готовностью пожал её, и…
На секунду в сознании мага вспыхнула тьма. Из её середины зародился огненный вихрь, отозвавшийся болью в затылке. Лица коснулся порыв ветра, вызванный словно бы взмахом огромных крыльев.  «Не забыто и не прощено!!» - раздался рёв. Открыв глаза, Фернан обнаружил, что стоит, прислонившись к дверному косяку.
- Господин, с вами всё в порядке?
- Да, да… - Маг даже не сразу понял, что говорит на родном языке. Поймав недоуменный взгляд юноши, он поправился: - Всё хорошо, Арэнд. Я просто устал. Ступай. Спасибо за всё.
Метрдотель ушёл. Закрыв дверь и как можно тише провернув ключ, Фернан утёр выступивший на лице пот и с изумлением и страхом посмотрел на свою руку. Откуда это видение? И что предвещает?

 

artworks-000064061604-2dwa07-t500x500.jp

 

 

Адриан уронил листок и закрыл лицо руками. Фернан терпеливо ждал, во все глаза глядя на мэтра и дивясь той перемене, что случилась с ним по ходу рассказа. Великий маг сидел, сгорбившись и как-то разом постарев…
Пару мгновений он боролся с собой, чтобы не вскочить с кресла с суматошными криками: «Дракон! Драко-он!!», как какой-нибудь глупый крестьянин. Страшно подумать… что, если не было бы этой войны с кланами Огня и Воздуха? Не явись миру новое государство, Электа. Его новому детищу, плоду его дум и забот, не исполнилось ещё и полгода. И вот, угроза, в сравнении с которой и «весёлые люди из-за пролива» блекли, уже поднималась на юге, словно ужасающая грозовая туча, готовая накрыть весь континент. Кажется, крылатая тень уже упала на стены и бастионы Торвэйна.
«Нет, ещё рано… есть время! Знает ли сам сопляк, кто он и чья кровь течёт в его жилах? Проклятое отродье крылатых тиранов!! О, они долго прятались в тени, полагая, что со временем бдительность их бывших рабов притупится. Они прятались, в надежде сохранить свои шкуры – но кто знает, возможно, наиболее посвящённые нет-нет, да и задумывались о чём-то большем, чем обслуживание постояльцев?».

Адриан поднял взор на посланца.

«Дур-рак! Кто просил тебя к нему прикасаться?! Возможно, это первый случай за минувшие со дней свержения двух с половиной веков, когда дракон вновь коснулся источника Силы! И тогда… если случилась инициация – этот юноша у стойки всё поймёт и всё познает».
Однако у Фернана, начавшего уже смекать, что сообщённая им весть имеет крайне важно значение для архимага, было больно смотреть. Кажется, и под землю бы провалился – если б мог. Каждый камень в радиусе едва ли не лиги здесь не был подконтролен другим магам, если рядом находился сам более могучий маг, не дававший разрешения на колдовство.
- Ты… ступай в канцелярию. Передай мою волю – оповестить членов Республиканского совета. Пусть собираются… в Кальдере. Что ты стоишь, пожри тебя бездна?! Живо в канцелярию!! – Глядя на улепётывающего мага, Адриан откинулся на спинку стула и подтянул к себе чернильницу.

 

Распоряжения:

- Столицу перенести в Кальдеру;

- Два мага Земли из Торвэйна - в Сельвесту;

- Аэростаты: из Джайсура в Банту, из Акро-Сила в Калахей.

- Повысить ступень 2-х магов Земли - по 6000 марок на каждого.

- Обучить 10 шпионов.

 

- Потай, дай число в своём ходу.


Сообщение отредактировал Криадан: 03 января 2017 - 08:17


#155 Ссылка на это сообщение Potay

Potay
  • Тактик
  • 1 563 сообщений
  •    

Отправлено

 f0832d689795489a692c18bb34615ef1.png

 

0e8d294a958cc68d5dc54f5a1e02355a.png

 

Случайные числа - 23, 87

 

Первыми из земель новосотворённого государства рассвет увидели владения Клана Лесного Кота... По лесах ураганом несся конь Весты. 

 

"Сохранение культуры, как же! Мы войну с овцами затеяли, что бы выкинуть их из наших лесов, а что теперь? Теперь овцы нам указывают как воевать!" -  Девушка рыкнула, прямо-таки загоняя лошадь насмерть. Но этого, к счастью, не случилось - она прискакала к последней самой большой ставке войск. Армия встретила девушку как обычно, но у некоторых в глазах была ненависть и злоба. В конце концов все войско собралось в центре лагеря.

 

- Все войска по приказу Лесного барона выдвигаются в Израдье...
- По приказу барона? Или по приказу султана. - Злобно переспросил кто-то из толпы.
- Угу...Я лучше сдохну, но никуда не сдвинусь с этой земли.

Веста стремительно подбежала к последнему оратору и так быстро вспорола ему живот, что тот, захрипев и забулькав, упал замертво.

- Ещё желающие умереть есть?! Или те кто сомневаются в воле барона?!
- Вы с Бароном продали нас, всех нас, вы думаете эти важные владыки наш род сохранят? Да ни в жизнь, пошлют нас на бойню, что бы мы передохли, а потом сюда придут "королевские" войска, а о воинах лесного кота все забудут! Они сметут наши обычаи, лишат нас культуры!  Возможно, наш дух приспособленец, но то что вы сделали - это продажа в рабство! Вы можете прикрываться военной необходимостью, но если хоть что-то из того что мы сказали станет явью, мы возьмемся за меч и станем резать, этих чванливых чужаков, но прежде... спросим с вас! -  На этом солдаты разошлись готовиться к маршу.

...

Вы хоть понимаете?! - Веста ворвалась в зал - На нас наши же войска смотрят, как на предателей, и они злы! И я их понимаю! Они хотят умереть свободными!

- А мы хотим сохранить нас! - Возразил барон, повышая голос.
- В таком случае поясни это им более доходчиво! Только время покажет, говорят ли чужие короли правду, но если наш народ поймёт, что это не так. Тебя и всех нас просто прирежут! - На этих словах она ушла, и ее шаги эхом отдавались в коридоре.

 

*** 

 

- Донесение, Светлейший. 

- М-м-м... Что? Еще одно? Уже? - Сармад, светлейший султан Абу-Джавахарского Султаната, ну а теперь еще и регент Триединой Федерации Независимых Государств Запада оторвал голову от роскошного стола, особых красных пород дерева, завезённых с севера, и сонно уставился на своего Тайного Советника, господина аб-Гади. Вид могущественный правитель имел неважный: под глазами залегли глубокие тени, кожа явственно посерела, на лбу обозначились глубокие морщины, кажется, даже в гриве могучих иссиня черных волос можно было заметить намёки на появляющуюся седину. 

 

Как и всякий монарх, который является фактическим, а не фиктивным правителем своей страны, Сармад был вынужден совмещать массу разнообразных высоких должностей в одном лице. А это, помимо почёта и уважения, всегда огромная нагрузка. Но теперь к этому прибавили обязанности регента Федерации, что оказалось, несмотря на то, что и Король, и Лесной Барон, по-прежнему занимались своими государствами и имели всю полносту власти на их территории, невероятно сложно. Огромное количество приказов, донесений и уведомлений обрушились на голову Светлейшего Султана. И все они были срочными! 

 

- Ладно, Ахмед, что там у тебя...

- Волнения, государь, в землях Клана. 

- Опять? Единый милосердный! Что на этот раз? - Сармад возвёл очи долу и зашуршал принесённой бумагой. Несколько секунд он молча вчитывался, наконец, в гневе отбросил свиток. - Собираю их войска в единый кулак, в самой, пожалуй, мощной крепости всей Федерации, нет, на тебе, недовольны, посылаю их на бойню! Разумеется, они были в куда большей безопасности разбросанные по территории без укреплений, конечно же! 

- А еще они думают, что воюют одни, а наши войска... 

- Одни?! Я увел наши оджаки из Израдья только потому, что между нашими людьми и солдатами Барона постоянно вспыхивали ссоры! Я перевёл их в Рогост. Подумать только - в Рогост! На самую границу! Город, который, не допусти Единый войны, будет атакован первым! - Продолжал уговаривать неведомо кого Сармад, обхватив голову руками - Но они всё равно недовольны. Что бы я не делал...

 

*** 

 

В Миерзане по случаю образования Федерации указом Священного совета было постановлено три дня празднования этого знакового для народа события. Но это событие народ воспринял неоднозначно. С одной стороны провозглашение Федерации стало символом единства народов Республики, Султаната и Клана, но с другой люди уже чувствовали грядущие перемены. В воздухе словно витал запах смерти. Все понимали что это объединение не просто так, оно необходимо чтобы противостоять возросшим угрозам, но противостояние всегда приводит к кровопролитию. С провозглашением Федерации для народа Миерзана закончились былые времена мира и духовного процветания, а цепь событий запущенная маховиков времени очень скоро приведет к большей буре, которая закончится грандиозной бойней но, несмотря на это, каждый, от мала до велика, был готов встать на защиту своей родины и своих богов. Если придется, то каждый из них возьмет в руки оружие. Не ради Совета или Короля, а ради своей свободы, и сейчас народ Миерзана как никогда чувствовал что они не одни. Что вместе с ними плечом к плечу будут стоять другие. Если придется воевать за Клан Лесного Кота, то они вместе покажут чего стоит Клан, если придется драться за Султанат, то они все вместе покажут чего стоит Абу-Джавахар. Если придется воевать за Миерзан, то каждый из них покажет чего стоит Миерзан. Кто бы не был их врагом и не важно на сколько он сильнее их - народ Триединой Федерации если и не выиграет, то уж точно без боя не сдастся.

Энсо Сано тем временем вместе с делегацией Священного совета уже вторую неделю заседал в своей Резиденции. Что они там обсуждали за закрытыми дверями никто не знал. Было выпито огромное количество вина и съедено огромное количество морепродуктов и вот спустя две недели члены Совета и Энсо Сано показались в столице. Первые же указы заставили народ Миерзана изрядно разволноваться. Все умелые строители военных кораблей, проектировщики, инженеры, мастера работы с деревом, все лучшие оружейники и все отряды Национальной гвардии Миерзана собрались в Антали а затем во главе Короля выдвинулись пешим маршем в столицу Султаната. Цель этого тщательно скрывалась.

 

***

 

2be7fd20dd3323be2a76ad815dd17b6b.jpg Джозеф Ли Тейлор внимательно изучал с палубы "Непокорного" томительно медленно проплывавшие на горизонте горы. Настолько томительно медленно, что у капитана так гордо названного маленького торгового судна на лице уже второй день царила гримаса, которую не могли скрасить даже его замечательные усы. Ветер откровенно делал всё, чтобы помешать прибытию судна в пункт назначения - порт Имад, самый северный и самый холодный город Абу-Джавахарии. Капитан судна бранил погоду и извинялся перед своим пассажиром. А мистер Тейлор только делал регулярные прогулки по палубе, смотрел на море и думал о том, что будет делать на новом месте.

В общем-то, только это ему и оставалось делать - при всей своей энергии он был узником своего положения, что, с одной стороны, раздражало, а с другой - давало возможность аккуратно и внимательно осмыслить каждый шаг в своём плане действий. С каждым разом, когда Джозеф Ли Тейлор своей несколько нервозной походкой рассекал палубу, он обнаруживал всё больше и больше выгоды в своём положении. Каждую ночь, проведённую в пути, мистер Тейлор при свете фонаря доставал в своей маленькой каюте со дна дорожного сундука письмо с печатью с изображением скарабея и перечитывал, всё ещё не до конца понимая, что он делает.

Нет, конечно, он всё-таки понимал, что делает. Просто не до конца. Мистер Тейлор имел качество - понимать не до конца и при этом действовать без оглядки. Его постоянно куда-то несло вперёд автоматически, машинально. Может, это и сделало Джозефа Ли Тейлора одним из богатейших жителей Мидлейна. Разумеется, многим Иосиф Айатсон, сын торговца шелками из Абу-Джавахарии, был обязан своему отцу, выдавшему ему под залог скромную сумму в одну тысячу монет, как и своему изобретению - прядильной машине. Но всё-таки, может, ему удалось перевернуть текстильную промышленность не из-за удачного стечения обстоятельств, а потому что он продолжал идти вперёд даже тогда, когда идти уже не оставалось сил? Всё-таки у многих были и его прядильные машины, и деньги, а стал одним из богатейших людей Мидлейна он один.



Тем не менее, это непрекращающееся движение сыграло с мистером Тейлором злую шутку: Мидлейна ему оказалось мало. О, Джозефу точно было мало этой ничтожной страны, в которой помпезные дураки рассуждали о свободе и равенстве и братстве, а потом удивлялись, почему это им не дают денег за выдуманные ими равенство, и братство, и прочие пустословия. Вдобавок на рынке, на котором магнат доминировал, он уже задыхался: по расчётам Джозефа, оставались считанные годы до того момента, как пришлось бы закрыть производство - товар бы попросту некому было покупать, наступил бы кризис перепроизводства. Единственным выходом было вырваться во внешний мир.

Попытки мистера Тейлора организовать экспорт своей продукции привели лишь к череде провалов: то посредник обманет, то управляющий обернётся тем ещё мошенником, то очередную партию уничтожит шторм. Потому он решил, что будет гораздо проще - и вдобавок честнее, и демократичнее! - перенести своё производство из Мидлейна во внешний мир. А заодно перенести и Мидлейн. Чтобы не было проволочек с государством.

При таком ходе мыслей для мистера Тейлора новость о принятом президентом Бьюренсеном решении об отказе от экспансии была подобной грому среди ясного неба. Как же так? Его бизнесу, его делам, всей построенной им инфраструктуре через год-другой наступит конец, и виноваты в этом его соперники, идеалисты-пацифисты, как правило, даже не самые богатые или умные люди. Войн больше не будет! Да здравствует вечный мир! Смех, да через слёзы.

Однако ему повезло - агенты Сармада ибн Асафа, как оказалось, давно интересовавшиеся делами земляка в Мидлейне, знали всю щепетильность его положения и доложили об этом султану. Султан же, давно вынашивавший весьма определенные планы, решил, что Иосиф Айатсон как никто другой подойдёт на очерченное им заранее место, и приказал составить и отправить официальное послание с предложением посетить Сахир Насир для обсуждения весьма выгодного предприятия. Мистер Тейлор за ниточку схватился с рвением утопающего, свой бизнес временно оставил на попечении надёжного товарища, такого же выбившегося из низов магната, как и он сам, и под именем Иосиф Айатсон направился на перевозившем пятнадцать прядильных машин модели "Тейлор" и сотню килограмм продукции "Непокорном" покорять Абу-Джавахарию лично.

 

 

 

Приказы:

 

1. Войска из Заячьей пустоши идут в Мораду

2. Бомбарды из Ратовья идут в Кростье

3. Уланы из Ратовья идут в Израдье

4. Войска из Беллозор идут в Худу

5. Войска из Вострицы идут в Ратовье

6. Войска из Ярова едут в Израдье

7. Войска из Верес-града идут в Израдье

8. Нанять 20 шпионов. (20 000 золота)

9. Заложить два Брига на верфях Ярова. (6000 золота)

10. Нанять три отряда стрелков в Рогосте (12 000 золота)

11. Нанять два отряда стрелков в Израдье (8 000 золота)


Сообщение отредактировал Potay: 02 января 2017 - 14:50

Табель лиц и масок.

 

 


#156 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

20-й ход, Август (Месяц Щедрой луны: заключение контрактов с героями и магами - за золото и "драконов" - двое дешевле);

- 232-й год смерти Наргиса III Последнего Дракона;

 

2702542?v=3&s=400


Свободная республика Электа

 

- Пожар серьёзно повредил постройки Ремесленного квартала в Актиополе. Власть над магией не уберегает от таких житейских пустяков, как охвативший кровлю огонь или непрекращающиеся ливни. Может, Республике пора задуматься над обучением хотя бы одного мага Огня наивысшей ступени?

- Завершилось обучение 3-х магов Огня (2 - Хадзима, 1 - Вадия);

- Столица была перемещена в исконные земли Огненных, на дивный берег южного залива. 

Казна: 24000 республиканских марок.
Драконы: 51

 

Триединый Союз Народов Запада

 

- Не критично, что я его так назвал?

- Помер ваш шпион. Подавившись айвовой косточкой. Последние полгода работников плаща и кинжала просто косит неизвестная болезнь. Впрочем, "заграничного следа" найти не удалось. Тем более что ему на смену пришли пятнадцать новеньких пахнущих свежей краской шпионов.

- Началось масштабное строительство флота, сопровождаемое не менее масштабными учениями и реорганизациями, призванными всего за один сезон пополнить ряды союзных войск аж пятью новыми ротами.

Казна: 34000 монет.

Драконы: 36


Сообщение отредактировал Криадан: 03 января 2017 - 21:00


#157 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

img_fonts.php?id=10323&t=%D0%A1%D0%B2%D0

Последний ход под этой эгидой...

 

1475427532274795823.jpg

 

- Коннетабль Бастиан, мессер. С докладом с западной границы. Говорит, спешно. – Ганелон, начальник дворцовой стражи, переселившийся с Адрианом и другими видными магами из Тодоса, словно часть багажа, замер в почтительном ожидании.
Лорд-проектор лаконично кивнул.
- Зови. Он очень кстати.
Начальник стражи щёлкнул каблуками и поспешил к большим арочным дверям, ведущим в зал императорского дворца. Через минуту они распахнулись снова, и Ганелон вернулся – на этот раз уже с рыжебородым раскрасневшимся магом, сердито вращающим глазами. Военные пересекли зал. Ганелон замер у колонны справа от возвышения, на котором располагался трон.

- Раньше до тебя было куда проще добраться, Адриан. Фух… - Бастиан утёр лоб красным, как его физиономия, платком. – И стражи не было рядом.
Ганелон вопросительно посмотрел на Адриана. Тот лишь отмахнулся.
- В соблюдении протокола нет нужды. Ты будто не знаком с Бастианом. Кстати, как тебе здешний климат?
- Знаешь, при всём моём… непонимании, зачем ты перенёс столицу из Торвэйна, служившего нам оплотом столько лет, должен признать – тут замечательно. Славно местечко.
- И славный дворец. Будет.
- Похоже, и в Кальд… в смысле, Электионе, скоро появится своя достопримечательность, вроде Тодоса или Закрытого Города Хозяина Огня?
- Ты ещё плохо знаешь город – поверь, твоё одобрение моих действий только возрастёт, если ты прогуляешь по нему хотя бы пару деньков. Как-нибудь потом, при случае.
- Едва я попал в столицу, ты меня уже гонишь с каким-нибудь очередным «сверх-важным» поручением. – Коннетабль покачал головой с шутливым укором. – Наверняка на север, в самую холодину вступающей в свои права осени.
- Когда это моё чутьё на «сверх-важность» подводило тебя? И ты не угадал. Нечего тебе на севере делать – все дела сейчас вершатся на Западе.
- На юге, ты хотел сказать?
- Ну, не держи меня за тупого деревенщину. Для Кастмаарской равнины прочие земли – Запад. Но суть ты уловил.

Оба мага, да и Ганелон, вспомнили событие двухнедельной важности. Совет в Кальдере. На истошный вопль «временно исполняющего обязанности президента» съехались все причастные к властным структурам маги Республики. А его долгая, полная мрачных предзнаменований и угрожающих намёков речь – да нет, целая баллада о «восстающем на юге Мраке, угрожающем поглотить весь мир, да что там – молодую Республику Электу!» - повергла в уныние всех без исключения. Даже начальник стражи, сам на собрание не допущенный (не маг, не полководец, что он там забыл, подумаешь – охраняет жизни всех собравшихся, да они и сами целой армии стоят), глядя на угрюмые лица расходившихся магов, проникся постигшим их горем.
- Значит, ответ на вопрос, который я задаю тебе последние полгода - …
- «Да». Мой ответ «да». – Адриан поднялся из трона, оправив полы мантии. - Похоже, для того, чтобы дать тебе, наконец, утвердительный ответ, следовало сесть на этот трон. Через три недели, Бастиан. Не раньше, нет. Не всё ещё готово…
Бастиан готов был, похоже, прыгать до потолка, позабыв о возрасте и статусе. И очень высоких сводах дворца.
- Я ждал, надеялся…
- Я пока не вижу поводов для радости, коннетабль. – Адриан исчез. В троне остался только суровый и надменный лорд-протектор, грозный и властный, как тот враг, которому был брошен вызов. – Ступайте. И дайте нам всем повод гордиться нашей страной.

 

wallpaper_prince2_of_persia_08.jpg

 

Преобразование:

- Потратить 50 "драконов" на "разблокировку" модификаторов Клана Воздуха (завоёванного, не не присоединённого - до настоящего момента);

 

- В связи с "пренеприятнейшим известием", полученным от уполномоченного посланника Республики магов Электы (не имеющим отношения к его непосредственной миссии), а так же окончательным вхождением с состав объединённого государства магов адептов школы Магии Воздуха, Свободная Республика, дабы обезопасить своих граждан и всё то, что было с таким трудом достигнуто в ходе последних двух войн в Кастмааре, преобразуется в Кастмаарскую Империю. 

- Государство разделяется на три дистрикта (северный, включающий вотчину Земных и Хадзиму; западный - столицу и Актиополь; южный - владения Воздушных и Дивный остров Неропонтий). 

- Столица Республики сохраняет свой статус и в Империи, но название изменяется. Кальдера переименовывается в Электион, в честь Свободной республики, воплощения надежд и ожиданий всех магов. Надежд, которым вскоре суждено сбыться. 

- Дистрикты возглавляют наместники, опирающиеся на ситу местных советов, состоящих из магов всех Школ в равном числе. Наместники отчитываются перед Конклавом и лордом-протектором (де Лансом).

- Республиканский Кодекс преобразуется в Имперский (последний расширяет полномочия Конклава и местных сеймов с лордом-протектором и наместниками во главе, сильнее централизует власть, незначительно ужесточает меру ответственности магов).

 

Распоряжения:

- Возвести частоколы (Кселионис, Никтос) - 2000 марок;

- Обучить 6-х магов Воздуха (по два в Никтосе, Кселионисе и Банту) - 6000 марок;

- Обучить 2-х командиров (для рот копейщиков) и шассера (готовящаяся рота стрелков) - 3000 марок;

- Обучить мага Огня (Никтос) - 1000 марок;

 

- Обучить десять шпионов - 10000 марок;

 

Передислокация войск:

- Роту уланов из Исай-Ура перебросить в Кай-Ек;

- Аэростаты: Калахей - Электион, Банту - Кселионис;

- Лучники: Джайсур - Банту;

- Маг Клод: Банту - Кселионис;

- Маг Бриан: Сет-Монтис - Акро-Сила;

- Маги Гратин и Моррис (Сельвеста) - Акро-Сила;

- Маги Огня: Хадзима - Банту, Вадия - Акро-Сила;

 

- Гарнизон Актиополя (рота копейщиков и улан, аэростат, 10 магов Воды разных ступеней) - Никтос;

 

- Потай, укажи в своём ходу число и для меня.


Сообщение отредактировал Криадан: 08 января 2017 - 16:31


#158 Ссылка на это сообщение Potay

Potay
  • Тактик
  • 1 563 сообщений
  •    

Отправлено

 f0832d689795489a692c18bb34615ef1.png

 

Случайные числа - 97, 99

 

 

 

После того, как Джозеф Ли Тейлор окончательно переборол свою болезнь, он первым делом заинтересовался, как идут дела его компании. Посетив мануфактуру и крайне жёстко раскритиковав работу Комитета, текстильный магнат взялся за приглаживание складочек самостоятельно. В результате его улучшений - о многих из которых, к чести Комитета будет сказано, Джозеф даже не додумался упомянуть у себя в записной книжке - эффективность производства подскочила в полтора раза, и текстиль потёк рекой.

 

Но немного времени было отдано магнату на занятия бизнесом - через день после посещения мануфактур через Амаль ибн Назым его оповестили о том, что пора бы и отчёт о деятельности Комитета предоставить, в неофициальном порядке, лично Сармаду-аль-Султану, и как можно скорее. Джозеф искренне удивился - как, почему он? Казалось бы, Комитет же всё сам делал до сих пор, пусть сам и отчитывается! Но после небольшого спора всё-таки взял на себя ответственность - хоть он и болел, но начальником был, опосредованно. Через книжечку.

 

В честь такого события магнат сшил себе - не без помощи жадных до сверхурочных работников мануфактуры - костюм на мидлейнский манер из лёгкого белого льна, приоделся, повязал воротник шёлковым платком да отправился во дворец с Садыком ибн Назымом - на ковёр. А по пути узнал во всех подробностях, о чём конкретно отчитываться, о чём при султане молчать и как вообще с ним говорить. Как опытный переговорщик, Джозеф учился всем тонкостям на лету, и тем не менее - можно ли объяснить иностранцу за пару часов достаточно, чтобы он смог адекватно переговорить с повелителем страны? Садык был в этом не уверен и ожидал катастрофы.

 

Встреча действительно была неофициальной, и действительно в срочном порядке - Джозефу пришлось ожидать приглашения всего лишь один час, за который он успел не только обговорить ещё мириаду тонкостей поведения при джавахарском дворе, но и отведать пятнадцать видов закусок и пару видов напитков, от вкуса которых уж давно отвык. Садыку даже пришлось проявить некоторую сноровку, чтобы не дать магнату утащить пару кусков инжирного рахат-лукума в карманах - таскать таким образом еду было неприлично.

 

001c5389a021a8464896e658425a92f4.jpg

 

Сармад-аль-Султан ожидал их в галерее, в пышно украшенном позолотой кресле с красной бархатной обивкой, расшитой жёлтыми скарабейчиками; позади стула стоял тенью Ахмед аб-Гади и мрачно изучал мидлейнского гостя. Прибывшим на ковёр к повелителю Абу-Джавахарии отвели два стула - тоже с красной бархатной обивкой, но из особых, северных пород красного дерева и без всяких скарабейчиков. Также рядом был поставлен широкий столик с практически такой же папкой, какую Джозефу дал Али Тебелин в Сахир Насире, и хрустальным графином с свежей холодной водой со льдом - гораздо лучше графина Али Тебелина.

До того, как занять своё место за столом, начальник Комитета наклонил свою голову, как учил его Садык ибн Назым, и начал елейным и высоким голосом:
- О, Светлейший султан, да продлится твоё правление вечно, да падут враги к ногам твои, да наполнятся сундуки твои самоцветами чистейшими и златом блестящим...
- Короче, - неожиданно оборвал возлияния Джозефа султан, чем вызвал бледность у Садыка: - Вот, Иосиф, стул пылится - садись и рассказывай, что ты сделал.
- О деятельнейший из правителей! - Воскликнул, занимая указанное место, магнат: - Боюсь я вас прогневить повторением вам несомненно известных истин, но всё же повторю: вверенный мне Триединый Комитет по национальным вопросам я, к сожалению, смог возглавить лишь третьего дня, так как до того страдал от страшной лихорадки--
- Что же, получается, вся их деятельность - самовольщина? Не воровство ли? - грозно сверкнул глазами аб-Гади, но мистер Тейлор выдержал испытание:
- Нет, напротив - Комитет действовал по подробно описанному мной ещё по пути в Али Зафар плану.

И протянул султану записную книжечку, открыв её на первой странице. Сармад её полистал:
- Так, значит, по книжке...
- Да, хоть там и написана тарабарщина, - начал чувствовать себя увереннее Джозеф и даже откинулся на спинку стула: - Но Комитет мои записи перевел и интерпретировал верно. Первые три пункта плана - обобщения одежды, кулинарии и гордости - они уже привели в действие. Дальше - обобщения страха, любви, веры...

- "Обобщения"? - поднял глаза на Джозефа Сармад, и Иосиф кивнул:
- Именно так, о лучезарнейший: чтобы склеить воедино части, нужно дать им нечто общее - клей, который их склеит, если позволите. И Комитет начал приготовления в том, чтобы скрепить народы Триединой Федерации воедино.
- И как вы это делаете, не нарушив всех установленных договоренностей?
- Очень просто, о милостивый государь - я скреплю их общими объектами любви и страха, причём так, что любовь они выберут сами, без всякого побуждения изменив свою культуру так, как нам выгодно, а страхи им избраны судьбой и без нас - они уже вложены, мы можем только на них обратить внмания.

Джозеф, войдя во вкус, улыбнулся, похожий из-за начавшей отрастать растительности на лице и топорщащихся волос за ушами на сытого пушистого кота:
- Мы дадим им на каждом повороте, каждом закоулке их культуры выбор - либо старое, либо новое, но получше. Сначала мы предложим им новую одежду, новую моду, самые свежие веянья - этим уже занимается сейчас, с вашего дозволения, моя компания. Поверьте мне, "Тейлор Текстайл" не имеет равных в производстве одежды - наша продукция, удобная, красивая, долговечная и, что самое главное, лёгкая в произодстве, быстро найдёт своего покупателя в каждом уголке Федерации. Мы начали с самых ответственных моментов - создания униформы для чиновников, продолжим униформой для офицеров, солдатской одеждой... А потом и на гражданскую одежду перекинемся. Так сказать, с идеалов красоты до самых низов заместим старую одежду.

- А если новая одежда людям не понравится?
- Уже нравится, все чиновники в новой форме щеголяют. Да и вот, смотрите - мой костюм тоже изготовлен на фабрике. И ещё к нам уже люди приходили и просили, за деньги, и им одежду сшить из нашей замечательной ткани!
- Это правда, Ахмед? - налил себе из графина воды султан, и аб-Гади мрачно кивнул:
- Было. Двое.
- Приукрашиваешь, Иосиф, свои заслуги, - улыбнулся снисходительно правитель, отпивая из стаканчика. Садык ибн Назым побагровел и стал похож оттенком кожи на обивку стула в том месте, где падала тень от его спины. А Джозеф, нисколько не смутившись, продолжил, в невозмутимости сравнимый с шагающим по пескам верблюдом:
- О лучезарнейший! У нас было всего-то месяц, дайте ещё недельку-другую - такие дела не делаются так быстро.
- Ладно, одежду вы Котам дадите - они её в клочья изорвут и за это деньги, может, заплатят. Что там дальше было, "обобщение еды"?
- Кулинарии. Мы намереваемся познакомить каждого жителя Федерации с пищей других народов-её членов.
- А это уже интересно. И как вы это сделаете?
- Мы откроем рестораны в каждом крупном городе, и там будут подавать блюда всех трёх наций.
- "Рестораны"... Ты же знаешь, Иосиф, как у нас относятся к всему мидлейнскому?..
- Вы правы, о лучезарнейший, - не потерял достоинства ни на секунду мистер Тейлор: - Я предлагаю ещё такие варианты - "кофейни", "чайные", "трактиры", "едальни"...
- О! "Едальни"! Хорошее название. Так и запиши.

Мистер Тейлор достал перьевую ручку и черкнул себе в книжке:
- Я мог бы рассказать больше о всей логистике и задумке вопроса, но предпочту, чтобы говорила за меня бумага - Комитет предоставил вам пятого дня полный отчёт о всех заказах и переписках, которые были предварительно произведены.
Сармад-аль-Султан поигрался стаканчиком, с усталостью и скукой на лице наблюдая, как блистают грани хрусталя на солнце, да вздохнул:
- И все эти затраты пойдут на едальни.
- Да, о лучезарнейший - без затрат в этом деле не обойтись. Я готов до хрипа защищать каждую монетку, какую вы отдаёте на сотворение этой идеи...
- Я бы никогда не выдал на такое предприятие денег, не удостоверься, что идея хороша.

Султан откинулся на спинку, продолжая изучать стакан:
- Разве тебе Комитет не сообщил, что твои идеи послужили лишь основой, а Комитет - лишь советниками при организации?
- Нет... Не сообщил, - брови Джозефа приподнялись лишь на четверть сантиметра. Светлейший Султан поднял очи на Джозефа:
- Ты изначально не мог дать полного отчёта по Триединой Едальной сети, так как ею уже давно занимается специально учрежденная Триединая Едальная Гильдия...
- Благодарю вас за ваше доверие, о милостивейший султан. Уверяю вас, если Гильдия будет следовать всем нюансам, описанным в моей книжке, успех делу гарантирован.
- ...И Комитет занимался чем-то весьма масштабным в Рогосте. Именно об этом я хотел тебя расспросить поподробнее. Что ты там задумал?
- А... Там всё гораздо проще. Я задумал устроить там спортивные состязания для мужчин и женщин Федерации.
В глазах султана заблестел неподдельный интерес:
- То есть - бег, конная езда, стрельба...
- Да, да, именно так. И самое главное - участвовать могут все. Отбор уже проходит, причём повсюду, и выбираются лучшие из лучших, самые сильные, быстрые и ловкие представители народов Федерации. На будущем мероприятии они проявят истинно состязательный дух, и при этом зрители увидят - каждый народ имеет свои сильные и свои слабые стороны, но вместе мы - сила!
- Но у меня тогда остаётся вопрос...
- Какой же?
- А что, если пригласить на эти состязания спортсменов из Электы?
Иосиф побледнел и покачал головой:
- Не понимаю, о чём вы, о мудрейший... Эти состязания призваны объединить воедино сердца народов в радости за их спортсменов, зачем приглашать на них магиков?

- А что тут понимать-то, Иосиф? Это же самый простой и ясный дружественный жест. Мы проводим состязания и предлагаем жителям Электы посостязаться. Если примут приглашение - отношения улучшим. Не примут - будут выглядеть плохо. А коли мы их не позовём ни разу - так и сами выглядеть будем плохо.
- Вы правы... Но что, если Электа пошлёт на состязания лазутчиков-магов? Или их спортсмен попытается использовать магию для победы?
- Так в Рогосте у нас как раз специальный отряд наджвахарцев уже собран, и наджвахарцы - специалисты по борьбе с магами. Если больше доводов против у тебя не найдётся, то черкни там у себя - Электу приг-ла-сить.
- Да, о лучезарнейший, - оживился Джозеф и записал пару строчек в записной книжечке: - Какие-то ещё вопросы?
- Твои будущие планы... В двух словах? И не надо говорить так, как тебя научил Садык по пути сюда - говори только существенно и по делу, без прикрас и эпитетов, как говорят у вас в Мидлейне.
Шпион побагровел опять:
- Прошу прощения, о лучезарнейший...
- Не прерывай гостя, когда ему велено говорить, - нахмурился аб-Гади, и Садык ибн Назым умолк. Джозеф продолжил:
- Дальше по плану - заключение династических браков между видными семьями трёх наций...
- Идея интересная, но мимо - в Миерзане нет династий, а кому-то из Котов я своих родственников на растерзание отдавать не буду, ха, - отмахнулся Светлейший Султан, и Джозеф  продолжил:
- Дальше - объединение религий всех наций в одну...
- Полный провал, заранее говорю. Дальше.
- ...И, пожалуй, из хороших идей ещё создание страха перед магиками у населения.
- Пропаганда?
- Пропаганда! Но скрытая, чтобы нас не уличили. Через уличные газеты, через памфлеты... Щепотку лжи тут, щепотку лжи там... Формировать отношение потихонечку.
- А эта идея мне больше по душе. И что ты собирался напридумывать?
- Разумеется, сначала нужно помнить про невероятную опасность магов - мне тут рассказывала Амаль, что в Актиополе случился страшный пожар. Может, это огненный маг косточкой поперхнулся? Или, или, скажем... У наших врагов практически так же мало общего, как и у нас, разве что у них маги появляются. А мы напишем, что они не-магов в своих землях истребляют, чтобы кровь магическую не портить! И приборчики делают, чтобы проверять - маг ты или не маг...
Неожиданно Сармад прервал мистера Тейлора и обратился к аб-Гади:
- Ахмед, слушаешь? Слушай и запоминай - хочу, чтобы об этом к концу месяца и в Рогосте, и в Вострице, и здесь, в Али Зафаре говорили.

После этого султан царственно улыбнулся и устроился в кресле поудобнее:
- Ты ждал моего вердикта, Иосиф, так будет же мой вердикт - поработали и ты, и Комитет в этом месяце на славу.
- Спасибо, о милостивейший, - наклонил голову Джозеф, нисколько не уступая султану в достоинстве манер.
- Я надеюсь, что твой фонтан идей продолжит бить так же сильно и в следующем месяце. А теперь расскажи мне побольше о Мидлейне - очень меня эта страна интересует в последнее время...

 

***

 

Первым пунктом плана Джозефа Ли Тейлора (и подчиненного ему Триединого Комитета по национальным вопросам) по примерению между собой, казалось бы, несовместимых культур Федерации было ознакомление каждого жителя с кухней других народов Федерации, ведь, как известно, ближайший путь к сердцу - через желудок. Было задумано предприятие поистине грандиозных масштабов. В столицы государств созывались повара. Готовились запасы пищи. Проектировались и строились здания. Налаживались связи с самыми богатыми купцами Федерации, занимавшимися торговлей мясом, овощами, специями... И готовыми блюдами. Организаторы не жалели средств, хоть и без лишних растрат. При любом признаке воровства - серьёзное наказание.

 

Соревнование поваров проходило с целью выделить лучших из лучших, опытнейших мастеров кулинарии, при этом не самоучек, способных не только в национальной кухне разобраться, но и в чужих что-нибудь своё сказать; в идеале - повара-универсалы, хорошо разбиравшиеся во всех аспектах кулинарии и полагавшиеся на методичный труд, а не на всплеск вдохновения. Так в Али Зафаре соревновались в приготовлении исконно пустынных острых и сладких кушаний, в Вострице - сытных мясных и злаковых блюд с добавлением лесных ягод и грибов, а в Антали - рыбы, морепродуктов и южных фруктов не без применения замечательного миерзанского вина.

 

После того, как в каждой столице определялась тройка лучших, их щедро награждали почестями и деньгами. Затем им предлагали место в готовящемся глобальном деле, обещая дальнейшие великие награды за прилежную работу. Многие соглашались, а те, кто отказывался, из скромности ли или из любви к прежнему месту, заменялись поварами на четвёртом месте или на пятом. Получившиеся тройки делились и перемешивались так, что в каждой столице оказывались по три повара из трёх разных наций, причём обычно в "своей" столице оказывались кулинары пониже местом - лучшие целенаправленно направлялись за границу, чтобы там защищать честь своей нации.

 

Эти тройки поваров получали задачу - разработать единое меню из смешения национальных кухонь для каждой страны. Главной задачей было создать гармонию между тремя разными кулинарными школами, поощрялись также и дерзкие эксперименты по объединению опыта кулинаров трёх стран в отдельных кушаньях. Названия блюд подбирались так, чтобы быть простыми и понятными каждому, то есть без всяких изысков и трёхэтажных эпитетов, слабопонятных кому-либо слабо знакомому с культурным наследием родины кушанья. Было также требование - используемые при готовке ингредиенты должны были быть не слишком дороги и доступны во всех поселениях от Беловеста до Сареллы (заранее приготовленные списки доступных ингредиентов поварам предоставлялись тут же).

 

После этого составленные и проверенные меню тайно передавались уже на места - во все крупные города. Там их ждали повара, которые начинали без всяких промедлений осваивать разработанные тройками шефов рецепты. После освоения, в рабочем режиме, открывались заведения - едальни, в которых эти блюда подавались любопытным местным. А всё это называлось, с лёгкой руки Джозефа Ли Тейлора, Триединой Едальной сетью, или, если попроще, Сетью едален.

 

Так вне Абу-Джавахарии появились фруктовый рахат-лукум, люля-кебаб из баранины, кускус с мёдом и имадский булгур, вне земель Котов - солянка по-вострийски, перловая каша с лесными ягодами, "утопцы" с тушёными грибами и "печёно вепрево колено", за пределами Миерзана - королевские крабы в маринаде, фаршированные мидии, осьминоги тушёные в красном вине и сельдь по-купечески. А вдобавок ко всему этому - смешанные блюда: кускус с морским огурцом, свиной окорок на кости с белым перцем, майораном и розмарином, пшеничные пироги с крабовым мясом...

 

Заведения обставлялись так, чтобы ощущалось влияние всех трёх культур. Ковры и бронза Абу-Джавахарии, древесина и чучела животных из Великого Леса, дерево и серебро Миерзана - всё шло в ход, причём в меру, чтобы создать в итоге гармоничную картину. Дополнительно специально для едален были наскоро приготовлены картины и гобелены, изображавшие идеализированно победы Федерации - взятие Рогоста, взятие Израдья, объединение Великого Леса под контролем Лесных Котов, образование Федерации тремя монархами. Так в посетителях воспитывалось патриотическое чувство по отношению к Федерации в целом.

 

Особое внимание было уделено и ценовой политике едален. На исконно иностранные блюда в меню делались серьёзные скидки. Таким образом, чем больше брал покупатель заграничного, тем больше экономил на всём заказе. Так поощрялось исследование чужих культур, и, как следствие, приобщение к новой, общей культуре Федерации.

Обслуживающий персонаж едален собирался из местных, но подчинялся иностранным мастерам-поварам, знавшим меню и умевшим готовить каждое блюдо из него. При этом у каждого мастера-повара была задача - выбрать и обучить на своё место нового мастера из местных кулинаров. Таким образом должна была быть выполнена задача - сделать едальни не зависящими от иностранных кадров.

 

Триединая Едальная сеть запустилась не без первых неудач. В Израдье первую открытую едальню разгромили протестующие; в Рогосте едальню даже не успели открыть - здание, уже готовое к началу работы, попросту сожгли ещё до открытия неизвестные; в Али Зафаре из-за ошибок проектирования погибли во второй день работы в жуткой давке четыре человека, что вызвало страшнейший скандал; в Миерзане из-за ошибок в рецептах отравились несколько десятков человек, и пришлось переделывать меню в экстренном режиме. Но стоявшие за этим делом люди не унывали и не сдавались. После чёрной полосы громких разбирательств и кошмарных убытков Триединая Едальная сеть начала приносить небольшую, но всё же чистую прибыль.

 

Серьёзным препятствием увеличению доходов были гигантские затраты на организацию перевозок всей необходимой провизии, порой с одного конца Федерации на другой. Даже с активной эксплуатацией участка Великого Пути от Ярова до Навьин Яра и морских путей от Сареллы до Белобрега, позволявших привозить выловленные в Миерзане мидии в Яров и туши диких вепрей из Вострицы в Али Зафар относительно свежими, доставка всего необходимого провианта была задачей весьма нетривиальной. Здесь и блеснули своими талантами приглашенные к сотрудничеству купцы Федерации - предприимчивые дельцы предлагали свои проекты покупки, доставки и хранения ингредиентов, а Сеть едален выбирала самые оптимальные. Но даже с такими оптимизациями затрат львиная доля доходов уходила купцам, рыболовам, охотникам, фермерам, грузчикам, погонщикам, охранникам. С другой стороны, затея с едальнями дала всем этим людям работу и стабильный заработок, породив как побочный эффект своего существования великое множество рабочих мест и увеличение оборота средств между государствами-членами Федерации.

 

К концу августа работа Сети стабилизировалась, и хоть окупиться должна была затея, по самым оптимистичным прогнозам счетоводов, не ранее чем через полгода, свою главную задачу она выполнила. Каждая из трёх крупнейших наций Федерации получила возможность познакомиться поближе с доселе чуждой ей культурой двух других наций, и причём таким образом, который ни к чему её не обязывал. Это было первой, маленькой, победой Триединого Комитета по национальным вопросам.

 

***

 

Верес-град после прошедшей по нему войны - а если точнее, бесчинствующей армии Лесных Котов - было сложно назвать деревней даже спустя почти год после его разграбления. Собранный усилиями не ушедших в ополчение жителей запас на зиму оккупанты практически отобрали, оставив местным жителям лишь самый минимум, необходимый для выживания. Число тех, кого не убили нападавшие, сократили голод и последовавшие за голодом усобицы и болезни. Восстанавливать деревню остались, опять же, далеко не все - многие жители проглотили свою гордость и покинули родные места, устремившись в Израдье на заработки. Некоторые даже бежали прочь с родины в земли магов, стараясь забыть о том, кем они были и к какой нации принадлежали. У оставшихся позади оставалась надежда на помощь от Мидлейна, но после замыкания Содружества на своей части континента с севера даже купцы приезжать перестали. В итоге Верес-град превратился в деревню-призрак, в которой лишь половина домов была целой и лишь треть была населена. Остальные чернели мрачными руинами на милю вокруг.

 

В одной из таких развалин, внутри обугленных стен дома богатого воина по имени Златомир, и состоялось собрание Фрихилдской социал-демократической партии - точнее, всех, кто остался живым, продолжал посещать подобные собрания и не пропал бесследно в поисках политического убежища в Мидлейне. Это было мрачное зрелище - при свете двух свеч переговаривались друг с другом исключительно шёпотом бледные, настороженные, изможденные люди, не больше дюжины числом, тщательно экономя слова и выглядывая в окна - вдруг подойдёт патруль оккупантов? Ни следа от пафоса и восторга первых успехов. Это были сломленные, запуганные личности. Но кто-то же собрал всю эту ораву - и виновник обнаруживался невооруженным глазом.
 

ae9cefdd12e0f9ab455bb2e585da0cf3.jpg


Лекню, прозванная ещё в детстве "Суровой" за свой несломляемый боевой дух и то, что она научилась грамоте самостоятельно и без посторонней помощи, выполняла в партии до её сокрушительного поражения и развала роль секретаря. Потому через неё проходила абсолютно вся бумажная волокита партии, от серьёзных указов до переписок со штабом. Партии она была бесконечно предана, однако в идеологии разбиралась прескверно. Поговаривали даже, будто бы девушка на самом деле агент Содружества, а может, даже и имеет за границей мужа. Не без оснований: Лекню слала в Мидлейн письма и даже два раза ездила туда, оба раза возвращаясь с стопками книг и деньгами. Якобы пожертвованными мидлейнской интеллигенцией, заинтересованной в том, чтобы принести демократию в земли Тотемных кланов.

Крах Клана Ворона на неё совсем не повлиял ни внешне, ни внутренне: даже в такие времена Лекню щеголяла своими сапогами на каблуке и чёрным льняным платьем с пышными плечиками, ела за троих, прекрасно спала и при этом успевала выполнять все навалившиеся на неё в результате перехвата контроля над партией обязанности. Даже в самые тяжёлые времена Суровая Лекню не подавала признаков слабости или страха. Может, потому она и перехватила контроль у перепуганных интеллигентов и романтиков.

 

 

Так и сейчас: девушка в кресле, телесно хрупкая, железно доминировала над всем помещением, одним лишь взглядом заставляя содрогаться сидевших рядом, на полу, Воронов-социалистов. Можно было даже создать впечатление, будто бы Суровая Лекню питалась окружающей её атмосферой страха. Лицо её ничего не выражало, и дыхание было ровным.

Все члены партии резко умолкли и прислушались. Послышались скрипучие шаги - то к развалинам пришла маленькая делегация, численностью в пять человек. Пять Котов, все в простой одежде: домотканые рубашки и штаны из грубого сукна, плетеные туфли из коры. У каждого на предплечье - полоска из чёрного сукна с вышитыми на ней белыми нитками: "Слава Котам!". Особо выделялся хорошо сложенный мужчина, вроде бы и Кот, но при этом уж больно похожий на джавахарца чертами лица, с стоявшими торчком сальными волосами, смотревший на собравшихся чуть исподлобья: остальные четверо явно его слегка побавивались. Судя по всему, он и был лидером прибывших.

 

 

6d6cf6040048113753ba0a0bb204bdce.jpg

 

- Я так понимаю, это все из ваших, кто смог придти на встречу с нами? - привечала прибывших Котов Лекню, изучая их своим твёрдым взглядом.
- Да. Я - Всеволод, председатель Центрального комитета Вострийской анархо-демократической партии. Вся пятёрка Верес-града здесь и, согласно внутренней договоренности, будет представлять интересы всей Вострийской анархо-демократической партии, - ответил ей примерно настолько же твёрдым взглядом главарь шайки: - Это всё, что осталось от Фрихилдской социал-демократической партии?

Выражение лица Лекню не изменилось:
- Да. Вся наша партия присутствует здесь.
- В таком случае...
- В таком случае - оборвала мужчину девушка, слегка притопнув: - Второй съезд Интернационала можно считать открытым.
Хлипкие аплодисменты. Лидер пятёрки, не придав особого значения тому, что его прервали, занял своё место на приготовленном для него стуле. Остальные анархисты, как и большая часть однопартицев Лекню, заняла место на циновках на полу. Лидер социал-демократов начала:
- Товарищ Всеволод, рада здесь видеть и ваших товарищей. В наше тяжёлое время, когда людьми по инерции правят некомпетентные дураки, объединять усилия по их свержению между группами различных наций - великое благо.
- Я также рад вас здесь видеть. Какова повестка собрания?

Лекню начала отгинать пальцы, легко извлекая из памяти пункты:
- Согласование условий нашего дальнейшего сотрудничества, определение наших действий по свержению власти Лесного Барона и Триединой Федерации на исконных землях Клана Ворона и Клана Лесного Кота, установление границы между восстановленной Фрихилдской социал-демократической республики и...
- Новоустановленной Вострийской анархо-демократической республикой, - закончил за Лекню Всеволод.
- А также решение мидлейнского вопроса.
- Мидлейнский вопрос предлагаю решить здесь и сейчас негативно. Помощи от Мидлейна мы не дождёмся. Этот поезд ушёл.
- Полностью согласна, - тут же ответила Лекню, вызвав этим удивление среди её однопартийцев: - Этот вопрос можно считать снятым с повестки дня.
- Также предлагаю в дальнейшем называть наши партии, для краткости, ФСДП и ВАДП.
- Полностью согласна. Дальше.
- Отлично, - Всеволод потёр руки, недобро ухмыляясь одними глазами: - Если остальные вопросы пощёлкаем так же просто, мы сработаемся!
- Попрошу без фамильярностей и дальнейшего повышения голоса. Говорим только по теме.
- Так и быть. Каковы ваши предложения по совместному сотрудничеству, товарищ Лехну?
- До тех пор, пока мы боремся с во много раз нас превосходящими по численности федератами, предлагаю объединиться во всём: люди, финансы и связи обеих партий отныне будут принадлежать одной партии, Межклановой оппозиционной партии.
- Кто будет лидером новой партии?
- Все вопросы, как и сейчас, будут разрешаться путём публичного обсуждения на общем собрании.
- Нас это не устраивает. Наши члены не могут, как ваши члены, собираться на... На собрания. Мы действуем по схеме независимых оперативных групп-пятёрок и  отчитываемся Центральному комитету, то есть Це-Ка. Я, как председатель Це-Ка и один из составителей устава ВАДП, в том числе устава о струхтуре партии и её работе, официально заявляю, что ваше решение данной проблемы не устраивает всю партию.
- В таком случае, учитывая вашу структуру, в собрании будет участвовать только Це-Ка ВАДП. Все пожелания члены пятёрок могут передавать через него.
- Также в силу струхтуры партии и независимости пятёрок, а также, что не-ма-ло-важ-но, по-дав-ля-ю-ще большой сос-тав-ля-ю-щей наших личных на-коп-ле-ний в финансах нашей партии, мы не можем гарантировать дос-туп-ность всех наших средств объединенной партии. Товарищ Лехну, в моём письме к ФСДП от двадцать седьмого мая я указывал на этот нуанс, вы мне не ответили. Я полагаю, вас это устраивает?

Молчание. Члены ФСДП в полном ужасе смотрели то на Лекню, то на Всеволода. Два лидера партии сверлили друг друга глазами. Наконец, девушка отчеканила:
- Это всё пустые оправдания. Все ваши финансы должны будут идти на общее дело.
- Наши финансы слишком малы и разрозненны, чтобы вам как-то помочь.
- Наш бюджет настолько мал, что мы не можем позволить ему уйти в песок, что несомненно произойдёт, если мы позволим вашим пятёркам черпать наши ресурсы независимо. Значит, финансовые ресурсы с вами мы объединять не будем.
- Я предлагаю создать подобную нашей струхтуру и в ФСДП. В таком случае независимые пятёрки...
- Вы можете поручиться за абсолютно каждого члена абсолютно каждой ячейки вашей партии? Вы можете доказать, что в один прекрасный день одна из ваших независимых пятёрок не обернётся обычной бандой?

Всеволод дрогнул и отвёл глаза. Люкне царственно развалилась в кресле:
- А я могу поручиться за каждого моего сопартийца. Собравшиеся здесь люди искренне радеют за будущее Клана Ворона и Фрихилдской социал-демократической республики, ныне порабощенными врагами обоих наших наций - Лесным Бароном и его монархистской сворой головорезов. Я хочу сохранить каждого из них живым и довести до светлого будущего.

Всеволод вновь перешёл в наступление:
- Наше дело уже само по себе, по своей природе, сопряжено с великими опасностями и великими жертвами, товарищ Люкне, вы сможете сохранить полный состав партии только если будете и дальше сидеть сложа руки. Я говорю вам, что если вы будете сохранять ФСДП в монолитном виде, то всю вашу партию будет гораздо проще уничтожить. При разделении на пятёрки...
- При разделении на пятёрки в нашем деле начнётся хаос, беспорядок и путаница. Весь механизм партии должен работать слаженно. В таком случае, если вы отказываетесь пересмотреть вашу структуру, я предлагаю такой вариант. В новообразованной партии пятёрки ВАДП, кроме членов Це-Ка, будут исполнять роль оперативных групп, как и ранее, а ФСДП и Це-Ка ВАДП будут координировать их действия и распределять финансами.

- И тогда опять создадим неравенство власти? Нет уж, чем мы тогда лучше лорда Сигвалля и Лесного Барона? Я предлагаю здесь и сейчас струхтуру, которая отрицает какие-то бы ни было иерархии и при этом позволяет партии выжить любые потрясения и предательства.
- И при этом лишает её каких бы то ни было шансов на достижение цели.
- Не вам меня учить эффективности, товарищ Лехну - ваша партия существует на год больше нашей, и при этом я не вижу ровным счётом никаких результатов вашей деятельности.

- Я вам как более опытный организатор гарантирую, что ваши попытки распределить мизерные ресурсы на всю территорию от Навьин Яра до Заячьей Пустоши завершатся провалом. Я повторяю - должен существовать координирующий центр, мы должны работать в одном городе одновременно, мы должны объединить все ресурсы - человеческие, материальные, социальные - на достижение наших целей.

- Товарищ Лехну, вы хотите создать ещё одно государство с собой во главе?
Лекню даже не смотрела на Всеволода - она смотрела на своих однопартийцев спокойно и ровно:
- Именно это я и хочу сделать, товарищ Всеволод.
- В таком случае я не понимаю, почему мы должны сотрудничать.
- Чтобы я, создав новое государство, а именно ФСДР, могла помочь вам создать ВАДР.
Всеволод побагровел:
- Вы не даёте никаких гарантий того, что ФСДР поможет ВАДП достичь своих целей. Вы определенно имеете все намерения возродить ФСДР, после чего захватить земли Клана Лесного Кота и попросту уничтожить ВАДП. Я вижу   насквозь, Лекню, вы мне не товарищ!
- Вы читаете между строк то, что вы хотите видеть, товарищ Всеволод. А теперь успокойтесь и прекратите повышать голос, пока я не удалила вас с собрания.

Напряженная тишина.

Спустя полминуты молчания Лекню встала:
- Предлагаю сделать перерыв на пятнадцать минут, пока я улажу вопросы доверия с товарищем Всеволодом с глазу на глаз.
Мужчина встал, руки у него слегка дрожали:
- Я готов удовлетворить вашу просьбу и за куда меньшее время.
- Без всякого насилия, товарищ Всеволод. Подразумевался нормальный человеческий разговор. Я вижу, вы мне не доверяете как политику и как человеку. Быть может, как человеку в результате нашей с вами прогулки вы доверять мне не будете, но как политику вашего доверия я постараюсь добиться.
Лекню протянула вперёд свою руку, и Всеволод после некоторых сомнений её крепко пожал, почему-то поморщившись. Лидеры партий покинули дом, и члены их партий начали оживленное обсуждение напряженного столкновения двух сверхчеловеков, развернувшегося перед их глазами. И никто не заметил, как женщина на выходе аккуратно сняла с пальца перстень с заостренным зубцом...

После прогулки товарищу Всеволоду внезапно стало плохо, он добрался до дома с помощью товарища Лекню, и остаток второго съезда Интернационала прошёл с участием остальных четырёх членов ВАДП. На нём Лекню царствовала уже без всяких помех, легко круша любое сопротивление от товарищей товарища Всеволода.

На следующее утро, в постели дома, лидер ВАДП узнал от товарищей, что Лекню всё-таки добилась принятия своих условий объединения двух партий, хоть и с серьёзной поправкой, судя по всему, предложенной ею из великого сочувствия анархистам вообще и так неожиданно свалившемуся на почве любви к анархизму Всеволоду в частности. Получалось, что Це-Ка ВАДП сливался с новообразованным Це-Ка ФСДП, состоявшим из Лекню и ещё двух человек, которых Всеволод по имени не узнал; оба Це-Ка объединялись в единый Це-Ка Межклановой Оппозиционной Партии, или ЦК МОП, отныне руководивший действиями всех пятёрок, как старых пятёрок ВАДП, так и образованных из оставшейся части ФСДП оперативных групп.

Мужчина спросил, закончил ли Интернационал свою работу, и получил ответ: в силу его отсутствия и решения далеко не всех вопросов на первом собрании Интернационалу предстояло собраться ещё раз. Всеволод закрыл глаза и попросил записать его слова для письма в Вострицу, его заместителю. С его слов написали тревожное послание о том, что-де Всеволода на подставной съезде отравила с целью захвата власти над ВАДП откровенно враждебная делу анархистов ведьма из Воронов и что заместителю следует игнорировать любые послания от ФСДП, точка. И приказал как можно скорее переправить письмо адресату.
 
Каково же было удивление всех членов ВАДП, когда Всеволод не только выжил, но и выздоровел и уже к следующему собранию будто бы и не был отравлен. И хоть к Люкне он относился с определенной степенью подозрения, он обнаружил, что после первого, самого серьёзного и имевшего самое что ни на есть прямое отношение к их реальной работе, вопроса обсуждение вопросов более гипотетических, таких как раздел ещё не освобожденной территории, его недавно так яро атаковавшая его риторику соперница смягчилась.

 

 

***

 

На последовавших собраниях было установлено, что, во-первых, тотемные кланы имеют особую, отличную от судеб других наций судьбу, как следствие, только их особая культура и их великая судьба давали им возможность сформировать по настоящему свободные государства, какими виделись создателям ФСДР и ВАДР; во-вторых, Триединая Федерация - монархистский сговор с целью судьбу тотемных кланов погубить, Лесного Барона уже три года заменяет мастер перевоплощения на службе Сармад-аль-Султану, а сам Сармад-аль-Султан - Пустынный Змей и Дьявол, враг тотемных кланов, ожесточенная борьба с которым была первоочередной обязанностью каждого их члена; в-третьих, свержение дьявольского режима следовало произвести руками простого люда и народа.

 

Простой народ предполагалось вербовать с помощью тайной типографии, открытой ВАДП в Израдье, а именно с помощью листовок, на которых доступным каждому жителю от Беловеста до Малолесья языком описывалось, почему Сармад-аль-Султан - Дьявол, Лесной Барон - его марионетка, Триединая Федерация - режим монархический и в силу того, кем были его монархи, неправильный и подлежащий свержению. После создания определенного тиража листовок ЦК МОП пятёрки скрытно получали свои листовки лично или по почте и распространяли их в своих городах.

 

ФСДП отказывалась от каких-либо претензий на поселения, находившиеся в Великом Лесу, и, как следствие, просила получить по окончанию формирования ФСДР только Рогост, Белобрег, Кростье, Навьин Яр, Израдье и Беловест. ФСДП и ВАДП обязывались полностью освободить или уничтожить все исконно принадлежащие Клану Лесного Кота или Клану Ворона поселения от Беловеста до Малолесья. Любое поселение, которое не принадлежало ФСДР или ВАДР и которое не имелось возможности освободить, считалось поселением, которое следует не отдать врагу в руки и уничтожить любой ценой. Каждое поселение тотемного клана несло в себе уникальный отпечаток его культуры, и владение любыми памятниками культуры кланов чужаками означало возможность оказывать на них влияние. То, что Абу-Джавахарский Султанат получил в свои владения Рогост и Белобрег, было самым большим поражением Клана Ворона в войне, так как теперь Султанат имел возможность совращать души не только людей тотемных кланов, находящихся в этих поселениях, но и всех, кто мог прельститься искаженными дьявольскими слугами ценностями тотемных кланов.

 

Народы Лесного Кота и Ворона должны были быть вновь объединены по национальному признаку на своих, отдельных территориях и на своих, отдельных территориях каждый продолжать строительство утопического государства в соответствии со своими желаниями, таким образом продолжая свой уникальный исторический путь так, как это было до пагубного дьявольского влияния Сармада-аль-Султана и его несомненных ставленников, Лесного Барона и лорда Сигвалля. Любой представитель тотемных кланов, принимавший сторону Федерации, считался заблудшей овцой, нуждающейся в просветлении и очищении. Любой упирающийся даже после уговоров и весомых доводов представитель тотемных кланов, вне зависимости от положения и власти, считался их врагом и подлежал уничтожению, причём как можно более публичному и как можно более жестокому, для устрашения потенциальных врагов тотемных кланов.

 

Каждый член МОП имел полное право не верить в то, что Сармад-аль-Султан был Пустынным Змеем и Дьяволом, а Лесной Барон - его марионеткой, однако он не имел права отрицать эти факты. Каждый член МОП имел также полное право уничтожать врагов тотемных кланов скрытно и гуманно, однако он не имел права запрещать или порицать уничтожение врагов публичными и жестокими способами другими членами МОП. Пропаганда и идеология ЦК МОП вынуждены были делать акцент на этих двух вещах с целью возродить в душах людей тотемных кланов дух борьбы, сломленный жестоким порабощением. После завершения борьбы с оккупантами вся эта устаревшая, недемократичная бредятина подлежала забытью, а тотемные кланы - дальнейшему перевоспитанию с целью создания утопии в соответствии с уникальной судьбой тотемных кланов.

 

Списав все первоначальные странности Люкне на то, что, по сути, она как была женщиной и секретарём, так и осталась, а также на нервное перенапряжение во время первого собрания - всё-таки все боялись попасться патрулям Котов, - Всеволод в конце второго съезда Интернационала скрепя сердце дал добро составленному во время съезда Уставу МОП и завершил объединение партий рукопожатием с Люкне. Правда, в этот раз проверив, нет ли у неё перстней на пальце. Перстней не оказалось.

В итоге объединенная МОП перенесла свою базу действий в самый эпицентр приближающихся волнений - в скрытую в Израдье типографию ВАДП...

 

 

Продолжение следуетъ...

 

 

***

 

 

Следующим этапом в планах Комитета было устроение Первых Рогостских игр - спортивных состязаний между всеми нациями Федерации, в которых могли бы на других посмотреть и на себя показать представители джавахарского, наджвахарского и миерзанского народов и людей Клана Лесного Кота, а в перспективе - и Клана Ворона. Предполагались состязания по: борьбе, фехтованию, бегу на короткие и длинные дистанции, конной езде, стрельбе из лука и из ружья, плаванию, метанию копья и игре в мяч. Также рассматривался вариант выдачи в награду отличившимся спортсменам медалей из золота, серебра и бронзы - что увеличивало не только стоимость, но и престижность мероприятия. Неудивительно после этого, что местом проведения игр был избран именно Рогост как "нейтральная" территория - Златой город был одинаково чужд всем трём доминирующим нациям Федерации и при этом мог легко обеспечить спортсменов и Игры всем необходимым из собственной же казны. При этом чиновники Федерации нашли в выборе Джозефа дополнительные плюсы - в Рогосте как раз располагались элитные стрелки Наджва, которые могли бы обеспечить безопасность мероприятий от возможных нападок восточных магов.

 

Как и затею с едальнями, затею с игрищами осуществляли весьма последовательно и при этом с размахом. К северу от Рогоста начали возведение спортивных сооружений. Для фехтования, борьбы и игры в мяч начали возведение округлой арены с местом на пять тысяч зрителей, с возможностью достроить трибуны до десяти тысяч, и двадцатью входами и выходами, позволявшими быстро входить и выходить с арены. Для бега, стрельбы, конной езды, метания копья готовилась арена подлинее, с местом на семь тысяч зрителей, с возможностью достроить трибуны до пятнадцати тысяч, и пятидесятью входами и выходами. Соревнования по плаванию же было решено проводить на побережье, где специально для этого создали искусственные водоёмы.

 

Джозеф и его текстильная промышленность отметилась и здесь - именно на их фабрике изготавливалась одежда для занятий спортсменов: удобные просторные бриджи, рубашки и лёгкие халаты, всё из хлопка.

 

При строительстве сооружений наряду с обычными стройматериалами строители Федерации применяли и искусственный камень - порошок, который при смешивании с водой в определенной пропорции давал густую массу, которая довольно быстро затвердевала и становилась едва ли не прочнее ставшей стандартом каменной кладки. Фундамент закрепили выдолбленными деревянными столбами с искуственным камнем внутри, уходившими на два метра под землю. Входы и стен арен делали арочными, тем самым уменьшая вес на опоры. При строительстве трибун их делили на ярусы, отведя специально балконы для самых важных посетителей - Султана, Лесного Барона и Короля Миерзана со свитой.

 

Разумеется, не обошлось и без едален - в Рогосте их открыли не одну, а целых пять, да ещё с столиками прямо на улицах, чтобы удовлетворить аппетиты приезжих гостей. Помимо этого, приготовлены были и дома для спортсменов - по сути не более чем казармы из искусственного камня, без всяких излишеств. Пытались чиновники и казначеи затраты хоть где-нибудь да сократить - да не могли, слишком мероприятие готовилось грандиозное. Масштаб был слишком велик, и сроки слишком поджимали.

 

В общем, предприятие готовилось поистине грандиозное - но уровень его грандиозности всё-таки зависел от того, примет ли Свободная Республика Электа великодушное приглашение правительства Триединой Федерации Независимых Государств Запада и согласится ли она на участие в этом мирном мероприятии. И вот, строители, спортсмены, журналисты и чиновники - все жители Рогоста, да нет, все жители Федерации ждали, затаив дыхание, вестей с Востока...

 

 

Приказы:

 

1. Назначить особых, джавахарских Казначеев в Израдье, Яров, Вострицу, Антали и Сантинелли в рамках международного обмена опытом (5 000 золотых)

2. Назначить особых, тотемных Шаманов (7 000 зол.) на все отряды копейщиков Федерации в рамках международного обмена опытом. 

3. Назначить Канониров на все корабли Федерации, готовые и готовящиеся (4 000 зол.)

4. Нанять Кастелянов в Рогост и Израдье (2 000 зол.)

5. Отменить найм Стрелков в Израдье и Рогосте. (20 000 возвращаются обратно)

6. Войска из Морады идут в Темный Лог.

7. Войска из Худы идут в Минхадж.

8. Войска из Кростье идут в Рогост.

9. Войска из Ратовья идут в Израдье.

10. Нанять 10 шпионов (10 000 зол.)

11. Выслать официальное приглашение Республике Электе на Триединые (Всемирные) Мирные Состязания. 


Сообщение отредактировал Potay: 08 января 2017 - 16:19

Табель лиц и масок.

 

 


#159 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

21-й ход, Сентябрь (Месяц Торжеств: налоги от цитаделей удваиваются в связи с ярмарочной неделей);

- 232-й год смерти Наргиса III Последнего Дракона;

 

assassins_creed_altairs_chronicles-73.jp
 

Кастмаарская империя

- Угроза Республике, благополучию её граждан (под которыми понимаются почему-то в основном маги, являющиеся фактически подавляющим меньшинством населения), реальная или мнимая, побудила власть имущих к решительным мерам. И вот, вместо Республиканского совета, опоры первого президента Свободной республики, власть берёт в свои сильные и опытные руки человек, знакомый как в своём государстве, так и за его границами. Мэтр де Ланс, переросший пост лидера Клана, превративший пост канцлера в бессменный диктаторский пост. Лорд-проектор, пожизненный консул... Император. 

- Кто-то вновь воспользовался серьёзными преобразованиями в облике государства, опустошив казну аж на несколько сотен марок! Пора в конце концов положить этому конец! Ущерб: 500 марок.
- Завершилось обучение 2-х магов Земли (Хадзима, Вадия) и 1-го мага Огня (Чу Линг);

- Обучена рота стрелков (Актиополь). 

- Обучены семь шпионов.
- Столица (Кальдера) была переименована в Эктелион.

- "Южный сосед", как принято теперь в досужих разговорах именовать Триединый союз, вызывает государство на бой... на спортивном поприще. Маги в недоумении - никогда прежде прыжки в длину и метание ядра не служили показателем силы государства.
Казна: 46500 имперских марок.
Драконы: 3


Триединый Союз Народов Запада

- Обучены пять шпионов.
Казна: 74000 монет.
Драконы: 60


Сообщение отредактировал Криадан: 10 января 2017 - 16:26


#160 Ссылка на это сообщение Криадан

Криадан
  • Тактик
  • 1 852 сообщений
  •    

Отправлено

img_fonts.php?id=10323&t=%D0%9A%D0%90%D0

Небеса и реторты (I):

 

Звериный поход (I):

 

Рандеву с надеждой (I):

 

Распоряжения:

 

Войска:

- Заключить с "Тысячей братьев" контракт на услуги 5 рот лансьеров (2 - Никтос, 2 - Кселионис, 1 - Банту) и 4 роты стрелков-полуэльфов (3 - Кселионис, 1 - Банту);

- Нанять 4 бомбарды (Кселионис) - 16000 монет.

- Рота улан из Кай-Ек в Кио-Акай;

- 2 роты улан, рота копейщиков, маги Земли (Акро-Сила) - в Кселионис (500 марок); 

- Рота стрелков из Актиополя в Никтос;

 

Маги:

- Повысить ступень 4-х магов Огня (Банту) - до 4-й (24000 марок);

- Повысить ступень 2-х магов Земли (Акро-Сила) до 2-й (4000 марок);

- Повысить атаку мага Воды (Кселионис) до 5-й ступени (2000 марок);

- Маги Земли из Вадии в Акро-Сила, из Хадзимы в Банту;

- Маг Огня из Чу Линга в Кселионис;

 

Дипломатия:

- Предъявить претензии на владения Клана Воронов от лица законного наследника. Объявить Кастмаарскую империю гарантом достижения справедливости и воздаяния "лесным котам" за жестокость в отношении коренного населения. Призвать под свои знамёна тотемников других племён (пока чисто отыгрышно). 

 

- Объявить Султанату, что лорд-протектор и Конклав Триединой федерации не признают, т.к. вассалы Али Зафара, "лесные коты" не по праву владеют землями севернее Великого леса. Объявить, что есть Лесной барон будет выдан магам, его войска распущены, а на землях Клана создано независимое государство "воронов", империя готова прекратить вторжение, отозвать войска и компенсировать часть потерь. Гарантом переговоров могут выступить гномы.

______________________________

1 - "Оборотень".


Сообщение отредактировал Криадан: 17 января 2017 - 15:24


#161 Ссылка на это сообщение Potay

Potay
  • Тактик
  • 1 563 сообщений
  •    

Отправлено

f0832d689795489a692c18bb34615ef1.png

 

Случайные числа - 99, 11

 

Дела темные, дела подпольные... Межклановая Оппозиционная Партия

 

 

Тем временем в далёком и знойном Али Зафар...

0244d9be061dca65cc15b719ea71848c.jpg

 

 

 

Приказы:

 

1. Войска из Темного Лога едут в Израдье (500 зол.)
2. Войска из Минхаджа идут в Висаль
3. Нанять пять шпионов (5 000 зол.)
4. Новый модификатор «Единство Веры пред ликом Зверя» - особое здание Великий Храм Единого (эффект любого заклинания применённого в городе снижается на 25 единиц)
5. Нанять пять отряда Бомбард в Израдье (20 000 зол)
6. Пригласить наёмников в Али Зафар: 1 отряд охотников.

7. Рекрутировать двадцать стрелков Наджва в Израдье (40 000 зол)

8. Нанять семь отрядов полу-эльфов и два отряда лансьеров в Израдье


Сообщение отредактировал Potay: 17 января 2017 - 16:56

Табель лиц и масок.

 

 





Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых